ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
§ 1. Основные этапы развития российского доказательственного права
Как уже отмечалось, в силу социально-экономических и политических преобразований, а равно многих других факторов в разных странах и в разное время, но закономерно возникли и последовательно сменяли друг друга обвинительный, инквизиционный, состязательный и смешанный уголовный процессы. Примерно таким путем шла процессуальная эволюция и в России, в том числе эволюция доказательственного права, всегда бывшего и являющегося центральной, основной составной частью уголовно-процессуального права.
Сохранившиеся еще со времен Киевской Руси (XI—XII вв.) письменные памятники свидетельствуют о том, что уже в те времена под влиянием господствовавшего тогда мировоззрения разбирательство конфликтов между людьми во многом походило на то, что в наши дни принято называть обвинительным процессом. Основная роль в нем отводилась спорящим сторонам, в первую очередь тем из них, которые предъявляли претензии («обиды»), обвиняли. Именно на их долю приходилось собирание и представление доказательств, необходимых суду для принятия решений. По их воле дело начиналось и заканчивалось. Отказ от любого обвинения означал отсутствие конфликта, требующего судебного вмешательства. В свою очередь преследуемый вынужден был искать и представлять доказательства, защищающие его. Их отсутствие либо неубедительность считались свидетельством виновности.
Своеобразными были и представления о доказательствах и доказывании. Доказательствами признавались: свидетельские показания, ордалии, судебные поединки, ритуальные присяги. Свидетелей стороны вызывали чаще всего ддя своей характеристики или характеристики другой стороны, для подтверждения правильности своих показаний либо для демонстрации ложности показаний своих противников, а не для удостоверения того или иного факта. Что касается остальных видов широко употреблявшихся «доказательств», то они выглядели приблизительно следующим образом:
ордалии — судебные испытания святым причастием, железом, водой, в ходе которых присягнувшая сторона должна была, к примеру, взять в руки кусок раскаленного железа или извлечь из кипящей воды опущенный туда предмет (выигрывал дело тот, чья рука казалась менее поврежденной);
поединки — физическая борьба с оружием или просто драка без него (выигрывал дело тот, кто был лучше вооружен, более силен или ловок);
ритуальные присяги — торжественные, облеченные в определенную форму заверения в своей правоте либо, наоборот, в неправоте другой сто-
роны. Неумение или неспособность соблюсти формальности присяги, продемонстрировать (устно либо с помощью каких-то традиционно установленных действий) ее «тонкости» влекло проигрыш дела для присягавшей стороны.
Другими словами, в наши дни о «системе доказательств обвинительного процесса» можно говорить в значительной мере условно. Судебные решения в те времена опирались не на фактические данные, порожденные преступлением, а на заклинания либо освещенные распространенными тогда верованиями и суевериями действия, на результаты таких действий, которые не столько устанавливали вину или невиновность преследуемого, сколько оправдывали с помощью языческих или иных предрассудков вывод о выигрыше или проигрыше кем-то спора.
Инквизиционному процессу России (XV—XIX вв.), как и аналогичному процессу в других странах того периода, тоже были присущи формальные доказательства, система которых строилась на исходном положении, опиравшемся на то, что ценность каждого вида доказательства должна заранее устанавливаться волей монарха, облеченной в форму закона. Закон определял, какие доказательства были совершенными (полными), и предусматривал, что наиболее совершенное доказательство — признание своей вины. Он же предустанавливал, что полным доказательством следует считать показания не менее двух свидетелей о каком-либо факте.
Ценность (доказательственное значение) конкретного доказательства определялась не только его содержанием) но и социальным положением или какими-то иными личными качествами свидетеля, что находило выражение в строгой иерархии доказательств: показания знатного свидетеля имели преимущество перед показаниями незнатного, показания духовного лица — перед показаниями светского, показания мужчины — перед показаниями женщины. Роль суда сводилась к количественному учету доказательств для определения, получена ли в итоге сумма, обозначающая полное доказательство. При наличии полного доказательства суд обязан был осудить обвиняемого, а при недостаточности доказательств оставить его в подозрении.
Идеи, на которых была основана система формальных доказательств, в конечном счете оказались порочными. Именно они использовались для обоснования, что «наилучшим доказательством», «царицей доказательств» являются показания обвиняемого в форме признания им своей вины или самооговора. На основе этих идей сформировалась установка на то, что в добывании такого доказательства допустимы любые средства, в том числе и пытки, ставшие «обычным и привычным» способом получения доказательств. В исторических источниках дошли до наших дней многочисленные свидетельства того, какими официально допустимыми варварскими приемами получались «доказательства» вины тех, кто оказывался в положении обвиняемых. Судьи в тех условиях искали не правду, истину, а те фор-
мально установленные «наилучшие доказательства» либо их сочетание, при наличии которых можно было делать вывод о виновности подсудимого. Инквизиционный процесс с такой системой доказательств просуществовал и в России примерно с конца XV столетия вплоть до судебной реформы 1864 года.
