<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

— кратко излагает исследованные в ходе судебного заседания доказательства; — приводит позиции сторон;
— разъясняет основные правила оценки доказательств; — объясняет порядок совещания и постановления вердикта (ч. 6 ст. 451 УПК).
Все объяснения даются судьей применительно к обстоятельствам конкретного дела. В дореволюционной уголовно-процессуальной науке разными авторами последовательно обосновывалась мысль о том, что общие положения, высказанные судьей без применения к данному делу, касаются ли они содержания уголовного закона, правил оценки доказательств, других элементов, входящих в напутственное слово, будут совершенно бесполезны для присяжных, не привыкших к абстрактно-юридическим формулировкам.
Судья разъясняет присяжным заседателям существенные признаки состава преступления, вменяемого подсудимому обвинением, по фактическим обстоятельствам данного дела, отягчающие и смягчающие вину обстоятельства, а также угрожающую подсудимому меру наказания.
Напутственное слово строится на основании происходящего в ходе судебного разбирательства, а не на содержащихся в деле материалах предварительного следствия. Судья напоминает присяжным исследованные доказательства, группируя их, чтобы помочь присяжным справиться со сложным фактическим материалом.
Вообще напутственное слово освобождает присяжных от впечатления, произведенного на них пристрастными речами государственного обвинителя и защитника. Стороны, отстаивая каждая свою позицию в процессе, могут исказить обстоятельства дела, толковать закон с выгодной им точки зрения. Задача судьи — восстановить действительные фактические обстоятельства, выявившиеся при исследовании доказательств, разъяснить подлинный смысл закона.
Закон вменяет в обязанность судье в напутственном слове разъяснить присяжным «основные правила оценки доказательств в их совокупности, сущность принципа презумпции невиновности, положение о толковании неустранеиных сомнений в пользу подсудимого» (ч. Зет. 451 УПК). Судья отнюдь
§ 5. Напутственное слово 89
не должен стремиться изложить присяжным (насколько ему удастся в рамках отведенного времени) теорию доказательств. Будучи основой основ для любого юриста, эта теория в отрывочном и бессистемном изложении перед присяжными заседателями потеряет свое значение. Не случайно ст. 803 УУС 1864 г., требуя от судьи изложения в заключительном слове «общих оснований к суждению о силе доказательств», в то же время говорит, что эти основания объясняются судьей присяжным «не в виде непреложных положений, но лишь в смысле предостережения от всякого увлечения к обвинению или оправданию подсудимого». Ч. Зет. 451 УПК ориентирует судью прежде всего на изложение присяжным правил оценки доказательств в их совокупности, разъяснение сущности принципа презумпции невиновности, положения о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого.
Судья в своем резюме объясняет присяжным заседателям, что при вынесении вердикта они должны: основываться на своём внутреннем убеждении; руководствоваться принципом презумпции невиновности, согласно которому подсудимый не обязан доказывать свою невиновность, — бремя доказывания вины подсудимого лежит на государственном обвинителе, отказ подсудимого от дачи показаний, его молчание на суде отнюдь не являют- . ся свидетельствами его виновности; толковать неустраненные в ходе судебного разбирательства сомнения в пользу подсудимого; оценивать исследованные в суде доказательства (показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключения экспертов и др.) в их совокупности, согласовывая их одно с другим; не принимать во внимание доказательства, исключенные из судебного разбирательства как недопустимые; придавать первостепенное значение доказательствам, представленным из первоисточника (когда свидетель показывает то, что известно ему лично, а не по слуху от другого лица); не воспринимать как доказательства доводы, прозвучавшие в речах сторон; и т. д.
Это далеко не полный перечень «общих оснований к суждению о силе доказательств», которые судья приводит в напутственном слове. Некоторые из них предусмотрены ч. 3—5 ст. 451 УПК. Вообще судья, разъясняя присяжным заседателям правила оценки доказательств, должен исходить из обстоятельств конкретного дела.
В соответствии с ч. 6 ст. 451 УПК в напутственном слове председательствующий также разъясняет присяжным порядок их совещания и постановления вердикта. Как правило, судья вынужден возвратиться к объяснению присяжным их
90 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
прав и обязанностей, которое уже давал раньше. 4.7 ст. 451 УПК прямо указывает, что председательствующий завершает свое напутственное слово напоминанием присяжным заседателям содержания данной ими присяги.
Закон запрещает судье при произнесении напутственного слова «в какой-либо форме выражать свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей» (ч. 2 ст. 451 УПК). Аналогичный запрет содержался в УУС 1864 г.: судья «в случае надобности восстановить обстоятельства, неправильно изложенные сторонами, или истинный разум закона, не точно ими истолкованного, не должен в объяснениях своих . . . обнаруживать собственного своего мнения о вине или невинности подсудимого» (ст. ^02).
С одной стороны, «председатель, по своему положению в процессе, не должен быть ни представителем подсудимого, ни его обвинителем; в противном же случае объяснение председателя отличалось бы пристрастием, задача присяжных усложнилась бы, и гарантия правильности вердикта их уменьшилась бы»'. В этом смысле предъявляемое законом к судье требование объективности и нейтральности является обоснованным. Но, с другой стороны, судья «в резюме своем, напутствующем присяжных в их решении, должен изложить им свое убеждение о деле, скрывая при том от них, что это его мнение»*. Возникает противоречие.
Председательствующий судья должен кратко изложить обстоятельства дела, то есть выбрать то, что ему кажется более значимым. «Вот в выборе обстоятельств дела, кажущихся председателю существенными, и сказывается мнение его. Сила и значение улик и доказательств определяются каждым соответственно своему я. (. . .) Кроме того, громадное значение имеют группировка обстоятельств дела и известная систематичность в их изложении. (.. .) Оттеняя различно одни обстоятельства перед другими и умело группируя их, можно представить одно и то же дело с совершенно другой стороны»'. Данная точка зрения, отрицающая возможность произнесения судьей резюме, не выражая при этом своего мнения по делу, принадлежит известному исследователю дореволюционного суда при-
' Василенко И. Г. Заключительное слово председателя. С-Пб., 1878. С. 129.
