<< Предыдущая

стр. 5
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Перемена гражданином имени не влечет изменения или прекращения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. В соответствии с п. 2 ст. 19 ГК РФ гражданин обязан уведомить своих должников и кредиторов о перемене имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у них этих сведений. По требованию гражданина, переменившего имя, соответствующие изменения (за его счет) вносятся в документы, оформленные на его прежнее имя.
3. Право требовать прекращения неправомерного использования имени. Формы такого использования могут быть чрезвычайно разнообразными, начиная от незаконного ношения чужого имени (когда никому не известное лицо выдает себя за сына, внука или другого родственника лица широко известного) и заканчивая степенью свободы использования фамилии (имен, отчеств) граждан в печатных материалах, по радио и телевидению. В последнем случае, если распространенная информация содержит сведения о частной жизни, требуется согласие лица на указание его подлинного имени.
Если неправомерное использование имени причинило имущественный или моральный вред, то он подлежит возмещению на общих основаниях (ст. 151, 1064, 1099 ГК РФ). Если использование (или искажение) имени гражданина происходит способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются правила, предусмотренные ст. 152 ГК.
Право на частную жизнь в своих наиболее существенных чертах может быть охарактеризовано как личное неимуще ственное право лица на свободу определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности, исключающую какое-либо
вмешательство со стороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом. Данное право состоит из двух групп взаимосвязанных правомочий. Первая из них призвана обеспе чить неприкосновенность частной жизни, вторая – сохране-
нить тайну этой жизни.
К числу правомочий, связанных с обеспечением неприкосновенности частной жизни, относятся следующие.
Право на неприкосновенность жилища нашло юридическое закрепление в ст. 25 Конституции РФ, которая установила, что никто не может проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. Говоря об этом праве, законодатель имеет в виду не физическую неприкосновенность жилища как такового, а неприкосновенность одного из элементов частной жизни, юридические границы которого определяются фактически имеющимся у гражданина жилищем. В соответствии с этим субъективным правом лицо может поступать в своем жилище по своему усмотрению и отклонять какие-либо попытки незаконного вторжения в него.
Все предусмотренные законом случаи, в которых допускается проникновение в жилище помимо воли управомоченных лиц, могут быть дифференцированы на три группы. Первая характеризуется наличием чрезвычайной (экстраординарной) ситуации, вызванной пожаром, взрывом газа в помещении и т. п. Вторую группу образуют случаи, когда проникновение в жилище также диктуется фактической необходимостью – осуществление предупредительных и иных профилактических мер (осмотр газового и иного оборудования и т. п.). Третья группа случаев базируется на юридической необходимости совершения строго определенных процессуальных действий, которыерегламентируются нормами УПК, а также Законом РФ об оперативно-розыскной деятельности в РФ, Законом РФ о внутренних войсках МВД РФ и др.
Право на неприкосновенность средств личного общения граждан охватывает собой такие основные средства связи, как почтовая переписка, телеграфные и иные сообщения, телефонные переговоры. Право на тайну переписки закрепляется вч. 2 ст. 23 Конституции РФ. Конкретизация данного положения содержится в Федеральном законе о почтовой связи. Существо этого права заключается в том, что никто не может знакомиться с личными письмами, телефонными переговорами, телеграфными сообщениями гражданина без его личного (в каждом случае) согласия. Информация о почтовых отправлениях, телефонных переговорах, телеграфных и иных сообщениях, а также сами отправления могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям.
Задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров и ознакомление с сообщениями электросвязи, а также иные ограничения тайны связи допускаются только по решению суда (ст. 22 Закона о почтовой связи).
Право на неприкосновенность внешнего облика. Нарушение такой неприкосновенности не связано с каким-либо непосредственным физическим, психическим или юридическим воздействием на личность как таковую. Здесь речь идет о том, что посредством незаконного воспроизведения внешнего облика и последующего рассмотрения материальных носителей изобразительной информации нарушается частная жизнь гражданина. Нарушение будет заключаться уже в том, что внешний облик личности воспроизводится (за пределами случаев, оговоренных в самом законе) без согласия лица, внешность которого (а при динамических способах воспроизведения – и поступки) отражена в соответствующем носителе.
В соответствии со ст. 514 ГК РСФСР (1964 г.) суть права на неприкосновенность внешнего облика заключается в том, что публиковать, воспроизводить и распространять произведения изобразительного искусства допустимо лишь с согласия изображенного в нем лица (либо детей и пережившего супруга – после смерти). Данное право принадлежит каждому гражданину, который не является профессиональным исполнителем (актером, музыкантом, танцором и т. п.).
Статьей 514 ГК РСФСР (1964 г.) предусмотрены два случая, когда не требуется согласия лица (его близких) на публикацию, воспроизведение, распространение работы: 1) если указанные действия осуществляются в государственных и общественных интересах; 2) если лицо позировало за плату.
Право на неприкосновенность частной документации заключается в том, что опубликование писем, дневников, записок, заметок допускается лишь с согласия их автора, а писем – и с согласия адресата. В случае смерти кого-либо из них указанные документы могут публиковаться с согласия пережившего супруга и детей умершего. Данное право прямо не закреплено в гражданском законодательстве РФ, однако нужда-ется в самостоятельной правовой охране, так как оно не тождественно субъективному авторскому праву на произведения науки, литературы и искусства.
Право на неприкосновенность частной документации включает в себя следующие правомочия.
1. Право авторской принадлежности, которое юридически выражает факт создания конкретного личного документа именно данным лицом. В случае перехода права собственности от автора к другому лицу это правомочие все равно остается за автором.
2. Правомочия по использованию и распоряжению материальным объектом рассматриваемого права. При этом в реализации указанных правомочий имеется специфика, поскольку личный документ – это не только вещь, но и носитель информации. В силу этого использование личной документации (и распоряжение ею) может состоять в передаче не столько самого объекта, сколько указанной информации.
3. Диспозитивные правомочия, с одной стороны, дают автору полную свободу создавать, вести и накапливать личные документы, а с другой – негативируют (не допускают) какие бы то ни было вторжения в эту сферу. Следовательно, право на неприкосновенность частной до-кументации – это такое субъективное право, в силу которого гражданин обладает свободой создавать, вести, использовать и распоряжаться своей частной документацией по своему усмотрению, исключающей какое-либо вмешательство в указанную документацию со стороны третьих лиц, помимо его воли, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Гражданско-правовая охрана тайны частной жизни. Статья 150 ГК РФ содержит общую норму о том, что личная и семейная тайна, подобно другим нематериальным благам, защищается гражданским законом. Помимо этой общей существует; целая совокупность специальных норм, функционирующих в различных сферах общественных отношений и регламентирующих отдельные виды тайн о частной жизни граждан. Так, в соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате нотариус обязан сохранять в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. Семейный кодекс РФ предусматривает тайну усыновления. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан РФ закрепляют правовой режим врачебной тайны. Однако независимо от того, содержится ли указание о том или ином отдельном виде профессиональной тайны в специальном акте, в силу ст. 150 ГК работники любых – медицинских, юридических и других государственных, муниципальных (банков, предприятий связи, загсов), общественных (партий, профессиональных союзов, средств массовой информации и др.), а равно частных (медицинских, юридических, в том числе охранных, сыскных и др.) организаций обязаны сохранять в тайне сведения о частной жизни лица, полученные при выполнении своих профессиональных обязанностей (общественных поручений).
Право на свободу передвижения закреплено в ст. 27 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый, кто законно находится на территории РФ, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Аналогичным образом упомянутое право отражено в ст. 150 ГК РФ. Конкретизируется содержание данного права в Законе РФ от 25 июня 1993 г. "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации".
Существо этого права заключается в том, что только сам гражданин может решать, где, как долго он будет проживать, какие места посещать, где будет находиться его постоянное или временное место жительства. Анализируемое право включает в себя ряд правомочий: 1) право свободно перемещаться в пределах своего государства; 2) право на выбор места пребывания; 3) право на выбор места жительства (постоянного или преимущественного); 4) право на свободный выезд за пределы РФ; 5) право на беспрепятственное возвращение в РФ. Этот перечень не является исчерпывающим, так как касается лишь основных возможных путей реализации свободы передвижения.
Длительное время право на свободу передвижения ограничивалось существовавшим в СССР разрешительным порядком прописки. В упомянутом выше Законе сам термин "прописка" вообще не употребляется, а речь идет о регистрационном учете граждан. Это означает, что гражданин не должен испрашивать согласия на проживание у представителей исполнительных, распорядительных или иных органов власти. Регистрационный учет предполагает лишь обязанность в установленный срок (7 дней) сообщить о месте своего нового постоянного проживания уполномоченным на то государственным органам (ст. 6 Закона). Последние в 3-дневный срок со дня предъявления им документов должны осуществить регистрацию.
§ 4. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации
Существо гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации состоит в том, что в соответствии 1 со ст. 152 ГК РФ гражданин (а равно юридическое лицо – в отношении деловой репутации) вправе требовать по суду опровержения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Термин "опровержение" в законе не раскрыт. Статья 152 ГК лишь косвенно указывает на функцию опровержения – обоснованное отрицание сведений, порочащих честь, достоин- ство или деловую репутацию определенного лица. В общенаучном смысле такое отрицание может исходить как от того лица, относительно которого распространяется порочащая информация, так и от того, кто ее распространил. Понятно, что во втором случае опровержение становится более "достоверным" – источник порочащих сведений сам отрицает то, что утверждал ранее. Однако не каждый распространитель таких сведений стремится принести извинения и этически реабилитировать морально потерпевшего. Для этого закон наделяет участников данной конфликтной ситуации соответствующими правами и обязанностями.
Пострадавшее лицо (гражданин или организация) наделяется правом требовать по суду опровержения. В свою очередь на распространителя возлагается обязанность опровергнуть такие сведения, если он не докажет их соответствия действительности.
Из приведенного видно, что существо гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации сводится к возникновению и последующей (вплоть до принудительной – судебной) реализации охранительного правоотношения, в котором морально потерпевший наделяется правом требовать опровержения, а распространитель – обязанностью его дать. В правильном понимании закона о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан (и юридических лиц) существенную роль играет постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций".
Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданско-правовой охраны относятся к числу важнейших духовных, нематериальных благ (моральных ценностей), принадлежащих каждому гражданину, каждой организации. Право на честь и достоинство, охрана этого права в действующем законодательстве применительно к гражданам возведены в ранг конституционного принципа. В ч. 1 ст. 23 Конституция РФ устанавливает, что каждый имеет право на защиту "своей чести и доброго имени". В ст. 21 подчеркнуто, что достоинство личности охраняется государством. "Ничто не может быть основанием для его умаления". Реализация этих положений осуществляется различными отраслями права, в том числе и гражданским.
Статья 152 ГК не случайно устанавливает единое правило для защиты чести, достоинства и деловой репутации. К настоящему времени в науке гражданского права сложилось достаточно единое мнение, в соответствии с которым под честью понимается определенная социальная оценка лица. Что же касается достоинства, то это известная самооценка личностью своих моральных, деловых и иных социальных качеств^. Данная самооценка базируется на оценке общественной. Расхождение между ними служит причиной таких явлений, как гипертрофированное самомнение, или, наоборот, уничижение, и др. Тем не менее безотносительно к уровню совпадения субъективной и объективной оценок ст. 152 ГК РФ защищает морально потерпевшего от наветов в пределах той информации, которая не соответствует действительности. То, что действительности соответствует, не может быть предметом судебного опровержения.
Введение категории "деловая репутация" является вполне обоснованным и логичным шагом законодателя в условиях рыночной экономики, когда каждый товаропроизводитель, предприниматель, иной участник имущественных отношений заинтересован в поддержании и упрочении своего имиджа надежного партнера, добросовестного контрагента и т. д.
Категория "репутация" близка по содержанию к категории "честь", однако не совпадает с последней. Репутация означает создавшееся общее мнение о достоинствах или недостатках кого-либо, чего-либо; приобретенную общественную оценку.
Однако в п. 1 ст. 152 речь идет не о репутации вообще, а только о деловой репутации. Следовательно, во-первых, имеется в виду общественное мнение, сложившееся лишь о профессиональной, производственной, торговой, коммерческой, посреднической, служебной и т. п. деятельности гражданина или юридического лица. Во-вторых, защищать в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК, потребуется не всякую деловую репутацию (последняя включает мнение как о достоинствах, так и о недостатках), а только положительную, которая ущемляется в случае распространения порочащих, не соответствующих действительности сведений.
Говоря о праве на честь, достоинство, деловую репутацию, не следует представлять себе, что законодатель регулирует тем самым указанные духовные блага. Закон регулирует те общественные отношения, которые складываются в связи с обладанием этими благами, и те социальные связи, которые возникают при их нарушении (умалении), используя прежде всего средства охранительного воздействия.
Право на честь, достоинство и деловую репутацию означает, что гражданин (юридическое лицо) имеет обеспеченную законом возможность требовать от других лиц, чтобы оценка его личности, дел и поступков опиралась на реальные обстоятельства и не искажалась порочащими сведениями, не соответствующими действительности.
Возникающее охранительное правоотношение обладает рядом особенностей, которые заслуживают самостоятельного рассмотрения.
Субъект права требовать опровержения. В суде в качестве истцов по данной категории дел могут выступать граждане и организации, пользующиеся правами юридического лица. В тех случаях, когда распространением сведений нарушены моральные интересы структурных и иных подразделений организации (цеха, отдела, служб, лаборатории и др.), право осуществляет организация, в состав которой входит данное подразделение.
Применительно к неполностью дееспособным (недееспособным) гражданам действует общее процессуальное правило – их права и интересы защищают законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах и самих несовершеннолетних (если они в возрасте от 14 до 18 лет) или граждан, признанных ограниченно дееспособными (ст. 32 ГПК РСФСР).
Если порочащие сведения были распространены в отношении умершего, то иск в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК вправе предъявить всякое заинтересованное лицо и в первую очередь его родственники (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).
Субъект обязанности дать опровержение – это то лицо, которое распространило указанную информацию. В настоящее время в судебной практике и гражданско-правовой науке существует определенное единство взглядов относительно определения обязанного лица. Здесь применяются следующие правила.
1. Если предъявлен иск об опровержении сведений, опубликованных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция. Когда редакция не является юридическим лицом, к участию в деле должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации. 2. Если порочащие сведения опубликованы под условным именем или без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) и его имя редакцией (издательством) не названо, то ответчиком по иску является только редакция (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.). 3. Если порочащие сведения изложены в служебной характеристике, подписанной представителями администрации и общественных организаций, то ответчиками являются лица, подписавшие характеристику, и организации, от имени которых она выдана (См.: ВВС РФ. 1992. № II. С. 7).
В силу ст. 152 бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности возлагается на ответчика. Истец может, но не обязан представлять доказательства, подтверждающие их ложность.
В соответствии со ст. 152 обязанность опровергнуть распространенные сведения может быть возложена на ответчика независимо от наличия или отсутствия в его действиях вины (т. е. считает лицо эти сведения ложными или нет).
Юридико-фактическое основание возникновения охранительного правоотношения по защите чести, достоинства или деловой репутации. Таким основанием (как и для любого иного гражданского правоотношения) служат соответствующие юридические факты. Учитывая, что функцию данного правоотношения составляет ликвидация морального вреда, причиненного распространением ложной информации, не соответствующих действительности сведений, которые порочат честь и достоинство гражданина (или организации), неизбежно приходишь к выводу, что искомым юридическим фактом является именно ее распространение (как противоправное действие). При этом единый акт причинения морального вреда – противоправное действие причинителя – расчленяют на составные элементы. Такие элементы в практике применения ст. 152 ив науке называют условиями гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации. К ним относятся: 1) распространение указанных в данной статье сведений; 2) порочащий характер этих сведений; 3) несоответствие их действительности. Совокупность перечисленных условий составляет общее основание возникновения охранительного правоотношения по защите чести, достоинства или деловой репутации. Рассмотрим названные условия подробнее.
1) Понятие распространения. В настоящее время судебная практика и наука под распространением порочащих сведений понимают "опубликование их в печати, трансляцию по радио-, теле- и видеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной форме, нескольким или хотя бы одному лицу" (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).
Закон не содержит специальных требований, касающихся формы распространения. Вместе с тем следует учитывать, что не является распространением сообщение такой информации непосредственно только тому лицу, которого они касаются. Так, если один гражданин в письме к другому обвинит его в неблаговидном поступке, то распространения порочащих сведений нет. Если то же самое письмо отправлено по месту работы или учебы и благодаря этому сведения стали известны другим лицам, то факт распространения налицо.
2) Порочащие сведения – это информация о нарушении гражданином (организацией) действующего законодательства или моральных принципов (совершение нечестного поступка, неправильное поведение в трудовом коллективе, быту и т. п.), которые умаляют честь и достоинство (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).
Если сведения носят нейтральный характер, то требовать их опровержения в порядке, предусмотренном ст. 152, оснований нет. Так, в суд обратилась Слепцова с просьбой опровергнуть сведения, опубликованные в газете "Авангард". В статье "С любовью к делу" рассказывалось о хорошей работе Слепцовой, которая с 17 лет трудилась в детском доме. При этом в статье был неверно указан год ее рождения. В исковом заявлении Слепцова просила обязать газету напечатать правильно дату ее рождения: вместо 1942 указать 1947 год (редакция добровольно делать поправку по просьбе Слепцовой не стала). В удовлетворении иска Слепцовой было обоснованно отказано, поскольку подобного рода сведения (даже ошибочные) не умаляют ее чести и достоинства, не являются порочащими.
Для содержания порочащих сведений характерны следующие признаки.
Во-первых, заключенная в них информация должна касаться конкретных фактов поведения определенного лица, тех или иных обстоятельств его жизни. Так, в статье "Цена рабочего времени", опубликованной в газете "Северная правда", сообщалось, что шофер Колтунов был уволен за неоднократное появление на работе в нетрезвом виде (ст. 33 КЗоТ). Колтунов обратился в суд, требуя опровержения этих сведений, поскольку в действительности он был уволен по другому основанию: ввиду неявки на работу в течение более четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности (что подтверждалось надлежащим образом оформленным больничным листом). В данном случае порочащие сведения действительно умаляли его честь и достоинство.
Во-вторых, порочащие сведения могут включать в себя общую оценку (как правило, моральную) поведения определенного лица, характеристику тех или иных фактов его жизни. Известен случай, когда решением общего собрания лаборатории одна из сотрудниц (молодой специалист, только что защитившая диссертацию) была признана "антиобщественным элементом" ввиду того, что отказалась переехать из занимаемой жилой площади в отдельную квартиру, находящуюся в общежитии. В данном случае совершенно правомерным действиям сотрудницы (закон допускает подобное изменение жилищных условий лишь с согласия нанимателя) была дана неверная оценка, которая повлекла за собой умаляющую честь и достоинство оценку личности.
В-третьих, распространяемая информация может касаться любой сферы жизнедеятельности гражданина (организации). Закон не устанавливает никаких ограничений по этому поводу. Следовательно, порочащие сведения могут относиться и к трудовой (профессиональной и иной аналогичной) деятельности гражданина, и затрагивать факты сугубо частной жизни. Практике известно дело, возбужденное в связи с тем, что в отношении одной гражданки были распространены сведения, что ее якобы видели на работе в интимной обстановке с мужчиной.
3) Несоответствие распространенных порочащих сведений действительности означает, что содержащаяся в них информация либо относится к обстоятельствам, которых не существует вообще, либо отражает последние не такими и не так, какими и как они были на самом деле. Например, в характеристике, выданной молодому инженеру для поступления в аспирантуру, указывалось, что образование у него – семь классов вечерней школы. Как впоследствии было установлено, эти данные были взяты из личного дела его однофамильца. В приведенном случае сведения, указанные в характеристике, не имели отношения к лицу, на которое она выдавалась, и, следовательно, не соответствовали действительности.
Если распространены хотя и порочащие, но признанные судом соответствующими действительности сведения, то в их опровержении должно быть отказано. В подобной ситуации честь, достоинство или деловую репутацию умаляет не их распространение, а собственное поведение лица, отраженное в этих сведениях.
