ОГЛАВЛЕНИЕ










КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему:

« КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ
ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН »












МОСКВА 1998 г.

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Введение. 3
2. Статус и основные положения функционирования Конституционного Суда Российской Федерации. 6
3.Элементы юридической техники, применяемые в порядке рассмотрения обращения граждан в конституционном праве Российской Федерации. 12
4. Заключение. 21
Библиография: 24



1. Введение.

Для написания данной курсовой работы прежде всего определим язык конституционного права, потому что без его понимания нам никогда не разобраться в технике принятия решений и в порядке рассмотрения обращения граждан.
Несомненно, общим связующим звеном как для создания права, так и для его применения является язык, на котором пишутся в стране нормативные акты и при посредстве которого их используют официальные лица и отдельные граждане. Язык права не только исходный элемент юридической техники, но и, можно без преувеличения сказать, ее первооснова. От его точности, ясности и общедоступности во многом зависят и эффективное освоение права, и его претворение в жизнь.
Право прежде всего как совокупность норм носит объективный характер. Отсюда функциональное назначение языка: ввести этот объективный феномен в сознание, в поведенческую психологию каждого участника правового общения. Но поскольку участники этого общения по большей части являются простыми гражданами, не обремененными правовым образованием, то язык права должен быть и профессионально точным, и доступным и ясным. Поэтому правовой язык сочетает в себе общеупотребимую лексику и необходимый профессиональный техницизм.
Говоря о языке конституционного права, надо со всей определенностью подчеркнуть, что ему, как никакой другой отрасли, в особенности должны быть присущи ясность, четкость и доступность для самых широких слоев населения. Образующие конституционное право источники носят общезакрепительный характер; содержащиеся в них нормы определяют преимущественно основные принципы, устройство общества и государства, основы правового статуса личности, а также статус органов государства. Это, понятно, относится в первую очередь к Основному закону Российской Федерации, к республиканским конституциям и к уставам других субъектов федерации. Именно они затрагивают коренные интересы граждан, поэтому именно к ним граждане прежде всего обращаются. Отсюда язык, законодательная лексика, стилистика и т. п. должны минимально использовать специальную терминологию, для понимания которой нужны хотя бы элементарные правовые знания. Здесь главное — обеспечить сочетание, с одной стороны, доступности и убедительности нормативных документов, а с другой — их точности, определенности и высокой юридической культуры.
Конституция федерации, конституции республик и уставы краев, областей и иных субъектов России написаны на достаточно доступном для населения языке. Следует учесть к тому же, что в России проживает более ста больших и малых народов и национальностей и, кроме языков титульных наций, названные акты обычно печатаются и на других национальных языках. То же делается и в отношении важнейших федеральных актов. Законодательство в субъектах федерации публикуется не только на общегосударственном языке, но и на местных языках. В соответствии с конституциями и законами о языках, принятыми в 10 республиках Российской Федерации, языки титульных народов также объявлены государственными. Статус русского языка в качестве государственного языка Российской Федерации был подтвержден Конституцией Российской Федерации. Ст. 68 Конституции провозглашает: "
1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.
2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждений республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации"".
Конституционное право как основная отрасль правовой системы Российской Федерации пользуется в меньшей степени, чем другие отрасли (гражданское право например), языком профессиональных специальных терминов. Частичное объяснение этому видится в том, что хотя источники конституционного права (федеральные и региональные конституции, уставы субъектов России) адресуются наиболее широкому кругу граждан, однако из этого вовсе не следует, будто указанные источники не используют собственную языковую терминологию. Да и законодательные положения, написанные, казалось бы, простым и понятным языком, требуют специальных пояснений. Такая потребность вызвала к жизни издания различного рода конституционных комментариев".
Рассуждая о языке конституционного права как о важнейшем элементе юридической техники, нужно учитывать, что к данной проблеме стоит подходить более или менее дифференцированно: одно дело — язык науки, другое — законотворчества, третье — правоприменения. Налицо очевидное единство отмеченных форм, но имеется и специфика.
Еще в недалеком прошлом ученые, занимающиеся отраслями науки конституционного права (например советское государственное право, государственное право социалистических стран, государственное право буржуазных государств), стремились утвердить их научную автономность. В настоящее время происходит процесс становления единой науки конституционного права, стержнем которой, очевидно, будет общее конституционное право.
