<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Наиболее ранняя из них – “Фразеологизмы в трудах В.И.Ленина” Е.Л.Ковачич (Русская речь – 1987.-№ 4.-с.7-10). Эта статья – яркая иллюстрация взаимовлияния двух исторических эпох. 1987 год – год 70- летнего юбилея Октябрьской революции, и, как следствие, автор в качестве объекта для исследований выбирает труды В.И.Ленина. однако прошло уже 2 года с начала перестройки, и уже не удивительно, что для анализа Е.Л.Ковачич обращается именно к библейским выражениям, которыми так богаты ленинские тексты. В итоге получается, что автор постоянно делает упор на устарелость многих библеизмов, но и указывает на необходимость знания и правильного понимания оборотов типа сим победиши; созерцать заднюю; мир на земле и в человецех благоволение; не человек для субботы, а суббота для человека; совлечь с себя ветхого Адама; темна вода в облацех, объяснения которых и дается в статье.
Далее, уже в 1992 году, появляется статья Ю.А.Гвоздарева “Забытые фразы” (№ 5.-с.106-111) под рубрикой “Из истории слов и выражений”. Известный фразеолог дает подробное толкование некоторых архаичных выражений, среди которых упомянуты два новозаветизма : чающие движения воды и кимвал бряцающий. Приведены и цитаты из художественной литературы, иллюстрирующие их употребление.
В 1993 году, в № 6 выходит статья А.В.Барандеева “От буквы к термину”, где приводятся примеры того, как отдельные буквы некоторых алфавитов становятся прообразами новых слов и выражений в языке. В частности, затрагивается и история выражений альфа и омега, от альфы до омеги. Автор упоминает и синонимические обороты от аза до ижицы и от а до я.
Ещё через год в № 4 за 1994 год Ю.А.Гвоздарев публикует новую статью “Строки библейской мудрости”, где обращается к истории одиннадцати фразеологизмов, некоторые из которых восходят к Новому Завету. Это обороты внести свою лепту; краеугольный камень; камень преткновения; не от мира сего; довлеет дневи злоба его; злоба дня; много званых, мало избранных. Здесь уже каждое выражение истолковано более кратко и емко, указывается лишь этимология и значение фразеологизмов без каких-либо иллюстраций из литературных текстов.
Кроме этих статей нами отмечены и другие публикации. Так, в журнале “Наука и религия”, № 2, за 1990 год появилась статья Т.Клюкиной “Тайное и явное. О библеизмах в русском языке”. Автор пишет о влиянии Библии на сознание русского человека, в результате которого появляются устойчивые фразы и выражения, закрепленные в языке, типа козел отпущения, зарыть талант в землю, посылать от Понтия к Пилату и др.
Употреблению библеизмов в наши дни как проблеме культуры речи посвящены публикации А.Н.Литвиненко “Воскрешение слова” (Русская речь.-1991.-№ 6.-с.55-58) и В.В.Колесова “Праздное слово” (Русская словесность.-1993.-№ 3.-с.71-74).
Естественно, что все эти статьи, появившиеся в девяностые годы, не случайны, они вызваны насущной потребностью людей в расширении знаний о фактах лингвистики. Однако для тех, кто всерьез интересуется Библией, библейской фразеологией, такое количество информации ничтожно мало, да и доступно лишь узкому кругу подписчиков.

2. Факторы, влияющие на представленность новозаветизмов во фразеографических изданиях

Что касается словарей, сборников и популярных изданий, составленных в разные годы и разными авторами, можно отметить, что новозаветные и вообще библейские фразеологизмы рассматриваются и описываются в них неодинаково. Различия между каждым отдельным фразеологическим изданием наблюдаются по нескольким параметрам. Это и количество, удельный вес новозаветных выражений в общем объеме словаря или справочника, и качественный состав фразеологии; это и способ подачи материала при описании того или иного фразеологического оборота. Стилистические пометы и указания, ссылки на источник могут наличествовать или отсутствовать. Наблюдаются также и несовпадения в стилистической маркировке того или иного выражения в разных изданиях. Есть случаи разнобоя в толковании семантики некоторых фразеологизмов. Не все авторы однозначно трактуют этимологию отдельных оборотов. Нет четкости в оформлении статей. В частности, не всегда соблюдается соответствие между формой выражения, заявленной в заголовке статьи и формой того же фразеологизма в иллюстративных примерах. Да и сами фразеологические единицы имеют порой в разных изданиях разный “вид”, что свидетельствует о нерешённости вопроса об исходной форме многих новозаветных оборотов.
