ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 17. НАЗНАЧЕНИЕ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ
§ 1. Понятие, значение и наименование стадии
В системе последовательно сменяющих друг друга стадий уголовного судопроизводства назначению судебного заседания в
наши дни отведена роль звена, расположенного между тем, что делалось по делу до того) как оно было направлено в суд (в ходе его возбуждения и предварительного расследования), и тем, что будет происходить с ним во время судебного разбирательства по существу, а затем, возможно) и в других судебных стадиях. В связи с этим назначение судебного заседания призвано, с одной стороны, выполнять проверочную (контрольную) функцию, а с другой — подготовительную. Этим в основном и определяется суть и значение данной стадии уголовного судопроизводства.
Первая из названных функций выражается в совершении уполномоченным судьей совокупности действий по контролю за законностью и обоснованностью предпринятых органами дознания, следствия и прокуратуры усилий а связи с возбуждением конкретного дела и его предварительным расследованием. При этом судье, как будет показано ниже, не отводится роль пассивного наблюдателя-регистратора допущенных отклонений от установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка производства. Ему предоставлены достаточные полномочия по устранению негативных последствий такого рода отклонений. Закон требует) чтобы он активно (разумеется, в установленных пределах) осуществлял эти полномочия. Такая активность нужна как для того) чтобы к моменту судебного разбирательства дело было максимально «очищено» от всего, что может помешать принятию судом правосудного решения, так и для того, чтобы оказывать влияние на названные органы и стимулировать законность и обоснованность их действий в будущем. По сути своей это весьма эффективная форма судебного контроля за надлежащим выполнением процессуальных действий в ходе возбуждения и расследования конкретного уголовного дела.
Вторая функция тесно связана с первой, поскольку устранение негативных последствий выявленных упущений, ошибок и злоупотреблений вполне может быть расценено и как одно из проявлений подготовки к судебному разбирательству, создания условий для его успешного проведения. Однако подготовка судебного заседания предполагает также совершение многих других действий — обеспечения явки лиц, необходимых для разбирательства данного дела, истребования вещественных доказательств, если они не находятся вместе с материалами дела) определения места и времени заседания и т.д. (подробнее см. § 10 данной главы учебника).
При характеристике функций стадии назначения судебного заседания особо следует иметь в виду, что на данном этапе судопроизводства проис-
ходит уточнение и закрепление предмета и пределов судебного разбирательства. Принимаемое здесь решение по этому вопросу ставит суд) который будет рассматривать дело по существу, в довольно жесткие рамки', он сможет выносить свои решения в отношении лиц, преданных суду, и по поводу тех обвинений, которые были сформулированы до начала судебного разбирательства. Отступления от данного правила возможны только с соблюдением условий) установленных уголовно-процессуальным законом (см. ст.ст. 254—256 УПК). Это крайне важно для того, в частности, чтобы каждый подсудимый имел возможность как следует подготовиться к своей защите и осуществлять ее активно.
Процессуальное значение рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства заключается еще и в том, что в ходе ее осуществления лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, «превращается» из обвиняемого в подсудимого) приобретает статус последнего. Вместе с таким статусом у него появляются новые права) а вместе с ними и возможности по отстаиванию своих прав и свобод, по защите от предъявленного обвинения.
Нужно, правда, отметить, что в УПК вопрос о том, в какой момент происходит такое «превращение») решен крайне неопределенно. В ч. 2 ст. 46 УПК по данному поводу сказано лишь следующее: «Обвиняемый, дело в отношении которого принято к производству судом, именуется подсудимым». Однако в УПК нет ответа на вопрос о том, когда, с какого момента дело может считаться «принятым к производству судом». По логике это могут быть разные моменты: момент, когда дело поступает в суд и регистрируется в канцелярии суда; момент, когда дело поступает непосредственно к тому судье, который будет рассматривать его) момент) когда председатель суда поручает какому-то судье, чтобы он рассмотрел дело; момент, когда судья принимает какое-то решение по делу; момент) когда выносится постановление о назначении судебного заседания. Неопределенность в этом порождает неопределенность и в другом — в том) когда обвиняемого можно считать подсудимым.
Ответ на этот вопрос иногда приобретает принципиальное значение, но не всегда его можно получить однозначно. Практика пока что) до решения вопроса в законодательном порядке, нашла выход (не вполне логичный) из такого затруднительного положения довольно своеобразно: моментом принятия судом дела к производству склонны считать момент, когда выносится постановление о назначении судебного заседания.
В последние годы возникают проблемы и с наименованием данной стадии. До мая 1992 года она называлась просто: «Предание суду». Это название полностью соответствовало тому) которое давалось разделу XX в УПК. После принятия Закона от 29 мая 1992 года, внесшего дополнения и изменения в УПК, данному разделу дан новый заголовок: «Полномочия судьи до судебного разбирательства дела и подготовительные действия к судебному заседанию».Такая «смена вывески» — дань «новым» (а по сути хо-
рошо забытым старым) веяниям в оценке роли суда в уголовном судопроизводстве. По мнению самых верных сторонников этих веяний суд до постановления приговора ни в коей мере не должен делать что-то такое, что дало бы малейший намек на то, что он в чем-то причастен к обвинительной функции.
Изменением заголовка раздела XX УПК было выражено намерение подчеркнуть, что суд не должен выполнять такую функцию. Поэтому-де не следует осуществлять предание суду, как это было раньше, поскольку решение о предании суду равнозначно согласию с обвинительным заключением. Но этот довод трудно признать убедительным: предание суду никогда не означало и не означает принятия решения, хоть как-то предвосхищающего предстоящий вывод о виновности или невиновности подсудимого. Оно имеет в виду иное — решение подвергнуть данное дело разбирательству по существу, в результате чего и будет постановлен правосудный приговор с выводами о виновности или невиновности, о мере наказания и т.д.
Основной недостаток нового наименования главы XX УПК состоит в том, что оно создает ложное впечатление об объеме прав судьи до судебного разбирательства.
До судебного разбирательства судья вправе делать не только то, о чем говорится в названной главе УПК. К примеру, он вправе проверить еще до того, как дело поступит в суд, законность и обоснованность ареста или продления его срока, дать санкцию на обыск и выемку, прослушивание телефонных переговоров, признать прекращение следователем или дознавате-лем уголовного дела незаконным или необоснованным и т.п. Но об этом в главе нет ни слова.
Кроме того, как будет показано ниже, на данном этапе судопроизводства совершаются не только подготовительные действия к судебному заседанию. В частности, трудно признать подготовительным действием принятие решения о направлении дела на дополнительное расследование, о его прекращении, направлении по подсудности в другой суд.
С учетом этого следовало бы согласиться с употребляемым среди практиков и теоретиков иным наименованием рассматриваемой стадии процесса: «Назначение судебного заседания».
