<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

53 R i v о 11 a G.C. La societa a responsabilita limitata. Milano, 1982. P. 1-26.
54 Die Europaische Aktiengesellschaft. Koln. Berlin. Bonn. Munchen, 1978; Estu-»dios у textos de Derecho de Sociedades de la Comunidad Economica Europea. Madrid, 1978.
55 См.: Гильфердинг Р. Финансовый капитал. М., 1959. С. 154.
См.: Мозолин В.П. Право США и экспансия американских корпораций. М., 1974. С. 41-109.
Fajnzylber F., Tarrago T.M. Las empresas transnacionales. Mexico, 1976.
Trigo Chacon M. La empresa multinacional. Madrid, 1973.
**" См.: Д и а л л о А. Правовое регулирование иностранных инвестиций в странах Западной Африки (на примере Буркина-Фасо и Кот-д'Ивуар):
60

применение, внутри- и межфирменную передачу ТНК подчиняют своим интересам в целях получения сверхприбылей прежде всего в развивающихся странах. Сущность политики развитых западных стран дает о себе знать и при регулировании ими вопросов передачи технологии на региональном уровне. В частности, в политике органов Общего рынка в области регулирования обмена технологией ярко проявляется протекционизм в отношении "своих" монополий, обеспечение их экспансии за пределами Общего рынка60.
На защиту интересов монополий направлены многие нормы современного законодательства об экспортном контроле, налогового и патентного законодательства. При этом центр тяжести, к примеру, законодательства об экспортном контроле все больше переносится с контроля за экспортом товаров на контроль за экспортом новейшей технологии их производства. Более того, администрация некоторых западных стран иногда пытается присвоить себе право с помощью "своих" монополий контролировать даже реэкспорт товаров и технологии, право "карать" компании и организации других стран, осмеливающиеся нарушать реэк-спортные запреты.
Ведущаяся долгое время борьба с неоколониалистской деятельностью ТНК пока не увенчалась успехом61. Деятельность ТНК в идущих по пути независимого развития государствах подвергалась критике на многих международных форумах. Однако развитые западные страны сопротивляются установлению справедливого международного экономического порядка, вследствие чего до сих пор не удалось принять даже кодекса поведения ТНК, который хоть в какой-то мере ограничивал бы их посягательства на чужой суверенитет. Точно так же не удается довести до конца разработку международного кодекса поведения в области передачи технологии. В ходе переговоров представители развитых западных стран стремятся обеспечить в наибольшей мере интересы ТНК, выступают против обязательного характера кодекса, стремятся придать его положениям рекомендательный, факультативный характер62.
В зарубежной литературе продолжаются многолетние дискус-
Дисс... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 81.
6" См.: Международная передача технологии: правовое регулирование // Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1985. С. 81-82.
61 См.: Мизанур Рахман М. Проблемы правового регулирования деятельности транснациональных корпораций (ТНК) в развивающихся странах (на примере стран Южной Азии): Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1984; Сами Хасан Али Салим. Правовое регулирование иностранных капиталовложений в арабских странах (на примере Алжира, Египта и Иордании): Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1989.
62 См.: Международная передача технологии: правовое регулирование. С. 71.
61

сии о юридической природе и правовом статусе МНК и ТНК как международных корпораций, субъектов национального и международного права63. В литературе традиционно различают следующие четыре правовые формы монополистических объединений: «картель, синдикат, трест и концерн. Картель - устойчивый союз самостоятельных предпринимателей. С помощью монополистических соглашений они вырабатывают общую политику на рынке: , делят территорию между участниками картеля, контингентируют .объем товара и устанавливают единые цены. Синдикат - объединение юридически и производственно самостоятельных предпринимателей, ведущих совместно коммерческую деятельность. ,В отличие от синдиката в трестах предприятия утрачивают не только коммерческую, но и производственную, а иногда и юриди-,ческую самостоятельность. Наконец, концерн - наиболее сложная и преобладающая форма монополистического объединения, в ко-.тором с помощью финансового контроля связываются в единый .комплекс разнородные предприятия.
В соответствии с § 18 Закона об акционерных обществах ФРГ "если господствующее и одно или несколько зависимых предприятий объединены под единым руководством контролирующего предприятия, то они образуют концерн". Поскольку подобные взаимосвязи предприятий статистикой не учитываются, установить подлинное число концернов в каждой стране непросто. Известно лишь, что в высокоразвитых странах это число довольно велико. Например, еще пятнадцать лет назад в литературе отмечалось, что не менее 70% предприятий ФРГ в той или иной форме входят в состав концернов64. Монополизацией местного или общенационального рынка считается, например в США, обычно доля, равная либо превышающая 60%65. Монополизация производства и сферы обращения, в том числе на транснациональном уровне, чревата отрицательными последствиями не только для отдельных предпринимателей, но и для всей экономики, базирующейся на свободной конкуренции. Разумеется, "монополия не может остановить поток конкуренции; больше того, она сама порождает конкуренцию..."66. Монополии, "вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоре-
°^ White E.J. Empresas multinacionales latinoamericanas. Mexico, 1973; P u e 1 -1 e s P e г e z J.A. Multinacionales. Madrid, 1980; Commerce international et modeles multinationaux. Paris, 1981; Leyes у reglamentaciones nacionales en materia de em-presas transnacionales. Nueva York, 1978; Francioni F. Imprese multinazionali, protezione diplomatica e responsabilita internazionale. Milano, 1979.
i64 Aktiengesetz. GroCkommentar. Erster Band, 1. Halbband. S. 33.
65 См.: Никеров Г. От гигантомании - к конкуренции // Аргументы и факты. 1990. № 1. С. 2.
66 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 559-560.
62

чий, трений, конфликтов"67. Именно это свойство монополии, -не устраняя конкуренции и даже ее порождая и порой усиливая, тем не менее тормозить ее на отдельных участках или в отдельных регионах, - вынуждает буржуазное государство принимать меры, направленные против монополий.
Среди этих мер обычно в первую очередь (особенно буржуазными авторами) называется антитрестовское законодательство , (или конкурентное право - в ФРГ и некоторых других странах). Первым крупным антитрестовским законом считается принятый в 1890 г. в США закон Шермана. К концу 60-х годов XX столетия антитрестовские законы действовали уже не только в США, но и в Западной Европе, Канаде, Японии, Австралии, Новой Зеландии, Аргентине, Бразилии, Мексике, Колумбии и других странах. Антитрестовские нормы были включены также в Римский договор о создании Общего рынка.
В соответствии со ст. 1 Закона, направленного на защиту торговли и промышленности от незаконных ограничений и монополий (закона Шермана) "всякий договор, объединение в виде треста или в иной форме, а также сговор с целью ограничения промышленности либо торговли с различными штатами или с иностранными государствами настоящим объявляется незаконным. Каждое лицо, заключающее такой договор либо участвующее в таком объединении и сговоре, предполагается виновным в совершении правонарушения и, будучи осужденным, карается штрафом, не превышающим 5000 долл., или тюремным заключением на срок не более 1 года, или тем и другим по усмотрению суда". Однако эти суровые меры были практически сведены на нет деятельностью окружных судов. Более того, сам закон Шермана пытались признать антиконституционным, поскольку он ограничивает "свободу договора". Это препятствие было, однако, преодолено Верховным судом США, признавшим необходимость применять принцип "свободы договора" только по отношению к законным сделкам. Наряду с законом Шермана основу антитрестовского законодательства США составляют закон от 26 сентября 1914 г. о создании Федеральной торговой комиссии и закон Клейтона от .15 октября 1914 г., дополнивший ранее принятые законы, направленные против недозволенных ограничений и монополий68.
Основными актами конкурентного права ФРГ являются Закон о' борьбе с ограничениями конкуренции (GWB) и Закон о недобросовестной конкуренции от 7 июня 1909 г. (UWG)69. Согласно § 1 Закона о недобросовестной конкуренции, "на того, кто совер-
67 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 27. С. 386.
См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции. С. 196.
69 Изменялся в 1932, 1935, 1965, 1970, 1974 и 1975 гг.
63

