ОГЛАВЛЕНИЕ

Н.В. Королева, кандидат юридических наук
УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН И УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА НА ФОНЕ СОВРЕМЕННЫХ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИХ РЕАЛИЙ
За десять постперестроечных лет зарегистрированная преступность в Российской Федерации выросла в 2,2 раза. При этом правоохранительные органы испытывали все больше сложностей в переработке всей информации о преступности, а граждане, не получающие должной защиты все чаще предпочитали не обращаться к ним за помощью. Таким образом, росла латентная часть преступности, развивалась "теневая юстиция" - защита гражданами своих прав любыми, в том числе незаконными способами, вплоть до уголовно наказуемых криминальных "разборок"^ . Данная ситуация стимулировала усиленную самодетерминацию преступности. Менялись не только количественные, но и качественные ее показатели, связанные с ростом организованности, профессионализма, вооруженности, проникновением в государственные структуры. Негативные факторы современного развития общества кризис экономики; политическая нестабильность; межнациональная напряженность, переросшая в отдельных регионах в открытые военные конфликты; резкое падение жизненного уровня населения и усугубление его материально-вещной дифференциации, рост безработицы и многие , многие другие факторы, отрицательно сказывающиеся на социальном здоровье и безопасности нации, приводили к качественным изменениям в обществе и государстве. Под влиянием все большей кримина-лизации общества расшатывается охраняемая законом система отношений и формируется новая, контролируемая криминалитетом^ . Такая ситуация крайне осложняет проведение правовой реформы в
^ Преступность в России в 90-х годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней.- Н., 1995. С.5.
Долгова А. И. Здоровье нации и национальная безопасность как криминологическая проблема; Терешонок А.Я. Криминальный передел.// Безопасность и здоровье нации.- М., 1996. С.5, 146 и др.
России. Кроме того, не .учитываются современные политические, экономические и даже криминологические реалии, нет опоры на единую взаимоувязанную концепцию реформирования правоохранительной системы . В результате уже на первых стадиях проведения правовой реформы есть ряд существенных ошибок, способных тормозить и ослаблять достижение ее положительных результатов. Так, начатая в 1991 г. в
России судебная реформа не опирается на всеобъемлющую полную кон-
^
цепцию, охватывающую все органы уголовной юстиции . По неясным
причинам не приняты основы уголовного законодательства, которые должны предшествовать принятию нового УК^. Работа над ним постоянно демонстрировала противоречия в среде ученых и практиков по основным концептуальным положениям закона, что также связано с отсутствием единой концепции уголовной политики. И наконец, что весьма важно, обнаруживается искажение приоритета реформ. Нельзя не согласиться с А. Я. Сухаревым, что они оказались однобокими, ориентированными в основном на защиту обвиняемых, а миллионы граждан, пострадавших от преступлений, так и не почувствовали должной государственной защиты . особенно активно отстаивают такую позицию представители Общественного центра "Содействие реформе уголовного правосудия", пекущиеся исключительно о правах обвиняемых и осужденных . При этом они забывают, что данными людьми совершены общественно-опасные деяния, не только нарушившие права потерпевших, но и причинившие потерпевшим - личности, обществу, государству существенный вред. К сожалению, данная позиция поддерживается и некоторыми учеными криминологами, считающими современную уголовную политику, и в частности карательную практику, излишне жесткой, и
" Бородин С - В - Проблемы уголовной политики и уголовного права з условиях роста преступности в России// Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. - М., 1994. С.10.
Кузнецова Н .Ф. Современные тенденции развития уголовного права ; А .Л . Цветинович Тенденции уголовной политики вчера, сегодня , завтра //Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства.- Н.,1994. С.12,14 и др.
Сухарев А .Я . Криминализация общества . Пути противодействия. // Научная монография по вопросам борьбы с преступностью, 1995, Н 155. С.14.
выступающими в связи с этим с идеей ее гуманизации. Данная точка зрения на современном этапе развития общества представляется необоснованной , ибо не опирается на глубокие криминологические исследования количественных и качественных параметров преступности, с одной стороны, и характеристики современной карательной практики -с другой. Иными словами, такая позиция не имеет под собой доста точной научной и практической почвы. По мнению В. В .Лунеева, это связано с тем, что знание криминологической реальности остается во многом не востребованным, а продолжают доминировать формально-логические методы; желание быть в первых рядах строителей светлого будущего и строить его в отрыве от реалий, пренебрегая законами эволюции в стране, где пока нет элементарного правового пространства.^
Таким образом, гуманизация уголовного законодательства не оправдана сейчас ни современным состоянием преступности, ни "успехами" борьбы с нею. При этом наблюдается рассогласование между количественными и особенно качественными характеристиками преступности и уголовной политикой. Последняя становится скорее отражением политики государства, чем тенденцией современной преступности. Это сказывается и на законотворческой деятельности, ибо связь уголовного закона с уголовной политикой тесна настолько, насколько вообще тесна связь части и целого.
