ОГЛАВЛЕНИЕ

' Глава 9. МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ПРИНУЖДЕНИЯ
^ 1 Понятие мер ^ производство по уголовному делу уголовно-процессуального слагается из принимаемых органом дозна-принуиаденияиихвиды ния, следователем, прокурором и судом
разного рода процессуальных решений и
совершаемых в соответствии с этими решениями процессуальных действий. ; Эти решения и действия всегда так или иначе затрагивают чьи-либо права и интересы (граждан, учреждений, предприятий, организаций). Они нередко бывают связаны с определенными ограничениями (иногда весьма сущест-'. венными) возможностей граждан пользоваться принадлежащими им правами и свободами.
Необходимость такого рода ограничений обусловливается самим ходом решаемых по уголовному делу задач уголовного судопроизводства (необходимостью раскрыть преступление, изобличить виновного или ви-^ новных, привлечь изобличенных к ответственности и т.д.). Далеко не все и не всегда при этом готовы добровольно претерпевать вызываемые самой логикой уголовно-процессуальной деятельности ограничения и требования. В связи с этим органы государства, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, наделяются достаточно широкими полномочиями применять различные меры принуждения.
Такие меры могут проявляться в неодинаковых по своему содержанию и 1 последствиям властных действиях. Так, за проявление неуважения к суду, выразившееся в злостном уклонении от явки в суд свидетеля, потерпевшего, ответчика, в нарушении порядка во время судебного заседания, либо в неподчинении распоряжениям председательствующего, а равно совершение кем бы то ни бь1ло действий, свидетельствующих о явном пренебрежении к * суду или установленным в суде правилам, в соответствии со ст. 165* КоАП возможно применение административного штрафа или ареста. За воспре-пятствование явке в суд народного заседателя или за непринятие мер по частному определению (постановлению) или представлению судьи, на основании ст.ст. 165^ и 165^ КоАП тоже предусмотрены штрафные санкции. В ряде случаев обеспечение задач уголовного судопроизводства может потребовать даже применения мер уголовного наказания (см. Главу 31 УК f «Преступления против правосудия»).
Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено и множе-ствоспецифических процессуальных санкций (ст.ст.57,73,94, 133 п. 1, 263, 394 УПК), реализуемых судом в порядке, предусмотренном ст. 323 УПК. Предусматривает оно и иные меры процессуального
принуждения, которые обычно различают по характеру и целям их применения. Одни из них призваны обеспечить явку в суд, прокуратуру или органы расследования тех или иных лиц (специалиста, эксперта, обвиняемого или подозреваемого и т.д.), другие (обыск, выемка, освидетельствование, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для исследования и др.) — получение доказательств, третьи (наложение ареста на имущество или на денежные вклады) —обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий и т.д. В сущности все процессуальные решения, а также процессуальные действия в уголовном процессе неразрывно связаны с применением мер, содержащих в той или иной степени элементы принуждения.
В действующем законодательстве и уголовно-процессуальной доктрине пока что не дано четкой классификации рассматриваемых мер. С учетом их практической значимости такую классификацию можно было бы выразить следующим образом:
Задержание
Меры пресечения
Иные меры процессуального принуждения
При применении мер уголовно-процессуального принуждения огромное значение имеет неукоснительное соблюдение положений ст. 21 Конституции РФ, воплощающей в себе одновременно общепризнанные нравственные и правовые требования, которые зафиксированы и в ряде авторитетных международных документов, касающихся защиты прав человека и его основных свобод (к примеру, в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека и ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах). Суть этих требований заключается в запрете подвергать людей пыткам или обращению, сопряженному с жестокостью, бесчеловечностью либо унижением человеческого достоинства (см. об этом также § 7 главы 1 учебника). Они представляют собой нормы общего характера, которые относятся ко всам процессуальным действиям и запрещают дознавателю, следователю, прокурору и судье подобные действия.
Нормы такого характера обусловливают наличие в законодательстве, регламентирующем производство по уголовным делам, предписаний, направленных на исключение при любом процессуальном действии любых форм насилия, угроз, домогательства, а равно бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с теми, кто в том или ином качестве оказался вовлеченным в уголовное судопроизводство. К их числу можно отнести, скажем, прямые предписания:
— о недопустимости под страхом уголовной ответственности принуждения к даче показаний путем применения пытки, насилия, издевательств,
угроз, шантажа и других подобных действий (ч, 3 ст. 20 УПК и ст. 302 УК РФ);
— о том, что «производство следственного эксперимента допускается, если при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасности для их здоровья» (ч. 2 ст. 183 УПК);
— о том, что при связанных с обнажением тела личных обысках и освидетельствованиях (ч.З ст. 172 и ч. 4—6 ст. 181 УПК) должно быть обеспечено присутствие понятых того же пола) что и обыскиваемый или осви-детельствуемый (подробнее об этих следствещных действиях см. § 6 и 7 главы 12 учебника).
