ОГЛАВЛЕНИЕ

Суд присяжных — центральный институт судебных реформ 1864 и 1993 гг.

Реформы второй половины XIX в. в России привлекают современного исследователя умением правительства Александра II с относительно малыми потерями на рубеже 50—60-х годов выйти из кризисной ситуации, определить оптимальные направления преобразований—«революция сверху», обеспечивая при этом быстрое продвижение государства вперед на пути развития. В этот период прошлого века российское общество переживало осознание колоссального отставания от других стран и народов, необходимости перемен,— состояние, которое можно назвать общественным прозрением.
Либеральное окружение Александра II, не меняя основ государственного устройства — были сохранены форма правления в виде абсолютной монархии, система органов управления как в центре, так и на местах, — определило приоритетные направления реформ, обеспечивающих экономическое и социальное развитие страны. Была проведена судебная реформа 1864 г., обеспечившая защиту отношений собственности и прав личности. Были образованы органы земского и городского самоуправления, взявшие на себя решение вопросов в хозяйственной и социальной сферах на уровне губерний и уездов.
В XX в„ в ходе преобразований 80—90-х годов, реформировались одновременно институт президента, парламентаризм, государственно-территориальное устройство, местное самоуправление без определения первоочередных задач, приоритетных направлений реформ, их взаимной связи.
Исследователю проще восстановить ход подготовки преобразований 60—70-х годов XIX в., нежели сегодняшних. Так, на подготовку судебных уставов 1864 г. ушло, по меньшей мере, семь лет. Летом 1857 г. Александр II высочайше повелел представить в Государственный совет проект Устава гражданского судопроизводства, разработанный во II отделении его императорского величества канцелярии. Проект был представлен вместе с объяснительной запиской к нему'. Существуют десятки томов материалов по подготовке судебной реформы 1864 г. в России^, содержащие варианты проектов судебных уставов, отражающие борьбу идей и мнений вокруг них.
' См.: Российское законодательство Х—XX веков. В 9 томах / Под общей ред. О. И. Чистякова. Судебная реформа. М„ 1991. Т. 8. С. 9, ' См.: Материалы по судебной реформе в России 1864 г. С-Пб„ 1864.
2 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
К сожалению, в проводимых в наши дни преобразования судебной реформе не отводится первоочередная роль, как прошлом столетии. Недооценка суда, места и роли его в о( ществе и государстве уходит корнями в советское прошло' когда суд не являлся ветвью государственной власти, самост( ятельной и независимой от двух других ветвей — законодг тельной и исполнительной. Как следствие — и в официальны документах того времени в общем перечне правоохранител1 ных органов суд занимал место после милиции и прокуратур]
Между тем успех других реформ в значительной степей обусловлен состоянием дел в сфере судоустройства и судопр( изводства. Надлежащего судебно-правового обеспечения тр( бует экономическая реформа. Суд призван выступать в каче< тве арбитра в спорах между законодательной и исполнител1 ной властями. Решение проблем государственно-территориал1 ного устройства, сохранение целостности Российской Федерг ции, разрешение конфликтов между федеральной властью субъектом Федерации, снятие напряженности в отношения субъектов Федерации друг с другом — прерогатива судебно] власти.
Какие бы права ни предоставлялись человеку — будь то свс бода и личная неприкосновенность, право собственности, ш литический и идеологический плюрализм, участие в управл< нии делами общества и государства, — они приобретут смыс и будут реально осуществляться лишь при наличии механиг ма судебной защиты. Закрепление на конституционном ypOBi приоритета прав и свобод человека и гражданина должно бы1 обеспечено судебными гарантиями. Конечно, обращение в суд -всегда крайняя мера (можно за всю жизнь ни разу не воспол] зоваться правом на обращение в суд). Однако в нормально] цивилизованном обществе человек должен быть уверен в boi можности защитить в суде любое нарушенное право.
