ОГЛАВЛЕНИЕ

Ю.Н.Аргунова кандидат юридических наук
О ЗАЩИТЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В НОВОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Человек, его права и свободы провозглашены в Конституции России высшей ценностью и должны определять смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваться правосудием.
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Однако именно права и свободы граждан оказались недостаточно защищенными законом, судебной и административной практикой - В законотворчестве, в применении законов и в деятельности государственных органов больше внимания уделяется обеспечению и защите интересов государственности, но не прав и
свобод человека и гражданина. Получают распространение факты грубого , демонстративного нарушения норм, регулирующих права и свободы . Как отмечается в материалах Всемирной конференции по правам человека (Вена, 1993 г.), на права человека должны распространяться эффективные механизмы, которые гарантировали бы их, обеспечивали их защиту и предусматривали соответствующие санкции за их нарушение .
Охрана прав и свобод человека и гражданина - одна из задач нового Уголовного кодекса Российской Федерации, выделяющего в самостоятельную главу 19 преступления против конституционных нрав и свобод человека и гражданина. Важно выяснить: насколько полно и адекватно в главе 19 У К РФ защищены конституционные права граждан? Достаточно ли четко сформулированы уголовно-правовые нормы, не содержится ли в них противоречий и неточностей, могущих привести к необоснованному их применению? Нет ли в статьях УК пробелов, которые могут в дальнейшем способствовать появлению новых видов общественно опасных действий?
1. Название главы представляется не совсем точным - Многие статьи УК, рассредоточенные по другим главам кодекса, также предусматривают ответственность за преступления против конституционных прав и свобод граждан. К последним относятся, в частности, право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, частную собственность , охрану достоинства личности, благоприятную окружающую среду и др. (ст.ст. 20,22, 35, 21, 42 Конституции РФ). Им соответствуют главы 16, Т/, 18, 21, 26 и отдельные статьи из других глав нового УК.
2. Некоторые из конституционных прав и свобод граждан уголовным законодательством остались незащищенными. Это относится, например,. к гарантированным Конституцией РФ свободе слова ( п. п. 1 и 4 ст.29), свободе деятельности общественных объединений (п.1 ст.30). В главе "Преступления против политических, трудовых, иных прав и свобод граждан" УК РСФСР с 19&1 г. содержится норма об ответственности за воспрепятствование законной деятельности профсоюзов (ст.137), в 1585 г. введена ст. 139' "Преследование граждан за критику" . Эти нормы.. разумеется, далеки от совершенства и нуждаются в корректировке, однако декриминализация нарушений указанных конституционных прав представляется недостаточно обоснованной. 3. Статья 136 УК РФ несколько сузила конституционное понятие
равенства прав и свобод человека. Статья 19 Конституции гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и цолжностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Статья 136 УК РФ делает этот перечень исчерпывающим и не предусматривает возможность иных обстоятельств. А между тем такая формулировка необходима. Другими обстоятельствами могут быть возраст, состояние здоровья и т.д. Вряд ли дискриминация граждан по этим признакам менее общественно опасна, чем в зависимости, например, от имущественного или должностного положения. Известно, в частности, решение Конституционного Суда, в котором увольнение служащих с целью избежать пенсионных выплат было расценено Судом как дискриминация по возрасту и потому признано неконституционным . Бытует практика ограничения прав и свобод граждан в связи с наличием у них психических расстройств. Такие неоснованные на законе ограничения возникают при поступлении в учебное заведение , трудоустройстве, участии в выборах, защите своих прав в различных инстанциях, в том числе в правоохранительных органах.
4. Статья 137 УК РФ значительно сужает объем защиты гарантированного Конституцией права на неприкосновенность частной жизни. В соответствии со ст.23 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Кроме того, согласно ст.24 Конституции не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Однако ст. 137 УК РФ предусматривает ответственность лиц за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия... Таким образом, ст.137 УК, во первых, нс содержит ответственности за хранение и использование таких сведений, а, во-вторых, сведения о частной жизни лица необоснованно ограничиваются лишь теми из них, которые составляют его личную или семейную тайну.
На основании изложенного более приемлемой считаем следующую редакцию ч.1 ст.137:
"Незаконный сбор, хранение, использование или распространение информации о частной жизни лица, а также сведений, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия..." далее по текс-
5. Недостаточно полно в УК РФ защищено право гражданина на неприкосновенность жилища. Нарушение неприкосновенности жилища (такое название имеет ст.139 УК РФ) отнюдь не сводится к незаконному в него проникновению, как это значится в диспозиции статьи. Авторы статьи УК, имея в виду ст. 25 Конституции, оставили без внимания ст. 40 Конституции, согласно которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен его. Недаром ст. 136 УК РСФСР, имеющая то же название, что и ст.139 УК РФ, предусматривает ответственность за незаконный обыск, незаконное выселение или иные незаконные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан.
