стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Московский институт МВД России








Курсовая работа по уголовному процессу



слушателя, лейтенанта милиции

Скобелева А.Ю.

4 курса, группы №



на тему:


“ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРЫ,

ИХ СООТНОШЕНИЯ “










МОСКВА 1997 г.



План работы:



1. Введение.

2. Порядок и основные понятия уголовно-процессуальной деятельности.

3. Лица , участвующие в производстве по уголовным делам; отношения между ними.

4. Законодательная регламентация и ее значение.

5. Основные варианты уголовно-процессуальной деятельности.

6. Задачи (цели) уголовно-процессуальной деятельности.

7. Формы уголовно-процессуальной деятельности.

8. Сущность, основные понятия и методы оперативно-розыскной деятельности.

9. Связь уголовно-процессуальной деятельности и оперативно- розыскных мер.

10. Библиография.







1. Введение.

Обеспечение законности и укрепление правопорядка охватывают, как известно, широкий спектр осуществляемых государством мероприятий. Это и социально-экономические преобразования, и меры политического характера, и воспитательно-профилактические усилия, в том числе поощрение соответствующих общественных и религиозных объединений, и применение принуждения в отношении лиц, не желающих считаться с требованиями закона и иных правовых актов.
В системе мероприятий такого рода всегда одно из центральных мест занимала деятельность по борьбе с преступностью. И это естественно: преступления — общественно опасные посягательства на права и свободы личности, правомерные интересы общества и государства. Они причиняют значительно больший вред гражданам, государственным и негосударственным организациям, в целом нормальному развитию общественных отношений, чем все иные правонарушения. По мере небывалого увеличения степени их опасности и количества преступность приобретает очертания все более угрожающего социального явления, вызывающего растущую тревогу не только у населения, но и у политиков всех уровней. В связи с этим деятельность по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию преступлений, применению установленных законом мер воздействия в отношении виновных в их совершении, ее организация и эффективность — объект повышенного внимания всех ветвей государственной власти, всесторонней правовой регламентации, поисков путей совершенствования.*
В соответствии с действующим законодательством такую деятельность можно условно подразделить на несколько тесно взаимосвязанных основных форм — оперативно-розыскные мероприятия, расследование (дознание и предварительное следствие), правосудие, реализация (исполнение) итоговых судебных решений по уголовным делам (приговоров). Близко к этим формам примыкают разведка и контрразведка, в ходе которых возможно выявление сведений о совершенных, совершаемых или намечаемых к совершению преступлениях.
Естественно, среди названных форм деятельности следовало бы особо выделять правосудие. Оно является одним из основных направлений (функций) правоохранительной деятельности и одновременно полномочий судебной власти. При его
__________________________
* Мизулина Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства. Тарту .1991 г.
осуществлении судам принадлежит решающее и обязательное для всех слово. Они по сути контролируют законность и обоснованность всего, что сделано по конкретному уголовному делу другими органами.
Закон четко определяет государственные органы, несущие ответственность за реализацию конкретных форм деятельности по борьбе с преступностью:
правосудие осуществляют только суды;
предварительное следствие — следственный аппарат прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции и службы безопасности;
дознание — милиция и другие органы и должностные лица, названные в ст. 117 УПК;
оперативно-розыскную деятельность — оперативные подразделения органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, федеральных органов государственной охраны (Главное управление охраны РФ и Служба безопасности Президента РФ), органов федеральной пограничной службы, таможенных органов, Службы внешней разведки РФ, а также органов внешней разведки Министерства обороны РФ и Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ (см. ст. 13 Закона об оперативно-розыскной деятельности);
разведку и контрразведку — соответствующие подразделения федеральной службы безопасности и внешней разведки;
исполнение приговоров — преимущественно учреждения внутренних дел, а по некоторым вопросам — и другие органы.
Что касается прокуратуры, то она, осуществляя в тех или иных формах надзор за законностью действий всех перечисленных органов (кроме судов), расследуя уголовные дела и поддерживая обвинение в судах, тоже вносит свой вклад в борьбу с преступностью.
Перечень органов и наименование форм деятельности в сфере борьбы с преступностью сами по себе говорят многое об их значимости и ответственности. Нетрудно представить себе, какие негативные последствия могут наступить в первую очередь для граждан в случае злоупотреблений, совершения незаконных, необоснованных и несправедливых действий названными органами. Поэтому закон тщательно регламентирует их организацию и деятельность.

2. Порядок и основные понятия уголовно-процессуальной деятельности.

Особо тщательной регламентация является для деятельности судов, органов дознания, следствия и прокуратуры, поскольку суды вершат правосудие, принимая, как отмечено выше, ответственные и общеобязательные итоговые решения (приговоры), а органы прокуратуры, следствия и дознания непосредственно готовят материалы конкретных уголовных дел к рассмотрению в судах. Такая деятельность, поскольку она таит в себе угрозу применения в отношении граждан весьма строгих мер государственного принуждения, предусмотренных уголовно-процессуальным и уголовным законодательством, не может осуществляться произвольно, по усмотрению тех или иных должностных лиц. Например, лицо, производящее дознание, или следователь не имеют права, каким бы ясным и бесспорным ни казалось им дело, признать обвиняемого виновным в совершении преступления и назначить ему меру наказания. В любом случае, когда речь заходит о расследовании преступления и привлечении кого-то к уголовной ответственности, досконально изучается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. После возбуждения собираются доказательства, подтверждающие или опровергающие виновность конкретного лица в совершении преступления, и этому лицу предоставляется возможность защищаться от предъявленного обвинения. Сначала такую деятельность осуществляют следователь или лицо, производящее дознание, под надзором прокурора, проверяющего законность и обоснованность их действий, а затем — суд, который, проверив собранные доказательства, принимает решение по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и применении или неприменении к нему меры наказания.
Другими словами, вся деятельность такого рода осуществляется в определенном порядке, с соблюдением установленной процедуры (процесса). Поскольку она возникает и протекает в связи с применением уголовного закона, ее принято именовать уголовным процессом .
Характеристика уголовно-процессуальной деятельности (уголовного судопроизводства) будет неполной, если о нем сказать лишь то, что он представляет собой деятельность, осуществляемую правоохранительными органами в определенном порядке и в связи с применением уголовного закона. Существенным моментом для такой деятельности является так же то, что она состоит не просто из совокупности, а из системы упорядоченных (предпринимаемых с соблюдением установленной процедуры) действий. Система эта подразделяется на конкретные этапы — стадии, через которые должно проходить производство, как правило, по всем уголовным делам.
Надо иметь в виду, что в действующем законодательстве, регламентирующем производство по уголовным делам, наряду с термином «уголовный процесс» употребляется и другой — «уголовное судопроизводство». Несмотря на словесное различие, этими терминами обозначается одно и то же понятие.
К таким стадиям относятся : возбуждение уголовного дела; предварительное расследование (протокольная форма подготовки материалов, дознание и предварительное следствие); назначение судебного заседания; судебное разбирательство; кассационное производство; исполнение приговора. Наряду с этими стадиями уголовно-процессуальное законодательство предусматривает еще две — производство в надзорной инстанции и возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Последние принято считать исключительными, поскольку совершаемые в этих стадиях процессуальные действия предпринимаются только после того, как приговор вступил в законную силу и определенное законом должностное лицо внесет протест в соответствующую судебную инстанцию или даст заключение о необходимости возобновления дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.
Все стадии объединяются едиными задачами и принципами. Вместе с тем, как это будет видно в соответствующих главах учебника, каждая стадия имеет свои конкретные цели, свой круг процессуальных действий и их участников. Например, при назначении судебного заседания проверяется достаточность оснований для рассмотрения дела в судебном заседании и совершается ряд действий, способствующих тому, чтобы это заседание происходило в условиях, которые отвечают интересам наиболее полного, всестороннего и объективного исследования материалов дела. При проверке достаточности оснований для рассмотрения дела в судебном заседании выясняется, в частности, подсудно ли дело данному суду, содержит ли деяние, вменяемое в вину обвиняемому, состав преступления, соблюдены ли при возбуждении дела, производстве дознания или предварительного следствия требования уголовно-процессуального законодательства, имеются ли неудовлетворенные ходатайства, в каком составе суда должно рассматриваться дело и т.д. При намечающемся рассмотрении дела с участием присяжные на стадии назначения судебного заседания соблюдаются некоторые дополнительные правила (проводится предварительное слушание с участием сторон и т.д.). Все это в конечном счете способствует выполнению задач уголовного судопроизводства в целом.
Сложившаяся к настоящему времени система стадий уголовно-процессуальной деятельности ранее подвергалась ряду изменений. К примеру, нынешняя стадия назначения судебного заседания с дореволюционных времен до 1992 года называлась преданием суду. Было время, когда такая стадия как производство в надзорной инстанции не выделялась как самостоятельная. Не исключены, в связи с идущей в наши дни судебной реформой, и иные корректировки.
Российский подход к определению системы стадий уголовно-процессуальной деятельности не является единственно возможным. В мире существуют и иные решения. Наиболее значительным своеобразием отличаются системы стадий (этапов) уголовного судопроизводства в так называемых англосаксонских странах. В частности, там не принято выделять стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, а равно дифференцировать стадии, связанные с проверкой законности и обоснованности приговоров и иных решений по уголовным делам. В большинстве стран данной группы уголовный процесс обычно подразделяется на стадии досудебного производства, предварительного рассмотрения дела в суде, судебного разбирательства, апелляционного производства и исполнения приговора. Кое-где высказывается мнение о существовании более дробной системы стадий (этапов) уголовного судопроизводства. Например, в одном из весьма популярных учебников для американских юридических учебных заведений приводится перечень стадий (этапов) уголовно-процессуальной деятельности из 17 наименований: 1. Получение информации о преступлении и ее регистрация. 2. Предарестное расследование (проверка данных о состоявшемся или предполагаемом преступлении). 3. Арест. 4. Оформление ареста. 5. Собирание данных после произведенного ареста. 6. Принятие решения об обвинении. 7. Представление дела в суд. 8. Первая явка подозреваемого (обвиняемого) в суд. 9. Предварительное слушание дела в суде. 10. Проверка дела большим жюри присяжных. 11. Регистрация в суде обвинительного акта или информации о совершенном преступлении. 12. Выявление мнения обвиняемого об обвинительном заключении или информации о совершенном преступлении. 13. Ходатайства, заявляемые до начала судебного разбирательства. 14. Разбирательство дела по существу предъявленного обвинения. 15. Определение меры наказания. 16. Обжалование (апелляция). 17. Рассмотрение судом вопросов после вступления приговора в законную силу.
Однако такая структура не является абсолютно обязательной для всех категорий дел и для всех случаев. К примеру, дела о менее опасных преступлениях разбираются в упрощенном порядке, в котором отсутствуют многие из перечисленных стадий. Кроме того, по делам об опасных преступлениях некоторые стадии являются факультативными (через них дело проходит только при определенных обстоятельствах, в частности при наличии ходатайства какой-то из сторон).