Смешанный уголовный процесс введен в России Уставом уголовного судопроизводства 1864 года. В нем предусматривалась система доказательств, основанная на свободной оценке доказательств по внутреннему убеждению судей. Судьи должны были оценивать доказательства на основе свободного, не ограниченного формальными требованиями убеждения. Ценность и значение доказательства зависели от того воздействия, которое они оказывали на сознание судей.
Усилиями отечественных ученых-юристов была разработана теория судебных доказательств русского уголовного процесса. Ими исследовались предмет доказывания, доказывание и его элементы, правила относимости и допустимости доказательств, понятие и виды доказательств, бремя доказывания и другие проблемы. Пытаясь ограничить произвол в оценке доказательств, они утверждали, что внутреннее убеждение не может быть просто субъективным впечатлением судьи, не имеющим каких-либо оснований. Оно должно быть основано на доказательствах, проверенных в суде. Вместе с тем, некоторые из них признавали, что установление истины не является целью доказывания, так как несовершенство доказательств, эмоциональные переживания судей приводят к установлению уголовно-судебной достоверности, которая является только высокой степенью вероятности. Распространено было мнение и о том, что процесс доказывания носит чисто логический характер и приобретает форму силлогизма, где большей посылкой являются общие положения, почерпнутые из опыта и из науки, а малой посылкой — установленный конкретный случай.
Развитие форм процесса не только меняло принципы работы с доказательствами, но и сами виды доказательств. Ордалии, присяга, поединок оказались вытесненными показаниями свидетелей, показаниями потерпевших, показаниям обвиняемого, вещественным и письменным доказательствам, а затем и особым, основанным прежде всего на достижениях человеческой мысли самостоятельным видом доказательств — заключением эксперта. Правда, правильное отношение к этим доказательствам сформировалось не сразу. Долгое время российская теория и практика не признавали безоговорочно провозглашенное законом равенство видов доказательств: заключение эксперта зачастую рассматривалось как особый вид доказательств, как научный приговор по уголовному делу. Признание обвиняемым своей вины считалось наиболее надежным доказательством.
После Октябрьской революции 1917 года вплоть до 1922 года в законодательных актах о судах не содержалась регламентация вопросов доказательственного права. В УПК РСФСР 1922 года был провозглашен принцип
свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, включено требование обоснования приговора проверенными в суде доказательствами, перечислены виды доказательств, решены другие вопросы доказывания по уголовным делам (ст. 57, 58, 319 и др.).
Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года, УПК РСФСР 1960 года с последующими дополнениями сохранили существовавшие ранее принципы доказательственного права и более детально регламентировали предмет и процесс доказывания, определили понятие доказательства, охарактеризовали виды доказательств и др. На основе принимавшихся законов и с использованием научных достижений дореволюционных ученых формировалась теория доказательств советского уголовного процесса (см. прилагаемую в конце учебника библиографию).
„ , „ Совокупность уголовно-процессуаль-§ 2. Доказательственное право ^ ^ " ^ ' ных норм, определяющих содержание, и теория доказательств ^ ^ ' цели и предмет доказывания, понятие и
виды доказательств, а также особенности доказывания в различных стадиях производства и по некоторым категориям дел называется доказательственным правом. Доказательственное право не составляет самостоятельной отрасли права. Оно является частью уголовно-процессуального права. Нормы доказательственного права связаны с иными процессуальными нормами и применяются во всех стадиях процесса.
Доказательственное право нельзя смешивать с теорией доказательств. Теория доказательств является частью науки об уголовном процессе и представляет собой систему научных положений, посвященных до-казыванию по уголовным делам. В ней рассматриваются методологические основы доказывания, понятие, виды, классификация доказательств, предмет и пределы доказывания. К теории доказательств относится изучение норм доказательственного права, практической деятельности по применению этих норм субъектами уголовного судопроизводства и выработка рекомендаций, способствующих правильному использованию доказательств.
§ 3. Установление истины как цель доказывания
В древнем процессе, где, как было сказано выше, в качестве «доказательств» могли применяться ордалии, присяги и т. п.
целью доказывания, если вообще здесь можно говорить о доказывании, естественно, была не истина, а вера судьи в правдивость или правоту кого-то из тех, кто участвовал в судебном споре. В такой утверждаемой сторонами посредством ордалий или поединка правоте (правде) в нераздельном единстве могли сосуществовать элементы знания на том уровне, который существовал в те времена, верований и даже суеверий.
