ОГЛАВЛЕНИЕ

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. II, ПРАВО 1997. № 3
А. Н. Талялаев, доктор юридических наук, профессор
ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА (конституционное закрепление термина)
В последнее время внимание юристов — и теоретиков, и практиков — все больше привлекает термин "общепризнанные принципы и нормы международного права". Не в последнюю очередь это связано с
принятием в 1993 г. Конституции Российской Федерации, где указанный термин встречается несколько раз.
Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, "общепризнанные принципы и нормы международного права" являются составной частью правовой системы России. В соответствии с "общепризнанными принципами и нормами международного права" в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина (ст. 17, ч. 1) и права коренных малочисленных народов (ст. 69). Нормы международного права наряду с законом определяют осуществление Российской Федерацией суверенных прав и юрисдикции на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ (ст. 67, ч. 2).
Выражение "общепризнанные принципы и нормы международного права" не являются случайным или произвольным словосочетанием, употребленным в нашей Конституции. Это устоявшийся международно-правовой термин, который получил достаточное распространение как в международных, так и во внутригосударственных правовых актах. Конституции разных стран, международные договоры и другие международные акты прибегают к подобной или похожей формуле, которая для своего эффективного применения нуждается в раскрытии ее нормативно-правового содержания.
Было бы неправильным также считать, что термин "общепризнацные принципы и нормы международного права" обязан своим появлением послевоенным конституциям только социалистических государств, где, как, например, в ст. 5 Конституции ГДР 1949 г., говорилось, что "общепризнанные нормы международного права обязывают государственную власть и каждого гражданина"'. Данное выражение скорее всего было заимствовано еще из Веймарской конституции Германии 1919 г. В ней уже тогда предусматривалось, что "общепризнанные нормы международного права действуют как обязательная составная часть германского имперского права" (ст. 4)^. Впоследствии, после второй мировой войны, такие или сходные формулировки появились в конституциях ряда государств Европы.
В статье 25 Основного закона ФРГ 1949 г. устанавливается: "Общие нормы международного права являются составной частью федерального права. Они приобретают приоритет перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для жителей федеральных областей"^.
По Конституции Италии 1947 г. ее правовой статус "согласуется с общепризнанными нормами международного права" (ст. 10).
В Конституции Греции 1975 г. сказано: "В соответствии с общепризнанными принципами международного права Греция выступает за упро-
' Deutsche Verfassungen. MUnchen, 1965. S. 156. ' Ibid. S. 77. 'Ibid.S. 116.
66
чение мира и справедливости, а также за развитие дружеских отношений между народами и государствами" (ст. 2, п. 2). Согласно этой Конституции, "общепризнанные нормы международного права... являются составной частью внутреннего греческого права и имеют высшую юридическую силу по отношению ко всякому противоположному положению закона" (ст. 28, п. 1).
Приверженность нормам международного права отражена в преамбуле Конституции Франции 1946 г. и подтверждена Конституцией этой страны 1958 г.
Формула "общепризнанные принципы и нормы международного права" используется и в международноцравовых документах.
В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г., в частности, говорится, что "каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права", а также "обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права".
В Декларации Хельсинкского заключительного акта СБСЕ 1975 г. тоже содержится похожая формулировка: "Государства-участники будут добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются".
Таким образом, термин "общепризнанные принципы и нормы международного права", который употребляется в Конституции России, не является искусственным плодом изобретения ее творцов. Конституция РФ и здесь восприняла и отразила прогрессивный опыт многих государств, закрепленный и в конституциях, и в международных обязательствах этих государств. Будучи включенными в их правовые системы, общепризнанные принципы и нормы международного права становятся специфическим регулятором и внутригосударственных отношений.
Как видно из приведенных формулировок, рассматриваемый термин встречается в нескольких вариантах: "общепризнанные принципы и нормы международного права" (это наиболее развернутая формулировка) либо "общепризнанные принципы", "общепризнанные нормы", "общие нормы международного права" (сокращенные формы). В научной литературе употребляются также выражения "основные принципы международного права", "общие принципы права" и другие, но они имеют несколько иное содержание, о чем речь пойдет дальше.
Однако во всяком случае едва ли будет правильным считать, что в международном праве существуют только общепризнанные нормы, а принципов нет* или что этот термин на международном уровне не употребляется^
Принципы международного права — такая же объективная реальность, закрепленная в международных и внутригосударственных правовых актах, как и нормы этого права. Например, в Декларации о государственном суверенитете 12 июня 1990 г. Россия заявила "о своей приверженности общепризнанным принципам международного права и готовности жить со всеми странами и народами в мире и согласии...".