шает в торговом обороте в целях конкуренции действия, противоречащие добрым обычаям, может быть возложена обязанность прекратить эти действия и возместить ущерб".
Во Франции, Италии, странах Бенилюкса и некоторых других, где нет специальных законов о борьбе с недобросовестной конкуренцией, эта борьба ведется на базе общих норм гражданского права о деликтной ответственности. В частности, используя ст. 1382 ФГК, французская судебная практика фактически установила гражданско-правовой деликт в отношении недобросовестной конкуренции, под которым понимается всякое причинение вреда предпринимателю-конкуренту путем недобросовестных конкурентных действий, выражающихся в злоупотреблении правом на свободную конкуренцию70.
На международном уровне меры по борьбе с недобросовестной конкуренцией, помимо договора о создании ЕЭС, предусматривает Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г., многократно изменявшаяся и дополнявшаяся в последующие годы71. В силу ст. 85 Римского договора "несовместимы с Общим рынком и запрещаются всякие соглашения между предприятиями, всякие решения об объединении предприятий и всякая координационная деятельность, которые могут нанести ущерб торговле между государствами - членами и которые имеют своей целью или результатом воспрепятствовать, ограничить или нарушить свободу конкуренции внутри Общего рынка, в частности: а) установление прямо или косвенно покупных или продажных цен или других относящихся к сделке условий; в) ограничение или контроль над производством, сбытом, техническим развитием или капиталовложениями; с) распределение рынков или источников снабжения". В соответствии с п.(1) ст.Ю-бис Парижской конвенции страны - участницы данной конвенции "обязаны обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе, эффективную защиту от недобросовестной конкуренции".
В законодательстве отдельных стран отсутствует достаточно четкое и единообразное понятие недобросовестной конкуренции. Приемы конкурентной борьбы постоянно меняются, образуя новые составы. Только по данным Федеральной торговой комиссии США насчитывается около 400 недобросовестных конкурентных приемов в виде жульничества и обмана в сфере торговли и маркетинга. К примеру, к числу недобросовестных конкурентных действий, нарушающих права конкурентов на промышленную собственность, относятся: смешение с предприятием, продукцией, то-
70 См.: Зименкова О.Н. Правовые средства пресечения недобросовестной конкуренции // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции. С. 208.
71 См.: Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий. М., 1977. С. 16.
64

варами, промышленной или торговой деятельностью конкурента; скрытое систематическое использование имени конкурента для реализации своих товаров; паразитарное прикрепление (ссылка) к товарному знаку или имени конкурента; рабское копирование изделий; раскрытие секретов торговли и производства (ноу-хау). Все перечисленные действия направлены на извлечение прибыли за счет престижности товаров и продукции конкурентов72.
Следует подчеркнуть, что, вставая на защиту "нормальных", "добросовестных" конкурентных отношений, антитрестовское право охраняет интересы предпринимателей не ради "добрых нравов" и "честных обычаев" в торговых и промышленных операциях, а лишь в целях сохранения и поддержания конкуренции как важнейшего экономического устоя рыночной экономики. Ведь и "добросовестная" конкурентная борьба приводит к разорению экономически слабых конкурентов более сильными. Поэтому столь относительными представляются такие нравственные понятия, как "честность", "справедливость", "добрая совесть" и "добрые нравы". Учитывая разнообразие недобросовестных конкурентных действий, судам чрезвычайно удобно оперировать неопределенными критериями морального характера для квалификации тех или иных конкретных приемов в качестве недобросовестных.
Важно и другое: антитрестовское законодательство никогда не ставило перед собой задачу борьбы с существованием крупных корпораций как производственно-экономических и правовых объединений финансового капитала. Политико-идеологическая функция антитрестовского права, вокруг которого постоянно сплетается искусная сеть пропагандистских мифов, выражается в том, что оно используется в качестве специфического тонизирующего средства, призванного поддерживать пошатнувшуюся веру в достоинства "свободного капиталистического общества", в иллюзии "борьбы" государства с властью монополистического капитала73.
Тем не менее изучение законодательства о юридических лицах, в том числе антитрестовского законодательства, имеет важное практическое значение. Сегодня как никогда специалистам необходимы сведения о составе имущества современного капиталистического предприятия, особенностях отдельных видов юридических лиц, процедуре их создания, содержании уставов или меморандумов акционерных обществ, информации об их деятельности, внутреннем и внешнем контроле за их функционированием, включая контроль за концентрацией капитала, а также о порядке реорганизации юридических лиц и объявления их несостоя-
72 См.: 3 и ме н ко в а О.Н. Указ. соч. С. 210.
74
См.: Жидков О.А. Антитрестовское законодательство на службе монополий. М., 1976. С. 7-8.
65

тельными.
В заключение необходимо обратить внимание на одну характерную тенденцию развития современного производства, имеющую прямое отношение к характеристике юридического лица как субъекта частного права. По свидетельству экономистов, до недавнего времени мировым рынком владели в основном крупнейшие предприятия. Сейчас они все еще продолжают доминировать, однако их влияние ослабевает. Во многих странах произошел "взрыв" мелкого бизнеса. Он обусловлен тем, что, с одной стороны, крупные предприятия сокращают число работающих, в первую очередь "голубых воротничков". G другой стороны, выявилось, что многие работы мелкому бизнесу не только по плечу, но и выполняются им лучше, чем крупным. Речь идет о предпринимательских научных фирмах, консультационных, информационных, инжиниринговых, внедренческих, небольших рисковых (венчурных) предприятиях с гибкой структурой производства, придающих сотрудничающим с ними крупным фирмам маневренность, а продукции - мелкосерийность. К примеру, в США на все эти виды деятельности (в большинстве своем - услуги) приходится почти 70% валового национального продукта и 75% общего числа занятых работников74. По другим данным, в 1985 г. в США количество мелких фирм, работавших на основе соглашений с крупными компаниями, составляло 390 тыс., а число занятых в них превышало 5 млн человек. Через мелкие фирмы реализовывалось около трети всего розничного товарооборота и услуг75. Кроме того, по сведениям Управления по делам мелкого бизнеса США в 1986 г. в стране насчитывалось 3,5 млн предприятий с численностью работающих менее 20 человек, производивших около пятой части валового национального продукта76.
74 Аргументы и факты. 1988. № 37. С. 4.
75 См.: Политическая экономия. М., 1989. С. 223.
7*> X о в а р д Ли Э. Для создания новой экономической модели нужна смелость // Известия. 1989. 4 авг.
Глава V ВЕЩНОЕ ПРАВО
Основу имущественных и личных неимущественных отношений, в которые вступают граждане, юридические лица, а в определенных случаях и само государство, составляет право частной собственности, в первую очередь собственности на средства производства, а также многочисленные другие вещные права. Во многих западных странах вещное право выделяется б самостоятельные разделы гражданских кодексов. Например, третья книга ГГУ так и называется "Sachenrecht", т. е. "Вещное право"1. Однако и в тех странах, где гражданское право не кодифицировано, в частности в Англии и в большинстве штатов США, в практике вещные права выделяются в качестве самостоятельного вида гражданских прав.
В отличие от вещного права, опосредствующего статику имущественных отношений, многочисленные сделки, в которые вступают субъекты гражданского и торгового права, регулируются обязательственным правом, опосредствующим динамику данных отношений. Существует по меньшей мере три важных отличия вещных прав от обязательственных. Во-первых, все виды вещных прав должны быть предусмотрены законом. Стороны не могут по своему усмотрению создавать новые вещные права. Во-вторых, объектами вещных прав служат только индивидуально определенные вещи. И, в-третьих, вещные права по своей природе являются абсолютными, т. е. такими, в которых управомоченным лицам противостоит неопределенный круг обязанных лиц. Абсолютный характер вещных прав проявляется, в частности, в так называемом праве следования (droit de suite) и праве преимущества (droit de preference).
В силу права следования вещное право "следует за вещью". Правом следования обосновывается, в частности, институт виндикации. Вследствие того же права, скажем, земельный участок в руках одного собственника остается обремененным сервитутом или правом залога, которые установил другой собственник (его предшественник). Согласно праву преимущества носитель вещного права осуществляет свое право на чужую вещь, отстраняя носителей обязательственных прав. Так, претензия кредитора
1 Вайе г F. Lehrbuch des Sachenrechts. MGnchen, 1990; Larenz К. Sachenrecht. Miinchen, 1990.
67

по залогу удовлетворяется из стоимости заложенной вещи ранее претензий яезалоговых кредиторов.
Объектами вещных прав служат вещи как телесные предметы живой и неживой природы. Они традиционно делятся на движимые и недвижимые ("недвижимость"), делимые и неделимые, главные вещи и принадлежности. Например, в силу ст. 516 ФГК "все имущества являются движимыми и недвижимыми". Имущество является недвижимым по своей природе (например, земельные участки, строения, урожай на корню и плоды, не снятые с деревьев) или в силу своего назначения (например, земледельческие орудия и животные, служащие для обработки земли и помещенные собственником на его участке для обслуживания и эксплуатации последнего), или вследствие предмета, принадлежность которого оно составляет (например, узуфрукт на недвижимые вещи), - ст. 517-518, 520, 524 (в ред. Закона № 84-512 от 29 июня 1984 г.), 525, 526 ФГК.
Движимым имущество также признается в силу своей природы либо указания закона (ст. 527 ФГК). Так, в силу их природы являются движимым имуществом ("движимостью") предметы, которые могут изменять место своего нахождения либо сами (скажем, животные), либо под воздействием посторонней силы, - все неодушевленные предметы (ст. 528 ФГК).
В связи с характеристикой вещей как движимых и недвижимых следует обратить внимание на проявляющуюся в развитых западных странах тенденцию к модернизации юридических форм частного присвоения. В США, Англии и других странах "общего права" к обслуживанию интересов крупных фирм приспосабливается средневековый институт доверительной собственности (trust)2. В орбиту частной собственности все шире вовлекаются акции, облигации, паи, чеки, векселя и другие ценные бумаги, содержащие различные права требования. Поэтому, в частности, в соответствии со ст. 529 ФГК движимостью в силу определения закона являются права на акции или доли в финансовых, торговых либо промышленных компаниях.
По словам Г. Ласка, "имущество, не имеющее материального существования, такое как право на патент, право пользования чужой землей (земельные сервитуты), долговые обязательства (облигации) и т. д. является бестелесным"3. Деление объектов вещных прав, их классификация по .различным критериям имеют важное практическое значение. Например, в США, по общему правилу, телесное имущество облагается налогом тем штатом, в котором оно находится, в то время как бестелесное имущество может облагаться налогом по месту постоянного жительства (домицилия) собственника.
2 Л аск Г. Гражданское право США. М., 1961. С. 512-515.
3 Там же. С. 466.
68

