<< Предыдущая

стр. 10
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Основанием привлечения поручителя к ответственности является неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства, обеспеченного поручительством.
По общему правилу, должник и поручитель несут солидарную ответственность: кредитор вправе требовать исполнения обязательства как от должника и поручителя совместно, так и от любого из них, притом как полностью, так и в части долга (п.1 ст. 363, ст. 323 ГК РФ).
Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник: уплата суммы основного долга и процентов, в том числе неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и т. д„ возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. Таково общее правило (п. 2 ст. 363 ГК) – договором поручительства ответственность поручителя может быть ограничена. Так, в соответствии с договором поручитель может принять на себя обязательство по уплате лишь основной суммы долга, но не процентов, штрафов и т. п. В договоре может быть предусмотрено ограничение ответственности определенной суммой.
Иногда обязательство должника обеспечивается поручительством нескольких лиц. При этом возможны варианты: а) поручительство дано несколькими лицами по разным договорам поручительства; б) по одному договору на стороне поручителя выступает несколько лиц (поручительство дано несколькими лицами совместно). В первом случае кредитор вправе предъявить соответствующие требования к любому из поручителей. Каких-либо правоотношений между поручителями в этом случае не возникает (в частности, один из поручителей, удовлетворивший требование кредитора, не обладает правом регресс-ного требования к другим). Во втором они отвечают перед кредитором солидарно, поскольку иное не предусмотрено договором поручительства (п. 3 ст. 363 ГК РФ). В частности, договор может установить субсидиарную ответственность всех или части поручителей; не исключено выделение субъекта, к которому требования кредитора должны быть обращены в первую очередь.
Должник, исполнивший обязательство, немедленно извещает об этом поручителя. Неисполнение этой обязанности дает право поручителю, в свою очередь исполнившему обязательство, взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное (ст. 366 ГК РФ).
В случае предъявления требования кредитора к поручителю последний вправе выдвигать возражения, которые мог бы предъявить должник. Причем, несмотря на акцессорный характер поручительства, поручитель обладает известной автономией воли: он не теряет право на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг. В то же время право поручителя выдвигать указанные возражения может быть ограничено договором поручительства (ст. 364 ГК РФ).
Исполнение обязательства поручителем влечет следующие правовые последствия:
а) к поручителю переходят права кредитора в том объеме, в котором он удовлетворил требование кредитора;
б) поручитель приобретает права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю;
в) у поручителя возникает право требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника (п. 1 ст. 365 ГК РФ). Представляется, что размер процентов должен определяться по правилам, установленным ст. 395 ГК РФ (исходя из учетной ставки банковского процента). Проценты должны уплачиваться за период, начиная со дня исполнения обязательства поручителем и до исполнения его должником в адрес поручителя. Иные убытки поручителя возмещаются должником в части, превышающей сумму указанных процентов (они могут выразиться, например, в процентах, уплаченных поручителем банку по кредитному договору, если обязательство исполнено за счет заемных средств);
г) кредитор обязан передать поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и права, обеспечивающие это требование (п. 2 ст. 365 ГК РФ). (Любопытно отметить, что, по общему правилу, права залогодержателя переходят от кредитора к поручителю в силу закона (п. 1 ст. 365 ГК РФ), а иные права, обеспечивающие исполнение обязательства должником (например, право удержания) должны быть переданы кредитором поручителю, исполнившему обязательство.)
Указанные правовые последствия исполнения обязательства поручителем наступают при условии, что иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними (п. 3 ст. 365 ГК РФ). Например, договором может быть установлен размер процентов, уплачиваемых должником поручителю, исполнившему обязательство, иные ограничения. Поручительство прекращается:
1) в случае прекращения обеспеченного им обязательства (исполнением, невозможностью исполнения и т. д.);
2) в случае изменения обеспеченного им обязательства, если это влечет увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, на что он согласия не дает (например, увеличивается размер процентов, уплачиваемых должником по кредитному договору);
3) при переводе долга по обеспеченному поручительством обязательству на другое лицо, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника;
4) если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем;
5) истечением срока, на который дано поручительство. В случае, когда такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск в течение двух лет со дня заключения договора поручительства (ст. 367 ГК РФ).
§ 5. Задаток

Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения (п. 1 ст. 380 ГК РФ).
Как следует из приведенного определения, задаток выполняет три функции.
Во-первых, платежную – задаток передается "в счет причитающихся... платежей". Таким образом, он представляет собой часть той суммы, которую должник обязан уплатить кредитору.
Во-вторых, доказательственную (удостоверительную) – задаток передается "в доказательство заключения договора". Эта функция обусловлена акцессорным (дополнительным) характером соглашения о задатке: если нет (не возникло) основного обязательства, то не может быть и соглашения о задатке.
В-третьих, обеспечительную – задаток передается в обеспечение исполнения основного обязательства. Стороны соглашения о задатке отдают себе отчет в том, что если за неисполнение основного обязательства ответственна сторона, давшая задаток (задаткодатель), он остается у другой стороны (за-даткополучателя), а если ответственен задаткополучатель, то он обязан вернуть двойную сумму задатка. Осознание возможности наступления таких последствий стимулирует стороны обязательства к надлежащему его исполнению.
Денежная сумма, передаваемая должником кредитору, признается задатком лишь в том случае, если стороны изначально (на момент передачи) понимали (и соответственно оформили), какие функции должна выполнять данная сумма. Если какая-либо из названных функций не предусматривалась, то переданную кредитору денежную сумму задатком считать нельзя.
Указанные обстоятельства позволяют обнаружить сходство и различие задатка и аванса.
Аванс передается кредитору в счет будущих платежей. Принято считать, что аванс, как и задаток, выполняет доказательственную функцию. Между тем строго очерченного гражданско-правового понятия аванса не существует. Еще до возникновения обязательства, допустим, до заключения договора купли-продажи, одно лицо, которое станет покупателем, может передать другому лицу, которое станет продавцом, какую-то сумму денег в счет платежей, предполагаемых по будущему договору. Вряд ли эту сумму можно назвать иначе, нежели авансом, поскольку стороны лишь предполагают заключение договора в будущем.
Таким образом, аванс всегда выполняет платежную функцию, может выполнять доказательственную, но в отличие от задатка никогда не выполняет обеспечительной функции. Если передан аванс и обязательство не исполнено либо вообще не возникло, то сторона, получившая соответствующую сумму, обязана вернуть ее в том же размере.
Поскольку нередко бывает трудно установить, является ли сумма, переданная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком или авансом, постольку в закон включено правило о том, что в случае сомнения эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное (п. 3 ст. 380 ГК РФ).
Соглашение о задатке независимо от суммы должно быть совершено в письменной форме (п. 2 ст. 380 ГК РФ). Однако несоблюдение установленной формы не влечет недействительности соглашения. Другое дело, что в случае, когда не соблюдена установленная форма, может быть затруднен процесс до-казывания того обстоятельства, что данная сумма является задатком, а не авансом.
Последствия неисполнения обязательства, обеспеченного задатком, предусмотрены п. 2 ст. 381 ГК РФ: если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка. Таким образом, с точки зрения экономической обе стороны находятся в равном положении: сторона, не исполнившая основное обязательство, теряет сумму задатка. Правовое положение их различно в связи с тем, что задаткополучатель попросту оставляет его за собой, тогда как задаткодатель вынужден будет взыскивать двойную сумму задатка с его получателя.
Указанные негативные последствия наступают лишь при наличии вины. Если сторона, не исполнившая обязательство, невиновна, то задаток должен быть возвращен (п. 1 ст. 381 ГК), в частности, при прекращении обязательства по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (ст. 416 ГК РФ).
Что же касается виновной стороны, не исполнившей обязательство, то она теряет задаток независимо от того, причинены ли убытки другой стороне. Однако, если есть убытки, то они должны быть возмещены с зачетом суммы задатка. Например, обязательство обеспечено задатком в 1 тысячу рублей. В результате виновного неисполнения обязательства задаткодателем у контрагента образовались убытки в сумме 3 тысяч рублей. В этом случае сумма задатка (1 тысяча рублей) остается задаткополучателю и, сверх того, ему возмещаются убытки в сумме 2 тысяч рублей (зачтена сумма задатка).
Таково общее правило о возмещении убытков. Стороны могут своим соглашением установить иное. Например, ограничить ответственность за неисполнение обязательства только потерей суммы задатка (убытки не взыскиваются). В договоре может быть предусмотрено, что убытки взыскиваются в полной сумме сверх задатка (без зачета суммы задатка). Если, однако, договором будет предусмотрено ограничение ответственности потерей суммы задатка при умышленной вине, то такое соглашение ничтожно (п. 4 ст. 401 ГК РФ).
§ 6. Банковская гарантия
Банковской гарантией признается письменное обязательство банка, иного кредитного учреждения или страховой организации (гаранта), принятое на себя по просьбе другого лица (принципала), в силу которого гарант при наличии условий, предусмотренных данным обязательством, и по требованию кредитора принципала (бенефициара) должен уплатить последнему определенную денежную сумму (ст. 368 ГК РФ).
Правила о банковской гарантии сформулированы в § 6 главы 23 ГК (ст. 368–379).
Институт банковской гарантии в том виде, в котором он нашел закрепление в ГК, является принципиально новым для российского законодательства.
Гарантия, в том числе банковская, в гражданском законодательстве квалифицировалась как разновидность договора поручительства. В настоящее время банковская гарантия имеет с ним мало общего. Более того, она стоит особняком в ряду других способов обеспечения исполнения обязательств. Обусловлено это специфическими чертами гарантии, особым субъектным составом, достаточно своеобразным содержанием соответствующих правовых связей.
Банковская гарантия не имеет широкого распространения в России. В других странах, а также в отношениях российских юридических лиц с иностранными организациями она используется достаточно часто. Существует даже система обычно-правовых норм по договорным гарантиям, которые в значительной степени предопределило содержание норм ГК о банковской гарантии.
Банковская гарантия характеризуется следующими чертами.
1. Самостоятельностью, независимостью от обеспечиваемого ею обязательства, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ). Своим "появлением на свет" банковская гарантия в каждом конкретном случае обязана основному обязательству, ибо невозможно обеспечивать обязательство, которого нет. Однако в дальнейшем, после выдачи банковской гарантии, существование предусмотренного в ней обязательства уплатить денежную сумму бенефициару, его исполнение не зависят от динамики обязательства, в обеспечение которого дана гарантия. Поэтому даже если основное обязательство прекратилось либо признано недействительным, гарант не освобождается от исполнения своих обязанностей (банковская гарантия сохраняет силу).