Способ опровержения порочащих сведений. Непосредственно в тексте закона оговорены только два способа. Один из них относится к случаям, когда порочащие сведения распространены в средствах массовой информации. В таких ситуациях и опровержение должно быть опубликовано в том же СМИ.
В Законе РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" достаточно детально регламентируются способы опровержения, которые должны применяться в этих случаях. Так, во-первых, если гражданин (организация) представил текст опровержения, то публикуется этот текст (при условии его соответствия требованиям Закона). Редакция радио, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину возможность зачитать собственный текст или передать его в записи. Во-вторых, если текст опровержения составляется редакцией, то в нем должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены.
Если порочащие сведения содержались в документе, исходящем от организации (в характеристике, выписке из протокола, справке, направлении, отчете), такой документ подлежит замене или отзыву (ст. 152 ГК).
Во всех остальных случаях вопрос о способе и порядке опровержения решается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Общее правило таково: способ опровержения порочащих сведений определяется исходя из способа их распространения. Так, если порочащие сведения сообщались в письме, направленном в организацию, то на ответчика возлагается обязанность направить письменное опровержение в ту же организацию. Если порочащие сведения были сообщены на собрании, то опровергаться они должны на собрании того же коллектива. Известен случай, когда одна соседка рассказывала о плохом поведении (пьянках, скандалах) другой жильцам своего подъезда. Суд в этом случае обязал ответчицу принести извинения на общем собрании жильцов подъезда.
Обеспечивается исполнение судебного решения по правилу п. 4 ст. 152 ГК. В соответствии с ним, если решение суда ответчиком не выполняется, суд вправе его оштрафовать. Размер и порядок взыскания штрафа определяются в соответствии с процессуальным законодательством РФ. При этом суд назначает новый срок для исполнения решения. При последующих нарушениях эта процедура повторяется. Уплата штрафа не освобождает ответчика от обязанности выполнить решение.
В соответствии с п. 5 ст. 152 гражданин наряду с требованием об опровержении вправе требовать компенсации убытков и морального вреда.
Согласно п. Зет. 152 гражданин, в отношении которого СМИ опубликованы сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, имеет право опубликовать свой ответ в тех же СМИ.
Существо этого права заключается в том, что гражданин, в отношении которого в средстве массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права и законные интересы, имеет право опубликовать свой ответ (комментарий, реплику) в том же СМИ.
Для права на ответ характерны следующие особенности. Во-первых, в данном случае не требуется, чтобы сведения не соответствовали действительности или были порочащими. Достаточно того, что их распространение ущемляет права и интересы гражданина. Поскольку никаких уточнений о том, какого рода права и интересы могут быть нарушены подобным образом, в законе нет, следует полагать, что он берет под защиту любые (имущественные или неимущественные, организационные или личные) права и законные интересы (например, разглашение личной или семейной, профессиональной или коммерческой тайны).
Примечательно то, что п. 3 ст. 152 ГК РФ не предоставляет права на ответ юридическому лицу, если публикацией ущемляются его права и законные интересы.
Во-вторых, для возникновения права на ответ распространенные сведения могут порочащего характера и не иметь, а содержать положительную, нейтральную и любую иную информацию.
По сути дела, право на ответ преследует цель устранить любого рода ошибки, неточности, искажения, которые могут лицо и не порочить. Однако сам факт искажения создает неверное представление о человеке, его взглядах.
Часть 2 ст. 46 Закона РФ о средствах массовой информации предусматривает, что в отношении ответа и отказа в таковом применяются правила, предусмотренные ст. 43–45 Закона. Это означает, что порядок опубликования ответа и основания для отказа в ответе являются теми же самыми, что и для публикации опровержения. Ответ должен содержать информацию о том, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным СМИ, какие права или интересы гражданина были нарушены. В течение месяца со дня прихода требования о публикации ответа редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных лиц о предполагаемом сроке ответа либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.
Весьма специфическое правило предусмотрено ч. 3 ст. 46. В соответствии с ним "ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства массовой информации". Целевое назначение данного правила вполне понятно: дать возможность читателю выслушать мнение стороны, которая считает, что ее права или законные интересы нарушены. Однако ч. 3 ст. 46 содержит такое положение: "Данное правило не распространяется на редакционные комментарии".
Защита чести, достоинства или деловой репутации в особом производстве. В соответствии с п. 6 ст. 152, если установить, кто распространил сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, невозможно, то пострадавший вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Данное правило имеет целый ряд особенностей.
Во-первых, поскольку распространитель неизвестен, то невозможно и предъявить иск. Следовательно, заявление должно быть подано в порядке, предусмотренном особым (а не общеисковым) производством.
Во-вторых, суд в соответствии со ст. 247 ГПК РФ устанавливает факты, имеющие юридическое значение. Таковым будет установление факта распространения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, не соответствующих действительности.
В-третьих, по общему правилу п. 1 ст. 152 ГК РФ истец освобождается от обязанности доказывать несоответствие сведений действительности. Применительно же к п. 6 ст. 152 заявитель вправе доказывать данные обстоятельства с использованием всех допустимых средств. В противном случае суд далеко не всегда будет в состоянии установить истину по делу. Однако сказанное не означает, что суд в такого рода ситуациях может отступить от общей презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в п. 3 ст. 10 ГК РФ.
В-четвертых, решение суда по просьбе заявителя может быть направлено по месту его работы, жительства и т. д. для восстановления его доброго имени. Вынося решение, суд должен будет в каждом конкретном случае определить способ опровержения порочащих сведений. При необходимости суд может воспользоваться правилами ст. 35 Закона РФ о средствах массовой информации, обязав указанную в судебном решении редакцию его опубликовать.
Отличие гражданско-правовой защиты чести и достоинства от уголовно-правовой. Действующий УК РФ (ст. 129) предусматривает ответственность за совершение такого преступления, как клевета. Клевета – это распространение заведомо ложных, порочащих другое лицо сведений. Основания для уголовной ответственности имеют свою специфику, позволяющую отграничить их от случаев гражданско-правовой защиты чести и достоинства.
Во-первых, для привлечения к уголовной ответственности необходимо наличие умышленной формы вины распространителя сведений. Для применения ст. 152 ГК вина и ее формы юридического значения не имеют.
Во-вторых, возбуждение уголовного дела возможно только в отношении гражданина. Обязанность опровергнуть распространенные сведения на основе ст. 152 может быть возложена как на гражданина, так и на организацию – юридическое лицо.
Ни отказ в возбуждении уголовного дела, ни его прекращение за отсутствием состава преступления, ни вынесение приговора не препятствуют предъявлению иска на основе ст. 152 ГК в порядке гражданского судопроизводства.

Глава 10. Сделки
§ 1. Значение сделок. Понятие и основные признаки сделки

Сделки выступают в качестве одного из важнейших юридико-фактических оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений, что, в свою очередь, обусловливает повышенное внимание к анализу их правовой природы, отличительных признаков, условий их действительности, оснований недействительности и др.
Совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих сделки, образует один из важных институтов гражданского права. По своей структуре институт сделки делится на две части – общую и специальную. Нормы специальной части касаются отдельных видов сделок и сосредоточены главным образом в разделе III "Обязательственное право" ГК РФ. Нормы же общей части распространяют свое действие на все виды сделок. Именно эти нормы сосредоточены в главе 9 "Сделки" (ст. 153–181) ГК. К ним относятся и нормы общего действия, касающиеся двусторонних и многосторонних сделок, именуемых договорами (см. главы 27, 28, 29 ГК).
В соответствии со ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Из приведенного определения вытекают следующие основные признаки сделки.
Во-первых, сделка есть юридический факт, на основании которого возникают, изменяются или прекращаются права и обязанности.
Однако сделкой является не любой юридический факт, а только юридическое действие. Этим сделки отграничиваются от юридических событий и от действий, не создающих правового результата. Результат, ради которого совершается действие, должен быть правовым. Виды правовых результатов многочисленны и разнообразны: передача имущества в собственность, аренду, на хранение, выполнение работ, оказание (получение) услуг и т. п. Действия, не преследующие правового результата, не являются сделками и относятся к так называемым морально-бытовым соглашениям (договорились сходить в кино, в театр, на лыжную прогулку и т. п.).
Правовой результат (эффект, последствия) очень часто именуют целью сделки. Цель сделки – это субъективно желаемый для ее участника (участников) результат, который Должен наступить после совершения сделки и ее исполнения.
Правовой результат иногда может и не совпадать с целью. Например, гражданин купил вещь у незаконного недобросовестного владельца или недееспособного гражданина – не возникло право собственности.
Правовую цель надо отличать от мотива. Мотив – это то, что побуждает лицо совершить сделки, это осознание материальных или духовных потребностей, побуждающих действовать для их реализации. Мотив, как правило, не имеет правового значения и не влияет на действительность сделки. Так, гражданин полагал, что его пригласят на свадьбу, купил подарок, но приглашен не был. Ошибочность мотива в данном случае не может повлиять на действительность сделки купли-продажи.
Надо заметить, что отдельные мотивы могут приобрести и юридическое значение, но только в тех случаях, когда такое значение им придается сторонами в самой сделке, например, в условных сделках, или когда они входят в самое существо сделки и приобретают поэтому юридическую силу независимо от того, будут ли они специально упомянуты.
Во-вторых, сделка – это волевой акт, который предполагает наличие у лица определенного уровня сознания и воли, позволяющих ему отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.
Именно поэтому закон предъявляет определенные требования к участникам сделок и наделяет их правосубъектностью.
Сущность сделки как действия составляют воля и волеизъявление.
Воля есть внутренне осознанное намерение лица совершить сделку и сама по себе представляет явление субъективного (психического) порядка. Тем не менее при ее отсутствии не может быть и самой сделки. Нельзя, например, считать сделкой передачу гражданином своих денег, если к нему было применено психическое или физическое воздействие (ст. 179 ГК).
Но и воля должна получить внешнее (объективированное) выражение, быть доведена до сведения других лиц.
Волеизъявление – это выраженная вовне воля лица. Если воля дает ответ на вопрос: "Чего я хочу?", то волеизъявление – "Что я для этого делаю?" Например, банк хочет обеспечить себя на случай невозврата кредита и для указанной цели страхует свой риск.