В процессуальной литературе и на практике нет единства взглядов относительно возможности принудительного освидетельствования подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля (ст. 181 УПК), получения у них образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК), личного обыска, в ходе которого возникает потребность в обнажении тела обыскиваемого (ст. 172 УПК). Часто безоговорочно и категорично утверждают, что, поскольку в УПК нет прямых запретов, в случае необходимости, в интересах установления истины и борьбы с преступностью, несмотря на возражения любого из названных лиц, его можно подвергнуть принудительно и перечисленным следственным действиям. В недавнем прошлом на практике соответствующий подход также считался само собой разумеющимся.
С таким упрощенным мнением и такой общей ориентацией практики трудно согласиться. Принуждение к освидетельствованию, даче образцов для сравнительного исследования либо к личному обыску, связанному с обнажением тела обыскиваемого, нередко сопровождается применением физического насилия. Поэтому в отношении свидетеля или потерпевшего подобные действия следует считать недопустимыми ни при каких обстоятельствах. Что касается обвиняемого или подозреваемого, то по отношению к ним принуждение в рассматриваемых случаях можно по всей видимости допустить лишь при особо исключительных условиях — к примеру, когда речь идет о необходимости раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления и когда исчерпаны все меры для того, чтобы убедить их в необходимости подвергнуться добровольному освидетельствованию, представлению образцов для сравнительного исследования либо личному обыску. Разумеется, и в таких исключительных условиях недопустимы действия , опасные для жизни и здоровья лица, подвергаемого принуждению, а также действия, унижающие его человеческое достоинство.
§ 2. Задержание подозреваемого в совершении преступления
Данная мера относится к неотложным следственным действиям. Ее сущность состоит в кратковременном лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях выяснения его личности, причастности к преступлению
6 — 23^2 161
и решения вопроса о применении к нему меры пресечения — заключения под стражу (ареста).
Основанием для задержания кого-либо по подозрению в совершении преступления являются фактические данные, обосновывающие подозрение. Ст. 122 УПК к ним относит случаи:
1. Когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения.
2. Когда очевидцы, в том числе и потерпевшие прямо указывают на данное лицо как на совершившее преступление.
3. Когда на подозреваемом, его одежде, при нем или в его жилище обнаруживаются явные следы преступления.
Возможно задержание и при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Но на основании таких данных задержание допускается лишь в том случае, если: а) подозреваемый покушался на побег; б) он не имеет постоянного места жительства; в) не установлена его личность.
Мотивами задержания подозреваемого могут служить обоснованные опасения, что он скроется от дознания или следствия, совершит новое преступление или будет мешать установлению истины по делу. Они сходны с мотивами применения мер пресечения (см. ниже).
Задержание подозреваемого носит неотложный характер и санкции прокурора не требует. Срок задержания — до 72 часов. Продлевать его нельзя. Но возможны исключения и из этого правила. К примеру, с санкции прокурора допускается так называемое административное задержание до 10 суток, применяемое органами пограничной или таможенной служб в связи с проверкой таможенных нарушений или нарушений правил пересечения Государственной границы (п. 4 ч. 2 ст. 30 Закона о Государственной границе от 1 апреля 1993 года и ст. 331 Таможенного кодекса РФ, принятого 18 июня 1993 года).
В любом случае задержания подозреваемого должен быть составлен протокол, в котором указываются основания, мотивы задержания, данные о том, кто произвел задержание, сведения о личности задержанного, его объяснения и фактическое время задержания и составления протокола. Протокол задержания является основанием помещения задержанного в изолятор временного содержания (ИВС).
На практике задержание почти всегда сопровождается личным обыском задержанного. Обыск проводится в соответствии с требованиями ст.ст. 167—171 УПК, но без вынесения об этом специального постановления и без санкции прокурора. Результаты обыска отражаются в протоколе личного обыска.
О произведенном задержании орган дознания или следователь в течение 24 часов обязан уведомить прокурора. В срок до 48 часов прокурор, прове-
рив законность и обоснованность задержания, обязан дать санкцию на заключение задержанного под стражу либо освободить его. Освобождение задержанных из-под стражи производится в случаях: — если не подтвердилось подозрение в совершении преступления; — если отсутствует необходимость применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу;
— истек установленный законом срок задержания (ст. 50 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений от 15 июля 1995 года).
После составления протокола задержанный приобретает статус подозреваемого (ст. 52 УПК), о правах и обязанностях которого см. § 3 главы 5 учебника.
При характеристике процессуального положения задержанных (подозреваемых) важно иметь в виду, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах им принадлежит право обжаловать незаконность и необоснованность задержания не только прокурору, но и в суд. Именно такое разъяснение дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6.
§ 3. Общая характеристика мер пресечения
Особое место среди всех мер уголовно-процес-суального принуждения занимают меры пресечения, которые обычно применяются к обвиняемому, чтобы пресечь ему возможность скрыться, иным способом уклониться от дознания, предварительного следствия или суда, воспрепятствовать установлению истины, заниматься преступной деятельностью, а также чтобы обеспечить исполнение приговора. В исключительных случаях возможно применение таких мер и к подозреваемому.