Прежде чем дать характеристику права частной собственно; сти, полезно в наиболее общем виде представить основные другие виды вещных прав, также играющие немалую роль в современном западном обществе. Эти виды нередко охватываются общим понятием "прав на чужие вещи". Их конкретный перечень и даже названия в различных странах не всегда совпадают. Например, второй раздел Японского гражданского кодекса (ст. 175-39822) упоминает такие вещные права, как право владения, суперфиций, эмфитевзис, сервитут, право удержания, право преимущества, заклад и ипотеку. Иные акты предусматривают также узуфрукт, право на разработку недр, право аренды при разработке недр, право на ведение рыбного промысла и др.4. В США, наряду с владением, применяется институт зависимого держания, когда правом собственности на движимое имущество обладает одно лицо, "передавшее вещь другому"5.
Из числа вещных прав, существовавших еще в древнеримском обществе, в современных капиталистических странах наибольшее применение получили узуфрукт и различного рода сервитуты. Узуфрукт, гласит ст. 578 ФГК, есть пользование вещами, собственность на которые принадлежит другому лицу, так же, как ими пользуется сам собственник, но с обязанностью сохранять существо вещи. Узуфрукт устанавливается законом или волею человека (ст. 579 ФГК), т. е. по договору либо завещанию. Законодательство подробно регламентирует содержание, объекты, срок действия и порядок прекращения узуфрукта (ст. 580-582, 595, 599 ФГК и др.).
В соответствии со ст. 637 ФГК сервитут есть обременение, наложенное на имение в целях его использования имением, принад-. лежащим другому собственнику, и для выгод этого имения. Сервитуты возникают не только по закону, договору или завещанию, но и по давности. Имение, на которое налагается обременение, называется "служащим имением", а имение, для нужд которого устанавливается сервитут, - "господствующим имением".
В качестве "имений" обычно выступают земельные участки или строения. Сервитут по сути является формой ограничения права собственности на недвижимое имущество. Традиционно сервитуты выражаются в праве прохода, проезда или прогона скота через соседний земельный участок, пользования соседним водоемом или пастбищем. Поэтому в ст. 639 ФГК подчеркивается, что источником сервитутов является естественное расположение участков. Однако сервитуты устанавливаются не только в пользу собственника соседнего земельного участка, но и в публичных интересах, а по законодательству Швейцарии и ФРГ
См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. М., 1983. Кн. I. С. 161, 164, 166.
5 Ласк Г. Указ. соч. С. 474.
69

- также в интересах конкретного лица (§ 781 ШГУ, § 1090-1093 ГГУ).
Своеобразный комплекс сервитутных отношений получил в Японии наименование "права соседства". Ланное право служит цели регулирования использования права собственности на недвижимое имущество, примыкающее к недвижимому имуществу другого лица. Нельзя не согласиться с тем, что "требование абсолютного и полного использования права собственности на имущество, примыкающее к имуществу другого лица, способно лишь помешать нормальному использованию этого права каждым из собственников (например, строительство дома точно по границам земельного участка). Такой подход сделал бы невозможной совместную жизнь в обществе"6.
"Право соседства" проявляется в различных формах, в частности в форме коллективного домовладения (в многоквартирных жилых домах), где наряду с собственностью отдельных лиц существует часть совместного пользования. Другой формой является право захода на соседний участок, например при ремонте ограды, проходящей по границам участка (ст. 209 ЯГК). "Право соседства" выражается также в праве прохода через прилегающий участок (ст. 210-211 ЯГК).
Землевладелец должен терпимо относиться к естественному стоку воды с верхнего участка (ст. 214, 215, 217 ЯГК). В порядке исключения законом допускается также сооружение искусственного стока воды, проходящего через соседний участок, если иные способы отвода воды отсутствуют. Ст. 223-232 ЯГК регламентируют порядок сооружения межевых знаков и оград, а ст. 233 - отношения, связанные с обрезкой ветвей и корней деревьев, выходящих за пределы участка. Отношения соседства, возникающие в связи со строительством зданий на соседних участках, регламентируют ст. 234-235 ЯГК7.
Разумеется, сфера применения сервитутов в современных странах значительно уже, нежели в Древнем Риме. Тем не менее было бы опрометчивым относиться к ним лишь как к объекту юмора8. Установленные почти на каждом шагу в городах многих стран таблички с надписями: "Privatgrund, Privatboden" (частная земля, частный участок - в ФРГ), "Privatgasse" (частный переулок - в ФРГ) и даже "PrivatstraBe", "Calle particular " (частная улица - в
6 Вагацума С.,А риидзуми Т. Указ. соч. С. 181-182.
7 Там же. С. 182-184.
Вспомним помешанного на британском законодательстве мистера Френ-клеида из "Собаки Баскервилей" А. Конан Доила: он то запрещает проезд около своих владений, то разламывает чью-нибудь калитку, заявляя, что здесь спокон веков была проезжая дорога, то добивается права свободного проезда через парк старика Мидлтона, то привлекает к ответу сера Мор-ленда за браконьерство, когда последний охотился на кроликов в своем собственном загоне...
70

ФРГ, в Испании) дают ясно понять, что юридическая почва для применения сервитутов в этих странах по-прежнему сохраняется.
Важное значение имеют вещные права хозяйственного использования чужих земельных участков, подразделяемые на эмфитев-зис (т. е. ведение на чужой земле сельского хозяйства), супер-фиций, право застройки и горную собственность. Суперфиций представляет собой одно из прав по использованию земли, принадлежащей другому лицу. Основная цель данного права состоит в охране обладания лесонасаждениями и строениями9. Право застройки означает основанную на законе возможность возведения или эксплуатации здания на чужом земельном участке или под ним (§ 1012-1017 ГГУ). Горной собственностью именуется право лица вести добычу полезных ископаемых по договору концессии с другим лицом.
В практическом плане широко применяется такое вещное право, как залог. Залоговое право - это право кредитора на удовлетворение своего требования из стоимости заложенного имущества. Как отмечалось, залогодержатель (кредитор по праву залога) обладает преимуществом перед другими кредиторами (по обязательствам). В Японии залог именуется закладом. В соответствии со ст. 342 и 347 ЯГК заклад представляет собой одно из прав вещного обеспечения, при котором кредитор в целях обеспечения обязательства принимает определенную вещь от должника или третьего лица и удерживает ее до исполнения обязательства, косвенно принуждая таким образом должника к исполнению обязательства, а в случае неисполнения обязательства приобретает право преимущественного удовлетворения обязательства из удерживаемой вещи10. С помощью института залога банки и другие финансовые организации, выступающие в качестве кредиторов промышленных и торговых компаний, индивидуальных коммерсантов, фермеров, покупателей потребительских товаров, перекладывают на последних имущественные риски, связанные с кризисами, банкротствами и безработицей.
Существует залог (заклад) движимого имущества (в том числе товарораспорядительных документов и различных видов ценных бумаг - векселей, облигаций, акций) и недвижимости (ипотека). Главное различие между этими двумя видами залога состоит в том, что в отличие от заклада (залога), при котором залогодатель не может пользоваться и извлекать выгоду из заложенной вещи, при ипотеке вещь остается у залогодателя, который может ее использовать и получать выгоду.
Ипотека - это такое вещное обеспечение обязательств, при котором отсутствует реальная передача вещи (ст. 369 ЯГК). По
9 См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 189.
10 См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 209.
71