3. Лица , участвующие в производстве по уголовным делам; отношения между ними.

Уголовный процесс охватывает не только систему выполняемых в определенном порядке действий (деятельность) суда и органов дознания,, пред- варительного следствия, прокуратуры,соответствующих должностных лиц (до-знавателей, следователей, прокуроров и судей).
В деятельности, связанной с производством по уголовному делу, могут принимать участие и иные лица — обвиняемые (подозреваемые, подсудимые), их защитники, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, переводчики и другие. По закону они именуются участниками процесса. Им, как будет подробно показано в последующих главах учебника, предоставлена возможность совершать определенные процессуальные действия. Соответственно этому они наделяются конкретными правами и обязанностями. Например, адвокат, выступающий в роли защитника, обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, и оказывать ему необходимую юридическую помощь.
В то же время адвокату-защитнику дано право иметь свидание с обвиняемым, которого он защищает, знакомиться со всеми материалами до разбирательства дела и выписывать из них необходимые сведения, заявлять ходатайства, представлять доказательства и т.д.*
В производство по уголовным делам, наряду с теми, кого называют участниками, вовлекаются и другие лица, как правило, те, кто призван оказывать содействие в выявлении, фиксации и оценке доказательств (эксперты, специалисты, свидетели, понятые, педагоги — по делам несовершеннолетних и др.), а также представители общественных организаций и трудовых коллективов (общественные обвинители и защитники). Они также наделены определенными процессуальными правами и обязанностями.
В ходе выполнения каких-либо действий, связанных с производством по конкретному уголовному делу, между названными должностными лицами правоохранительных и других государственных органов, представителями общественных организаций и трудовых коллективов, гражданами возникает множество разнообразных правовых (процессуальных) отношений. К примеру, суд, установив существенные нарушения уголовного процессуального закона, допущенные органами дознания или предварительного
________________________________
*Кокорев Л.В. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж. 1971 г.
следствия, вправе направить данное дело прокурору для дополнительного расследования. Последний в таком случае обязан произвести расследование лично или поручить это органу дознания или следователю. Защитник во время судебного разбирательства дела вправе задавать свидетелю относящиеся к делу вопросы, а он обязан отвечать на них.
В целом отношения такого рода, реализуемые через осуществление прав и обязанностей субъектов уголовного судопроизводства, — весьма существенный элемент того, что принято именовать уголовным процессом.

4. Законодательная регламентация и ее значение.

Важным для определения понятия уголовно-процессуальной деятельности является также то обстоятельство, что вся деятельность и все отношения, связанные с производством по уголовным делам, детально регламентируются уголовно-процессуальным законодательством (характеристику его источников см. в главе 2 учебника). Оно определяет целесообразный и объективно апробированный временем и опытом порядок (процедуру) производства конкретных действий или их последовательность (систему), а также права и обязанности их участников.
Именно такая регламентация позволяет, с одной стороны, обеспечивать строгое соответствие закону, обоснованность и высокую эффективность деятельности по выявлению и раскрытию преступлений,
изобличению виновных, справедливому применению к ним предусмотренных законом мер уголовного наказания или иного воздействия, а с другой — последовательно добиваться неуклонного осуществления прав и обязанностей лиц, участвующих в производстве по уголовным делам, ограждать их от злоупотреблений и некомпетентности.

5. Основные варианты уголовно-процессуальной деятельности.