От всех остальных мер процессуального принуждения меры пресечения отличает ряд специфических признаков:
во-первых, это цели их применения — пресечение возможности совершения обвиняемым (а в исключительных случаях — подозреваемым) действий, препятствующих производству по конкретному уголовному делу;
во-вторых, это особые основания их применения (достаточно обоснованные предположения, что без таких мер вполне реальна возможность наступления тех последствий, которые нужно предотвратить); .
в-третьих, названные меры имеют личный характер: они представляют собой ограничения личной свободы конкретного обвиняемого или подозреваемого. Степень их строгости зависит от основательности опасений ненадлежащего поведения обвиняемого (скроется, совершит побег, воспрепятствует установлению истины и т.п.), а также некоторых других обстоятельств, учитываемых при избрании конкретной меры пресечения (ст. 91 УПК).
Действующий УПК содержит исчерпывающий перечень мер пресечения. К ним отнесены следующие.
Подписка о невыезде (ст. 93 УПК), выражающаяся в получении у обвиняемого или подозреваемого письменного обязательства не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда.-При этом обвиняемого или подозреваемого предупреждают, что в случае нарушения данной им подписки, к нему может быть применена более строгая мера пресечения.
Личное поручительство (ст. 94 УПК), которое представляет собой принятие не менее чем двумя заслуживающими доверия лицами письменного обязательства в том, что они ручаются за надлежащее поведение и своевременную явку подозреваемого или обвиняемого по вызову органов расследования или суда. При этом поручителей ставят в известность о сущности дела и об ответственности, могущей наступить в случае совершения подозреваемым или обвиняемым действий, для предупреждения которых была применена мера пресечения. Например, если последний скрывается от органов следствия и суда, то поручитель может быть подвергнут денежному взысканию в размере до одного минимального размера оплаты труда.
Поручительство общественной организации (ст. 95 УПК) состоит в даче общественной организацией (чаще профсоюзной) письменного обязательства в том, что она ручается за надлежащее поведение и своевременную явку подозреваемого или обвиняемого по вызовам органов расследования или суда.
Решение о поручительстве обычно принимается общим собранием членов организации, либо ее выборным органом. При этом общественная организация должна быть поставлена в известность относительно сущности дела, по которому предстоит дать поручительство. Свое решение общественная организация или ее выборный орган оформляют соответствующим протоколом, который проверяется следователем и приобщается к делу. Об удовлетворении или отклонении ходатайства выносятся мотивированное постановление, о чем сообщается соответствующей организации.
В первые годы после того, как в действующем УПК появилась данная мера, она применялась довольно часто. Однако в дальнейшем практика показала ее неэффективность, поскольку общественная организация не несет и не может нести реальную ответственность за ненадлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого, в том числе и за его уклонение от следствия или суда. В связи с чем ее применение практически прекратилось и стоит вопрос об исключении соответствующих положений из УПК.
Залог (ст. 99 УПК), по сравнению со всеми предыдущими, представляет собой более строгую меру пресечения. Он заключается в том, что в обеспечение явки обвиняемого или подозреваемого по вызовам органов, ведущих процесс, сам обвиняемый (подозреваемый) либо какое-то иное лицо или организация вносят в депозит суда определенную сумму денежных
средств или иные ценности. Сумму залога определяет орган, принимающий решение об избрании такой меры, в соответствии с обстоятельствами дела. При этом залогодатель ставится в известность о сущности дела. Решение о применении данной меры принимается с санкции прокурора или по определению суда (ст. 89 УПК). О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.
В случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки по вызову органа, ведущего производство по делу, внесенный залог по решению суда обращается в порядке, предусмотренном ст. 323 УПК, в доход государства.
До недавнего времени залог применялся крайне редко и в основном к обвиняемым или подозреваемым, которые являлись гражданами иностранных государств. При переходе к рыночным отношениям данная мера пресечения находит все более частое применение и к обвиняемым (подозреваемым), являющимся гражданами нашей страны.
Наблюдение командования воинской части (ст.ЮОУПК) по своей правовой природе в сущности представляет собой специфическую разновидность поручительства, принимаемого на себя командованием воинской части, в которой проходит службу обвиняемый или подозреваемый. Надлежащее поведение последнего, а также его явку по вызовам органов, ведущих процесс, в таком случае обеспечивает командование посредством мер, предусмотренных воинскими уставами: временное лишение права на ношение оружия, запрет на увольнение из расположения воинской части, постоянное наблюдение за ним лиц суточного наряда или непосредственных начальников и т.п.