праву США собственник имущества (залогодатель) вправе продать его без согласия ипотечного кредитора, однако такая продажа ни в коей мере не влияет ни на вещное право залогодержателя на имущество, ни на его требование к должнику об уплате долга. В случае неуплаты должником долга в установленный срок кредитор вправе лишить должника права выкупа заложенного имущества и продать его.
Если после лишения права выкупа сумма, вырученная от продажи имущества, окажется недостаточной для покрытия расходов, процентов и капитальной суммы долга, то залогодержатель имеет право добиться вынесения судебного решения о взыскании недостающей суммы с первоначального должника, установившего ипотеку11. Важностью ипотеки в повседневной жизни общества объясняется подробная регламентация в законодательстве как порядка ее установления и реального осуществления, так и особенностей ее конкретных разновидностей12.
В отдельных странах законодательством предусматриваются некоторые другие виды вещных прав. Например, ст. 625 ФГК говорит о "праве проживания" в чужом доме. Данное право устанавливается и прекращается "таким же образом, как узуфрукт". Оно не может быть ни уступлено, ни сдано внаем (ст. 634 ФГК). Параграфы 1018-1019 ГГУ устанавливают так называемые "вещные повинности", т. е. осуществляемые в пользу собственника земельного участка или иного лица периодические денежные либо натуральные выдачи от другого земельного участка.
Система вещных прав в Англии, США и других странах общего права обладает заметным своеобразием. Наряду с широким применением института доверительной собственности в этих странах весьма сильна проприетартная концепция прав на нематериальные результаты интеллектуального труда, в частности на изобретения, в отношении которых в странах континентальной Европы обычно применяется институт исключительных прав.
Доверительная собственность, именуемая по-английски "траст" (доверие), является одним из самых своеобразных институтов английского гражданского права и права США, развившихся в системе "права справедливости". Доверительная собственность представляет собой доверительное (фидуциарное) отношение, в силу которого одно лицо - доверительный собственник - осуществляет управление имуществом, переданным ему другим лицом - учредителем траста, выступая в отношениях с третьими лицами в качестве собственника этого имущества и неся в то же время ответственность перед лицом, являющимся бенефициарием траста (т. е. лицом, в интересах которого траст учрежден).
11 См.: Ласк Г. Указ. соч. С. 540-541.
12 См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 218-233.
72

Учредителем траста может быть собственник имущества, который вправе себя же назначить и бенефициарием, т. е. "учредить траст в своих интересах". В таких сделках собственник не несет никаких забот об объекте своего права, он не отвечает по судебным требованиям, которые могут быть предъявлены по поводу этого объекта, не несет ответственности за уплату налогов, связанных с данным имуществом. В режиме доверительной собственности функционируют многочисленные благотворительные фонды, учреждаемые финансовыми магнатами (Рокфеллером, Дюпоном, Мелоном и др.)13.
Немалой спецификой обладает в странах общего права и институт обеспечительных вещных прав, включающих различные виды залога, в том числе ипотеку. Следует вообще сказать, что формула "способы обеспечения исполнения обязательств", применяемая в западноевропейских континентальных странах, уже формулы "обеспечительные интересы", используемой в странах общего права. Различия между ними коренятся в разных концепциях вещных прав, в первую очередь права собственности.
В противовес континентальному абсолютному праву собственности в странах общего права право собственности трактуется как система вещноправовых интересов. Одним из таких интересов служит обеспечительный интерес. Все это создает определенное равенство лица, обладающего вещью, и лица, обладающего обеспечительным правом. В странах общего права "обеспечительные интересы ставят кредитора в юридически более предпочтительное положение по отношению к собственнику, чем способы обеспечения исполнения обязательств в странах континентального права"14.
Центральным институтом вещного права, как и буржуазного права в целом, является право частной собственности. Собственность есть определенное, исторически обусловленное общественное отношение по поводу вещей. Этому пониманию собственности противостоит определение собственности только как отношения человека к объекту, человека к природе15.
Собственность как правовой институт всерда отражает исторически определенное экономическое отношение собственности16. Правовые отношения собственности - в отличие от экономических - формируются в зависимости от человеческой воли, порож-
Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1949. С. 207-208.
Лопатин А.А. Обеспечительные интересы в движимом имуществе по праву капиталистических стран: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 25.
См.: Л аз ар Я. Собственность в буржуазной правовой теории. М., 1985. С. 33.
16 См.: Л аз ар Я. Указ. соч. С. 36.
73

даются сознанием и волей их участников17. Истории человечества известны пять типов экономических отношений собственности (первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический) и лишь четыре типа права собственности, поскольку в первобытном обществе право вообще отсутствовало.
Право частной собственности регламентируется гражданскими кодексами и иными законами, формируется практикой судов. В соответствии со ст. 544 ФГК собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами. Эта концепция собственности основана на принципе, выдвинутом Великой французской революцией и заключавшемся в том, что собственность, так же как и свобода, представляет собой неотъемлемое право человека. В соответствии с французской гражданско-правовой доктриной, основывающейся на действующем законе, право собственности заключается: в правомочии пользования (jus utendi), т. е. праве использовать вещь по ее назначению; в правомочии пользования плодами вещи (jus fruendi), в соответствии с которым собственник имеет право на доход, приносимый вещью; в праве уничтожения вещи (jus abutendi). Совокупность данных правомочий, составляющих содержание частной собственности, подробно регламентируется в ст. 545-552, 566-569, 574-576 и др. ФГК.
Западная правовая доктрина обычно не разграничивает собственность в экономическом и правовом смысле, подчеркивая, однако, ее исключительный характер, доминирующее значение в системе вещных прав. По мнению американского ученого Г. Ласка, в США юридическое понятие собственности является синонимом права собственности, определяемого как исключительное право владеть, пользоваться и распоряжаться вещами или правами, имеющими экономическую ценность. В обществе со свободной конкуренцией, - подчеркивает Г. Ласк, - право частной собственности имеет первостепенное значение18. О праве собственности как форме полного господства над вещью пишут также японские авторы: право собственности "предполагает использование вещи, использование выгоды и распоряжение вещью по собственному усмотрению и в отличие от других вещных прав его содержание не ограничивается каким-либо отдельным правомочием (ст. 206 ЯГК)"19. М. Альбаладехо понимает право частной собственности как "полную юридическую власть над вещью"20.
Там же.
18 Л а с к Г. Указ. соч. С. 461, 462.
19 См.: Вагацума С.,А риидзуми Т. Указ. соч. С. 163, 178. 20Albaladejo M. Compendio de Derecho Civil. Barcelona, 1983. P. 316.
74

Особое значение придается безусловному праву собственности на недвижимость, прежде всего на землю. Как считает Г. Ласк, безусловное право собственности является высшим видом права собственности, поскольку на его основе возникают все другие права на недвижимости и его действие не ограничено сроком. Носитель безусловного права собственности может предоставить другим лицам права на свою недвижимость, не изменяя природы своего права. Например, Арчер, обладая безусловным правом собственности на землю, может заложить эту землю Бэрчу, может предоставить Кларку право прохода по земле или сдать землю на определенный срок в аренду Фоксу. Арчер предоставил права Бэрчу, Кларку и Фоксу, но Арчер остается носителем безусловного права собственности на землю. По прекращении прав Бэрча, Кларка и Фокса их права восстанавливаются в лице носителя безусловного права собственности и могут быть вновь предоставлены им другим лицам. Право Арчера не ограничено С] эком действия. После его смерти оно перейдет к его наследникам по закону. Арчер может завещать свое право21.
Право частной собственности приобретается способами, которые традиционно делятся на первоначальные и производные. В основу разграничения этих способов положен критерий правопреемства, тогда как критерий воли во внимание не принимается. Если приобретение права собственности происходит не в порядке правопреемства, налицо первоначальное приобретение, а если в порядке правопреемства - приобретение производное.
Древнейшим первоначальным способом приобретения права собственности является завладение ничейной вещью, ее присвоение, обращение в свою собственность бесхозяйного (бесхозного) имущества. Еще римскому частному праву был известен принцип Res nullius cedit primo occupanti (ничейная вещь - собственность того, кто ею первым завладел). Путем завладения приобретается право собственности на дикорастущие плоды, ягоды, грибы, рыбу и диких животных, а также на полезные ископаемые. Разумеется, в настоящее время завладение этими благами осуществляется не стихийно, а регламентируется многочисленными актами лесного, водного, сельскохозяйственного, горного и экологического законодательства. Тем не менее в литературе скрупулезно анализируются все возможные ситуации завладения, скажем, диким животным. Если захваченное животное убежало и вновь поймано другим лицом, то собственником становится это последнее лицо, если только ему не известно, что это животное вырвалось на свободу и что прежний собственник преследует его с целью вновь захватить его22.
От завладения следует отличать присвоение потерянной вещи.
21 См.: Ласк Г. Указ. соч. С. 489.
22 См.: Ласк Г. Указ. соч. С. 467.
75

