ОГЛАВЛЕНИЕ

® 1995 г. И. М. ЗАЙЦЕВ*, Н.А. РАССАХАТСКА Я
ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА: ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ
Процессуальная форма — бесспорно одна из фундаментальных проблем как процессуальных отраслей правоведения, так и общей теории права. То или иное ее решение отражается во многих основополагающих положениях современного гражданского процесса, хотя из-за неразработанности теории процессуальной формы вообще и гражданской процессуальной формы в частности се содержание и структура, механизм регулирующего воздействия на юридическую деятельность в правосудии не вполне ясны. Нельзя согласиться с утверждением В.Н. Протасова, что значение процессуальной формы в науке явно гипертрофируется, что категория "процессуальная (процедурная) форма" — это вчерашний день процессуальной теории'.
Гражданская процессуальная форма и юридические процедуры
Одним из неразработанных вопросов теории гражданской процессуальной формы является ее соотношение с юридической процедурой. Указанные понятия либо отождествляются^, либо процессуальную скорму рассматривают как совокупность процедур^. В.Н. Карташов полагает, что форма юридической деятельности является процедурно-процессуальной^. По мнению Т.Ю. Баришпольской, гражданский процесс — суть одна из разновидностей гражданско-охранительной процедуры наряду с претензи-онной процедурой^. Более того, по утверждению В.М. Горшенева, попытка разграничить ("противопоставить") процедуру и процесс как в реальном, так и в понятийном плане бесперспективна, так как в сфере общественного мнения эти понятия отождествляются^.
Конечно, при таком понимании научная и собственно юридическая ценность гражданской процессуальной формы более чем невелика. Но дело в том, что и отождествление или сближение понятий "процесс" и "процедура" тоже весьма и весьма проблематичны. Научная обоснованность такой их идентификации явно неубедительна. Как известно, процессуальная форма составляет суть соответствующего судопроизводства. Именно она оказывает (формирующее воздействие на деятельность всех участников осуществляемого правосудия, делая его судебным производством по рассмотрению и разрешению гражданского или уголовного дела. Именно процессуальная форма производства служит одним из существенных признаков, которые отличают гражданское судопроизводство как от других форм государственной деятельности, так
Доктор юридических паук, профессор, заведующий кафедрой Саратовской государственной академии права.
""* А
Аспирант топ же академии.
См.: Протасов U.I/. Основы общенравовой процессуальной теории. М., 1991, с. 141. См.: Советский уголовно-нроцессуальный закон и проблемы его эффективности / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1979, с. 46—48.
• См.: Горшене» В.М. Процессуальная форма и се назначение и советском праве. — Гос. и право, 1973, № 2, с. 29.
См.: Кпртпчюв В.Н. Юридическая деятельность: проблемы теории и методологии. — Автореф. дис. на соискание уч. ст. доктора юрид. наук. М., 1990, с. 22.
• См.: Бпрчтпольскпи Т.Ю. Гражданский процесс и процедура (Понятие, служебная роль, проблемы теории и практики). — Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. юрид. наук. Томск, 1988, с. 1 1—12.
См.: Фундаментальные проблемы концепции формирования советского правового государства / Под ред. В.М. Горшенева. Харьков, 1990, с. 122.
и от иных судопроизводств". Данное положение в теории гражданского процесса-аксиома.
Таким образом, процессуальная форма и соответствующее судопроизводство существуют в неразрывном единстве. Наличие той или иной процессуальной формы всегда означает существование соответствующего судопроизводства. Сказанное в полной мере относится и к гражданской процессуальной форме, и к гражданскому судопроизводству^.