В нашей курсовой работе мы сделаем вывод о том, что понятием уголовно-процессуальной деятельности охватывается как деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, имеющая определенные порядок и систему,так и отношения, возникающие в связи с такой деятельностью между всеми, кто в той или иной мере вовлечены в нее. И такие деятельность и отношения протекают не произвольно, не по чьему-то усмотрению, а в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона, установленным им порядком.
Таким образом, уголовный процесс (уголовное судопроизводство) — это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность (система действий) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений, изобличению лиц, виновных в их совершении, и применению к ним мер уголовного наказания или иного воздействия, а также возникающие в связи с этой деятельностью правовые отношения между органами и лицами, участвующими в ней .
В данном определении отражен наиболее распространенный в отечественной юридической литературе взгляд на содержание уголовно-процессуальной деятельности. Однако такой взгляд не 'исключает возможность существования других. При изучении Литературы можно столкнуться с множеством вариантов определения. Их насчитывается, пожалуй, столько, сколько было авторов, бравшихся за уяснение сущности и содержания уголовно-процессуальной деятельности. И понять это вполне можно: каждому хотелось привнести в определение что-то свое, оригинальное, проявить творческий подход к решению одной из центральных проблем теории и практики уголовно-процессуальной деятельности.
Однако в большинстве своем в определениях внимание привлекается к трем основным элементам:
1. Деятельности (системе упорядоченных действий) четко определенных в законе государственных органов, их должностных лиц и лиц, называемых участниками процесса.
2. Отношениям (правоотношениям), возникающим в ходе осуществления деятельности (производства по уголовным делам).
3. Обязательной и тщательной правовой регламентации деятельности и возникающих на ее основе отношений.
Не отличаются единообразием и определения, даваемые зарубежными авторами. Среди них тоже практически невозможно найти хотя бы два определения, полностью похожие друг на друга, а тем более — на те, которыми пользуются российские юристы. Например) немецкие юристы в большинстве своем склоняются в наши дни к тому, что уголовный процесс — это урегулированное законом движение уголовного дела с целью постановления приговора. Другими словами, они не считают важными элементами уголовно-процессуальной деятельности деятельность (систему действий) и возникающие на ее основе правоотношения.
Еще большим разнообразием отличаются определения уголовно-процессуальной деятельности, которыми пользуются юристы в англосаксонских странах. И у них трудно обнаружить одинаковые истолкования сути и содержания уголовно-процессуальной деятельности. Можно говорить лишь о преобладающих тенденциях. Как отметил один американский профессор-юрист, обобщивший типичную для его соотечественников практику истолкования понятия уголовно-процессуальной деятельности, сущность последнего они чаще всего определяют с помощью терминов «спор», «борьба», «соревнование», «состязание» или даже «сражение», а правила ведения этих «споров», «борьбы» и т.д. — с помощью спортивных либо военных выражений: «тактические преимущества обвинителя», «признать свою вину — значит сдаться» и т.д., и т.п. За таким подходом скрывается давно установившаяся традиция считать конкретное уголовное дело спором между государством и лицом, привлекаемым к ответственности, по поводу предъявленного обвинения. Еще со времен средневековой Англии уголовные дела принято именовать «Король против Смита», «Королева против Джонса», «США против Харрисона», «Штат Иллинойс против Фаста» и т.д.

6. Задачи (цели) уголовно-процессуальной деятельности.

Для характеристики содержания уголовно-процессуальной деятельности существенное значение имеет, как формулируются его задачи (цели). Чтобы получить более или менее четкое представление по данному поводу, нужно обратиться прежде всего к сказанному в ст. 2 УПК. При ее анализе нетрудно убедиться в том, что законодатель, формулируя задачи (цели) уголовно-процессуальной деятельности (судопроизводства), сгруппировал их в два блока . Один из них можно было бы назвать задачами непосредственными (см. ч. 1 названной статьи УПК), то есть теми, которые должны выполняться в ходе производства по конкретным делам, а другой — общесоциальными (см. ч. 2 этой же статьи УПК).
Относительно задач (целей) первого из названных блоков законодатель требует от осуществляющих производство по уголовным делам органов, чтобы они обеспечивали по каждому делу:
— быстрое и полное раскрытие преступления;
— изобличение виновных;
— правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.
Среди задач (целей) второго блока в ч. 2 ст. 2 УПК названы положения, явно не отвечающие сложившимся к настоящему времени реалиям. В связи с этим, при определении задач уголовно-процессуальной деятельности такого рода, было бы целесообразно ориентироваться на предписания, содержащиеся в ст.ст. 1 и 10 Закона о безопасности. В соответствии с ними все государственные органы, в том числе те, которые осуществляют производство по уголовным делам, обязаны обеспечивать защиту:
— прав и свобод личности;
— материальных и духовных ценностей общества; — конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства.
Понятие уголовно-процессуальной деятельности тесно связано с понятием уголовно-процессуального права. Под ним принято понимать совокупность норм, правил поведения, санкционированных государством и предназначенных для регламентации производства по уголовным делам .
Оно является одной из многочисленных отраслей, на которые распадается право в целом. Наиболее близко данная отрасль права примыкает к уголовному праву, поскольку она определяет порядок реализации мер воздействия, устанавливаемых за совершение преступлений. Содержание уголовно-процессуального права в значительной степени предопределяется содержанием норм уголовного права (представления о составе преступления предопределяют предмет доказывания при производстве по уголовным делам; концепция вменяемости или невменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности, существенно воздействует на порядок применения принудительных мер медицинского характера и т.д.).
Уголовно-процессуальные нормы по своему содержанию и назначению имеют связь с нормами и других отраслей права — гражданского процессуального, административного, гражданского, международного и прочих. Она проявляется во многом: вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, должны решаться в тесной увязке с правилами, содержащимися в гражданском законодательстве; с этим же законодательством подлежит согласованию взыскание в пользу потерпевших от преступлений компенсации за моральный вред; нормы административного права учитываются при решении вопросов прекращения уголовных дел и направления их для применения административных мер взыскания; вопросы судебного контроля за законностью и обоснованностью задержания по подозрению в совершении преступления, выдачи преступников по требованию иностранных государств, выполнения просьб зарубежных правоохранительных органов и некоторые иные решаются с соблюдением норм международного права. Связь уголовно-процессуального права с другими отраслями права можно проследить и по ряду иных направлений.
Прослеживается также тесная связь уголовно-процессуальных норм с неписаными нормами морали, соответствующими общечеловеческим ценностям, представления о которых формировались на протяжении всей истории человечества. Отражение, учет такого рода неписаных норм в конкретных нормах уголовно-процессуального права и принято называть его нравственными началами.
Их можно обнаружить во многих предписаниях данной отрасли права. К примеру, презумпция невиновности, как известно, требует, чтобы каждый считался невиновным до того момента, когда обвинительный судебный приговор вступит в законную силу. И это вполне соответствует общепринятому положению о том, что человек должен считаться добропорядочным пока не будет установленно иное. В обыденном общении культурных людей проявлением крайнего неприличия признаны тайное подслушивание чьих-то разговоров, ознакомление с частными письмами и другими сообщениями либо подглядывание за чьими-то поступками. С учетом этого уголовно-процессуальное законодательство вслед за конституционным устанавливает особые правила производства некоторых следственных действий. * Нравственные начала лежат в основе многих процессуальных запретов, например: применять незаконное (а значит и аморальное) воздействие в отношении лиц, подвергаемых допросу; понуждать к даче показаний против самого себя или близких людей, к разглашению тайны исповеди или адвокатской тайны; совершать во время производства по уголовным делам действия, унижающие достоинство личности либо представляющие угрозу жизни и здоровью людей; включать в оправдательный приговор сведения, порочащие доброе имя оправданного.
При характеристике уголовно-процессуальной деятельности важно иметь в виду и то, что нравственные требования предъявляются не только к содержанию процессуальных норм, зафиксированных в законе, но и к практике их применения.

7. Формы уголовно-процессуальной деятельности.

