ОГЛАВЛЕНИЕ

ВЕСТИ. МОСК. УН-ТА. СЕР II, ПРАВО. 1997 № 3
А.Е. Якубов, кандидат юридических наук, доцент
ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ДЕЯНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
Введение в действие любого уголочного закона требует решения вопросов, связанных с обратной силой нового закона. Это тем более относится к введению в действие такого фундаментального законодательного акта, каким является уголовный кодекс. Принятый в условиях проведения в стране экономических, политических и социальных преобразований Уголовный кодекс РФ 1996 г. содержит ряд принципиальных нововведений. Достаточно сказать, что в нем насчитывается до 70 новых составов преступлений. Вместе с тем более 80 преступлений, предусмотренных в УК 1960 г., декриминализировано. По существу ни одна статья Особенной части УК 1996 г., воспринятая из УК 1960 г., не осталась без изменений в диспозиции или в санкции, а чаще всего и в диспозиции и в санкции.
Для решения вопроса об обратной силе уголовного закона первостепенное значение имеет определение времени совершения преступления. В юридической литературе были высказаны различные мнения по этому вопросу: одни авторы считали временем совершения преступления момент наступления последствий, другие — время совершения общественно опасных действий. УК 1996 г. впервые совершенно определенно высказался по этому вопросу: "Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (яяздействия) независимо от времени наступления последствий" (ч. 2 ст. 9).
Самым убедительным доводом в пользу такого решения служит пример с криминализацией общественно опасного деяния, ранее не являвшегося преступным. В данном случае при признании временем совершения преступления момента наступления последствий можно было бы привлечь к уголовной ответственности лицо, совершившее действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после принятия (введения в действие) нового закона, криминали-зировавшего это деяние. И тогда был бы нарушен принцип виновной ответственности лица, субъективное отношение которого к своим поступкам связано с существовавшим во время совершения им действий законом. Таким образом, юридическим основанием для признания времени совершения общественно опасных действий временем совершения преступления является предусмотренный в ст. 5 УК 1996 г. принцип наличия вины при совершении общественно опасного действия.
Содержащееся в У К 1996 г. положение о том, что следует считать временем совершения преступления, отличается своей универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обяза-
тельного признака наступление последствий. Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 129 УК — клевета), в усеченных составах, момент окончания преступления в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст. 162 УК — разбой). Между тем никакое преступление немыслимо без совершения определенных действий или без факта бездействия.
Не вызывает затруднений определение времени совершения преступления, когда совершено одномоментное действие. Так, если ранение с целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103 УК1996 г.
Сложнее определить время совершения преступления тогда, когда изменение закона произошло в процессе совершения нескольких действий, направленных на достижение одной преступной цели. Общим правилом определения времени совершения преступления в таких случаях является время совершения последнего действия. Это правило распространяется на все преступления с формальным и с материальным составами, на продолжаемое и длящееся преступления. Примером длящегося преступления, заключающегося в действии или бездействии, сопряженном с последующим длительным невыполнением возложенных на виновного законом обязанностей, может служить злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей. Если его совершение началось в 1996 и продолжалось в 1997 г., то преступление следует квалифицировать по ч. 2 ст. 157 УК 1996 г., несмотря на то, что ст. 123 УК 1960 г. предусматривала более мягкое наказание.
Аналогично решается вопрос в отношении продолжаемых преступлений, которые складываются из ряда тождественных преступных действий (актов бездействия), направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Так, систематическое нанесение побоев несовершеннолетнему (истязание), начатое в 1996 и продолженное в 1997 г., должно квалифицироваться по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК 1996 г., хотя ст. 113 У К 1960 г. не содержала состава с отягчающими обстоятельствами и предусматривала более мягкое наказание.
В части 2 ст. 9 УК 1996 г. говорится о времени совершения преступления. Однако правилом, указанным в этой статье, следует руководствоваться при определении времени совершения не только преступления, но и действий при обстоятельствах, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость и др.).
Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу. УК 1996 г., как отмечалось, дек-
"2
риминализировал более 80 предусмотренных У К 1960 г. преступлений. Не представляет сложности придание закону обратной силы в случаях полной декриминализации деяния. Так, У К 1996 г. исключил ответственность за недоносительство (ст. 88', 190 УК 1960 г.), уклонение от лечения венерической болезни (ст. 115 ), доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения (ст. 210') и др. В соответствии со ст. 10 У К 1996 г. производство по делам, возбужденным по данным статьям, подлежит прекращению; лица, осужденные за указанные преступления, должны быть освобождены от отбывания наказания со снятием судимости; с лиц, отбывших наказание, судимость снимается.