По японскому праву лицо, присвоившее потерянную вещь, обязано сообщить об этом в полицию. При обнаружении собственника потерянная вещь подлежит передаче ему, при этом предусматривается денежное вознаграждение в размере от 5% до 20% стоимости вещи. В случае необнаружения владельца в течение б месяцев лицо, нашедшее потерянную вещь, приобретает на нее право собственности23.
Законодательство некоторых стран, предусматривая право лица, нашедшего потерянную вещь, на вознаграждение, прямо не устанавливает его обязанности уведомить о находке какое-либо учреждение и его право на приобретение собственности на вещь в случае необнаружения владельца. К примеру, в силу § 971 ГГУ нашедший вещь может требовать вознаграждение за находку от лица, обладающего правом на получение вещи. Размер вознаграждения зависит от цены вещи и составляет при цене вещи до 1000 немецких марок 5%, а свыше этой цены - 3%. Вознаграждение за находку животных - 3% от их цены. В США потерянное имущество становится собственностью нашедшего в отношении всех лиц, за исключением первоначального собственника24.
Сходные последствия влечет обнаружение клада. Однако если клад обнаружен в имуществе, принадлежащем другому лицу (на земельном участке, в стене дома), право собственности в равных долях приобретают как лицо, нашедшее клад, так и собственник данного имущества (ст. 241 ЯГК). В соответствии с § 984 ГГУ при обнаружении вещи, так долго остававшейся скрытой, что уже невозможно установить ее собственника, право собственности на эту вещь приобретается поровну лицом, открывшим клад, и собственником той вещи, в которой клад был скрыт.
Широко распространены различные способы приобретения права собственности посредством ее приращения. Буквально "приращение" означает присоединение чего-либо, увеличение ценности имущества благодаря труду или соединению с другим имуществом. Приращение - обобщающее понятие, охватывающее присоединение, смешение и переработку25. Приращение может иметь место в отношении как движимых, так и недвижимых вещей (домов, земельных участков). Оно может осуществляться искусственным (строительство, монтаж) и естественным путем (намыв земли водой, образование острова, наплыв древесины и т. п.). При решении судьбы различных приращений важное значение имеет характер взаимосвязи вещей, их делимость и неделимость, соотношение главной вещи и принадлежности. Например, согласно § 947 (2) ГГУ, если одна из вещей после соединения полу-
23 См.:        Вагацума С.", А р и и д з у м и Т; Указ. соч. С. 185.
24 См.:        Ласк Г. Указ. соч. С. 469.
25 См.:        Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 185.
76

чает значение главной, то ее собственник становится единственным собственником вещи. При соединении нескольких движимых вещей таким образом, что их разъединение либо невозможно без ущерба для каждой из них, либо требует значительных затрат, право собственности на составную вещь принадлежит собственнику главной вещи (ст. 243 ЯГК). В случае же невозможности проведения разграничения между главной вещью и принадлежностью устанавливается общее владение вещью пропорционально стоимости каждой отдельной вещи на момент их соединения (ст. 247 ЯГК). Приобретение права собственности вследствие смешения вещей обычно регламентируется (например, в Японии) на основании норм о присоединении движимых вещей.
Переработка вещей нередко именуется спецификацией. При переработке (т. е. создании новой вещи из материалов другого лица) право собственности обычно принадлежит собственнику материалов. Однако если стоимость вновь созданной вещи значительно превышает стоимость материалов, право собственности приобретает лицо, осуществившее переработку (ст. 246 ЯГК).
Интересную конструкцию приобретения права собственности предусматривает Французский гражданский кодекс. В соответствии со ст. 546 ФГК собственность на вещь (движимую или недвижимую) дает право на все, что эта вещь производит, и на то, что естественно или искусственно соединяется с нею в качестве принадлежности. Данное право называется правом присоединения. Наряду с нормами о присоединении, смешении и переработке вещей, сходными с аналогичными нормами законодательства других стран, право присоединения определяет также судьбу плодов и доходов, производимых вещью, т. е. регламентирует такой первоначальный способ приобретения права собственности, который в законодательстве и доктрине других стран обычно рассматривается как самостоятельный. По смыслу как ст. 547, 548 ФГК, так и законов других стран (в частности § 99-100 ГГУ) под плодами и доходами понимают естественные плоды земли, растений и животных, а также доходы, приносимые вещами в результате их хозяйственного использования, например сдачи в аренду.
Приобретательная давность в качестве первоначального способа приобретения права собственности предусматривается законодательством или судебной практикой всех западных стран. Основанием возникновения права собственности признается сам факт длительного владения вещью, отвечающий условиям, предусматриваемым законом или практикой, в частности § 937 ГГУ. и ст. 2262-2265 ФГК. Лля приобретения права собственности по давности владения последнее должно быть добросовестным, открытым и непрерывным в течение установленного законом срока. Например, во Франции для приобретения недвижимости по давности установлены три срока: 30 лет - по истечении этого срока владелец (даже недобросовестный) не обязан указывать основа-
77

ния приобретения имущества; 20 лет - если владелец получил имущество на законном основании и проживает вне округа апелляционного суда, в котором находится недвижимость; 10 лет -если тот же владелец проживает в округе указанного суда. Для приобретения права на недвижимость по давности владения в Англии установлен 12-летний срок. В отличие от Англии, Франции и некоторых других стран, в ФРГ право собственности по давности владения можно приобрести только на движимое имущество. § 937 ГГУ предусматривает 10-летний срок приобретатель-ной давности.
Среди первоначальных способов приобретения права собственности иногда называют создание в сфере материального производства новых вещей. Однако поскольку возникновение права собственности на эти вещи считается очевидным и относится к менее оспариваемым на практике случаям, оно не подвергается специальному юридическому нормированию. Другие авторы относят к первоначальным способам приобретения права собственности национализацию, конфискацию и реквизицию, т. е. принудительный переход к государству имущества частных лиц, как правило, с определенной компенсацией (национализация), либо безвозмездно в виде санкции за правонарушение (конфискация), либо возмездно на время в чрезвычайных обстоятельствах (реквизиция). Однако этой позиции придерживаются не все авторы. Некоторые авторы считают, что реквизиция, конфискация и национализация относятся к производным способам приобретения права собственности, осуществляемым вопреки воле пра-вопредшественников26. Важно подчеркнуть, что здесь речь идет о приобретении не частной, а государственной собственности. В частную собственность национализированное имущество вновь переходит в случае, как это нередко бывает, денационализации (приватизации) народнохозяйственных объектов.
Под производными способами приобретения права собственности подразумеваются такие, когда право собственности возникает у приобретателя в порядке правопреемства от предшествующего собственника. Типичными основаниями правопреемства служат двух- и многосторонние сделки: договоры купли-продажи, дарения, подряда, займа, а также наследование и установление общности имущества супругов. Например, в США, как отмечает Г. Ласк, большинство лиц, обладающих в настоящее время правом собственности на недвижимое имущество, приобрели свое право путем покупки этого имущества у предшествующего собственника27.
Гражданское и торговое право предусматривает различные
26 Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1983. Ч. 1. С. 244-245.
27 См.: Ласк Г. Указ. соч. С. 492.
78

средства защиты собственности. Одни из них применяются в рамках обязательств: обеспечивая соблюдение различных обязательств, например обязанности арендатора в установленный срок вернуть нанятое имущество, частное право тем самым защищает и право собственности на данное имущество. Однако в дополнение к обязательственно-правовым частное право устанавливает и вещно-правовые меры защиты права собственности. В числе таких мер - виндикация, т. е. иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику, и негаторный иск, т. е. требование собственника об устранении препятствий в пользовании своей собственностью, хотя бы и не связанных с лишением владения ею.
ГГУ, не употребляя самого термина "виндикационный иск" (actio rei vindicatio), тем не менее в § 985 и 986 регламентирует "требования собственника на выдачу вещи", равнозначные традиционной виндикации. По смыслу § 985 ГГУ собственник вправе требовать от владельца выдачи вещи. Решение вопроса об изъятии вещи зависит от признания владельца добросовестным или недобросовестным. Добросовестен тот владелец вещи, который не знает и не должен знать, что приобрел ее у лица, не имеющего права на ее отчуждение. Владелец, который, знал или по обстоятельствам дела должен был знать о неправомерности отчуждения вещи, является недобросовестным. По общему правилу, у добросовестного приобретателя вещь не изымается, а у недобросовестного изымается. Однако в обоих случаях существуют исключения. Например, если вещь выбыла из обладания собственника или другого титульного владельца (хранителя, арендатора, комиссионера) помимо его воли (украдена, потеряна), то она изымается даже у добросовестного владельца. Исключение составляют лишь деньги и ценные бумаги, которые и в этих случаях не подлежат изъятию у добросовестных владельцев. Данное правило установлено в целях обеспечения устойчивости оборота денег и ценных бумаг. Кроме того, законодательством Японии, Англии и США не допускается изъятие у добросовестного приобретателя также вещей, купленных на аукционе, в розничном магазине или у любого продавца, открыто торгующего этими вещами.
Виндикация обычно сопровождается взаимными расчетами сторон. Недобросовестный владелец возвращает собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из вещи за все время неправомерного владения ею. В случае изъятия вещи у добросовестного приобретателя последний возвращает лишь те плоды и доходы от вещи, которые он получил после того, как узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения либо после предъявления к нему виндикационного иска, как это предусматривает, например, § 987 ГГУ.
С другой стороны, и добросовестный, и недобросовестный владелец имеют право на возмещение необходимых расходов, произведенных за время владения вещью. К примеру, в силу ст. 1381
79