* Хрулев С. Указ. соч. Кн. 9. С. 51. ' Там же. С. 52. . ' •
§5. Напутственное слово .91
сяжяъщ С. Хрулеву. В качестве подтверждения ^ автор при.-водит резюме различных председательствующих по одному; и томе же делу в случае кассации рещения. Несмотря на Ж^жу-щееся беспристрастие судей, один.врврей заключительной речи подчеркивает одни обстоятельства; другой, обходя эти обстоятельства молчанием, подчеркивает факты иного рода. В результате у присяжных заседателей всякий раз формируется новое мнение. К тому же надо учитывать власть, которую имеет председательствующий судья над присяжными. «То, что стороны должны старательно доказывать или опровергать — доказывается и опровергается председателем перед присяжными заседателями совершенно легко, ибо одно его заявление, один намек его для присяжных составляет доказательство. Вот почему все объяснения председателя для присяжных должны иметь вообще особо важное значение, а в Некоторых случаях значение рещающее»^ К авторитетному мнению С. Хрулева следует прислушаться. Возможно ли в принципе требовать нейтралитета и беспристрастия от судьи при произнесении им напутственного слова?
Пленум Верховного Суда РФ обращается к этой проблеме, указывая судам, что «по смыслу закона, под нарушением председательствующим принципа объективности при произнесении напутственного слова следует понимать^ в частности, напоминание присяжным заседателям только уличающих или только оправдывающих подсудимого доказательств, исследованных;в суде, их оценку, выражение в какой-либо форме своего мне" ния по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей» (п. 21 Постановления Пленума 1994 г.). Вряд ли руководящие указания Пленума проясняют суть проблемы. Конечно же судья никогда не станет превращать свое резюме в обвинительную или, наоборот, защитительную речь, указывать присяжным, что и на какой вопросим следует ответить. Достаточно одной фразы, чтобы необъективность судьи, навязывание им присяжным своего мнения составили повод, к кассации. .
Согласно ч.9 ст. 451 УПК государственный обвинитель, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый и его защитник вправе заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова судьи по мотивам нарушения им принципа объектив-
Хрулев С. Указ. соч. С. 59.
92 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
ности. Сторона, своевременно в ходе судебного заседания не заявившая возражений по поводу содержания напутственного слова, не вправе ссылаться в дальнейшем на содержание напутственного слова как на основание для пересмотра дела вышестоящим судом. В целях обеспечения прав сторон Верховный Суд требует, чтобы содержание напутственного слова было подробно изложено в протоколе судебного заседания или в полном объеме в письменном виде приобщено к делу. В протоколе должно быть также указано, заявлены или нет сторонами возражения в связи с содержанием напутственного слова (п. 21 Постановления Пленума 1994 г.).
Практика судов других государств в этом вопросе различна. Так, в Англии, на родине суда присяжных, судья, давая наставления присяжным, нелишен права высказывать свое мнение и даже советовать оправдать подсудимого (если он, например, усмотрит отсутствие состава преступления). «В США судьи федеральных судов могут комментировать доказательства и выражать свое мнение относительно фактов, но эта практика запрещается почти в половине штатов, а в других сильно ограничена»'.
§ 6. Вердикт
В соответствии с ч. 1 ст. 454 УПК вердиктом является решение коллегии присяжных заседателей по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого. Присяжные выносят вердикт:
— без постороннего влияния, удалившись в совещательную комнату;
— открытым голосованием, причем никто не вправе воздержаться от принятия решения;
—путем принятия, по возможности, единодушного решения, при невозможности достичь его — простым большинством голосов;
— ответы даются по каждому вопросу отдельно; — ответ представляет собой утвердительное «да» или отрицательное «нет» с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим сущность ответа;
' Теймэн С. Суд присяжных в современной России глазами американского юриста. С. 74.
§ 6. Вердикт 93
— если предыдущий вопрос исключает последующий, пишется «без ответа».
Присяжные заседатели для вынесения вердикта удаляются в совещательную комнату, где не допускается присутствие других лиц. Они не могут разглашать суждения, имевшие место во время совещания (ст. 452 УПК). Если присяжным надо что-либо выяснить, то они должны вернуться в зал и обратиться к судье за разъяснениями (ст. 455 УПК).
Вынесение присяжными вердикта самостоятельно и независимо от профессионального судьи — признак, определяющий сущность института.
Руководит совещанием присяжных старшина, который последовательно ставит на обсуждение подлежащие разрешению вопросы, проводит голосование, ведет подсчет голосов. Голосование проводится открытое. Никто из присяжных не вправе воздержаться при голосовании. Причем последним подает свой голос старшина. Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если коллегия присяжных заседателей в течение трех часов после удаления в совещательную комнату не пришла к единодушному решению по поставленным перед ней вопросам, присяжные заседатели могут приступить к формулированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате проведенного голосования (ст. 453 УПК).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ требует указывать в протоколе судебного заседания время удаления присяжных заседателей в совещательную комнату и время их возвращения в зал судебного заседания после подписания вопросного листа. «Если присяжные заседатели находились в совещательной комнате в течение трех и менее часов, но ответы на какие-либо из поставленных вопросов, в том числе о снисхождении или особом снисхождении, были приняты ими не единодушно, а в результате проведенного голосования, председательствующий судья должен обратить внимание присяжных заседателей на допущенное нарушение закона и предложить им вернуться в совещательную комнату для продолжения совещания. Несоблюдение порядка совещания присяжных заседателей в части, касающейся времени, по истечении которого они могут приступить к формулированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате голосования, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона» (п. 22 Постановления Пленума 1994 г.).