Пункт №2 ст. 118 Конституции Российской Федерации гласит, что судебная власть осуществляется посредством судопроизводства: конституционного, гражданского, административного и уголовного. А это означает, что в современном праве есть всего четыре процессуальные формы. Следовательно, иные порядки юридической деятельности — не процессы, а процедуры. Тем самым на высоком нормативном уровне надо понимать: завершен спор о якобы существовании таких автономных процессов, как трудовой, пенсионный, экологический и дрЛ
В основе данного спора было заключено главным образом нечеткое разграничение анализируемых понятий "процедура" и "процесс". У них и в самом деле немало общих черт. Как процесс, так и любая процедура — суть установленный нормативными актами порядок юридической деятельности. Оба обеспечены в той или иной степени правовыми санкциями. Как про.цессуальные, так и процедурные предписания могут в большей или меньшей степени регламентировать деятельность, имеющую юридическое значение. В опредсленн1 "• случаях нормативное регулирование может быть фрагментарным. Так, лишь ча^ гично регулируется в ГПК подготовка гражданских дел к судебному разбирательству, исправление судом описок и явных арифметических ошибок в вынесенном решении либо его разъяснение или дополнение (ст. 141, 204—206 ГПК). Закон в указанных случаях лишь упоминает порядок совершения соответствующих действий, но не детализирует его. По нашему мнению, правомерно говорить не только о процессуальной скорме, но и о процедурных формах. Там и здесь налицо формальная определенность режима юридической деятельности.
Вместе с тем между данными понятиями есть существенные, принципиальные различия. Гражданская процессуальная форма создана и существует для организации деятельности суда и участников судопроизводства по применению норм материального и процессуального права. Гражданская процессуальная форма — это форма судебной юрисдикции, т.е. применения санкций соответствующих юридических норм для защиты и охраны субъективных прав граждан и организаций. Через нее осуществляется судебная власть. Соответственно предписания гражданской процессуальной формы в первую очередь адресуются суду.
Процедура применяется в неюрисдикционных производствах: в законотворчестве, выборах депутатов, режиме назначения на должность, образовании новых юридических лиц, осуществлении субъективных прав, добровольном выполнении субъективных обязанностей. В большинстве случаев для этого достаточно применения диспозиций юридических норм. Процедурные правила обращены к органам и учреждениям представительной и исполнительной властей.
Коль скоро процедура представляет собой организующее средство обеспечения нормальной (непринудительной) реализации норм гражданского, семейного, трудового и т.п. права, она непременно включается в материально.е право либо в виде статей и разделов кодексов (например, статьи, посвященные рассмотрению трудовых споров в КЗоТ, статьи об обеспечении граждан жилыми помещениями в домах ЖСК, заклю-
См.: Курс советского гражданского процессуального права. М., 1981 , т. 1, с. 55; Советский гражданский процесс/ Под ред. К.И. Комиссарова, U.M. Семенова. М., 1988, с. 10—1 1 и др.
См.: Гагариной Л.В. Взаимодействие и взаимосвязь гражданского процессуального права, гражданского процесса и гражданской процессуальной формы. — Автореф. дне. на соискание уч. ст. канд. юрнд. наук. Л., 1988, с. 16—17. См.: Теория юридического процесса / Под ред. В.М. Горшенева. Харьков, 1985, с. 65.
чение и прекращение брака в КоБС и т.п.), либо в виде автономных правовых актов, примыкающих к соответствующим кодексам (например, Положение о претензионном порядке урегулирования споров, Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, Правила бытового обслуживания населения, Инструкция о порядке приемки продукции (товаров) по количеству и качеству и др.). При всем разнообразии юридические процедуры всегда — составная часть материального права. Они регламентируются материально-правовыми нормами в отличие от процессов, регулирующихся нормами процессуальных отраслей права. Нормативные акты процедурного характера обязательны в законодательстве: без них невозможно нормальное функционирование как отдельных институтов материального права, так и всего права в целом.
Общность принадлежности к материальному праву вовсе не дает оснований для стирания граней между понятиями процедуры и процесса. Отождествление материального (процедура) и процессуального (процесс) недопустимо. Вряд ли можно согласиться с тем, что "материальность" и "процессуальность" юридических норм — это условные термины'". Данные термины обозначают правовые понятия, закрепляющие назначение, своеобразие и функции норм, а также их отраслевую принадлежность. Истоки подобного заблуждения следует искать в нечеткости определения сути юридической процедуры. Предлагаемая ниже формула вносит некоторые коррективы в понимание соотношения гражданского процессуального с материальным правом. Российский профессор А.X. Гольмстен 100 лет тому назад сформулировал простой и легко запоминаемый критерий разграничения отраслей: процессуальное право оперирует вопросом, как осуществляются нарушенные гражданские права, а материальное право — что осуществляется при содействии суда".