По вопросу об общем конституционном праве мнения разделились. Одни ученые отстаивают необходимость выделения в системе науки конституционного права Общей части, представляющей собой основные теоретические подходы к изучению предмета названной науки, раскрывающей структуру и взаимосвязь ее важнейших понятий и категорий и таким образом соединяющей в единую науку конституционного права все ее части. Другие отрицают общее конституционное право, настаивая на том, что понятия и институты конституционного права различных стран нельзя соединять, либо считая, что выделение Общей части этой науки превратит ее Особенную часть — российское и зарубежное конституционное право — в чисто информационные дисциплины, лишенные аналитического содержания'".
Как видим, вызревают научные основы общего конституционного права, призванного обобщить имеющийся мировой опыт, высветить основные модели устройства общества и государства, выработать необходимый для этого понятийный аппарат. Естественно, подобное не может не сказаться и на языке науки конституционного права.
В отечественную науку конституционного права все активнее внедряется принятая в мире терминология. К этому, разумеется, можно относиться по-разному: либо решительно отвергать такого рода тенденцию, либо расценивать ее как определенное веление времени.
Когда преимущественно журналисты, публицисты и даже отдельные юристы, говоря о тех или иных аспектах устройства государства, обильно используют в своем повествовании иностранную терминологию, тут не надо видеть какую-либо крамолу в отношении нашего юридического языка. На наш взгляд, это вполне укладывается в рамки юридической техники.
Язык конституционного права в своем терминологическом выражении един и неразделим. Говоря иначе, смысл специфических конституционно правовых норм можно постичь не столько из их содержания (хотя это в отдельных случаях и возможно), сколько (и чаще всего) из контекста связанных с ними терминов и целых выражений. Например, термин "суверенитет федерации" можно уяснить, раскрыв понятие "Российская Федерация", выяснив, каковы ее субъекты, статус республик, краев, областей и пр.; термин "государственная власть" возможно адекватно истолковать только в связи с тем, что эта власть осуществляется народом через референдум и свободные выборы. Короче, содержание многих терминов, которые находятся в обороте языка конституционного права, следует осмысливать во всей их полноте, увязывая с другими близкими им понятиями.
Итак, язык конституционного права — это такой элемент юридической техники, который одинаково важен для науки, нормотворчества и правоприменения. Вместе с тем с указанным элементом в тесном единстве находятся и другие компоненты юридической техники: идеи, категории, концепции, прогнозы и целый ряд других, более характерных именно для юридической техники этой отрасли средств, способов, приемов и методов обработки упорядочивания и систематизации всего того, что находится, как принято ныне называть, в границах правового поля. Овладение этим арсеналом, по существу, и составляет то, что можно определить как юридический профессионализм.

2. Статус и основные положения функционирования Конституционного Суда Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства.
Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации (ст. 125) и Федеральным конституционным законом о Конституционном Суде Российской Федерации от 21 июля 1994 года.
Согласно действующему законодательству Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Конституционный Суд вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда не ограничены сроком. Такой срок имеют судьи Конституционного Суда. Судья Конституционного Суда назначается на должность сроком в двенадцать лет. Предельный возраст для пребывания в должности судьи семьдесят лет. Назначение на должность судьи на второй срок не допускается.
Судья Конституционного Суда считается вступившим в должность с момента принесения им присяги. Его полномочия прекращаются в последний день месяца, в котором истекает срок его полномочий или в котором ему исполняется семьдесят лет.
Конституционный Суд располагает широкими полномочиями. В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации:
1. Решает дела о соответствии Конституции Российской федерации:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации; 2. Разрешает споры о компетенции:
а) между федеральными органами государственной власти;
6) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;
3. По жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, применяемого или подлежащего применению в конкретном деле;
4. Дает толкование Конституции Российской Федерации;
5. Дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
6. Выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;
7. Осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными конституционными законами, может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.
Следует подчеркнуть, что Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы конституционного права. При осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов и иных органов.
Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает и разрешает дела в пленарных заседаниях и заседаниях палат Конституционного Суда.
Конституционный Суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно десять и девять судей Конституционного Суда. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки, порядок проведения которой устанавливается Регламентом Конституционного Суда.
В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда, в заседаниях палат — судьи, входящие в состав соответствующей палаты.
Персональный состав палат не должен оставаться неизменным более чем три года подряд. В состав одной и той ж» палаты не могут входить председатель и заместитель председателя Конституционного Суда.
Очередность исполнения судьями, входящими в состав палаты, полномочий председательствующего в ее заседаниях определяется на заседании палаты.