Разница между принципами и другими нормами заключается лишь в степени их обобщенности и юридической силы. Принципы международного права — это наиболее общие нормы, которые обладают высшей степенью нормативной обобщенности. Такое понимание подтверждается и международной практикой государств. В решении Международного суда по спору между США и Канадой о границе в заливе Мэн определено, что слова "принципы и нормы" выражают одну и ту же идею, а ийен-но термин "принципы" означает правовые принципы, т. е. "он включает нормы международного права", и что "употребление термина "принципы" оправданно, поскольку речь идет о более общих и фундаментальных нормах'". В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. сказано, что принципы, изложенные в Уставе Нюрнбергского трибунала и нашедшие свое выражение в его приговоре, являются принципами "международного права"^
В свете сказанного едва ли можно согласиться, с мнением о том, что формулировка "общепризнанные принципы и нормы международного права" "по существу отрицает нормативный, юридически обязательный характер принципов международного права"*. Употребление же в этом устойчивом словосочетании соединительного союза "и", а не разделительного "или" имеет целью сказать, что нормы международного права — понятие более широкое, чем его принципы.
Таким образом, принципы, как было отмечено, представляют собой нормы международного права, но обладающие высшей степенью обобщенности и нормативности; они предопределяют содержание других, более конкретных норм. Ввиду этого нормативное содержание принципов не всегда бывает просто установить, и иногда тот или иной элемент
* См.: Собаки н В.К. Выступление на XXXVIII собрании РАМП 1995 г. // Московский журнал международного права. 1995. № 4.С. 154.
' Там же. 1996. №3. С. 255. ' I.C.J. Reports... 1984. P. 288—290 (цит. по: Международное право / Под ред.
Г.И. Тункина. М.,]!994.С. 106). " Док. ООН А 195(1). 1946. 11 дек. * Московский журнал международного права. 1995. №2. С. 17.
их многогранного содержания проявляется лишь при рассмотрении судами конкретных дел.
Относительно эпитета "общепризнанные" можно сказать, что в данном случае речь идет об общеобязательном характере указанных норм. Общепризнанные принципы и нормы международного права разделяются мировым сообществом государств и рассматриваются в качестве обязательных для всех или почти всех государств мира. Особое место среди них занимают основные принципы права.
Основные принципы — это наиболее важные общепризнанные императивные нормы международного права. К ним следует отнести неприменение силы или угрозы силой в отношениях между государствами, мирное урегулирование международных споров, уважение суверенитета и суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, целостность и неприкосновенность государственной территории, уважение прав и свобод человека, равноправие и самоопределение народов, сотрудничество государств, добросовестное выполнение международных обязательств и норм международного права. Основные принципы составляют наиболее устойчивое его ядро и являются критерием международной законности. Все международные договоры и обычаи, для того чтобы быть юридически действительными и обязательными, должны соответст-' вовать основным принципам международного права. Что касается термина "общие принципы права", который употреблен ст. 38 Статута Международного суда, то, как показывает анализ, здесь имеются в виду не только и не столько правовые принципы, общие для национальных правовых систем, сколько общепризнанные принципы и нормы международного права.
В отличие от региональных, партикулярных норм и норм двусторонних договоров, общепризнанные принципы и нормы международного права образуют так называемое общее международное право. Несмотря на их численное меньшинство состоящее из них общее международное право является фундаментом всей системы современного международного права с его отраслями, подотраслями и институтами^
По своей форме общепризнанные нормы и принципы международного права могут носить обычноправовой или' догоВорноправовой (конвенционный) характер. Многие из них возникли в ходе длительного применения государствами как обычноправовые нормы. Раньше таких норм в международном праве было большинство, поскольку обычай являлся не только основным, но и главным источником международного права. Но затем, когда возобладал международный договор, они были восприняты или созданы заново международными договорами, став дого-ворноправовыми нормами. Некоторые из общепризнанных принципов и норм международного права и по сей день остаются обычноправовыми либо носят смешанный характер (для одних государств они обязательны в
70
силу заключенного ими международного договора, для других, не участвующих в договоре государств являются обычноправовыми нормами). Однако было бы неправильным считать, что в качестве основной формы общепризнанных принципов и норм международного права по-прежнему служит обычноправовая форма, форма международного обычая, как иногда утверждают".
Основными формами этих принципов и норм являются две, точнее три: договорная, обычная и смешанная, что соответствует роли международного права и обычая как основных источников современного международного права. И если исходить из концепции равной обязательности норм договоров и обычаев, то можно согласиться с И. И. Лукашуком в том, что в случае коллизии с российским законом общепризнанные принципы и нормы международного права в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ должны обладать тем же приматом, что и международные договоры Российской Федерации'".
Сложность применения общепризнанных принципов и норм международного права объясняется тем, что они не зафиксированы в каком-либо одном международном акте, а разбросаны по многочисленным договорам и обычаям, поскольку в международном праве нет кодексов, подобных тем, которые существуют во внутреннем праве государств. Даже основные принципы международного права не кодифицированы, отчего их число и формулировки в разных международных актах неидентичны. Так, в упомянутой Декларации 1970 г. их семь, в то время как..в Хельсинкском заключительном акте — десять, причем совпадающие по содержанию принципы в обоих документах имеют неодинаковые словесные формулировки.