Проводя параллели между судебной реформой 1864 г. в Ро< сии и нынешней, нельзя не отметить, что во второй половит XIX в. реформировалась одновременно вся система судоу« тройства и судопроизводства. Отказавшись от хаотичной си« темы сословных судов, судебные уставы ввели стройную си« тему судебных органов со строго очерченной компетенцие) параллельно действовали система мировых судов для рассмси рения малозначительных уголовных и гражданских дел, зг мыкавшаяся на уровне уезда, и система общих судебных устг новлений (окружные суды, охватывающие территорию не<гкол] ких уездов, и судебные палаты, юрисдикция которых распро) транялась на несколько губерний); венчал систему судебны органов Сенат — единственная в империи кассационная hi станция. Были провозглашены: равенство всех перед судо^ независимость суда от администрации, несменяемость ci
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 3
дей, гласность, состязательность, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности, оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи. Учреждались: институт судебных следователей, адвокатура, суд присяжных, реорганизовывалась прокуратура. Демократизм судебной реформы 1864 г. проявляется особенно отчетливо на фоне старых судебных порядков, когда у каждого сословия были свои суды, одни и те же органы государства выполняли одновременно административные и судебные функции, двери судов были закрыты для публики, процесс носил инквизиционный характер (за исключением применения пыток, которые были отменены в 1801 г.) с формальной оценкой доказательств, когда «лучшим свидетельством всего света» считается собственное признание, сила доказательств заранее определена законом, не зависит от их внутреннего содержания.
В отличие от этого в 80—90-х годах XX в. совсем не имелось в виду сломать существовавшую судебную систему, а затем учредить новый суд. Предполагалось постепенно трансформировать ее, дополнить новыми типами юстиции, формами судопроизводства, демократическими принципами и институтами судоустройства и судопроизводства с учетом потребностей общества и государства, принимая во внимание зарубежный и собственный дореволюционный опыт.
Среди направлений судебной реформы в Российской Федерации можно выделить: 1) повышение статуса судьи как носителя судебной власти, самостоятельной и независимой от двух других ветвей — законодательной и судебной; 2) введение конституционной юстиции для обеспечения соответствия Конституции РФ федерального, республиканского, регионального законодательства, иной нормотворческой деятельности, для урегулирования споров между ветвями и уровнями власти;3) создание системы арбитражных судов для разрешения конфликтных ситуаций в сфере экономики между субъектами различных форм собственности; 4) введение альтернативной фор^ы судопроизводства с участием присяжных заседателей'. Такие принципы судопроизводства, как состязательность, право обвиняемого, подсудимого на защиту, презумпция невиновности, должны быть более полно воплощены в жизнь, будет создан правовой механизм их последовательной реализации.
Путь радикального реформирования, коренной ломки старой и создания новой судебной системы, предпринятый «отцами» судебной реформы 1864 г., требует большей подготовки, больших усилий. Путь постепенного «врастания» суда в новые общественно-экономические, государственные отношения, при-
' См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М„ 1992.
4 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
нятия отдельных законов о судоустройстве и судопроизводстве, по которому идет нынешняя судебная реформа в Российской Федерации, требует меньших материальных и организационных затрат. Однако здесь реформатора подстерегает опасность. Механизм судоустройства и судопроизводства представляет собой единое целое, все звенья которого взаимосвязаны. Несогласованность, сбой, даже опережение в одном звене могут вывести из строя весь механизм.
Судебные уставы 1864 г. обеспечивали целостность судебной системы России. Принципы и институты судебной реформы действовали как единый механизм, дополняли друг друга. Только независимый, несменяемый судья мог реально обеспечить процедуру судопроизводства на началах гласности, состязательности, права подсудимого на защиту при участии присяжных заседателей. И наоборот, гласность, состязательность сторон, право на защиту более полно воплощались в жизнь перед призванными в суд представителями общества, выносившими вердикт о виновности (невиновности) подсудимого, при участии независимого, несменяемого судьи в процессе.
