ОГЛАВЛЕНИЕ

КАВЕЦКИЙ А. В., заместитель директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью, полковник милиции, кандидат юридических наук
Координация борьбы с организованной преступностью в странах СНГ
В 1994 году в странах Содружества правоохранительными органами зарегистрировано примерно 4 млн преступлений, что меньше, чем в 1993 году (на 4%). Увеличение их числа отмечено лишь в Азербайджане (на 2%), на Украине (на 6%) и в Беларуси (на 16%).
В странах СНГ в 1994 юду увеличилось число насильственных преступлений против личности: умышленных убийств — в Беларуси и на Украине) умышленных тяжких телесных повреждений — в Беларуси, Азербайджане, на Украине и в Молдове. На общем фоне сокращения числа изнасиловании — на 3% — их рост произошел в Азербайджане, Кыр-гызстане и Узбекистане. На 15% в среднем по странам Содружества выросло число зарегистрированных хулиганских действий.
В 1994 году сокращалось число преступлении против собственности: в среднем по СНГ — на 12%. В то же время увеличилось количество обращений 1раждан в правоохранительные органы по поводу фактов завладения их имуществом путем обмана или злоупотребления доверием: на Украине — в 1,6 раза, в Армении, Узбекистане и в Беларуси — в 1,4 раза.
При общем сокращении зарегистрированных грабежей их количество увеличилось в Беларуси на 12%, в Молдове — на 6%. А количество разбойных нападений увеличилось лишь на Украине на 6% и в Беларуси — на 20%.
Практически во всех государствах Содружества возросли случаи выявленного взяточничества: в целом на 10%.
Правоохранительными органами стран Содружества в 1994 году было выявлено более двух миллионов человек, совершив-
ших преступления, что на 11% больше, чем в 1993 году. Выше среднею уровня их прирост был зарегистрирован в Беларуси — на 12,5%.
В целом на 2% увеличилась рецидивная преступность. В 1994 году в среднем на 5% увеличилось количество преступлений, совершенных группами, больше всего в Беларуси — на 12%, Таджикистане и на Украине — на 9%.
Органами расследования установлено на 7% больше преступников, чем в 1993 году. Снижается количество разысканных лиц, объявленных в розыск.
В 1995 году число преступлений, зарегистрированных в странах Содружества, увеличилось по сравнению с 1 кварталом предыдущего года в среднем на 6%. Число учтенных преступлений снизилось в Армении на 7%, Молдове — на 8% и Таджикистане — на 21%.
В 1995 году продолжился рост умышленных убийств. Самый высокий темп их прироста отмечался в Кыргызстане, Беларуси, на Украине, в России и Казахстане, в среднем по Содружеству — на 7%. На 21% больше, чем в 1 квартале 1994 года, причинено умышленных тяжких телесных повреждений в Азербайджане, на 16% — на Украине, на 12% — в Молдове, на 9% — в Казахстане, на 5% — в Узбекистане и Кыргызсгане. В среднем по Содружеству число умышленных тяжких телесных повреждений возросло на 2%.
По сравнению с 1 кварталом 1994 года на 9% в среднем по странам Содружества выросло число выявленных хулиганских действий, при этом на Украине — на 48%, в Азербайджане — на 18%, Беларуси — на 16%, России — на 5%.
Около половины зарегистрированных преступлений приходится на кражи. Их число за 1 квартал 1995 года по сравнению с соответствующим периодом 1994 года увеличилось в Беларуси, Кыргызстане, Туркменистане и Казахстане. Квартирные кражи составляют четвертую часть от общего числа краж.
Количество зарегистрированных 1рабежей возросло в Армении на 54%, Беларуси — на 17%, при снижении в среднем но Содружеству на 6%; разбойных нападений увеличилось в Беларуси на 19%, в Молдове — на 17% и на Украине — на 3%, в среднем по СНГ снизилось на 5%. Число выявленных случаев взяточничества возросло в
225
Узбекистане в 3,5 ра^а, Азербайджане и Казахстане — в 1,4 раза, при среднем темпе прироста 8%.
