стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Мовчан А.П. Международный правопорядок. – М., 1996, 103 с.

>>>2>>>
В книге анализируются различные подходы юристов и политиков к пониманию международного и мирового порядка, дается понятие международного правового порядка, исследуется процесс становления современного международного правопорядка, раскрывается его сущность и значение как единого и юридически обязательного порядка для всех государств .и иных участников международных отношений.
Автор — доктор юридических наук, профессор — возглавлял Отдел кодификации в ООН, принимал участие в работе органов ООН и международных конференций по прогрессивному развитию международного права.
Книга рассчитана на юристов-международников, студентов юридических вузов и всех, кто интересуется международно-правовыми проблемами.

>>>3>>>
От автора
Период 1990—1999гг. был провозглашен Организацией Объединенных Наций Десятилетием международного права. Одна из целей Десятилетия состоит в том, чтобы содействовать изучению международного права и более широкому распространению з-на-ния о нем. Данная книга является как бы откликом на этот призыв ООН.
Международное право было образно и справедливо охарактеризовано Международным Судом как великое «юридическое здание», которое бережно возводилось человечеством в течение столетий в целях создания и утверждения нормальных упорядоченных отношений между государствами.
Автор попытался дать читателям представление о том, как с помощью принципов и норм международного права постепенно создавался тот правовой порядок поведения и сотрудничества государств на международной арене, которого должны придерживаться все участники современных международных отношений. Поскольку в творческом созидательном процессе становления международного правопорядка и его практическом осуществлении участвуют самые разные государства, а также официальные деятели, дипломаты и юристы-международники, принадлежащие к различным политико-правовым направлениям и школам, то вполне понятно, что подчас существуют разнообразные подходы к объяснению и пониманию актуальных проблем сущности и реализации требований современного правопорядка в мире. Автор излагает свое понимание таких проблем и стремится ответить на наиболее дискуссионные вопросы, связанные с упрочением и развитием мирового порядка, основываясь на широко известных международных документах и примерах из практики международных отношений. Поэтому в книге есть элементы полемики.
Международная жизнь непреложно свидетельствует о том, что народы всех стран заинтересованы в укреплении и развитии именно миролюбивых и дружественных отношений между всеми государствами. Этим объясняется и повышенный интерес к международному праву и к стабильному правопорядку на пашей планете, постоянно проявляемый мировой общественностью, вполне обоснованно считающей, что в международном праве заложены и закреплены основы того порядка деятельности и поведения государств, который обязателен для всех государств и иных участников современных международных отношений.

>>>4>>>
Глава 1. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРАВОВОЙ ПОРЯДОК: ПОНЯТИЕ И ОСНОВЫ
1. Понятие международного правопорядка
В наши дни понятие «международный правовой порядок», или же более лаконично - - «международный правопорядок», активно применяется в заявлениях и выступлениях официальных представителей государств, во многих международных документах, в том числе в решениях ООН и других международных организаций. Эти термины стали привычными для публикаций политиков, дипломатов и журналистов по актуальным вопросам современных международных отношений.
Что касается работ юристов-международников, то для них характерно постоянное обращение к тем -или иным конкретным проблемам укрепления и дальнейшего прогрессивного развития современного международного правопорядка. Правда, при этом нередко отмечается, что, «к сожалению, наука международного права пока еще не располагает не только сколько-нибудь значительной работой по вопросу о международном правопорядке, «о даже четким определением такового».
Поэтому исследование такой новой правовой категории или понятия, как «международный правовой порядок», представляет несомненный научный и практический интерес.
Уместно сраз-у же отметить, что научные понятия служат средством для познания и уяснения сущности того или иного явления, включая и общественную жизнь; они призваны дать ясное представление об этом явлении, в данном случае о международном правовом порядке.
Приступая к анализу какого-либо понятия, целесообразно прежде всего установить подлинный смысл и назначение тех слов (или терминов), которые используются в нем.
В правовой категории «международный правовой порядок»