В этом основное отличие банковской гарантии от других способов обеспечения, которые носят акцессорный характер;
2. Безотзывностью. Гарант вправе отозвать гарантию только в том случае, если в ней предусмотрена такая возможность (ст. 371 ГК РФ);
3. Непередаваемостью прав. Бенефициар может уступить третьему лицу принадлежащее право требования к гаранту лишь в том случае, если такая возможность предусмотрена в самой гарантии (ст. 372 ГК РФ);
4. Возмездностью. За выдачу гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК РФ);
5. Высокой степенью формализованности отношений. Проявляется она, например, в том, что даже если у бенефициара есть основания требовать от гаранта исполнения обязательства, но документы, приложенные к этому требованию бенефициара, не соответствуют условиям гарантии, то гарант отказывает в удовлетворении такого требования (п. 1 ст. 376 ГК РФ).
Субъектный состав банковской гарантии достаточно специфичен:
1) гарант. Им может быть только банк, иное кредитное учреждение или страховая организация. Если такая гарантия выдается каким-то другим субъектом (коммерческим или некоммерческим юридическим лицом, органом государственной власти или местного самоуправления и т. п.), то она недействительна (ничтожна), поскольку правоспособность этих субъектов не включает в себя возможность выдачи банковской гарантии;
2) принципал. Им является лицо, которое в каком-либо обязательстве (кредитном, из договоров купли-продажи, аренды, подряда и т. д.) выступает в качестве должника. Банковская гарантия дается по просьбе принципала. Следовательно, банковская гарантия, выданная без такой .просьбы, недействительна (ст. 168 ГК РФ);
3) бенефициар. Им является кредитор принципала по обеспечиваемому банковской гарантией обязательству.
Принципалами и бенефициарами могут быть любые субъекты гражданского права.
Юридико-фактическая основа развития отношений по поводу банковской гарантии может быть представлена следующим образом.
Во-первых, инициативу в зарождении соответствующих отношений проявляет должник по какому-либо обязательству (гарантия дается по его просьбе), который в результате выдачи банковской гарантии становится принципалом. Позиция кредитора указанного должника не имеет юридического значения. Однако несомненно, что сама инициатива должника, как и условия банковской гарантии, о которой он просит, продиктованы требованиями кредитора (например, при заключении договора купли-продажи, предусматривающего оплату товара в рассрочку, продавец требует, чтобы обязанность покупателя по оплате товара была обеспечена банковской гарантией).
Во-вторых, банк (иное кредитное учреждение или страховая организация) путем выдачи соответствующего письменного обязательства выражают волю быть гарантом.
Оформление банковской гарантии проходит несколько этапов. Должник по какому-либо обязательству обращается к банку с просьбой дать обязательство уплатить его кредитору при наличии определенных условий денежную сумму по представлении этим кредитором письменного требования о ее уплате. Указанное обращение производится в письменной форме. Помимо просьбы здесь могут излагаться возможные условия будущей гарантии, размер вознаграждения, которое будущий принципал готов уплатить за выдачу банковской гарантии, и т. д. Отношения принципала и гаранта по поводу выдачи последним банковской гарантии регулируются их договором, в котором устанавливается размер вознаграждения гаранта, определяются их права и обязанности, возникающие в связи с выплатой гарантом бенефициару денежных сумм во исполнение требований последнего, и т. д.
Наконец, банк (иное кредитное учреждение или страховая организация) дает письменное обязательство (банковскую гарантию) уплатить кредитору принципала (бенефициару) денежную сумму по его письменному требованию. В банковской гарантии определяется сумма, на которую она выдается, формулируются условия уплаты (например, просрочка должника, его неплатежеспособность и т. д.), перечисляются документы, которые бенефициар должен приложить к своему требованию, указывается срок гарантии.
Кроме того, в банковской гарантии может быть предусмотрено: право отозвать гарантию; условия отзыва; право бенефициара передать принадлежащее ему в силу банковской гарантии право требования другому лицу; срок вступления банковской гарантии в силу; ограничение ответственности гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязательств.
Не исключено оформление банковской гарантии путем составления одного документа, подписываемого гарантом и бенефициаром, а иногда даже и принципалом. Причем в этом документе могут излагаться не только условия гарантии, но и правила о взаимоотношениях гаранта и принципала. Хотя с точки зрения юридической техники такое оформление отношений недостаточно корректно (выдача банковской гарантии – односторонняя сделка).
Очевидно, нет препятствий для выдачи гарантии в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем. В этом случае она вступит в силу со дня возникновения обязательства, обеспечиваемого гарантией, если в ней не предусмотрен более поздний срок. По общему же правилу, предусмотренному ст. 373 ГК РФ, банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не установлено иное.
В результате выдачи банковской гарантии возникает правоотношение между банком (гарантом) и кредитором принципала (бенефициаром). В то же время она порождает и правоотношение между гарантом и должником (принципалом) по обеспечиваемому гарантией обязательству.
Содержание правовой связи гаранта и принципала включает в себя следующие права и обязанности:
а) за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК РФ);
б) получив требование бенефициара, гарант должен без промедления уведомить об этом принципала и передать ему копии требования со всеми относящимися к нему документами (п. 1 ст. 375 ГК РФ);
в) гарант вправе потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, на условиях, определенных соглашением гаранта с Принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия (п. 2 ст. 379 ГК РФ). Указанным соглашением может быть предусмотрена обязанность принципала возместить гаранту его имущественные потери в полном объеме либо в определенной сумме. В соглашении могут быть установлены основания освобождения принципала от ответственности, определены сроки уплаты принципалом гаранту соответствующих сумм и т. д.
Если гарант уплатил бенефициару денежные суммы не в соответствии с условиями гарантии или за нарушение своих обязательств перед бенефициаром, то он не вправе требовать от принципала возмещения этих сумм. Однако соглашением гаранта и принципала может быть предусмотрено иное, в том числе и полная или частичная компенсация соответствующих расходов гаранта (п. 2 ст. 379 ГК РФ);
г) гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала (п. 2 ст. 378 ГК РФ);
д) гарант, которому при рассмотрении требования бенефициара и приложенных к нему документов стало известно об исполнении основного обязательства, его недействительности или прекращении, должен немедленно сообщить об этом принципалу и бенефициару (п. 2 ст. 376 ГК РФ).
Правоотношения между гарантом и бенефициаром не менее сложны.
При наличии указанных в банковской гарантии условий бенефициар вправе потребовать от гаранта уплаты денежной суммы, на которую выдана гарантия, или ее части. Требование должно быть заявлено в письменной форме. К нему прилагаются указанные в гарантии документы. Кроме того, бенефициар должен указать, чем именно принципал нарушил основное обязательство, в обеспечение которого выдана гарантия. Указанные действия должны быть совершены до окончания срока, на который выдана гарантия (п. 2 ст. 374 ГК РФ).
Гарант должен рассмотреть требование бенефициара с приложенными к нему документами в разумный срок и проявить разумную заботливость, чтобы установить, соответствует ли это требование и приложенные к нему документы условиям гарантии (п. 2 ст. 375 ГК РФ). При этом решающим является не выяснение вины принципала, не анализ отношений, сложившихся между принципалом и бенефициаром и пр., а формальное соответствие требования бенефициара и приложенных к нему документов условиям гарантии.
Отказ в удовлетворении требования возможен только в двух случаях: а) требование либо приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии; б) требование и (или) документы, которые должны к нему прилагаться, представлены по окончании определенного в гарантии срока (п. 1 ст. 376 ГК РФ).
Об отказе удовлетворить требование бенефициара гарайт должен немедленно уведомить бенефициара.
В случае, если во время рассмотрения требования гаранту станет известно, что основное обязательство, обеспеченное гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, прекратилось по иным основаниям либо недействительно, он должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу. При этом перечисление денежных сумм бенефициару не производится. Если, однако, после такого уведомления бенефициар предъявляет повторное требование, то оно должно быть удовлетворено (п. 2 ст. 376 ГК РФ).
Уплата бенефициару денежной суммы, на которую выдана гарантия, представляет собой исполнение гарантом своего обязательства. Поэтому обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую данная гарантия выдана (п. 1 ст. 377 ГК РФ). Гарант не отвечает за убытки, не платит неустойку и пр. сверх указанной суммы.
Если, однако, гарант не исполняет принятое на себя обязательство либо исполняет его ненадлежащим образом, то он может быть привлечен к ответственности. Ответственность гаранта не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, поскольку в ней не предусмотрено иное (п. 3 ст. 377 ГК РФ). Так, в результате того, что требование бенефициара не рассмотрено гарантом в разумный срок, бенефициар может понести убытки. Они подлежат возмещению сверх той суммы, на которую выдана гарантия.
Прекращается банковская гарантия по общим основаниям прекращения обязательств (глава 26 ГК РФ) либо по специальным основаниям, предусмотренным в ст. 378 ГК РФ:
1) уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия, т. е. надлежащим исполнением обязательства;
2) окончанием определенного в гарантии срока;
Возврат гарантии оформляется актом передачи документа, в котором фиксируется данное обязательство, от бенефициара гаранту. В других случаях прекращение обязательства гаранта не зависит от того, возвращена ли ему гарантия (п. 1 ст. 378 ГК РФ).
Прекращение гарантии возможно также зачетом встречного однородного требования (ст. 410–412 ГК РФ), совпадением гаранта и бенефициара в одном лице (ст. 413 ГК РФ), невозможностью исполнения (ст. 416 ГК РФ) и т. д.
О прекращении гарантии гарант должен без промедления уведомить принципала (п. 2 ст. 378 ГК РФ).
3) вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии. Такой отказ может быть совершен либо путем ее возвращения бенефициаром, либо путем письменного заявления бенефициара об освобождении гаранта от его обязательств. Отказ бенефициара от своих прав по гарантии может быть следствием прощения долга, но чаще обусловлен иными причинами.

Глава 21. Ответственность по российскому гражданскому праву
§ 1. Понятие и формы гражданско-правовой ответственности
Категория ответственности в науке используется в двух значениях. В первом ответственность предстает как долг лица, например, по созданию надлежащих условий жизни людей, по надлежащему исполнению взятых на себя обязательств, по созданию условий неприкосновенности авторских прав умершего и т. п. Это так называемая проспективная или положительная ответственность. В гражданском праве она приобретает форму обязанностей лица в обычных регулятивных правоотношениях.
Во втором значении ответственность предстает как определенная реакция государства и потерпевшего на совершенное лицом правонарушение, которая выражается в применении к правонарушителю мер воздействия. В теории права такая ответственность называется ретроспективой.
Гражданско-правовая ответственность – это гарантированные силой государства юридические формы реакции потерпевшего лица на совершенное субъектом правонарушение, выражающиеся в возложении на правонарушителя мер воздействия имущественного характера.