ФГК "тот, кому вещь возвращена, должен возместить даже недобросовестному владельцу все необходимые и полезные расходы, сделанные для сохранения вещи". Напротив, § 989 ГГУ предусматривает возмещение необходимых расходов лишь с того времени, с какого собственник вправе истребовать плоды и доходы, приносимые вещью. Произведенные улучшения, повышающие стоимость вещи, возмещаются, если это было сделано до того, как владелец узнал о противоправности владения.
Негаторный иск (actio negatoria) - это требование прекращения противоправных действий, препятствующих осуществлению правомочий собственника, хотя бы и без утраты им владения вещью. Типичным проявлением подобных действий является лишение собственника "света и воздуха", нормального входа и выхода из своего дома. Собственник вещи, гласит § 1004 ГГУ, права которого нарушены не захватом или неправомерным удержанием владения, может требовать от нарушителя прекращения нарушения своего права. Если есть основания ожидать дальнейших нарушений, то собственник может предъявить иск о недопущении их в будущем. Во Франции правила о виндикационном и нега-торном исках прямо не установлены гражданским кодексом. Они выработаны доктриной и судебной практикой путем толкования и применения норм о добросовестном и недобросовестном владении имуществом, а также об исковой, приобретательной давности и о "как бы договорах" (квази-договорах).
Особенностью права Англии, США и других стран общего права является отсутствие виндикационного и негаторного исков. Право собственности защищается в Англии отдельными видами исков из правонарушений, прежде всего иском из нарушения владения недвижимым имуществом. Имеется в виду и насильственное завладение чужим земельным участком, и просто вход на огороженную территорию, в чужую квартиру или сад. Нарушения владения могут касаться и движимых вещей, в том числе удержания их без намерения обратить в свою собственность. Рассматривая подобные иски, суды или изымают вещи у нарушителей, или запрещают владение ими, или, наконец, налагают на нарушителей штраф.
Строго говоря, защита владения известна всем развитым странам. В странах общего права она лишь более ярко выражена. Повышенное внимание частного права к владению и его защите обусловливается не в последнюю очередь тем фактом, что владение - это правомочие не только иных титульных владельцев (арендатора, хранителя либо комиссионера), но и самого собственника. Не случайно в ст. 2279 ФГК подчеркивается, что "в • отношении движимостей владение равнозначно правооснованию", т. е. праву собственности. В соответствии с § 1006 (1) ГГУ "владелец движимой вещи предполагается ее собственником". Владению как "господству над вещью" посвящен целый первый раздел
80

третьей книги ГГУ, регламентирующий отношения по приобретению и прекращению владения, совладению и переходу владения по наследству. Помимо права на самопомощь или самозащиту (§ 859 ГГУ) владелец вправе предъявить иски о возврате самоуправно отобранного владения, об устранении помех владению, а также иски из предшествующего владения (§ 854-872 ГГУ).
В соответствии с субъективной теорией владения (выдвинутой К.-Ф. Савиньи в начале XIX в. и до сих пор отражающейся, скажем, во французском частном праве) владение - это осуществление или возможность немедленного осуществления фактического господства над вещью в зависимости от воли лица28. Защита владения прежде всего подчинена облегчению охраны права собственности. Хотя частное право обеспечивает защиту данного права как такового специальными исками собственника, возможность использования им также правовых средств защиты фактического обладания вещью с помощью владельческих исков является упрощенным способом достижения той же цели.
Вещные права и прежде всего право частной собственности служат материальной базой власти в обществе. Собственность и власть напрямую связаны, в частности, в акционерных обществах, несмотря на происходящее отделение функции управления частной собственностью от самих собственников. В подтверждение своих тезисов о "социализации", "демократизации" собственности исследователи приводят статистику владельцев акций в развитых странах. Если в 1952 г. в США владели акциями 6,5 млн человек, то в 1959 г. - уже 12,5, в 1965 г. - 20,1 и в 1975 г. - 25,3 млн человек. По разным источникам к началу 70-х годов в Японии насчитывалось 8-10 млн акционеров, в ФРГ - 5 млн, а в Англии - свыше 2 млн29. В настоящее время эти цифры еще возросли.
Тем не менее участие трудящихся, в частности размер участия отдельных работников акционерных компаний, ограничивается в целом небольшой величиной. Так, в США лишь 2,6% рабочих и 0,3% фермеров владеют акциями. В то же время одному лишь семейству Дюпонов принадлежит в десять раз больше акций, чем всем рабочим США. Прослойка сверхбогачей, составляющая всего 0,5% населения США, обладает 49,3% всех акций. Поэтому, думается, по-прежнему весьма спорны теории о "социализации" частной собственности, превращении ее в "юридическую этикетку", затрудняющую, а не стимулирующую анализ реальной власти на средства производства30.
Гражданское и торговое право капиталистических государств. Ч. 1 С. 275.
29 См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987. С. 78.
Оценка теорий о "трансформации" собственности, "народном капита-
81

На деле расслоение мелкой, средней и крупной частной собственности сохраняется. Более того, наблюдается заметный отход от принципа священности и неприкосновенности частной собственности - именно в интересах крупной собственности. Западные авторы с различной мерой откровенности и прямоты вынуждены сами это признавать. "Согласно философии общества со свободной конкуренцией, - пишет Г. Ласк, - отдельное лицо поощряется к тому, чтобы прилагать максимум усилий к производству полезных для общества вещей, и американские законы составлены так, чтобы закреплять за тем, кто создал что-либо полезное для общества, плоды его трудов. Мы признаем также, что для того, чтобы каждый мог пожинать высшую награду своих усилий, необходимы ограничения"31.
Японские авторы также вначале весьма сдержанно отмечают, что в настоящее время право собственности приобрело "универсальное содержание" в отношении использования вещи, правда, в рамках ограничений, предусмотренных законом. Хотя суперфи-ций и эмфитевзис содержат такие ограничения, которые практически сводят на нет содержание права собственности, эти ограничения лимитированы во времени и теоретически в определенный момент права собственника вновь восстанавливаются во всей полноте. В этом плане право собственности обладает "эластичностью" , так как стремится возвратиться к состоянию полного господства над вещью, а также "постоянством"в том смысле, что
QO
оно не прекращается истечением срока давности .
Однако, отдав дань словесной эквилибристике, те же авторы прямолинейно заявляют, что подобная характеристика права собственности относится "лишь к теоретическим конструкциям. На практике же право собственности подвержено различным ограничениям, в связи с чем реальный облик этого права не так абсолютен и свободен"33. В современной Японии число нормативных актов, ограничивающих право собственности, постоянно увеличивается. Все более разнообразным становится характер данных ограничений. Поэтому закрепленное в ЯГК право свободного использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент "имеет не более чем историческое значение"34.
Авторы классифицируют ограничения права собственности по различным основаниям. В зависимости от целей выделяют, в час-
лизме", "превращении рабочих в собственников", "направляемом", "регулируемом капитализме" и "демократическом социализме" дается Я. Лаза-ром в упоминавшейся книге "Собственность в буржуазной правовой теории" (М., 1985).
31 Ласк Г. Указ. соч. С. 463.
32 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 178.
33 Там же. С. 178-179.
34 Там же. С. 179.
82

тности, ограничения, направленные: на обеспечение "общественного спокойствия" (противопожарные мероприятия, техника безопасности, предотвращение загрязнения окружающей среды); на принудительное изъятие права собственности в публичных интересах (строительство шоссейных и железных дорог, поддержание в порядке рек, прокладка линий электропередач); на развитие определенной отрасли экономики (например, горнодобывающей); на сохранение определенных культурных ценностей. Те же ограничения классифицируются также с точки зрения их содержания.
Вместе с тем авторы по существу уходят от оценки субъектов ограничений. Они правильно указывают, что в настоящее время серьезную проблему составляют сотрясение почвы, задымление, зловоние и шумы, исходящие от расположенных вблизи земельной собственности предприятий или проходящих мимо нее автомашин. Однако авторы не дают оценки того, в чьих интересах нарушается в подобных случаях право собственности. По их мнению, "данный круг вопросов должен решаться на основе принципов, лежащих вне пределов охраны права земельной собственности"35.
Фактически нормы гражданских кодексов Японии, Франции, ФРГ и других стран о правомочиях земельных собственников давно стали анахронизмом. Тем не менее они сохраняются как действующие и добросовестно комментируются. Речь прежде всего идет о нормах, в силу которых: "собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу" (ч. 1 ст. 552 ФГК); в пределах ограничений, содержащихся в законодательстве, право земельной собственности распространяется на пространство над поверхностью земли и на ее недра (ст. 207 ЯГК). Однако, поскольку технические и экономические возможности собственников далеко не одинаковы, уже давно возникла проблема, до каких подлинных пределов простираются их правомочия. Частное право последовательно решает эту проблему в интересах крупных собственников.
Наиболее заметно отход от принципа священности и неприкосновенности права собственности в интересах монополий проявляется в Германском гражданском уложении. ГГУ уже в своей первоначальной редакции содержало отступления от традиционных норм о правах земельных собственников. Так, § 905 ГГУ с самого начала предусматривал, что собственник не вправе запретить воздействие на свой участок, осуществляемое на такой высоте или глубине, что его устранение "не представляет для него интереса".
В развитие данного положения акты горного и воздушного законодательства, законодательства об использовании путей сообщения и телеграфной связи допускают конкретные воздействия
35 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 181.
83