Конституционный Суд вправе рассмотреть в пленарном заседании любой вопрос, входящий в его компетенцию. Исключительно в пленарных заседаниях Конституционный Суд:
разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации конституций республик и уставов субъектов Российской Федерации;
дает толкование Конституции Российской Федерации; дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации
в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
принимает послания Конституционного Суда: решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой по вопросам своего ведения.
Конституционный Суд на пленарных заседаниях также избирает Председателя, заместителей Председателя, судью-секретаря Конституционного Суда; формирует персональные составы палат Конституционного Суда; принимает Регламент Конституционного Суда и вносит в него изменения и дополнения; устанавливает очередность рассмотрения дел в пленарных заседаниях, а также распределяет дела между палатами; принимает решения о приостановлении или прекращении полномочий судьи Конституционного Суда, а также о досрочном освобождении от должности Председателя, заместителя Председателя и судьи-секретаря Конституционного Суда.
В заседаниях палат Конституционный Суд разрешает дела, отнесенные к ведению Конституционного Суда и не подлежащие рассмотрению в пленарных заседаниях. В их число входят дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
6) законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
Конституционный Суд в заседаниях палат разрешает также споры о компетенции:
а) между федеральными органами государственной власти; 6) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.
Конституционный Суд в заседаниях палат по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.
В пленарном заседании Конституционного Суда судьи тайным голосованием большинством от общего числа судей избирают из своего состава в индивидуальном порядке сроком на три года Председателя, заместителя Председателя и судью-секретаря Конституционного Суда.
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации:
руководит подготовкой пленарных заседаний Конституционного Суда, созывает их и председательствует на них;
вносит на обсуждение Конституционного Суда вопросы, подлежащие рассмотрению в пленарных заседаниях и заседаниях палат;
представляет Конституционный Суд в отношениях с государственными органами и организациями, общественными объединениями, по уполномочию Суда выступает с заявлениями от его имени;
осуществляет общее руководство аппаратом Конституционного Суда, представляет на утверждение Конституционного Суда кандидатуры руководителей Секретариата Конституционного Суда и других подразделений аппарата, иных служб Конституционного Суда, а также Положение о Секретариате Конституционного Суда и штатное расписание аппарата;
осуществляет другие полномочия в соответствии с действующим законодательством и Регламентом Конституционного Суда.
Председатель Конституционного Суда издает приказы и распоряжения.
Заместитель Председателя Конституционного Суда осуществляет по уполномочию Председателя Конституционного Суда отдельные его функции, а также выполняет свои обязанное™, возложенные на него Конституционным Судом.
Судья-секретарь Конституционного Суда осуществляет непосредственное руководство работой аппарата Конституционного Суда; организационно обеспечивает подготовку и проведение заседаний Конституционного Суда; доводит до сведения соответствующих органов, организаций и лиц решения, принятые Конституционным Судом, и информирует Конституционный
Суд об их исполнении: организует информационное обеспечение судей; осуществляет другие полномочия в соответствии с действующим законодательством и Регламентом Конституционного Суда.
Председатель, заместитель председателя, судья-секретарь Конституционного Суда по истечении срока их полномочий могут быть избраны на новый срок.
В своей деятельности Конституционный Суд Российской Федерации руководствуется следующими основными принципами: независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.
Конституционный Суд независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношениях от любых других органов. Финансирование Конституционного Суда производится за счет федерального бюджета и обеспечивает возможность независимого осуществления конституционного судопроизводства в полном объеме. В федеральном бюджете ежегодно предусматриваются отдельной статьей необходимые для обеспечения деятельности Конституционного Суда средства, которыми Конституционный Суд распоряжается самостоятельно. Смета расходов Конституционного Суда не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом.
Конституционный Суд самостоятельно и независимо осуществляет информационное и кадровое обеспечение своей деятельности.
Какое бы то ни было ограничение правовых, организационных, финансовых и других условий деятельности Конституционного Суда, установленных законом, не допускается.
По вопросам своей внутренней деятельности Конституционный Суд принимает Регламент Конституционного Суда. В Регламенте устанавливаются: порядок определения персонального состава палат Конституционного Суда: порядок распределения дел между ними; порядок определения очередности рассмотрения дел в пленарных заседаниях и в заседаниях палат: некоторые правила процедуры и этикета в заседаниях; особенности делопроизводства в Конституционном Суде, требования к работникам аппарата Конституционного Суда; иные вопросы внутренней деятельности Конституционного Суда.