В инквизиционном процессе целью доказывания провозглашалась уже не просто утверждаемая в споре сторон правота или правда, но понимаемая весьма своеобразно истина. Суть такой истины, именовавшейся истиной формальной, заключалась в том, что для нее вовсе не обязательным было требование соответствовать тому, что имело место в действительности,— главным было соблюсти многочисленные предписанные законом формальности. Для судьи при этом вовсе не обязательно было убедиться, виновен на самом деле человек в совершении преступления. На переднем плане для него было соблюдение многочисленных формальностей. Другими словами, смысл такой системы доказательств и заключался в том, что в ней истина как цель доказывания провозглашалась только формально. Основным в доказывании считалось не содержание, а форма. Поэтому истину именовали формальной.
С утверждением системы доказательств, основанной на свободной их оценке по внутреннему убеждению, существенно изменились и взгляды на цель доказывания в судопроизводстве. Вместо истины формальной стали требовать устанавливать в суде истину материальную. Последнюю, в отличие от формальной истины, стали понимать как такое знание, в истинности которого должен убедиться, удостовериться сам судья на основе свободной оценки доказательств по своей совести. Чтобы не смешивать материальную истину с истиной формальной, ее обычно стали именовать не просто истиной, но либо судебной достоверностью , а по уголовным делам — уголовно-судебной достоверностью. Причем такую достоверность обычно трактовали как высокую степень вероятности. Это отождествление устанавливаемой судом истины и вероятности получило широкое распространение во многих странах, в том числе и в пореформенной России. Оно продолжает бытовать во многих странах и поныне.
Примерно такое отождествление устанавливаемой судебным приговором истины и вероятности долгое время было распространено и в советский период. Постепенно, однако, пришло понимание в науке и на практике, что любую истину, в том числе и истину, являющуюся целью доказывания по уголовному делу, недопустимо отождествлять ни с вероятностью, ни с достоверностью. Истина или истинность, с одной стороны, и вероятность или достоверность — с другой суть качественно различные характеристики знания.
В наши дни существует множество определений истины. Одни считают, что «Истина — это соответствие знаний действительности»; другие — что «истина — это опытная подтверждаемость знания»; третьи под истиной понимают «свойство согласованности знаний», четвертые — «полезность знания, его эффективность»; пятые уверяют, что «истина — это соглашение». Разумнее всего, очевидно, придерживаться первого положения, согласно которому истина есть соответствие знаний или мыслей действительности.
Правда, при истолковании данного определения истины между представителями разных философских направлений имеются порой существенные различия. Они касаются прежде всего понимания действительности. Думается, что правильно поступают те, кто действительностью считают объективно существующую вне и независимо от нашего сознания реальность. Сообразно с этим под истиной как целью доказывания в уголовном процессе следовало бы понимать то, что принято именовать истиной объективной, а именно — такое содержание выводов следствия и суда, которое соответствует действительности, правильно отражает имевшие место события: случившееся преступление, факт его совершения определенным лицом, виновность этого лица и т. д. Как видим, истина, истинность или ложность знаний, в том числе выводов следствия и суда, характеризует их содержание, соответствие или несоответствие фактам реальной действительности.
Но чтобы знать и иметь с определенной степенью уверенности суждение о том, в какой мере выводы следствия и суда соответствуют действительности, надо, очевидно, согласно требованиям логики иметь для этого определенные основания. Такими основаниями, как известно, могут служить доказательства со всей системой судебных гарантий установления истины. А это значит, что уверенность (соответственно и степень уверенности) в истинности или ложности выводов следствия и суда в конечном счете определяется степенью их обоснованности.
Обоснованность выводов обусловливает доверие к их истинности; если же выводы обоснованы не полностью, не вполне, то как бы точно они не отражали действительность, об их истинности можно и должно судить лишь с большей или меньшей вероятностью и, следовательно, с сомнением в их истинности. Таким образом под вероятностью или достоверностью выводов следствия и суда надо понимать не их истинность, не соответствие их содержания фактам объективной реальности, но степень обоснованности утверждения, что эти выводы действительно выражают истину.
Из сказанного следует: широко бытующее мнение, что целью доказывания по уголовному делу является объективная истина, не совсем точно. Этой целью должна служить не просто истина, но непременно истина достоверная, достойная полного и несомненного к ней доверия. Д такой истиной способна быть только истина, не просто подтвержденная,_пусть самыми безупречными, доказательствами, но непременно удостоверенная с соблюдением всех принципов и других гарантий надлежащей судебно-правовой процедуры.