При всем единстве и целостности системы судоустройства п судопроизводства можно, пожалуй, выделить один из институтов, занимавший в ней центральное место. Таким краеугольным камнем, ядром реформы уголовной юстиции был суд присяжных.
Можно сослаться на авторитетное мнение министра юстиции Н. В. Муравьева', официально выраженное в 1901 г. его
' Н. В. Муравьев — известный государственный деятель (с 1894 по 1905 г. занимал пост министра юстиции Российской империи), юрист-практик (его деятельность была связана с прокуратурой) и теоретик (его перу принадлежит фундаментальный труд по истории прокуратуры в дореволюционной России, двухтомник «Из прошлой деятельности»). В советской исторической и историко-правовой науке личность и деятельность Н. В. Муравьева оцениваются однозначно отрицательно. Причина — как конъюнктурные устремления, определенное лицемерие в его словах и поступках, так и участие его в качестве прокурора в предварительном расследовании и судебном разбирательстве по делам народников (достаточно назвать дело об убийстве 1 марта 1881 г. Александра II, по которому Н. В. Муравьев выступал в качестве обвинителя). Представляется, что в настоящих условиях деятельность Н. В. Муравьева требует объективной оценки. Достаточно сказать, что в период 1894—1899 гг. он возглавлял комиссию для пересмотра законоположений по судебной части, которая и вошла в историю под названием «муравьевской». Хотя проекты новой редакции судебных уставов, разработанные комиссией, оказались «мертворожденными», материалы ее деятельности содержат богатейшие теоретические положения и практические обобщения по проблемам судоустройства и судопроизводства.
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 5
представлении в Государственный Совет: «. . . только участием в уголовном процессе, наравне с профессиональными судьями, и общественного элемента, в лице присяжных заседателей, достигается недоступная коронному суду возможность оценки рассматриваемого деяния с точки зрения живого и непосредственного чувства правды и справедливости, утверждается строгое соблюдение на суде начал непосредственности, устности, гласности и равноправия сторон, обеспечивается независимость и нелицеприятие судебных приговоров и обусловливается внутренний их авторитет, основанный на неразрывной связи между отправлением правосудия органами государственной власти и правовыми воззрениями народа»'.
Действительно, на что направлено уголовное преследование? Во имя чего работают следователь, прокурор, адвокат? Необходимо установить, имело ли место событие преступления, имел ли подсудимый отношение к его совершению, вино-век ли он. Признание лица виновным (или невиновным) в совершении преступления — прерогатива суда. Принципиально важно, что это будет за суд: единоличный судья, коллегия профессиональных судей, объединенные в одну коллегию с судьей представители общества или представители общества, принимающие решение по делу самостоятельно и независимо от профессионального судьи — присяжные заседатели, то есть в чьих руках будет находиться кульминационная стадия уголовного процесса — признание лица виновным в совершении преступления. Суд присяжных заседателей — это суд в полном смысле этого слова. Но условия работы этого суда, восприятие им происходящего в ходе судебного разбирательства, оценка фактических обстоятельств дела принципиально иные, нежели у суда, состоящего из профессионалов, или даже у общественных судей, объединенных в одну коллегию с профессиональными судьями. Участие присяжных заседателей уже само по себе предполагает демократическую процедуру судебного разбирательства, противоречит обвинительному уклону в сфере уголовного судопроизводства.
Современная концепция судебной реформы в Российской Федерации отводит суду присяжных центральную роль в демократизации уголовной юстиции, рассматривая его как ин˜ ститут, призванный стимулировать состязательность процес-
' Центральный государственный исторический архив. (Далее -ЦГИА). Ф. 1626. Оп. 1. Д. 257. Л. 48 (об.).