подобного рода, по существу ограничивающие права собственника. По данному законодательству собственник обязан, в частности, безвозмездно разрешать использование воздушного пространства над его участком в целях полетов летательных аппаратов, прокладки телеграфных и телефонных линий.
В ФРГ существуют правила о выдаче государством специальных разрешений на добычу полезных ископаемых. Эти правила, естественно, затрагивают и субъектов права собственности на соответствующие земельные участки. В Италии действует разветвленное законодательство о разработке недр. В Великобритании субъекту права собственности на земельный участок формально принадлежит все, что находится под этим участком. Однако в последние десятилетия в связи с энергетическим кризисом, переживаемым странами Запада, и освоением атомной энергии стали появляться многочисленные правила, регламентирующие разработку полезных ископаемых36.
Наряду с воздействиями, осуществляемыми над и под участком и формально не затрагивающими интересы собственника, п.(1) §906 ГГУ ущемляет права собственника участка при воздействии на него со стороны другого участка. В силу данного пункта собственник не вправе запретить воздействие с другого земельного участка на свой участок газа, дыма, запаха, копоти, сажи, тепла, шума, колебаний и других подобных явлений, если они не влияют или незначительно влияют на пользование участком.
§ 906 ГГУ в редакции, действующей с 1 июня 1960 г., еще более ограничивает права мелких и средних собственников. В соответствии с п.(2) § 906 в данной редакции собственник не вправе запретить и существенные стеснения в пользовании земельным участком, если они вызываются принятым в данной местности (т. е. обычным) использованием другого участка и не могут быть предотвращены мерами, хозяйственно доступными пользователям этого рода.
В повседневной жизни в качестве стесняющих собственника воздействий выступают: шум и запах бензина из соседнего гаража, кваканье лягушек в соседнем пруду, крики детей из роддома или детсада, собачий запах из собаководческого заведения, концертная музыка и т. п. Однако эти воздействия не самые существенные и не на их "охрану" прежде всего направлена последняя редакция § 906 ГГУ. Главные факторы - это воздействия, производимые промышленными, строительными, транспортными и другими крупными предприятиями: пыль, копоть, газовые выбросы, сотрясения и шум от заводов, строек, автомобилей, поездов, самолетов, радиация от АЭС и химическое заражение от заводов
•"* См.: Рубанов А.А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы// Сов. государство и право. 1987. № 4. С. 113.
84

по производству ядохимикатов.
Формулировка п.(2) § 906 ГГУ не оставляет сомнений в том, что указанные воздействия или будут судами признаваться незначительными, или хотя и значительными (существенными), но вызываемыми принятым в данной местности использованием другого участка и не предотвратимыми хозяйственно доступными мерами. В пользу этого говорит образец толкования степени стеснения, например, профессором Г. Розенталем, ставящим во главу угла восприятие некоего нормального среднего (а не особенно нервного) человека и ссылающегося при этом на решение имперского суда Германии 1932 г.37.
Конечно, в ФРГ, как и в других развитых западных странах, принимаются меры по охране окружающей среды. В частности, в 1971 г. там был принят закон о защите от шумов, связанных с воздухоплаванием. Закон предусматривает создание вокруг аэродромов охранных зон, в пределах которых ограничивается жилая застройка38. Однако в свете изложенного трудно быть уверенным в том, что если какой-либо мелкий собственник предъявит иск о нарушении его прав к фирме, эксплуатирующей современный аэродром, суд в угоду фирме (пользующейся услугами хорошо оплачиваемых опытных адвокатов) не отнесет его к разряду особо нервных, а воздействие - к категории несущественных или обычно принятых и хозяйственно непредотвратимых.
37Rozenthal H. Biirgerliches Gesetzbuch. 15. Auflage. Koln, Berlin, Bonn, Munchen, 1965. S. 1016, 1017.
38 См.: Рубанов А.А. Указ. соч. С. 114.
Глава VI ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО
Это наиболее мобильная, подвижная, "живая" часть гражданского и торгового права. В обязательства повседневно вступают миллионы физических и юридических лиц. Однако в буржуазном праве нет единого подхода к данному институту. Строго говоря, в странах общего права нет и понятия "обязательственное право" , а есть два самостоятельных института: договорное право ,(Law of Contract) и_деликтное право (Law of Torts).
Законодательство некоторых стран дает общее определение обязательства. Например, в соответствии с § 241 ГГУ "на основании обязательства кредитор вправе требовать от должника совершения определенного действия. Исполнение может заключаться и в воздержании от действия". Чаще же понятие обязательства определяется доктриной и практикой, исходя из всей совокупности факторов, характеризующих данную правовую категорию. К примеру, профессор К. Ларенц (ФРГ) полагает, что "обязательственные отношения есть правоотношения, имеющие своим содержанием частноправовое обязательство (или несколько подобных обязательств) одного лица перед другим (обычно их обоих друг перед другом)"1.
Англо-американское договорное правоявляется важнойчастью обязательственного права. Оно относится к тому виду юридических обязательств, источником которых служат "правомерные по своему содержанию волеизъявления стороны, принявшей на себя обязательство, либо совпадающие волеизъявления этой стороны и стороны, по отношению к которой первая приняла на себя обязательство"2. Иными словами, по англо-американскому праву всякая юридическая сделка (кроме завещания), направленная на возникновение, изменение или прекращение обязательств, признается договором.
Заимствованные США и другими странами принципы английского договорного права почти целиком созданы английскими судами, и законодательство до недавнего времени играло незначительную роль в его развитии. В большей своей части эти принципы сложились за последние 200 лет, ибо договорное право являет-
* Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. Allgemeiner Teil. Miinchen, 1970. S. 1; Allgemeiner Teil des Schuldrechts. Miinchen, 1987, S. 3.
С а м о и д и Вильяме. Основы договорного права.. М., 1955. С. 23.
86

ся детищем торговли и развивалось по мере превращения Англии из страны в основном сельскохозяйственной в страну по преимуществу торговую и промышленную. О сравнительно скромной роли договорного права в прошлом свидетельствуют Комментарии к праву Англии Блэкстона, изданные впервые в 1756 году, где 380 страниц посвящены праву недвижимой собственности и лишь 28 страниц - договору3.
Несмотря на указанные исторические различия обязательственного права стран континентальной Европы и общего права, определения обязательств, даваемые англо-американскими авторами, порой существенно (по крайней мере внешне) не различаются. В частности, по В. Ансону принятие на себя обязательства можно определить как "сделанное другому лицу заявление или заверение, констатирующее определенное состояние дел или устанавливающее, что лицо исполнит или воздержится от совершения какого-либо определенного действия, и предоставляющее другому лицу право требовать исполнения такого заявления или заверения. Следовательно, обязательство связывает по меньшей мере две стороны - сторону, от которой исходит заявление, и сторону, принимающую заявление. Эти стороны называются соответственно "должник" и "кредитор"4.
Основаниями возникновения обязательств служат: договор, квази-договор, причинение вреда или другое противоправное действие, т. е. деликт и квази-деликт. Квази-договор и квази-деликт предусматриваются в законодательстве не всех стран. В некоторых же странах им посвящено довольно большое число норм. Например, согласно ст. 1371 ФГК "как бы договорами являются совершаемые исключительно по собственному побуждению действия человека, из которых вытекает какое-либо обязательство перед третьим лицом и иногда взаимное обязательство сторон".
Это, в частности, может быть добровольное ведение чужих дел без поручения: "вне зависимости от того, знает ли собственник о ведении дел или не знает, тот, кто ведет дела, заключает молчаливое обязательство продолжать ведение дела, которое он начал, и довести его вплоть до времени, когда собственник будет в состоянии сам заботиться о своих делах" (ст. 1372). В свою очередь, "хозяин, дело которого велось хорошо, должен выполнить обязательства, которые ведущий дело заключил от его имени, дать последнему возмещение за все личные обязательства, которые тот принял на себя, и оплатить ему все сделанные им полезные и необходимые расходы" (ст. 1376). Обязательства из квази-договоров регламентируют также ст. 1373-1375 и 1377-1381 ФГК.
3 См.: ан сон В. Договорное право. М., 1984. С. 13.
4 Там же. С. 14
87