Все эти различия обусловлены рядом объективных причин.
2.1. Во-первых, на представленность новозаветных фразеологизмов влияет тип фразеографического издания. Так, книги В.М.Мокиенко “В глубь поговорки”, Н.М.Шанского “В мире слов”, Л.Т.Григорян “Язык мой – друг мой”, сборники М.А.Булатова “Крылатые слова” и Э.А.Вартаньяна “Из жизни слов” являются научно-популярной литературой, адресованной школьникам или учителям. Поэтому в них можно найти крайне ограниченный перечень новозаветных выражений с более или менее развернутыми рассказами о каждом из них. Так, например, в книге Н.М.Шанского “В мире слов” можно почерпнуть сведения лишь об одном евангельском выражении – зарыть талант в землю (с.213-214). У В.М.Мокиенко рассказывается о трёх – глас вопиющего в пустыне (с.152), легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное (с.90-92); отделять овец от козлищ (с.96). Книга Л.Т. Григорян “Язык мой – друг мой “ содержит в себе пояснения к некоторым фразеологическим оборотам русского языка. При этом библеизмов там, с формальной точки зрения, нет, потому что единственный оборот невзирая на лица описывается там как восходящий к древнегреческому культу богини Фемиды, изображавшейся с повязкой на глазах и вершащей суд “справедливо, нелицеприятного, то есть невзирая на лица”. [ Григорян 1988 : 187]. Интересно, что такая же этимология этого выражения содержится и в сборнике Э.А.Вартаньяна “Из жизни слов”. В этой книге собрано уже значительно большее количество библейских выражений, причем тридцать пять из них – новозаветного происхождения. Это не удивительно. Потому что книга представляет собой сборник крылатых выражений и других фразеологизмов с объяснением их происхождения и значения. Как замечено в предисловии, она “похожа на словарь” [Вартаньян 1960: 3]. У этого издания есть достоинства. В нем собрано более четырехсот фразеологических оборотов разного вида ( от сращений до выражений) и разного происхождения, которые перечислены в алфавитном порядке. К каждому прилагается пояснение в форме маленького рассказа, изложенное доступным языком. Однако это именно популярная книга, а не словарь, здесь нет ни указаний на грамматические формы, варианты оборота, ни стилистических помет, ни иллюстративного материала, ни даже указания на то, в какой именно главе какой части Библии искать тот или иной библеизм. Аналогичным же образом обстоит дело и со сборником М.А.Булатова “Крылатые слова”, вышедшим двумя годами ранее – в 1958 году. Но в отличие от книги Э.А.Вартаняна, его объем меньше и количество фразеологизмов библейского происхождения в нем ограничено шестью оборотами. Четыре из них – новозаветизмы: зарыть талант свой в землю; ни на йоту, тридцать сребреников; умывать руки. Отличительным признаком научно-популярных изданий является нестрогое оформление статей, написанных в публицистическом стиле. Например,
Зарыть талант свой в землю
Иносказательно – оставить знания, опыт, способности, дарование неиспользованными; не развивать, не применять их, не пользоваться ими.
Выражение перешло в нашу речь из библейской притчи (нравоучительного рассказа) о некоем рабе, который, получив от своего господина талант (у древних народов так называлась самая крупная денежно-весовая единица), не воспользовался им, а зарыл его в землю. Когда же господин спросил раба, на что тот употребил свой талант, раб ответил: “Господин! Я знал тебя, что ты человек жестокий: жнешь, где не сеял и, собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант свой в земле; вот тебе твоё!”
В современном языке слово “талант” приобрело новое значение: дарование, способности [Булатов 2958:51 – 52].
