<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Выше уже говорилось о том, что в нашей стране на протяжении многих лет применялось жесткое государственное регулирование всех хозяйственных отношений и связей, причем основным источником обязательств являлся план, а не договор, что объясняет отсутствие в законодательстве самих понятий договоров присоединения, стандартных, формулярных, публично-принудительных договоров, а термин типовой договор, который присутствовал в хозяйственном праве, использовался в качестве нормативного акта-источника права. Такие типовые договоры принимались, как правило, Правительством для императивного (общеобязательного) регулирования отношений сторон в той или иной области хозяйства.
Поэтому введение в гражданское право России понятий публичный договор, типовой договор, договор присоединения, формуляр, стандартные формы договора является совершенно новым и необходимым решением проблемы.
Гражданский Кодекс РФ впервые вводит в гражданский оборот понятия публичный договор (ст. 426) и договор присоединения (ст. 428).
Публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ и оказанию услуг, которые коммерческая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится, и в этой связи не вправе как оказывать предпочтение одному лицу перед другим при решении о заключении публичного договора, так и отказываться от заключения публичного договора, если не докажет, что не имела возможности предоставить потребителю соответствующие ее деятельности товары, услуги, выполнить для нее работы (п.п. 1,3 ст. 426 ГК РФ).
Если же такое уклонение коммерческой организации от заключения публичного договора будет по иску другой стороны признано судом как необоснованное, суд вправе принять решение о понуждении коммерческой организации заключить такой договор и возместить другой стороне убытки, причиненные необоснованным уклонением от заключения договора (п. 4 ст. 445 ГК РФ).
Потребитель получает также гарантию от неравноправного отношения к себе коммерческой организации в виде нормы, установленной п. 2 ст. 426, которая предусматривает, что не только цена (тариф) товаров, работ и услуг, но и иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей за исключением случаев, когда нормативными актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей (например, льготы для инвалидов по оплате услуг коммунальных служб). Правда, эти условия могут быть одинаково невыгодными, а цены одинаково высокими для всех потребителей, но это уже выходит за рамки гражданского законодательства и относится к необходимости государственного регулирования цен (тарифов) на определенные товары и услуги в рамках антимонопольного и иного публичного права. Кроме того, государство оставляет за Правительством РФ право издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (п. 4 ст. 426).
Эти правила в Кодексе именуются типовыми договорами. Заметим, что в связи с какими-либо другими понятиями этот термин в Кодексе больше не употребляется. Таким образом, типовыми теперь являются только публичные договоры.
Совершенно очевидно, что классификация публичного договора в новой системе договорного права России проводится по субъектному составу. С одной стороны, это экономически сильнейшая сторона договора - коммерческая организация, действующая в сфере розничной торговли, перевозки транспортом общего пользования, оказания услуг связи, гостиничного, медицинского обслуживания, электро- и газоснабжения и т.п., то есть в сфере общественно-необходимых потребностей. Другой стороной публичного договора является, очевидно, потребитель этих товаров, услуг (работ). Он не может ни обсуждать, ни изменять условия договора; единственная возможность, которая у него есть, состоит в том, чтобы вообще отказаться от заключения договора. Однако, эта возможность является фикцией, если в сфере, в которой жизненные потребности требуют заключения договора, существует фактическая монополия. Важно отметить вместе с тем, что понятие потребителя, которое связано в российском законодательстве с Законом РФ О защите прав потребителей от 7 февраля 1992 года, включает в себя только гражданина, не являющегося предпринимателем, а статья 426 ГК РФ избегает употребления термина потребитель, подразумевая под стороной публичного договора каждого, кто обращается к коммерческой организации (монополисту). Следовательно, это может быть и гражданин-предприниматель, и другая коммерческая организация, являющаяся потребителем товаров и услуг монополиста, например, предприниматель, осуществляющий закупки продукции, выпускаемой монополистом, или пользующийся услугами связи, предоставление которых производится монопольно одной организацией.
Хотелось бы отметить, однако, не совсем удачное, на наш взгляд, определение рассматриваемых отношений в качестве публичного договора. Употребление термина публичный должно свидетельствовать о возникновении здесь публично-правовых отношений, когда хотя бы одной из сторон таких правоотношений являлось бы лицо публичного права. Такая ситуация возникает в конструкции административно-публичного договора, существующей во французском праве, где одной стороной является лицо частного права, а другой - государственный орган, вступающий в гражданский оборот и являющийся лицом публичного права.