>>>5>>>
центральное место несомненно принадлежит слову «порядок», которое в общеупотребительном смысле означает правильное, на-лажен.ное состояние. Применительно к общественным отношениям оно толкуется как режим и правила, по которым осуществляются эти отношения. В словаре Вебстера при конкретизации термина «порядок» отмечается, что этот термин подразумевает состояние мира и спокойствия, надлежащее «упорядоченное» поведение, «соблюдение права».
В общей теории права, несмотря на самые различные объяснения происхождения и сущности права, всегда существовало понимание того, что назначение права состоит в создании и обеспечении общественного порядка. При этом в исследованиях по теории права справедливо подчеркивается, что «при любом подходе к праву в нем признается определенный общественный порядок, право выступает в качестве общественного регулятора, обеспечивающего порядок в обществе. Это вне сомнении».
Применительно к международному сообществу государств понятие «порядок» также должно отвечать сложившимся общечеловеческим представлениям и, следовательно, означать определенный порядок в отношениях между государствами, предусмотренный и установленный международным правом. Международный Суд неоднократно обращал внимание на эту социальную ценность международного права и отмечал, что весьма сложное современное международное сообщество «как никогда нуждается в гом, чтобы постоянно и тщательно соблюдались нормы, которые были направлены для обеспечения упорядоченных отношений между государствами — членами сообщества» (курсив наш. — A.M.).
В новейших исследованиях по общей теории права констатируется исторический факт, что в развитии человеческой цивилизации наблюдается все большее ослабление конфронтации людей и народов и переход к их сосуществованию, согласию и компромиссу. С учетом этой тенденции в теории права все чаще за правом признается свойство средства общественного согласия. «В этом понимании право является системой общественного порядка, основанной на учете интересов разных слоев общества, их согласии и компромиссах».
Но ведь это постепенно утверждающееся свойство права всегда было присуще международного праву, поскольку все его нормы возникают и существуют лишь в результате согласия, соглашения различных государств, основанного на учете их интересов и связанных с этим компромиссах. Поэтому, учитывая созидательные, жизненные истоки юридических правил международного общения государств и реальное назначение этих норм в международных отношениях, являющихся одним из видов общественных отношений, нельзя не прийти к выводу о том, что международное

>>>6>>>
право представляет собой систему общественного порядка в современном мире, т. е. международного, или мирового, порядка.
Этот вывод подкрепляется и позднейшими исследованиями по теории международного права. Юристы-международники самых разных стран стали видеть роль международного права именно в создании и обеспечении порядка в международных отношениях. Такой новый оценочный подход к международному праву несомненно позитивен. Он нашел отражение и в появившихся в юридической литературе определениях международного правопорядка.
При этом одни авторы делают упор на то, что само международное право олицетворяет «международный публичный порядок» или же «нормативный порядок». По их мнению, международный правопорядок «основывается на безусловной универсальной обязательности определенных норм поведения как для существующих, так и для возникающих субъектов международного права». Поэтому правопорядок в международном сообществе государств понимается как «порядок отношений, который установлен и осуществляется на основе принципов и >норм международного права».
Другие авторы сосредоточивают внимание не на порядке международных отношений, предписанном международным правом, а на самих отношениях, возникающих на основе действующего международного права. В связи с этим «под международным правопорядком понимается совокупность правоотношений, которые складываются в соответствии с нормами и предписаниями межднарод-ного права, в частности и в особенности в соответствии с предписаниями основных общепризнанных его принципов — норм, имеющих императивный характер общеобязательного права (jus co-gens)». Это определение состоит как бы из двух частей — в первой дается общее определение международного правопорядка, а во второй содержится привязка к современности, поскольку там говорится об императивных нормах jus cogens, которые получили широкое признание и утверждение лишь в наши дни (в частности, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.).
Аналогичный подход к понятию международного правопорядка присущ и В. И. Евинтову. Он определяет правопорядок в международном сообществе как обладающую своей структурой «совокупность отношений, основанных на нормах права, ядром и основой которых являются порождаемые основными принципами меж-