Важное значение для теории доказательств имеет учение о путях познания, содержании и критерии истины. Доказывание как познавательная деятельность обнаруживает свои существенные черты в свете теории отраже-
ния, которая в наиболее общем виде раскрывает содержание любых познавательных процессов. Отражение, присущее всей материи, взаимосвязь всех явлений природы и общества) в процессе которой происходит взаимодействие различных объектов окружающего мира и обмен информацией, составляют основу процесса познания человеком окружающей действительности. Доказывание является процессом опосредствованного, ретроспективного отражения, протекающего как взаимодействие отражаемой и отражающей систем: следователь, прокурор, суд, не имея перед собой события преступления, происшедшего в прошлом, познают его опосредствованно через следы, оставленные преступлением. Последние, собранные и проверенные в установленном порядке, являются средством раскрытия преступления и определения лица, его совершившего. Задача правоохранительных органов состоит в умелом обнаружении и использовании следов преступления и построении на их основе правильных выводов.
По своей природе истина в уголовном процессе является объективной истиной, то есть содержание выводов следователя и суда об обстоятельствах дела, как отмечено выше, не зависит от их желаний и побуждений и должно соответствовать объективной действительности.
По характеру истина, устанавливаемая в уголовном процессе, является и абсолютной, и относительной. Относительность истины определяется тем, что в уголовном процессе преступление, представляющее собой частичку объективного мира, изучается не во всех связях и опосредствованиях с действительностью, а в определенных пределах, необходимых для решения задач уголовного судопроизводства (ст. 68 УПК).
Вместе с тем, относительная истина — это объективная истина, правильно отражающая явления внешнего мира, и, как таковая, содержит частичку абсолютной истины. «Частицы» абсолютной истины относятся к установлению всех обстоятельств, с наличием которых закон связывает определенные правовые последствия. Порядок судопроизводства создает гарантии установления истины. Важное значение в достижении истины имеют личностные качества судей, прокуроров, следователей, лиц производящих дознание, которые устанавливают обстоятельства совершенного преступления.
Практика в любом познании рассматривается как основа и критерий истины. Уголовно-процессуальная деятельность различных участников процесса, где собираются, проверяются и оцениваются доказательства и на их основе восстанавливается событие преступления, выступает как основа до-казывания. В уголовном процессе, в отличие от других видов практической деятельности, невозможна, да и недопустима, экспериментальная проверка совершенного преступления. Поэтому практика в уголовном процессе выступает в виде общественной практики, представляющей сплав опосредствованной и непосредственной форм практики, прямого и косвенного опыта лиц, осуществляющих расследование и рассмотрение уголовного дела.

§ 4. Предмет и пределы доказывания
Предмет доказывания — это совокупность обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому
уголовному делу, независимо от его специфики, и имеющих правовое значение для решения дела по существу. К предмету доказывания относятся (ст. 68 УПК):
1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).
2. Виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления.
3. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст.ст. 61 и 63 УК, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. 4. Характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Подлежат выяснению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.
Некоторые особенности имеет предмет доказывания по делам о преступлениях несовершеннолетних (ст. 392 УПК), по делам о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 404 УПК) и по делам с протокольной формой подготовки материалов дела (ст. 415 УПК).
Обстоятельства, входящие в предмет доказывания, в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела выявляются для подтверждения преступления и лица, его совершившего. Вместе с тем, в рамках предмета доказывания должны устанавливаться обстоятельства, исключающие производство по делу (ст.ст. 5—9, п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК). Выяснение этих обстоятельств влечет за собой, в зависимости от стадии процесса, разные решения: отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела, вынесение оправдательного приговора.
Обстоятельства преступления как факты прошлого по отношению к моменту их расследования и рассмотрения устанавливаются при помощи доказательств. Совокупность доказательств, достаточная для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, характеризует пределы доказывания. Правильное определение границ, пределов исследования зависит от предмета доказывания, от активности субъектов доказывания, от качества и количества доказательств. Пределы доказывания в ходе предварительного расследования меняются в зависимости от изменения обстоятельств, подлежащих доказыванию в определенный момент (ч. 2 ст. 108, 143, 201 и другие УПК). Что касается соотношения пределов доказывания на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, то они могут не совпадать в результате необходимости проверки всех возможных версий, неодинаковости определения предмета доказывания, разности в оценке относимости, допустимости и достоверности собранных доказательств (см. схемы 8 и 9).
Предмет доказывания (ст. 68 УПК)
Схема 8
1. Событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления
2. Виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления
3. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. ст. 61 и 63 УК, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого
4. Характер и размер ущерба, причиненного преступлением
Причины и условия, способствовавшие совершению преступления
§ 5. Понятие и свойства доказательства
Слово «доказательство» имеет множество значений. Оно используется практически во всех сферах человеческого общения,
в том числе в правоприменении, где принято говорить о доказательствах юридических. Действующее законодательство предусматривает несколько разновидностей таких доказательств.