Помехи в реализации гражданского права по действующему законодательству могут быть устранены и вне судопроизводства, посредством соответствующих правовых процедур. Роль процедурных и процессуальных прав в правовом государстве заметно возрастает: правовой режим в России должен прежде всего характеризоваться юридическими механизмами или технологией реализации правовых предписаний. Верно заметил В.М. Горшенев: "...в правовом государстве важнее определиться не в том, что нужно делать, а в том, как, каким образом это делать" '2.
Кроме того, у гражданской процессуальной формы и юридических процедур различны детерминанты. Если процедуры обусловлены потребностью совершения операций с нормами права '^, то гражданский процесс, а значит, и гражданская процессуальная форма предопределены спором о праве (как уголовный процесс — преступлением), целями гражданской юрисдикции и принципиальными основами гражданской юрисдикции, такими как диспозитивность, состязательность и др.
Спор о праве представляет собой своеобразную юридическую конструкцию с типичным для него противостоянием (в правовом смысле) равноправных конфликтующих сторон, каждая из которых не может по своему желанию прекратить данный спор. В результате спора субъективные права граждан и организаций становятся неясными, неопределенными и не могут быть осуществлены по воле их носителей. Они не могут быть осуществлены и принудительно в установленном законом порядке до тех пор, пока спор о праве не будет урегулирован его сторонами либо разрешен в исковом порядке. В силу этого спор о праве характеризуется прежде всего как нежелательное
См.: Рабинович П.М. Упрочение законности — закономерность социализма. Львов, 1975, с. 251. См.: Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894, с. 23.
Горшенев В.М. Юридический процесс как комплексная система поддержания режима законности в правовом государстве. — Фундаментальные проблемы концепции (формирования советского правового государства. Харьков, 1990, с. 118. • См.: Барчииюльскпя Т.Ю. Указ. соч., с. 14.
явление в правовой действительности, препятствующее осуществлению прав упра-вомоченным лицом.
Конечно, определенное правонарушение (например, несвоевременное и ненадлежащее исполнение обязательств, причинение ущерба или вреда) может вызвать конкретный юридический спор. Но спор возникает и тогда, когда нарушение имеет лишь предположительный характер, — было ли оно в действительности и каким оно было, установит суд после разбирательства соответствующего иска. Кроме того, понятием спора оправе охватываются также случаи оспаривания прав. Разрешением спора о праве субъективные права восстанавливаются либо компенсируются, либо подтверждается наличие или отсутствие определенных — спорных правоотношений. Да и само заявление спора о праве путем предъявления претензии или иска означает не что иное, как оспаривание истцом соответствующих прав ответчика (контрагента).
Именно потому, что спор о праве по своей сути и структуре не изменяется в зависимости от отраслевой принадлежности нарушенного или оспоренного права, нет ни практической надобности, ни теоретической обоснованности наряду с гражданским процессом создавать трудовой, земельный, пенсионный, финансовый процессы и т.п. А исковое производство едино, хотя в нем рассматривают и разрешают требования о защите различных прав'"*. Спор о праве предопределяет и цели гражданской юрисдикции — это защита нарушенных или оспоренных субъективных прав. Правда, в особом (бесспорном) производстве задачи стоят иные — путем установления определенных юридических фактов обеспечить охрану правовых интересов граждан'-". Данная конструкция в известной мере предопределяет и состав принципиальных основ гражданского судопроизводства (диспозитивность, состязательность, законность и др.)^. В совокупности названные обстоятельства составляют основу характеристики гражданской процессуальной формы.