Уголовный закон - это правовая основа борьбы с преступностью, поэтому его можно считать важнейшей формой выражения уголовной полигики. Вместе с тем уголовное законодательство является частью системы права, которая в свою очередь составляет нормативную базу управления обществом " . Следовательно, уголовная политика также в значительной мере - одно из средств управления обществом. Ее содержание как политики в области борьбы с преступностью включает в себя: во-первых, все отрасли права, обслуживающие борьбу с преступностью, и в первую очередь уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; во-вторых, законы и
" Лунеев В. В. Реальность и уголовное право //Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. -М. 1994. С.16.
^ Ианченко II.С.. Советская уголовная политика, Томск, 1988. С. 117.
нормативные акты, касающиеся деятельности правоохранительных и других органов, имеющих отношение к борьбе с преступностью: в-третьих, практику применения этих законов - непосредственную деятельность, направленную на борьбу с преступностью, основу которой составляют выявление, раскрытие и расследование преступлений, назначение и исполнение наказаний. Кроме того, составной частью практики борьбы с преступностью является также предупреждение преступлений, которое в последние годы, к сожалению, теряет свой потенциал -
Важно подчеркнуть, имея в виду тесную связь уголовного закона с уголовной политикой, что изменения уголовного законодательства неизбежно приводят к изменениям уголовной политики. Зачастую весьма сложно определить, что первично, а что вторично. В то же время практика применения закона даже в рамках единой правовой нормы варьируется в зависимости от направления уголовной политики и вынуждает порой вносить соответствующие изменения в действующее законодательство. В этом отношении практика борьбы с преступностью -индикатор действующего уголовного законодательства, его достоинств и недостатков - Она стоит между уголовным законом и преступностью, т.е. ближе к преступности, чем саи закон. Поэтому именно практика борьбы с преступностью, органы, ее осуществляющие, знающие преступность не понаслышке, а от непосредственного контакта, должны давать основные направления коррекции уголовной политики и уголовного законодательства. Однако, как показывает анализ нового уголовного законодательства и практики его применения, этого не происходит. У разработчиков нового уголовного законодательства сквозит отрицание общепревентивного значения уголовного закона вообще и функции уголовного наказания в частности. Эту тенденцию отмечают и другие ученые^ . В результате основной и идеологически верный принцип гуманизации уголовной политики начинает работать в ущерб интересам борьбы с преступностью, так как не учитывает основной фактор своего существования. Последствия этого могут причинить определенный вред делу борьбы с преступностью: не срабатывает общепрофилактическое воздействие закона: безнаказанность позволяет расширять и укреплять ряды криминального мира, повышает возможности его консолидации, противостояния правоохранительной системе. Как
^ См . , напр. , Лун сев В.В. Указанная работа . С - 16 .
показывают исследования, растет неудовлетворенность оперативных и следственных работников результатами своего труда, не говоря уже о росте чувства страха и незащищенности от преступности у населения, вполне законно требующего усиления правовой защиты, адекватной силе наступления преступности на их права и интересы.
Таким образом, идея гуманизации уголовного законодательства не опирается в настоящее время на современнные криминологические реалии, а вывод об усилении в последние годы уголовной репрессии в отношении лиц, совершивших преступления не подтверждается анализом карательной практики. Напротив, изучение данных о лицах, привлеченных и освобожденных от уголовной ответственности на стадии следствия и суда, свидетельствует о рассогласовании повышенной степени тяжести и общественной опасности современной преступности и карательной практики, демонстрирующей черты дальнейшей гуманизации уголовной юстиции. Так, в 1995 г. в Российской Федерации на стадии пред вари тель тельного следствия было освобождено от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям 166 535 чел. Хотя их доля в числе всех выявленных преступников по сравнению с 1992 г. и сократилась с 24^ до 11%, но причиной тому было увеличение доли тяжких преступлений за тот же период с 15^ до 59%. Таким образом, сокращение числа освобожденных от уголовной ответственности всего на 39,9% представляется неадекватным четырехкратному росту тяжкой преступности. Далее, с 1992 по 1995 г. число осужденных к лишению свободы выросло на 58,4^,а их доля в общем числе осужденных ' лишь на^2% (с34,2% до 34,5%), тогда как общее число осужденных за тяжкие преступления выросло в 3 раза. При этом число лиц, которым назначалось наказание ниже низшего предела, установленного действующим законодательством, выросло в 5,4 раза, а их доля в общем количестве наказанных лишением свободы увеличилась с 4,2^ до 14,2%. по амнистии и другим основаниям было освобождено судом 81 348 чел., что почти вдвое выше показателя 1992 г. Кроме того, по нереабилитирующим основаниям судами освобождено втрое больше лиц, совершивших преступления .
За эти три года вдвое увеличилось число условно осужденных, на 59°й - тех, к кому применялась отсрочка исполнения приговора. По примерным подсчетам всего на всех стадиях уголовного процесса было освобождено по нереабилитирующим основаниям более 463 тыс. чел., не считая еще 118 466 человек, чьи уголовные дела были направлены
на дополнительное расследование.