Думается, понятие такого договора необходимо и нашему гражданскому законодательству, так как участие государства и субъектов Российской Федерации в гражданских правоотношениях, причем на равных началах с иными участниками этих отношений (гражданами и юридическими лицами), являющимися лицами частного права, предусмотрено главой 5 ГК РФ. Тем не менее, такое презумируемое (предполагаемое) равенство государственных образований и частных лиц в гражданском обороте не означает фактическое их равенство. Поэтому логично было бы внести в Кодекс нормы, охраняющие права частных лиц против публично-правовых институтов в лице государственных органов.
Однако в случае, предусмотренном ст. 426 Кодекса, обе стороны договора относятся к лицам частного права, а государство лишь имеет публичный интерес в предотвращении злоупотребления своими правами организаций-монополистов. Нетрудно заметить, что речь здесь идет о тех отношениях, которые, как это уже говорилось, охватываются в западном праве понятиями принудительный договор и договор присоединения.
Юридическое оформление правоотношений сторон публичного договора производится путем заключения договора присоединения. В соответствии со ст. 428 ГК РФ, договором присоединения является договор, условия которого определены одной стороной в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.
Когда же возникает такая ситуация, когда сторона вынуждена присоединяться к предложенному договору как не в случае, определяемом статьей 426 как публичный договор? Именно в этой ситуации сторона лишена автономии воли при заключении договора.
Другое дело, если акцент ст. 426 Кодекса устанавливается на понуждении организации-монополиста к заключению подобного договора и ответственности за необоснованное уклонение или отказ от его заключения, то в ст. 428 акцент перемещается на предоставление потребителю дополнительных прав и гарантий в связи с заключением публичного договора.
Так, присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств, либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (п, 2 ст. 428 ГК РФ).
Таким образом, договор присоединения может и не противоречить законам и иным нормативным актам, однако у потребителя возникают здесь дополнительные гарантии, охраняющие его от злоупотреблений со стороны монопольной организации, если условия договора являются чрезмерно обременительными для него или существенно отличаются от обычных в этой сфере.
Иной подход к охране прав слабой стороны договора применяется в п. 3 ст. 428 Кодекса. Если при наличии обстоятельств, являющихся обременительными для присоединившейся стороны, как это предусмотрено п. 2 ст. 428, требование (иск) о расторжении или об изменении договора заявлено профессиональным (зарегистрированным в этом качестве) предпринимателем, который присоединился к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, то такое требование не подлежит удовлетворению судом или иным юрисдикционным органом в случае, если предприниматель знал или должен был знать, на каких условиях он заключает договор (п. 3 ст. 428).
Понятно, что предпринимательская деятельность вообще ведется за свой страх и риск, а статус предпринимателя предполагает наличие его информированности об обычно существующих условиях заключения коммерческих сделок. В противном случае появился бы соблазн применять нормы о договоре присоединения к исключительно широкому кругу отношений. Ведь фактическое равноправие сторон встречается не часто - всегда есть сильнейшая и слабейшая стороны. Иное дело в случае, если присоединившейся стороной является гражданин-потребитель. Он не является профессиональным коммерсантом и не может правильно оценить выгоду или невыгоду предлагаемых ему условий договора.
Наконец, стоит сказать о том, что целесообразность выделения в качестве различных видов обязательств публичного договора и договора присоединения вызывает сомнение. Фактически, это стороны одной медали, так как и том и в другом случае регулируется сходный круг правоотношений, нормы о которых, на наш взгляд, и текстуально должны были быть объединены в одной статье.
Думается, перед нами как раз случай неудачного симбиоза конструкций континентального и англо-американского права, нередко применяемого законодателем в последние годы. Применение такого юридического комбинирования вообще сомнительно, а в данном случае - просто излишне. Ведь здесь мы сталкиваемся ни с чем иным как с конструкцией принудительного договора (публичный договор) в праве Англии и теорией договоров присоединения в континентальной системе права, то есть суть с одним и тем же явлением. В целом же, введение в новый Гражданский Кодекс России этих важных понятий чрезвычайно своевременно и полезно. Однако, в ст. 426, 428 Кодекса закреплены лишь общие нормы о соответствующих отношениях, которые должны получить детальное развитие по линии антимонопольного законодательства и законодательства о защите прав потребителей. Впрочем, многое будет зависеть и от нормотворческой активности Правительства, которое вправе издавать обязательные для сторон публичного договора правила в виде типовых договоров.4)
Многое будет зависеть и от компетентности участников этих отношений и от стабильности самих рыночных отношений в России, так как сама деловая практика (оборот) стремится к установлению единых правил игры, к унификации деловых обыкновений и обычаев. В связи с признанием в Кодексе обычаев делового оборота в качестве источника гражданского права (ст. 5, 6 ГК РФ) предусматривается, что в договоре может быть установлено, что его отдельные условия определяются примерными условиями, разработанными для договоров такого вида и опубликованными в печати.