Указанный вид правовой ответственности обладает следующими чертами. Во-первых, юридические формы реакции на правонарушение, а также принципы избрания конкретных мер предусмотрены в нормах гражданского законодательства.
В ст. 12 ГК РФ дан перечень форм ответственности, который не является исчерпывающим. Однако избрание иных способов воздействия, не предусмотренных в ст. 12 ГК РФ, возможно только, если таковые предусмотрены в других нормативных актах.
Во-вторых, важнейшей чертой гражданско-правовой ответственности является то, что она не имеет, как правило, публично-правового характера: это ответственность субъекта перед другим равным ему участником гражданских правоотношений. Она реализуется в рамках охранительных правоотношений, субъектами которых, как правило, выступают правонарушители в качестве обязанных лиц и потерпевшие в качестве лиц управомоченных. Вместе с тем, из этого правила есть исключения. Если субъект гражданского права своими противоправными действиями нарушает правопорядок или нравственные устои общества, охраняемые гражданским законодательством, он может нести ответственность перед государством. Но и в подобных случаях применяются способы воздействия, предусмотренные в нормах гражданского законодательства.
В-третьих, гражданско-правовая ответственность имеет имущественный характер и выполняет обычно компенсационную функцию. За совершенное правонарушение на субъекта возлагаются дополнительные имущественные тяготы в виде взысканной неустойки, убытков, изъятия в доход государства предмета сделки, утраты задатка и т. д. Не допускается при этом ограничения личных неимущественных прав и свобод. Компенсационная функция гражданско-правовой ответственности проявляется в зачетном характере неустоек или утраченного задатка, в полном возмещении причиненного вреда (убытков) и т. п.
В-четвертых, гражданско-правовая ответственность может строиться на началах вины и началах причинения.
Формы и меры граждайско-правовой ответственности. Под формой ответственности понимается функционально определенный способ воздействия на правонарушителя. В гражданском законодательстве используются пресекательно-огра-ничивающая, штрафная и компенсационная формы ответственности. Каждая форма предполагает набор конкретных мер воздействия. В мере ответственности находит закрепление разновидность и объем имущественных возложений. К пресекатель-ной форме ответственности относятся такие меры, как лишение права (в том числе конфискация – ст. 243 ГК РФ), отказ в защите права (п. 2 ст. 10 ГК РФ), отказ в признании права (п. 2 ст. 222 ГК РФ). Штрафную форму воздействия обеспечивают неустойки всех видов (зачетная, альтернативная, исключительная, штрафная ст. 330 ГК РФ), компенсация морального вреда (ст. 151 ГК РФ). Компенсационная форма ответственности представлена универсальной мерой: возмещением убытков (ст. 393 ГК РФ), а также возмещением внедоговорного вреда.
Возмещение морального вреда (по терминологии закона), казалось бы, следует относить к компенсационным мерам. Фактически же по порядку определения сумм и основанию их выплат она относится к штрафным мерам.
Конкретные меры гражданско-правовой ответственности предусматриваются, как правило, в санкциях охранительных норм.
§ 2. Основания возникновения гражданско-правовой ответственности
Гражданско-правовая ответственность возникает как реакция на правонарушение. В связи с этим фактическим основанием ее возложения является правонарушение, т. е., как правило, виновное действие или бездействие субъекта, противоречащее установленному правопорядку (противоправное) и (или) нарушающее субъективные права других участников гражданских правоотношений.
Правонарушение является тем юридическим фактом, с которым закон, иной нормативный акт или договор связывает возникновение охранительного правоотношения. В рамках такого правоотношения к нарушителю или иному ответственному лицу применяются конкретные меры ответственности. Виды и состав гражданского правонарушения. В гражданском законе правонарушение в качестве конкретного или обобщающего юридического факта фиксируется путем определения его вида (разновидности) и состава.
Вид правонарушения зависит от того, какие права и интересы им затрагиваются. В связи с этим выделяются следующие обобщающие виды гражданских правонарушений: 1) злоупотребление правом; 2) осуществление права с нарушением его пределов; 3) совершение сделок, не соответствующих требованиям закона; 4) неисполнение договорных обязательств; 5) ненадлежащее исполнение договорных обязательств; 6) причинение внедоговорного вреда; 7) неосновательное обогащение; 8) причинение морального вреда.
В необходимых случаях в законе или договоре конкретизируется состав того или иного вида правонарушения. Например, в §2 гл. 9 ГК РФ перечисляются составы отдельных разновидностей недействительных сделок. В главе 25 ГК РФ программируются отдельные составы правонарушений в сфере действия обязательственного права.
Под составом правонарушения понимается юридически значимая нормативная характеристика нарушителя (субъекта правонарушения), противоправного виновного деяния, вредных последствий (вреда), причинной связи между деянием и вредным последствием. Иногда в качестве отдельных элементов состава называют противоправность и вину лица. Поскольку, однако, указанные категории являются оценочными, правильнее их рассматривать как важнейшие характеристики деяния и как условия возложения ответственности.
В состав правонарушения также может включаться характеристика потерпевшего: всякое правонарушение направлено на вмешательство в сферу жизнедеятельности конкретного лица. Например, если вред причинен здоровью малолетнего, характеристика потерпевшего приобретает существенное значение. От нее зависит определение объема причиненного вреда и размер возмещения.
В ряде конкретных составов, помимо характеристик нарушителя и потерпевшего, присутствует характеристика ответственного лица, если последний не совпадает с нарушителем. Например, за вред, причиненный работником организации, действующим при исполнении своих трудовых (служебных) обязанностей, отвечает эта организация. В договоре строительного подряда возможна ответственность подрядчика за нарушения, допущенные субподрядчиком.
Правонарушителями по гражданскому праву признаются лица, обладающие деликтоспособностью, т. е. способностью отвечать за свои противоправные действия собственным имуществом.
Граждане признаются деликтоспособными с 14 лет. Противоправные действия малолетних (до 14 лет) не относятся к категории самостоятельных юридических фактов для возникновения гражданско-правовой ответственности. Однако они учитываются в качестве элементов юридического состава при возложении ответственности на родителей, опекунов, усыновителей. В последнем случае в юридический состав наряду с действиями малолетних входят противоправные виновные действия перечисленных лиц (п. 3 ст. 28 ГК РФ). Например, если гражданин в возрасте 13 лет причинит вред здоровью другого лица, его действия рассматриваются одним из фактов в юридическом составе, на основании которого возлагается ответственность на родителей. Основным в составе является поведение родителей, расцениваемое с позиции выполнения ими своих обязанностей по воспитанию и надзору за малолетним.
Полностью деликтоспособны граждане, ограниченные в дееспособности судом в связи со злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами.
Неделиктоспособны граждане, признанные судом недееспособными в связи с психическими расстройствами.
В особом правовом положении находятся деликтоспособные граждане, совершающие правонарушения в состоянии, когда они не могут понимать значения своих действий или руководить ими. Такое состояние может быть связано, например, с реактивным психозом на фоне тяжёлого инфекционного заболевания. По общему правилу, они освобождаются от гражданско-правовой ответственности.
Юридические лица и иные субъекты гражданского права (государство, муниципальные образования) обладают полной деликтоспособностью и отвечают своим имуществом за совершенные правонарушения перед кредиторами и иными потерпевшими.
В основании правонарушения лежит волевой акт поведения субъекта. Это может быть действие – активная форма волеизъявления и бездействие – пассивная форма волеизъявления. Бездействие рассматривается в качестве гражданского правонарушения в случаях, когда на субъекта возложены обязанности по совершению активных целенаправленных действий, которые он не исполняет. Правовые характеристики актов поведения – противоправность и виновность – выступают в качестве условий возложения на лицо мер ответственности.
Противоправность – оценочная категория, выражающая объективный факт противоречия акта поведения требованиям закона, правилам, установленным иными нормативными актами или договором. Такое противоречие может приобретать формы осуществления права за пределами дозволенного (изготовление умельцем огнестрельного оружия "для собственных нужд"); нарушения лицом возложенных на него договорных обязанностей (просрочка исполнения договора); нарушения правопорядка (строительство дома на не отведенном в установленном порядке участке); нарушения субъективных прав других лиц (распространение о лице не соответствующих действительности сведений, порочащих его честь, достоинство); причинения имущественного вреда.
В гражданском праве существует презумпция противоправ-ности акта, причиняющего вред. Нарушитель может опровергнуть эту презумпцию, представив доказательство .того, что был управомочен на совершение вредоносных действий (например, действия пожарников при тушении пожара, повлекшие порчу мебели водой; представление доказательства о полученном согласии кредитора на продление сроков поставки в спорах о просрочке должника и т. п.).
Вина – психическое отношение субъекта в форме умысла или неосторожности к своему противоправному действию (бездействию) и его вредному результату. Всякий акт поведения является волеизъявлением. Сознание и воля лица – важнейшие регуляторы его поведения. Категорией вины в праве характеризуется особенность сознания и воли субъекта в момент совершения противоправного действия (бездействия). Умысел как форма вины свидетельствуете полном осознании лицом характера своего поведения, о целевой направленности волевых усилий на совершение противоправных действий, о полном осознании возможности конкретных вредных последствий акта поведения, либо хотя и не полном предвидении последствий, но сознательном допущении любого из возможных. Соответственно умысел может быть прямым (осознание противоправности акта поведения, предвидение вредных последствий, желание их наступления и предпринятые в связи с этим волевые усилия) и косвенным (осознание противоправности акта поведения, волевые усилия к его совершению, допущение любых последствий).
Неосторожность как форма вины характеризует такое состояние сознания и воли лица в момент действия (бездействия), при котором он не осознает противоправности деяния, не предвидит его вредных последствий, хотя при определенной степени осмотрительности и заботливости мог и должен был их предвидеть, либо предвидит возможность вредных последствий, но легкомысленно надеется предотвратить их наступление.
Степень заботливости и осмотрительности лица, при которой он моги должен был предвидеть вредные последствия либо невозможность их предотвращения, в том числе недостаточность усилий для их предотвращения, определяется характером обязательств, условиями оборота и иными фактическими обстоятельствами, при которых нарушитель действовал (бездействовал).
В гражданском праве различается простая и грубая неосторожность. Чем очевидней при данных обстоятельствах возможность наступления вреда, которую должен был предвидеть нарушитель, тем более грубую степень неосторожности он проявляет. По общему правилу, степень неосторожности при возложении мер ответственности неважна. Однако простая и грубая неосторожность приобретают значение при так называемой смешанной ответственности, когда учитывается не только вина нарушителя, но и степень вины потерпевшей стороны.