§ 2. Круг вопросов, решаемых при назначении судебного заседания
В соответствии со ст. 221 УПК все вопросы, возникающие после того, как дело поступило в суд, и до того, как начнется судебное разбирательство,
должны рассматриваться и решаться единолично судьей. В законе нет прямого указания на то, какой судья должен делать это — судья, который будет рассматривать дело по существу, или какой-то другой. Во всяком случае факт решения судьей вопросов, связанных с назначением судебного заседания, не может служить основанием для его отвода со ссылкой на ска-
занное в ст. 60 УПК (см. также § 7 главы 4 учебника). Практически такие решения принимаются, как правило, судьями, которые впоследствии рассматривают данное дело по существу самостоятельно или в коллегиальном составе суда.
Содержание решений, которые могут приниматься на данной стадии, поставлено в жесткие рамки. Они должны иметь отношение лишь к вопросам, четко перечисленным в ст. 221 УПК (см. схему 28). Схема 28.
Виды решений по делу, поступившему в суд (ст. 221 УПК):
1) о назначении судебного заседания
3) о приостановлении производства по делу
2) о дополнительном расследовании дела
4) о направлении дела по подсудности
Чаще всего судьям приходится решать первые два вопроса. Как показывает опыт, остальные вопросы, из числа названных в ст. 221 УПК, далеко не всегда требуют принятия решений судьями. Они обычно находятся в поле зрения следователей и прокуроров, заканчивающих расследование, и «закрываются» до направления дела в суд.
Решения (постановления) о назначении судебных заседаний выносятся более чем по 85 % дел, поступающих в суды с обвинительными заключениями. В УПК четко
сказано, что должно предшествовать таким решениям. В ст. 222 содержится перечень того, что надлежит судье выяснять до принятия решения. Он обязан проверить, в частности, подсудно ли дело данному суду (см. главу 16 учебника), нет ли обстоятельств, препятствующих производству по делу (о них см. в главах 10 и 15 учебника), составлено ли обвинительное заключение так, как это положено (см. главу 15 учебника), правильно ли избрана мера пресечения (см. главу 9 учебника), какие имеются по делу ходатайст-
§ 3. Решение о назначении судебного заседания и его роль
ва, а также собраны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании, и приняты ли меры по обеспечению гражданского иска, если он заявлен, или возможной конфискации имущества. Другие статьи главы XX УПК ориентируют судью также на необходимость проверки правильности квалификации содеянного обвиняемым и соблюдения в ходе предварительного расследования предписаний процессуального законодательства.
В действовавшей до 29 мая 1992 года ст. 221 УПК подчеркивалось, что предание суду должно осуществляться без предрешения вопроса о виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности. В новой редакции этой статьи такого указания нет. Но это обстоятельство не должно истолковываться в том смысле, что теперь судья, назначая судебное заседание, может предрешать вопрос о виновности.
Как и прежде, в действующей ст. 222 УПК говорится о том, что судья должен выяснить, «собраны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании». Другими словами, судья ориентируется на исследование и оценку достаточности доказательств для рассмотрения дела в судебном заседании, но не для признания подсудимого виновным. Этим подчеркивается, что факт назначения по конкретному делу судебного заседания не может рассматриваться как некое предварительное решение о виновности подсудимого.
Не может считаться «предрешающим» и сделанный на данной стадии производства по делу вывод о необходимости изменения квалификации или иной корректировки обвинения (к примеру, исключения из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения). Суд, который будет рассматривать дело по существу, вправе не посчитаться с таким выводом и с соблюдением установленных в УПК процедур (см. ст.ст. 254—256) вынести иное решение. В этих правилах, как и в ряде других, заложено стремление оградить тщательно оберегаемую независимость суда при принятии решений по конкретным делам от каких бы то ни было вмешательств извне, в том числе со стороны других судебных инстанций.
Подготовка судебного заседания предполагает и всестороннее рассмотрение ходатайств, которые могут быть заявлены и на этой стадии судопроизводства сторонами и другими заинтересованными лицами и организациями. В ходатайствах допускается ставить вопросы:
• о допуске к участию в деле,
• о дальнейшем направлении дела,
• об истребовании дополнительных доказательств,
• об изменении меры пресечения,
• о гражданском иске и мерах его обеспечения.
Этот перечень является исчерпывающим. Возможность заявления ходатайств по иным вопросам прямо в соответствующих статьях УПК не предусматривается.
В особое положение поставлены ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и истребовании других доказательств. Они должны удовлетворяться во всех случаях.
Закон, однако, не дает четкого ответа на вопрос о том, какие ходатайства такого рода имеются в виду — те, что заявлены на данной стадии производства (после поступления дела от прокурора), либо все, в том числе те, которые заявлялись ранее, но не были удовлетворены или рассмотрены. В части первой ст. 223 УПК говорится о том, что судья обязан рассмотреть «имеющиеся ходатайства». Другими словами, можно ли считать «имеющимся» ходатайство, заявленное, скажем, в стадии расследования, но отклоненное или по каким-то причинам не рассмотренное.
В настоящее время ответ на данный вопрос на практике обычно дается отрицательный — со ссылкой на то, что, если обвиняемый не повторил свое отклоненное или не рассмотренное ходатайство до направления дела в суд, то такое ходатайство нужно считать несуществующим. Так же следовало бы расценивать ходатайства других субъектов уголовного судопроизводства. Поэтому-де при назначении судебного заседания судья должен рассматривать лишь те ходатайства, которые заявлены после поступления дела в суд.
В процессе подготовки к принятию решения (постановления) о назначении судебного заседания важное место отводится, как сказано выше, проверке соблюдения процессуального законодательства на предшествующих стадиях производства по делу. При этом надлежит ориентироваться не только на то, что говорится в п. 4 ст. 222 УПК, который обязывает судью выяснять, «составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями настоящего Кодекса». По содержанию других статей, помещенных в главе XX УПК, вполне можно делать вывод, что в данной стадии необходимо проверять соблюдение всех предписаний УПК. Без этого нельзя определенно сказать, имеются или не имеются обстоятельства, в силу которых дело должно быть прекращено или приостановлено, направлено для дополнительного расследования в связи с допущенными существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, передано по подсудности и т.д.
На все проверочные действия отводится не более 14 суток после поступления дела в суд. Закон (ст. 223' УПК) обязывает судью, чтобы он при вынесении постановления о назначении судебного заседания убедился как минимум в двух обстоятельствах:
• что при расследовании дела были соблюдены все предусмотренные УПК требования по обеспечению прав гражданина, привлеченного в качестве обвиняемого; * что отсутствуют иные препятствия для рассмотрения дела в суде.
Должен привлечь к себе особое внимание тот факт, что закон, говоря о требованиях по обеспеччнию прав обвиняемого, предлагает судье, чтобы он
303
придавал значение всем нарушениям таких требований. А это значит, что, вопреки весьма распространенному мнению, учитываться должны как грубые, существенные, явные и т.п. нарушения, так и асе другие, в том числе те, которые на первый взгляд являются «пустяковыми)), не наносящими ущерба «успешному)) производству по делу в целом.