94 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
Вопрос ^wwчнec•mвeгoлocoв,»eoбxoдuм.•ь^x дляприн^тия присяжными решения, является спорным. В Англии требу-. ется единогласное решение. На европейском континенте вр второй половине XIX в., в том числе и в России, пристенные принимали решение большинством голосов. В проекте Судебных уставов 1864 г. предлагалось, чтобы к принятию решения большинством голосов присяжные могли переходить, еслц после двухчасового совещания им не удастся достичь единогласия, дай то каждый раз с разрешения председателя. Однако в законе это отражения не нашло, и судебные уставы ограничились лишь требованием, что «присяжные заседатели должны склонять свои мнения к единогласному решению» (ст. 813 УУС).
Существует мнение, что только при единогласном решении невиновный гарантирован от необоснованного вердикта: если не-все согласны, то, значит, еще существует сомнение в виновности, а всякое сомнение всегда должно толковаться в пользу подсудимого. В Англии такой порядок утвердился давно и прочно. Однако и там раздаются голоса, что этот порядок вредит интересам общества, что виновные ускользают от правосудия за невозможностью добиться единогласного решения присяжных.
Требование трехчасового совещания, прежде чем присяжные смогут принять решение большинством голосов, закрепленное в ч. 2 ст. 453 УПК и последовательно проводимое Кассационной палатой Верховного Суда РФ — на этом основании был отменен ряд приговоров, заставляет задуматься: а не склоняют ли тем самым присяжных к вынесению единогласного решения. Предполагалось, что после долгого судебного заседания присяжные предпочтут вынести единодушный вердикт, нежели по истечении трех часов получить право на принятие решения большинством голосов.
Однако, как показывает практика, у присяжных сильны понимание своего гражданского долга и чувство ответственность за судьбу подсудимого, и они не считаются со временем. Главное для них — вынести справедливый вердикт. Так, в Краснодарском краевом суде по делу Калина, Фоминых, Кочарова присяжные совещались более пяти часов и вердикт огласили лишь поздно вечером^.
Присяжные, по смыслу закона, должны исчерпать все средства, чтобы преодолеть разногласия и прийти к единому мне-
'См.: ?Г. 1995. II февраля.
§ 6. Вердикт 95
Him. Однако если это не удается, вердикт выносится большинством голосов. Обвинительный вердикт выносится, когда за каждый из трех основных вопросов о виновности подсудимого проголосовали не менее семи присяжных. При разделении голосов поровну берет перевес мнение в интересах подсудимого— выносится оправдательцый вердикт. В таком же порядке решаются и остальные вопросы (ч. 2 ст. 454 УПК).
Ответ на каждый вопрос, поставленный в вопросном листе, должен состоять из утвердительного «да» или отрицательного «нет» с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим сущность ответа: «да, виновен», «нет, не виновен», «да, виновен, но без намерения лишить жизни», «нет, не доказано», «да, заслуживает снисхождения» и тому подобные (ч. 3 ст. 454 УПК).
Судебные уставы 1864 г. предусматривали, что «когда присяжные заседатели признают, что одним утверждением или отрицанием невозможно с точностью выразить их мнение, то они могут дать надлежащее значение ответу, прибавлением к установленным выражениям некоторых слов, например, «Да, виновен, но без предумышления» (ст. 812 УУС).
Таким образом, к словам «да» или «нет» присяжные заседатели прибавляют те слова и словосочетания, в которых заключается сущность ответа. Одним утверждением или отрицанием, очевидно, невозможно точно выразить мнение присяжных.
Установленное законом право присяжных прибавлять «некоторые слова», без указания, какие именно, приводило в практике дореволюционных судов к недоразумениям, когда присяжные таким прибавлением слов выходили за пределы вопроса, признавали или отрицали существенные признаки состава преступления, меняя при этом юридическую квалификацию преступления. Например, на вопрос: виновен ли в грабеже?— отвечали: не в Грабеже, а в самоуправстве; виновен ли в мошенничестве? — да, но без цели подлога и т. п.' Сенат в своих решениях ориентировал суды на то, что присяжные вправе оговаривать лишь такие положения, которые упоминаются в вопросе'.
Вообще, следует иметь в виду, что при предоставлении законодателем присяжным широкого права пояснять ответы (закон не дает исчерпывающего перечня вариантов ответов) при
* См.: Духовской М. В. Русский уголовный процесс. М., 1908. С. 356. * cm.: Решения Сената за 1869 г. № 576, 1875 г. № 591, 619 и др.
96 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
утвердительном ответе, в котором пояснения присяжных отвергают тот или иной существенный признак состава преступления, меняют квалификацию преступления, присяжным правильнее дать отрицательный ответ. То есть существуют пределы пояснительных слов и словосочетаний в ответах присяжных, выйдя из которых, присяжные могут фактически превратить утвердительный ответ в отрицательный и наоборот.
Если в вопросном листе сформулированы признаки «пограничных» составов преступления и у присяжных есть право выбора, ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, и наоборот. В этом случае в вопросном листе пишется «без ответа» (ч. 4 ст. 454 УПК). Присяжные заседатели не мотивируют свои ответы. Вопросный лист с ответами присяжных заседателей подписывается их старшиной (ч. 6 ст. 454 УПК).
Присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания, и старшина присяжных заседателей передает судье вопросный лист с внесенными в него ответами. Если судья сочтет ответы неясными или противоречивыми, он предлагает присяжным вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. С учетом мнения сторон судья может изменить вопросы. В этом случае, прежде чем присяжные вновь удалятся в совещательную комнату для вынесения вердикта, судья произносит напутственное слово, в котором разъясняет внесенные в вопросный лист изменения (ч. 1, 2 ст. 456 УПК).