Умысел нарушителя влечет возложение жестких мер воздействия в виде лишения права (например, лишение права наследования гражданина, который своими противозаконными действиями против наследодателя способствовал призванию его к наследованию), конфискации имущества, штрафных неустоек повышенных размеров. Кроме того, в законе (п. 4 ст. 401 ГК РФ) установлена ничтожность заключенных заранее (т. е. еще до исполнения обязательства) соглашений, устраняющих или ограничивающих ответственность за умышленное правонарушение. Это не означает, что потерпевшая сторона обязана во всех случаях возлагать меры ответственности на нарушителя. В его воле отказаться от таких притязаний. Однако, если еще при заключении договора будет установлено правило о том, что должник освобождается от ответственности за умышленное ненадлежащее исполнение обязательств (например, при отгрузке покупателю партии заведомо некачественных товаров), виновная сторона не может ссылаться на указанное правило в силу его ничтожности.
Принцип ответственности за вину (ст. 10 ГК РФ) устанавливает пределы осуществления гражданских прав и санкцию за их умышленное нарушение в виде отказа в защите права. С его учетом предусматриваются меры ответственности в институте недействительных сделок.
В обязательственном праве он формулируется п. 1 ст. 401 ГК РФ. Общая норма п. 1 ст. 401 является диспозитивной. В ней закрепляется правило об ответственности лица за нарушение обязательств на началах вины, кроме случаев, когда законом или договором установлены иные основания ответственности. Это означает, что в необходимых случаях законодателю предоставляется право избирать основания, в которых наличие или отсутствие вины нарушителя не учитывается. Такое же право предоставлено сторонам в договоре: по своей воле они могут построить взаимную ответственность на началах причинения, а не вины. Однако, если в договоре специально не предусмотрены иные начала ответственности,
действует общая норма абз. 1 ст. 401 ГК РФ: ответственность наступает за вину.
В гражданском праве (в отличие от уголовного) действует презумпция вины нарушителя (п. 2 ст. 401 ГК РФ). Нарушитель предполагается виновным, пока не докажет отсутствие своей вины. Утверждение презумпции вины основано, во-первых, на общей свободе участия субъекта в гражданском обороте. Такая свобода предполагает принятие на себя рисков (опасностей) возникновения неблагоприятных последствий своих действий, в том числе необходимость доказывать свою невиновность для исключения ответственности. Во-вторых, гражданско-правовая ответственность имеет частноправовой характер, ее меры не затрагивают свобод, чести, достоинства субъекта как личности. При таких обстоятельствах презумпция вины также не ограничивает свобод лица и не умаляет его чести и деловой репутации в обществе. В-третьих, поскольку конфликтная ситуация и отношение притязания возникают в связи с противоправными действиями одного из субъектов, при разрешении конфликта стороны должны быть в равном положении: потерпевшая сторона должна доказать, что ее права и интересы нарушены действиями другого субъекта, а последний – доказать, что действовал невиновно. Невиновность лица исключает его ответственность.
Общая норма абз. 1 п. 1 ст. 401 ГК РФ не распространяется на сферу предпринимательства. В п. 3 ст. 401 ГК РФ для данной сферы установлено иное общее правило диспозитивного характера: лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом, отвечает независимо от вины. Пределом его ответственности является непреодолимая сила, т. е. чрезвычайные и непредотвратимые в данных условиях обстоятельства, создавшие невозможность исполнения обязательства (например, стихийные бедствия). Ответственность в сфере предпринимательства строится, по общему правилу, на началах причинения. Однако законом и договором могут быть установлены иные условия. Предприниматели, вступая в договорные связи, могут прийти к соглашению о взаимной ответственности только на началах вины. Однако, если такое соглашение отсутствует, действует общая норма п. Зет. 401 ГК РФ (для сферы предпринимательства).
Если в указанной сфере отдельные случаи ответственности строятся на началах вины, на них распространяется презумпция невиновности. Вина юридического лица по своей сути не отличается от вины гражданина. Суть ее состоит в психическом отношении работников в форме умысла или неосторожности к своим противоправным действиям и их вредным последствиям. Так, исполнение возникшего из договора обязательства складывается из ряда актов реализации трудовых (или иных) обязанностей членами коллектива, проводящих волю юридического лица: производится продукция, проверяется ее качество, своевременно заказываются вагоны, организуется погрузка продукции в вагоны, груз отправляется с надлежаще оформленными документами. Ненадлежащее исполнение трудовых (служебных) обязанностей в этой цепочке неизбежно приводит к срыву своевременной поставки, иным правонарушениям. Такой срыв для покупателя по договору предстает в качестве неисполнения обязательства либо его ненадлежащего исполнения (поставка недоброкачественной продукции или просрочка в поставке и т. п.) юридическим лицом.
Особенностью вины юридического лица является то, что к степени его заботливости и осмотрительности предъявляются повышенные требования, поскольку с точки зрения пороков воли оцениваются не только действия работников, исполняющих решения, но и сами решения, а иногда и общий психологический настрой в коллективе, отражающийся в отношении к делу, к подбору кадров и т. п.
Более повышенные требования к осмотрительности и заботливости предъявляются к гражданину-предпринимателю при осуществлении им предпринимательской деятельности. От предпринимателя ожидается высокий профессионализм в делах, а поэтому применяются иные масштабы требований к его способности предвидеть последствия своего поведения.
Вред – неблагоприятные последствия противоправных действий лица, возникающие в имущественной и неимущественной сферах жизни и деятельности потерпевшего субъекта.
В зависимости от характера нарушаемых прав и интересов вред может быть имущественным и личным неимущественным.
В имущественной сфере вред приобретает форму утраты вещи, ее повреждения, расходов, утраты возможности получить доходы. Оцененный в деньгах имущественный вред выражается в убытках. В п. 2 ст. 152 ГК РФ убытки разграничиваются на реальный ущерб и упущенную выгоду.
Реальный ущерб – умаление наличного имущества потерпевшего (расходы на восстановление вещи, ее утрата).
Упущенная выгода – неполученные лицом доходы, которые оно получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Например, если поврежден автомобиль, используемый для частного извоза, потерпевший может требовать не только возмещения расходов на восстановление машины, но и неполученные доходы за время ее ремонта.
К имущественному отнесен вред, который хотя и не оценен в денежном выражении, но нарушает организационные и подобные им связи в имущественной сфере субъекта. Так, несвоевременное предоставление груза к перевозке не всегда приводит к убыткам. Но этот вред учитывается в гражданском праве: на нарушителя возлагается ответственность в форме взыскания неустойки.
Неимущественный вред, учитываемый в гражданском праве, может иметь вид физических и психических страданий, не обязательно связанных с утратой или снижением трудоспособности: физические (обезображение лица), моральные, нравственные травмы, причиненные человеку, ущерб его деловой репутации, ущерб, связанный с использованием имени или изображения лица во зло ему или иным лицам, и т. п.
Неимущественный вред данного вида лежит в основе применения такой меры воздействия, как компенсация морального вреда.
Если же травма повлекла утрату или понижение трудоспособности, возникает также имущественный вред: расходы на восстановление здоровья, утраченный заработок.
Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и вредом.
Причинная связь – существующая зависимость между явлениями действительности, суть которой состоит в том, что одно явление (причина) порождает другое (следствие). Важнейшей характеристикой причинной связи является ее объективность. Она существует независимо от возможностей лица предвидеть ее, возможностей восприятия человеком причинности в мире. Столь же объективно и ее отсутствие. Действия (бездействия) человека могут явиться причиной тех или иных явлений в мире. Но волевой характер деяния не изменяет объективности причинности: действие либо объективно создает изменения в окружающем мире (благоприятные или неблагоприятные), либо остается объективно безрезультатным.
Во всеобщей взаимосвязи явлений указанная зависимость выделяется как односторонне активная связь: одно явление порождает другое. Влияние следствия на причину – это уже иная по своему содержанию зависимость.
В институте ответственности принимается во внимание причинная связь между юридически значимым актом поведения субъекта и вредом в имущественной или личной сфере другого лица. Цель учета – возложение ответственности на причинителя, т. е. на лицо, действием или бездействием которого порождены вредные последствия.
Причина (акт поведения) либо непосредственно порождает результат, либо создает реальную возможность его возникновения. В связи с этим причинная связь может быть прямой или косвенной. Примером первого вида может служить связь между поставкой недоброкачественной продукции и убытками, возникшими у ее получателя: расходы на проведение проверки по качеству, расходы по хранению такой продукции до того, как поставщик ею распорядится, расходы на приобретение другой партии однородной продукции и т. п.
Косвенная причинная связь существует в тех случаях, где причина "порождает" результат опосредованно: создается возможность его возникновения. Эта возможность фактически реализуется либо в силу естественных причин, либо поведением самого потерпевшего, либо действиями третьего лица. Так, при погрузке в вагоны ящиков с товаром в стеклянных бутылках грузоотправителем были нарушены правила погрузки. В пути половина ящиков перевернулась и их содержимое разбилось. В данном случае существует опосредованная причинная зависимость между неправомерными действиями грузоотправителя и возникшим вредом. Возможность вреда, созданная действиями грузоотправителя, реализована перевозчиком, исполнившим свои обязанности по договору надлежаще. Если бы ящики были уложены правильно, обычный порядок и условия перевозки не могли бы привести к подобному результату.
В гражданском праве учитывается и прямая, и косвенная причинные связи.
Поскольку институт гражданско-правовой ответственности в настоящее время строится на двух началах – .на принципе вины и принципе причинения, вновь, как в 50–70-х гг., достаточно остро может встать вопрос об отграничении юридически значимой и юридически безразличной причинной зависимости. В науке было предложено несколько путей его решения. Так, в наиболее распространенной и нередко используемой практикой концепции' различались случайные и необходимые причинные связи. Подобное разграничение связей на объективно случайные и объективно необходимые, однако, не является достаточным водоразделом между юридически значимым и юридически безразличным: независимо от характера причинности, если результат порожден данным действием, причинная связь есть. То обстоятельство, что действием реализована объективно случайная возможность наступления вредных последствий, влияет лишь на субъективные возможности лица ее предвидеть, а это уже характеристика вины. Более того, случайной причиной может быть реализована объективно существующая возможность вреда. Так, гражданин Н. ночью проводил до квартиры гражданку С. Муж С. на почве ревности ударил Н. по щеке. Через два дня Н. скончался от кровоизлияния в мозг. По данным экспертизы Н. страдал болезнью сосудов, и удар по щеке спровоцировал резкое ухудшение состояния его здоровья. Поскольку у Н. был малолетний ребенок, который лишился кормильца в связи со смертью отца, его мать Н. обратилась в суд с иском о взыскании с гр. С. утра-чейных ребенком средств к существованию. В данном случае причиной смерти явилась болезнь Н. Действия С. реализовали одну из объективных возможностей ее обострения, и с этих позиций они могут рассматриваться в качестве причины резкого обострения заболевания, но не причины самой болезни и смерти лица. Поскольку действия С. были противоправными (он нарушил требования закона о неприкосновенности личности) и явились одной из опосредованных причин смерти лица, они должны быть оценены с субъективной стороны: был ли он виновен в причинении смерти. Гр. С. может доказать, что он, не будучи знаком с Н., не знал и не мог знать о его болезни, т. е. действовал невиновно. Для удовлетворения иска нет оснований. Но и утверждение о том, что между действиями С. и смертью Н. нет хотя бы опосредованной объективной зависимости, также безосновательно.