Из последних изданий к научно-популярным относится и вышеупомянутый “Фразеологический словарь” В.В.Волиной. Здесь собраны толкования некоторых русских фразеологических оборотов и упражнения, игры для закрепления этих выражений младшими школьниками. Фразеологизмы помещены в две группы, в каждой из которых они располагаются в алфавитном порядке. В первую группу входят обороты “Из русской истории и литературы”, а во вторую “Из античной истории, мифологии, литературы и библейских преданий.” Среди библейских выражений упомянуты следующие новозаветизмы: бисер метать перед свиньями;избиение младенцев, не ведают, что творят;не о хлебе едином жив будет человек (и разговорный вариант не хлебом единым жив человек); не от мира сего; невзирая на лица; семь смертных грехов; смертный грех; соль земли; сучок в глазу замечать; зарыть талант в землю; терновый венец; тридцать сребреников; тьма кромешная; умывать руки; упасть на добрую почву; Фома неверующий. Сами толкования выражений позаимствованы автором в других, ранее вышедших популярных изданиях.
Одно из них – книга Н.С. и М.Г.Ашукиных “Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения”. Это сборник крылатых выражений, кратких цитат, изречений, источник которых можно точно установить. Книга является справочным изданием или справочником, потому что содержит не только толкование тех или иных крылатых слов, но и обязательную отсылку к источнику (в случае с библеизмами это книга, глава и стих в Библии), иллюстрации из литературных текстов. Статьи структурированы по буквам алфавита и номерам. В конце справочника есть указатель имен и алфавитный указатель, с помощью которого легко можно найти интересующие выражения по какому-либо из его компонентов. Среди всего объема книги удельный вес библейских, а значит, и новозаветных фразеологических оборотов довольно велик. В целом, по сравнению с другими словарями и справочниками, разного рода сборниками фразеологизмов, это издание – наиболее полное по количеству зафиксированных в нем новозаветизмов. Кроме того, что там указаны и такие распространенные выражения, которые есть и в других словарях и книгах и которые мы уже называли выше, только в сборнике Ашукиных истолкованы такие фразеологические обороты, как Божиею милостью; вера без дел мертва есть; вложить персты в язвы; всякое даяние благо; горе тому, кто соблазнит единого из малых сих; довлеет дневи злоба его; еже писах, писах; будьте мудры, как змии, и просты, как голуби; недостоин развязать ремень у сапог его; ныне отпущаеши; предоставь мертвым погребать своих мертвецов; своя своих не познаша; совлечь с себя ветхого человека (Адама); суббота для человека, а не человек для субботы; толцыте и отверзется; тяжелый крест; что делаешь, делай скорее. Конечно, некоторые из них на сегодняшний день устарели, некоторые находятся на периферии словоупотребления, однако при составлении словаря новозаветизмов их необходимо учитывать, так как они встречаются в художественной и публицистической прозе конца 19 - начала 20 веков и могут быть не поняты современными читателями. Задачи лексикографов должна стать также стилистическая маркировка этих выражений. В справочнике Ашукиных указано также множество оборотов, которые зафиксированы в дальнейшем не более чем в еще одном сборнике. Так фразеологизмы власть тьмы, тайна сия велика есть и тьма кромешная перекочевали затем в карманный сборник “Вечные истины”, который представляет собой мини-справочник, состоящий из двух частей (В первой автором собрано около двухсот наиболее известных крылатых выражений библейского происхождения “в надежде, что приведенные разъяснения помогут узнать их истинный смысл” [Вечные истины: 4]. Здесь после каждого оборота указывается книга, глава и стих в Библии, откуда заимствована цитата или образ, и дается значение выражения в скобках (или приводится сама цитата) с пояснением ситуации. Однако при внимательном прочтении становится видна непоследовательность в толковании фразеологизмов. Так, например, заблудшая овца объясняется как ‘человек, сбившийся с пути истинного’, т.е. в переносном смысле, а вот интересующее нас вышеупомянутое выражение тьма кромешная – почему-то в прямом: ‘символ ада'. Во второй части сборника приведены “русские пословицы и поговорки, сходные по смыслу с изречениями священного Писания” [Вечные истины: 5], в сопоставлении с аналогичными цитатами из Библии. Эти пословицы размещены по тематическим группам: “Труд и праздность”; “Слово и дело”; “Ум и глупость”; “Бог, вера, человек” и т.д.