Эти примерные условия могут быть изложены в форме примерного договора или какого-либо иного документа, содержащего эти условия.
Важно, чтобы он стал общедоступным, то есть был опубликован (п.п. 1, 3 ст. 437 ГК РФ). Кроме того, даже в тех случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, такие условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота, если такие условия не определены сторонами или диспозитивной нормой закона (п. 3 ст. 427; п. 5 ст. 421 ГК РФ).
Такова краткая характеристика некоторых новых понятий и терминов гражданского права РФ, связанных с принятием и введением в действие первой части нового Гражданского Кодекса России.


Заключение.

Таким образом в данной курсовой работе мы пришли к выводу, что в абсолютном большинстве случаев участники гражданского и торгового оборота добровольно принимают на себя обязательства, договариваясь друг с другом что-либо сделать, передать или воздержаться от какого-либо действия.
Реальная жизнь показывает, что договор (contrat, Vert rag, contract) является одним из главнейших оснований возникновения обязательств.
Под договором в праве стран континентальной Европы понимается соглашение, направленное на установление, прекращение или изменение прав и обязанностей (ст. 1101 ФГК; § 305 ГГУ). В праве Англии в законодательстве отсутствует легальное определение договора как правовой категории. Все институты договорного права Англии развивались главным образом судебной практикой. В настоящее время договором считается обещание (promise) или ряд обещаний, за нарушение которых право устанавливает санкцию, что свидетельствует о наличии у кредитора права на иск, то есть в основе договора лежит добровольно данное обещание принять на себя юридическую обязанность.
Для понимания столь необычной для континентального права юридической конструкции договора необходимо обратиться к истории развития этого правового института в английском праве Понимание обещания как договора сложилось к XIV веку, когда судами стали признаваться и защищаться отношения, при которых одно лицо в одностороннем порядке принимало на себя поставку товара , предоставление помещения и т. п. В случае нарушения данного таким образом одностороннего обещания предоставлялась защита в виде специального иска (assumption). Первоначально по такому иску невозможно было добиться присуждения возмещения убытков в случае нарушения одностороннего обещания но постепенно суды стали признавать право на возмещение убытков при надлежащем исполнении обещанного. Защита предоставлялась лишь в строго ограниченных случаях, и дальнейшее развитие этого института могло зайти в тупик. Однако судебной практикой был найден выход путем предоставления защиты тем отношениям, в которых обещание что-либо сделать было дано в обмен на какой-либо эквивалент или на то, что для должника имеет интерес. Так постепенно начала развиваться доктрина встречного удовлетворения (consideration).
В отношения был привнесен элемент взаимности, то есть того что по существу является соглашением между как минимум двумя лицами. Из этого следует, что обещание, чтобы породить правовые последствия, должно быть принято кредитором, а для принудительного исполнения в законодательстве или судебной практике должно иметься средство правовой защиты, которое могло бы быть применено против должника, если кредитор уже предоставил эквивалент. в котором заинтересован должник.
Концепция договора, применяемая в Англии, используется и в США. Однако начиная с середины XX века в приведенное выше определение договора доктриной Англии и США привносится «соглашение» как обязательный элемент понятия договора. В США ВТК в ст. 1-201 дает легальное определение договора, в соответствии с которым договор - это правовое обязательство в целом вытекающее из соглашения сторон.
2. Уже в римском праве юристами осуществлена классификация договоров по различным основаниям. Отнесение договора к той или иной категории имело существенное значение, поскольку каждому из них соответствовал определенный иск, который мог быть предъявлен в случае нарушения договора. В настоящее время отнесение договора к той или иной группе не имеет столь жестко урегулированной связи со средствами правовой защиты, каждая классификационная схема позволяет выявить те или иные свойства договора и некоторые его практические особенности.
В праве стран континентальной Европы законодательством и доктриной различаются следующие виды договоров:
А. Договоры синаллагматические и односторонние. Синаллагматическим, то есть двусторонним, является такой договор, стороны которого взаимно обязываются друг перед другом . Односторонним является такой договор, когда одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами без возникновения обязанности со стороны этих последних лиц. К числу синал-лагматических договоров относят договоры купли-продажи, подряда, имущественного найма. Примером одностороннего договора может служить договор займа. Однако по праву Швейцарии договор займа может быть оформлен как синаллагматический договор.