6 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
са, «подтянуть» следствие, повысить профессиональный уровень юристов. Конечно, надеяться на то, что с введением суда присяжных вся система уголовного судопроизводства автоматически приобретет качественно новый уровень, было бы утопией. Однако при том, что согласованному проведению реформы уголовной юстиции в современной России объективно мешают ведомственные препоны, разобщенность различных бюрократические структур, независимо от субъективного настроения отдельных представителей этих ведомств (была отклонена идея Следственного комитета, призванного объединить следствие, адвокат по-прежнему не имеет права по собственному почину собирать доказательства) — это уже шаг вперед.
От появления идеи суда присяжных на волне демократических преобразований второй половины 80-х годов XX в. до практической реализации института прошло довольно много времени.
Норма, предусматривающая введение в современную практику суда присяжных, впервые появилась в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в ноябре 1989 г. Ст. II Основ предусматривала, что «по делам о преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение свободы на срок свыше десяти лет, вопрос о виновности подсудимого может решаться судом присяжных (расширенной коллегией народных заседателей)». Отождествление в законе суда присяжных с расширенной коллегией народных заседателей говорит об отсутствии у законодателя четкого представления о принципиальных различиях двух этих институтов.
Последующее оформление института происходит в российском законодательстве на конституционном уровне. Законом РСФСР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» от 1 ноября 1991 г. ч. 1 ст. 166 Конституции была изложена в новой редакции: «Рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах осуществляется. . . с участием присяжных заседателей, народных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей или единолично судьей».
Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая 22 ноября 1991 г., провозгласила: «Смертная казнь впредь до ее отмены может применяться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против личности только по приговору суда с участием присяжных заседателей» (ст. 7). Как известно, Декларация вошла во II раздел
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 7
«Государство и личность» Конституции. Однако при внесении Съездом народных депутатов Российской Федерации 21 апреля 1992 г. поправок в текст Конституции из ст. 38, соответствующей ст. 7 Декларации, «выпал» конец фразы, касающийся присяжных заседателей. Тогда же в Конституции появилась ст. 67°: «Гражданин Российской Федерации в соответствии с федеральным законом несет гражданскую обязанность участвовать в осуществлении правосудия в качестве народного или присяжного заседателя». Последовательное внесение в ходе конституционной реформы в России в текст Конституции поправок, касающихся суда присяжных, свидетельствует о соответствии этого института общему ходу демократических преобразований в стране.
1 От декларативного провозглашения суда присяжных на конституционном уровне до законодательного его закрепления на уголовно-процессуальном уровне прошел значительный отрезок времени. Направленный 10 января 1993 г. Президентом РФ в Верховный Совет РФ проект закона об альтернативном судопроизводстве с участием присяжных заседателей, пройдя 3 марта 1993 г. одну палату парламента —Совет Республики, был отклонен другой — Советом Национальностей. Законопроект был одобрен Советом Национальностей лишь в результате третьего голосования, состоявшегося 2 июня 1993 г. Проект закона был отправлен на доработку для рассмотрения его во втором чтении. Дата принятия Закона — 16 июля 1993 г.
По сравнению с первоначальным вариантом, внесенным в Верховный Совет, вследствие учета мнения народных депутатов, представителей заинтересованных ведомств, ученых, практических работников законопроект претерпел ряд существенных изменений. По сравнению с законопроектом, предусматривавшим рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей и судами районного (городского) звена, Закон ограничивает сферу применения института уровнем областных (краевых) судов. Был приближен к нашим реалиям механизм формирования скамьи присяжных заседателей. С учетом зарубежного опыта Закон предусматривает возможность применения усеченной процедуры судебного разбирательства в суде присяжных в случае признания подсудимым своей вины. Был несколько упрощен порядок вынесения вердикта присяжными заседателями: устранено положение о признании вердикта недействительным, если семь присяжных высказались за осуждение подсудимого, пять — за оправдание; для принятия об-
8 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
винительного вердикта закон считает достаточным простой перевес голосов, оправдательного — равенство голосов.