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятии, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
3.Элементы юридической техники, применяемые в порядке рассмотрения обращения граждан в конституционном праве Российской Федерации.

Прежде чем исследовать элементы юридической техники, применяемые в порядке рассмотрения обращения граждан в конституционном праве Российской Федерации, оговоримся, что такие обращения в большинстве своем носят характер по разъяснению и контролю за соблюдением конституционного строя. Поэтому сразу же оговоримся, что это не простые обращения, поэтому в порядке их рассмотрения применяются и не простые юридические элементы и приемы. Рассмотрим данный аспект более детально и пристально . Итак.
Приступая к любой работе в сфере юриспруденции (написание сочинения, разработка правового акта или составление сколько-нибудь обстоятельного правоприменительного документа) в первую очередь нужно решить вопрос: с чего начать? Юридическая техника дает на него довольно четкий и недвусмысленный ответ: с поиска идеи, которая легла бы в основу задуманной работы и выражала бы тем самым ее цель.
Идею определяют как понятие, лежащее в основе теоретической системы, логического построения, в частности мировоззрения, как мысль, замысел. Идею нельзя путать с идеалом, который представляет собой высшую цель стремлений к совершенству содержания, формы, структуры и пр.
Найденная идея влечет за собой теоретическое ее обоснование, разработку юридической концепции, подбор готовых или создание новых, подходящих для данного случая категорий и далее в таком же логическом порядке других элементов юридической техники, где один из них последовательно сменяется другим. Как и всякий процесс познания и создания чего-либо (принятие решения или разработка теории, проекта, закона и т. д.), юридическая деятельность развивается от общего абстрактного суждения к поиску конкретного решения, отвечающего поставленным задачам и целям. Естественно, в ходе этого процесса не всегда приходится использовать весь набор средств, способов и приемов, выработанных юридической техникой. Тем не менее каждый юрист, претендующий на профессиональную состоятельность, должен знать их и владеть ими.
Поиск идеи, ее теоретическое обоснование, выработка правовой концепции — не какие-то автономные звенья юридической деятельности (в форме рассуждений например), а единый мыслительный процесс, организованный в наиболее рациональной и оптимальной форме. Можно без преувеличения сказать, что в конституционном праве данная стадия деятельности — одна из самых сложных и трудоемких, требующая от автора не только профессиональных знаний, но и проявления настойчивости и недюжинных способностей.
Поиск идеи и разработка концепции особенно значимы в процессе правотворческой деятельности. Создание в правовой системе страны необходимых нормативных актов требует привлечения к нему наиболее опытных людей — ученых и практиков. Но и для них подобные задачи являются далеко не простым делом. Вспомним, к примеру, сколько вариантов проекта российской Конституции было предложено прежде, чем остановились на одном из них. Однако и над ним была проделана громадная работа, с тем чтобы выработанный текст вполне удовлетворял его разработчиков. В подобных творческих муках рождались новые Гражданский и Уголовный кодексы, а также федеральные Законы "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", "О выборах Президента Российской Федерации" и др.
Поиск идеи в юриспруденции принадлежит к весьма высокой интеллектуальной деятельности. Многие такие идеи пришли к нам из глубины веков и являются результатом творческих раздумий не одного поколения. В ходе длительной практики проверялась их жизненная достоверность. Заложенный в них потенциал развивался, совершенствовался, приспособлялся к нуждам и целям конкретной эпохи. Одни из них не выдерживали проверку временем и подверглись глубокому забвению; другие, напротив, отвечая общественному прогрессу, из века в век передавались, внедрялись в массовое сознание людей, становясь традицией. К последним можно отнести такие фундаментальные политико-правовые идеи, как демократия, правовое государство, прямое и представительное народоправство, свобода личности и права человека, собственность и ряд других не менее универсальных идей.
Их теоретическое обоснование в истории философско-правовой мысли вызвали к жизни целые школы и направления, дающие то или иное толкование уже известных идей. Если говорить о свободе личности и правах человека, то тут без постулатов сторонников естественной школы права трудно и, пожалуй, невозможно обойтись, хотя многое из их наследия остается лишь достоянием прошлого. Возьмем другое: высказанная Ж. Боденом идея суверенитета или идея разделения властей Ш. Монтескье прочно вошли в мировую науку и, что особенно важно, в конституционноправовую практику. Несмотря на то, что примеры, о которых шла речь, касаются чересчур масштабных идей, они укладываются в рамки юридической техники, понимаемой в самом широком смысле. В более приземленном виде: правовые идеи черпаются из повседневной жизни и порождены ее нуждами. Однако от этого их поиск становится не менее трудным, хотя в исторической перспективе они могут оказаться не столь значимыми, а, возможно, даже скороспелыми, не выдержавшим сурового испытания жизнью. Современная действительность подтверждает это.