Отдача несовершеннолетнего под присмотр (ст. 394 УПК) может помимо иных мер пресечения применяться только к лицам, не достигшим 18-летнего возраста. Данная мера в сущности тоже является специфической разновидностью поручительства, которое в одних случаях в отношении несовершеннолетних обвиняемых или подозреваемых дают родители, опекуны или попечители, а в других (когда несовершеннолетний является воспитанником закрытого детского учреждения) — администрация соответствующего детского учреждения. При этом ответственность за надлежащее поведение несовершеннолетнего, а также его своевременную явку по вызову органов следствия и суда родители, опекуны и попечители несут в том же порядке, что и личные поручители (ч. 4 ст. 394 УПК).
Заключение под стражу (ст. 96 УПК) — самая строгая из всех предусмотренных действующим законодательством мер пресечения. Она представляет собой временное лишение свободы обвиняемого или подозреваемого путем помещения его на период производства по делу в место предварительного заключения: следственный изолятор уголовно-исполнительной системы МВД; следственный изолятор органов федеральной службы безопасности; изолятор временного содержания органов внутренних дел (местной милиции); изолятор временного содержания погра-
ничных войск. Местом предварительного заключения для обвиняемых или подозреваемых, являющихся военнослужащими, может служить гауптвахта (подробнее об этой мере пресечения см. ниже в данной главе).
Все предусмотренные действующим УПК меры пресечения по степени возрастающей их строгости условно можно представить в виде примерно такой схемы: Схема 13
Подписка о невыезде
Залог
Заключение под стражу (арест)
Поручительство общественной организации. Личное поручительство. Отдача под присмотр. Наблюдение командования
§ 4. Основания и условия применения мер пресечения
Для того чтобы применение мер пресечения не привело к злоупотреблениям, к попранию прав и свобод граждан, законом установлен строгий порядок их применения.
Во-первых, они могут применяться лишь при наличии соответствующих оснований (ст. 89 УПК). При отсутствии оснований мера пресечения заменяется отобранием у обвиняемого обязательства являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства (ч. 4 ст. 89 УПК).
Во-вторых, избрание конкретной меры зависит от ряда учитываемых при этом обстоятельств (ст. 91 УПК).
В-третьих, чтобы применение меры пресечения всегда было законным и обоснованным) решение о ее избрани орган расследования, прокурор или судья должны оформлять мотивированным постановлением, а суд при установленных законом обстоятельствах—определением. Процессуальное оформление применения таких мер, как подписка о невыезде, личное или общественное поручительство, отдача несовершеннолетнего под присмотр, требует составления и некоторых иных документов (ст.ст. 93—95, 99, 100, 394 УПК), например, письменного обязательства не отлучаться без разрешения с места жительства, обязательства о поручительстве.
В-четвертых, для более строгих мер пресечения требуются и другие специальные гарантии их законного и обоснованного применения. Так, для применения ареста или залога требуется санкция прокурора или решение суда (ч. 2 ст. 89 УПК).

§ 5. Заключение под стражу: основания, порядок и срок применения
Заключение под стражу (арест) обвиняемого или подозреваемого наиболее существенно, по сравнению со всеми иными мерами пресечения, ограничивает
конституционные права и свободы человека, который до обвинительного приговора в силу презумпции невиновности считается невиновным. Поэтому для ее применения требуются особо надежные гарантии против возможных ошибок и злоупотреблений.
Для ее избрания в ст. 96 УПК установлены дополнительные требования. К примеру, она, как правило, не может быть применена к лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание менее строгое, чем один год лишения свободы; отступление от этого требования допускается лишь в исключительных случаях. По мотивам одной лишь опасности преступления арест может быть применен только в случаях обвинения в совершении преступлений, перечисленных в части 2 названной статьи. Санкционирование постановлений следователей и органов дознания об избрании данной меры пресечения доверено лишь лицам, занимающим должности прокуроров, а также заместителей прокуроров высшего и среднего уровней. Перед дачей санкций эти должностные лица обязаны ознакомиться со всеми материалами, на основании которых принимается решение об аресте, и при необходимости лично допросить подозреваемого или обвиняемого. Личный допрос несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого при этом обязателен во всех случаях.
С приведением действующего уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей будут допускаться только по судебному решению (см. ст. 22 и ч. 2 п. 6 Раздела второго Конституции РФ).
Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года детально регламентирует принципы, основания, условия и порядок содержания лиц в местах предварительного заключения; права и обязанности заключенных, а также администрации мест предварительного заключения; основания и порядок освобождения заключенных и другие положения. В частности, этим Законом предусмотрено, что «лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны незамедлительно известить одного из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте или об изменении места его содержания под стражей». Данное положение около года спустя включено в качестве части 6 в статью 96 УПК.
На органы, в производстве которых находится уголовное дело, действующее законодательство возлагает обязанность принимать меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу, а также уведомлять об этом последнего (ст. 98 УПК).