На основании изложенного можно предложить следующую редакцию ч.1 ст.139:
"Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, а равно произвольное лишение жилища".
б. Неудачно сформулирована диспозиция ст. 140 УК РФ "Отказ в предоставлении гражданину информации". Из текста статьи неясно: во-первых, кому должностное лицо отказывает в предоставлении материалов, и, во-вторых, кого эти материалы касаются: лица, которому отказано в их предоставлении, или третьих лиц. Нечеткость формулировок может привести к неправомерному предоставлению материалов, затрагивающих права и свободы граждан, заинтересованным лицам и организациям, желающим иметь данные о том или ином человеке. Поэтому в статье необходимо уточнчть, что речь идет о непредоставлении гражданину информации, касающейся именно его прав и свобод. Таким образом, редакция ст. 140 могла быть следующей: "Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении гражданину собранных в установленных порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан".
7. Часть 1 ст.141 УК РФ "Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий" в отличие от ст. 132 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 28 апреля 1995 г. предусматривает формальный состав. Таким образом, она почти полностью воспроизводит новую редакцию ст. 40 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, криминализируя действия, за кото-
- 188 -
рые в настоящее время предусмотрена административная ответственность . В ст. 132УК рсфср уголовная ответственность предусмотрена за воспрепятствование осуществлению избирательных прав лишь при наличии конкретных способов совершения преступления (применения насилия, обмана, угрозы или подкупа), что представляется более обоснованным.
8 - Ряд серьезных упущений содержит статья 143 У К РФ "Нарушение правил охраны труда". Во-первых, в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 1995 г. ныне действующая одноименная ст.140 УК РСФСР стала предусматривать ответственность за нарушение не только правил, но и норм охраны труда, что является вполне оправданным. Однако ст. 143 УК РФ указанное дополнение необоснованно проигнорировала . Во-вторых, в УК следовало бы записать, что субъектом данного преступления является не лицо, "на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил", а лицо, на которое е установленною порядке возложена обязанность по их выполнению, так как соблюдение правил охраны труда является обязанностью работников. В-третьих, ч.1 ст.143 УК РФ в отличие от ч.1 ст.140 УК РСФСР предусматривает ответстиенность лишь в случае причинения вреда здоровью человека. Однако значительной общественной опасностью характеризуются не только подобные нарушения, причиняющие вред здоровью человека, но и приводящие к иным тяжким последствиям (например, взрыв на химическом предприятии, который привел к большим материальным потерям и загрязнению окружающей среды). Предлагаем по-этому следующую формулировку ч.1 ст.1^3; "Нарушение правил и норм по технике безопасности, производственной санитарии или иных правил и норм охраны труда, совершенное лицом, на которое а установленном порядке возложена обязанность по их выполнению, если это повлекло за собой по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия".
9. Некоторый диссонанс наблюдается в вопросе уголовно правовой защиты трудовых прав граждан. С одной стороны, в УК РФ не вошла норма об ответственности за незаконное увольнение работника, иное существенное нарушение законодательства о труде, в то врем^ как более частная норма - необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины по мотивам ее беременности или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет
- 189
(ст. 145), - сохранилась .
Первоначально проект У К РФ, принятый Госдумой в первой чтении , вполне обоснованно декриминализировал указанный состав. Мотив увольнения "по беременности" весьма сложно доказать. Да и трудно представить себе работодателя, который по этим мотивам отказал в приеме на работу или уволил с работы, когда существует множество других формально законных оснований проститься с нежелательным работником. За десятилетний период с 1986 по 1995 г. было зарегистрировано всего 42 такого рода преступлений и выявлено 26 лиц. Однако Комитет по делам женщин Госдумы настоял на восстановлении данной норны, которая фактически не применяется.
Кроме того, представляется недостаточно продуманной и сама формулировка ст. 145 нового УК. В ней устанавливается, в частности, ответственность за "необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности". Отсюда можно предположить, что существует вероятность обоснованного увольнения женщины по мотивам ее беременности. Ст.139 УК РСФСР такой двусмыслицы не допускает. Достаточно было бы записать: "...увольнение женщины по мотивам ее беременности", так как увольнение лишь по этим мотивам всегда будет являться необоснованным.
10. Статья 146 УК РФ "Нарушение авторских и смежных прав" требует уточнения, что относится к смежным правам, учитывая, что нарушение изобретательских и патентных прав предусмотрено в следующей за ней статье 147. Применение указанной нормы без соответствующего уточнения может привести к ошибкам в квалификации, а также объективному вменению. Представляется целесообразным рассмотреть возможность объединения обеих статей в одну, как это имеет место в УК РСФСР.



ОГЛАВЛЕНИЕ