Схема 9
Особенности предметов доказывания по конкретным категориям дел
По делам несовершеннолетних (ст. 393 УПК)
По делам о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 403 УПК)
По делам с протокольной формой подготовки материалов дела (ст. 415 УПК)
Во-первых, это доказательства по уголовным делам, именуемые также доказательствами в уголовном процессе или просто уголовно-процессуальными доказательствами;
во-вторых, это доказательства по гражданским или арбитражным делам; в-третьих, это доказательства по административным делам, рассматриваемым по правилам, установленным КоАП. Юридические доказательства в уголовном, а чаще всего в гражданском процессе именуют также «средствами доказывания». Кроме того, термином «доказательство» нередко именуют и сам процесс оперирования этими средствами, процесс доказывания.
Общее определение доказательств по уголовному делу дано в ст. 69 УПК. Детализация содержания и формы конкретных их видов дается в статьях главы пятой УПК, именуемой «Доказательства», а также во многих других статьях УПК, помещенных прежде всего в его главах, регламентирующих порядок производства следственных и судебных действий, выполняемых соответственно в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства.
При истолкорании содержания ст. 69 УПК высказываются разные мнения. Одни считают, что определение доказательств дано законодателем в первой ее части и что под ними следует понимать только фактические данные; во второй части названной статьи, утверждают они, дан исчерпывающий перечень источников (устных, письменных и вещественных), из которых закон допускает получение таких данных (см. схему 10). Другие исходят из так называемого «двойственного» понимания доказательств. Доказательствами , во-первых, они считают названные ч. 1 ст. 69 УПК фактические данные (именуя их обычно просто «фактами») и, во-вторых, перечисленные в ч. 2 названной статьи источники, из которых «извлекаются» сведения об имеющих значение для дела обстоятельствах, а также сведения, посредством которых эти обстоятельства устанавливаются.
Схема 10 Источники (виды) доказательств
(ч. 2 ст. 69 УПК)
Показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого^ подозреваемого
Заключение эксперта
Вещественные доказательства
Акты ревизий и документальных проверок
Протоколы следственных и судебных действий, иные документы
Примерно с конца 50-х годов стало формироваться понимание доказательств как органического, неразрывного единства фактических данных и их источника (материального носителя этих данных). Сторонники такого взгляда стали истолковывать содержание всей ст. 69 УПК как определение понятия доказательств. Такой подход разделяют ныне многие отечественные процессуалисты. И для этого имеются определенные основания. Фактические данные в любом из названных в ч. 2 ст. 69 УПК источников могут существовать, храниться, передаваться и исследоваться исключительно в их неразрывном единстве с последними. Разве могут, к примеру, фактические данные, содержащиеся в чьих-либо показаниях (свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого) существовать отдельно от этих показаний? То же самое можно сказать о фактических данных, содержащихся в заключении эксперта, в различных предметах и документах.
Однако фактические данные, содержащиеся в определенном источнике, взятые сами по себе, еще нельзя рассматривать в качестве доказательств по уголовному делу. Чтобы стать таковыми, они должны непременно обладать прежде всего такими юридическими свойствами, которые принято называть относимостью и допустимостью (см. схему 11).
Схема II Свойства доказательств
Относимость
Допустимость
по значению для установления обстоятельств дела; по значению для установления фактических данных.
по соблюдению гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и граэкданина —ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. Зет. 69 УПК;
по соблюдению порядка собирания, закрепления и исследования доказательств, установленного уголовно-процессуальным законодательством;
по компетентности органов и должностных лиц, выявивших и закрепивших доказательство;
по способам собирания, закрепления и исследования доказательств, разрешенным уголовно-процессуальным законодательством
Относимость доказательств —их свойство, в силу которого они способны устанавливать или опровергать входящие в предмет доказы-вания обстоятельства, а также все другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. Относимость характеризует содержание доказательства, его связь с существом дела. Относимым доказательство считают тогда, когда оно имеет отношение (относится) к рассматриваемому делу.
Под допустимостью доказательств понимается обычно их процессуальная доброкачественность. Как отмечено в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года, доказательства считаются полученными с нарушением закона, недоброкачественными (недопустимыми), когда при их «собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».
Доказательство, не отвечающее названным критериям, как полученное с нарушением федерального закона, в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. Зет. 69 УПК, не должно доискаться при осуществлении правосудия.
§ 6. Классификация доказательств
Доказательства классифицируются на личные и вещественные, обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, прямые и косвенные (см. схему 12).
К личным доказательствам относятся показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, заключение эксперта. Общим для различных групп личных доказательств является психическое восприятие человеком событий и передача устно или письменно в языковой или иной форме сведений, имеющих значение для правильного решения дела.
К вещественным доказательствам относятся материальные объекты, которые обладают свойствами, отображающими обстоятельства преступления в виде следов воздействия, изменения, происхождения и других. Содержащаяся в материальных объектах информация передается не в языковой форме, а путем непосредственного восприятия признаков предмета.