Если судья не найдет неясности, противоречий в ответах присяжных, он возвращает вопросный лист с внесенными в него ответами присяжных их старшине для провозглашения вердикта (ч. 3 ст. 456 УПК). '
Провозглашение вердикта — это то, ради чего происходит вся процедура судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. В этот момент решается участь подсудимого. Провозглашение вердикта происходит публично, причем все находящиеся в зале судебного заседания выслушивают его стоя. Старшина присяжных зачитывает как вопросы, поставленные перед коллегией присяжных, так и ответы на них (ч. 4, 5 ст. 456 УПК).
На этом выполнение присяжными заседателями их обязанностей заканчивается. Судья благодарит их за участие в судебном заседании (ч. 2 ст. 457 УПК). Определить юридические последствия вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсу-
§ 6. Вердикт 97
димым, назначения ему наказания, разрешение гражданского иска — компетенция профессиональных юристов (ч, 1 ст. 458 УПК).
Если вердиктом присяжных подсудимый признается полностью оправданным, он немедленно по распоряжению председательствующего судьи освобождается из-под стражи (ч. 1 ст. 457 УПК).
Далее судья в полном соответствии с вердиктом присяжных заседателей постановляет приговор. Ч. 1 ст. 459 УПК предусматривает постановление судьей как оправдательного приговора в случае вынесения коллегией присяжных вердикта о невиновности подсудимого, так и обвинительного—в случае признания присяжными подсудимого виновным в совершении преступления. Постановление Пленума Верховного Суда РФ подробно разъясняет правила и порядок постановления приговора судьей в соответствии с вердиктом присяжных заседателей (п. 23,24 Постановления).
Нельзя согласиться с позицией законодателя и кассационной инстанции, требующих от судьи постановления приговора при оправдательном вердикте коллегии присяжных. Роль и значение вердикта присяжных как такового, освобождение оправданного присяжными подсудимого из-под стражи в зале суда (ч. 1 ст. 457 УПК), отсутствие у судьи права отменить оправдательный вердикт присяжных (ч. 3 ст. 459 УПК) — все это свидетельствует против вынесения судьей оправдательного приговора, основанного на решении присяжных о невиновности подсудимого.
В дореволюционном суде коллегия из трех судей выносила только обвинительный приговор в случае признания присяжными подсудимого виновным. В случае же оправдания приговор не постановлялся.
Пленум же Верховного Суда РФ требуют от судей, чтобы в описательной части оправдательного приговора была изложена сущность обвинения, по поводу которого коллегией присяжных заседателей был вынесен вердикт о невиновности подсудимого, а в резолютивной части указывалось на то, по какому из предусмотренных законом оснований подсудимый оправдан (п. 24 Постановления Пленума 1994 г.). Это можно расценить как вторжение профессионального судьи в сферу деятельности присяжных.
Если присяжные заседатели не обязаны мотивировать свой вердикт, то почему это должен делать судья, постановляя приговор? Какие последствия для подсудимого, уже оправданного
98 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
коллегией присяжных, может повлечь этот приговор? Единственное, судья принимает решение по заявленному^Ио делу гражданскому иску. Пленум Верховного Суда РФ рекомендует судьям решать этот вопрос в соответствии с ч. Зет. 310 УПК, то есть отрицательно. Решение этого вопроса основывается на вердикте присяжных. Может быть, его следует оформлять иным актом судьи, нежели оправдательный приговор?
П. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ развивает положение о соответствии обвинительного приговора вердикту присяжных, содержащееся в законе. «Обратить внимание судов на то, что описание преступного деяния в обвинительном приговоре должно соответствовать характеру деяния, которое коллегия присяжных заседателей признала совершенным. Председательствующий судья обязан мотивировать в нем выводы относительно квалификации преступления и наказания, а также обосновать решения по другим вопросам (о признании особо опасным рецидивистом, о применении принудительного лечения от алкоголизма или наркомании, о гражданском иске и т. д.)».
Ст. 460 УПК предусматривает порядок вазначевия судьей ваказавия подсудимому, признанвому присяясвыми заслуживающим свисхождения либо особого снисхождения. Признание подсудимого заслуживающим снисхождения по делам о преступлениях, за которые закон предусматривает применение исключительной меры наказания — смертной казни, не позволяет судье назначить ему это наказание. Однако это не препятствует назначению судьей наказания подсудимому в виде лишения свободы до 15 лет. По иным преступлениям в случае признания подсудимого заслуживающим снисхождения наказание не может быть назначено свыше «редкой величины, полученной в результате деления пополам суммы значений нижнего и верхнего пределов санкции статьи. Признание подсудимого заслуживающим особого снисхождения обязывает судью назначить наказание ниже низшего предела санкции статьи или перейти к более мягкому наказанию.
Положение о признании присяжными подсудимого заслуживающим снисхождения или особого снисхождения перенесено в нынешний Уголовно-процессуальный кодекс из уставов 1864 г. Эта норма была ориентирована на существовавшую в дореволюционной России систему наказаний, когда они делились по родам и степеням. Внутри одного рода выделялись несколько степеней наказания. В соответствии со ст. 828 УУС, если подсудимый признавался решением присяжных заслу-
§ 6. Вердикт 99
живающим снисхождения, то предусмотренное уголовным законом наказание уменьшалось неменее чем на одну степень, но могло быть уменьшено и на две степени. Сейчас, как мы уже видели, порядок назначения судьей наказания в данном случае несколько более сложен. Он соответствует ныне существующей системе наказаний.