Правовые идеи отчасти содержатся в действующей Конституции и в других основополагающих документах. Поэтому для юриста — теоретика и практика — их поиск не сопряжен с большими трудностями, хотя и в данном случае необходима соответствующая квалификация.
В ныне действующей российской Конституции содержится немало идей, которые нуждаются в раскрытии и теоретическом обосновании. Это, в частности, идеи демократического, правового государства, социального государства, идеологического и политического многообразия в обществе, главы государства, основ правового статуса человека и гражданина, особенностей республиканской формы правления, местного самоуправления, характера его взаимоотношений с органами государственной власти и пр. Названные идеи лишь обозначены в Конституции и, понятно, нуждаются в теоретическом обосновании и раскрытии. Юридическая техника содержит способы и приемы, которые помогают сделать это и которые, будучи в известной степени удалены от идеологических и политических пристрастий, позволяют выявить юридическую значимость данной идеи, ее правовую природу, определить стратегические и тактические пути претворения такой идеи в жизнь в рамках утвердившегося в стране конституционного строя.
Далее в логическом ряду приемов и свойств юридической техники идет выявление тех правовых категорий, которые способны отразить в общих понятиях юридическую природу избранной идеи. Категория выражает наиболее существенные свойства и отношения предметов, явлений объективного мира. Она — ступенька восхождения к познанию реальной действительности, постижению истины. Общеизвестно, философские категории диалектики как действенный инструмент изучения явлений природы и общества носят универсальный характер и потому в полном объеме используются в процессе познания государства и права. Вместе с тем правоведение, юридическая техника как его стержень выработали свою систему категорий. Есть они и в любой правовой отрасли, в том числе и в конституционном праве. Конституционноправовые категории представляют собой узловые понятия, которые суммарно, укрупненно выражают содержание конституционного права в его научном, право-творческом и правоприменительном аспектах. К числу таких правовых категорий, по всей видимости, можно отнести деление правовой системы на частное и публичное; в состав последнего и входит конституционное право. Сюда же следует включить: конституционно правовые отношения и нормы, закрепляющие и регулирующие их; юридические факты, служащие основанием возникновения, изменения и прекращения названных отношений; государственную власть, основные формы ее осуществления и многое другое.
Более сложной в сравнительном плане оказывается разработка концепции того или иного правового феномена. Здесь всякий испытывает вполне ощутимые трудности — работает ли он над решением научной проблемы, проектом закона или над рассмотрением конкретной конфликтной ситуации. Указанная разработка концепции как ни в каком другом случае зависит от творческого потенциала самого автора, поскольку тут недостаточно следовать по проторенной тропе. Нужно искать собственные, во многом нестандартные пути решения поставленной проблемы. А это далеко не каждому по плечу. Тем ценнее, если кому-то удается это сделать.
В широком плане концепция представляет собой последовательно развиваемую, взаимосвязанную цепь рассуждений, которые подкреплены теоретическими аргументами и доказательствами, взятыми из реальной жизни, и конечная цель которых — объяснить природу обсуждаемого феномена и предложить отвечающие общественным потребностям оптимальные их решения. Последнее особенно важно, ибо ценность любой концепции состоит не столько в логической ее стройности, сколько в способности решать научные и практические проблемы. Повседневная жизнь многолика и переменчива, а ее восприятие и тем более осмысление разными людьми неодинаковы, поэтому концепции носят многогранный характер. По одной и той же проблеме могут быть предложены различные концепции, порой противоречащие одна другой либо в части, либо в своей основе. В истории конституционного права таких примеров несть числа. Выдвинуто немало концепций, в частности о конституционализме, о народном представительстве, о парламентаризме и парламенте, о правах и свободах личности, о федерализме и других институтах конституционного права. Это вполне оправданный ход развития конституционно-правовой мысли, ибо в споре рождается истина.
В процессе работы над правовой концепцией той или иной конструкции необходимо также знать концепции других авторов, критически оценивать их, анализировать. Но делать это нужно уважительно, спокойно и взвешенно.