В связи с этим на практике целесообразно ставить вопросы о наличии причинной связи или ее отсутствии, о характере существующей связи, если она установлена, а затем переходить к оценке поведения лица с точки зрения его противо-правности, а там, где это необходимо, – вины.
§ 3. Виды гражданско-правовой ответственности
Гражданско-правовая ответственность возникает и реализуется как особый вид охранительных правоотношений – относительных и односторонних. Объем права требования потерпевшего лица обусловлен реализуемой мерой воздействия на нарушителя. Особенности этих правоотношений и мер воздействия, реализуемых в них, позволяют определить следующие виды гражданско-правовой ответственности.
1. По признаку сферы возникновения охранительных правоотношений различаются договорная, внедоговорная ответственность, ответственность за нарушение правопорядка.
Договорная ответственность является реакцией на нарушение договорных и сходных с ними обязательств. К последним относятся обязательства регулятивного характера, возникающие из договоров, односторонних сделок типа объявления конкурса, административных актов, обязательных для обеих или одной из сторон. Охранительные отношения в этой сфере являются акцессорными – дополнительными, подчиненными цели зашиты прав кредиторов в основном договорном обязательстве.
Внедоговорная ответственность – это реакция на нарушение прав субъектов, которые не связаны договорами, либо на нарушение, которое выходит за пределы отношений, которыми связаны субъекты. Опосредующие эту реакцию охранительные отношения называются внедоговорными; основанием их возникновения являются деликты и иные правонарушения, не связанные с договорными обязательствами. Они имеют относительно самостоятельный характер, их нормативной основой служат институты возмещения вреда.
По характеру охранительного правоотношения к данному виду следует отнести ответственность за причинение морального вреда. Даже если моральный вред явился результатом грубого нарушения договора, его компенсацией преследуется цель обеспечения неприкосновенности личной сферы, жизни, здоровья лица, защиты моральных и нравственных основ общества.
К внедоговорной относится ответственность недобросовестной стороны в случае недействительности сделки.
Особый вид ответственности составляет реакция государства на нарушение основ правопорядка и нравственности, злоупотребление правом. В этих случаях возникают охранительные правоотношения, в которых субъектом правопритязания
выступает государство в лице властных структур. В рамках таких правоотношений реализуются меры воздействия в форме лишения права, отказа от его -еащиты, конфискация имущества и т. п.
2. С учетом специфики оснований возникновения охранительных правоотношений к особому виду можно отнести смешанную ответственность (учет вины потерпевшего (кредитора)). Обычно охранительные отношения связываются только с противоправным поведением нарушителя. Однако потерпевшая сторона и ее поведение также небезразличны для права и в договорной, и во внедоговорной сферах. Она может своим поведением увеличить объем вреда, способствовать его появлению. В связи с этим в законе выделяются возможные формы противоправного виновного поведения потерпевшей стороны, которые входят в юридический состав, лежащий в основании охранительного обязательства наряду с правонарушением при-чинителя (должника). Учет виновного поведения потерпевшей стороны влияет на объем вреда, подлежащего компенсации. В рамках обязательства происходит как бы перераспределение ответственности между причинителем и потерпевшим.
В ст. 404 ГК РФ в качестве оснований смешанной ответственности предусматривается неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по вине обеих сторон. Имеются в виду случаи, когда требуются активные действия и должника, и кредитора, причем от поведения каждой стороны зависит исполнение обязательства. Так, если заказ по договору подряда испорчен по вине заказчика, потребовавшего внесение деталей, не соответствующих модели, и подрядчика, неквалифицированно исполнившего его заказ в целом, есть основания для смешанной ответственности. Кроме того, в качестве юридически значимых принимаются во внимание действия кредитора в форме: 1) виновного содействия увеличению размера убытков; 2) виновного непринятия мер к уменьшению убытков, причиненных нарушителем.
Таким образом, в п. 1 ст. 404 ГК РФ приведены обобщенные составы нарушений, совершенных кредитором. Особенность поведения кредитора состоит в том, что, во-первых, его действия связаны с правонарушением должника, во-вторых, направлены против своих интересов и интересов должника, в-третьих, это должны быть виновные акты поведения (действие, бездействие). Вина кредитора в форме умысла или неосторожности по своей сути и содержанию не отличается от вины нарушителя.
В соответствии с п. 2 ст. 404 ГК РФ предусмотренные п. 1 составы нарушений, совершенных кредитором, учитываются и в тех случаях, если должник отвечает за нарушение независимо от вины.
Смешанный характер ответственности состоит в том, что с учетом вины кредитора размер ответственности должника уменьшается.
В силу ст. 1082 ГК РФ (возмещение внедоговорного вреда) размер ответственности причинителя уменьшается, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, кроме случаев, предусмотренных законом.
3. Долевая, солидарная и субсидиарная ответственность разграничиваются по признакам множественности лиц на обязанной стороне и способу исполнения охранительных обязанностей.
Множественность лиц на стороне должника в охранительных отношениях может возникать при множественности лиц в договорном обязательстве, при совместном причинении вреда несколькими лицами во внедоговорной сфере, при признании сделки недействительной, если на стороне должника в такой сделке участвовало несколько лиц.
Долевая и солидарная ответственность возникает по правилам ст. 321–325 ГК РФ, субсидиарная – ст. 399 ГК РФ.
Долевая ответственность в договорной сфере состоит в том, что каждый из обязанных содолжников отвечает в объеме, соразмерном его доле в обязательстве. В силу ст. 321 ГК доли предполагаются равными. Например, если три гражданина заняли у С. в долг 3 тысячи руб., то каждый из них обязан возместить основной долг в размере 1 тысячи руб., а также проценты за пользование деньгами и неустойку за несвоевременный возврат из расчета его доли. Поскольку ст. 321 ГК РФ является диспозитивной, должники своим соглашением могут определить неравные доли.
Во внедоговорной сфере долевая ответственность возникает у родителей (усыновителей, опекунов разных детей) за вред, причиненный несколькими малолетними (до 14 лет). Родители каждого из непосредственных причинителей привлекаются за собственное виновное поведение, выразившееся в ненадлежащем отношении к воспитанию или надзору за ребенком, поэтому отвечают соразмерно своей доле вины. Долевая ответственность возникает и в тех случаях, когда вред является следствием актов виновного противоправного поведения нескольких лиц, однако при этом нет оснований считать их сонаправленными на совместное причинение вреда. Так, если должностное лицо допустило халатность в осуществлении своей деятельности, чем воспользовались расхитители имущества фирмы, то нельзя рассматривать как совместно действующих должностное лицо и расхитителей.
Солидарная ответственность (ст. 322 ГК РФ) состоит в том, что любой из солидарных должников (причинителей) обязан по требованию потерпевшей стороны принять на себя бремя ответственности в том объеме, в каком она возлагается на него потерпевшей стороной (в полном объеме, в части долга). Если невозможно получить компенсацию от одного должника, остальную часть долга кредитор может возложить на другого или всех оставшихся должников.
Солидарная ответственность возникает в договорной сфере, если солидарность обязанностей ответчиков предусмотрена договором либо вытекает из закона.
Законом солидарность предусматривается при неделимости предмета договора, а также в обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью (ст. 322 ГК РФ). Норма п. 2 ст. 322 ГК РФ является диспозитивной: законом, иными нормативными актами или условиями обязательства может быть установлена долевая ответственность.
В законодательных актах могут быть установлены иные случаи возникновения солидарной обязанности должников. Например, в силу п. 3 ст. 363 ГК РФ поручитель, по общему правилу, отвечает за нарушения должника солидарно с последним. Эта норма диспозитивна. Законом или договором может быть предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
Во внедоговорной сфере солидарная ответственность наступает для лиц, совместно причинивших вред. Совместное причинение предполагает действия нескольких лиц, сонаправлен-ные на достижение одной цели. Этой целью может быть само причинение вреда при умышленных действиях либо иная цель, достижение которой сопряжено с возникновением вреда для другого субъекта (при неосторожности в формах небрежности или самонадеянности). Это может быть случайное причинение вреда третьему лицу совместными действиями, например, при столкновении автомобилей.
При солидарной ответственности один из должников (причинителей), возместивший убытки, уплативший неустойку в полном размере (возместивший внедоговорной вред), приобретает право регрессного требования к остальным. В регрессном обязательстве содолжники отвечают перед новым кредитором в объеме приходящихся на них долей возмещения. Однако, если один из должников в регрессном обязательстве не уплачивает своей доли новому кредитору, эта доля в равных объемах распределяется между новым кредитором и остальными должниками (подп. 2 п. 2 ст. 325 ГК РФ). Так, если Сидоров возместил вред, причиненный совместными действиями Иванова, Сидорова, Пахомова, в сумме 6 тыс. рублей, Иванов и Пахомов должны ему возвратить в регрессном порядке по 2 тыс. рублей Если долю Пахомова взыскать невозможно, Сидоров вправе взыскать с Иванова, помимо 2 тыс. рублей, еще 1 тыс. рублей долга, т.е. 1/2 доли Пахомова.
Субсидиарная ответственность. Субсидиарной называется ответственность, которую несет лицо в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства за нарушения, совершенные основным должником (или непосредственным причинителем), дополнительно к ответственности последнего. К особенностям Этого вида ответственности относятся:
1) она возлагается на лицо, не являющееся нарушителем, в силу закона (другого правового акта) или договора, либо иного обязательства между этим лицом и кредитором основного должника;
2) она является дополнительной: требования лицу, несущему субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены кредитором (потерпевшим) после того, как те же требования были предъявлены основному должнику (причинителю), но либо не были удовлетворены им, либо кредитор (потерпевший) в разумный срок не получил от основного должника ответ на предъявленные требования. Кредитору, кроме того, следует принять необходимые меры к возложению ответственности на основного должника: использовать возможность бесспорного взыскания суммы, если она существует, принять меры к зачету встречного требования к основному должнику;
3) требования кредитора (потерпевшего) удовлетворяются в сумме, которую основной должник не покрыл из своего имущества;
4) дополнительное обязательство, в рамках которого на лицо возлагается субсидиарная ответственность, как правило, существует в определенных временных границах;
5) по общему правилу, лицо, удовлетворившее субсидиарные требования, имеет право регресса к основному должнику (причинителю).