Путь к современному пониманию сути уголовного судопроизводства был долгим и непростым. С учетом конкретных исторических условий в целом, а равно многих
____________________________________
* Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе. М., 1995 г.
факторов, действовавших в конкретных странах (этнические, культурные, религиозные, экономические и другие особенности их развития), складывались неодинаковые представления о том, как должны решаться узловые вопросы производства по уголовным делам. К примеру, такие вопросы, как процессуальное положение обвиняемого и обвинителя, роль судьи и суда при разбирательстве уголовного дела, последовательность совершения процессуальных действий, определение цели и содержания доказывания, оценки доказательств и т.п. Все это и предопределило неоднородность форм процесса.
Принято различать четыре основные формы уголовно-процессуальной деятельности, складывавшиеся и развивавшиеся в разное время: обвинительный, розыскной (инквизиционный), состязательный и смешанный процессы.
Обвинительный процесс, возникший еще в период рабовладения, наиболее полное развитие получил на первых этапах существования феодального общества. Характерной его чертой было признание особого положения обвинителя, в качестве которого обычно выступало лицо, потерпевшее от преступления. От его воли зависело возбуждение и прекращение дела. Система доказательств, сложившаяся под большим влиянием религиозных воззрений того времени, включала в себя клятвы, поединки и различного рода испытания (огнем, водой, раскаленным железом и т.д.).
Розыскной (инквизиционный) процесс, возникший, как и обвинительный, в недрах рабовладельческого общества, достиг своего наиболее широкого распространения в эпоху абсолютизма. По его правилам судья одновременно должен был выполнять также функции следователя, обвинителя и в какой-то мере защитника. Обвиняемый был лишен возможности защищаться. Он считался не субъектом (участником) процесса, а его объектом. Типичной для такого процесса была система так называемых формальных доказательств, которая проявлялась прежде всего в строгой регламентации действий по оценке доказательств. Многочисленные доказательственные правила устанавливали, например, что признание обвиняемым своей вины — «царица доказательств», что женщине нужно верить меньше, чем мужчине, бедному — чем богатому. Пытки не считались недопустимым методом получения доказательств.
Состязательный процесс, развившийся из обвинительного и получивший наибольшее распространение в государствах с так называемой англосаксонской системой права, базируется на исходном положении о том, что процесс — это происходящий в суде спор между государством и гражданином, совершившим преступление, что в таком споре обе стороны наделены равными юридическими возможностями. Априорно считается, что суду здесь отводится роль «бесстрастного арбитра», наблюдающего за тем, как соблюдаются правила спора и кто его выиграл. Оценка доказательств ставится в зависимости от внутреннего убеждения судей при сохранении некоторых элементов "формальных доказательств (придание особого значения признанию обвиняемым своей вины, нормативная фиксация критериев допустимости доказательств, «стандартов доказывания» и т.д.). Исторически эта форма процесса начала формироваться в Англии. Затем ее восприняли в бывших английских колониях, где она в общих чертах существует и в наши дни (например, в США, Канаде, Австралии).
Смешанный процесс получил свое наименование благодаря тому, что в нем оказались как бы смешанными некоторые элементы инквизиционного процесса на досудебных стадиях (почти полное отсутствие гласности, ограниченные возможности обвиняемого защищаться, письменность производства и т.д.) и состязательности в суде (публичность заседаний, обеспечение права подсудимого защищаться самому и иметь защитника, оценка доказательств судьями, как правило, по внутреннему убеждению и др.). Его основы заложены Уголовно-процессуальным кодексом Франции 1808 года, а затем были развиты в законодательстве других стран (преимущественно континентальной Европы, в частности, Германии. Италии, Австрии, Бельгии).
Российский уголовный процесс после судебной реформы 1864 года сформировался и развивался впоследствии под значительным влиянием того, что существовало в странах континентальной Европы. Его вполне можно относить к смешанной форме, хотя, естественно, под воздействием различного рода «домашних» факторов он по ряду положений имеет свои особенности и не тождествен полностью, скажем, французскому или германскому.
. Для уяснения сущности уголовно-процессуальной деятельности (судопроизводства) важно иметь также представление о некоторых других категориях — уголовно-процессуальные отношения (правоотношения). Как отмечено выше, в связи с производством по уголовному делу между всеми, кто участвует в нем, возникают какие-то взаимоотношения, которые реализуются не произвольно, а в определенном порядке, устанавливаемом нормами уголовно-процессуального права. В силу этого они именуются уголовно-процессуальными отношениями (правоотношениями ). Основная их особенность состоит в том, что хотя бы одним из их участников должны быть государственный орган (суд, прокуратура, орган следствия или дознания) либо его должностное лицо. В отечественной юридической литературе есть немало иных истолкований данной категории;
— процессуальная форма. Эта категория тоже имеет немало истолкований. Чаще всего под ней понимают порядок производства процессуальных действий (например, обыска, допроса, экспертизы, прекращения или возбуждения дела, направления его в суд, назначения судебного заседания и т.д.). Соблюсти процессуальную форму — значит выполнить установленные законом требования (к примеру, получить санкцию прокурора или судьи на обыск, ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы, представить ему при окончании расследования все материалы). Соблюдение формы — одно из условий законности производства по уголовному делу;
— уголовно-процессуальные функции. Под ними принято понимать основные направления деятельности, осуществляемой в рамках уголовного судопроизводства. К ним относятся: расследование, обвинение, защита, разбирательство дела в суде. В виде общего правила первая из этих функций принадлежит органам дознания или предварительного следствия, вторая ˜ прокуратуре, третья — обвиняемому и его защитнику, четвертая — суду. Но из этого общего правила имеются исключения. Например, закон допускает возможность производства предварительного следствия прокурорами и они иногда пользуются ею; по так называемым делам частного обвинения в качестве обвинителей выступают обычно потерпевшие; если в ходе предварительного следствия выявляются доказательства, опровергающие причастность данного обвиняемого к расследуемому преступлению, то решение по существу может быть принято следователем, который прекращает дело в отношении этого лица;
— процессуальные гарантии. В широком смысле слова гарантиями принято считать средства, обеспечивающие реализацию чего-то. Когда о гарантиях говорят юристы, то имеют в виду средства, обеспечивающие претворение в жизнь каких-то правовых предписаний. Можно, к примеру, заботиться об обеспечении права на труд, на образование, на наследование имущества, на свободу предпринимательства. При производстве по уголовным делам, естественно, в центре внимания находятся те средства, которые установлены уголовно-процессуальными нормами для осуществления задач уголовного судопроизводства, в первую очередь защиты прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Эти средства и следовало бы считать уголовно-процессуальными гарантиями;
— уголовно-процессуальные акты. Актами такого рода признают документальное оформление того, что происходит при производстве по уголовному делу. Речь может идти об оформлении (описании) хода какого-то следственного или судебного действия и его результатов. В таких случаях обычно говорят о протоколах (допроса, очной ставки, опознания, осмотра и т.д.). Ко второй группе актов относятся те, в которых фиксируются принимаемые в ходе производства решения должностных лиц (постановления, санкции, определения, приговоры).

8. Сущность, основные понятия и методы оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность представляет собой самостоятельный вид деятельности, осуществляемой уполномоченными на то государственными органами и оперативными подразделениями в пределах их компетенции путем проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств*
Анализ целей и задач оперативно-розыскной деятельности позволяет сделать вывод о том, что ей не придается самодовлеющего значения. В своей основе она направлена на успешное решение задач уголовно-процессуальной деятельности: быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был приволочен к уголовной ответственности и осужден (ст.2УПКРСФСР).
Данное обстоятельство обусловлено тем, ** что многие особо тяжкие преступления невозможно раскрыть способами уголовно-процессуальной деятельности без использования в качестве вспомогательной информации, полученной оперативно-розыскным путем. Поэтому важное значение имеет совершенствование правовых норм, указывающих на связь оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуальной деятельности. Довольно отчетливо их связь проявляется в предписаниях Закона*** об оперативно-розыскной деятельности в
Российской Федерации, формулирующих задачи оперативно-розыскной деятельности и предусматривающих использование ее результатов при производстве по уголовным делам (ст. 2,10).
_____________________________________
* Ст. 1 Закона РФ об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации от 13 марта 1992 г.
**В дальнейшем - Закон от 33 марта 1992 г.
**** На это обоснованно обращалось внимание еще до принятия Закона об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации (см.: Гапачович Н.Н.. Мартынович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. - Минск, 1983.