Концепции в зависимости от степени универсальности объекта, о природе и характере которого, они призваны дать представление, бывают всеохватывающими или частными, трактующими одну из сторон проблемы. Первые могут восходить к далекому прошлому и с течением времени утвердиться в качестве базовых понятий нашей отрасли правоведения. Примером такого рода служат учения о суверенитете, конституции как Основном законе государства, парламентаризме, местном самоуправлении. Частные же концепции не столь долговечны и нередко испытывают на себе воздействие конъюнктуры, например, конкретные полномочия отдельных органов государства и должностных лиц.
Удачно разработанная концепция служит основой для научных наработок, предложений по дальнейшему совершенствованию конституционно правового законодательства, а также оригинальных методик для его более эффективного применения. Примером этому может служить, в частности, концепция конституционного контроля. Ее разработка, как известно, началась еще в советский период в процессе формирования Комитета конституционного надзора, некоего прообраза конституционного суда. Однако вскоре выяснилось, что концепция, заложенная в основу Закона о Комитете конституционного надзора СССР, не отвечала природе подобного рода органов, которые уже многие годы действовали за рубежом и работа которых давала положительные результаты. Вместо нее была предложена концепция конституционного суда. Она еще до принятия нынешней Конституции получила выражение в законе (июль 1991 г.), а после принятия Основного закона РФ 1993 г. в его ст. 125 и в Федеральном конституционном законе 1994 г.
Ту же мысль о решающей роли найденной правовой концепции в научной и практической деятельности можно проиллюстрировать и на примере других принятых за последние годы актов. Так, подписанный в августе 1996 г. Президентом Указ "О подоходном налоге с физических лиц" был уже вскоре отменен, поскольку заложенная в нем концепция не отвечала проводимым в стране реформам.
Оптимально выраженная концепция в любой юридической деятельности служит одним из наиболее ценимых ее качеств. В конституционном праве наряду с концепциями в системе юридико-технических средств не менее существенная роль принадлежит двум другим элементам юридической техники: принципам и доктринам. В отличие от рассмотренных элементов юридической техники, они носят технический и методологический характеры.
Выработка принципов как в широком, так и в институциональном плане, бесспорно, занимает по сложности и по объему затраченного труда одно из первых мест в теоретических рассуждениях и в особенности в упорядочении и систематизации конституционно правового массива.
Конституционное право принадлежит к тем юридическим дисциплинам, в которых вопросу выделения и последующей формулировке принципов уделяется повышенное внимание. Это объясняется тем, что обсуждаемая правовая отрасль связана с закреплением конституционно-правовых основ устройства общества и государства. Такие основы выявляются в ходе острейших политических дебатов и в конечном счете в результате учета соотношения общественных сил. И здесь, понятно, функция юридической службы ограничена: она призвана в надлежащей правовой форме лишь записать в конституции, законах имеющийся результат, подвести выявленные итоги. Однако дальнейшее выходит уже за рамки возможностей юридической техники и принадлежит сфере высокой политики.
Если взглянуть на любую конституцию через призму наличия в ней принципов, то можно увидеть: в этом акте что ни положение, то принципиальное. При должной, тщательной и взыскательной оценке одни из них могут быть квалифицированы в качестве либо общих, либо внутриинституциональных принципов.
Квалификация тех или иных положений в качестве принципов, раскрытие их социальной сущности и юридической значимости в системе норм, фиксирующих то или иное правовое образование, взаимоотношения их между собой, а также механизм их действия — все это поле приложения средств и приемов, которыми располагает юридическая техника. Читая труды по различным вопросам конституционного права, можно легко заметить повышенное внимание ученых-государствоведов к подобному анализу тех или иных правовых положений, которые возводятся ими в ранг принципов. Стороннему читателю, представителю другой правовой отрасли может показаться довольно скучным такое обилие общих рассуждений. Однако в этом и проявляется одна из особенностей конституционного права, и от этого никуда не уйти.
Рассматривая средства, приемы и способы юридической техники, применяемых в конституционном праве, необходимо оговориться: в принципе они мало чем отличаются от того арсенала средств, которые используются и в других правовых дисциплинах.
Имеющиеся различия обусловлены преимущественно спецификой подлежащего обработке нормативного массива, а также необходимостью более интенсивного применения того или иного юридического приема.
В конституционном праве субстрат знаний — это возможно полное обладание понятийным аппаратом соответствующих правовых отраслей. Одним чуть ли не из главных условий этого является наличие отработанных определений. Создание продуманной системы определений — одно из действенных средств юридической техники. Значимость определений не следует недооценивать (не преувеличивать и не преуменьшать), чем нередко грешат отдельные авторы, стремясь во что бы то ни стало сконструировать, может, не очень оригинальное, но все-таки собственное определение того или иного понятия.