Состоявшийся вердикт присяжных имеет значение непоколебимого акта правосудия, чем, собственно, и объясняется само название его: вердикт (vere dictim). Судья обязан положить вердикт в основу своего решения без каких-либо изменений; нельзя и жаловаться на вердикт по существу его, а следовательно, его не может изменить и высшая инстанция. Непоколебимость вердикта вместе с тем относительна: 1. Судья, признав вердикт неясным, противоречивым, может предлржить присяжным внести в него поправки. Судье принадлежит право предварительной проверки вердикта до его провозглашения (ч. 2 ст. 456 УПК).
2. Если судья найдет, что обвинительный вердикт вынесен присяжными в отношении невиновного, он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на рассмотрение нового состава присяжных (ч. 3 ст. 459 УПК). У судьи нет права направить дело на рассмотрение нового состава присяжных в случае вынесения оправдательного вердикта.
3. Обвинительный вердикт коллегии присяжных не препятствует постановлению оправдательного приговора судьей, если он признает отсутствие в деянии состава преступления (ч. 4 ст. 459 УПК).
4. Возможна отмена вердикта в кассационном порядке, если по делу допущены существенные нарушения закона. Например, необоснованное признание судьей доказательств не имеющими юридической силы, допущенная им необъективность при произнесении напутственного слова, постановка вопроса присяжным заседателям в вопросном листе в правовой форме могут послужить поводами к кассации.
Применительно к суду присяжных в сегодняшней России мы пока располагаем лишь предварительными данными о количестве оправдательных вердиктов. На ноябрь 1994 г. по 136 делам в отношении 182 подсудимых были вынесены 30 оправдательных вердиктов в отношении 34 подсудимых, что составляет 18,7% их общего числа'.
' Данные Кассационной палаты Верховного Суда РФ.
100 Глава IV. Особенности производства в суде присяжных
В дореволюционной России присяжные заседатели выносили до 40% оправданий. Однако следует учесть, что и другие суды, где не было коллегий ярисяжных заседателей, выносили довольно большое количество оправдательных приговоров.
За период с 1876 по 1891 г. процент обвинительных вердиктов, вынесенных присяжными заседателями, колебался в среднем для всех округов между 56 и 66%, окружными судами без участия присяжных — между 70,5 и 76%, судебными палатами без участия сословных представителей — от 43,8 до 81%, судебными палатами с участием сословных Яредставителей — от 53,5 (в 1881 г.) до 80% (в 1885 г.)'.
По данным, которые приводит Н. Н. Полянский применительно к Англии, «за 1965 г. из 7765 лиц, судившихся судом присяжных, оправдано было 3029, то есть 39%»'. Приблизительно та же цифра, что в дореволюционной России!
Весьма высокий процент оправдательных вердиктов, выносимых присяжными, — это нормальное для этой формы судопроизводства явление. Бели у присяжных есть сомнение в виновности подсудимого, то они предпочитают его оправдать. Вердикт присяжных — акт правосудия, основанный на житейском понимании справедливости, которому чужд обвинительный уклон.
' См.: Государственный архив Российской Федерации. Ф. 564. Оп. 1. Д. 265. Л. 1— 3. ' Полянский Н. Н. Указ. соч. С. 335.
Заключение Российская традиция или западная модель?
Является ли суд присяжных отечественной правовой традицией или это перенесенная на нашу почву западная модель?
Суд присяжных — это институт, пришедший в другие правовые системы из англосаксонской системы. Основным источником в англосаксонской правовой системе является судебный прецедент — решение, вынесенное судом ранее по аналогичному делу. Практика судебных прецедентов — явление более гибкое, нежели нормы закона, на которых основывается континентальная правовая система, к которой принадлежала дореволюционная Россия и к которой тяготеет современная российская правовая система, если рассматривать ее как самостоятельное явление. В системе общего права судья не просто «накладывает» норму закона на подлежащую его оценке ситуацию. Владея знаниями о практике различных судов, он ищет в ней выход из своей ситуации, подходящее к его случаю решение. Если не находит, то вправе принять собственное решение. То есть деятельность судьи в системе общего права является не только правоприменительной, но и правотворчес-кой.
Суд присяжных — дитя этой системы. В нем, как в зеркале, отражаются присущие ей черты. Присяжный заседатель руководствуется жизненным опытом, собственным пониманием правды, справедливости, чужд формализму, казенщине. Самостоятельность, независимость присяжных при вынесении вердикта, живое восприятие ими происходящего в суде, отсутствие у них установки на обвинение подсудимого, которую могло бы дать предварительное знакомство с материалами дела, отсутствие необходимости руководствоваться нормой закона, зависимости от вышестоящей судебной инстанции — все это делает присяжных заседателей свободными. Присяжные заседатели вправе вынести оправдательный вердикт при доказанности события преступления и совершения его подсудимым. По очень похожим одно на другое делам одна коллегия присяжных выносит обвинительный, другая — оправдательный вердикты. Присяжные заседатели нередко ставят и судью в такое положение, когда он обязан быстро реагировать, прини-
102 Заключение
мать решение, выходить из ситуации, которая прямо в законе не предусмотрена. Деятельность присяжных как «судей о^ общества», принимающих решения вне четко очерченных рамок закона, требует известной свободы и от деятельности суДьи.
Суд присяжных соответствует не только англосаксонской правовой системе с присущей ей правотворческой деятельностью судьи, но и либеральному правопониманию, согласно которому право не отождествляется с законом, а рассматривается как нечто более широкое — это и принципы гуманизма, справедливости, и общепризнанные нормы международного права. Закон лишь одна из составляющих права.
В нашей науке до недавнего времени господствовало позитивистское правопонимание, когда право и закон рассматривались как одно и то же. Конституция РФ провозгласила, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы страны (ч. 4 ст. 15), что соответствует либеральному правопониманию.