Следующий этап — практическая реализация института. Постановление Верховного Совета Российской Федерации предусмотрело введение альтернативной формы судопроизводства с участием присяжных заседателей на территории Ставропольского края, Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областей с 1 ноября 1993 г., на территории Алтайского и Краснодарского краев, Ульяновской и Ростовской областей — с 1 января 1994 г. Предусматривается дальнейшее поэтапное введение института на территории других субъектов Российской Федерации.
Что касается постепенного распространения новой формы судопроизводства на территорию России, нынешняя судебная реформа перекликается с реформой второй половины XIX в. По мнению известного русского публициста того времени М.Н. Каткова, «система предполагает внести новые суды в небольшой местности, особенно удобной для этой цели, и тут ввести их уже в совершенной полноте проектированного для них плана, а в остальных частях империи одновременно с этим принять все возможные меры к упрощению и улучшению судопроизводства, а также к подготовлению перехода от старого судопроизводства к новому.... Опыт новых учреждений, произведенный в немногих губерниях, покажет те недостатки, недомолвки и ошибки, которые потребуют дополнения и исправления, а начавшаяся практика нового суда послужит образцом»'. Несмотря на несколько непривычный для современного читателя слог, идея постепенного распространения .судебной реформы на регионы России звучит очень современно.
Введение суда присяжных сразу и повсеместно, на всей территории Российской Федерации, не планируется, как и упразднение существующей формы судопроизводства. Производство в суде присяжных — это альтернатива. Время покажет преимущества и недостатки различных форм судопроизводства.
Идея «отцов» судебной реформы 1864 г. о постепенном распространении нового суда в России, кроме позитивного смысла, имела и негативные последствия. Началом практической реализации судебной реформы было открытие весной 1866 г. окружных судов в Петербурге и Москве. Саратовский окружной суд был, к примеру, открыт в 1871 г. Рассмотрение уголов-
Московские ведомости. 1865. 30 апреля. Передовая статья.
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 9
ных дел с участием присяжных заседателей проходило именно в окружных судах. Постепенное, планомерное распространение принципов и институтов уставов 1864 г. на губернии России продолжалось до 1884 г. С середины 80-х годов прослеживается курс на свертывание реформаторской деятельности правительства, открытие новых судов прекращается. Только после 14-летнего перерыва в 1898 г. вышел закон, распространивший суд присяжных на Астраханскую, Олонецкую, Оренбургскую, Уфимскую губернии. Государственная Дума III Созыва в 1912г. признала «необходимым скорейшее введение суда присяжных в Енисейской и Иркутской губерниях, в Забайкальской и Амурской областях, а также желательным распространение этой формы суда на губернии Прибалтийского края и Варшавского судебного округа и все остальные местности империи, на которые учреждение суда присяжных не распространено. Подобное же пожелание было высказано Государственной Думой IV созыва в июне 1914 г.»'. Однако в силу неспособности властей осуществить серьезные преобразования, а также по обстоятельствам военного времени принимаемые Думой решения оставались лишь пожеланиями. Суд присяжных на окраинах дореволюционной России так и не начал действовать.
Распространению судебной реформы в целом и суда присяжных в частности мешали не только экономические и организационные причины, но и несоответствие новых судебных порядков основам российской государственности того времени. За внешними причинами чаще всего кроются причины внутренние, которые становятся очевидными с высоты истории. То, что выше говорилось о единстве и целостности судебного механизма, вполне можно отнести к государству как единой сбалансированной системе.
Судебная реформа 1864 г., по общему признанию современников и исследователей, была самой демократичной, наиболее последовательной в ряду преобразований второй половины XIX в. в России. В ходе ее практической реализации выявилось несоответствие нового суда основным институтам самодержавия. Независимость суда ограничивала власть императора. И это в условиях абсолютизма! Несменяемость судей принципиально отличала их статус от положения иных государственных чи-
' Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет. Пг., .1914. Т. 2. С. 158.