Содержание гражданской процессуальной формы
Для того чтобы успешно организовывать судебную деятельность, устанавливать определенный порядок отправления правосудия по гражданским делам, гражданская процессуальная форма должна содержать определенные элементы. Для процессуальной формы деятельности, так называемой устной процессуальной формы, — это детальная регламентация того, кто должен совершать действия (ст. 6, 29, 61, 74 ГПК и др.) II что он должен совершать (ст. 16, 23, 50, 141 ГПК и др.), устанавливая таким образом круг участников процесса и исчерпывающий перечень действий, осуществление которых возможно либо должно в ходе разрешения дела. В большинстве случаев закон содержит указания на общие нормы, устанавливающие возможных участников рассмотрения дела (ст. 29, 37, 38 ГПК и др.). Но из этого правила существуют отдельные изъятия; так, в ряде статей ГПК предусматривает строго определенный круг лиц, которым предоставляется право обратиться в суд (ст. 44, 258 ГПК II др.) или которые при необходимости обязаны вступить в процесс (ст. 39 ГПК). Однако для вынесения правильного решения регламентация только указанных вопросов была бы недостаточна. В силу чего гражданская процессуальная скорма закрепляет последовательность и время совершения каждого действия (ст. 99, 218 ГПК и др.), включая санкции за несоблюдение требований закона (ст. 130, 149 ГПК и
ДР-)-Говорить о существовании только устной процессуальной формы будет не совсем
^ См:. Щеглов В. II. Иск о судебной защите гражданского права. Томск, 1987, с. 16—17; Кожухпрь А.II. Право па судебную защиту в исковом производстве. Кишинев, 1989, с. 16; Арбитражный процесс/Под ред. М.Н. Треушппкова. М., 1994, с. 103—104. См.: ЧсчотД.М. Ненсковые производства. М., 1973, с. 20.
См. подробнее: Боннер Л.Т. Принцип дпспозитнвностн советского гражданского процессуального права. М., 1987, с. 7.
Ю
правильно. Необходимость отражения в процессуальных актах совершаемых в ходе процессов действий очевидна и обусловливает выделение в качестве письменной процессуальной формы правовую форму судебных документов. При этом вполне очевидно, что, как устная, так и письменная процессуальные формы находятся в обязательном диалектическом сочетании и образуют в своем взаимодействии единую гражданско-процессуальную форму.
Элементами содержания правовой формы судебных документов по действующему закону можно признать: а) состав названных документов (заявление, жалоба, протест, определение, решение, постановление, судебный протокол, повестка и акты принудительного исполнения); б) установленные законом реквизиты каждого из них, их расположение в документе (ст. 126, 197, 224, 227, 286 ГПК и др.); в) время и условия, при которых тот или иной документ будет правомерным; г) правовые последствия несоблюдения установленных законом требований (ст. 130, 288, 204—206, 305 ГПК и др.), при посредстве названных установлений и происходит организация действий суда, поведение других участников, а также оформление соответствующих документов в гражданско-процессуальном производстве.
При этом нельзя не учитывать, что процессуальные действия, а равно процессуальные документы не только многочисленны, но и разнородны, как неодинаково и их юридическое значение. В соответствии с этим еще в прошлом веке М.И. Малинин предложил разделить их на две группы. Одни — необходимы по самой сути гражданского процесса (например, удаление свидетелей и зала суда в начале заседания, разъяснение председательствующим содержания вынесенного решения, порядка и срока его обжалования), другие — произвольны в том смысле, что их совершение зависит от обстоятельств конкретного дела, усмотрения суда и желания лиц, участвующих в деле (например, оставление поданного заявления без движения, производство той или иной экспертизы по делу, обеспечение иска)'^. Произвольные действия и определяют своеобразие рассмотрения тех или иных гражданских дел.
Поэтому вполне понятно, что невозможно исчерпывающе полно установить в законе все без исключения действия и документы всех конкретных производств. Не менее очевидна невозможность правовой регламентации только какой-то отдельной части процессуальных действий и документов, коль скоро гражданское судопроизводство — это единая система органически связанных и взаимообусловленных процессуальных актов ^.
Решение данного непростого вопроса в Гражданском процессуальном кодексе проведено путем детального моделирования типичных процессуальных явлений. Так, в разделе II ГПК "Производство в суде первой инстанции" лишь один раз, но очень подробно изложен порядок заседания суда при разбирательстве гражданского дела (ст. 150—190 ГПК). Судебные заседания, проводимые по другим поводам (в частности, обеспечения иска, восстановления процессуального срока, обеспечения доказательств, устранения внешних недостатков вынесенного решения), проводятся по данной модели, конечно, с учетом целей проведения конкретного заседания.