В связи с тем, что новый УК отказался от административной пре-юдиции как условия уголовной ответственности при повторном совершении подобных действий, полностью декриминализированы деяния, предусмотренные в ст. 133', в ч.4 ст. 156, ч. 1 ст. 156"*, в ст. 156^ в ч. 1 ст. 156^, в ст. 162, 162'°, 166', 167^, 188", 197, 197', 200', 208', 224\ 225'. Основанием исключения административной преюдиции из уголовного кодекса явилось то, что юридическая природа административного правонарушения от его повторного совершения не меняется: оно остается административным проступком. Здесь тоже дела, возбужденные по перечисленным статьям, подлежат прекращению и лица, осужденные по эт^м составам преступления, должны быть освобождены от отбывания наказания, с лиц же, отбывших наказание, снимается судимость.
Вместе с тем в некоторых случаях У К 1996 г. сохранил ответственность за деяния, за которые ранее предусматривалось уголовное наказание при наличии административной преюдиции; исключив из них административную преюдицию, законодатель повысил степень их общественной опасности, включив новые, дополнительные признаки. Например, в ст. 198 УК 1996 г. (уклонение гражданина от уплаты налога — ст. 162' УК 1960 г.) введен признак "крупный размер неуплаченного налога" в виде суммы, составляющей более двухсот минимальных размеров оплаты труда. К уголовной ответственности гражданин может быть привлечен лишь в случае, если уклонение от уплаты налога в крупном размере было совершено после введения в действие У К 1996 г., поскольку по ст. 162' УК 1960 г. административная преюдиция требовалась независимо от размера налога, не уплаченного после административного взыскания.
Отказавшись от административной преюдиции и включив новые признаки, повышающие общественную опасность деяния, законодатель сохранил ответственность и за незаконное предпринимательство (ст. 162 У К 1960 г., ст. 171 УК 1996 г.), незаконное усыновление (ст. 162" УК 1960 г., ст. 154 УК 1996 г.), незаконную охоту (ст. 166 УК 1960 г., ст. 258 УК 1996 г.), жестокое обращение с животными (ст. 230' УК 1960 г., ci. 245 УК 1996 г.).
Внимательный и квалифицированный анализ при решении вопроса о придании закону обратной силы особо необходим в случае неполной декриминализации деяния. Так, на первый взгляд может показаться, что полностью декриминализировано простое хулиганство (ч. 1 ст. 206 УК 1960 г., ст. 213 УК 1996 г. Проф. С.Г.Келина, например, считает, что "статья 213 УК 1996 г. в части первой соответствует части второй ст. 206 прежнего УК, а деяние, описанное в первой части этой статьи, отныне будет влечь административную ответственность'". Однако ч. 1 ст. 213 У К 1996 г. предусматривает ответственность не только за грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия, что ранее квалифицировалось по ч. 2 ст. 206 УК, но и в тех случаях, когда хулиганские действия сопровождались угрозой применения насилия, а равно уничтожением или повреждением имущества, что ранее подпадало под признаки ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. Если за эти действия, совершенные до 1 января 1997 г., лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 г., дело не может быть прекращено, потому что ч. 1 ст. 213 УК 1996 г. за подобные действия тоже предусматривает ответственность, причем более строгую. Соответственно и при осуждении за указанные действия лицо не подлежит освобождению от отбывания наказания.
Возможны случаи, когда лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. за осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. Такие дела тоже не подлежат прекращению в связи с тем, что ответственность за эти действия предусмотрена ст. 214 УК 1996 г. (вандализм). Однако поскольку в ст. 214 У К 1996 г. определено более мягкое в сравнении с ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. наказание, действия привлеченного к ответственности лица необходимо квалифицировать по ст. 214 УК 1996 г. Если же лицо осуждено и назначенное судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции ст. 214 УК 1996 г., то следует в соответствии с ч. 2 ст. 10 У К 1996 г. и ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 4 декабря 1996 г. сократить наказание до максимальных пределов, предусмотренных санкцией ст. 214 УК.
В УК 1996 г. нет статей об ответственности за сопротивление работнику милиции или народному дружиннику и за оскорбление названных лиц (ст. 191', 192' УК 1960 г.). Эти статьи были введены в УК Законом РСФСР от 25 июня 1962 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. "Об усилении ответст-
'Келина С.Г. Вступительная статья // Уголовный кодекс Российской Федера-"чи. М. 1996. С. XXXIX.
венности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников".