10 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
новников: ведь в государстве незыблемо поддерживалась иерархическая подчиненность бюрократического аппарата. Равенство всех перед судом противоречило существовавшему в России сословному строю с его привилегиями и ограничениями. Суд присяжных, основанный на широком вовлечении представителей общества в одну из сфер государственной деятельности — отправление судопроизводства, действовал при отсутствии в государстве представительных учреждений. По оценкам современников судебная реформа 1864 г. характеризовалась как «инородное тело в организме самодержавия», «одежда не по мерке». В переписке К. П. Победоносцева (участвовал в подготовке реформы 1864 г.), впоследствии ставшего идеологом политики контрреформ, проводимых правительством Александра III, находим, что в России «конституция была бы менее преждевременна . . . нежели суд присяжных»'.
В случае дальнейшего поступательного развития России по пути реформ во второй половине XIX в. суд утратил бы со временем свою опережающую роль в государстве, пришел бы в соответствие с другими институтами самодержавия. Однако произошло обратное: «правительство вынуждено было, почти вслед за изданием уставов 1864 года, вступить на путь их исправления»^ К 1894 г., то есть за 30 лет существования, в них было внесено около 700 дополнений, изменений, поправок', среди которых «были и такие, которые захватывали вглубь и вширь целые судебные институты и радикально изменили все их построение, вовсе не находясь при этом во взаимном органическом соотношении. В каччстве рельефных примеров укажем вспомнить законы 1878,1887 и 1889 годов о составе и компетенции суда присяжных, 1885 г. о судебном надзоре, 1887 г. об ограниччнии судебной публичности и особенно Положение и Правила 1889 г. о земских участковых начальниках, вошедшие глубоким клином в здание, возведенное судебными уставами»*.
В ходе обратных преобразований, направленных на приведение суда в соответствие с другими государственными ин-
' Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки / Под ред. М. Н. Покровского. М.—Пг„ 1923. Т. 1. Полутом 1. С. 227.
" Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Объяснительная записка к проекту новой редакции учреждения судебных установлений. С-Пб„ 1900. Т. 1. С. 67. ° См.: Муравьев Н. В. Из прошлой деятельности. Т. 2. С. 587. * ЦГИД. Ф. 1405. Оп. 539. Д. 327. Л. 50.
Глава 1. Центральный институт судебных реформ II
ститутами — исследователи иногда называют их судебной контрреформой', при одновременном «исправлении» выявившихсяяна практике недостатков уставов 1864 г. ни один из институтов судебной реформы не претерпел столько изменений, сколько суд присяжных^.
Если определить основные направления, по которым шло законодательство о суде присяжных, принятое в дополнение и изменение уставов 1864 г., то это будут: 1) ограничение компетенции суда присяжных; 2) обеспечение надлежащего состава скамьи присяжных заседателей; 3) совершенствование процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей.
Очевидно, что правительство усматривало в суде присяяных не только юридический, но и политический институт. Это объясняется как самой природой этого учреждения, служащего связующим звеном между обществом и государство^, так и особенностями государственного устройства России — при отсутствии участия представителей общества в других сферах государственной деятельности они допускались в суд, политической ситуацией в стране — подъем революционной активности, крайним проявлением которой был террор народников, повлекший судебные процессы. Поправки к уставам 1864 г.
' Термин «судебная контрреформа» применительно к законодательству, принятому в дополнение и изменение уставов 1864 г. в дореволюционной литературе, впервые встречается у А. А. Кизеветтера (см.: История России в XIX веке. М., 1916, Ч. II. С. 123). В дальнейшем его использовал Б. В. Виленский применительно к законодательству 70— 80-х годов XIX в. (см.: Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969).