Субсидиарная ответственность может быть возложена на поручителя в соответствии с договором между кредитором основного должника и поручителем. Законом она возлагается на родителей, попечителей и усыновителей за вред, причиненный несовершеннолетними детьми (от 14 до 18 лет). Особенность ответственности родителей (попечителей) состоит в том, что они отвечают хотя и субсидиарно, но за собственную вину и не имеют права регрессного требования к причинителю вреда. В силу закона за долги казенных предприятий субсидиарную ответственность несет Российская Федерация при условии недостаточности имущества самого предприятия (п. 5 ст. 115 ГК РФ).
По общему правилу (п. 3 ст. 399 ГК РФ), лицо, несущее субсидиарную ответственность, обязано предупредить основного должника о предъявленных к нему требованиях. Если к нему заявлен иск, он обязан привлечь основного должника к участию в деле. При нарушении этих обязанностей основной должник может выдвинуть против его регрессных требований все те возражения, что и против требований кредитора.
Особый характер имеет ответственность гаранта. Будучи по своей сути субсидиарной, она реализуется в рамках обязательства между гарантом и бенефициаром, независимо от основного обязательства, обеспеченного гарантией. Ответственность гаранта за неправомерные действия принципала ограничивается условиями гарантийного обязательства и суммой, определенной в гарантии (ст. 370, 376, п. 1 ст. 377 ГК РФ). 4. Ответственность должника за действия третьих лиц. В силу ст. 313 ГК РФ исполнение обязательства может быть возложено на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий Или существа данного правоотношения не вытекает обязанность должника исполнить его лично. Третье лицо не является стороной в обязательстве, оно выступает лишь как его исполнитель. По общему правилу, если третье лицо не исполняет обязательство или исполнит его ненадлежаще, ответственность возлагается на должника. Так, подрядчик для выполнения отдельных видов работ может привлекать субподрядчика. За несвоевременное или ненадлежащее выполнение им своих работ перед заказчиком отвечает подрядчик (ст. 706 ГК РФ).
Однако в законе может быть установлено, что ответственность несет третье лицо – непосредственный исполнитель. Так, в силу п. 1 ст. 28 ГК РФ сделки от имени малолетних совершают их родители, усыновители и опекуны, а некоторые виды – сами малолетние (п. 2 ст. 28). Исполнение сделок, субъектами которых являются малолетние, возлагается на законных представителей. Они же по закону несут ответственность за нарушение обязательств, возникающих из таких сделок.
Во внедоговорной сфере ответственность за действия третьих лиц возникает только из закона и связывается с особыми случаями, когда следует различать ответственное лицо и непосредственного причинителя. Примером ответственности за незаконные действия непосредстбенного причинителя может служить обязанность государства по возмещению вреда, причиненного должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в результате нарушений закона при отправлении следствия, суда или пресечения административного правонарушения (п. 1 ст. 1070 ГК РФ).
§ 4. Применение отдельных мер ответственности в сочетании с иными последствиями правонарушения
1. Возмещение убытков.
Ответственность в данной форме подчинена принципу полного возмещения имущественного вреда (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В соответствии с ним возмещению подлежат все убытки в форме реального ущерба и упущенной выгоды, причинно связанные с правонарушением. Эта санкция относится к числу законных. Даже если в договоре не предусмотрено право потерпевшего лица взыскать убытки, они подлежат возмещению, кроме случаев, когда договором или законом ответственность прямо ограничивается взысканием, например, исключительной или альтернативной неустойки. Анализируемая форма ответственности является наиболее общей, используемой при нарушении прав субъектов в любой сфере. Расчет подлежащих возмещению убытков осуществляется по следующим правилам (ст. 393 ГКРФ).
За основу расчетов берутся:
а) для определенных видов вещей (товаров, продукции), услуг, работ – цены, установленные в конкретных нормативных актах и действующие в месте исполнения обязательства, на день добровольного удовлетворения требований кредитора, а при принудительном взыскании – на день предъявления иска в суд;
б) договорные цены, установленные сторонами в соглашении и действующие на день добровольного исполнения обязательства либо на день предъявления иска, если иное не предусмотрено законом (иным нормативным актом) или договором;
в) рыночные цены на товары (продукцию), услуги, работы, действующие в том месте, где надлежало исполнить обязательство, на день добровольного исполнения или на день предъявления иска.
Днем добровольного исполнения обязательства считается дата фактического исполнения, а не день, определенный по условиям обязательства. Следует иметь в виду, что нормы п. 3 ст. 393 ГК РФ являются диспозитивными, т. е. стороны могут определить иной порядок подсчета убытков.
Пункт 3 ст. 393 ГК РФ дает право суду, исходя из обстоятельств дела, удовлетворить требования кредитора в размере убытков, подсчитанных исходя из цен, существующих в день вынесения решения.
В силу п. 4 ст. 393 ГК РФ, кроме того, при подсчете убытков учитываются расходы кредитора, связанные с принимаемыми им мерами и приготовлениями для получения выгоды, которая была упущена в связи с нарушением обязанностей должником. Подобные расходы, безусловно, должны быть возмещены в рамках реального ущерба. Нарушение обязательбтва является косвенной причиной такого вреда; им создается ситуация, при которой предпринятые приготовления и связанные с ними расходы оказались бесполезными.
Упущенная выгода определяется исходя из тех же цен, что и реальный ущерб. В данном случае также могут приниматься в расчет наряду с ценами, фиксированными законом или договором, рыночные цены. При этом нормой абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ кредитору дается право соизмерить упущенную выгоду с доходом, который получил должник в связи с тем, что нарушил право кредитора. Кредитор может требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы должника. Следует иметь в виду, что доходы последнего должны быть причинно связаны с совершенным им правонарушением. Вместе с тем кредитор не обязан ориентироваться на доходы должника. Это лишь его право.
Имущественный вред во внедоговорной сфере, если он не возмещается в натуре, также измеряется в убытках по правилам ст. 15 и 393 ГК РФ. Несколько более сложные расчеты применяются при определении утраченного заработка (доходов) в случае причинения вреда здоровью гражданина или вреда, связанного со смертью потерпевшего. В первом случае размер возмещения зависит от среднего месячного заработка (доходов) потерпевшего, степени утраты трудоспособности, а иногда – от его грубой неосторожности. Во втором случае принимается в расчет, кроме среднемесячного заработка умершего, количество иждивенцев, как имеющих право на возмещение вреда, возникшего в связи со смертью кормильца, так и не имеющих этого права.
Будучи общей мерой ответственности, возмещение убытков сочетается с иными правовыми последствиями правонарушения.
2. Понуждение исполнить обязательство в натуре. Это общее правило закреплено в диспозитивной норме п. 1 ст. 396 ГК РФ и применяется, поскольку иное не установлено договором или законом. Возмещение убытков и уплата неустойки, по общему правилу, не исключают исполнения обязательства в натуре.
Следует иметь в виду, что подобная обязанность возникает только в случае ненадлежащего исполнения обязательства, т. е. когда должник исполнил его, но либо ненадлежащему субъекту, либо некачественно, либо .с иным нарушением. Если должник вообще не исполнил обязательства, понудить его к этому, по общему правилу, нельзя, если он возместит убытки и уплатит неустойку. Но и это правило закреплено в диспозитивной норме п. 2 ст. 396 ГК РФ и действует постольку, поскольку иное не предусмотрено законом или договором.
3. Исполнение обязательства за счет должника. Нарушение должником обязательств по исполнению работ, предоставлению услуг, по изготовлению и передаче вещи в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) или по передаче вещи в пользование дает кредитору право, наряду с возмещением убытков, передать исполнение обязательства третьему лицу либо исполнить его собственными силами. На должника возлагается обязанность по возмещению необходимых расходов, которые в таких случаях несет кредитор. Под необходимыми расходами понимается реальный ущерб кредитора, исчисленный из расчета разумных цен, т. е. не превышающих рыночных, по обыкновению взимаемых при срочном исполнении подобных обязательств, либо, если это аренда (имущественный наем) вещи, – в размере арендной платы из расчета рыночных ставок, существующих в месте исполнения обязательства. В необходимые расходы входят иные издержки, связанные с исполнением обязательства.
Требование закона о передаче исполнения третьему лицу или о выполнении обязательства своими силами в разумный срок является одним из критериев оценки расходов как необходимых. Затягивание сроков может существенно увеличить издержки на выполнение работ или на арендную плату. Связанные с такой задержкой расходы взысканию не подлежат.
Все расходы, которые понес кредитор в подобных ситуациях, взыскиваются сверх тех убытков, которые возникли в связи с нарушением обязательства.
4. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь (ст. 398 ГК РФ). Основным последствием непередачи кредитору индивидуально-определенной вещи в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) или в возмездное пользование является обязанность реального исполнения в добровольном или принудительном порядке. Эта обязанность сопровождается взысканием убытков, которые возникли в связи с ее неисполнением. Обязанность реально передать индивидуально-определенную вещь отпадает, если она уже передана третьему лицу, имеющему на нее право собственности (хозяйственного ведения или оперативного управления). Например, продавец заключил с покупателем Н. письменный договор о продаже ему за 15 тыс. руб. мягкой мебели, которую он обязался передать покупателю в день получения от него денег. На следующий день Н., наняв автомобиль, приехал к продавцу с нужной суммой, однако продавец заявил, что накануне продал мебель своей племяннице, которая ее вывезла. Поскольку в момент передачи вещи племянница стала собственницей, изъять у нее мебель нельзя. В подобной ситуации можно лишь взыскать с должника убытки, возникшие у первого кредитора. Однако, "если вещь еще не передана третьему лицу, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить – тот, кто раньше предъявил иск" (ч. 1 ст. 398 ГК РФ).
Кредитору также предоставлено право отказаться от вещи и потребовать возмещения убытков в качестве отступного. 5. Убытки и неустойка (ст. 394 ГКРФ). Взыскание неустойки – гражданско-правовая мера ответственности и способ обеспечения основного обязательства. Неустойка также может служить формой отступного (ст. 409 ГК РФ).
В качестве меры ответственности неустойка, по общему правилу, используется как реакция на правонарушение договорного обязательства.
Размер неустойки зависит от стоимости нарушенного обязательства, а иногда и от сроков нарушения. Ее размер определяется либо в процентном отношении к сумме неисполненного обязательства, либо в твердой сумме.
Избрание сторонами в качестве меры ответственности неустойки не исключает возмещения убытков. В связи с этим в ст. 394 ГК РФ предусматривается различное соотношение этих двух мер при возложении ответственности на должника.