Одной из важнейших задач оперативно-розыскной деятельности является раскрытие преступлений, а также выявление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 1 ст. 2 Закона). Выявлению и раскрытию подлежат преступления, которые тщательно скрываются и потому остаются неизвестными. Следовательно, задача состоит в выявлении и раскрытии только так называемых неочевидных преступлений, т.е. преступлений) совершаемых в условиях неочевидности, когда лицо, его совершившее, к моменту обнаружения признаков преступления неизвестно. В отличие от этого "очевидные" преступления в выявлении и раскрытии оперативно-розыскными способами не нуждаются, поскольку они совершаются в условиях очевидности, когда исходная информация указывает на событие преступления и лиц, его совершивших. Однако следует уточнить, что в подобных ситуациях оперативно-розыскные меры могут быть необходимы для установления мотивов и цели преступления, а иногда и результатов преступной деятельности, т.е. обстоятельств, которые при очевидности самого события преступления, как правило, наглядно не проявляются.
Оперативно-розыскным путем прежде всего должно быть установлено событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства) и лицо (лица), его совершившее. Если преступление совершено или совершается организованной группой лиц, то необходимо выявить всех этих лиц и определить роль каждого из них в осуществлении преступной деятельности. В некоторых случаях усилия оперативного подразделения должны быть направлены на установление личности потерпевшего, его местонахождения, обстоятельств, характеризующих личность потерпевшего.
Согласно Закону от 13 марта 1992 г. осуществление оперативно-розыскной деятельности не допускается для достижения целей и задач, не предусмотренных настоящим законом (ч. 1 ст. 5). Однако такое императивное предписание не должно препятствовать формулированию еще одной задачи, которая имеет исключительно важное практическое значение. Это - создание в ходе оперативно-розыскной деятельности необходимых условий и предпосылок для своевременного и обоснованного возбуждения уголовного дела, быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности. На мой взгляд, к этому же следует отнести и принятие необходимых мер к тому, чтобы при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности при производстве по уголовному делу не была разглашена та ее часть, которая составляет государственную тайну: организация и тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 5 ст. 6 Закона) и сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на конфиденциальной основе (ч. Зет. 16 Закона). Иначе говоря, речь должна идти о создании предпосылок для перехода от негласной оперативно-розыскной деятельности к гласной уголовно-процессуальной.
В ходе оперативно-розыскной деятельности необходимо обеспечить соответствующие условия и предпосылки для быытрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности. Это предполагает получение сведений об очевидцах преступления; о местах нахождения документов и предметов, служивших орудиями преступления, сохранивших на себе его следы, бывших объектами преступных действий, а также денег и иных ценностей, нажитых преступным путем, и всех других предметов, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению обстоятельства его совершения и выявлению виновных. При необходимости оперативно-розыскные меры должны направляться на предотвращение уничтожения перечисленных материальных предметов.
Задача оперативно-розыскной деятельности состоит и в установлении обстоятельств, характеризующих лиц, которые совершили или совершают преступление, в выявлении их намерений и конкретных действий, направленных на противодействие раскрытию преступления в ходе предварительного следствия. В некоторых ситуациях появляется необходимость выявить также обстоятельства, характеризующие личность потерпевшего и наиболее важных свидетелей, что позволяет иметь представление об их психологической установке- на ту или иную позицию на предстоящих допросах.
Но все эти задачи признаны осуществлять оперативно-розыскными подразделениями тогда, когда преступление уже совершено. Что касается подготавливаемых и совершаемых преступлений, то они должны решаться в органической связи с такой важной задачей, как пресечение преступлений (ч. 1 ст. 2 Закона). Одним из способов осуществления этой задачи является подготовка и осуществление физического захвата лиц при попытке совершения ими преступных действий. В результате проведения такого оперативно-розыскного мероприятия появляются реальные предпосылки для возбуждения уголовного дела и задержания подозреваемых лиц в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР.
__________________________________________________
* См.: Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992, с. 14.

Решение этих задач оперативно-розыскными способами возможно как по возбужденному уголовному делу, так и параллельно с его расследованием. Согласно уголовно-процессуальному закону орган дознания (оперативное подразделение, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность), возбудивший уголовное дело, по выполнению неотложных следственных действий обязан передать его следователю. Если по этому делу не удалось обнаружить лицо, солершившее преступление, то орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления и задержания преступника, уведомляя следователя о результатах (ст. 119 УПК РСФСР). Это правило должно распространяться на случаи, когда при установлении оперативно-розыскным путем признаков преступления уголовное дело возбуждает следователь, а не орган дознания. Одним из оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий по возбужденному уголовному делу являются также поручения следователя (ч. 4 ст. 127, ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР; п. 3 ст. 7 Закона от 13 марта 1992 г.).
Наконец, неотъемлемым элементом задачи выявления и раскрытия преступлений следует считать закрепление полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности сведений в материалах оперативной проверки, оперативного розыска и других оперативно-служебных материалах. Это позволяет хранить и тщательно анализировать такие сведения, передавать их от одного лица другому, принимать обоснованные решения и осуществлять надлежащий контроль за оперативно-розыскной деятельностью.
Следует отметить, что задача создания необходимых условий и предпосылок для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности будет успешно решена тогда, когда оперативные сотрудники будут хорошо знать процессуальный институт возбуждения уголовного дела (ст. 3, 108-1 16 УПК РСФСР), нормы доказательственного права, регламентирующие предмет доказывания по уголовному делу (ст. 68 УПК РСФСР), определяющие понятие "доказательства" (ст. 69 УПК РСФСР), устанавливающие порядок собирания, проверки и оценки доказательств (ст. 70, 71 УПК РСФСР), характеризующие самостоятельные виды доказательств (ст. 72-88 УПК РСФСР), а также предусматривающие порядок и условия производства следственных действий (ст. 155-194 УПК РСФСР).
Необходимо на практике применять знания соответствующих положений теории доказательства в уголовном процессе (прежде всего раскрывающие сущность доказательств по уголовному делу и такие их правовые свойства, как относимость и допустимость), а также положения, определяющие процессуальную природу самостоятельных видов доказательств. При этом следует учитывать, что в ходе оперативно-розыскной деятельности должны быть созданы реальные условия и предпосылки для собирания конкретных видов доказательств, а не доказательств вообще.
Задачи оперативно-розыскной деятельности, связанные с уголовным процессом, корреспондируются со ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г. Она предусматривает использование результатов этой деятельности при производстве по уголовным делам.
Существенным моментом является: результаты оперативно-розыскной деятельности, имеющие значение для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности, могут использоваться только теми государственными органами и должностными лицами, которые уполномочены законом осуществлять уголовно-процессуальную деятельность в рамках уголовно-процессуальных правоотношений. Поэтому рассматриваемый вопрос должен быть предметом регулирования уголовно-процессуального закона, а не Закона от 13 марта 1992 г.
Согласно ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г. результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в интересах уголовно-процессуальной деятельности по двум направлениям: 1) для подготовки и осуществления следственных действий; 2) в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.* Однако только этим ограничиваться нельзя. Данные, полученные оперативно-розыскным путем (в контексте данной статьи под результатами следует понимать именно данные), могут быть использованы прежде всего в качестве правовых предпосылок для возбуждения уголовного дела. Это согласуется с п. 6 ст. 108 УПК РСФСР, предусматривающим один из поводов к возбуждению уголовного дела - непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления, т.е. в ходе оперативно-розыскной деятельности.
При использовании результатов оперативно-розыскной деятельности для возбуждения уголовного дела возможны два варианта.
Первый. Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы орган дознания наряду с судом, прокурором и следователем в пределах своей компетенции возбуждал уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления (ст. 3, 112 УПК РСФСР). Следовательно, оперативное подразделение, обнаружившее признаки преступления, вправе самостоятельно принять такое решение (ст. 112 УПК РСФСР). Но уголовное дело на основании данных оперативно-розыскного характера может возбудить и следователь. К сожалению, действующий уголовно-процессуальный закон не указывает на то, в каких случаях уголовное дело возбуждается органом дознания) а в каких — следователем. Этот вопрос решается нормативными актами тех ведомств, в которых имеются оперативные подразделения, проводящие оперативно-розыскные мероприятия. Причем орган дознания возбуждает уголовные дела при непосредственном обнаружении признаков преступления лишь в двух случаях: при чрезвычайных происшествиях и в ситуациях, не терпящих отлагательств. Имеются в виду ситуации) при которых требуется немедленное принятие решения о возбуждении уголовного дела и производстве неотложных следственных действий в целях закрепления следов преступления и пресечения преступления процессуальными способами, а следователь ввиду объективных причин безотлагательно сделать это не может. Если же нет необходимости в немедленном реагировании на обнаруженные признаки преступления процессуальными средствами, то решение о возбуждении уголовного дела на основании данных, полученных оперативно-розыскным путем, должен принимать следователь-". На мой взгляд, такой подход целесообразно применить в новом уголовно-процессуальном законе более конкретно и распространить на все органы дознания. Решение данного вопроса на уровне ведомственных нормативных актов явно недостаточно, поскольку по существу речь идет о формулировании нового правового предписания. Таким образом) в тех случаях, когда немедленно надо реагировать на обнаруженные признаки преступления процессуальными способами, оперативное подразделение должно самостоятельно возбудить уголовное дело, пользуясь правами органа дознания.
Здесь компетенция органа дознания ограничивается производством неотложных следственных действий (ст. 119 УПК РСФСР).
Второй вариант. Если не возникла такая ситуация, то оперативное подразделение направляет соответствующие материалы прокурору или органам предварительного следствия для возбуждения уголовного дела.При этом непременно должно соблюдаться одно обязательное условие - оперативное подразделение вправе принимать данное решение, если этим не будет причинен ущерб быстрому и полному раскрытию преступления после возбуждения уголовного дела прокурором или следователем. Поводом к возбуждению уголовного
__________________________________________
* Такой подход является вполне обоснованным. Он закреплен в Таможенном кодексе РФ, но применительно к тем случаям, когда признаки преступления обнаруживаются в ходе рассмотрения дела о нарушенни таможенных правил должностным лицом таможенного органа (ст. 36). В данной ситуации должностное лицо направляет соответствующие материалы прокурору или в органы предварительного следствия без возбуждения уголовного дела. Это предписание Таможенного кодекса РФ является новым для уголовно-процессуальной деятельности.