Такие фразеологические обороты, как алчущие и жаждущие; блаженны миротворцы; вера горы передвигает (горами двигает); взыскующие града; имеющие уши слышать да слышит; неведомому Богу; тайное становится (стало) явным; что есть истина?; не вливают молодое вино в мехи старые; страха ради иудейска кроме справочника Ашукиных зафиксированы также В.Вихлянцевым в его статье “Вера от слышания”. Хотя данную публикацию нельзя назвать словарем, она имеет большую ценность. Если издать её отдельно, получится мини-справочник наподобие “Вечных истин”, потому что структура её статей аналогична вышеупомянутым. Преимущество статьи Вихлянцева очевидно – охват библейской фразеологии значительно шире. Одних новозаветизмов упомянуто восемьдесят четыре. Кроме того, толкование оборотов ближе к традиционному, академическому. Хотя и здесь есть неточности. Так, выражение голубь мира здесь толкуется как производное от рассказа про голубя, в виде которого во время Крещения на Иисуса сошел Святой Дух. (Мф.3.16). Однако эта версия сомнительна; более того, и Ашукины, и Э.Вартаньян, и В.Г.Мельников (“Вечные истины”) связывают происхождение оборота с образом голубки, выпущенной Ноем из ковчега после Всемирного Потопа. (Быт.8.11). Удивляет и объяснение фразеологизма заблудшая овца: “так говорят о том, кто случайно оказался в чужой компании, или доме, или местности” [“Москва” Вихлянцев 1994: 11: 206]. Есть и ряд спорных случаев. Так, В.Вихлянцев не выделяет фразеологизма книга за семью печатями, а пишет просто: за семью печатями, но этимологически подразумевает именно книгу, о которой ведется речь в Апокалипсисе (5-8). Насколько это справедливо, сказать трудно. В других источниках нет единообразия. Оборот за семью печатями отмечен у Э.Вартаньяна [1960: 84] и в ФСРЯДШ, но в обоих случаях нет ссылок на Библию. А оборот книга за семью печатями зафиксирован в шести изданиях, причем в сборнике “Вечные истины”, справочнике Ашукиных и словаре Н.М.Матвеевой “Библеизмы в русской словесности” происхождение фразеологизма связывается с фразой из Апокалипсиса, а в “академических” словарях (ФСРЯ, ШФС, СФС) ссылок на Библию нет, есть лишь помета книжн. (а в ШФС – сказ., книжн.).
Интересен также следующий факт. В Евангелии от Матфея (7.3-5) приведены такие слова Христа: “Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? … Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего”. В сборнике Ашукиных они цитируются как прообраз оборота сучок в глазу замечать, подкрепленный иллюстрациями из И.А.Гончарова и М.Горького. В.В.Вихлянцев ссылается на них как на источник выражения бревна в своем глазе не видит. Во “Фразеологическом словаре русского языка для школьников” отмечен фразеологизм бревно в глазу, при котором дается такая иллюстрация: “Нам замечать неловко спицу вчуже, / Когда у нас самих в глазу бревно” (Вяземский) [ФСРЯДШ 1997: 26], причем никакой этимологической справки не прилагается. Возникает вопрос, что перед нами: три разных фразеологических оборота или же обычные текстовые реминисценции одной идеи, не имеющие определенной формы в языке? Кроме того не ясно, какова же все-таки их этимология: библейская или фольклорная (всем известна русская пословица “В чужом глазу соринку видит, а в своем и бревна не замечает”). Вероятно, эти проблемы еще предстоит решить лингвистам.