Б. Договоры возмездные и безвозмездные. По возмездному договору между сторонами происходит обмен эквивалентами ценностей, которые могут быть выражены в деньгах, зафиксированы в правах и т. д. По безвозмездному договору сторона предоставляет другой стороне какую-либо ценность без получения взамен эквивалента. В торговом обороте возмездность договоров презюми-руется.
В. Возмездные договоры, в свою очередь, делятся на меновые и рисковые (алеаторные). Договор признается меновым, если в момент его заключения стороны могут оценить ту выгоду, которую они смогут получить, если договор будет исполнен. Алеаторный договор содержит в себе условие, делающее невозможным точное исчисление в момент заключения договора выгоды и возможных убытков в случае исполнения договора. К таким договорам относят договор страхования, договор купли-продажи дома на условиях пожизненного содержания продавца, различные договоры, связанные с азартными играми и пари.
Г. Договоры консенсуальные и реальные. Консенсуальным считается договор, для заключения которого необходимо только достижение соглашения в требуемой законом форме, в то время как для заключения реального договора помимо достижения соглашения необходимо передать должнику определенную вещь. К числу реальных договоров относят договоры ссуды, ручного залога, хранения и некоторые другие.
Д. Доктриной различают договоры с единовременным и длящимся исполнением. Договоры с единовременным исполнением предусматривают исполнение обязанности путем совершения одного действия в течение краткого промежутка времени, в то время как договоры с длящимся исполнением предусматривают исполнение одной или нескольких обязанностей в течение более или менее длительного периода времени. Договоры с длящимся исполнением в большей степени подвержены воздействию внешних неблагоприятных обстоятельств экономического и социального характера.
В Англии и США существует совершенно иная классификация договоров:
А. Договоры формальные и простые. Формальные договоры, являющиеся наиболее древним видом договора по английскому праву, часто называют договором «за печатью» (contracts by deed). В средние века такой договор оформлялся на пергаменте в количестве экземпляров, равном числу сторон, подписывался каждым участником и опечатывался гербовыми сургучными печатями, после чего торжественно вручался сторонам. Торжественность оформления соответствовала и юридической силе договора, опротестовать который можно было только по дефекту формы. В настоящее время вместо сургучных печатей приклеивается марка или делается символический рисунок, но сохранилось значение такого договора: он может быть оспорен только в связи с его неправильным оформлением, оспорить его содержание, не противоречащее закону, невозможно. В виде документа «за печатью» оформляются односторонние обязательства, сделки с недвижимостью, другие отношения.
Простые договоры (неформальные) — это договоры, не оформленные в виде договора «за печатью».
Б. Договоры по решению суда (contracts of record) — это договоры, признаваемые таковыми судебной практикой, хотя доктрина не считает договорами обязательства, возникающие в результате вступления в законную силу решения суда по делу, в котором обязанная сторона признает в суде свою обязанность. В ряде случаев для придания юридической силы публичного акта частному соглашению или обещанию применяется форма договора по решению суда.
В. Договоры исполненные (executed contracts) — это договоры, обязательства из которых исполнены хотя бы одной стороной; договоры, подлежащие исполнению (executory contracts)— стороны которых еще не приступили к исполнению своих обязательств.








Список использованной литературы:

Гражданский кодекс Российской Федерации .М. 1996 г.
Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. - М.: Юрид. лит., 1994.
Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т.-М.: Юрид, лит, 1981-1983. - Т. 1-2.
Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. — М.: Наука, 1989.
Васильев А.М. Правовые категории. - м.: Юрид. лит., 1976.
Декларация прав и свобод человека // Советское государство и право ˜ 1990. -№10.
Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. - М.: Юрид. лит., 1999.
Керимов Д.А. Основы философии права. - М.: Манускрипт. 1992.
Лазарев В.В. Применение советского права. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1972.
Общая теория права и государства / Под ред. в.В. Лазарева - М.: Юрист, 1994.
Лейст О.Э. Три концепции права // Советское государство и право. - 1990. -№12.
Лившиц Р.З. Теория права. - М.: Бек, 1994.
Российское законодательство: проблемы, перспективы. - М.:Посткриптум, 1999.
Спидов А.Х. Введение в основные правовые системы современности. - Ташкент:
Узбекистан, 1988.
Тихомиров Ю.А. Действие закона. — М.: Известия. 1992.
















<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