Между волей и волеизъявлением не должно быть противоречий, несоответствий. Единство воли и волеизъявления является одним из общих условий (требований) действительности сделок.
В некоторых случаях для того, чтобы сделка могла считаться совершенной (состоявшейся), кроме волеизъявления требуется еще передача денег или вещей. Поэтому в ГК (ст. 153) при определении сделки использован термин "действия", охватывающий и волеизъявление, и иное юридическое действие, если оно необходимо для признания сделки состоявшейся.
Способы фиксации волеизъявления субъектов называются формами сделок. Согласно ст. 158 ГК воля может быть выражена устно, письменно, посредством реальных (конклюдентных) действий или молчанием (см. § 2 настоящей главы).
В-третьих, сделка, будучи волевым юридическим действием, характеризуется особой направленностью. Сделка всегда направлена на достижение определенного правового результата (юридических последствий). Этим она отличается от юридических поступков и других действий, где правовой результат не зависит от направленности воли.
Естественно, говоря о направленности сделки на достижение правового результата, имеется в виду, что лица, совершающие сделку, представляют себе основные, а не абсолютно все правовые последствия. Например, при заключении договора купли-продажи покупатель полагает, что становится собственником имущества, при заключении договора аренды (имущественного найма) – временным пользователем. Типичная для того или иного вида сделок правовая цель, ради которой она совершается, называется основанием сделки, каузой (от лат. "causa" – причина, основание).
В-четвертых, существенным признаком является то, что сделка – правомерное юридическое действие. Несоответствие сделки закону или иному правовому акту влечет ее абсолютную или относительную недействительность (ст. 168 ГК) независимо от того, знал ли участник (участники) гражданского оборота о том, что нарушает законодательство.
Только сделка, совершенная в соответствии с законом или иным правовым актом, считается реально существующим юри-дико-фактическим основанием, с которым нормы права связывают желаемый участником (участниками) сделки правовой результат. По указанному признаку она отграничивается от всех тех юридических действий, которые противоречат закону, хотя в ряде случаев внешне они и выглядят как сделки, а не как неправомерные действия.
Таким образом, сделку можно определить как правомерное юридическое действие, специально направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
§ 2. Формы сделок
Лицо, совершая сделку, должно четко и ясно выразить свою волю и довести ее до сведения другого лица (лиц). При заключении двух- или многосторонней сделки (договора) кроме простого доведения воли до заинтересованного лица требуется достичь еще и определенного уровня согласованности волеизъявлений.
Закон (ст. 158 ГК) предусматривает ряд способов выражения воли и фиксации волеизъявления, которые именуются формами сделок.
Во-первых, согласно п. 2 ст. 158 ГК одним из таких способов является обычное при данных обстоятельствах поведение лица, из которого явствует его воля совершить сделку. Его принято называть совершением сделки с помощью реальных (конклюдентных) действий. Например, при совершении сделок через автоматы: покупка и хранение вещей, обмен валюты и др. Использовать этот способ можно только в отношении сделок, которые согласно действующему законодательству могут быть совершены устно. Единственное исключение предусмотрено законом для договоров п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК РФ.
Во-вторых, воля в сделке может быть выражена молчанием (п. Зет. 158 ГК), но только в случаях, прямо предусмотренных законом или соглашением сторон. При этом юридически значимо не само по себе молчание, а его правовой смысл в каждом конкретном случае. Так, наследник в течение 6 месяцев должен совершить действия, свидетельствующие о принятии наследства. Их несовершение есть молчание, означающее отказ от наследства.
Третий и наиболее предпочтительный – словесный способ. Он наилучшим образом обеспечивает требуемую ясность и четкость содержания сделки (ее условий) и необходимую стабильность гражданских правоотношений.
Согласно п. 1 ст. 158 ГК сделки могут совершаться в устной форме или письменной форме (простой или нотариальной).
Возможность совершения сделок в устной форме предусмотрена ст. 159 ГК, во-первых, для тех из них, для которых законом или соглашением сторон не установлена простая письменная или нотариальная форма. Так, сделки граждан между собой на сумму менее чем 10-кратный установленный законом минимальный размер оплаты труда могут совершаться в устной, а при превышении этого предела (п. 2 ст. 161 ГК) – в простой письменной форме. Во-вторых, если иное неустановлено соглашением сторон, устными могут быть все сделки, исполняемые при самом их совершении, за исключением тех, для которых установлена нотариальная форма, и сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность (п. 2 ст. 159 ГК). Например, заключается договор купли-продажи и одномоментно или с небольшим разрывом во времени начинает исполняться (розничная торговля). И, в-третьих, стороны (по соглашению) вправе совершать устно сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, если это не противоречит закону, иным правовым актам или договору (п. Зет. 159 ГК). Так, по договору поставки, заключенному в письменной форме, продукция может отгружаться (поставляться) покупателю по его телефонным заявкам.
Письменная форма сделок, как было отмечено, подразделяется на простую и нотариально удостоверенную.
Простая письменная форма считается соблюденной, если составлен документ, который должен отвечать определенным требованиям: выражать содержание сделки (ее условия) и быть подписанным лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными (например, по доверенности) лицами.
Законом может быть предусмотрено письменное оформление сделок (в частности, между юридическими лицами) и такими документами, как квитанция, счет-фактура и др.
Наряду с указанными общими требованиями к письменной форме предъявляются и некоторые специальные, относящиеся к отдельным видам сделок, в частности, к односторонним, например, при выпуске ценных бумаг: векселей, чеков и иных ценных бумаг (ст. 144 ГК), объявлении торгов и др.
Законом, иными правовыми актами или соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать письменная форма сделки (совершение на специальном бланке, скрепление печатью и т. п.), и последствия их несоблюдения. Например, законом (п. 5 ст. 185 ГК) установлено, что доверенность от имени юридического лица должна иметь печать этой организации.
Если такие требования нарушены, то применяются последствия несоблюдения простой письменной формы, указанные в п. 1 ст. 162 ГК (стороны лишаются права, в случае спора, ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, что не лишает их права приводить письменные и другие доказательства).
Документ либо собственноручно подписывается лицами (лицом), совершившими сделку, либо с использованием различных современных способов факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи или иного аналога собственноручной подписи. Но последнее допускается только в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (п. 2 ст. 160 ГК).
В случаях, когда гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписать сделку, по его просьбе это может сделать другой гражданин (рукоприкладчик). Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такие нотариальные действия, с указанием причин, в силу которых участник сделки не мог ее подписать. К другим должностным лицам согласно ст. 37, 38 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от II февраля 1993 г. относятся представители органов местного самоуправления, уполномоченные совершать нотариальные действия в населенных пунктах, где нет нотариуса или консульских учреждений РФ.
При совершении сделок, указанных в п. 4 ст. 185 ГК, выдаче доверенностей на их овершение подпись рукоприкладчика может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией стационарного медицинского учреждения, где он находится на излечении.
Необходимо заметить, что рукоприкладчик не приобретает прав и обязанностей по сделке и не отвечает за ее содержание и исполнение.
Случаи, в которых сделки должны облекаться в простую письменную форму, перечисляются п. 1 ст. 161 ГК. Это, во-первых, сделки юридических лиц между собой и с гражданами и, во-вторых, граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда Под это правило не подпадают только сделки, исполняемые при самом их совершении. Это исключение распространяется на оба вышеназванных случая. Кроме того, есть ряд норм, прямо предусматривающих обязательность простой письменной формы: о коммерческом представительстве (п. 3 ст. 184 ГК); о доверенности (п. 1 ст. 185 ГК); о неустойке (ст. 331 ГК); о залоге (п. 2 ст. 339 ГК); об уступке требования (ст. 389 ГК); о переводе долга (ст. 391 ГК РФ) и др.
Нотариальная форма сделки обладает всеми реквизитами простой письменной формы. Документ, посредством которого оформляется сделка, должен соответствовать требованиям, установленным ст. 160 ГК. Но в этом случае, с целью государственного контроля, документ дополнительно удостоверяется нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать нотариальные действия. Они вправе отказать в удостоверении документа и сделки, не соответствующих по содержанию действительным намерениям сторон и указанным в законе требованиям (ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).
Нотариальное удостоверение сделок в силу прямого указания ГК (п. 2 ст. 163 ГК) признается обязательным в двух случаях: если это установлено законом и если это предусмотрено соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма и не требовалась.
Круг первого вида сделок сравнительно неширок, в частности, требование обязательной нотариальной формы содержится в ряде статей ГК и относится к: доверенностям на совершение сделок, требующих нотариального удостоверения, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 185); доверенностям, выдаваемым в порядке передоверия (п. 3 ст. 187); договорам об ипотеке и договорам о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (п. 2 ст. 339); договорам уступки требований или перевода долга, если сами требования или долг основаны на сделках, совершенных в нотариальной форме (п. 1 ст. 389, п. 2 ст. 391) и др.
Статьей 164 ГК предусмотрена государственная регистрация сделок с землей и другими объектами, относящимися к недвижимому имуществу, в случаях, предусмотренных ст. 131 ГК.
Перечень объектов недвижимости определен ст. 130 ГК. Они регистрируются различными государственными органами. Так, согласно транспортным уставам и кодексам морские и воздушные суда, суда внутреннего плавания регистрируются в Государственных реестрах, судовых книгах (реестрах) соответствующих инспекций и других государственных органов. Организация ведения государственного земельного кадастра, оформление и регистрация документов на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость возложены на Комитет РФ по земельным ресурсам и землеустройству и его территориальные органы. Объекты недвижимости регистрируются также Госкомитетом РФ по управлению государственным имуществом и другими государственными органами.
Что касается сделок с отдельными объектами движимого имущества, то возможность их регистрации также предусмотрена Гражданским кодексом (п. 2 ст. 164), но только в случаях, прямо указанных в законе. Например, еще до принятия части первой ГК РФ, 12 августа 1994 г. постановлением Правительства РФ заложены правовые основы и определены органы, осуществляющие государственную регистрацию автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации.
§ 3. Условия действительности сделок
Для того чтобы сделка породила тот результат, который желателен ее участнику (участникам) и на который она направлена, сделка должна соответствовать определеннйм требованиям, условиям. Эти требования (условия) действительности установлены гражданским законодательством, другими нормативными актами и подразделяются на четыре группы.