Правонарушениям (деликтам) и как бы правонарушениям (ква-зи-деликтам) как основаниям возникновения обязательств посвящены ст. 1382-1386 ФГК. По общему правилу, "какое то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязывает того, по вине кого ущерб произошел, к возмещению ущерба" (ст. 1382). По японскому гражданскому праву "деликт представляет собой незаконное действие, причиняющее вред другому лицу, на основании чего возникает обязанность причинившего вред возместить его"5. Разумеется, ущерб может быть причинен и в результате неисполнения обязательства одной из сторон по договору, однако в этих случаях отношения сторон регулируются нормами о договорной ответственности. Японский гражданский кодекс в качестве общих условий деликтной ответственности признает умысел и неосторожность (ст. 709). К квази-деликтам относятся действия, причиняющие вред, но не охватываемые понятием деликтов. Например, в силу ст. 1384 ФГК "ответственность возникает не только за ущерб, который кто-либо причинил своим действием, но и за ущерб, который причинен действием лиц, за которых он должен отвечать, или вещами, которые находятся под его надзором".
В некоторых странах при отсутствии такой категории, как квази-деликт, предусматривается в качестве основания возникновения обязательств неосновательное обогащение - Schuldverhaltnisse aus ungerechtfertigter Bereicherung (§ 812-822 ГГУ)6. В соответствии с § 812 ГГУ "тот, кто без юридического основания вследствие исполнения в его пользу обязательства другого лица или иным образом получил имущество за счет другого, обязан возвратить ему полученное. Обязанность возвратить полученное наступает и в случае, когда юридическое основание отпадает впоследствии или не наступит событие, которое, согласно содержанию сделки, стороны имели в виду".
В других странах основания возникновения обязательств иногда именуются их "источниками". Например, в Испании, согласно ст. 1089 ГКИ, к этим "источникам" относят закон, договоры и квази-договоры, а также незаконные действия - виновные или небрежные. Предусматриваемое ст. 1089 ГКИ "порождение" обязательств законом (это делается также в ФГК и ГК ряда латиноамериканских стран) признается неудачным М. Альбаладехо7.
Наиболее распространенным основанием возникновения, изменения и прекращения обязательств является договор или контракт. "Договор есть соглашение, посредством которого одно или
Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. М., 1983. Кн. 2. С. 133.
6Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band II. Besonderer Teil. Mimchen, 1972. S. 401.
7Albaladejo M. Compendio de Derecho civil. Barcelona, 1983. P. 177.
88

несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо" (ст. 1101 ФГК). Согласно ст. 1-201 (11) ЕТК США "договор" - это правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон".
По своему правовому характеру договор представляет собой сделку, закрепляющую совпадение волеизъявлений двух и более контрагентов. Особенностью договора является то, что его целью далеко не всегда служит возникновение, изменение либо прекращение обязательств имущественного или неимущественного характера. Возможны договоры о заключении брака или усыновлении8. В форму договора облекаются и трудовые отношения. Первоначально они регламентировались договором личного найма, по которому одна из сторон (работник) обязывается выполнить определенную работу, а другая (работодатель) - предоставить вознаграждение за это (ст. 623 ЯГК). В дальнейшем сформировалось понятие трудового договора, по которому рабочий фактически продает свою рабочую силу как товар.
Японские авторы не дают подобной характеристики трудового договора, однако и они не в состоянии скрыть того, что "поскольку разрыв между экономическим положением работодателя и работника все более увеличивался, работник становился все более зависимым от работодателя. Вследствие этого договор о выполнении работы приобрел качество зависимых трудовых отношений"9. Вследствие этого во всех развитых странах трудовой договор признан особым видом договора и стал объектом специального законодательства.
Существуют многообразные классификации договоров, прежде всего по их предмету (договоры купли-продажи, найма, перевозки, страхования и т. п.), а также по моменту их совершения (консенсуальные и реальные), соотношению прав и обязанностей сторон (одно-, двух- и многосторонние), экономическому содержанию (возмездные и безвозмездные). Особенности регламентации отдельных видов договоров целесообразно рассмотреть на примере конкретных договоров. В плане же их общей характеристики важно подчеркнуть, что многие договоры имеют общие условия. Их анализу в сравнительном аспекте посвящена обширная литература10.
Рассматривая общие положения договоров, порядок их заключения, исполнения, расторжения и признания недействительными, западные авторы нет-нет да и упомянут принцип "свободы дого-
8 См.: Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 19.
9 Там же. С. 93.
Rizzo V. Condizioni general! del contralto e predisposizione normativa. Cameri-no, 1983; Garcia-Amigo M. Condiciones generates de los contratos (Civiles у Mercantiles). Madrid, 1969.
89

пора". Однако в новейшей литературе все чаще делаются оговорки насчет заметных ограничений данной "свободы". Так, по мнению японских авторов, свобода договора считается основным принципом права нового времени, не утратившим своего значения и по сей день, хотя в настоящее время "установлены значительные ограничения в отношении принципа свободы договора"11. Эти ограничения касаются как самого заключения договора (обязанность акцепта или оферты), так и его содержания. Называют в этой связи акты по контролю за ценами на некоторые товары, за земельной рентой, квартирной платой и величиной ссудного процента.
Указанные мероприятия трактуют как стремление законодателя "в первую очередь обеспечить каждому человеческие условия существования", "а уже затем максимально допустимую свободу личности"12. Однако известно, что подобное государственное регулирование договорных условий зачастую не достигает декларируемой цели защиты интересов "экономически слабых" контрагентов. В западных странах иногда устанавливаются ограничения цен, например на природный газ, потребляемый населением. Хотя в периоды острых энергетических кризисов государство само же и отменяет эти ограничения, благодаря чему поставщики, моментально взвинтив цены, с лихвой компенсируют свои временные потери. Государственное регулирование нередко прямо направлено на защиту интересов "своих" монополий (например, при введении импортных либо экспортных ограничений на отдельные товары). Данные протекционистские меры часто выливаются в подлинные "торговые войны" ("тресковые", "фруктовые", "винные" и т. п.) в рамках "треугольника" США - Западная Европа -Япония, а также тормозят рост торговли с другими странами13.
В развитых западных странах широкое распространение получили "договоры стандартного характера", где одной стороной выступает в большей или меньшей степени монополизированное предприятие, а контрагентом - масса рядовых граждан, т. е. где одна сторона принимает решение, а другая вынуждена соглашаться с данным решением. Подобные договоры знаменуют существенный отход от провозглашенного в эпоху промышленного капитализма принципа "свободы договора", в соответствии с которым, как явствует из ст. 1134 ФГК, "соглашения, законно заключенные", становятся "законом для тех, кто их заключил"14.
11 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 19.
12 Там же.
Пересада В. Не довести дело до "торговой войны"// Правда. 1990. 12 янв.; Л и н н и к В. "Казус белли" - говядина// Правда. 1989. 26 янв.; Ларионова Н. КОКОМ ожидает оттепели ? // Правда. 1990. 27 февр.
14 От "договоров стандартного характера" следует отличать разрабатываемые специалистами примерные формы различных договоров (см., напр.:
90

Господство монополий создало ряд новых договорных форм, в которых элемент соглашения, выражения "воли товаровладельца" уже не только по существу, но и по форме является чистой фикцией. Сюда относятся так называемые "договоры присоединения" , "принудительные договоры", все положения которых выработаны монополиями, а за контрагентом остается только формальное право присоединиться или не присоединиться к данным договорам15.
Буржуазное законодательство подробно регламентирует основания признания договоров недействительными: отсутствие законного основания договора; совершение договора недееспособным либо юридическим лицом - за пределами своей специальной правоспособности; "пороки воли" сторон; несоблюдение установленной законом формы договора и т. п. Во многих странах в качестве общего основания недействительности называется нарушение норм права, морали и "публичного порядка". Подобные "каучуковые" основания, которыми нередко оперирует, в частности, ГГУ (§ 138, 242 и др.), могут служить удобной ширмой для свободного судебного усмотрения.
Краткий анализ оснований возникновения обязательств позволяет классифицировать их как договорные и внедоговорные. Вместе с тем возможно разграничение обязательств и по другим основаниям. Так, по своему экономическому содержанию особую группу составляют денежные обязательства, прежде всего заемные. В силу ст. 1895 ФГК "обязательство, вытекающее из займа денег, сводится всегда к номинальной сумме, указанной в договоре. Если до срока платежа денежная единица увеличилась или уменьшилась, то должник обязан возвратить данную взаймы номинальную сумму и обязан отдать эту сумму в денежных единицах, имеющих хождение в момент платежа".
К числу специфических видов относятся, в частности, так называемые "обязательства совести" (к примеру, обязательства, основанные на правилах игры или пари, а также некоторые натуральные обязательства, скажем, обязательство родителей дать приданое детям).
Субъектами обязательства являются как физические, так и юридические лица, а также структурные подразделения последних ("дочерние" и т. п. предприятия), не пользующиеся правами юридических лиц. Частному праву известна категория множественности лиц в обязательствах - на стороне кредитора или должника либо того и другого одновременно16. Множественность лиц
Miinchener Vertragshandbuch. Bande 1-4. Munchen, 1987).
Халфина P.O. Договор в английском гражданском праве. М., 1959.
С. 75.
16 Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. S. 425-432; S a v a t i e R. La Theorie des obligations en droit prive economique. Paris, 1979. P. 107.
91

<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>