Российские судьи, зачастую не задумываясь над тем, в русле какой правовой системы и какого правопонимания они работают, интуитивно почувствовали свободу своей деятельности в суде присяжных. Если еще учесть, что Закон от 16 июля
1993 г. не мог сразу предусмотреть все детали новой процедуры, что он иногда не состыковывается с сохраняющим свое действие Уголовно-процессуальным кодексом, то «свобода» судей еще более возрастает.
Очевидно, можно констатировать наличие в российской правовой системе нового для нее явления — судебного прецедента.
Так, в ходе первого процесса с участием присяжных, проходившего в Саратовском областном суде, был рожден прецедент — постановка вопроса в вопросном листе присяжным заседателям в вероятностной форме, который затем перешел в практику других судов. Судьи ставили такого рода вопросы присяжным, пока Пленум Верховного Суда РФ от 20 декабря
1994 г. не запретил им это делать (об этом уже говорилось выше).
В Ростовском областном суде при рассмотрении дела по обвинению Панчишкина, Филиппова судья отклонил ходатайство государственного обвинителя о предоставлении присяжным заседателям возможности ознакомиться с фотографиями места происшествия, на которых был запечатлен труп со следами насилия, на том основании,
Росийская традиция или западная модель? 103
что доказательственная значимость этих фотографий существенно превышает опасность воздействия их на присяжных, что может сказаться на объективности вынесенного ими вердикта'.
В Саратовском областном суде по делу Дарчук судья исключил из разбирательства как недопустимые показания свидетеля Краносяна, хотя формально в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ и п. 9 ч. 1 ст. 34 УПК этот свидетель не подпадает под перечень лиц, которые не обязаны свидетельствовать против близких людей. Приняв во внимание, что Дарчук и Еранасян длительное время проживают вместе, имеют общего ребенка, между ними заключен церковный брак, препятствием к регистрации брака в органах ЗАГС служит неизвестное местонахождение бывшего супруга Дарчук, фактически давно не существующий брак с которым формально не удается расторгнуть. Кассационная палата Верховного Суда РФ усмотрела в действиях судьи существенное нарушение закона. Приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, был отменен'.
При рассмотрении в Московском областном суде дела по обвинению Дубровина по ч, 4 ст. 117 УК, интересы присутствовавшей в зале потерпевшей, 8-летней девочки, представляла ее мать, хотя закон от 16 июля 1993 г. не говорит о законном представителе потерпевшего как о стороне в процессе'.
Перечень подобных ситуаций, возникающих в ходе судебного разбирательства по делу, из которых судьи, не найдя ответа в законе, руководствуясь принципами гуманизма и справедливости, ищут выход, рискуя при этом дать повод к отмене приговора в кассационном порядке, можно было бы продолжить. Такие ситуации возникают у судей при рассмотрении уголовных дел в обычном порядке, в гражданском судопроизводстве. Хотя судебное разбирательство в суде присяжных в силу природы этого института, о чем уже говорилось, таких ситуаций, очевидно, порождает больше.
Официально в российском праве судебный прецедент не признается источником права. В то же время нынешняя российская правовая система находится в стадии становления. Формирование ее проявляется: 1) в активном проникновении в нее элементов .других систем; 2) в существовании групп общественных отношений, не урегулированных законодательством; 3) в наличии в ней двух уровней — федерального и субъектов Федерации.
* См.: Летопись суда присяжных. Выпуск 3. М„ 1994. С. 52. * См.:Архив Саратовского областного суда. ' См.:Архив Московского областного суда. .
104 Заключение
Нельзя отрицать влияние зарубежного, в частности американского, права на современное российское. Там прецеденты играют существенную роль в правовом регулировании. Но при этом существует практика их обобщения и ознакомления с ними широкого круга юристов. Издаваемую Государственно-правовым управлением Президента РФ «Летопись суда присяжных (прецеденты и факты)» можно рассматривать как попытку распространения правоприменительного опЬтта судей, работающих в условиях альтернативной формы судопроизводства. Однако этому изданию пока не достает серьезного анализа практики.
В условиях переходного периода, когда ломаются старые устои, многие общественные отношения остаются вне регулирования их законодательством, а вновь принятые законы зачастую оставляют пробелы в сфере своего регулирования. Часто законы противоречат один другому. В условиях, когда законодатель постоянно отстает от жизненных реалий, не только пра-воприменительная, но и правотворческая деятельность российского судьи объясняется как вынужденная мера, продиктованная самой жизнью. Закон от 16 июля 1993 г. не может регламентировать досконально всю процедуру в суде присяжных, На практике нередко встречаются казусы, ответы на которые закон не дает. Это ведет к созданию судьями прецедентов.
Мы переживаем период формирования двух уровней российской правовой системы: федерального и субъектов Федерации. Причем ч. 2 и ч. 4 ст. 76 Конституции РФ говорят не только о собственном правовом регулировании республик в составе РФ, но и краев, областей, городов федерального значения, автономных образований, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов. Регионы пока еще только осознают всю значимость предоставленного им Конституцией РФ права. Хотя п. «о» ст. 71 Конституции РФ относит уголовное, уголовно-процессуальное законодательство к ведению Российской Федерации, в судах складывается и региональная, республиканская практика. Так, практика вызова в суд присяжных заседателей, составления вопросных листов и другие моменты процедуры в суде присяжных в Московском областном суДе отличаются от Саратовского, Ростовского, Ульяновского и иных судов. Можно предположить, что по мере накопления судами опыта региональные особенности процедуры в суде присяжных будут возрастать. Например, это проявляется на организационной стадии формирования скамьи присяжных. Каждый суд строит свои отношения с областной (крае-
Росийская традиция или западная модель? 105
вой) администрацией по своему усмотрению, отрабатывает собственный механизм приглашения в суд присяжных заседателей. Надо учитывать, что суд присяжных — это институт, который затрагивает не только сферу уголовных и уголовно-процессуальных отношений, но и права человека, соприкасается с отраслью административного права. Согласно п. «б» и «к» ст. 72 Конституции РФ—это сфера совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.