К первой группе относятся условия, предъявляемые к участникам сделки. Как правило, сделки могут совершаться и совершаются лицами, обладающими право- и дееспособностью. Правоспособность выходит на первый план при совершении сделок юридическими лицами, государством, государственными и муниципальными образованиями в силу того, что она может быть ограничена как законом, так и учредителями юридических лиц. Кроме того, отдельными видами деятельности юридические лица могут заниматься только на основании лицензий (специальных разрешений).
Что касается граждан, то здесь надо исходить из правила, что совершать сделки могут только полностью дееспособные лица. Из этого правила есть исключения для отдельных категорий граждан в зависимости от имеющегося у них объема дееспособности (ст. 26, 28–30 ГК). Это позволяет им совершать ряд сделок самостоятельно, тогда как другие сделки должны быть совершены или санкционированы их законными представителями.
Вторая группа – требования, предъявляемые к содержанию сделки. Это означает, что для действительности сделки необходимо, чтобы она, во-первых, не была запрещена законом, иным правовым актом, уставом, положением, какой-либо правовой нормой. И, во-вторых, данное лицо (лица) должно быть управомочено совершать сделку. В этом аспекте действует правило: "никто не может распоряжаться правами, ему не принадлежащими". Например, признается недействительной сделка, совершенная одним из сособственников по распоряжению всем объектом права общей собственности без согласия других.
Необходимо также иметь в виду, что условия сделки должны быть такими, чтобы их на момент совершения сделки возможно было реально (фактически) выполнить.
Третью группу составляют требования единства воли и волеизъявления в сделке. В случаях, когда этого единства нет, когда обнаруживается волевая "порочность" сделки, она может быть признана недействительной по решению суда, если это оспоримая сделка, или независимо от такого решения, если это ничтожная сделка. Волевая "порочность" сделки может проявиться в том, что налицо только одно волеизъявление при отсутствии внутренней воли (при насилии, угрозе или совершении сделки гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими); что волеизъявление правильно отражает внутреннюю волю, но сформировалась она (воля) под воздействием факторов, нарушающих нормальный процесс во-леобразования (при заблуждении, обмане или совершении сделки вследствие стечения тяжелых обстоятельств); что волеизъявление неправильно отражает внутреннюю волю (при совершении сделки посредством злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной) и др.
Четвертая группа условий касается соблюдения формы сделки. Требования, предъявляемые к форме сделки, были изложены выше (см. § 2 настоящей главы). Что касается последствий ее несоблюдения, то они согласно ст. 162 и 165 ГК следующие. По общему правилу (п. 1 ст. 162 ГК РФ), несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить любые другие доказательства, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством (письменные, вещественные и др.). Запрет использования свидетельских показаний относится только к случаям оспаривания фактов совершения сделок и их содержания, но не касается фактов их исполнения (неисполнения). Утверждение стороны типа "деньги брал, но отдал" можно оспорить в суде, используя любые доказательства, в том числе и свидетельские показания.
Свидетельские показания допускаются и тогда, когда одновременно со сделкой, для которой установлена простая письменная форма, совершается уголовно наказуемое деяние.
В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Так, согласно той же ст. 162 ГК (п. 3) это относится к внешнеэкономическим сделкам.
Если закон не содержит прямых указаний на недействительность сделки за несоблюдение простой письменной формы, то применяются последствия, предусмотренные п. 1 ст. 162 ГК РФ (недопущение свидетельских показаний).
Несоблюдение нотариальной формы сделки, а в случаях, установленных законом, – требований о государственной регистрации влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.
Пункты 2 и 3 ст. 165 ГК РФ содержат исключения из приведенного правила. Так, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая уклоняется от такого удостоверения, суд вправе, по требованию исполнившей сделку стороны, признать ее действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.
Если сделка совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.
В обоих случаях сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне вызванные этим убытки.
§ 4. Классификация сделок
Классификация сделок может быть проведена по различным критериям. В зависимости от числа сторон они подразделяются на односторонние, дву- и многосторонние.
Односторонней в силу п. 2 ст. 154 ГК РФ считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. К числу односторонних сделок относятся завещание, принятие и отказ от наследства, объявление конкурса, выдача доверенности и некоторые другие. Такая сделка обычно порождает для субъекта, которому адресована, только права, обязанности же возникают лишь в случаях, специально предусмотренных законом или соглашением сторон.
Большинство гражданско-правовых сделок – дву- и многосторонние, именуемые также договорами.
Для двусторонней сделки требуется, чтобы двумя субъектами были совершены противоположные по направленности и
встречные по содержанию волеизъявления. Так, для заключения договора купли-продажи необходимо, чтобы одна сторона (продавец) выразила волю на отчуждение вещи, а другая (покупатель) – на ее приобретение. Именно в этом состоит противоположность направленности волеизъявлений, поскольку если бы обе стороны намеревались купить или продать имущество, то договор купли-продажи между ними был бы неосуществим. Встречность содержания означает, что обе стороны желают совершить договор на согласованных условиях, и если, допустим, покупатель хочет приобрести вещь по цене ниже предлагаемой продавцом, договор заключен не будет,
Многосторонняя сделка совершается по воле трех и более сторон. Число многосторонних сделок невелико. К ним относятся договоры простого товарищества (ст. 1041 ГК РФ) и учредительные договоры, заключаемые с целью создания некоторых организационно-правовых форм юридических лиц, например хозяйственных товариществ. Воли сторон в таких сделках обладают не только встречным содержанием, но и единой (а не противоположной) направленностью на достижение общей цели (совместного производства и реализации продукции, строительства и т. п.).
По моменту, с которого сделки считаются заключенными, они подразделяются на реальные и консенсуальные. Кон-сенсуальная сделка (от лат. consensus – соглашение) признается заключенной с момента, когда достигнуто согласие, облеченное в требуемую законом форму. Именно тогда у сторон возникают права и обязанности. Консенсуальными являются договоры купли-продажи, поставки, имущественного найма, подряда и другие.
Для заключения реальной сделки (от лат. res – вещь) требуется также передача вещи, и только с момента такой передачи договор считается заключенным. К числу реальных сделок относятся договоры перевозки грузов, хранения, безвозмездного пользования имуществом.
Следует отметить, что в случаях, специально установленных законом, некоторые виды сделок могут быть как реальными, так и консенсуальными. Таковым является, например, договор дарения (ст. 572 ГК РФ), по которому одна сторона передает другой имущество в собственность (договор реальный) либо обязуется передать его в определенный срок после заключения договора (договор консенсуальный).
Способ заключения сделки (только путем достижения соглашения или с одновременной передачей вещи) не следует смешивать с тем, как в действительности она может быть исполнена. Например, большинство договоров купли-продажи исполняется (передается имущество и денежная сумма) непосредственно в момент заключения. Однако это обстоятельство не превращает договор купли-продажи в реальный, поскольку право требовать передачи вещи и уплаты покупной цены возникает до такой передачи и независимо от нее. В реальных сделках передача вещи означает заключение договора, а в кон-сенсуальных – его исполнение. Поэтому в реальном договоре дарения у одаряемого не возникает права требовать передачи подарка, поскольку сам договор до такой передачи считается незаключенным.
По тому, ставится ли действительность сделки в зависимость от наличия или отсутствия основания (causa), различают сделки каузальные и абстрактные.
Каузальной является сделка, из содержания которой с очевидностью следует правовая цель, ради которой она совершалась (безвозмездное наделение правом в дарении, получение встречного предоставления в купле-продаже и т. п.). Незаконность или неосуществимость основания, равно как и его отсутствие, порождают недействительность каузальной сделки. Например, заключение договора купли-продажи без намерения передать имущество в собственность влечет его недействительность как мнимой сделки (п. 1 ст. 170 ГК РФ).
Юридическую цель абстрактной сделки из ее содержания установить невозможно. Сделка отвлечена (abstrahere) от своего основания, а потому ее действительность не зависит от его наличия или отсутствия. Так, право требовать платежа по векселю принадлежит любому управомоченному векселедержателю независимо от того, с какой конкретной целью в свое время вексель был выдан первому векселедержателю: возврата долга по договору займа, расчетов за приобретенное имущество и т. д.
По признаку получения (неполучения) встречного удовлетворения за передаваемое имущество, оказанные услуги либо выполненные работы сделки подразделяются на возмездные и безвозмездные.
В возмездной сделке имущественному предоставлению одной стороны соответствует встречное имущественное предоставление другой (например, уплата денег за произведенный ремонт). Не все возмездные сделки являются эквивалентными. Собственник может продать вещь и ниже ее действительной стоимости, а такая сделка, как договор страхования, мыслима практически только как неэквивалентная.
Сделки обычные и условные. Права и обязанности сторон в обычной сделке возникают и прекращаются в порядке и в сроки, определенные законом или соглашением сторон. Однако в ряде случаев при заключении сделки бывает затруднительно достаточно определенно установить продолжительность существования порождаемых ею прав и обязанностей либо, напротив, саму возможность их возникновения. В подобных случаях прибегают к заключению условной сделки.
Условной в юридической литературе именуют сделку, правовые последствия которой (возникновение или прекращение прав и обязанностей, из нее вытекающих) ставятся сторонами в зависимость от обстоятельства, которое может наступить (положительное условие) или не наступить (отрицательное условие) в будущем.
В отличие от условия как элемента содержания любой сделки здесь условием является юридический факт. Оно должно удовлетворять определенным требованиям.
Как юридический факт условие может быть и событием, и действием, но непременно должно принадлежать будущему, т. е. быть обстоятельством, наступление которого неизвестно. Следовательно, в качестве условия не может рассматриваться обстоятельство, уже наступившее, но еще неизвестное сторонам.
Условие не должно быть нереальным (невозможным) фактически ("если изобрету вечный двигатель") и юридически ("если удастся уклониться от уплаты алиментов"). К последним относятся и условия, противоречащие основам нравственности. По общему правилу, невозможные условия ведут к недействительности сделки, если от них зависит наступление юридических последствий. Если же таким условием стороны определили прекращение правовых последствий, то это на действительность сделки влияния не оказывает.