Глубокий смысл такой установки законодателя заключается в стремлении максимально обеспечивать тщательное и бескомпромиссное соблюдение всех уголовно-процессуальных норм, в первую очередь ограждающих лицо, привлекаемое к ответственности, от произвола и злоупотреблений и даже от каких бы то ни было «безобидных» отступлений и упрощений. К такой ориентации, закрепленной в УПК сравнительно недавно (в мае 1992 года), наша практика (следственная, прокурорская, а иногда и судебная) «привыкает», к сожалению, крайне трудно и неохотно: очень сильна инерция, сформировавшаяся в прошлые годы.
Постановление о назначении судебного заседания (когда для его вынесения есть основания) является процессуальным документом (примерный текст см. в конце данной главы учебника), выполняющим в основном двоякую функцию. С одной стороны, в нем подводится итог аналитической работы, проделанной судьей в связи с изучением материалов уголовного дела, поступившего в суд, а с другой — формулируется программа действий, необходимых для обеспечения надлежащих условий проведения предстоящего судебного разбирательства.
Круг вопросов, которые должны быть решены в таком постановлении, в общих чертах обозначен в статьях 228—230 УПК. Центральное место среди них отведено мотивировке решения о назначении судебного заседания, данным об обвиняемом, указанию того уголовного закона, который должен быть применен в отношении содеянного обвиняемым, выбору меры пресечения, решениям, принятым по ходатайствам или сделанным заявлениям.
Но этим содержание постановления о назначении судебного заседания не исчерпывается. В нем также должны быть решены вопросы, которые принято называть организационными (о месте и времени судебного разбирательства, о составе суда, об участии в судебном заседании государственного обвинителя и защитника, о лицах, вызываемых в судебное заседание) и другие).
Для обвиняемого, как отмечалось выше, вынесение постановления означает признание его подсудимым и предоставление ему соответствующих процессуальных прав.
К числу часто (и порой болезненно) решаемых на данной стадии вопросов относятся вопросы направления уголовных дел для дополнительного расследования. в случаях, перечисленных в ст. 232 УПК (см.
§ 4. Направление дела для дополнительного расследования
Сделать это можно только схему 29):
Схема 29
Наиболее распространенными из этих случаев являются первые два — неполнота произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, а также существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Об этом говорят более или менее стабильные статистические данные: в среднем ежегодно для дополнительного расследования направляется 9—10 процентов от общего количества дел, поступающих в суды с обвинительными заключениями; из них примерно три четверти — по названным основаниям.
Почти половину всех дел, направляемых для дополнительного расследования, составляют те, по которым органы дознания или предварительного следствия допустили неполное выявление и фиксирование обстоятельств, имеющих значение для законного и обоснованного разрешения дела.
В связи с этим вопрос о том, что следует считать «неполнотой произведенного расследования)), имеет большое практическое значение. Вокруг его решения нередко разгораются споры, в том числе острые. Он неоднократно был в центре внимания высших судебных инстанций,
которые давали разъяснения (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 года № 2 и п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 года № 10). Суть этих разъяснений можно было бы кратко выразить так:
• неполным или односторонним произведенное расследование следует признавать, если не были установлены существенные обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст.68 УПК);
• такие неполнота или односторонность могут служить основанием для направления дела на дополнительное расследование, если для их устранения требуется «совершение следственных действий, направленных на отыскание новых доказательств, либо их производство в другой местности или в таком объеме, что их выполнение в суде не представляется возможным»» (к примеру, нужно выехать в другую местность для допроса проживающих там свидетелей или производства следственного эксперимента).
Примерно четверть всех дел, возвращаемых прокурорам для дополнительного расследования, составляют те, по которым допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Вокруг и такого рода дел нередко возникают острые разногласия между судами и органами прокуратуры, поскольку понятие «существенное нарушение уголовно-процессуального закона» не поддается однозначному истолкованию. Какое нарушение следует считать существенным?
В общих чертах ответ по данному поводу можно получить в ч. 1 ст. 345 УПК. Но она содержит весьма широкую формулировку и относится главным образом к нарушениям, допускаемыми судебных стадиях производства (см. § 7 главы 20 учебника). Поэтому существенность или несущественность допущенных уголовно-процессуальных нарушений следовало бы определять, опираясь преимущественно на то, что сказано в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 года № 2 ив п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 ноября 1990 года № 10.
При определении общего понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона оба эти постановления опираются на то, что сказано в ч. 1 ст. 345 УПК. Например, в первом из названных постановлений говорится: «Направление дела на дополнительное расследование по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, может иметь место, если допущенные органом дознания или предварительного следствия нарушения уголовно-процессуального закона привели к лишению или стеснению гарантированных законом прав участников процесса или иным путем повлияли или могли повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования по делу». В постановлении Пленума Верховного Суда СССР в принципе так же не очень четко и определенно дается общее понятие су-
щественного нарушения уголовно-процессуального закона. Но в нем добавлено, что такое нарушение может служить основанием для направления дела на дополнительное расследование в случае, если его (нарушение) «оказалось невозможным устранить в суде».
Постановления одновременно с общими дефинициями содержат примерные перечни конкретных, часто встречающихся на практике нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые следует считать существенными. К ним отнесены случаи, когда:
• расследование проводилось без возбуждения уголовного дела;
• вместо предусмотренного законом (ст. 126 УПК) предварительного следствия проведено дознание либо производство велось по правилам протокольной формы досудебной подготовки материалов (см. главу 25 учебника);
• проведено предварительное следствие по материалам, выделенным из другого дела в отдельное производство в отношении иного лица по новому обвинению, без возбуждения уголовного дела;
• расследование проведено лицом, подлежавшим отводу по основаниям, предусмотренным законом;
• при предъявлении обвинения нарушены требования ст. 144 УПК (не указана статья УК, часть, пункт, конкретные действия обвиняемого либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них, и другие);
* формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, существенно отличается от предъявленного обвинения и ухудшает положение обвиняемого;
• нарушено право обвиняемого иметь защитника;
• не выполнено требование закона о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором производилось предварительное расследование;
• не обеспечены права обвиняемого и его защитника на ознакомление со всеми материалами дела законченного дознания или предварительного следствия;
• обвинительное заключение не утверждено прокурором, кроме случаев составления обвинительного заключения прокурором.
Приведенный перечень не является исчерпывающим. В ряде постановлений высших судебных инстанций по другим вопросам (например, по вопросам обеспечения права обвиняемого на защиту, проведения судебных экспертиз) названы и иные конкретные нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые следует считать существенными.
При уяснении понятия «существенное нарушение уголовно-процессуального закона» необходимо иметь в виду, что упоминание в дан-
ном понятии уголовно-процессуального закона не означает, что речь может идти только о предписаниях УПК. Несоблюдение предписаний любого закона, связанного так или иначе с регламентацией производства по уголовным делам, может быть признано существенным и послужить основанием для направления дела на дополнительное расследование.
Решение о направлении дела на дополнительное расследование по названным выше и другим, перечисленным в ст. 232 УПК основаниям (об особенностях оснований для такого направления дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей, см. ниже в данной главе учебника), оформляется постановления судьи. Его содержание, разумеется, должно соответствовать нормам УПК, иных законов и указанным выше разъяснениям высших судебных инстанций.