Мы привыкли, что судья в своей деятельности проводит волю ^ государства, выраженную в законе. В знании закона, а не практики других судов выражается профессионализм судьи. Требуется единообразное применение закона в масштабах всей страны. Новые явления, связанные с Практикой судебных прецедентов, с либеральным правопониманием, с децентрализацией права, существуя реально, в то же время трудно поддаются осмыслению.
В сложившихся условиях очень важно, чтобы соблюдался баланс между традиционными источниками отечественного права (законами и иными нормативными актами) и новыми— судебными прецедентами, между федеральной и вновь складывающимися республиканскими, региональными правовыми системами. Судебный прецедент не Должен возобладать над законом, а правотворчество субъектов Федерации — над общефедеральным. Должна существовать иерархическая подчиненность источников, которую нельзя нарушать. В противном случае правоьая система может оказаться разбалансирован-ной, размытой, будет нарушена ее целостность.
Либеральное правопонимание, основанное на принципах гуманизма, справедливости, общепризнанных нормах международного права, нельзя трактовать как отрицание закона, его роли в жизни общества и государства. Эти принципы и нормы оказываются выше закона только тогда, когда закон им явно противоречит. Новые явления и подходы ц праве, если уж они становятся реальностью, должны быть уравновешены со старыми, привычными, в русле которых жили многие поколения российских юристов.
В этом смысле стремление Верховного Суда РФ направить практику суда присяжных в едином направлении оправданно. И постановка на Пленуме Верховного Суда РФ проблемы единообразного применения Закона от 16 июля 1993 г. необходима. Но достаточно ли информации, наработанного материала, чтобы определить, какой путь развития института присяжных заседателей в России будет правильным? В выступлениях на
106 Заключение
Пленуме судей, ученых высказывались подчас противоположные суждения по отдельным вопросам практики суда присяжных.
Вряд ли можно признать правильной позицию Пленума, касающуюся методики составления вопросных листов;: категорическое запрещение использовать правовые формулировки; предоставление судьям возможности составлять вопросные листы в отношении каждого подсудимого, дополнительные вопросные листы; требование формулировать вопросы о снисхождении или особом снисхождении в отношении подсудимого после каждого состава преступления.
Возникает вопрос и относительно правильности позиции Пленума Верховного Суда РФ, ограничивающей возможности присяжных по исследованию обстоятельств личности подсудимого. Кстати, Пленум действует в русле либерального пра-вопонимания, когда предлагает судам рассматривать дела о преступлениях по ходатайствам подсудимых, которым грозит мера наказания в виде смертной казни, независимо от желания других подсудимых, в суде присяжных.
Правовая традиция — это нечто сложившееся, устоявшееся, существующее на протяжении длительного времени, нашедшее поддержку среди широких слоев населения, отражение — на уровне обыденного правосознания.
Институт присяжных заседателей, появившись в Англии как средство защиты личности от произвола королевской власти, соответствуя существующим в системе общего права традициям, просуществовав несколько десятилетий, сам стал одной из них. Переместившись на американский континент, суд присяжных приобрел черты традиционного правового института в США. Получив широкое распространение в XIX в. в странах континентальной правовой системы, суд присяжных пришел и в Россию.
На момент появления — законодательное закрепление института в уставах 1864 г., открытие окружных судов в Петербурге и Москве в 1866 г. — суд присяжных был для России заимствованным институтом. Однако полувековая практика применения института отразила его соответствие потребностям российского общества того времени. Суд присяжных отвечал чаяниям народа о суде «скором, правом и милостивом». Возможность самим определить участь подсудимого, признать его невиновным в совершении преступления даже при доказанности события преступления и причастности к его совершению подсудимого, если преступление совершено им в связи со сте-
Росийская традиция или западная модель? 107
чением тяжелых жизненных обстоятельств, а в случае вынесения обвинительного вердикта, учитывая личность подсудимого, признать его заслуживающим снисхождения, обязанность судей подчиниться вынесенному присяжными вердикту, непоколебимость вердикта — все это соответствовало народному правосознанию. Руководствуясь принципом справедливости, жизненной правдой, обычаями, сохранившимися в их среде, а не формальной нормой закона, принимали решения крестьяне в действовавших в их среде волостных судах, которые не были упразднены уставами 1864 г. Законодатель счел преждевременным ликвидировать эти сословные суды, предоставлявшие возможность крестьянам самим разрешать споры, возникавшие в их среде.
Несмотря на неоднозначное отношение к суду присяжных юристов, среди которых были как сторонники института, так и его противники, суд присяжных, претерпев ряд изменений в законодательстве 70—80-х годов XIX в., сохранился в России. Готовившая проекты новой редакции судебных уставов комиссия под председательством министра юстиции Н.В. Муравьева (1894—1899 гг.), обобщив 30-летний опыт применения института, взвесив все «за» и «против», вынесла вердикт в пользу суда присяжных. Суд присяжных являлся средством демократизации уголовного судопроизвйдства, позволявшим отказаться от инквизиционного процесса в России.
Очевидно, суд присяжных, перенесенный на русскую почву из иностранного законодательства, выдержав испытание временем, к концу XIX — началу XX в. стал и российской традицией. Он соответствовал обыденному правосознанию российского народа и профессиональному правосознанию юристов. Следовательно, с этих позиций о современном российском суде присяжных можно говорить как о возрождающейся отечественной правовой традиции.