166
Особую осмотрительность проявил законодатель в определении срока содержания под стражей при производстве предварительного расследования. Как правило, он не должен превышать двух месяцев. Его можно продлить лишь при наличии обстоятельств, указанных в ст. 97 УПК:
• в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения — до трех месяцев (районным, городским, военным прокурором гарнизона, объединения, соединения и приравненными к ним прокурорами);
• ввиду особой сложности дела — до шести месяцев (прокурором субъекта Российской Федерации, военным прокурором округа, группы войск, флота, Ракетных войск стратегического назначения, Федеральной пограничной службы РФ и приравненными к ним прокурорами);
• в исключительных случаях и только в отношении обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлениях- — до одного года (заместителем Генерального прокурора РФ) и до полутора лет (Генеральным прокурором РФ).
Дальнейшее продление срока не допускается, содержащийся под стражей обвиняемый подлежит немедленному освобождению. Но закон (ч.ч. 4—6 ст. 97 УПК) предусматривает изъятия из данного общего правила. Суть их в следующем.
В случае, когда ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения предельного срока содержания под стражей невозможно, Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта Российской Федерации, военный прокурор округа, группы войск и приравненные к ним прокуроры вправе не позднее пяти суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство перед судьей областного, краевого и приравненных к ним судов о продлении этого срока.
Судья в срок не позднее пяти суток со дня получения ходатайства выносит одно из следующих постановлений:
1)о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев,
2) об отказе в удовлетворении ходатайства прокурора и об освобождении лица из-под стражи.
В том же порядке срок содержания под стражей может быть продлен в случае необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия.
Как уже говорилось выше (§ 7 главы 1 и § 1 настоящей главы), Конституция РФ и многие международные документы о правах человека запрещают подвергать человека пыткам, жестокому, бесчеловечному и унижающему его достоинство обращению. Эти запреты должны неукоснительно
соблюдаться и применительно к любому находящемуся под стражей обвиняемому или подозреваемому. Следует помнить, что любой, даже самый опасный, преступник остается злодеем, пока он разгуливает на свободе. Но оказавшись под надежной стражей, сразу же переходит в разряд тех, к кому надо относиться с чувством сострадания. Тем более гуманность и чувство сострадания необходимы по отношению к тому, кто пока еще по суду не признан виновным в совершении преступления и кого в силу презумпции невиновности, каким бы тяжким ни было его обвинение и какими бы при этом ни были имеющиеся против него улики, считается невиновным.
§ 6. Судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста и продления его срока
Законность и обоснованность ареста, применяемого органом дознания, следователем или прокурором, а равно законность и обоснованность продления срока содержания под стражей, до мая 1992 года могли
быть обжалованы только вышестоящему прокурору. Однако такая проверка постановлений о применении столь строгой меры пресечения и ее реализации была признана недостаточной. В мае 1992 года действующий УПК был дополнен статьями 220' и 220^, в соответствии с которыми содержащиеся под стражей лица, их защитники или законные представители получили право приносить жалобы на применение органом дознания, следователем или прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей в суд по месту содержания лица под стражей.
Конституционность данных статей УПК, как отмечалось выше (см.§ 8 главы 2 учебника), была проверена Конституционным Судом РФ. В своем постановлении от 3 мая 1995 года он признал «положение статьи 220' УПК РСФСР, ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей, и связанное с ним положение статьи 220^ УПК РСФСР о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу только по месту содержания лица под стражей не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 46 (ч. 1 и2), а также статьям 19 (ч. 1), 21 (ч. 1), 22 (ч. 1), 55 (ч. 3)».
Тем самым было признано, что поскольку Конституция РФ имеет прямое действие, то в соответствии с ее положениями обжаловано в суд может быть не только реально исполняемое постановление об аресте, но также и постановление, которое только вынесено, но еще не исполняется, так как запрет судебного обжалования вынесенного, но реально не исполняемого постановления об аресте дает возможность органам дознания, следователям и прокурорам отступать от установленных в законе требований законности при применении этой меры. Также было признано право обжаловать применение этой меры не только в суд по месту содержания лица под стражей,
но и в суд по месту нахождения лица, когда вынесенное постановление о заключении под стражу еще не начало реально применяться, так как в противном случае реализация этим лицом своего права на обращение в суд может оказаться существенно затруднена.
Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, в соответствии с УПК, производится судьей единолично в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Судья вызывает на заседание и лицо, содержащееся под стражей, а также лицо, в отношении которого вынесено постановление о заключении под стражу, когда постановление обжалуется до его реального исполнения. Рассмотрение жалобы в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда оно отказывается по собственной инициативе от участия в заседании либо ходатайствует об этом.
Для рассмотрения судьей жалобы установлены жесткие сроки: постановление об удовлетворении жалобы либо об отказе в этом должно приниматься не позже трех суток со дня получения необходимых для проверки жалобы материалов, представляемых органом дознания, следователем и прокурором.
Обобщив практику применения ст. 220' и 220^ УПК, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года № 3 дал по многим вопросам, возникшим в связи с применением названных статей УПК, подробные разъяснения.