Но кроме этих существуют и некоторые другие разъяснения, которые даны в названных постановлениях и пока что не признаны утратившими силу. Например, в п. 11 постановления, принятого Верховным Судом СССР, предусматривается: «Признав необходимым направить дело на дополнительное расследование, суд должен указать основания такого решения, обстоятельства, которые следует установить, либо те нарушения процессуального или материального законов, которые надлежит устранить. Суд может указать также, какие следственные действия должны быть выполнены при дополнительном расследовании...».
Такая ориентация судов (судей) нередко вызывает критические замечания со стороны тех практиков и теоретиков, которые считают, что в условиях состязательного судопроизводства суд не должен заботиться о полноте и всесторонности собранных материалов; это-де дело органов расследования и прокуратуры. Суд (судья), столкнувшись с такими материалами поступившего к нему дела, должен либо возвратить его прокурору без указания на то, что нужно сделать, либо прекратить. Но данная позиция не нашла пока что поддержки у законодателя и у тех теоретиков, которые считают, что суд должен стремиться к всестороннему исследованию дела, к установ-1ению истины.
§ 5. Обеспечение гражданского иска и возможной конфискации имущества
Не умаляя значение всего того, что должно выясняться при подготовке к назначению судебного заседания, важное место необходимо отводить установлению, были ли приняты меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества. Судье следует заранее проявлять заботу о том, чтобы приговор, если он будет обвинительным, был реально исполнен во всех своих частях. Без этого социальный престиж правосудия не может быть обеспечен на долж-
ном уровне. Неисполненный полностью законный и обоснованный приговор подрывает авторитет суда так же, как и допущенная им ошибка.
Проблема реального исполнения приговоров в части имущественных взысканий не перестает быть актуальной в течение многих лет. Практически материальный ущерб, причиняемый преступлениями, возмещается менее чем на 50 %. Основная причина — непринятие мер обеспечения. В связи с этим внимание судов неоднократно обращалось высшими судебными инстанциями на необходимость проверки, было ли сделано органами расследования все, что нужно, для возмещения ущерба, причиненного преступными действиями лиц, предаваемых суду. При установлении непринятия мер такого рода, как ориентируют ст.233 УПК и п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 года № 8, их должен принять судья, решающий вопрос о назначении судебного заседания.
Однако ориентировку, даваемую в этих актах, трудно признать четкой и определенной. Ее суть: при непринятии мер по обеспечению гражданского иска или предполагаемой конфискации имущества дознавателем или следователем эти меры может непосредственно принять судья. Либо он вправе обязать «соответствующие» органы принять ^необходимые меры обеспечения». Термины «непосредственно», «соответствующие» и «необходимые» не вносят ясности в то, как практически должна решаться данная проблема.
Возможности судьи «непосредственно» обеспечивать «необходимые» меры крайне ограничены: ни он, ни работающий в контакте с ним судебный пристав не могут делать многое из того, на что уполномочены дознаватели и следователи (см. § 7 главы 12 учебника). Поэтому судьи порой вынуждены принимать решения о направлении дел для дополнительного расследования, ибо сами они не могут производить обыски, поручать оперативно-розыскные действия по розыску имущества и т.д. Но решения такого рода не всегда находят поддержку у вышестоящих инстанций, поскольку в законе прямо не предусмотрена возможность направления дела для дополнительного расследования с целью выявления имущества и его ареста и обеспечения таким образом имущественных взысканий.
§ 6. Приостановление производства по делу
В стадии назначения судебного заседания, как и в ходе производства предварительного расследования (см. главу 14 учебника), может возникнуть потребность во временном прекращении процессуальных действий (приостановлении дела). Основания для приостановления, которыми руководствуются при расследовании или назначении судебного заседания, сходны, но не тождественны. При назначении судебного заседания они несколько шире (см. схему 30).
Схема 30
ОСНОВАНИЯ
для приостановления производства по делу при назначении судебного заседания
Обвиняемый скрылся и его местопребывание неизвестно (ч. 1 ст. 231 У ПК)
Обвиняемый тяжело заболел (ч. 2 ст. 231 (УПК)
Судья обращается с запросом в Конституционный Суд РФ (ст. 103 Закона о Конституционном Суде)
Судья получил уведомление, что жалоба лица, участвующего в производстве по делу, принята к рассмотрению Конституционным Судом РФ (ч. 2 ст. 98 Закона о Конституционном Суде)
В соответствии со ст. 231 УПК приостановление дела возможно, когда выясняется, что обвиняемый скрылся и его местопребывание не известно либо когда он тяжело заболевает и в связи с этим не может участвовать в производстве по делу (этот факт должен быть удостоверен врачом, работающим в медицинском учреждении). При уклонении обвиняемого от явки в суд приостановление может состояться, если судебное разбирательство нельзя проводить в отсутствие подсудимого (ст.ст. 246 и 257 УПК).
В связи с принятием 21 июля 1994 года Закона о Конституционном Суде круг оснований для приостановления производства по уголовным делам и на рассматриваемой стадии процесса стал шире. Ст. 103 данного Закона предусмотрела механизм, который должен использоваться в тех случаях, когда у суда при рассмотрением конкретного дела возникает необходимость обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии
Конституции РФ закона, который уже применен или может быть применен в связи с разбирательством находящегося на рассмотрении конкретного уголовного дела. В названной статье недвусмысленно сказано, что на период с момента направления запроса в Конституционный Суд РФ и до принятия последним соответствующего решения производство по делу приостанавливается.
Верховный Суд РФ в своем постановлении от 31 октября 1995 года № 8 дал более конкретное разъяснение по данному поводу:
«О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации суд выносит мотивированное определение (постановление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа.
В запросе о проверке конституционности примененного или подлежащего применению при рассмотрении конкретного дела закона суд в соответствии с требованиями ст. 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» должен указать точное название, номер, дату принятия, источник опубликования и иные данные о подлежащем проверке законодательном акте, а также мотивы, по которым он пришел к выводу о направлении указанного запроса. В силу ст. 38 названного Федерального конституционного закона к запросу необходимо приложить текст закона, подлежащего проверке, и перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на другом языке» (п. 3).
В данном пункте постановления Верховный Суд также рекомендовал судам, чтобы они, при принятии решения об обращении с запросом в Конституционный Суд РФ обсуждали вопрос об изменении меры пресечения, если обвиняемый находится под стражей. Это весьма важная рекомендация, поскольку рассмотрение запроса в Конституционном Суде РФ требует, как правило, значительного времени.
Приостановление производства по уголовному делу возможно и в порядке, предусмотренном ст. 98 Закона о Конституционном Суде. Этот порядок несколько отличается от того, который установлен ст. 103 названного Закона. Он имеет в виду случаи, когда «толчком» к проверке конституционности закона, который уже применен или может быть применен по конкретному делу, является жалоба гражданина, направленная непосредственно в Конституционный Суд РФ в соответствии с ч. 4 ст. 125 Конституции РФ и предписаниями Закона о Конституционном Суде.