Условие не должно быть неизбежным, поскольку в этом случае отсутствует элемент неизвестности. Сделка с неизбежным условием из условной превращается в обычную. В юридической литературе высказывалось мнение, согласно которому не может рассматриваться в качестве условия действие стороны в условной сделке. Вывод этот представляется слишком категоричным. Суть в том, что закон не ограничивает условие в условной сделке исключительно событиями или действиями третьих лиц, а говорит об обстоятельствах, относительно которых неизвестно, наступят они или нет. Обстоятельства такого рода могут быть вызваны и действиями сторон.
И, наконец, условия в сделке подразделяются на отлагательные и отменительные. Условие считается отлагательным (п. 1 ст. 157 ГК РФ), если его наступление влечет возникновение прав и обязанностей сторон в сделке. При этом неверно полагать, что в момент заключения такой сделки никаких правовых последствий у сторон не появляется. Как и всякая другая, условная сделка – юридический факт, и, следовательно, не может не порождать правовых последствий. В сделке под отлагательным условием правовая связанность сторон до его наступления состоит в обязанности не прекращать в одностороннем порядке действие сделки, сохранять имущество, относительно которого в будущем могут возникнуть права и обязанности (п. Зет. 157 ГК РФ). В полном объеме права и обязанности в подобной сделке возникнут при наличии условия, а его ненаступление прекращает действие сделки.
Условие признается отменительным, если стороны поставили прекращение сделки в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (п. 2 ст. 157 ГК РФ). Все права и обязанности по такой сделке возникают у сторон с момента ее заключения, однако с наступлением условия сделка прекращает свое действие. Ненаступление отменительного условия придает правам и обязанностям сторон окончательный характер, и в дальнейшем прекращение сделки будет подчиняться тем же правилам, которые применяются к сделкам безусловным. Стороны в условной сделке не вправе недобросовестно содействовать либо препятствовать наступлению условия, т. е. не должны совершать с указанной целью противоправных и виновных действий. Условие будет считаться наступившим, если его наступлению недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой это невыгодно. Если же наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой это выгодно, оно признается ненаступившим (п. Зет. 157 ГК РФ).
§ 5. Общие положения о недействительности сделок
Понятие недействительности сделки. Для того чтобы сдел ка могла породить те правовые последствия, к которым стремились стороны при ее заключении, должны быть соблюдены установленные законом требования. Эти требования относятся у к субъектному составу сделки, ее форме и содержанию, а также к воле и волеизъявлению сторон. Несоблюдение указанных требований может повлечь за собой недействительность сделки, т. е. ненаступление в силу закона правовых последствий, присущих данному виду сделок. Например, заключенный недееспособным лицом договор дарения не приводит к возникновению у "одаряемого" права собственности на переданную вещь. Недействительная сделка вызывает не желаемый сторонами правовой результат, а негативные последствия, предусмотренные законом, поскольку недействительная сделка – действие неправомерное.
Статья 168 ГК РФ устанавливает в виде общего правила, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, недействительна.
Вместе с тем нарушение норм права не всегда вызывает недействительность сделки: ст. 168 устанавливает также, что законом могут быть предусмотрены иные последствия. Например, в силу п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности сделки, но лишает стороны права ссылаться в ее подтверждение на свидетельские показания. Не может быть признана недействительной внеуставная сделка юридического лица, если другая сторона не знала и заведомо не должна была знать о незаконности сделки ' (ст. 173 ГК РФ). Сказанное свидетельствует о том, что в целом ряде случаев законодатель, несмотря на наличие правонарушения, признает за совершенным действием силу сделки. Недействительность сделки как санкция за правонарушение наступает вследствие несоблюдения наиболее значимых законодательных установлений.
Учитывая общую дозволительную направленность метода гражданско-правового регулирования, свободу субъектов в определении своих прав и обязанностей, законодатель при определенных условиях дает возможность сторонам недействительной сделки (или их законным представителям) произвести своеобразную санацию такой сделки путем предъявления судебного иска о признании ее действительной. Например, по иску родителей (усыновителей, опекуна) малолетнего гражданина заключенная им сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к его выгоде.
Классификация недействительных сделок. Статья 166 ГК РФ подразделяет все недействительные сделки на ничтожные и оспоримые.
Ничтожными (или абсолютно недействительными) признаются сделки, недействительные в силу самого закона. Они являются таковыми уже с момента их заключения и не порождают у сторон прав и обязанностей, независимо от того, будет или нет предъявлен в суд иск о признании их недействительными.
Исковое заявление может быть подано любым заинтересованным лицом. Предмет иска – требование применить установленные законом последствия недействительности ничтожной сделки, а не о признании ее недействительной, поскольку она ничтожна в силу закона и в таком признании не нуждается. Суд вправе применить последствия ничтожной сделки и по собственной инициативе.
В отличие от ничтожных оспоримые (относительно недействительные) сделки с момента заключения порождают у сторон права и обязанности (т. е. являются действительными), но вследствие оспаривания по основаниям, предусмотренным ГК РФ, могут быть признаны судом недействительными.
Если ничтожную сделку стороны вправе просто не исполнять, поскольку она не влечет правовых последствий (за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью), то оспоримую сделку до признания ее недействительной судом стороны исполнять обязаны.
И, наконец, последнее отличие оспоримой сделки от ничтожной состоит в том, что предметом иска в отношении оспоримой сделки является прежде всего требование признать ее недействительной, а не только применить последствия недействительности. При этом суд может признать подобную сделку недействительной, если будет доказано наличие обстоятельств, установленных законом в качестве оснований для такого признания (например, заблуждение или обман при заключении сделки).
Помимо уже рассмотренной градации недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, их можно классифицировать по признаку того порока, которым страдает сделка.
Подобно тому как условия действительности сделки объединяются в четыре группы (требования к субъектному составу, форме, содержанию, воле и волеизъявлению), все недействительные сделки могут быть разделены на четыре вида: сделки с пороками субъектного состава, сделки с пороками формы, сделки с пороками воли, сделки с пороками содержания. Момент, с которого сделка считается недействительной. Пункт 1 ст. 167 ГК РФ содержит общее правило, согласно которому недействительная сделка считается таковой с момента ее совершения. Это правило относится как к ничтожным, так и к оспоримым сделкам.
В отношении ничтожных сделок приведенное положение закона очевидно, поскольку они не порождают никаких прав и обязанностей с момента совершения, за исключением тех, что связаны с их недействительностью.
Оспоримые сделки, как указывалось, вызывают права и обязанности у сторон. Поэтому судебному решению о признании такой сделки недействительной придается обратная сила, как если бы оно было вынесено уже в момент совершения недействительной сделки.
Вместе с тем бывают случаи, когда объявить оспоримую сделку недействительной с момента ее заключения невозможно вследствие особенностей ее содержания и факта уже произведенного исполнения. Например, по договору на оказание медицинских услуг произведена пластическая операция. В таких случаях в соответствии с п. Зет. 167 ГК РФ суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время, а возникшие до этого права и обязанности сторон сохраняют юридическую силу и подлежат защите. Последствия недействительности части сделки. Нарушения законодательных норм могут касаться не сделки в целом, а только отдельных ее частей. В подобной ситуации встает вопрос о правовой судьбе сделки. В целях обеспечения стабильности гражданского оборота ст. 180 ГК РФ содержит правило, согласно которому недействительность части сделки не влечет недействительности сделки в целом, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения такой части. Например, под влиянием угрозы в договор включается условие о непомерно высокой неустойке; в этом случае возможно признать его недействительным.
Для признания сделки частично недействительной требуется соблюдение определенных условий.
Во-первых, нарушение норм закона не должно касаться ее субъектного состава и формы, поскольку такого рода основания недействительности опорочивают сделку в целом. Частичная недействительность может иметь место в сделках с пороками содержания (см. § 9), когда одно или несколько условий не соответствуют требованиям закона, а также в случаях, если включение того или иного условия явилось следствием порока воли (обман, насилие и т. п.).
Во-вторых, должна быть возможность обособления и самостоятельного существования действительной части сделки.
В-третьих, нужно, чтобы и после исключения из сделки ее недействительной части она сохраняла способность удовлетворять интересы сторон и достигать цели, поставленные при ее заключении. Именно этот смысл вкладывает законода-• тель в формулировку ст. 180 ГК РФ: "если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части".
В отдельных случаях в законодательстве содержится прямое указание о недействительности части сделки. Так, п. 2 ст. 977 ГК РФ устанавливает недействительность условия в договоре поручения, ограничивающего права сторон во всякое время отказаться от договора. Специальные нормы иногда по-иному определяют основания и последствия признания сделки частично недействительной. Как правило, в таких случаях не придается значения возможности обособить действительную часть сделки и ее способности удовлетворять интересы сторон. Например, в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей'" признаются недействительными условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законодательством. Сделка сохраняет силу независимо от того, что интересам продавца после исключения из нее недействительных условий она может и не соответствовать.
Основные и дополнительные имущественные последствия недействительности сделок.
В случаях, когда недействительная сделка не только совершена, но и исполнена, возникает необходимость определить правовую судьбу произведенного исполнения. Применение тех или иных имущественных последствий зависит от оснований недействительности сделки.
Имущественные последствия недействительности сделки подразделяются на основные и дополнительные.
К числу основных относятся двусторонняя и односторонняя реституция, а также изъятие имущества обеих сторон в доход Российской Федерации (конфискация).
Двусторонняя реституция состоит в том, что стороны, совершившие и исполнившие недействительную сделку, восстанавливаются в первоначальное положение. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре (когда имущество потреблено, утрачено, либо если полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах (п. 2 ст. 167 ГК РФ).
Двусторонняя реституция является общим правилом и применяется всегда, если только законом не определены иные (более тяжкие) последствия. Двусторонняя реституция применяется не только, когда такие последствия прямо указаны в законе (например, в п. 1 ст. 171 ГК РФ), но и при отсутствии подобных указаний. Например, в ст. 173 ГК РФ не названы правовые последствия совершения внеуставой сделки, что означает необходимость применения общего правила (п. 2 ст. 167 ГК РФ) о двусторонней реституции.
Двусторонняя реституция применяется ко всем сделкам с пороками формы и субъектного состава, а также к трем разновидностям сделок с пороками воли: сделкам, совершенным под влиянием заблуждения, сделкам дееспособного гражданина, который в момент их совершения не мог отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, а также к сделкам, совершенным с превышением полномочий.