§ 7. Иные меры уголовно-процессуального принуждения
К числу иных мер, как уже было отмечено, обычно относят меры процессуального принуждения, посредством которых обеспечивают законный порядок в ходе
производства по делу, а также создают условия для должного исполнения приговора в отношении гражданского иска, имущественных взысканий и конфискации имущества. Такими мерами являются следующие.
Обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства (ст. 89 ч. 4 УПК), которое уже упоминалось выше, дается обвиняемым или подозреваемым в письменном виде при отсутствии оснований для применения меры пресечения.
Привод — осуществляемое по мотивированному постановлению органа расследования, прокурора или судьи (либо по определению суда) принудительное доставление лица в орган расследования или суд в случае неявки его по неуважительным причинам. Такой мере могут быть подвергнуты: обвиняемый (ст. 147 УПК), подозреваемый (ст. 123 УПК), свидетель (ч. 2 ст. 73 УПК), потерпевший (ч. 3 ст. 75 УПК), эксперт (ч. 3 ст. 82 УПК).
Отстранение от должности (ст. 153 УПК)—мера, которая может применяться по мотивированному постановлению следователя, санкционированному прокурором, к обвиняемому, являющемуся должностным лицом. Делается это, когда имеются обоснованные опасения, что обвиняемый может использовать свое должностное положение, чтобы помешать нормальному ходу расследования, продолжать преступную деятельность и т.п. Данная мера по своим целям близка к мерам пресечения.
Наложение ареста на имущество (ст. 175 У ПК)—мера, применяемая в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества. Аресту может быть подвергнуто имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем. Данная мера может быть осуществлена одновременно с выемкой или обыском либо самостоятельно. Арест на имущество может быть наложен по постановлению органа расследования, прокурора или судьи, либо по определению суда.
За неисполнение процессуальных обязанностей и нарушение порядка в судебном заседании закон предусматривает возможность наложения на свидетеля, потерпевшего, специалиста, переводчика и иных лиц денежного взыскания (ч. 2 ст. 73, ст. 57, 94, 133' и 394 УПК), а в случае, предусмотренном ст. 263 УПК, в отношении нарушителей порядка в судеб-номзаседании—также штрафа. Данныемерымогутприменятьсясудом или судьей (ст. 323 УПК).
Следует отметить, что зарубежное законодательство ряда стран предусматривает возможность применения органами судебной власти в аналогичных случаях куда более строгие процессуальные санкции. К примеру, американские судьи, в случаях проявления неуважения к суду, неподчинения решениям судьи и т.п. могут применять арест, в том числе даже в отношении адвоката или прокурора. Широкие права на применение в качестве процессуальных санкций в виде штрафов предоставлены во Франции не только суду, но и следственным судьям.
§ 8. Основные тенденции обеспечения правомерности процессуального принуждения: факты из российской истории и зарубежной практики
До середины 60-х годов XIX столетия, как известно, в России суд по сути был придатком администрации. Любые меры процессуального принуждения фактически носили сугубо полицейский характер, что создавало благодатнейшую почву творить в уголовном процессе безнаказанный произвол.
В результате судебной реформы 1864 года в России была учреждена относительно самостоятельная, более или менее независимая судебная власть. Появились судебные следователи, которые вместе с судьями получили сравнительно широкую возможность контролировать законность действий
полиции, осуществлявшей функции дознания и полицейского уголовного сыска. Что по всей видимости и давало дореволюционным российским правоведам основание характеризовать меры процессуального принуждения в пореформенном российском уголовном процессе как меры судебного принуждения. В число названных мер было принято включать четыре их разновидности:
1. Меры получения доказательств (привод, допрос, осмотр, обыск и выемка).
2. Меры обеспечения явки обвиняемых («призыв» и привод обвиняемого и меры «пресечения обвиняемому способов уклониться от следствия и суда»).
3. Меры обеспечения «судебного разбора», то есть меры, имеющие целью обеспечивать поддержание должного порядка в ходе судебного разбирательства.
Возрождение прогрессивных идей и традиций российской судебной реформы 1864 года состоялось в известной мере в период проведенной у нас судебно-правовой реформы 1922—1924 годов, когда были восстановлены судебные следователи и предприняты попытки поставить под их контроль законность действий милиции и других органов дознания.
Однако уже к концу 20-х годов следователи (в связи с передачей их из судов в прокуратуру) из судебных деятелей фактически превратились в прокурорских дознавателей. Затем административные должностные лица под названием «следователей», по своему правовому положению мало чем отличающиеся от обычных полицейских дознавателей, появились и в других наших полицейских ведомствах (МВД и КГБ). Бывшим Генеральным прокурором СССР было признано публично, что«хозяином уголовного дела» на досудебных стадиях процесса у нас стал не суд, а прокурор. Так была похоронена идея установления судебного контроля за законностью действий органов расследования при производстве по уголовным делам, в том числе действий, связанных с применением мер процессуального принуждения.