Один раз детально изложен в Кодексе порядок кассационного обжалования судебных решений (ст. 282—292 ГПК), что избавляет законодателя от повторений при описании порядка подачи частных жалоб и протестов: ст. 316 ГПК отсылает к соответствующим статьям Кодекса.
Изложение детального содержания кассационной жалобы и протеста (ст. 286 ГПК) делает ненужным описание реквизитов жалобы и протестов, подаваемых в порядке надзора: ст. 324 ГПК содержит отсылку к ст. 286 ГПК. Указанный прием моделирования имеет несомненные достоинства: он обеспечивает
См.: Мплчччн М.И. Теория гражданского процесса. Вып. 1. Одесса, 1881, с. 13 См.: Чсччча Н.А., ЧечотД.М. Гражданская процессуальная форма, процессуа водства. — Юридическая процессуальная скорма. М., 1976, с. 187.
См.: Чсччча Н.А., ЧечотД.М. Гражданская процессуальная форма, процессуальные нормы и проп
экономию нормативного материала при сохранении детальности гражданско-процессуального регламента судопроизводства. Вместе с тем моделирование дает основания для творческого отношения при отправлении правосудия по гражданским делам (судейского усмотрения). И наконец, моделирование позволяет определить высокие требования к качеству процессуальной деятельности и документам.
Значение гражданской процессуальной формы
Роль гражданской процессуальной формы в системе действующего права определяется следующими обстоятельствами.
Во-первых, установленная законом форма придаст совместной деятельности суда, юридически заинтересованных лиц, а также действиям граждан и организаций, содействующих разбирательству дел, качество гражданского судопроизводства. В этом отношении гражданская процессуальная форма служит обязательным условием возникновения и существования субъективных гражданских процессуальных прав и обязанностей. Без соблюдения требований формы любые акты осуществления названных прав и обязанностей, равно как и акты суда, утрачивают правовую значимость, становятся юридически иррелевантными^.
Во-вторых, процессуальная форма содержит средства, при помощи которых реализуется судебная власть в правосудии по гражданским делам. В судопроизводстве всегда диалектически сочетаются два начала — частно-правовое и публично-правовое. И если первое определяется диспозитивностью и состязательностью, то последнее проявляется во властных полномочиях суда, который от имени государства в установленных законом форме и пределах осуществляет принуждение с целью рассмотрения и разрешения заявленного требования.
В-третьих, скорма служит тем юридическим средством, которое объединяет многочисленные, разнообразные процессуальные действия и документы. Иными словами, гражданская процессуальная форма обеспечивает единство гражданского процесса. И более того, скорма придает исковому производству свойство универсальности. Как известно, исковые средства применяются для разрешения самых различных споров о праве, и не только в гражданском, но и в арбитражном, третейском, товарищеском и даже уголовном судопроизводствах. При этом нельзя не отметить, что по действующему законодательству гражданская процессуальная скорма замещает пока еще не сложившееся административное судопроизводство. Это единственная юридическая форма, нацеленная на восстановление или компенсацию нарушенных субъективных Прав. Иные правовые формы решают иные задачи (привлечение виновных к ответственности, проверка конституционности правовых актов, борьба с правонарушениями и т.п.).
В-четвертых, гражданская процессуальная форма является гарантом законного и обоснованного осуществления правосудия по гражданским делам^. Именно в этом заключено практическое значение процессуальной формы.
Таковы, по нашему мнению, основные дискуссионные моменты теории гражданской процессуальной формы как важнейшего элемента системы российского права.
См.: Крпс110ку1)1скнЛ В.Л. Очеркп гражданского процессуального права. Кинешма, 1924, с. 16. См., в частности: Гражданский процесс / Под ред. М.С.Шакарян. М,, 1993, с. 29—30; Гражданское процессуальное право. Комментарий. М., 1991, с. 7, 17 и др.
52



ОГЛАВЛЕНИЕ