дела для них будут являться сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц (п. 3 ст. 108 УПК РСФСР).
И еще немаловажный вопрос: правильно определить объем материалов, направляемых оперативным подразделением прокурору или следователю. В них должны содержаться данные о признаках преступления, а также усматриваться основания для производства следственных действий. Если представленных материалов недостаточно, прокурор или следователь вправе потребовать дополнительные (ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР).
В четкой правовой регламентации нуждается вопрос о праве следователя лично знакомиться с материалами дела оперативной проверки и другими оперативно-служебными материалами, имеющими значение для своевременного и обоснованного возбуждения уголовного дела, быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности. На практике же он решается неоднозначно, оперативные сотрудники и следователи высказывают по нему различные мнения, что не способствует выработке единой и правильной позиции.
По мнению Д.И. Беднякова, право следователя знакомиться с оперативно-розыскными материалами вытекает из действующего уголовно-процессуального закона и полностью ему соответствует*. Однако ввиду важности рассматриваемого вопроса такое право следователя не должно косвенно усматриваться из соответствующих предписаний закона, а должно быть прямо предусмотрено в нем. Без этого следователь не в состоянии реально использовать результаты оперативно-розыскной деятельности при производстве по уголовному делу.
По моему мнению, в новом уголовно-процессуальном законе в главе "Возбуждение уголовного дела" целесообразно предусмотреть отдельную статью, озаглавив ее "Обнаружение признаков преступлений в ходе оперативно-розыскной деятельности" и изложив в следующей редакции; "Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны выявлять и раскрывать преступления, а также лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; создавать необходимые и достаточные предпосылки для возбуждения уголовного дела, быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности. В случае успешного решения этих задач органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направляют следователю материалы, необходимые для
_________________________________
* Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация н расследование преступлений. М., 1991.
своевременного и обоснованного возбуждения уголовного дела, а также производства следственных действий. Следователь вправе по своей инициативе знакомиться с материалами, полученными оперативно-розыскным путем, II необходимыми для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовно-процессуальной деятельности. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе самостоятельно принимать решение о возбуждении уголовного дела в случаях, когда ввиду объективных обстоятельств следователь своевременно не может этого сделать. После возбуждения уголовного дела должностное лицо, принявшее его к своему производству, осуществляет неотложные следственные действия, руководствуясь правилами ст. 119 настоящего Кодекса".
Следует подробно остановиться и на вопросе об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности при производстве по уголовным делам для подготовки и осуществления следственных действий (ч. 1 ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г.). Данное положение согласуется с действующим уголовно-процессуальным законом. Основаниями для производства следственных действий служат данные, которые свидетельствуют о возможности достижения целей таких действий в каждом конкретном случае получения и проверки доказательств. В большинстве случаев данные, являющиеся основаниями для следственных действий, носят вероятный характер.
Основания для производства некоторых следственных действий должны находиться только в материалах уголовного дела, т.е. иметь процессуальный характер (очная ставка, следственный эксперимент, производство экспертизы). Наряду с этим уголовно-процессуальный закон допускает использование в качестве оснований для производства некоторых следственных действий непроцессуальной информации. Например, основанием для вызова свидетеля на допрос могут служить данные, формулирующие предположение о том, что ему известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному уголовному делу (ст. 72 УПК РСФСР). Согласно ч. 1 ст. 168 УПК РСФСР следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела, производит обыск для их отыскания и изъятия. Аналогичный характер оснований усматривается из закона применительно к личному обыску (ст. 172 УПК РСФСР), осмотру (ст. 178 УПК РСФСР) и освидетельствованию (ст. 181 УПК РСФСР).
Из приведенных предписаний закона следует, что основаниями для производства некоторых важных следственных действий может служить непроцессуальная информация, в том числе полученная оперативно-розыскным путем. Такой вывод обусловлен и объективными обстоятельствами: на момент возбуждения уголовного дела следователь не может располагать процессуальными данными, которые могли бы стать основаниями для производства следственных действий. Поэтому нередко бывает так, что достаточные данные, указывающие на признаки преступления (основание для возбуждения уголовного дела), одновременно служат основаниями для производства следственных действий (задержания подозреваемого, обыска, выемки и др.). Здесь следует учитывать и то, что, как правильно отмечает И. Демидов, "не устанавливая порядок производства оперативно-розыскных действий, процессуальный закон тем самым не признает их самостоятельными способами собирания доказательства, первоначальным этапом процессуального доказывания"*.
Важно отметить, что использование данных, полученных оперативно-розыскным путем, в качестве оснований для производства следственных действий не входит и содержание доказывания по уголовному делу. Собирание доказательств означает получение фактических данных из предусмотренных законом процессуальных источников в ходе производства конкретных следственных действий. В результате формируются соответствующие виды доказательств. Все, что находится за рамками этой уголовно-процессуальной деятельности (выявление возможных источников доказательств, сведений о месте нахождения предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела и т.п.), по отношению к ней носит вспомогательный характер.
Наиболее сложным является вопрос об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности "...в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством" (ч. 1 ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г.). Содержание данного предписания может быть истолковано таким образом, что если в ходе доказывания по уголовному делу подтвердилась достоверность данных, полученных оперативно-розыскным путем, то все эти данные должны быть признаны доказательствами по уголовному делу. Однако такое суждение было бы принципиально неверным. Предметом проверки при производстве по уголовному делу являются не данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, а уголопно-процессуальные доказательства, которые формируются только и сфере уголовно-процессуальной деятельности (ст. 70 УПК РСФСР). При осуществлении же
________________________________________________
* Демидов И. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. - Законность, 1993, № 8.
оперативно-розыскной деятельности обнаруживаются не доказательства по уголовному делу, а определенные следы преступления, т.е. сведения о нем. Последние могут стать содержанием доказательства по уголовному делу, если войдут в уголовный процесс посредством законных источников и законными способами (ст. 69 УПК РСФСР). Никакие другие источники фактических данных и способы их получения, в том числе оперативно-розыскные, в уголовном процессе использованы быть не могут. Это основной критерий разграничения доказательств по уголовному делу от оперативно-розыскной и любой другой информации.
Так, одним из самостоятельных способов получения сведений в ходе оперативно-розыскной деятельности является опрос граждан (п. 1 ст. 6 Закона от 13 марта 1992 г.). Эти сведения фиксируются в материалах дела оперативной проверки, оперативного розыска и могут отражать событие преступления, виновность лица в совершении преступления и другие связанные с этим обстоятельства. Следователь вправе признать, что такие сведения имеют значение для расследуемого им уголовного дела. Но доказательство может появиться лишь при соблюдении непременного требования - ранее опрошенный гражданин должен быть допрошен в качестве свидетеля в установленном законом порядке и дать устные показания об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Никакие оперативные и иные сведения этих устных показаний заменить не могут.
Одним из способов получения необходимых сведений в ходе оперативно-розыскной деятельности является исследование предметов и документов (п. 5 ст. 6 Закона от 13 марта 1992 г.). Такое исследование проводится с участием специалиста в области науки, техники, искусства или ремесла. Полученные в результате этого данные могут отражать значимые для уголовного дела обстоятельства. Но как и в предыдущем случае, они не могут быть использованы в качестве уголовно-процессуальных доказательств. Причина та же: при проведении исследований предметов и документов в ходе оперативно-розыскной деятельности не использовались предусмотренные уголовно-процессуальным законом способы получения такого доказательства, как заключение эксперта.