В системе юридической техники определение занимает свое строго иерархическое место: оно производно от авторской концепции и поэтому служит ей визитной карточкой.
"Дать надлежащую формулу, — пишет Н. Н. Полянский, — определяющую юридический термин, это иногда может иметь значение не меньше, чем иное даже серьезное техническое открытие"".
Определение конституционно правового явления должно представлять собой краткую формулировку, в которой концентрированно отражены наиболее существенные черты определяемого понятия — его содержания и формы.
Определение конституционно правового понятия, как и разработка концепции, не только предполагает глубокие профессиональные знания, аналитические способности, но является своего рода искусством, которому научиться по учебникам и книгам невозможно. Это результат длительного опыта или дар природы. Отсюда, несмотря на то, что сочинить определение стремится чуть ли не каждый из числа пишущих о конституционно правовых проблемах, все же удачных, а тем более долговечных определений не так уж много. Есть, конечно, настолько удачные, что с некоторыми поправками и дополнениями, отражающими веление времени, переходят из века в век. Одним из ярких примеров такого рода дефиниций служит определение собственности: право владения, пользования и распоряжения. Это определение включено и в нашу Конституцию (ст. 35). Другим же уготована кратковременная судьба.
Основные требования к любому определению таковы: оно должно быть кратким, лаконичным и, по возможности, афористичным. Многие определения выдающихся юристов, отвечающие данным требованиям, — бесценное достояние и нашего времени.
На наш взгляд, не следует при наличии оптимального варианта определения, вошедшего в употребление, стремиться "открывать Америку". Лучше всего воспользоваться данным определением, присоединиться к его автору. Конечно, допустимы разумное дополнение и совершенствование такого определения.
По большей части определения — плод научных изысканий. Авторы обычно помещают их в добротные учебники и обстоятельные монографии. Подобные определения, исходящие от ученых, называют "доктриальными". Другие определения, содержащиеся в законах, в различного рода нормативных правовых актах, постановлениях Конституционного суда, а также в разъяснениях Верховного или Высшего арбитражного судов, именуются "легальными". Имея правовой характер, они обладают обязательной силой. Авторы других определений не могут, не должны их игнорировать.
Полагаем, что несомненное достоинство современной законодательной практики заключается в том, что во многих законах и других нормативно-правовых актах дается определение важнейших понятий в той области отношений, которые они призваны регулировать. Так, в Федеральной миграционной программе содержатся следующие определения: "Миграция — это совокупность различных по своей природе территориальных перемещений населения, сопровождающихся изменением места жительства"; "миграционный поток — это совокупность территориальных перемещений населения, совершающихся в определенное время в рамках той или иной территориальной системы".
Закон по большей части если и включает в себя определения, то краткие, выражающие самую суть того или иного понятия. Авторские же определения, как правило, более подробны и поэтому нередко чересчур сложны и объемны. Ведь их создатели, стремясь к полноте, включают в их формулировку наряду с существенными признаками того или иного определяемого понятия и второстепенные. Конечно, желание отразить, по возможности, все стороны понятия похвально, но это может осложнить восприятие чрезмерно развернутого текста и сделать недоступным его запоминание. Ущербны и те определения, в которых вместо того, чтобы выявить суть обсуждаемого понятия, перечисляются в большей или. меньшей мере его признаки. Такие определения в принципе не отвечают правилам юридической техники и часто представляют собой простой пересказ правового акта.
Определение — видимое выражение другого более важного технико-правового построения, т. е. юридической конструкции соответствующего назначения. Она носит либо правовой, либо организационно-правовой характер. Это некая модель, способная оптимально выразить государственную волю и предусмотреть механизм ее осуществления. Официальные чертежи такой модели воспроизводятся в конституции, в законе, в иных нормативно-правовых актах. В силу их обязательного характера данная конструкция становится действующим правовым механизмом.
В конституционном праве организационно-правовые конструкции могут принимать самые разнообразные формы: от правового государства до низового органа местного самоуправления, от Основного закона до акта местной власти. Одной из оптимальных конструкций является формирование правового статуса. Этот термин может быть использован в конституционном праве для обозначения самых различных правовых образований: конституционного статуса Российской Федерации, ее субъектов, Президента, Федерального Собрания, Правительства и пр. Полагаю, что понятие конституционного статуса — одно из самых емких; оно заслуживает всемерной научной разработки.