Статьи 191' и 192' являлись специальными нормами по отношению к ст. 191 и 192, предусматривавшим ответственность соответственно за сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, и за их оскорбление. С исключением из УК специальных норм действия, квалифицируемые ранее по ч. 2 ст. 191' ист. 192' У К 1960 г., подпадают под признаки соответственно ст. 318 УК 1996 г. (применение насилия в отношении представителя власти) и ст. 319 У К 1996 г. (оскорбление представителя власти). Поскольку ответственность по ст. 318 УК 1996 г. более строгая, чем по ч. 2 ст. 191 У К 1960 г., ст. 318 не имеет обратной силы. Поэтому сопротивление работнику милиции или народному дружиннику, сопряженное с насилием или угрозой применения насилия, а равно принуждение указанных лиц путем насилия или угрозы применения насилия к выполнению явно незаконных действий, совершенные до 1 января 1997 г., должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 191' УК 1960 г.
Санкция же ст. 319 УК 1996 г. в верхних пределах более мягкая, чем санкция ст. 192' УК 1960 г. По этой причине оскорбление работника милиции или народного дружинника, совершенное до 1 января 1997 г., подлежит квалификации по ст. 319 УК 1996 г. Ненасильственное сопротивление работнику милиции или народному дружиннику (ч. 1 ст. 191' УК 1960 г.) декриминализировано, вследствие чего дела, возбужденные по таким деяниям, подлежат прекращению, а лица, осужденные по ч. 1 ст. 191 ,— освобождению от отбывания наказания, если в их действиях не содержится состав иного преступления.
Статьи 191' и 192' УК 1960 г. устанавливали также ответственность за оказание сопротивления военнослужащему и за его оскорбление при исполнении возложенной на него обязанности по охране общественного порядка. Ст. 318,319 исключили военнослужащих из числа потерпевших, в связи с чем упомянутые действия в отношении этих лиц должны квалифицироваться по статьям об ответственности за преступления против личности.
УК 1996 г. не содержит специальной статьи, предусматривающей ответственность за посредничество во взяточничестве. Однако это не означает, что дела, возбужденные по ст. 174' УК 1960 г., подлежат прекращению, а лица, осужденные по данной статье, должны быть освобождены от отбывания наказания.
Пленум Верховного суда СССР в п. 8 постановления от 30 марта 1990 г. № 3 "О судебной практике по делам о взяточничестве" определил посредника как "лицо, которое действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки". Из этого разъяснения следует, что посредник может выступать и со стороны взят-
55
кодателя (преимущественно), и со стороны взяткополучателя. УК 1996 г. также привязал фигуру посредника и к взяткодателю, и к взяткополучателю: в ч. 1 ст. 290 УК 1996 г. говорится о получении взятки должностным лицом лично или через посредника, а в ч. 1 ст. 292 УК 1996 г. — соответственно о даче взятки должностному лицу лично или через посредника.
Изложенное выше свидетельствует о том, что с введением в действие УК 1996 г. преступления, квалифицируемые ранее как посредничество во взяточничестве, должны быть рассмотрены под углом зрения того, чьим пособником — взяткодателя или взяткополучателя — являлось лицо, привлеченное к ответственности или осужденное по ст. 174 УК 1960 г. В зависимости от сделанных выводов действия виновного должны быть квалифицированы по ст. 33 ист. 290 либо по ст. 33 и ст. 291 У К 1996 г., поскольку наказание по ст. 290, 291 УК более мягкое, чем по ст. 173, 174, 174' У К 1960 г. Квалифицируя действия виновных по той или иной части ст. 290 либо 291, необходимо иметь в виду, что учтены могут быть только те квалифицирующие признаки, которые были определены в ст. 173, 174, 174' УК 1960 г. и восприняты ст. 290, 291 УК 1996 г.
При переквалификации действий лиц, осужденных по ст. 174' УК 1960 г., должно быть соответственно сокращено наказание до максимальных пределов, предусмотренных в ст. 290, 291 У К 1996 г. Переквалификация в таких случаях необходима и в отношении лиц, которым наказание определено не выше максимальных пределов, установленных ст. 290, 291 УК 1996 г. Это связано с тем, что в основание классификации преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (ст. 15 У К 1996 г.) положено максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи, и поэтому лицу небезразлично, по какой именно статье ему определено наказание. Так, лицо, которое было осуждено по ч. 2 ст. 174' УК 1960 г. за посредничество во взяточничестве, совершенное с использованием служебного положения (наказание от 7 до 15 лет лишения свободы), считалось на основании ст. 7' УК 1960 г. совершившим тяжкое преступление, тогда как при переквалификации указанных действий на ст. 33 и ч. 1 ст. 290 УК 1996 г. (наказание до 5 лет лишения свободы) это преступление в соответствии сост. 15 УК 1996 г. относится к преступлениям средней тяжести.
Поступила в редакцию 19.02.97



ОГЛАВЛЕНИЕ