Односторонняя реституция возможна только в случаях, прямо указанных в законе, и состоит в том, что лишь одна из сторон восстанавливается в прежнее положение, получая исполненное обратно. К другой стороне применяется карательная санкция: все переданное ею по сделке (либо то, что должно быть передано) обращается в доход Российской Федерации.
Односторонняя реституция применяется к кабальным сделкам, сделкам, заключенным под влиянием обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также к сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка или нравственности (при наличии умысла у одной из сторон такой сделки). Нетрудно заметить, что использование односторонней реституции ограничивается случаями, когда одна из сторон нарушила закон при заключении сделки умышленно. Именно она и подвергается карательной санкции. Невиновная сторона возвращается в первоначальное положение.
Изъятие имущества обеих сторон в доход Российской Федерации (конфискация –ч. 2 ст. 169 ГК РФ) применяется к сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка или нравственности при наличии умысла обеих сторон и исполнении сделки полностью или в части хотя бы одной из них. Последствия невозможности изъятия полученного в натуре ст. 169 ГК РФ не определены. Однако ни потребление, ни отчуждение незаконно полученного по такой сделке не должны освобождать виновных от ответственности перед государством. Поэтому представляется возможным применить в порядке аналогии закона п. 2 ст. 179 ГК РФ, т. е. взыскать в доход Российской Федерации денежный эквивалент.
Дополнительные имущественные последствия недействительности состоят в обязанности возместить убытки, причиненные фактом совершения и исполнения сделки. Дополнительные имущественные последствия применяются только в случаях, прямо установленных законом: в сделках с пороками воли
(за исключением сделок, совершенных с превышением полномочий) и в сделках с пороками субъектного состава (за исключением внеуставных сделок, предусмотренных ст. 173 ГК РФ).
Поскольку возмещение убытков является формой гражданско-правовой ответственности, соответствующая обязанность должна возлагаться на сторону, виновную в недействительности сделки. В сделках с участием недееспособных, ограниченно дееспособных или несовершеннолетних граждан обязанность возмещения убытков возлагается исключительно на дееспособную сторону при условии, что она знала (т. е. действовала умышленно) либо должна была знать (вина в форме неосторожности) о недостаточном уровне дееспособности другой стороны.
В кабальных сделках, а также в сделках, совершенных под влиянием угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, ущерб потерпевшему возмещает причинитель, действовавший умышленно.
И только для сделок, заключенных под влиянием заблуждения, законодателем установлено исключение из принципа вины как основания ответственности. Ввиду того что заблуждение может возникнуть и по не зависящим от сторон обстоятельствам, обязанность возместить ущерб возлагается на сторону, потребовавшую признания сделки недействительной.
Обязанность возмещения убытков, причиненных заключением и исполнением недействительной сделки, ограничивается реальным ущербом.
Сроки исковой давности по недействительным сделкам. Законом (ст. 181 ГК РФ) установлены специальные сроки исковой давности по недействительным сделкам.
Сокращенный срок – один год установлен для требований . о признании оспоримой сделки недействительной и применения правовых последствий ее недействительности. Он исчисляется со дня, когда управомоченное на предъявление иска лицо узнало либо должно было узнать об обстоятельствах, служащих основанием для признания сделки недействительной. В исключение из указанного правила требование о признании недействительной сделки, совершенной под влиянием угрозы или насилия, может быть предъявлено в течение одного года со дня прекращения насилия или угрозы.
Более длительный по сравнению с общим (три года –ст. 196 ГК РФ) – срок продолжительностью в десять лет .установлен для требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Он исчисляется со дня, когда началось исполнение недействительной сделки.
§ 6. Сделки с пороками субъектного состава
Сделка – волевой юридический акт. Именно поэтому первым условием ее действительности является требуемый законом необходимый и достаточный уровень правосубъектности сторон.
Граждане, обладая общей правоспособностью, вправе в соответствии со ст. 18 ГК РФ совершать любые не противоречащие закону сделки. Возможность вступать в сделки может быть ограничена уровнем их дееспособности.
Юридические лица всегда дееспособны, однако одни из них обладают общей правоспособностью (например, коммерческие организации, за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий) и вправе совершать любые сделки, другие же наделены специальной правоспособностью (например, общественные организации) и совершать сделки могут только в пределах целей, определенных в их уставах.
В отдельных случаях возможность участия в сделках для дееспособных субъектов может быть также поставлена в зависимость от наличия лицензии на приобретение определенного имущества, владение и пользование им либо на занятие тем или иным видом деятельности.
Недействительность сделок, совершенных гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства.
Никаким действиям указанных лиц закон юридического значения не придает. Сделки от имени недееспособного совершает его опекун. Поэтому ст. 171 ГК РФ объявляет любые сделки, совершенные таким гражданином, ничтожными. Вместе с тем, в целях защиты интересов недееспособного, закон (п. 2 ст. 171 ГК РФ) дает возможность опекуну требовать в судебном порядке признания сделки действительной, если она совершена к выгоде недееспособного гражданина.
Основные правовые последствия исполнения ничтожной сделки недееспособного состоят в двусторонней реституции. Помимо указанного применяются также дополнительные имущественные последствия: если недееспособная сторона вследствие заключения и (или) исполнения такой сделки понесла ущерб, он должен быть возмещен дееспособной стороной при условии, что последняя знала либо должна была знать о недееспособности контрагента. Ущерб подлежит возмещению в объеме уже понесенных либо тех расходов, которые необходимо произвести для
восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества (реальный ущерб).
Недействительность сделок, совершенных гражданином, не достигшим 14 лет.
Совершение малолетним иных сделок, кроме перечисленных в п. 2 ст. 28 ГК, влечет в соответствии с п. 1 ст. 172 ГК РФ их ничтожность с приведением сторон в первоначальное положение. При этом, если дееспособная сторона знала или по обстоятельствам дела могла или должна была знать о недееспособности другой стороны, на нее возлагается обязанность по возмещению реального ущерба.
Если сделка совершена к выгоде малолетнего, то в его интересах она может быть признана судом действительной по требованию его законных представителей (п. 2 ст. 172 ГК РФ).
Недействительность сделок, совершенных гражданином в возрасте от 14 до 18 лет.
Заключение несовершеннолетним сделки, в которую он вправе вступить только с согласия родителей, усыновителей или попечителей, в отсутствие такого согласия является основанием для признания ее недействительной.
С точки зрения юридических последствий подобные сделки ничем не отличаются от совершенных малолетними и недееспособными: стороны приводятся в первоначальное положение, а дееспособная сторона сверх того обязывается к возмещению реального ущерба при условии, что она знала или должна была знать о недостаточной дееспособности другой стороны. Однако сделки подростков с момента заключения приобретают юридическую силу и могут утратить ее только на основании решения суда вследствие оспаривания законными представителями (оспоримые сделки).
Недействительность сделок, совершенных гражданином, ограниченным в дееспособности судом.
Ограниченно дееспособный гражданин все сделки, за исключением мелких бытовых, вправе совершать только с согласия попечителя (ст. 30 ГК РФ).
В то же время попечителю предоставлено право судебного оспаривания не всех сделок, совершенных подопечным без его согласия, но только тех, которые связаны с распоряжением имуществом (например, сделку по безвозмездной передаче имущества в собственность ограниченно дееспособному попечитель оспорить не может, хотя бы она и была совершена без его согласия).
Правовыми последствиями признанных недействительными распорядительных сделок ограниченно дееспособного являются двусторонняя реституция и возложение на дееспособную сторону обязанности по возмещению реального ущерба при условии, что она знала или должна была знать об ограничении дееспособности.
Недействительность сделок юридического лица, выходящих за пределы его правоспособности.
В силу ст. 173 ГК РФ сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
Статья 173 ГК устанавливает основания недействительности сделок юридического лица, выходящих за пределы его специальной правоспособности (так называемых внеуставных сделок).
К юридическим лицам, цели деятельности которых определенно ограничены в учредительных документах, относятся некоммерческие организации и унитарные предприятия. Коммерческие организации, как правило, обладают общей правоспособностью и могут совершать любые не запрещенные законом сделки.
Внеуставными являются сделки, совершенные "в противоречии с целями деятельности". Цели и предмет деятельности организации не исчерпываются ее основными задачами, но
могут включать и дополнительные (вспомогательные) постольку, поскольку это служит достижению основных целей. Например, общественные и религиозные организации создаются для удовлетворения нематериальных, духовных потребностей, но вправе заниматься предпринимательской деятельностью для достижения целей, ради которых они созданы, и соответствующей этим целям (издание и реализация специальной литературы, предметов культа и т. п.).
Наряду с внеуставными сделками ст. 173 ГК РФ говорит о возможности признания недействительными сделок юридического лица, не имеющего лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Указанное правило распространяется также на сделки индивидуальных предпринимателей, так как к их деятельности в соответствии с п.3 ет. 23 ГК РФ применяются нормы о коммерческих организациях.
Указанные в ст. 173 ГК сделки являются оспоримыми. Непременное условие признания их недействительными – осведомленность другой стороны об отсутствии у контрагента правомочий на совершение сделки. Это требование установлено законодателем в целях охраны прав добросовестных субъектов.
Анализируемые сделки признаются недействительными, если доказано, что противная сторона знала или заведомо должна была знать об их незаконности, т. е. действовала умышленно.
Обязанность доказывания умысла контрагента возлагается на сторону, управомоченную требовать признания сделки недействительной.
Статья 173 ГК РФ не определяет последствий исполнения таких сделок, поэтому действует общее правило, установленное п. 2 ст. 167 ГК РФ, т. е. двусторонняя реституция.
§ 7. Сделки с пороками воли
Для действительности сделки необходимо соответствие волеизъявления внутренней воле. Поэтому к сделкам с пороками воли относятся такие, при совершении которых внутренняя воля сформировалась в ненадлежащих условиях (например, под влиянием угрозы) либо волеизъявление неправильно выражает ее существо.
Пороками воли страдают сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие стечения тяжелых обстоятельств, сделки гражданина, не .способного понимать значения своих действий или руководить ими, а также сделки лица, превысившего свои полномочия.
Недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения.