9. Связь уголовно-процессуальной деятельности и оперативно- розыскных мер.

Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации разрешает получать образцы для сравнительного исследования (п. 3 ст. 6). Однако они не могут быть употреблены в качестве материалов, представляемых в распоряжение эксперта в случае производства экспертизы по уголовному делу. Образцы для сравнительного исследования, необходимые для производства этого следственного действия, должны быть получены только в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (ст. 186 УПК РСФСР).
В ходе оперативно-розыскной деятельности может быть проведено отождествление личности (п. 7 ст. 6 Закона от 13 марта 1992 г.), которое по своему содержанию сходно с таким следственным действием, как предъявление для опознания (ст. 164 УПК РСФСР). Но и в этом случае результаты отождествления личности не могут иметь доказательственного значения по уголовному делу и тем более не могут заменить предъявления для опознания, являющегося самостоятельным способом собирания и проверки доказательств в уголовном процессе. Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации предусматривает обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств (п. 8 ст. 6). По содержанию данное оперативно-розыскное мероприятие сходно с таким следственным действием, как осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов и документов (ст. 178 УПК РСФСР). Однако в порядке производства обследования и осмотра также имеются принципиальные различия, в силу которых оперативно-служебный документ, фиксирующий результаты обследования, не может служить доказательством по уголовному делу.
В соответствии с законом должен решаться вопрос об использовании в уголовном процессе результатов контроля почтовых отправлений, цензуры корреспонденции осужденных, прослушивания телефонных и иных переговоров и снятия информации с технических каналов связи (п. 9—12 ст. 6 Закона от 13 марта 1992 г.). В ходе этих оперативно-розыскных мероприятий с помощью соответствующих технических средств, а также в письменной форме могут быть зафиксированы сведения об обстоятельствах совершения преступления. Обстоятельства совершения преступления могут быть зафиксированы также с помощью кинофотосъемки при проведении наблюдения (п. 6 ст. 6 Закона от 13 марта 1992 г.) и обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.
Полученные такими способами сведения используются в качестве доказательств по уголовному делу при условии, если их материальные носители приобретут статус вещественных доказательств. Такой вывод не противоречит нормам доказательственного права.
Статья 69 УПК РСФСР дает определение доказательств по уголовному делу и к их числу относит вещественные доказательства, т.е. различные материальные предметы, на которых вследствие объективных причин отразились, зафиксировались следы преступления. В ст. 83 УПК РСФСР перечислены материальные предметы, которые могут служить вещественными доказательствами. Перечень таких предметов не является исчерпывающим, поскольку в данной норме закона сказано: "Вещественными доказательствами являются... и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности". Такими "другими предметами" вполне могут стать различные технические средства. С их помощью в ходе оперативно-розыскной деятельности фиксируются обстоятельства совершения преступления. И для придания им статуса вещественных доказательств не имеет значения, в результате чьих действий появились эти материальные предметы. Главное, чтобы эти действия были проведены согласно требованиям Закона об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации п с помощью соответствующих технических средств были зафиксированы и стали доступны следователю и суду обстоятельства совершения прест.упления. Но при этом должны неукоснительно соблюдаться все требования уголовно-процесауального закона, предъявляемые к вещественным доказательствам. Соответствующие материальные предметы должны войти в уголовный процесс законными способами, быть осмотрены в присутствии понятых, а результаты осмотра отражены в протоколе. И уже на основании этого выносится постановление о приобщении материального предмета к уголовному делу (ст. 84 УПК РСФСР).
Следователь и суд обязаны исследовать обстоятельства возникновения конкретного материального предмета в реальной действительности, поэтому оперативный сотрудник, проводивший оперативно-розыскные мероприятия, может быть допрошен в качестве свидетеля. Такой допрос позволяет выяснить происхождение соответствующего технического средства, установить объективные связи его с обстоятельствами расследуемого преступления.
Согласно закону все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке (ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР). Никаких исключений не должно быть и для вещественных доказательств. Одним из важных способов их проверки следователем и судом является допрос в качестве свидетеля лиц, которые могут сообщить сведения о том, каким образом те или иные материальные предметы появились в реальной действительности. Иной подход к решению рассматриваемого вопроса снизил бы гарантии установления относимости и допустимости вещественных доказательств, их достоверности, а следовательно, гарантии установления объективной истины по уголовным делам. Вещественные доказательства по существу могли бы оказаться для следователя и суда анонимными. Допускать этого нельзя ни в коем случае.
По этому вопросу высказаны разные мнения. Еще до осуществления судебно-правовой реформы А. Рубан предлагал изменить уголовно-процессуальный закон, но так, чтобы с разрешения соответствующего начальника органа внутренних дел следователь мог приобщить к уголовному делу фотографии, фонограммы и видеозаписи, полученные в результате оперативных мероприятий, но следователь и суд не имели права допрашивать работников МВД о конкретных обстоятельствах получения таких доказательств*.
Попытку всесторонне обосновать такую позицию предпринял Б.Т. Безлепкин. Он признает, что неясность относительно способов, места и обстоятельств получения материального объекта, несущего значимую для уголовного дела информацию, порождает неразрешимые сомнения в достоверности такой информации, лишая ее тем самым доказательственного значения, а также вызывает подозрения в том, что обвинительные доказательства сфальсифицированы. Но далее автор пишет: "...вместе с тем не следует упускать из виду, что существуют и такие ситуации, когда для оценки доказательственного значения, относимости и достоверности информации, которую несет определенный предмет или документ, вопрос о том, кем, когда, где и при каких обстоятельствах он добыт, безотносителен, лишен смысла и потому выходит за рамки необходимости как следственного, так и судебного исследования"**.
В итоге Б.Т. Безлепкин предлагает в Уголовно-процессуальном кодексе РФ сформулировать следующее правило: "Предметы и документы, полученные в результате применения оперативно-розыскных мер, могут быть представлены в уголовное дело без указания источников и способов их получения и лишь при условии, что эти обстоятельства не имеют значения для оценки их достоверности и доказательственного значения'"". Такая позиция автора объясняется тем, чтобы в ходе уголовно-процессуальной деятельности могли использоваться сведения, полученные с помощью технических средств, применяемых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, в целях раскрытия тяжких преступлений и при этом не разглашались средства и методы оперативно-розыскной деятельности, составляющие государственную
_________________________
* См.:Человек и закон , 1989, № 2.
**Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания. -Сов. гос. и право, 1991, №3, с. 101.
тайну. Но вряд ли этого можно достичь путем формулирования в уголовно-процессуальном законе предлагаемого автором дополнения.