Первоначальные и производные доказательства различаются в зависимости от того, получают ли информацию лицо, ведущее дознание, следователь, прокурор или суд (судья) из первоисточника этой информации или из вторых рук.
Деление доказательств на обвинительные и оправдательные определяется отношением к предмету обвинения. Обвинительными доказательствами
являются фактические данные, которые устанавливают обстоятельства, свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом или отягчающие его вину. Оправдательными доказательствами являются фактические данные, которые устанавливают обстоятельства, опровергающие совершение преступления определенным лицом или смягчающие вину этого лица.
Прямые и косвенные доказательства делятся по отношению к предмету доказывания. Прямыми доказательствами являются такие фактические данные, которые содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, а косвенные — о побочных фактах, из которых можно сделать вывод о других искомых по делу фактах. Схема 12

Классификация доказательств f



1 первоначальные и д производные
1 обвинительные и \ оправдательные


] прямые и ) , косвенные ,
\ личные и \ 1 вещественные ,

§ 7. Процесс доказывания: собирание, проверка и оценка доказательств
Доказывание — сложный процесс, пронизывающий всю уголовно-процессуальную деятельность и обеспечивающий осуществление задач уголовного судопроизводства путем установления истины по делу. Содержание доказывания составляет прежде всего совокупность процессуальных действий по собиранию, проверке и оценке доказательств. Эти действия осуществляют государственные органы и должностные лица. В доказывании принимают участие также обвиняемый, подозреваемый, защитник, законный представитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, общественный обвинитель и общественный защитник. Содержание доказывания характеризуется также отношениями, которые возникают в процессе собирания, проверки и оценки доказательств между органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также между этими органами и гражданами.
Доказывание происходит во всех стадиях уголовного процесса, поскольку везде устанавливаются (познаются) факты в соответствии с действительностью. В зависимости от задач и специфики процессуальных форм
различных стадий характер обстоятельств, достаточность доказательств, средства доказывания и способы их получения могут меняться. Однако неизменной остается основное направление деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств — установление истины по делу.
Таким образом, под процессуальным доказыванием понимается осуществляемая в установленном законом порядке деятельность органов дознания, следователя, прокурора и суда при содействии других участников процесса по собиранию, проверке и оценке доказательств, а также возникающие в ходе этой деятельности отношения с целью установления истины по делу.
Элементы доказывания:
а) собирание доказательств — это деятельность следователя, лица, производящего дознание, прокурора, суда по обнаружению источника фактических данных, извлечению необходимой информации и закреплению ее, осуществляемая с соблюдением форм и способов, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Собирание доказательств ведут государственные органы и должностные лица, руководствуясь при этом требованиями ст. 20 УПК. Представлять доказательства могут также подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский ответчик, гражданский истец, их представители, любые граждане и организации. Доказательства собираются в любой стадии уголовного процесса в формах и способах, определяемых процессуальными особенностями каждой стадии;
б) проверка доказательств — это деятельность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда по тщательному, всестороннему и объективному определению достоверности фактических данных и доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоятельств уголовного дела (ч. 3 ст. 70 УПК). Проверка доказательств осуществляется во всех стадиях процесса. Прочерке подлежат как фактические данные, так и источники их получения, как каждое доказательство в отдельности, так и в совокупности с другими имеющимися доказательствами. Проверку доказательств осуществляют государственные органы и должностные лица, от которых зависит принятие процессуальных решений. Другие субъекты процесса лишь принимают участие в проверке доказательств. Доказательства проверяются путем производства процессуальных действий и логическим путем (анализ содержания доказательства, сопоставление проверяемого доказательства с другими, имеющимися в деле, получение новых доказательств).
Достижения науки и техники активно внедряются в уголовный процесс, например, в виде производства различных экспертиз, путем применения видеозвукозаписи, изготовления слепков и оттисков при собирании и проверке доказательств. Закон предусмотрел процессуальный порядок их оформления. Материалы применения научно-технических средств могут выступать в процессе как документы и как вещественные доказательства.
Все зависит от того, какой совокупностью признаков обладают эти материалы.