Теперь о прогнозе преступности в странах СНГ. Исходя из фактора инерционности преступности, следует ожидать, 41-о сложившаяся в 1994 году тенденция к сокращению показателей регистрируемой преступности сохранится и в 1996 году. В то же время на динамику преступности продолжают оказывать мощное воздействие макросоциальные процессы, а также такие факторы, как спад производства, нарастание официальной и скрытой безработицы, увеличивающееся расслоение по доходам, сокращение государственных ассигнований на социальную сферу и другие.
Ожидается увеличение тяжких преступлений против личности, в том числе умышленных убийств и тяжких телесных повреждений, прогнозируется увеличение регистрируемых корыстно-насильственных преступлений.
Слабость правового регулирования предпринимательства и конкуренции будет обусловливать рост числа экономических споров, разрешенных не через судебные органы, а при помощи представителей криминальной среды. Между прочим, некоторые криминологи вследствие этого даже делают вывод о формировании в криминальной среде своеобразных уголовного и уголовно-процессуального кодексов — единых, кстати, на всей территории СНГ.
Следует ожидать всплеска рецидивной преступности. Резкое сокращение возможностей государственных органов в сфере ресоциализации ранее судимых вызовет нарастание криминальной активности этой категории населения.
Высокий криминогенный шпенциал заключает в себе продолжающаяся алкоголизация населения, В большинстве стран СНГ растет потребление алкоголя. Практически сняты все ограничения на его продажу. Цены оказались наименее подвержены инфляции.
Неблагоприятен прогноз развития ситуации в сфере незаконного потребления наркотиков.
Криминологи предсказывают рост экономической преступности, и прежде всею в кредитно-финансовой и банковской сферах деятельности.
В связи с введением земли в финансовый оборот возрастает кримипализация предпринимательства и в агросекторе. Следует ожидать увеличения преступности и в ряде других
сфер экономики — как результат не всегда планомерного и обоснованного перехода к рыночным отношениям. Эти тенденции будут характерны, по-видимому, для всей территории СНГ вследствие чрезвычайно высокой инте1рированности государств Содружества в экономической, социальной сферах. Можно утверждать, что существовавшее на территории СССР единое криминальное пространство не только не распалось, а, наоборот, приобрело дополнительные системообразующис факторы.
Как же ответили на этот вызов времени правоохранительные органы, что сделано и что делается для контроля над преступностью в условиях полной прозрачности границ и непроницаемости территорий для правоохранительных органов?
Уже вошло в историю совещание министров внутренних дел государств СНГ в апреле 1992 года, на котором было подписано соглашение о взаимодействии в борьбе с преступностью. Это был первый шаг руководителей, понявших, что борьба с преступностью лишь на национальном уровне бесперспективна, она обречена, даже если соорудить на государственных границах баррикады.
С этого времени пройден большой путь. Заключены соглашения между органами безопасности, прокуратуры, таможенными органами, образовано Бюро по координации борьбы с организояанной преступностью и иными опасными видами преступлений на теряитории СНГ, наконец, подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.
Сегодня должностные лица и соответствующие подразделения органов юстиции, как это весьма неопределенно сказано в статье 5 Минской конвенции, взаимодействуют в огромном числе областей, которые сложно даже перечислить. Главные из них следующие: 1) взаимодействие в сфере предупреждения преступлений; 2) взаимодействие практических органов в процессе раскрытия преступлений; 3) взаимодействие следственных органов в ходе расследования преступлений.
В свою очередь, каждое из перечисленных направлений имеет несколько аспектов: а) организационно-технический уровень, б) нормативное обеспечение, в) информационное обеспечение. Образованное в 1993 году. Бюро по координации борьбы с
227
организованной преступностью ча небольшой период времени проделало определенную работу как по налаживанию практического взаимодействия органов милиции (полиции), так и по созданию соответствующей нормативпо-правовой базы.
Наиболее проблемным остается нормативпо-правовое обеспечение взаимодействия правоохранительных органов в перечисленных выше сферах, и прежде всего в области раскрытия преступлений. Этот вопрос оказался вообще вне сферы правового регулирования.