Особенно "гуманно" уголовная юстиция относилась к лицам, виновным в совершении экономических и должностных преступлений - В 1995 г. из 30 385 чел., совершивших хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением, привлечены к уголовной ответственности 47,4% и освобождены от нее 30,3%. В 1994 г. было привлечено к уголовной ответственности еще меньше - 27^ из 32 302 чел., т.е. 8782 чел. В ЭТОМ же году было осуждено по ^гой статье 4525 чел., причем только 6,7% к лишению свободы, каждый четвертый из которых - к срокам ниже низшего предела - Если проследить эти данные год за годом, можно условно определить, что реальное наказание за совершение таких преступлений несут лишь 1/9 -1/10 часть преступников, а что касается серьезных наказаний, связанных с лишением свободы, то их доля еще в 10 рая уменьшится. При этом опросы населения свидетельствуют о росте числа лиц, пострадавших от взяточничества и коррупции.
Иногда причины выбора наказаний, не связанных с лишением свободы, весьма прозаичны и лежат в области недостаточности пенитенциарной системы, содержащей вдвое больше осужденных, чем позволительно по санитарным нормам. Это обстоятельство тоже оказывает психологическое воздействие на судей, начинающих рассматривать лишение свободы как какую-то особую, исключительную меру. В результате 2/3 опрошенных следователей, например в Санкт-Петербурге, указали, что в течение года им приходилось дважды направлять в суды уголовные дела по обвинению одного и того же лица, которому суд перед этим назначил наказание, не связанное с лишением свободы^ .
В обществе с геометрической прогрессией распространяется мнение о бессилии закона и всесилии криминалитета. Интересен при этом тот факт, что 26,5% преступников, опрошенных в колониях, отмечают увеличение доли безнаказанно совершаемых тяжких преступлений. Проникающее в сознание людей мнение о широком размахе преступности и
крайне слабой ее выявляв мости и практической ненаказуемости служит
^ г'
дополнительным стимулом дальнейшей криминализации общества^ ' . При
^ Касторский Г .Л. Современные проблемы обеспечения законности в борьбе с преступностью. Преступность и закон М.1996. С.26.
^ ° Ефремова Г. X. Образ преступности в общественном мнении - В кн.: Преступность и закон. Н., 1996. С.109-110.
этой повышение нагрузки и снижение качества работы правоохранительных органов приводит к тону, что уголовные дела плохо расследуются, слабо закрепляются доказательства, в "машину" правосудия попадают наиболее простые, очевидные уголовные дела и другие тому подобные факторы также влияют на уровень карательной практики. Как показывает статистический анализ, на судебной стадии выявляется все больше различных недостатков, нарушений, просчетов и даже прямых нарушений закона при производстве дознания и следствия.
Недостатки законодательства, просчеты в уголовной политике, недостатки в деятельности правоохранительных органов, в результате чего уголовные дела плохо расследуются, слабо закрепляются доказательства , в "машину" правосудия попадают наиболее простые и очевидные уголовные дела в отношении наименее запущенных в правовом отношении преступников и другие тону подобные факторы также влияют на уровень карательной практики. Как показывает статистический анализ, на судебной стадии выявляется все больше различных недостатков , нарушений, просчетов и прямых нарушений закона при производстве дознания и следствия. Эти факторы в сочетании с сегодняшним уровнем криминализации общества и крайне низким кадровым потенциалом правоохраны, способны уже в ближайшем будущем резко усилить наступление преступности на охраняемые государством ценности.
В этих условиях необходимо разработать новую уголовно-политическую стратегию, учитывающую все современные криминологические реалии. И именно этой концепции должно подчиняться любое изменение законодательства. В основу государственной политики в области борьбы с преступностью следует положить прежде всего принцип неотвратимости ответственности за совершенные преступления. В связи с этим заслуживает, как представляется, внимания точка зрения о необходимости исключения из законодательства института освобождения от ответственности по нереабилитирующик основаниям^ ^, особенно на досудебной стадии уголовного процесса и целесообразности замены ее разными формами освобождения от наказаний, учитывающими характер содеянного и личность обвиняемого. Наряду с этим представляется некорректной постановка альтернативы усиления либо ослабления уго-
^ Нечепуренко А.Д. Условность или неотвратимость наказания; тактика и стратегия выбора //Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994. С.18 ва. М. 1994. С.18.
- 160 -
ловной репрессии в отношении лиц, совершивших преступления, так как, исходя из понимания преступности как неоднородного социального явления, следует с тех же позиций подходить и к карательной практике. основной идеей такого подхода может явиться возможность разработки максимально широкого круга разнообразных наказаний, позволяющих достичь наибольшей глубины дифференциации осужденных в эависности от тяжести и общественной опасности содеянного и характеристик личности подсудимого. Именно такой подход, как представляется, способен обеспечить наибольшую эффективность уголовно-правового воздействия на преступность.



ОГЛАВЛЕНИЕ