Применение научно-технических средств вне процесса, в частности, при проведении оперативно-розыскных мероприятий, регламентируется Законом об оперативно-розыскной деятельности и требует создания условий их проверяемости в суде. К примеру, полученные в ходе таких мероприятий документы специально уполномоченные должностные лица представляют органу дознания, следователю, прокурору вместе со справкой или рапортом, объясняющим при каких обстоятельствах и кем они обнаружены. Значение источника доказательств такой документ приобретает лишь в случае приобщения его к делу с соблюдением правил, установленных УПК, лицом, производящим дознание, следователем. В принципе такой порядок существует и для введения в процесс оперативной звуко-, кино-, видеозаписи, которые могут стать вещественными доказательствами. В этом случае составляется протокол осмотра объекта с участием понятных, протокол допроса доставившего его лица, а также выносится постановление о приобщении предмета в качестве вещественного доказательства;
в) оценка доказательств— это мыслительная деятельность судей, прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Состоит она в том, что эти лица, руководствуясь своим внутренним убеждением, основанным на всестороннем, полном и объективном рассмотрении доказательств в их совокупности, законом и правосознанием, решают вопрос о допустимости, относимости и достоверности каждого доказательства и достаточности их для принятия процессуального решения.
Оценка доказательств происходит во всех стадиях процесса. Ее существо заключается в определении относимости, допустимости, достоверности и достаточности имеющихся доказательств для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уго^вному делу. Закон устанавливает общие требования к оценке доказательств, единые для всех стадий уголовного процесса (ст. 71 УПК).
Достоверным считается доказательство, истинность содержания которого (то есть соответствие действительности заключенных в нем фактических данных) признается заслуживающей полного, несомненного доверия. Достоверность доказательства познается посредством тщательной его проверки на предварительном следствии и в суде.
Достаточность доказательства — это определяемая по внутреннему убеждению совокупность относимых, допустимых, достоверных доказательств, необходимых для установления обстоятельств преступления в соответствии с действительностью и вынесения обоснованных решений в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела
Внутреннее убеждение при оценке доказательств необходимо рассматривать в двух аспектах: как метод оценки доказательств и как результат такой оценки. Как метод оценки доказательств внутреннее убежде-
ние гарантируется несвязанностью суда, прокурора, следователя оценкой доказательств, данной каким-либо другим органом в любой стадии процесса, а также отсутствием правил о преимуществах одного вида доказательств перед другими. Внутреннее убеждение, как результат оценки доказательств, означает уверенность дознавателя, следователя, судей в достоверности доказательств и правильности выводов, к которым они пришли в ходе уголовно-процессуального доказывания.
§ 8. Субъекты доказывания, их права и обязанности
Под обязанностью доказывания понимается предусмотренный объем должного поведения соответствующих лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств. Обязанность доказывания вытекает из требований ст. 2 УПК, предусматривающей задачи уголовного судопроизводства, и ст. 20 УПК, определяющей условия исследования обстоятельств уголовного дела.
Согласно закону всех субъектов доказывания можно условно разделить на две группы:
1. Государственные органы и должностные лица, обязанные собирать, проверять и оценивать доказательства.
2. Лица, имеющие право участвовать в доказывании определенных обстоятельств дела.
К первой группе относятся: следователь, начальник следственного отдела, лицо, производящее дознание, орган дознания, прокурор и суд, на которых возлагается обязанность проводить полное, всестороннее и объективное расследование и рассмотрение уголовного дела, устанавливать не только состав преступления, но и все другие обстоятельства. Каждый из перечисленных субъектов осуществляет доказывание в пределах своей компетенции (ст. 3 УПК).
Другую группу составляют обвиняемый, его законный представитель, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, общественный обвинитель и общественный защитник. Для них участие в доказывании составляет право, а не обязанность. Они могут представлять предметы, документы, относящиеся к расследуемому и рассматриваемому делу, заявлять ходатайства об истребовании и приобщения доказательств, высказывать свое мнение по оценке того или иного источника доказательств и т.д.
§ 9. Основы доказывания в уголовном процессе некоторых зарубежных стран
В системе уголовно-процессуального права зарубежных стран доказательственное право тоже занимает центральное место. Например, в Англии его содержание в значительной мере связано с судом присяжных и основано на принципе свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению су-
дей. Доказательственное право содержит нормы об относимости, допустимости, бремени доказывания, презумпциях. Оно предусматривает возможность установления обстоятельств дела вне пределов доказывания (формальное признание факта, судебная осведомленность), переход бремени доказывания на обвиняемого, не требует установления истины по делу. При вынесении решения суд должен ориентироваться на необходимость установления высокой степени вероятности совершения преступления.
Американское доказательственное право дает определение доказательства, регулирует источники их получения, доказывание, относимость и допустимость доказательств, их классификацию. Вопрос о цели доказывания в теории доказательств уголовного процесса США решается также, как и в Англии. Большинство американских ученых-юристов полагают, что рассмотрение уголовного дела в суде — это не тот спор, в ходе которого рождается истина. Каждый из участников уголовного процесса добивается осуществления своих интересов: обвинитель стремится доказать виновность обвиняемого и добиться его наказания, а обвиняемый и его защитник преследуют иные цели — опровергнуть обвинение и избежать наказания. Взгляды ученых отражают сложившуюся практику: судьи ищут не истину, а вероятность, вынося решения либо по стандартам высокого уровня (исключающим все гипотезы, кроме гипотезы о виновности) либо сниженного уровня («перевеса доказательств»).