Идея эта, хотя и с большими трудностями, постепенно, как показано выше, возрождается при активном содействии предписаний действующей Конституции РФ.
В странах Европы и Северной Америки о необходимости гарантий прав и свобод человека и гражданина, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, громко заговорили во времена буржуазно-демократических преобразований, происходивших в XVIII—XIX веках.
Но это были лишь первые и не очень последовательные шаги, ибо на деле такого рода права и свободы во многих странах, даже тех, которые считаются оплотом демократии, нередко жестоко попирались.
Особенно это было характерно для сферы уголовного судопроизводства, где многочисленные применявшиеся меры процессуального принуждения (вплоть до самых острых, таких, как задержания, аресты и др.) в большинстве стран мира носили практически полицейский характер, поскольку
применялись они зачастую без надлежащего судебного контроля. Таким в принципе оставалось положение до середины нынешнего столетия.
Весьма широкими полномочиями в части применения различного рода мер принуждения в уголовном процессе обладают полиция и прокуратура многих стран и в наше время. К примеру, полиция и прокуратура ФРГ обладают согласно УПК широкими полномочиями на задержание граждан, а также на применение к ним многих иных мер процессуального принуждения, в особенности при проверке и установлении личности на специально создаваемых контрольных пунктах, а также во время полицейских облав и «всеобщих полицейско-розыскных проверок». Немалыми полномочиями на применение мер процессуального принуждения наделены прокуратура и судебная полиция Франции, а также соответствующие службы полиции и уголовного преследования США, Англии и других стран.
Вместе с тем после окончания Второй мировой войны все явственнее начала проявляться тенденция гарантировать права человека в уголовном процессе от произвола властей посредством учреждения в отношении законности применения мер процессуального принуждения различных форм судебного контроля. Происходило это одновременно с распространением мнения, что судебные гарантии являются наиболее надежными из всех правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина.
Опыт в данной сфере в различных странах накоплен весьма разнообразный: получение согласия суда или судьи на применение той или иной меры процессуального принуждения, доставление задержанного к судье для проверки законности и обоснованности примененной меры, обжалование в суд в целях проверки законности и обоснованности ареста или задержания и т.п. В УПК Франции, например, имеется специальный раздел (раздел X), в соответствии с которым суд может признать недействительным то или иное следственное действие или решение органов расследования и аннулировать процессуальный акт.
Тенденция установления судебного контроля за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения нашла свое отражение в документах международно-правового характера: Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах и ряде других.
Примерные тексты процессуальных документов
ПОСТАНОВЛЕНИЕ о применении меры пресечения в виде подписки о невыезде
г. Энск 12 февраля 1997 г.
Следователь следственного отдела УВД г. Энска, лейтенант юстиции Свиридов В.А., рассмотрев материалы уголовного дела № 16/3 по обвине-
ник) Сомова Павла Федоровича в совершении преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ,
ПОДПИСКА О НЕВЫЕЗДЕ
Г.Энск
12 февраля 1997 г.
установил:
член общества охотников и рыболовов г. Энска Сомов П.Ф. обвиняется в небрежном хранении охотничьего гладкоствольного ружья, создавшем условия для использования его сыном, подростком 'Сашей в возрасте 13 лет, который, сняв висевшее дома на стене заряженное отцовское ружье, нацелил его на соседского двенадцатилетнего мальчика Журавлева Витю и произвел нечаянный выстрел, тяжело ранив последнего в живот.
По имеющимся в материалах дела данным, обвиняемый Сомов П.Ф. собирается поехать навестить своих родственников в Орловскую область, а оттуда проехать также на Украину к другим своим родственникам, чем может создать препятствия для своевременного, объективного, полного и всестороннего исследования обстоятельств дела. Поэтому, руководствуясь ст.ст. 89, 91—93 УПК РСФСР.
постановил:
Применить в отношении обвиняемого Сомова Павла Федоровича, 1965 года рождения, работающего техником в телеателье, проживающего в г.Энске, ул. Зеленая, д. 5, кв. 8, в качестве меры пресечения подписку о невыезде из пределов Энской области, о чем ему объявить.
Следователь, лейтенант юстиции
Свиридов В.А. (подпись)
Постановление мне объявлено 12 февраля 1997 г.
Даю настоящую подписку в том, что я, Сомов Павел Федорович, проживающий в г. Энске, по улице Зеленая, д. 5, кв. 8, обязуюсь до окончания предварительного следствия и суда по уголовному делу по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, не выезжать из пределов Энской области, не менять своего местожительства без разрешения следователя, прокурора или судьи, являться по первому вызову органов следствия или суда.
Мне объявлено, что в случае нарушения настоящего обязательства подписка о невыезде мопсет быть в соответствии со ст. 93 УПК РСФСР заменена более строгой мерой пресечения.