В случае принятия последним жалобы к своему рассмотрению он направляет уведомление в суд, где происходит производство или уже состоялось решение по данному делу. И этот суд вправе приостановить процессуальные действия до принятия Конституционным Судом РФ итогового решения по жалобе.
§ 7. Особенности назначения судебного заседания с участием присяжных заседателей
Значительными особенностями отличаются правила назначения судебного заседания в тех случаях, когда дело должно разбираться с участием присяжных заседателей (см. § 4 главы 16 учебника). Эти
правила сформулированы в основном в ст.ст. 431—436 У ПК и уточнены в п.п. 1—10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» от 20 декабря 1994 года № 9.
К числу особенностей такого рода можно было бы отнести, в частности, следующие:
— при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела с участием присяжных (ходатайство, как отмечено выше, заявляется следователю после окончания ознакомления с материалами дела) назначению судебного заседания предшествует предварительное с.1ушание,
— такое слушание производится судьей единолично в закрытом судебном заседании с обязательным участием прокурора, обвиняемого, его защитника. Если по делу привлекаются к ответственности несколько лиц и они не возражают против рассмотрения их дела с участием присяжных заседателей, то в заседании должны участвовать также они и их защитники. На заседание приглашаются и потерпевшие, но их неявка не препятствует предварительному слушанию. Отсутствие обвиняемого допускается только в том случае, когда он добровольно просит о том, чтобы слушание состоялось без его участия. В таком слушании участвует также секретарь судебного заседания, который ведет протокол и выполняет некоторые другие функции;
— в начале заседания судья информирует всех присутствующих о том, кто принимает участие, решает вопросы об отводах, если они заявляются, предлагает государственному обвинителю огласить резолютивную часть обвинительного заключения, выясняет, понятно ли обвиняемому предъявленное обвинение, а также спрашивает у него, продолжает ли он поддерживать свое ходатайство о разбирательстве дела с участием присяжных. Если обвиняемых несколько, то выясняется отношение каждого из них к возможности рассмотрения данного дела с участием присяжных. В случае возражения хотя бы одного из них против такой перспективы и при отсутствии данных дм выделения дела в самостоятельное производство вопрос о судебном разбирательстве с участием присяжных отпадает. Соответственно, предварительное слушание прекращается, и судья начинает действовать с соблюдением процедуры, установленной для обычных дел (об этой процедуре см. выше в этой же главе учебника).
Исключение из общего правила об учете возражений обвиняемых установлено для тех случаев, когда один из обвиняемых, к которому может быть применена смертная казнь, ходатайствует о рассмотрении его дела с
участием присяжных, а его соучастники возражают против этого. В ч. 2 п. 3 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ сказано следующее: «Разъяснить судам, что, если о рассмотрении дела судом присяжных ходатайствует лицо, обвиняемое в особо тяжком преступлении против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни, такое дело в соответствии с положениями части первой статьи 15 и части второй статьи 20 Конституции Российской Федерации подлежит рассмотрению по правилам раздела десятого Уголовно-процессуального кодекса независимо от возражения против такого порядка рассмотрения других обвиняемых»;
— отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения (полностью или частично) для суда является обязательным, если против отказа не возражает потерпевший, и влечет за собой уже на данной стадии судопроизводства полное или частичное прекращение дела;
— в случае невозможности разбирательства дела с участием присяжных судья обязан выяснить у обвиняемых, не будут ли они согласны на то, чтобы их дело рассматривалось судом в составе трех судей-профессионалов;
— в ходе судебного заседания по предварительному слушанию дела судья рассматривает также те ходатайства, которые могут быть заявлены участниками этого заседания либо иными лицами. По каждому из ходатайств выясняется мнение присутствующих сторон или их представителей;
— доказательства во время предварительного слушания по существу не исследуются. Возможно «в случае необходимости» оглашение имеющихся в деле документов «для проверки допустимости» доказательств. Вопрос этот, естественно, должен решаться судьей в строгом соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. Зет. 69 УПК, на основе своего внутреннего убеждения, а не по каким-то предустановленным формальным признакам, которые порой пытаются «подсказывать» судьям (точнее — навязывать) некоторые чиновники сравнительно авторитетных органов исполнительной власти и «идущие с ними в ногу» разного рода «знатоки» уголовного судопроизводства (о допустимости и других свойствах доказательств, правилах их оценки см. § 5 и 8 главы 7 учебника);
— после совершения всех предусмотренных законом действий судья удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления (круг решаемых вопросов определен в ст.ст. 228—230 и 433 УПК).
Отличается своеобразием и содержание постановлений, принимаемых по итогам предварительного слушания:
• в них определяется число присяжных, которых нужно вызвать в судебное заседание;
* они могут предусматривать исключение «из разбирательства дела» доказательств, полученных с нарушением закона «либо недопустимых по иным основаниям»;
• они могут также предусматривать направление по инициативе судьи дела для дополнительного расследования. Однако это допус-
кается только по двум основаниям: обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК или допущено иное существенное нарушение уголовно-процессуального закона. По ходатайству сторон оно может быть направлено для доследования при наличии и иных оснований.
Об особенностях подготовительных действий по делам данной категории см. ниже (§ 10 данной главы и § 1 1 главы 18 учебника).
§ 8. Отечественный опыт организации стадии, предшествующей судебному разбирательству
Для усвоения сущности и значения рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства значительную ценность представляют сведения об историческом опыте, накопленном в процессе реализации российского уголовного судопроизводства, и сложившемся к настоящему времени опыте ряда зарубежных стран.
В российском уголовном процессе данная стадия относится к числу, пожалуй, самых нестабильных. Она значительно чаще, чем другие, подвергалась изменениям, нередко радикальным и совершенно непредсказуемым.
В Уставе уголовного судопроизводства 1864 года она была названа «предание суду». Весьма активная роль на этой стадии отводилась прокурору (чаще всего прокурору при окружном суде). Он, получив и изучив материалы предварительного следствия, при наличии необходимых оснований составлял обвинительный акт, и этот акт считался его заключением о предании суду (ст. 519 Устава). От суда не требовалось выносить специальное решение о предании суду. Он делал необходимые распоряжения по организации судебного заседания (ст.ст. 527 и 547). Если вышестоящий прокурор (прокурор при судебной палате) не соглашался с обвинительным актом, то дело передавалось на рассмотрение судебной палаты (суда среднего звена общих судебных установлений), и она решала вопрос о предании суду (ст.ст. 529 и 534).
В УПК 1922 и 1923 годов данная стадия производства по уголовным делам тоже называлась «предание суду», но порядок решения вопросов предусматривался иной. В соответствии со ст.ст. 222, 223 и 229 УПК 1923 года (с изменениями, внесенными в октябре 1924 года), если по делу не требовалось производства предварительного следствия и можно было ограничиться дознанием, решение о предании суду принимал следователь (в то время следователи состояли при судах). Что касается дел, именовавшихся «следственными» (расследованных следователями), то по ним процедура принятия решения о предании суду выглядела сложнее: сначала прокурор, согласившийся с обвинительным заключением, «сообщал» суду о своем согласии и «предлагал» ему «утвердить таковое и предать обвиняемого суду»; при отсутствии возражений судья должен был собрать распорядительное
заседание с участием сторон, и это заседание принимало определение «об утверждении обвинительного заключения и предании обвиняемого суду» (ст. 240).