От традиции следует отличать правовую модель. Если рассматривать суд присяжных как модель, то она включает предусмотренную законодательством и действующую на практике процедуру, правила поведения и приемы, используемые в ней юристами. Суд присяжных как модель, применяемая сегодня в России, соединяет в себе черты, присущие отечественной дореволюционной процедуре, современному зарубежному уголовно-процессуальному законодательству и советскому уголовному процессу с присущим ему обвинительным уклоном. Предусматриваемый Законом от 16 июля 1993 г. подход к рассмотрению уголовного дела судом присяжных как к праву об-
108 Заключение
виняемого, подсудимого, результату волеизъявления частного лица, исключение судьей доказательств, добытых с нарушением закона, взяты из современной зарубежной практики. Они соответствуют международно-правовым стандартам обеспечения прав человека. Начинают реально действовать нормы Конституции РФ, в соответствии с которыми суд присяжных является гарантией права человека на жизнь, доказательства, добытые с нарушением закона, не имеют юридической силы, никто не может свидетельствовать против самого себя, своих близких.
Современный суд присяжных не свободен от черт, присущих советскому уголовному процессу с его обвинительным уклоном. Прежде всего суду присяжных противоречит институт возвращения дела для производства дополнительного расследования. Вместо того, чтобы быть по суду оправданным из-за недобросовестно собранных следователем доказательств, подсудимый вновь может оказаться у того же следователя. Правда, на пресловутый институт возвращения дела для производства дополнительного расследования «завязаны» многие позиции в современном российском уголовном процессе. Так, адвокат, не имея возможности сам собирать доказательства, оказывается в нашем процессе вынужденным ходатайствовать о возвращении дела для производства дополнительного расследования, хотя это в принципе противоречит функциям защитника в суде. Защитник должен сделать все возможное, чтобы облегчить участь своего клиента. Однако в данном случае он вынужден делать обратное.
В отличие от английской, американской процедуры в, российском суде присяжных как до революции, так и теперь, даже в случае признания подсудимым своей вины, присяжные обязаны вынести вердикт: «виновен или невиновен». Это отголоски инквизиционного процесса, когда следствие в основном строится на собственном признании обвиняемого, которое достигается всеми возможными средствами. Не случайно в нашем процессе крайне редко используется усеченная процедура судебного разбирательства в случае признания подсудимым своей вины, а присяжным заседателям вменяется в обязанность выносить вердикт. СобЬтвенное признание подсудимого, обвиняемого далеко не всегда соответствует реальным обстоятельствам дела.
Хотя, как уже было сказано, нынешняя российская модель суда присяжных учитывает современный зарубежный опыт, есть позиции, по которым она отстает в уровне развития от
Росийская традиция или западная модель? 109
»
дореволюционного суда присяжных. На всех стадиях судебного разбирательства тогда принцип состязательности сторон действовал шире, чем сейчас. В то время на стадии судебного следствия отдельно группировались и представлялись присяжным заседателям доказательства обвинения и защиты, а присяжным заседателям предоставлялась возможность выбрать между теми и другими, склонив свое мнение в пользу той или другой стороны. Современная процедура в российском суде присяжных не предусматривает четкого разграничения представления доказательств обвинением и защитой, что затрудняет восприятие исследуемых доказательств присяжными заседателями.
Направления дальнейшего развития суда присяжных в России зависят от того, прослеживается ли взаимосвязь той или иной позиции Закона от 16 июля 1993 г. с зарубежной или отечественной дореволюционной моделью института. Если речь идет об исключении судьей из дела недопустимых доказательств, то, может быть, следует присмотреться к американской практике исключения из судебного разбирательства лириь тех доказательств, которые собраны с нарушением конституционных норм, а не изобретать собственный российский «широкий подход» к признанию не имеющими юридической силы всех доказательств, которые собраны в нарушение закона.
Если рассматривать суд присяжных как право обвиняемого, подсудимого, то свободное ролеизъявление лица следует учитывать не только при определении формы судопроизводства, но распространить его дальше: шире применять усеченную процедуру судебного разбирательства в случае признания подсудимым своей вины, возможно, в дальнейшем ввести сделки о признании вины. Существует и настоятельная потребность регламентации стадий допроса — главный, перекрестный допрос, передопрос, подобно процедуре в английском или американском суде, что способствовало бы развитию принципа состязательности. Если правила составления вопросного листа в современном российском суде присяжных позаимствованы в дореволюционной отечественной практике, .то не следует повторять ошибок, которые за полвека применения института были преодолены. Например, категорическое запрещение кассационной инстанции использовать в вопросных листах правовые формулировки. Существовал четкий критерий, когда ставится один вопрос о виновности подсудимого — если в ходе судебного разбирательства удалось установить, что действительно событие преступления имело место, и его совершил
110 Заключение
подсудимый. В случае существовавших сомнений по одному или обоим этим основаниям законодатель требовал главный вопрос формулировать в виде трех: имело ли место событие преступления, совершил ли его подсудимый, может ли он быть признан виновным в совершении преступления.
* * *
Таким образом, суд присяжных—это институт, меняющий уголовный процесс (исключение доказательств, добытых с нарушением закона, нейтральная позиция судьи, равноправные условия состязания сторон) и затрагивающий правовую систему России в целом (появление в деятельности судьи элементов правотворчества, практики судебных прецедентов). Суд присяжных обозначил серьезные и глубокие перемены в российском праве. Их еще предстоит осмыслить.
Предлагаемое вниманию читателя пособие использует годовую практику применения института в современной России. Состоявшийся в декабре 1994 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации подвел некоторые итоги применения института и обозначил перспективы его развития. Институт присяжных показал свою жизнеспособность. В то же время не все наметившиеся подходы заслуживают одобрения. Пока основой осмысления современной практики является дореволюционный опыт. По мере накопления нового материала возникнет возможность оперировать современными теоретическими подходами. Институт достаточно динамичен. Происходит количественное и качественное накопление опыта. Необходим комплексный подход к изучению суда присяжных: с позиций уголовного материального и процессуального права, прав человека, истории права, сравнительного правоведения, социологии и психологии.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