И в заключение обзора публикации В.Вихлянцева стоит отметить, что, комментируя библейские фразеологизмы, автор приводит их часто в русском варианте, потому что, как сказано в предисловии к работе, он опирается на русский синодальный перевод Библии 1876 года, которым мы пользуемся теперь и который является источником многих устойчивых выражений. Таким образом, помимо оборотов алчущие и жаждущие, да минует меня чаша сия, взыскующие града и др. в статье приведены выражения гробы окрашенные (а не повапленные), отделять овец от козлов (а не козлищ), не бывает пророка в своем отечестве (вместо несть пророка) и т.д. Одной из заслуг В.Вихлянцева стала фиксация таких оборотов, как не сеют, не жнут; конец света; левая рука не знает, что делает правая и Распни Его! А вот выражение кто не с нами, тот против нас, восходящее к евангельскому “Кто не со Мною, тот против Меня” (Мф.12.30), “замечено” не только В.Вихлянцевым, но и В.Г.Мельниковым, который и внес оба, эти изречения в свой сборник “Вечные истины”.
На периферии фразеографии нами выявлено еще несколько фразеологических оборотов, которые “попали” не более, чем в два сборника. Так, выражения метать жребий об одеждах, во многоглаголании несть спасения и из Назарета может ли быть что доброе? Зафиксированы в справочнике “Крылатые слова” Н.С. и М.Г. Ашукиных и в словаре Н.М.Матвеевой “библеизмы в русской словесности”. А фразеологизм идти на Голгофу описан у Матвеевой и в ФСРЯДШ.
2.2. Поскольку мы заговорили о словарях, то необходимо отметить, что на представленность в них тех или иных фразеологизмов важное влияние оказывает тип и задача словаря. Так, например, в словаре Н.М.Шанского, Е.А.Быстровой и Т.Аликулова “700 фразеологических оборотов русского языка. Для говорящих на узбекском языке” упоминается лишь один евангельский фразеологизм – строить на песке. Ограниченный объем словаря заполнен самыми употребительными, обиходными фразеологическими единицами идиоматического характера, имеющими эквиваленты в узбекском языке, и естественно, что крылатые выражения там неуместны. Поэтому там нет ссылок на источник (он неустановим), а единственное новозаветное выражение строить на песке своей образной природой понятно и близко узбекскому читателю без пояснений.
Название “Краткий фразеологический словарь русского языка” Е.А.Быстровой, А.П.Окуневой и Н.М.Шанского говорит само за себя. В кратком словаре объем фразеологии невелик – только наиболее употребительные обороты. Есть там и новозаветные выражения, но их мало. Это фразеологизмы альфа и омега; камня на камне не оставить; строить (построить) на песке; Фома неверный, зато словарь построен с учетом правил “академической” лексикографии, и эти выражения все имеют ссылки на источник (т.е. Новый Завет) и стилистические пометы: книжн., разг., недобр.
Словарь В.П.Фелицыной и Ю.Е.Прохорова “Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения” принадлежит к типу паремиологического словаря. В нем представлена избранная русская афористика, отобранная и интерпретированная с позиции лингвострановедения. У данного издания много достоинств, однако с точки зрения интересующей нас проблемы оно бесполезно: ни одного библейского выражения в данном словаре нет.
“Словарь-справочник по русской фразеологии” Р.И.Яранцева представляет собой особый тип словаря: тематико-ситуационный, поскольку здесь рассматриваются фразеологические единицы, объединенные в своеобразные тематические и тематико-ситуационные группировки по общей для них семантической (смысловой) доминанте. Однако этот словарь также краток, в нем содержится около 800 фразеологизмов. Из них только 2-3 имеют новозаветное происхождение. Это обороты альфа и омега, Христа ради (имеющий три значения) и спорный фразеологизм воротить /своротить горы (гору). У этих выражений в словаре есть стилистические пометы: книжн., прост., разг., и ни одно из них не имеет указания на то, что они связаны с библейскими текстами. (Что касается фразеологического оборота воротить / своротить горы (гору), то надо отметить, что его этимология спорна. Это выражение встречается в ФСРЯ без указания на библейский источник. Словарь Яранцева ориентирован в отборе словника, толкования и основного варианта на тот же ФСРЯ. Во ФСРЯДШ этот оборот также дан без этимологического комментария. И лишь