По общему правилу п. 1 ст. 394 ГК РФ, в договорных обязательствах используется зачетная неустойка. Это значит, что убытки, если они возникли, подлежат взысканию лишь в сумме, не покрытой неустойкой.
В законе или договоре может устанавливаться штрафная неустойка, т. е. в полном размере взыскиваются и неустойка, и убытки.
Законом и договором может устанавливаться также исключительная неустойка, при которой убытки возмещению не подлежат, или альтернативная, где кредитору предоставляется право реализовать только одну меру: либо неустойку, либо убытки.
6. Убытки и проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Согласно ст. 395 ГК РФ к мерам штрафной ответственности приравнены проценты, уплачиваемые должником за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Основанием для возложения на должника ответственности по ст. 395 ГК РФ является нарушение денежного обязательства в виде: 1) неосновательного удержания чужих денежных сумм; 2) уклонения или просрочки их возврата; 3) неосновательного обогащения.
Размер ответственности за нарушение денежного обяза-тельстба может быть установлен сторонами в договоре либо в специальном законе. Однако, если в договоре или законе особые меры не установлены, применяются правила ст. 395 ГК РФ. Размер ответственности в таких случаях определяется учетной ставкой банковского процента, существующей в месте жительства кредитора (в месте нахождения кредитора – юридического лица) на день фактического добровольного исполнения денежного обязательства либо на день фактического исполнения решения суда (при'принудительном взыскании долга). Суду предоставлено право также удовлетворить требования кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или вынесения решения. В этом случае суд в решении конкретизирует процентную ставку, из расчета которой определяется долг. Например, суд взыскал долг из расчета учетной банковской ставки процента на день предъявления иска, а она составила 50% годовых. Если фактическое исполнение произойдет через месяц после предъявления иска, судебный пристав исчисляет сумму долга исходя из этого процента, даже если на момент исполнения ставка повысится либо понизится.
Указанный расчет основан на норме п. 3 ст. 395 ГК РФ: проценты взыскиваются за весь период неправомерного пользования чужими денежными средствами по день их уплаты кредитору. Но эта норма диспозитивна: в законе или договоре может быть установлен более короткий срок для начисления процентов.
Проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами относятся к категории зачетных мер воздействия. Убытки кредитора, причинно связанные с нарушением денежного обязательства, подлежат возмещению в размере, не покрытом общей суммой взысканных процентов.
При этом следует иметь в виду, что проценты за неправомерное использование чужих денег начисляются на всю сумму, подлежащую возврату. В нее могут входить как основной долг, так и сумма, образовавшаяся из начисленных процентов за период правомерного пользования деньгами.
Проценты начисляются и взыскиваются с должника на общих началах гражданско-правовой ответственности. 7. Последствия просрочки должника и кредитора. Под просрочкой должника понимается нарушение общих и частных сроков исполнения обязательства (ст. 405 ГК РФ). Например, договор заключен на год при условии поставки продукции поквартально равными партиями. Нарушение частных сроков квалифицируется как просрочка поставщика. Просрочка как вид правонарушения влечет ответственность в форме взыскания убытков и (или) неустойки на началах вины либо, если имеет место случай ответственности без вины, – на началах причинения.
Но просрочкой должника может быть вызвана невозможность исполнения, не зависящая от воли сторон. Риск (т. е. опасность) случайного наступления невозможности исполнить обязательство возлагается на просрочившего должника. К таким последствиям относятся, в частности, случайно наступившие убытки кредитора.
В силу п. 2 ст. 405 ГК РФ с просрочкой должника связывается право утратившего интерес кредитора отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков. Наличие причинной связи между утратой кредитором интереса к исполнению обязательства и просрочкой должника в случае спора доказывает кредитор.
Отказ от принятия исполнения кредитор может заявить независимо от того, виновен ли должник в просрочке. Но убытки взыскиваются лишь за виновную просрочку, за исключением ответственности должника независимо от вины (на началах причинения).
При просрочке кредитора, если это обстоятельство явилось причиной невозможности исполнить обязательство, должник просрочившим не считается (п. 3 ст. 405 ГК РФ). Просрочка кредитора (ст. 406 ГК РФ). Под просрочкой кредитора понимается его неправомерное действие или бездействие в виде: 1) отказа от принятия предложенного должником надлежащего исполнения, 2) несовершения действий, без которых должник не мог исполнить своего обязательства (так, заказчик не подготовил фронт работ для подрядчика, в связи с чем он нарушил сроки производства работ по договору строительного подряда), 3) отказа выдать расписку либо иной долговой документ, а также отказа учинить отметку в расписке о невозможности возврата долгового документа.
Просрочка кредитора является основанием для взыскания с него убытков в пользу должника. Убытки взыскиваются на началах вины либо началах причинения.
Кредитор утрачивает право на взыскание процентов по денежным обязательствам за весь период просрочки. Ограничение размера ответственности. По общему правилу п. 1 ст. 15 ГК РФ, убытки лица, право которого нарушено, возмещаются в полном объеме. Это значит, что взысканию подлежат весь причиненный реальный ущерб и упущенная выгода. Однако норма п. 1 ст. 15 является диспозитивной: в законе или договоре может быть определена ответственность в меньшем размере. Так, в абз. 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ прямо предусмотрена обязанность недобросовестной дееспособной стороны возместить реальный ущерб, причиненный недееспособному лицу в связи с недействительной сделкой. Упущенная выгода при этом не возмещается. В договоре также может быть установлена ответственность в виде возмещения только реального ущерба либо убытков в заранее определенной сторонами сумме.
В п. 1 ст. 400 ГК РФ установлено право законодателя по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, устанавливать ограниченную ответственность.
Что касается соглашения сторон об ограничении ответственности, то это право предоставлено им диспозитивной нормой п. 1 ст. 15 ГК РФ. В п. 2 ст. 400 ГК РФ установлены случаи, когда подобные соглашения не допускаются. К ним относятся договоры присоединения, а также иные договоры, в которых кредитором является гражданин в статусе потребителя (например, договор бытового заказа, договор розничной купли-продажи). Если для таких договоров размер ответственности определен законом, соглашение о ее ограничении ничтожно при условии, что оно совершено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность. Например, если стороны в договоре бытового подряда записали условие о том, что за конкретное нарушение подрядчик отвечает только в размере 1/2 стоимости испорченного по его вине материала, он не может ссылаться на подобное условие. Однако после нарушения (при отсутствии спора) стороны вправе согласовать вопрос о снижении размера ответственности.
Ограничить ответственность можно не только в сфере возмещения убытков. Если за нарушение обязательства взыскивается зачетная неустойка, при ограниченной ответственности убытки возмещаются, во-первых, в размере, не покрытом неустойкой, а, во-вторых, непокрытая неустойкой часть убытков возмещается до пределов, установленных ограничением. При взыскании иных видов неустоек действует тот же порядок определения их размера.
Возможны и иные виды ограничения ответственности. Так, убытки не могут взыскиваться, если законом или договором установлена исключительная неустойка. Неустойка, исключающая возмещение убытков, например, используется при нарушении обязательств организационного характера, предшествующих заключению договора железнодорожной перевозки грузов. Установление альтернативной неустойки также может ограничить ответственность.
Статьей 333 ГК РФ суду предоставлено право уменьшить неустойку при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.
§ 5. Основания освобождения от гражданско-правовой ответственности
Под основаниями освобождения от ответственности понимаются различные обстоятельства, с которыми закон или договор связывает соответствующие последствия. Основные признаки таких обстоятельств также закреплены в законе. К ним относятся субъективный и объективный случаи, умысел кредитора (потерпевшего), управомочие должника (причинителя), согласие кредитора. На указанные обстоятельства должник может ссылаться как на достаточные для исключения ответственности. Кроме того, суду предоставлено право учитывать иные обстоятельства, например, грубую неосторожность потерпевшего при причинении вреда его имуществу, состояние крайней необходимости и т. п.
Субъективный случай учитывается при возложении ответственности на должника (причинителя) на началах вины. Под ним понимается невиновное нарушение лицом субъективных прав и охраняемых законом интересов. Невиновность своего поведения, как правило, доказывает должник (причи-нитель). В абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ Даются критерии невиновности: принятии лицом мер по надлежащему исполнению обязательства, свидетельствующих о проявлении им той степени заботливости и осмотрительности, которая требуется по характеру обязательства или по условиям оборота. Таким образом, в качестве критериев называются, во-первых, объективно предъявляемые требования к степени заботливости и осмотрительности, вытекающие из специфики обязательства или условий оборота, во-вторых, субъективные возможности лица предвидеть достаточность принимаемых мер и вероятные последствия своего поведения при исполнении конкретного обязательства в конкретных условиях оборота. Если речь идет о внедоговорной сфере, критериями невиновности по аналогии могут быть степень заботливости и осмотрительности, требуемые при совершении действий в данной обстановке и с учетом всех объективных условий, и возможности лица адекватно оценивать ситуацию, предвидеть вероятные последствия своего поведения,
Объективный случай связывается законом с непреодолимой силой. Он учитывается в качестве границы гражданско-правовой ответственности, если она строится на началах причинения.
Непреодолимая сила – чрезвычайные и непредотврати-мые при данных условиях обстоятельства. Под обстоятельствами, характеризующимися как чрезвычайные инепредотвратимые, понимаются реальные явления естественного (природного) и социального порядка. К естественным относятся землетрясения, наводнения, извержение вулкана, ливни необычной интенсивности и иные природные катаклизмы.
Их чрезвычайность состоит в том, что они являются событиями, хотя и нередко известными, даже предсказуемыми, но всегда для людского сообщества несущими глубокие нарушения устоявшихся условий жизни и деятельности. Непредот-вратимость как признак непреодолимой силы свидетельствует, во-первых, о неподвластности человеку объективного разрушительного процесса, а во-вторых, невозможности при данном уровне науки и техники "погасить" процесс либо уменьшить его вредные последствия. Примером могут служить последствия землетрясения в Спитаке, на Сахалине.
Человек может сам создать условия для возникновения непреодолимой силы. Достаточно вспомнить чернобыльскую аварию и ее последствия.
К социальным событиям относятся народные волнения, войны и т. п.
Непреодолимая сила как юридически значимый объективный случай рассматривается в качестве основания, исключающего ответственность конкретного должника (причинителя), если она причинно связана с вредными последствиями, возникшими у кредитора (потерпевшего). Так, если бомбовыми ударами разрушены цеха производителя-поставщика, он освобождается от ответственности за неисполнение договора поставки. В то же время поставщик не может ссылаться на непреодолимую силу, если срыв поставки произошел по его вине либо если он не связан с непреодолимой силой.