Правда, некоторые ученые своеобразным кодексом общепризнанных, прежде всего основных, принципов и норм международного права признают Устав ООН как главный международный договор современности, в котором принимают участие почти все суверенные государства мира. Другие видят в Качестве такового универсальные многосторонние договоры, действующие в отдельных отраслях международного права: Конвенцию ООН по морскому праву (для международного морского права). Венскую конвенцию о праве международных договоров (для международного договорного права), конвенции о законах и обычаях войн (для международного гуманитарного права) и т. д. Все же подавляющее большинство общепризнанных принципов и норм международного права имеет своим источником и другие многочисленные международные договоры и обычаи.
" См.: Лукашук И.И. Выступление по проблеме "Российская правовая система и международное право" // Государство и право. 1996. № 3. С. 25.
'" Там же.
Чтобы облегчить трудности при их применении внутри правовой системы, в некоторых государствах предусмотрено обращение к конституционному суду. Например, согласно п. 2 ст. 10 Основного закона ФРГ, "если в связи с судебным делом возникает сомнение в том, является ли какая-либо норма международного права частью федерального права и создает ли она непосредственно права и обязанности для отдельных лиц (ст. 25), Суд должен прибегнуть к решению Федерального конституционного суда".
В российской Конституции подобной обязывающей нормы нет. Однако в Законе о Конституционном суде 1994 г. предусмотрено право последнего давать толкование Конституции РФ. Очевидно, что вопрос о ее толковании может возникнуть и в отношении термина "общепризнанные принципы и нормы международного права", причем такое толкование будет официальным и обязательным для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий и учреждений, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 106 Федерального закона о Конституционном суде Российской Федерации).
В процессе деятельности государственных органов может возникнуть вопрос: каким образом общепризнанные принципы и нормы международного права могут и должны применяться и осуществляться на практике?
Конституция Российской Федерации имеет прямое действие (ч. 1 ст. 15). Это означает, что Конституция не является декларацией, которая нуждается в своем подтверждении всякий раз каким-либо законами, правительственными или ведомственными актами либо инструкциями и т. п. На это обратил, в частности, внимание специальный пленум Верховного суда РФ в своем постановлении № 8 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия". Закрепленное в Конституции положение о высшей юридической силе и прямом ее действии, говорится в Постановлении, означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве судебных дел должны руководствоваться Конституцией Российской Федерации; при этом суды, осуществляя правосудие, должны исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, предусмотренные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всемирной декларации прав человека, в международных пактах о правах человека), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции составной частью российской правовой системы (п. 5 Постановления)".
Указание Конституции РФ на ее прямое действие нельзя понимать абсолютно. Оно не избавляет органы государственной власти во многих случаях от необходимости конкретизации конституционных положений в текущем законодательстве как материального, так и процессуального характера, и это нередко предусматривается в самой Конституции (ст. 6, 25 и др.). Важно, однако, чтобы такая конкретизация не вступала в противоречие с положениями Конституции РФ.
Как говорилось, в международном праве нет единого нормативного акта, в котором исчерпывающим образом перечислялись бы упоминаемые в Конституции его общепризнанные принципы и нормы, хотя бы основные из них. Но именно принципы как наиболее общие международ-ноправовые нормы нуждаются в конкретизации. На международном уровне это достигается путем заключения государствами международных договоров по конкретным вопросам. В масштабах государства это могут делать государственные органы, в частности суды. применяя общепризнанные принципы и нормы международного п^ка в каждом конкретном случае. Одновременно они обязаны \иановить общепризнанность указанных норм, для чего должны рассмотреть различные "свидетельства" либо доказательства закрепления международным сообществом государств того или иного принципа в качестве общепризнанной нормы международного права. Исследуя данный вопрос, нужно использовать положения ст. 38 Статута Международного суда ООН, где перечисляются источники, которыми руководствуется Суд, решая переданные ему споры. В числе таких источников международные конвенции, т. е. договоры, общие и специальные, устанавливающие определенно признанные спорящими государствами правила, а также международные обычаи, выступающие как "доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы", и др. Соответственно правоохранительные и иные государственные органы России, применяя на основании ч. 4 ст. 15 Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права при рассмотрении конкретных вопросов, тоже должны исследовать доказательства существования всеобщей практики р признания этой практики юридически обязательной для себя государствами мирового сообщества'^.
Надежным свидетельством того, что международноправовая норма относится к общепризнанной, служит ее присутствие в действующем универсальном многостороннем договоре с участием подавляющего большинства государств мира (сейчас их около 200, в том числе 185 членов ООН). Можно утверждать, что в этом случае налицо презумпция всеобщего признания государствами нормы международного права в
" Бюллетень Верховного суда РФ. 1996. № 1. С. 4.
" Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М..1994. С. 117.
73
качестве обязательной. Причем нужно иметь в виду, что и для тех государств, в отношении которых универсальный международный договор еще не вступил в силу, указанная норма международного права может быть обязательной вследствие одностороннего признания ее государством в качестве таковой или как обычноправовая норма.
При решении вопроса об обязательности для России той или иной нормы международного договора нужно установить прежде всего, является ли Россия участником данного договора, т. е. вступил ли он для нее в силу. Только при таком условии международный договор и содержащиеся в нем нормы международного права обязательны для Российской Федерации и становятся частью ее правовой системы.
Поступила в редакцию 12.02.97



ОГЛАВЛЕНИЕ