Такая процедура была и сложной, и непоследовательной. Она подвергалась заслуженной критике, что неоднократно приводило к ее модификациям. К моменту принятия УПК 1960 года вопрос о предании суду решался судом в коллегиальном составе на основании утвержденного прокурором обвинительного заключения, если оно не вызывало возражений у этого суда (данное правило не распространялось на дела частного обвинения).
По действующему УПК решение о предании суду до мая 1992 года принималось, как правило, единоличным судьей, которому предстояло впоследствии председательствовать при рассмотрении данного дела по существу. Коллегиально предание суду осуществлялось только в случаях: рассмотрения всех дел о преступлениях несовершеннолетних; при несогласии судьи с выводами обвинительного заключения; при необходимости изменения меры пресечения, избранной до направления дела в суд; рассмотрения дел о преступлениях, наказуемых смертной казнью. Обвинительное заключение во всех случаях утверждал прокурор, а не суд.
Сложившийся к настоящему времени порядок предания суду, как уже отмечалось выше, регламентируется законами от 29 мая 1992 года и от 16 июля 1993 года, которыми в УПК были внесены существенные изменения и дополнения.
§ 9. Основные тенденции в построении предания суду за рубежом
В современных зарубежных уголовно-процессуальных системах, как и в российской, четко обозначены называемые по-разному стадии (этапы) производства по
уголовным делам, расположенные между предварительным (досудебным) расследованием и судебным разбирательством. В целом задачи таких стадий во многом схожи с теми, что определены к настоящему времени в российском уголовном процессе. Но есть и особенности, порой весьма существенные. И такие особенности варьируются от страны к стране.
Во Франции, например, дела об опасных преступлениях, расследуемых следственными судьями, перед их передачей на судебное разбирательство подвергаются контролю обвинительных камер. Создаются такие камеры при апелляционных судах (суды среднего звена судебной системы) в составе трех судей этих судов. Они коллегиально решают во многом те же вопросы, что российские судьи при назначении судебного заседания. При их положительном решении дело поступает на рассмотрение суда первой инстанции, персональный состав которого не должен совпадать с составом обвинительной камеры. В последние годы по делам, подсудным судам, рассматривающим дела о преступлениях средней тяжести, начали функционировать коллегиальные органы, выполняющие задачи, аналогичные тем, ко-
торые возлагаются на обвинительные камеры, — следственные палаты, состоящие из трех судей-профессионалов. Контролируя ход расследования конкретных уголовных дел, они обеспечивают и то, чтобы на разбирательство по существу (по первой инстанции) дела попадали законно и обоснованно. Что касается дел о менее опасных уголовных правонарушениях, то для них подобный контроль не предусматривается.
Несколько иной путь избран в Германии. Там вопросы предания суду (назначения судебного заседания) решаются еще более дифференцированно: в судах основного звена — единоличным судьей, в судах среднего звена — несколькими судьями (их количество не фиксируется), а в судах высшего звена — коллегией в составе пяти судей данного суда. Практически на всех уровнях судов не требуется, чтобы вопрос о предании,суду решали не те судьи, которые будут'рассматривать дело по существу. Принятию решения должно предшествовать вручение обвиняемому копии обвинительного заключения и выяснение, нет ли у него каких-то ходатайств. Если ходатайства связаны с необходимостью восполнения доказательственного материала, то эту работу выполняет сами судьи, рассматривающие в целом вопросы, касающиеся предания суду. Решения по таким вопросам принимаются в закрытых заседаниях, необязательно с участием сторон. По делам, для которых установлено упрощенное (ускоренное) производство, процедура предания суду не предусмотрена.
Отличаются оригинальностью и правила проведения «промежуточной» проверки наличия оснований для передачи дела для его разбирательства по существу в странах с англосаксонскими правовыми системами. Здесь такое производство предусматривается лишь для дел об опасных преступлениях. Для иных дел установлен упрощенный (суммарный) порядок судопроизводства, при котором дело «из рук» обвинительной власти попадает непосредственно «в руки» судьи, разбирающего его по существу.
Что касается дел об опасных преступлениях, то для них устанавливается обычно двухступенчатая процедура:
• сначала судья, который не будет рассматривать дело по существу, по инициативе сторон может провести предварительное слушание (preliminary examination), в ходе которого проверяется наличие у обвинителя доказательств, достаточных для рассмотрения дела по существу (одновременно происходит процессуальное оформление доказательств, уточняется мера пресечения и т.п.);
• затем по итогам такого слушания обвинитель составляет обвинительный документ (обвинительный акт, информация и др.), представляет его в суд, где дело должно рассматриваться по существу, и там проводится еще одно предварительное слушание (arraignment and plea). В ходе этого слушания происходит ознакомление обвиняемого с обвинительным документом, выясняется его отношение к
предъявленному обвинению и избирается порядок дальнейшего производства (с участием или без участия присяжных, с исследованием всех доказательств или их части либо вообще без такого исследования и т.д.).
В американском уголовном судопроизводстве по делам о тяжких преступлениях между двумя приведенными ступенями предания суду (назначения судебного заседания) может «вклиниться» еще одна — утверждение обвинительного акта большим жюри присяжных (коллегией непрофессионалов, отобранных на случайной основе, в составе которой может быть от 16 до 23 человек, призванных проверить обоснованность предъявленного обвинения).
„ ^ „ „ Круг подготовительных действий, вы-§ 10. Подготовительные
" полняемых после принятия решения о на-действия к судебному с ^ ˜ значении судебного заседания, в основном
Р^Р^л^У очерчен в ст.ст. 228, 236-238 УПК. В них речь идет об обеспечении сторонам дополнительной возможности ознакомления с материалами дела, о вручении подсудимому копии обвинительного заключения, о вызове в судебное заседание лиц, необходимых для полного и всестороннего разбирательства дела, о сроке, в течение которого должно быть начато судебное заседание (не позднее 14 суток с момента вынесения постановления о назначении судебного заседания). Но эти статьи УПК крайне лаконичны. Они дают представление об общем направлении действий, которые должны совершаться на данном этапе производства по делу.
Их детализация предусматривается в некоторых разъяснениях высших судебных инстанций. Например, в ч. 2 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства при предании обвиняемого суду» от 28 ноября 1980 года разъяснено, что «судам необходимо вручать подсудимому в переводе на язык, которым он владеет, копию обвинительного заключения, а в случае изменения обвинения прокурором копию соответствующего постановления...». При сложившемся в настоящее время порядке назначения судебного заседания подсудимому следовало бы вручать и перевод постановления судьи, если оно внесло какие-то изменения в обвинение и (или) в список лиц, вызываемых в судебное заседание. Как и обвинительное заключение; его перевод и перевод всех других документов из числа названных должны вручаться не менее че.м за трое суток до начала судебного заседания.