Вина потерпевшего в форме умысла и грубой неосторожности рассматривается в качестве основания для исключения ответственности только во внедоговорной сфере. При этом умысел потерпевшего во всех случаях исключает ответственность причинителя. Так, если гражданин получил травму в связи с тем, что, решив покончить "с собой", бросился под колеса автомобиля, его владелец будет освобожден от ответственности.
Грубая неосторожность потерпевшего может, как правило, служить основанием для уменьшения размера ответственности. Но суду предоставлено право с учетом конкретных обстоятельств дела учесть и эту степень неосторожности для освобождения причинителя от ответственности, кроме случаев причинения вреда жизни или здоровью гражданина.
Управомочие на причинение вреда, необходимая оборона, состояние крайней необходимости – основания, исключающие ответственность, которые также используются, по общему правилу, во внедоговорной сфере.

Глава 22 Прекращение обязательств

Под прекращением гражданско-правовых обязательств понимается разрыв правовой связи между кредитором и должником с утратой сторонами корреспондирующих прав и обязанностей и без порождения иных правовых последствий (прав на взыскание убытков, неустойки; ответственности в иных формах и т. п.). Прекращение обязательств связывается о определенными юридическим фактами или юридическими составами (основаниями их прекращения), перечень которых дан в главе 26 ГК РФ. В силу п. 1 ст. 407 ГК РФ основания, прекращающие обязательства, могут быть предусмотрены в законе, иных нормативных актах и (или) в договорах. Это означает, что перечень юридических фактов и составов, данный в главе 26 ГК РФ, не является исчерпывающим. Важно лишь, чтобы такие основания не противоречили общим началам и смыслу гражданского законодательства (ст. 8 ГК РФ). Однако в силу п. 2 ст. 407 ГК РФ прекращение обязательства по требованию одной из сторон возможно лишь в том случае, если это предусмотрено законом или договором. В иных актах (в том числе локальных) такое основание предусматриваться не может, а предусмотренное – не имеет юридической силы.
При полном прекращении обязательства аннулируются все права и обязанности сторон. При. частичном – лишь определенный их объем. Например, заимодавец простил должнику две трети долга. Это значит, что право требования, принадлежащее заимодавцу, сохраняется на 1/3. Соответственно, у должника прекращается обязанность по уплате 2/3 долга. Таким образом, при прекращении обязательства частично сама правовая связь не прерывается, но изменяется ее содержание вследствие уменьшения объема прав и обязанностей сторон. Следует иметь в виду, что частичное прекращение обязательства должно в данном случае исключать порождение иных правовых последствий, например ответственность должника за неисполнение отпавшей обязанности.
Прекращение обязательства исполнением. Основанием, полностью прекращающим обязательство, является его надлежащее исполнение (ст. 408 ГК РФ).
Под исполнением обязательства понимается совершение должником действий, удовлетворяющих требования кредитоpa. Это может быть передача имущества, уплата долга, оказание услуг и т.п.
Под надлежащим понимается исполнение, во-первых, полностью удовлетворяющее требования кредитора, во-вторых, совершенное в точном соответствии с договором или законом (гл. 22 ГК РФ). Частичное исполнение не прекращает обязательства и может породить для должника дополнительные обязанности по уплате убытков, неустойки, утраты задатка и т. п.
Требования подтвердить исполнение обязательства могут быть различными. Исполнение сделки, совершаемой в устной форме, по общему правилу, не требует письменного подтверждения. По соглашению сторон сделки во исполнение договора, совершенного в письменной форме, могут осуществляться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору (п. 3 ст. 159 ГК РФ), и соответственно также не требовать специального письменного подтверждения.
Но в ряде случаев факт исполнения должен быть подтвержден письменно. Например, исполнение договора поставки – накладными, актами приемки товара и т. п. В абз. 1 п. 2 ст. 408 ГК РФ закреплено правило, согласно которому должник вправе потребовать от кредитора расписку в получении надлежащего исполнения обязательства (в полном объеме или в части), а кредитор обязан ее выдать. Если должник не потребовал расписку, он принимает на себя риск неблагоприятных последствий, в частности, в случае спора на нем будет лежать обязанность доказать факт исполнения с представлением иных письменных доказательств.
Если в удостоверение обязательства должником был выдан долговой документ, кредитор обязан его вернуть. Исполнение этой обязанности не зависит от требований должника о выдаче документа или расписки. Если документ возвратить невозможно, он обязан об этом сделать указание в расписке. Вместо выдачи расписки кредитор вправе совершить надпись об этом на возвращенном долговом документе. Наличие такого документа у должника удостоверяет прекращение обязательства, пока не доказано иное.
Отступное. Основанием прекращения договора может быть предоставление кредитору отступного (ст. 409 ГК РФ). Отступное – конкретный способ удовлетворения требований кредитора, избранный и согласованный сторонами взамен исполнения обязательства. Отступным может быть определенная сумма денег, установленная договором неустойка, конкретное имущество, предоставленное вместо исполнения, и т. п. Соглашение об отступном должно содержать его размер (стоимость), характеристику имущества, предоставляемого вместо исполнения, сроки и порядок предоставления.
Поскольку соглашение об отступном – сделка, на него распространяются все нормативные требования, определяющие правовой режим сделок.
Соглашение об отступном может быть достигнуто сторонами на любой стадии исполнения обязательства. Так, установленной в договоре неустойке может быть придана функция отступного при просрочке исполнения и иных нарушениях условий договора.
Следует отметить, что прямая цель соглашения об отступном – прекратить обязательство с помощью иного способа удовлетворения интереса кредитора. Оно не влечет замены одного обязательства другим (как при новации). Прекращение обязательства зачетом. В силу ст. 410 ГК РФ обязательство может быть прекращено полностью или частично зачетом встречного однородного требования. При этом требования кредитора погашаются правом требования должника (как кредитора другого обязательства).
Зачетом встречных требований полностью или частично прекращаются любые два или более обязательств, связывающих одних и тех же субъектов. При этом, как правило, не играет роли содержание и правовая цель обязательств, кроме случаев, предусмотренных законом или договором (ст. 411 ГК РФ).
Для применения зачета достаточно заявления об этом одной стороны. Возражение другой стороны не принимается во внимание, если предъявленное к зачету требование отвечает следующим нормативным условиям:
1) оно должно быть встречным. Это означает, что, во-первых, требование исходит от должника, который в другом обязательстве между теми же лицами выступает в качестве кредитора, а во-вторых, это требование должно быть заявлено им в качестве способа исполнения и первого, и второго (нескольких) обязательства;
2) оно должно быть однородным с требованием, заявленным кредитором по первому обязательству, что определяется однородностью предмета исполнения. Взаимно погашаются требования о передаче денежных сумм, вещей, определенных родовыми признаками. Существенным является то, что стороны при этом не принимают на себя каких-либо дополнительных обязательств: происходит зачет взаимных требований без фактической передачи предметов исполнения;
3) в соответствии со ст. 410 ГК РФ срок исполнения заявленного к зачету требования либо должен наступить, либо не определен, либо определен в обязательстве моментом востребования.
Если момент исполнения обязательства не наступил, зачет встречного требования не состоится: кредитор в силу ст. 315 ГК РФ не вправе требовать от должника досрочного исполнения обязательства.
Не допускаются к зачету требования, по которым истек срок исковой давности, если заинтересованная сторона заявит о несогласии произвести такой зачет по мотиву истечения срока.
Не подлежат зачету требования, возникающие из обязательств о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, из алиментных обязательств, из обязательств о пожизненном содержании с иждивением (ст. 601–602 ГК РФ).
В законе или договоре могут быть предусмотрены иные обязательства, требования из которых не могут быть заявлены к зачету.
Согласно ст. 412 ГК РФ при уступке права требования кредитором другому лицу должник не утрачивает возможности зачета своего встречного требования против требования нового кредитора. Помимо общих условий, при которых зачет может состояться, заявляемое требование должно отвечать дополнительным условиям. Во-первых, оно должно возникнуть из оснований, существовавших к моменту получения должником уведомления об уступке права требования. К этому моменту должен существовать либо договор, либо факт причинения внедоговорного вреда имуществу должника (по первому обязательству), либо иной юридический факт (состав), из которых возникает право требования к кредитору по первому обязательству. Во-вторых, срок исполнения обязательств из соответствующего основания должен наступить до того, как получено уведомление об уступке.
Если основание, из которого возникло требование, утратило силу (договор расторгнут, завещание оспорено и т. п.), зачет невозможен, равно как и зачет требования, срок исполнения которого не наступил.
Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ).
При совпадении должника и кредитора в одном лице происходит преемство одним из участников, например должником, права требования, принадлежащего кредитору (и наоборот). Основанием для этого может служить универсальное правопреемство при завещании, если должник является наследником кредитора, или при реорганизации юридического лица (слияние, присоединение). Сосредоточение корреспондирующих друг другу прав и обязанностей у одного лица обязательства прекращает эту правовую связь. Прекращение обязательства новацией (ст. 414 ГК РФ). Под новацией понимается соглашение сторон (сделка) о замене первоначального обязательства другим. Новое обязательство возникает между теми же лицами, его содержание зависит от первоначального обязательства в том смысле, что неудовлетворенное требование из первого обязательства сохраняет свой объем, но предмет и способ исполнения изменяются. Например, в силу п. 1 ст. 818 ГК РФ по соглашению сторон долг, возникший из договора купли-продажи (аренды имущества и иного основания), может быть заменен обязательством займа. При этом продавец становится заимодавцем, а покупатель, не уплативший стоимость вещи, – заемщиком. Размер долга остается тем же, но изменяется режим предмета, сроки и способ исполнения. Зависимость нового обязательства от прекратившегося проявляется также в том, что недействительность первого влечет недействительность второго.
Не допускается новация обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, алиментных обязательств.
По общему правилу, новация прекращает не только основное, но и дополнительное обязательство (п. 3 ст. 414 ГК РФ). Однако в соглашении о новации стороны могут предусмотреть иное: в частности, сохранить обязанность должника, не исполнившего первоначальное обязательство, уплатить кредитору предусмотренные этим обязательством санкции. Прощение долга (ст. 416 ГК РФ).
Прощение долга – односторонняя сделка, совершаемая кредитором обязательства и направленная на освобождение должника (полностью или частично) от лежащих на нем обязанностей. На данный вид сделок распространяются общие требования, предъявляемые к форме и к действительности сделки.
Прощение долга не допускается, если им нарушаются права других лиц. Например, если лицо прощением долга приводит себя к банкротству, это может быть основанием для признания судом сделки (прощения долга) недействительной по иску его кредиторов.
Если прощение долга оформляется как договор дарения, происходит новация.

<< Предыдущая

стр. 10
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>