' Основные нормативные акты о суде присяжных, принятые в дополнение и изменение уставов 1864 г.: указ Сената от 23 июня 1871 г. о порядке составления списков присяжных заседателей; указ Сената от 20 марта 1872 г. о включении некоторых должностных лиц в списки присяжных заседателей; указ Сената от 14 июня 1873 г. об уважительных причинах неявки присяжных заседателей в суд; определение Сената от 5 сентябряя1873 г., запрещавшее земским собраниям назначать денежные пособия нуждающимся присяжным заседателям из крестьян; законы 9 мая 1878 г. и 7 июля 1889 г. об ограничении компетенции суда присяжных; закон 28 апреля 1887 г., изменивший порядок формирования суда присяжных; закон 2 марта 1910 г. о разъяснении присяжным заседателям угрожавшего подсудимому наказания.
12 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
были направлены прежде всего на то, чтобы ограничить политический характер суда присяжных, обеспечить его лояльность существующему режиму. Ограничивая компетенцию суда присяжных, законодатель в первую очередь изымал из его ведения дела, носившие «политический оттенок»,— дела о преступлениях против порядка управления, насильственных действиях против должностных лиц и т. д. (дела о государственных преступлениях с самого начала не были подсудны присяжным заседателям). Правительство заботилось о привлечении в присяжные заседатели тех слоев общества, которые служили опорой самодержавия (например, зажиточных крестьян, «благонадежный элемент в среде сельских обывателей») и, напротив, ограниччвало доступ разночинной интеллигенции (мелких чиновников, учителей и пр., которые «оказались на практике не вполне благоприятным элементом в составе присяжных»)'.
Далеко не так быстро .и последовательно принимались поправки, направленные на совершенствование юридической природы суда присяжных, на урегулирование вопросов процедуры. По свидетельству А. Ф. Кони, «каждое реальное и неоднократное предложение, вызванное действительными потребностями этого суда, в целях правосудной деятельности, принималось неохотно и надолго увязало в канцелярской тине петербургского бюрократического болота. Достаточно указать хотя бы на то, что дЛя осуществления такой насущной меры, как улучшение состава комиссий, изготовляющих общие списки присяжных, потребовался тринадцатилетний горестный опыт. Лишь на двадцать восьмом году существования суда присяжных обнародовано разумное ограничение права отвода присяжных. . . Для того чтобы перестать держать представителей общественной совести в тупом неведении о грозящем подсудимому наказании, потребовалось сорок пять лет. А между тем, в первые же тринадцать лет были произведены существенные и обширные сокращения подсудных присяжным заседателям дел»^
Практика внесения в уставы 1864 г. поправок, направленных отчасти на введение суда в общий строй государственных учреждений, отчасти на устранение выявившихся на практике их недостатков, нарушила целостность и органическое единство этой системы. В конце XIX в. была предпринята попытка
' ЦГИА. Ф. 1149. Оп. 10. 1884. Д. 58. Л. 12. " Кони А. Ф. Соч. Т. 1. С. 332—333.
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 13
разработать и принять новые судебные уставы. Однако проект новой редакции, судебных уставов, подготовленный комиссией под председательством министра юстиции Н. В. Муравьева и внесенный в 1901 г. на рассмотрение Государственного Совета, так и не был принят.
Суд присяжных оказался в центре дискуссии, развернувшейся в ходе работы комиссии. Известный исследователь судебной реформы 1864 г. Г. Джаншиев писал: «В работах комиссии по пересмотру судебного законодательства в начале нынешнего (1895) года имел место эпизод особого оживления, обративший на себя общественное внимание. При министерстве юстиции устроено было совещание высших представителей судебных округов -^ старших прокуроров и председателей судебных палат,—для уяснения взглядов судебных практиков по важнейшим вопросам судоустройства и судопроизводства, и в том числе по кардинальному вопросу о суде присяжных. Этот вопрос обсуждала секция совещания под руководством А. Ф. Кони. Опытные практики, собравшиеся с разных концов. России, почти единогласно (18 голосов против 2) выступили решительными защитниками суда общественной совести»'.