Заблуждение – это не соответствующее действительности представление субъекта об обстоятельствах, имеющих значение для конкретной сделки. При заблуждении внутренняя воля соответствует волеизъявлению, однако формировалась она в ненадлежащих условиях – под влиянием незнания о тех или иных обстоятельствах либо ошибочного представления о них.
Опорочивает сделку не всякое, но только существенное заблуждение (п. 1 ст. 178 ГК РФ). Статья 178 ГК РФ существенным признает заблуждение относительно природы сделки (ее основания – см. § 1 наст. главы), а также тождества ее предмета или таких его качеств, которые значительно снижают возможность использования данного предмета по назначению. Неправильное представление субъекта об иных существенных условиях сделки, о способе, месте, сроке ее исполнения и личности контрагента не может служить основанием для признания сделки недействительной ввиду того, что указанная норма содержит исчерпывающий перечень элементов сделки (только основание и предмет), заблуждение относительно которых имеет существенное значение.
Существенного значения не имеет и заблуждение в мотивах (абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ), поскольку мотив не входит в состав сделки и, как правило, неизвестен противной стороне. Так, действительность договора купли-продажи домашнего имущества нельзя оспорить по той причине, что ожидаемый перевод продавца на работу в другую местность не состоялся.
Заблуждение может быть вызвано воздействием любых внешних обстоятельств, поведением третьих лиц, неосторожностью (но не умыслом), допущенной сторонами либо одной из них. Например, договор купли-продажи серег с фианитами был признан судом недействительным, поскольку обе стороны полагали, что совершают сделку с натуральными камнями, но допустили неосторожность, не обратившись в товароведческую экспертизу с целью проверки их действительной ценности.
Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой. Право требовать признания ее недействительной принадлежит заблуждавшейся стороне. Основным имущественным последствием исполнения такой сделки является двусторонняя реституция. Наряду с этим закон (абз. 2 п. 2 ст. 178 ГК РФ) возлагает на сторону, по иску которой сделка признана недействительной, обязанность возместить контрагенту реальный ущерб, причем независимо от того, виновна она в заблуждении или нет. И только в том случае, если она докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны, она освобождается от ответственности и в свою очередь приобретает право требовать возмещения убытков.
Недействительность сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).
Названные основания недействительности имеют ряд общих моментов, позволяющих применять к соответствующим сделкам одинаковые правовые последствия. Общность касается прежде всего формирования внутренней воли одной из сторон, которую законодатель называет потерпевшей. Обстоятельства, перечисленные вп. 1 ст. 179 ГК РФ (угроза, насилие и т. п.), свидетельствуют о том, что потерпевшая сторона, хотя и выразила свою волю, не желала наступления правовых последствий, которые должна породить сделка.
Во-вторых, поведение противной стороны (либо лица, в пользу которого совершается односторонняя сделка) является противоправным и виновным, причем имеет место вина в форме умысла. Положение не меняется и в том случае, если рассматриваемые действия исходят от третьих лиц, действующих в интересах указанного субъекта, с его ведома или по его просьбе. Именно это умышленное противоправное деяние является основанием для последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ. Виновный возвращает потерпевшей стороне все полученное от нее по сделке, а при невозможности возврата в натуре – его денежный эквивалент. Таким образом, по отношению к потерпевшему применяется односторонняя реституция. По отношению к виновной стороне действуют конфискационные последствия: имущество, которое ею передано (либо должно быть передано) по сделке потерпевшему, обращается в доход Российской Федерации. Потерпевшая сторона имеет также право требовать от контрагента возмещения причиненного реального ущерба.
Предусмотренные ст. 179 ГК РФ сделки являются оспоримыми. Право требовать признания их недействительными предоставлено потерпевшей стороне. На нее же возлагается обязанность по доказыванию опорочивающих сделку обстоятельств, поскольку п. 3 ст. 10 ГК РФ устанавливает презумпцию разумности и добросовестности действий участников гражданского оборота, а ст. 50 ГПК РСФСР обязывает сторону в процессе доказать основания своих требований и возражений.
Обман имеет определенные черты сходства с заблуждением, поскольку и здесь сделка совершается вследствие неверного представления об обстоятельствах, значимых для ее заключения. Однако, в отличие от заблуждения, обманные действия совершаются умышленно. При этом не имеет значения, состоят ли они в передаче ложных сведений (противоправное действие) либо в умолчании об обстоятельствах, которые препятствуют сделке (противоправное бездействие).
Обман может исходить от стороны в дву- или многосторонней сделке, от субъекта, в пользу которого совершается односторонняя сделка, а также от третьего лица, действовавшего с их ведома и в их интересах. Если же третьи лица совершали подобные действия хотя бы и в интересах одной из сторон, но последняя не знала и не могла об этом знать, сделка может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием заблуждения, но не обмана.
Поскольку, в отличие от п. 1 ст. 178 ГК РФ, ст. 179 ГК РФ не содержит перечня обстоятельств, неправильное представление о которых влечет признание сделки недействительной, следует полагать, что обман может относиться к любому элементу самой сделки (а не только к ее предмету и основанию), а также к фактам, находящимся вне ее пределов, в том числе и к мотивам, если они были существенны для формирования воли, направленной на совершение сделки.
Угроза представляет собой психическое воздействие на волю контрагента с целью склонить его к заключению сделки. Угроза опорочивает сделку вследствие того, что внутренняя воля на ее совершение отсутствует, а имеется лишь волеизъявление. Угроза может быть словесной (устной или письменной), а также в виде реальных действий, бесспорно свидетельствующих о намерении правонарушителя причинить потерпевшему либо его близким личный или имущественный вред.
В тех случаях, когда сделка совершается органом юридического лица или его представителем, угроза причинить вред может относиться как к самому юридическому лицу, так и к субъекту, совершающему сделку от его имени (либо к близким указанного лица).
Опорочить сделку способна только существенная и реальная угроза. Этот вопрос решается судом с учетом всех обстоятельств дела, в том числе – индивидуальных особенностей потерпевшей стороны (ее возраста, уровня образования и т. п.) и правонарушителя (в частности, его социального или служебного положения). Угроза существенна, если она способна создать у субъекта представление об опасности (например, угроза похитить ребенка). Реальность угрозы означает возможность ее практического осуществления.
Опорочивает сделку угроза совершить как неправомерные, так и правомерные действия (например, сообщить по месту работы материально ответственного лица о скрытой им судимости за хищение), поскольку указанные обстоятельства в полной мере способны парализовать волю субъекта и склонить его к заключению сделки, которую при обычных условиях он бы не заключил.
Насилие – это противоправное воздействие на волю лица, совершенное путем причинения физических или душевных страданий ему самому либо его близким с целью побудить к совершению сделки. При насилии отсутствует не только внутренняя воля, но и волеизъявление (если насилие применяется во время заключения сделки) либо имеется лишь его видимость.
Насилие опорочивает сделку, когда исходит от контрагента либо от третьих лиц, действующих в его интересах и с его ведома. Как, однако, следует квалифицировать сделку, если ее участник не знал и по обстоятельствам дела не мог и не должен был знать, что к противной стороне применялось насилие? В литературе высказывалось мнение о том, что для признания сделки недействительной подобная, осведомленность значения не имеет. Эти обстоятельства учитываются лишь при определении имущественных последствий исполнения сделки. Изложенная точка зрения представляется не вполне обоснованной. Суть в том, что ст. 179 ГК РФ (равно как ранее действовавшая ст. 58 ГК РСФСР) не предусматривает возможности выбора правовых последствий недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы или насилия. Следовательно, остается неясным – каким образом можно учесть отсутствие у субъекта умысла на совершение указанных действий для того, чтобы освободить его от конфискации, предусмотренной п. 2 ст. 179 ГК РФ.
Представляется, что в подобной ситуации совершенные сделки следует признавать недействительными, как не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), поскольку при их заключении был нарушен принцип свободы договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ), в соответствии с которым понуждение к договору не допускается, кроме случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. Такая квалификация дает возможность применить имущественные последствия недействительности, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ, в виде двусторонней реституции. Тем самым исключаются не только конфискационные последствия в отношении стороны, действовавшей неумышленно, но и возложение на нее обязанности возместить реальный ущерб потерпевшему. При этом последний вправе взыскать причиненный вред с третьего лица, применявшего угрозу или насилие, в порядке, предусмотренном ст. 1064 ГК РФ. Важно также, что в подобном случае правонарушитель должен будет возместить вред в полном объеме, включая и упущенную выгоду.
Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной.
Сделки, как и иные юридические действия, могут совершаться субъектами не только лично, но и через представителей (см. главу II). При этом последний заключает сделку от имени представляемого в его интересах и за его счет.
Злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной является умышленный сговор указанных лиц с целью причинения ущерба представляемому. Наличие или отсутствие намерения получить при этом выгоду для признания сделки недействительной значения не имеет.
Порок воли в рассматриваемых сделках состоит в том, что волеизъявление представителя не соответствует воле представляемого. Вместе с тем наличие умысла на причинение вреда отличает указанные сделки от тех, в которых представитель превышает предоставленные ему полномочия (ст. 174 ГК РФ).
Кабальные сделки. Такими п. 1ст. 179 ГК РФ называет сделки, которые лицо вынуждено было совершить, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.
Для признания рассматриваемой сделки недействительной необходимо наличие одновременно трех взаимосвязанных фактов. крайней невыгодности; стечения тяжелых обстоятельств; вины контрагента.
Под стечением тяжелых обстоятельств принято понимать как отсутствие денежных средств для обеспечения важнейших жизненных потребностей (приобретения продуктов питания, лекарств и т. п.), так и исключительная нуждаемость потребителя в определенных видах продукции или товаров, производимых и (или) поставляемых предприятиями-монополистами, когда последние, используя свое монопольное положение на рынке, включают в договор условия, крайне невыгодные для контрагента, на которые последний, однако, вынужден соглашаться, чтобы предотвратить остановку производства и наступление еще больших убытков.
Крайняя невыгодность условий может выражаться в явном несоответствии цены продаваемой вещи ее действительной стоимости, во включении в договор условий, обременительных для потерпевшей стороны (например, о чрезмерно высоких процентах за предоставление займа).

<< Предыдущая

стр. 5
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>