Существенным своеобразием обладают подготовительные действия в тех случаях, когда намечается разбирательство дела с участием присяжных. Проявляется оно прежде всего в специфике действий, которые должны совершаться аппаратом суда и судьями в связи с отбором кандидатов в при-
316
317
сяжные из имеющихся списков. Закон (ст. 434 УПК) требует, чтобы граждане, вызываемые в суд в качестве присяжных, были уведомлены не менее чем за семь суток о дне заседания суда. При отборе надлежит руководствоваться методом случайной выборки, основные правила которой изложены в имеющихся рекомендациях Министерства юстиции РФ. Аппарат суда, кроме того, должен позаботиться о надлежащем приеме кандидатов в присяжные с учетом того, что это люди, съезжающиеся из разных населенных пунктов республики, края (области), нередко весьма отдаленных от административного центра данного субъекта федерации: нужно организовать своевременную выплату им денежных компенсаций, позаботиться о питании, устройстве в гостиницы и т.п.
Важным подспорьем в осуществлении подготовительных действий являются ведомственные нормативные акты и рекомендации. К их числу можно отнести прежде всего издаваемые для судов различных звеньев инструкции по делопроизводству. К примеру, в Инструкции по делопроизводству в районном (городском) суде, утвержденной приказом министра юстиции РФ от 16 июня 1994 года и введенной в действие в полном объеме с 1 января 1995 года, содержится специальный раздел (VIII) «Подготовка дел, назначенных к рассмотрению в судебном заседании».
В нем есть немало предписаний, существенно дополняющих и развивающих те, что содержатся в названных статьях УПК по вопросам подготовки судебных заседаний. В частности, в п. 64 говорится о том, что день и час судебного заседания должен определяться с учетом составленного на текущий месяц расписания судебных заседаний, а если подсудимый находится под стражей — то по согласованию с органами, на которые возложено конвоирование заключенных. Повестки о вызове в судебное заседание подлежат составлению и рассылке не каким-то любым работником аппарата суда, а вполне определенным — секретарем судебного заседания. Рассылаются повестки не позже чем на следующий день после назначения дела к слушанию. Расписки о получении повесток следует подшивать к материалам дела. Там же установлена детальная процедура вручения подсудимым копий обвинительного заключения — отдельно для случаев, когда они находятся на свободе или когда их содержат под стражей. Предусматривается также порядок составления списка дел, назначенных к слушанию и т.д., и т.п.
Предписания по вопросам подготовки уголовных дел к слушанию в судебных заседаниях содержатся и в других ведомственных актах — Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами, действующей с 1 июля 1990 года; Руководстве по подготовке и организации проведения выездных судебных заседаний 1980 года и других.
Примерные тексты процессуальных документов
ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении судебного заседания
9 июня 1997 г.
г. Энск
Судья Энского районного суда Федосеев П.Р., рассмотрев поступившие из прокуратуры г.Энска материалы уголовного дела по обвинению гр-на Прутова И.А. по ч. 1 ст. 285 УК РФ,
установил:
Прутов обвиняется в том, что он, работая старшим инспектором отдела нежилых помещений администрации г. Энска, потребовал у гр-на Самсоно-ва К.В. вознаграждение в размере одного миллиона рублей за содействие в приобретении по льготной цене помещения, пригодного для оборудования продовольственного магазина. 14 января 1997 г. Прутов получил у Самсо-нова требуемое вознаграждение. В обвинительном заключении эти действия Прутова квалифицируются по ч. 1 ст. 285 УК РФ.
По делу собраны материалы, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании. Обвинительное заключение составлено в соответствии с предписаниями УПК РСФСР. Обстоятельства, требующие прекращения или приостановления данного дела, не установлены. Необходимость в изменении меры пресечения — подписки о невыезде — отсутствует. Опись имущества, которое может быть подвергнуто конфискации, и его арест произведены.
После поступления дела в суд Прутов обратился с ходатайством о вызове в судебное заседание в качестве свидетеля гр-на Прохоренко С.Д. — заместителя начальника отдела уголовного розыска энского ОВД, участвовавшего в задержании Прутова.
Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст.ст. 223—230 УПК РСФСР,
постановил:
Назначить судебное заседание по уголовному делу Прутова И.А., обвиняющегося по ч. 1 ст. 285 УК РФ, на 15 июня 1997 г. в 10 час. в помещении городского суда г.Энска, в зале № 2.
Рассмотреть дело в открытом судебном заседании без народных заседателей, но с участием государственного обвинителя — представителя прокуратуры г.Энска и защитника Осокиной И.Н. — адвоката юридической консультации г. Энска.
подписку о невыезде —
Федосеев П.Р. (подпись)
Меру пресечения в отношении Прутова И.А. — оставить без изменений.
В судебное заседание вызвать подсудимого Прутова И.А., а также лиц, перечисленных в списке, приложенном к обвинительному заключению. Подлежит вызову в судебное заседание и гр-н Прохоренко С.Д„ работающий в энском ОВД по адресу: 2-я Лесная улица, дом 44.
Постановление может быть опротестовано в судебную коллегию по уголовным делам Р-ского краевого суда в течение 7 суток со дня его вынесения.
Судья Энского районного суда
ПОСТАНОВЛЕНИЕ о направлении уголовного дела для дополнительного расследования
г. Энск 19 апреля 1997 г.
Судья районного суда Энского района Т-ской области Потапова О.Н„ рассмотрев поступившие из прокуратуры Энского района материалы уголовного дела по обвинению Сидоренко Г.П. по п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ,
установил:
Сидоренко обвиняется в том, что он 7 марта с.г. рано утром на территории заказника, недалеко от села Пикино, не имея на то надлежащего разрешения, убил крупного лося, расчленил его тушу и пытался доставить к себе домой на своем автомобиле «Жигули», т.е. в преступлении, предусмотренном п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ. Ранее Сидоренко привлекался к административной ответственности за незаконную охоту.
При окончании предварительною следствия по данному делу обвиняемому Сидоренко и его защитнику адвокату Соевой К.М. были предъявлены для ознакомления все собранные материалы. После ознакомления они заявили ходатайство о допросе жителя деревни Валки Никитова П. Старший инспектор Отделения дознания ОВД Энского района, ст. лейтенант милиции Осипов Д.В. это ходатайство удовлетворил; допрос произвел, но не ознакомил с протоколом обвиняемого и его защитника.
В соответствии с ч. 4 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» от 17 апреля 1984 года № 2 (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 года № 11) отказ от ознакомления со всеми материалами дела является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.
Учитывая изложенное и руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР,
постановил:
Возвратить уголовное дело по обвинению Сидоренко Г.П. по п. «п) ч. 1 ст. 258 УК РФ прокурору Энского района для совершения процессуальных действий, устраняющих допущенное существенное нарушение уголовно-процессуального закона.
Меру пресечения обвиняемому Сидоренко Г.П. — подписку о невыезде — оставить прежней.