Обвиняемый
Подписку отобрал: следователь, лейтенант юстиции
Сомов П.Ф. (подпись)
Свиридов В.А. (подпись)
Заключение под стражу Сидоренко Григория Васильевича САНКЦИОНИРУЮ
Прокурор г. Энска советник юстиции Голованов И.В. 28 января 1997 г. (гербовая печать)
Сомов П.Ф. (подпись)
' Обстоятельства дела вправе признать установленными, то есть доказанными, только суд в своем приговоре, постановленном с соблюдением всех гарантий надлежащей правовой процедуры. Потому совершенно правильно поступали дореволюционные российские следователи и прокуроры, не говоря уже об органах дознания, когда они в своих процессуальных актах вместо слова установил» писали слова «нашел», «обнаружил», «выявил» и т.п. Кстати, аналогично поступали и советские органы предварительного следствия и дознания, а также прокуроры примерно до конца 50-х годов (примечание автора главы).
174
ПОСТАНОВЛЕНИЕ о применении меры пресечения в виде заключения под стражу
г.Энск 28 января 1997 г.
Следователь следственного отдела УВД г. Энска старший лейтенант юстиции Петраков B.C., рассмотрев материалы уголовного дела № 123/15 по обвинению Сидоренко Г.В. в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в» и «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ,
175
установил:
Сидоренко Григорий Васильевич обвиняется в том, что он 17 января 1997 г. в период между 18 и 19 часами, взломав запертую дверь, проник в квартиру 37 дома № 12 по улице Чкалова) в г. Энске. Закрыв находившуюся там хозяйку квартиры Павлову Веру Ивановну в ванной комнате, он под угрозой убийства имевшимся у него самодельным ножом в случае, если она будет кричать и звать на помощь, похитил из квартиры новый магнитофон «Панасоник» японского производства, стоимостью 1,5 миллиона рублей, и кожаную черную дамскую сумочку с тридцатью стодолларовыми купюрами США. С похищенными вещами скрылся, но на следующий день был задержан с поличным на речном вокзале г. Энска.
Сидоренко Г.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного пп. «в» и «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, которое относится к категории особо тяжких; в течение двух лет нигде не работает и не учится, неоднократно в нетрезвом виде задерживался милицией за мелкое хулиганство, с родителями не живет и семьи не имеет, по заявлению родителей где-то целыми неделями пропадает, не возвращаясь домой ночевать. Учитывая достаточные основания полагать, что обвиняемый, находясь на свободе, может скрыться или продолжать преступную деятельность, руководствуясь ст.ст. 89, 91, 92 и 96 УПК РСФСР.
постановил:
1. Избрать в отношении Сидоренко Григория Васильевича, 1976 года рождения, уроженца и жителя г. Энска, прописанного у родителей в городе Энске, по ул. Строителей, д. 12, кв. 7, меру пресечения — заключение под стражу, о чем ему объявить.
2. Настоящее постановление направить для исполнения начальнику следственного изолятора г. Энска.
Следователь, старший лейтенант юстиции
Постановление мне объявлено 28 января 1997 г.
Петраков B.C. (подпись)
Сидоренко Г.В.
Нормативные источники
Конституция РФ — ст.ст. 21,22,46,56,4.2 п. 6 Раздела второго «Заключительные положения».
УПК—ct.ct.ii,89—101,211,218—220^ и393—394. Закон о прокуратуре— ст.ст. 29—34.
Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 29, ст. 2759).
Таможенный кодекс РФ от 18 июня 1993 года—ст.331 (ВВС, 1993, № 31, ст. 1224).
Закон РФ «О Государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993года—п.4 ч.2ст. 30(ВВС,1993,№ 17,ст. 594).
Всеобщая декларация прав человека — ст. 9 (Документы и материалы. С. 413^19).
Международный пакт о гражданских и политических правах — ст. 9 (там же. С. 302—320).
Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года («Советская юстиция», 1992, № 2, с.20—22).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 года № 3 (СППВС, с. 348 — 352).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 29 сентября 1994 года№ 6 (СППВС, с. 358 — 360).
Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности статей 220' и 220^ Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.Д. Аветяна» от 3 мая 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 19, ст. 1764).
Контрольные вопросы
1. Что такое меры уголовно-процессуального принуждения? Назовите их виды и цели применения.
2. Что такое меры пресечения? Чем они отличаются от остальных мер уголовно-процессуального принуждения?
3. Назовите виды мер пресечения и охарактеризуйте их содержание.
4. К кому могут быть применены меры пресечения?
5. Раскройте основания для избрания мер пресечения, а также обстоятельства, которые должны при этом учитываться.
6. Каков порядок избрания, изменения и отмены мер пресечения?
7. Охарактеризуйте процессуальные гарантии законного и обоснованного избрания мер пресечения.
8. Каковы особенности гарантий законного и обоснованного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу?
9. Каковы сроки ареста и порядок их продления?
10. Дайте характеристику основных правил содержания лиц, подвергнутых заключению под стражу.



ОГЛАВЛЕНИЕ