С помощью разработанных юридической техникой приемов и способов правовой массив структурируется. В нем, в частности, выделяются правовые отрасли (подотрасли). Далее составляющие их нормы распределяются по юридическим институтам. В основу последних кладется общность предмета правового регулирования. Таким образом, институт — это совокупность правовых норм, которая закрепляет и регулирует однородные или достаточно близкие по содержанию отношения.

4. Заключение.
В результате нашего курсового исследования мы можем сделать следующие выводы и заключения.
Компетенция Конституционного Суда весьма широка и ею суд наделяется для защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории России.
1. Конституционный Суд решает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента России, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению федеральных органов и органов власти субъектов федерации;
в) договоров между органами государственной власти России и органами власти субъектов федерации, договоров между органами власти субъектов федерации;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
2. Разрешает споры о компетенции:
а) между федеральными органами государственной власти; б) между органами власти Федерации и субъектов федерации; в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.
3. Проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и запросам судов.
4. Дает толкование Конституции РФ.
5. Дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента России в государственной измене или совершении тяжкого преступления.
6. Выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения.
Внутренняя деятельность Конституционного Суда регулируется его Регламентом. Решения Конституционного Суда обязательны для всех и обжалованию не подлежат.
Мы пришли к выводу, что порядок рассмотрения обращения граждан не столь совершенен, поэтому необходимо более системно пересмотреть уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство, отказаться от поиска судом "абсолютной истины", выносить решения на основе собранных сторонами и представленных в суд первой инстанции доказательств: роль судьи следует свести к оказанию сторонам необходимой помощи в сборе доказательств. Если впоследствии будут получены новые существенные доказательства, которые могут склонить чашу весов в другую сторону, можно было бы предоставить суду, вынесшему решение, право отменить его по вновь открывшимся обстоятельствам и заново рассмотреть дело. Применительно к гражданскому процессу для этого необходимо лишь незначительно изменить ст. 333 ГПК РСФСР. При таком подходе, во-первых, действительно изменится роль суда в процессе, во-вторых, будут реально защищены права граждан в случае получения дополнительных существенных доказательств.
Как представляется, назрела необходимость уточнения полномочий кассационной инстанции, а в перспективе заметь ее апелляционной инстанцией. В нашей стране кассационные инстанции в чистом виде практически никогда не были органом собственно кассации, рассматривающим вынесенное решение с точки зрения его законности. Так, ст. 306 ГПК РСФСР в качестве иных оснований отмены решений называет неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, и т.п. Полномочия ли это действительно кассационной инстанции? Скорее всего, нет. На практике эти основания являются формальным поводом для отмены многих "неудобных" судебных решений. На данном этапе необходимо, как вытекает из логики нашего курсового исследования, расширить права кассационной инстанции, предоставив ей возможность истребовать дополнительные доказательства и на их основе выносить самостоятельные решения. В перспективе такие кассационные инстанции (с элементами апелляции) могли бы преобразоваться в собственно апелляционные инстанции. Затронутые конституционные вопросы судоустройства и судопроизводства, безусловно, нельзя считать полностью раскрытыми и исчерпывающими сложнейшую проблематику устройства одной из ветвей государственной власти.

Библиография:
Конституция Российской Федерации: Энциклопедический словарь / Авт. колл. В.А. Туманов, В.Е. Чиркин, Ю.А. Юдин; рук. СМ. Шахрай. М., 1995. С. 4.
Сандевуар П. Введение в право. М., 1994. С. 136.
Комментарий к Конституции Российской Федерации /-Общ. ред. Ю. В. Кудрявцева. М. 1996.
Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под ред. Б. Н. Топорника. М., 1994.
Постановление Правительства Российской Федерации от 23 июля 1996 г. "Об утверждении федеральной целевой программы «Русский язык»" (Российская газета. 1996. 8 авг.).
Комментарий Конституции Российской Федерации / Под ред. Л. А. Окунькова. М., 1994.
Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №13. Ст. 1447.
Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 224 .
Тихомиро в Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 1—46.
Постановление Правительства РФ от 3 августа 1996 г. "Об уточнении Федеральной миграционной программы" // Российская газета. 1996. 20 авг.
Полянский Н.Н. О терминологии советского закона // Проблемы социалистического права: Сборник. М., 1938. Вып. 5. С. 132.
Овсепян Ж.И. К обсуждению новой концепции преподавания российского конституционного (государственного) права// Государство и право. 1996. №10. С. 82 .




ОГЛАВЛЕНИЕ