Важное место в американской, как и английской, теории доказательств, занимает решение вопроса о доказательственном значении признания обвиняемым своей вины. Такому признанию придается особое значение: оно служит основанием для того, чтобы скамья присяжных не комплектовалась и судебная проверка доказательств не проводилась. Суд, выполнив некоторые действия по проверке добровольности признания, сделанного подсудимым, сразу же приступает к определению меры наказания, не вникая в доказанность совершения преступления и участия в нем данного подсудимого. Факт признания подсудимым своей вины оказывает влияние на работу органов расследования, которым выгоднее добиваться во время допросов обвиняемого признания, чем проводить работу по собиранию обвинительных доказательств; на работу суда (сокращает судебное разбирательство); на объем прав осужденного при обжаловании приговора.
Германская система доказательств начала складываться в период инквизиционного процесса, но испытала на себе и заметное влияние института свободной оценки доказательств. Она состоит из двух взаимосвязанных частей — общей и особенной. Общая часть включает понятие доказательств и их классификацию, понятие доказывания и его виды, цель, предмет, бремя доказывания, запреты доказывания. Особенная часть посвящена видам доказательств.
По многим проблемам германская теория доказательств придерживается оригинальной трактовки. В уголовном процессе принято различать два вида
доказывания — «строгое)) и«свободное». Первое осуществляется только в стадии судебного разбирательства с соблюдением принципов устности и непосредственности при точном соблюдении норм доказательственного права, а второе — не регулируется законом, не связано с процессуальной формой и проводится при предварительном расследовании уголовных дел. Закон устанавливает, что суд обязан в целях установления истины исследовать все обстоятельства, которые имеют значение для дела. В теории это положение оспаривается. Ученые утверждают, что объективная истина не может быть установлена по причине несовершенства человеческого познания. В суде может быть установлена лишь субъективная истина.
Много внимания процессуальный закон уделяет запретам доказывания. К доказательствам он относит обвиняемого, свидетеля, эксперта, вещественные доказательства. В литературе обращают внимание на несовершенство этого положения, так как полагают, что не лицо, а его показания содержат сведения о преступлении. Несмотря на то, что признанию обвиняемого не придается значение решающего доказательства, достаточного для его осуждения, на практике придерживаются иного мнения. Круг свидетелей достаточно широк, предусмотрена возможность в некоторых случаях отказа свидетелей от показаний. Ряд особенностей германский закон установил в регулировании института экспертизы и вещественных доказательств.
Нормативные источники
Конституция РФ — ст.ст. 45, 49—51. УПК—ст.ст.20,68—71,392 и 403. Комментарий к УПК.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 года № 8—п. 16 (СППВС, с. 11—-19);
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 года № 1 — пп. 3, 4 и 6 (СППВС, с. 376—388) .
Контрольные вопросы
1. Составляет ли доказательственное право самостоятельную отрасль
права?
2. Достижима ли истина в уголовном процессе?
3. Получил ли предмет доказывания нормативное закрепление?
4. Одинаков ли круг обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, на предварительном следствии и в суде? 5. Какие обстоятельства подлежат установлению по уголовным делам
несовершеннолетних?
6. Что надо понимать под «фактическими данными» и «источниками доказательств»? Каково соотношение этих понятий?
7. Какая существует классификация доказательств?
8. Содержится ли в законе указание на относимость доказательств?
9. В силу чего доказательства признаются недопустимыми?
10. Является ли достоверность обязательным качеством информации,
допускаемой по уголовному делу как доказательство? 11. Чем определяется «достаточность» доказательства (проанализируйте
ст.ст. 143, 200, 201 УПК)?
12. Назовите элементы доказывания.
13. Какие способы собирания доказательств предусмотрены законом?
Кто имеет право собирать доказательства?
14.^ Каков процессуальный порядок представления доказательств гражданином ?
15. Каковы способы проверки доказательств? Что учитывается при проверке каждого данного доказательства?
16. Кто имеет право принимать участие в проверке доказательств и каким образом? 17. Кому адресовано требование закона оценивать доказательства по
своему внутреннему убеждению?
18. Почему в ст. 71 У1ТК не предусмотрен защитник?
19. На ком лежит обязанность доказывания?
20. Как согласуются между собой понятия «презумпция невиновности»
и «обязанность доказывания»?
21. Применимы ли в процессуальном доказывании одорология и полиграф как средства обнаружения и закрепления доказательств? 22. Укажите права обвиняемого, которые обеспечивают возможность
его участия в доказывании.



ОГЛАВЛЕНИЕ