В Минской конвенции о правовой помощи оперативно-розыскная деятельность в рамках предварительного следствия лишь угадывается в формуле «и иные действия», используемой в статье 6. Только в Законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» в числе оснований для проведения оперативных мероприятий упоминается запрос иностранного государства. Остается совершенно не урегулированным вопрос о том, какие оперативные мероприятия и в каком порядке могут проводиться по запросам других государств.
В 1994 году, в соответствии с Программой совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ, началась разработка соглашения «О порядке взаимодействия оперативно-следственных групп на территории других государств». На сегодняшний день проект такого соглашения, правда с измененным названием — «О порядке пребывания и исполнения служебных обязанностей должностными лицами правоохранительных органов на территории других государств», уже готов. Главное его содержание заключается в следующем.
1. Он имеет разрешение на пребывание должностных лиц правоохранительных органов на территории других государств устанавливает порядок командирования.
2. Допускает продолжение оперативного наблюдения за лицами, подозреваемыми в совершении преступления на тер' ритории другого государства.
3. Разрешает преследование «по горячим следам», если лицо, совершившее преступление, скрываясь от преследователей, пересекает государственную границу другого государства. В основе лежат Шенгенские соглашения.
По вопросам взаимодействия правоохранительных органов в рамках предварительного следствия основным, и, пожалуй, единственным, нормативным актом в этой сфере является
228
Минская конвенция о правовой помощи, процесс ратификации которой пока еще не закончен.
Год практической работы по выполнению норм конвенции дал немало информации. С одной стороны, взаимодействие органов юстиции приобрело совершенно иное содержание. Уже сейчас есть немало примеров эффективного использования таких новых для правоотношений в рамках СНГ институтов, как экстрадиция, передача уголовного преследования, передача вещественных доказательств и т.д.
Вместе с тем четко обозначились и проблемы. Важнейшая из них — это громоздкость процедур прохождения запросов и просьб о правовой помощи. Статьи 5 и 80 Конвенции создают почти непреодолимый барьер для быстрого решения возникающих вопросов. Действуя в строгом соответствии с нормами Конвенции, чтобы провести обыск по уголовному делу, расследуемому в пршраничных районах, скажем, в Витебской и Смоленской областях, необходимо согласие генеральных прокуратур двух государств, а чтобы провести допрос свидетеля — согласие двух министров внутренних дел. Вряд ли открою большой секрет, если скажу, что в большинстве случаев Конвенция просто не выполняется. Районные отделы внутренних дел просто-напросто обмениваются поручениями о выполнении следственных действий, как было и прежде, до 1991 года. А вот с выдачей преступников ситуации подчас возникают тупиковые. Пришло время внести изменения в Конвенцию, имея в виду «децентрализацию» статей 5 и 80.
Не менее важная проблема повышения эффективности реализации Конвенции — принятие межведомственных национальных нормативных актов (инструкций, приказов и т.д.) о порядке выполнения просьб и поручений о правовой помощи. Работа по подготовке таких нормативных актов затягивается. Полезно было бы согласовать такую подготовку в рамках СНГ.
Еще одна проблема — участие должностных лиц запрашивающего государства в оперативных и следственных действиях, проводимых по просьбе на территории запрашиваемого государства.
Третья большая сфера сотрудничества — информационное обеспечение взаимодействия правоохранительных органов. До сих пор не решен до конца вопрос о содержании спе-
цна.шзированного банка данных и в Бюро по координации борьбы с организованной преступностью.
Другое направление сотрудничества — это подготовка личного состава правоохранительных органов к решению новых, непростых задач международного взаимодействия. Думаю, не вызывает сомнения необходимость программы проведения совместных семинаров, прежде всего в приграничных районах, по овладению новыми нормативными актами.
Россия и Беларусь такие семинары, встречи уже проводили. Настоятельно необходимо издавать массовыми тиражами тексты Конвенции, ведомственных соглашений и других нормативных материалов.
И, наконец, чтобы эффективно справиться и с уже названными проблемами и с неупомянутыми, которых еще больше, необходима, на наш взгляд, новая координирующая программа на 1996—1997 годы, которая содержала бы и научное сотрудничество, и изучение европейского опыта взаимодействия, и финансовое обеспечение.



ОГЛАВЛЕНИЕ