Довести до сведения начальника ОВД Энского района факт существенного нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенного при расследовании данного уголовного дела.
Постановление может быть опротестовано в течение 7 суток в Т-ский областной суд.
Судья Энского районного суда
Потапова О.Н. (подпись)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ'
о направлении для дополнительного расследования уголовного дела) которое должно рассматриваться с участием присяжных
г. Москва 20 января 1994 г.
Судья Московского областного суда Андреев А.А„ при секретаре Зло-биной Т.В., с участием прокурора Фирсова Ф.Ф. и защитника Кротова К.К. при рассмотрении в закрытом судебном заседании в порядке предварительного слушания уголовного дела по обвинению: Сидорова Владимира Романовича, 31 мая 1964 года рождения, уроженец г.Москвы, русского, проживавшего в г.Москве, ул. Снежная, д. 35, кв. 9, женатого, имеющего дочь 1 1 лет, образование среднее, ранее не судимого, в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.102 п.п. «а», «е», 146 ч. 2 п.п. «б», «в» УК,
установил:
обвиняемому Сидорову В.Р. предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения на гр-на Викторова В.В. и его умышленного убийства с целью сокрытия совершенного преступления.
' Текст постановления приводится по пособию; Суд присяжных' научно-практический сборник. М.. 1993. С. 123— 125,
ll˜2j.S2 .,-,1
Предварительное слушание дела производится в связи с заявленным обвиняемым Сидоровым В.Р. ходатайством о рассмотрении уголовного дела по его обвинению в открытом судебном заседании судом присяжных. В настоящем судебном заседании обвиняемый Сидоров В.Р. поддержал заявленное ранее ходатайство.
Прокурор Фирсов Ф.Ф. просит назначить слушание дела в открытом заседании судом присяжных.
Защитник Кротов К.К. заявил ходатайство о направлении уголовного дела на дополнительное расследование в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными в ходе предварительного расследования. Эти нарушения выразились в незаконном ограничении прав обвиняемого на защиту, проведении ряда следственных действий без участия адвоката, несмотря на заявленные ходатайства обвиняемого и защиты об участии адвоката при производстве очных ставок со свидетелями, дополнительном осмотре места происшествия, допросе Сидорова В.Р. в качестве обвиняемого.
Выслушав мнение прокурора, полагавшего необходимым направить дело на дополнительное расследование, и поддерживающего ходатайство потерпевшего, считаю, что допущенные серьезные нарушения уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия делают необходимым направление уголовного дела на дополнительное расследование в связи с неполнотой расследования и существенными нарушениями прав обвиняемого Сидорова В.Р. на защиту. Необоснованное устранение адвоката Кротова К.К. от участия в совершении ряда следственных действий не только лишило обвиняемого квалифицированной юридической помощи, ограничило его законные права на защиту от обвинения, но и повлекло за собой неполноту расследования, которая привела к отказу в проверке выдвинутой обвиняемым версии о его алиби.
Отмеченные нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены в ходе судебного следствия, требуют дополнительной следственной проверки и повторного проведения ряда следственных действий с участием защитника обвиняемого Сидорова В.Р. Руководствуясь ст.ст. 221—223* , 230, п. 2 ч. 1, ст.ст. 232,430-^33 УПК,
Постановление может быть опротестовано в кассационную палату Верховного Суда Российской Федерации в течение семи суток со дня его вынесения.
Председательствующий, судья
Андреев А.А. (подпись)
Форма письма начальнику следственного изолятора^
Начальнику следственного изолятора №
районный области, края, города направляет Вам копию обвинительного заключения для немедленного вручения подсудимому _________________________________________________,
содержащемуся под стражей по ст. доставить его в_____________ суд к
УК и одновременно предлагает часам « » 19 г.
для рассмотрения уголовного дела по адресу
Судья (подпись)
(печать)
Секретарь (подпись)
Расписка
Копию обвинительного заключения и отношение суда о доставке подсудимого _____________________________ в ________________________ суд на « » 19 г.
Получил:
(подпись)
постановил:
уголовное дело по обвинению Сидорова Владимира Романовича по ст. 102 п.п. «а», «б», «е)>, 146 ч. 2 п.п. «б», «в» УК РСФСР направить прокурору Московской области для проведения дополнительного расследования, удовлетворив ходатайство защитника Кротова К.К.
Меру пресечения в отношении обвиняемого Сидорова В.Р. оставить прежней — заключение под стражей.
Нормативные источники
УПК — ст.ст. 221— 239, ч. 1 ст. 399, ст.ст. 407, 418и 431— 434. Закон о Конституционном Суде —ст. ст. 98 и 103. Комментарий к УПК.
^ См. форму № 33, прилагаемую к Инструкции по делопроизводству в районном (городском) суде, утвержденной приказом министра юстиции РФ от 16 июня 1994 года.
Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства при предании обвиняемого суду» от 28 ноября 1980года№8—п.п.5—12, 14, 17 и 19(СППВСС,с.821—829).
Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» от 23 марта 1979 года№ 1— п. 4 (СППВСС, с. 812).
Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» от 17 апреля 1984 года № 2 — п.п. 1—-7, Ни 12 (СППВС, с. 261—267).
Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование»от 30 ноября 1990 года № 10 — п.п. 1—II (ВеВСС, 1991, №2).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 года № 8 — п.п. 3 и 16 (СППВС, с. II—19).
Инструкция по делопроизводству в районном (городском) суде, утвержденная приказом министра юстиции РФ от 16 июня 1994 года (отдельное издание) — п.п. 64 —78.
Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами, утвержденная руководителями правоохранительных министерств и ведомств 18 октября 1989 года (отдельное издание) — п.п. 13—22, 26 (части первая и третья), 27—44,49—56,58—-64,71— 73.
Руководство по подготовке и организации проведения выездных судебных заседаний, одобренное Министерством юстиции РСФСР 30 января 1980 года (Сборник приказов МЮ РСФСР, с. 131—136).
Рекомендации по вопросам работы с народными заседателями, утвержденные приказом Министра юстиции СССР от 16 июля 1975 года № 18 (Сборник приказов МЮ СССР, с. 108—120).
4. Охарактеризуйте порядок рассмотрения ходатайств при назначении судебного заседания.
5. Каковы основания направления дела для дополнительного расследования?
6. Какие существенные нарушения процессуального закона могут служить основанием для направления дела для дополнительного расследования?
7. В каких случаях и в каких судах дело назначается к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания; каковы правила проведения слушаний такого рода?
8. Особенности постановления судьи о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей.
9. Каковы пределы и условия исследования и оценки доказательств при назначении судебного заседания?
10. Дайте общую характеристику подготовительным действиям, совершаемым при назначении судебного заседания, а также правовой регламентации таких действий.
Контрольные вопросы
1. Дайте справку об эволюции данной стадии уголовного судопроизводства.
2. Какие наиболее существенные изменения внесены в эту стадию Законом РФ от 29 мая 1992 года?
3. Назовите вопросы, которые должны рассматриваться при назначении судебного заседания.



ОГЛАВЛЕНИЕ