Вопрос о том, стоит сохранять в России суд присяжных или его следует отменить, больше в муравьевской комиссии не поднимался. Однако подробно обсуждались формы и условия деятельности этого института. Так, наряду с прис ясными заседа-тел ми об его состава — ими именовалось то учреждение, которое уже имелось в России — предполагалось создание суда прис ясных особого состава. Списки присяжных заседателей особого состава должны были составляться на основе общих списков присяжных заседателей. В них подлежали отбору лица, отвечавшие условиям повышенного имущественного, образовательного и служебного ценза. В ведение присяжных заседателей особого состава предлагалось передать дела о преступлениях против порядка управления, должностных преступлениях, преступлениях против имущества и доходов казны и некоторые другие. Присяжных заседателей особого состава предполагалось объединить в одну коллегию с коронными судьями для решения вопросов как вины и невиновности подсудимого, так и постановления приговора^
' Джаншиев Г. Суд над судим присяжных. М., 1896. С. 3—4. ^ См.: Проект новой редакции учреждения судебных установлений. С-Пб., 1900. Ст. 90; Проект новой редакции Устава уголовного судопроизводства. С-Пб., 1900. Ст. 32, 779.
14 Глава 1. Центральный институт судебных реформ
Как оценить эту, по сути дела, новую форму судопроизводства, предложенную комиссией? Учреждение особого состава присяжных, отвечавших условиям повышенного ценза, привело бы к ослаблению суда присяжных общего состава. Объединение судей от общества в одну коллегию с профессиональными судьяяи, когда первые лишаются самостоятельности при вынесении решения по делу, противоречит самой сущности суда присяжных. В то же время к компетенции суда присяжных особого состава отошли бы дела о преступлениях, изъятые из ведения присяжных заседателей.
Какова будет судьба суда присяжных, делающего пока первые шаги в современной России? В этом смысле дореволюционный отечественный опыт применения института позволяет извлечь некоторые уроки и, хочется надеяться, предотвратить возможные ошибки.
На момент введения суд присяжных отвечал общей направленности преобразований в обществе и государстве на демократизацию. Он соответствовал также принципам конституционного строя Российской Федерации, провозглашенным в Конституции.
Практика применения судебных уставов 1864 г. подтверждает центральное место института присяжных заседателей в системе уголовной юстиции. Другие принципы и институты — следствие, состязательность, право на защиту, презумпция невиновности — обеспечивают собственно функционирование суда присяжных. Если невозможно осуществить реформу уголовной юстиции в целом, реформировать одновременно все принципы и институты, что было бы оптимальным вариантом, то предпочтительнее начать с суда присяжных. Этот институт способен сразу же покончить с обвинительным уклоном в уголовном судопроизводстве. Однако нельзя ждать, что другие принципы и институты сами по себе «подтянутся» до уровня суда присяжных, нельзяяограничиваться только введением этого института. Надо продвигать реформу уголовного судопроизводства вперед, обеспечивая ее законодательными, экономическими, организационными средствами. В противном случае, поскольку судоустройство и судопроизводство целостный организм, новый институт может оказаться отторгнутым как «инородное тело». Точно так же, начав реализацию института на практике первоначально в нескольких наиболее подготовленных для этого регионах, нужно заботиться о дальнейшем распространении института на территории Российской Федерации, иначе суд присяяных так и не достигнет окраин, как это
Глава 1. Центральный институт судебных реформ 15
случилось в дореволюционный период. Если в прошлом веке проведение судебной реформы было растянуто на три с половиной десятилетия — «высочайший» указ о завершении ее последовал 1 июля 1899 г.', — то мы живем в более динамичное время, нельзя долго ждать, что противоречит провозглашенным в ст. 2 Конституции РФ правам человека как высшей ценности, признание, соблюдение и защита которых является обязанностью государства.



ОГЛАВЛЕНИЕ