Любые пожелания оставлять за рамками доказывания по уголовному делу какие-либо обстоятельства, связанные с проверкой вещественных доказательств, не согласуются с требованиями уголовно-процессуального закона тщательно, всесторонне и объективно проверять все собранные по делу доказательства (ст. 70 УПК РСФСР), а также с предписанием ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г. использовать результаты оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Существенно и то, что вопрос о значимости для проверки и оценки достоверности и доказательственного значения вещественного доказательства обстоятельств, связан-ных с его возникновением в реальной действительности, решают следователь и суд, а не должностное лицо оперативного подразделения, представляемое следователю (СУДУ) соответствующий материальный предмет. Тем более что окончательно решить этот вопрос в момент представления материального предмета следователю практически невозможно, поскольку он может возникать на любом этапе доказывания по уголовному делу.
Нельзя также не учитывать право субъектов уголовно-процессуальной деятельности (подозреваемого, обвиняемого, защитника и др.) участвовать в доказывании по уголовному делу. Они вправе ходатайствовать об установлении любых обстоятельств, связанных с происхождением тех или иных материальных предметов, признанных вещественными доказательствами. Ни в законодательном, ни в каком-либо другом порядке нельзя наложить запрет на заявление подобного рода ходатайства.
По мнению Д.И. Беднякова, "...критерием допустимости предметов и документов, полученных вне уголовно-процессуальной деятельности (в том числе в ходе оперативно-розыскной деятельности), представленных следователю и принятых им в соответствии с правилами ч. 2 ст. 70 УПК, является не допрос лиц, представивших вещественные объекты, а проверяемость представленного с помощью других процессуальных действий" *.
Необходимо признать, что установление обстоятельств, связанных с происхождением конкретного вещественного доказательства, и целях его проверки не во всех случаях является обязательным. Проверять вещественное доказательство право-' мерно любыми предусмотренными законом процессуальными способами. Но если следователь или суд признали необходимым
__________________________________
* Бедняков Д.И. Указ. соч., с. 121.
применить такой способ проверки, как установление обстоятельств, связанных с возникновением материального предмета в реальной действительности, то решающее значение при этом имеет допрос в качестве свидетеля лица, которому известны такие обстоятельства. Никакими другими процессуальными действиями допрос заменить нельзя.
В отдельных случаях реально невозможно обеспечить интересы как оперативно-розыскной деятельности, так и уголовно-процессуальной деятельности. На мой взгляд, должен быть обеспечен тот из них, который социально более значим. Другим придется поступиться. Но тенденция к использованию при производстве по уголовным делам материалов, полученных оперативно-розыскным путем, без тщательной и объективной проверки их всеми возможными процессуальными способами крайне опасна.
Как уже было сказано, предписание ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г. об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам сформулировано довольно двусмысленно и явно неудачно. Думается, что при принятии этого Закона недостаточно учитывались предписания уголовно-процессуального доказательственного права. Безусловно, формулировка ст. 10 Закона от 13 марта 1992 г. должна быть уточнена.
На наш взгляд, вряд ли вообще могут быть перспективными попытки дополнить нормы доказательственного права прямыми указаниями на использование результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве тех или иных видов доказательств. Вполне достаточно того, что уголовно-процессуальный закон четко, грамотно определяет процессуальную природу каждого вида доказательств. Результаты оперативно-розыскной деятельности по отношению к уголовному процессу всегда носят вспомогательный характер. Отнесение их к конкретным средствам доказывания может привести к смешению двух видов деятельности и к неопределенности, что негативно отразится на уголовном судопроизводстве.
К сожалению, и сегодня такой подход существует в законотворческом процессе.
Так, п. 3 ч. 2 ст. 153 проекта уголовно-процессуального кодекса РФ (общая часть), подготовленного рабочей группой Государственно-правового управления президента РФ, к показаниям свидетеля предлагает относить сообщения руководящего сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, относительно событий, непосредственно воспринимавшихся его подчиненными или сотрудничающими с ним лицами, известных ему по их донесениям или с их слов.
Правда, в ч. 4 данной статьи уточняется, что такие сообщения могут использоваться в качестве доказательств только в следующих целях: для решения вопроса о задержании лица и принудительном производстве следственных действий, подтверждения необходимости их безотлагательного производства, а также подтверждения обстоятельств, указывающих на намерение подозреваемого или обвиняемого скрыться от органа, ведущего уголовный процесс либо на намерение кого бы то ни было скрыть имущество от возможного наложения на него ареста. Вряд ли есть необходимость обосновывать то, что сообщения руководящего сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в данном случае представляет собой не что иное, как непроцессуальную информацию, которая может быть использована в качестве вспомогательной, в том числе для решения вопросов, указанных в ч. 4 ст. 153 этого проекта. Исходя из общих положений доказательственного права, такие сообщения нельзя признать доказательствами по уголовному делу, да и необходимости в этом нет. Наконец, практически важным является вопрос о том, можно ли использовать результаты оперативно розыскной деятельности в уголовном процессе по указанным направлениям, если они получены с нарушением Закона от 13 марта 1992 г.
В гражданском, арбитражном и уголовно-процессуальном законодательстве наряду с другими существуют так называемые санкции ничтожности. Суть их состоит в аннулировании результатов судебных и следственных действий, проведенных с нарушением процессуальных требований. Такими санкциями охраняются преимущественно нормы доказательственного права*.
В отличие от этого Закон РФ об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации не предусматривает санкций ничтожности. Они не выводятся и путем логического анализа его нормативных предписаний, а также их функциональных связей. В большинстве случаев нарушение требований Закона от 13 марта 1992 г. препятствует получению тех результатов, ради достижения которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность. Вместе с тем возможна и такая ситуация, когда нарушался закон, но само нарушение не стало помехой для достижения значимого для уголовно-процессуальной деятельности результата, например обнаружения признаков преступления. На мой взгляд, вывод о неправомерности принятия решения о возбуждении уголовного дела в рассматриваемой ситуации был бы весьма сомнителен. Конечно, каждый факт нарушения закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности должен быть установлен, тщательно проанализирован и виновное лицо (лица) должно быть привлечено к дисциплинарной, административной, а то и к уголовной ответственности. Однако сам факт нарушения закона не должен аннулировать полученные результаты.
Аналогичный подход необходимо применять и при решении вопроса о придании процессуального статуса вещественного доказательства материальному предмету, полученному оперативно-розыскным путем с нарушением Закона от 13 марта 1992 г. Дело в том, что данное нарушение находится за рамками уголовно-процессуальной деятельности и не означает нарушения предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуры формирования вещественного доказательства. Правда, существенным здесь должно быть признано то, что факт нарушения закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может стать предметом уголовно-процессуального исследования при условии, если это необходимо для установления достоверности вещественного доказательства.
_____________________________________________
* О санкциях ничтожности в судебном праве. См.: Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. М., 1991, с. 54.




10. Библиография.

1.Шейфер С.А. Доказательственные аспекты Закона об оперативно-розыскной деятельности. - Гос. и право, 1994, № 1.
2. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992.
3. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация н расследование преступлений. М., 1991.
4. Человек и закон , 1989, № 2.
5. Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания. -Сов. гос. и право, 1991, №3.

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>