>>>7>>>
дународного права общие правоотношения между субъектами сообщества государств по поводу защиты общих интересов и сохранения ценностей, разделяемых всеми».
Такой подход заслуживает серьезного внимания. Правда, возникает вопрос: в какой все-таки степени возможно и необходимо сведение понятия «международный правопорядок» к совокупности отношений или правоотношений? Согласно общей теории права, правоотношение представляет собой урегулированное правом общественное отношение, в которое вступают субъекты того или иного права, и, следовательно, является реализацией, практическим применением требований и предписаний соответствующих норм права. Поэтому когда речь идет лишь о совокупности отношений, «основанных на нормах права», или о совокупности правоотношений, «которые складываются в соответствии с нормами н предписаниями международного права», объем понятия «международный правопорядок» ограничивается суммой или совокупностью тех норм международного права, которые уже практически применяются в реальной действительности.
Не сужается ли в таком случае сфера действия правопорядка? Например, порядок дипломатических отношений между государствами несомненно является неотъемлемым элементом международного правопорядка, независимо от того, имеются ли на деле дипломатические отношения или правоотношения между теми или иными конкретными государствами. А как быть с возникающими государствами, которые как субъекты международного права еще не успели вступить в правоотношения с другими государствами? В. И. Евинтов пытается преодолеть эту уязвимость своего определения международного правопорядка с помощью формулы «общие правоотношения», которые, по его мнению, порождаются «основными принципами международного права» и существуют между всеми «субъектами сообщества государств» независимо от того, вступили ли они между собой в конкретные правоотношения. Но и в этом случае постоянно действующим элементом правопорядка оказываются лишь те общие правоотношения, которые складываются между государствами «по поводу защиты общих интересов и сохранения ценностей, разделяемых всеми». Что же касается остальных конкретных правоотношений, то действие международного правопорядка зависит от того, вступили ли в них «субъекты сообщества государств». На это указывает и сам В. И. Евинтов, когда, перечисляя существенные и основные признаки международного правопорядка, он отмечает, что «общие правоотношения являются постоянно действующими», а «реальность правопорядка выражается во множестве правоотношений, основанных на нормах международного права» (курсив наш. — А. М.).
Таким образом, автор определения международного правопорядка как «совокупности отношений», в сущности, подтверждает,

>>>8>>>
что речь идет не столько о понятии этого правопорядка, сколько о его реальности. На это же нацелено определение правопорядка Р. А. Мюллерсоном: «С нашей точки зрения, международный правопорядок - - это такое состояние международной системы, которое характеризуется достаточно высокой степенью соответствия фактического состояния международных отношений требованиям принципов и норм международного права». Анализируя это определение, В. И. Евинтов справедливо отмечает, что критерий, выражаемый формулой «достаточно высокая степень соответствия», по своему характеру субъективен, а сама степень соответствия «реального правопорядка имеющейся модели будет характеризовать состояние международной законности».
Если обратиться к практике применения понятия «международный правопорядок» официальными представителями государств, дипломатами и юристами, не говоря уже о прессе, то мы увидим, что речь всегда идет о должном порядке поведения государств, закрепленном в международном праве, либо о том порядке действий, акций, мероприятий государств и их взаимоотношений на международной арене, который предусмотрен в действующем международном праве, но не о совокупности таких отношений или правоотношений. В частности, когда критикуются международные противоправные действия какого-либо государства, то имеется в виду нарушение им принципов и норм международного права, олицетворяющих международный нормативный порядок, или же нарушение того порядка должного поведения государства, который предписан международным правом для всех государств, а не нарушение данным государством какой-то «совокупности» международных отношений или же правоотношений, сложившихся в современном мире.
Международного правового порядка должны придерживаться все государства независимо от того, вступили ли они в реальные конкретные правоотношения. Особенно наглядно это видно на примере вновь возникающих государств, которые еще только начинают вступать в международную жизнь. Однако это требование в полной мере применимо и к уже существующим государствам, независимо от времени их возникновения. Так, государства, решившие установить между собой дипломатические отношения, обязаны строго следовать тому порядку установления и осуществления дипломатических отношений, который предусмотрен в действующем международном праве (в частности, в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г.). Другим примером могут послужить деятельность и взаимоотношения государств по освоению пространств и природных ресурсов Мирового океана. Не все государства непосредственно участвуют в такой деятельности, следовательно, не все они являются участниками международных пра-

>>>9>>>
воотношений по поводу использования морских пространств и ресурсов. Однако, приступая к осуществлению той или иной деятельности в Мировом океане, все государства обязаны строю придерживаться установленного международным правом порядка мореплавания или добычи ресурсов в территориальном, открытом море, в пределах континентального шельфа или экономической зоны.
Об этом говорится и в работе М. И. Лазарева, посвященной теоретическим вопросам современного международного морского права. В ней международный правопорядок в Мировом океане определен как порядок отношений государств на морях и океанах, установленный нормами международного морского права. Однако при этом, как отмечает автор, «надо исходить и из того, что правопорядок — это не только система норм, призванных его создать, но и реализация их на практике, система действий по обеспечению этих норм». Поэтому «международный морской правопорядок предполагает определенные международно-правовые нормы и использование этих норм на практике государствами и другими субъектами, обязанными считаться с этими нормами, путем индивидуальных или коллективных действий».
Заслуживает внимания и подход М. И. Лазарева к пониманию международного правопорядка в целом. Представляется справедливым указание на то, что «в международном праве правопорядок — это не часть общественного порядка, а весь общественный порядок, так как весь общественный порядок, а не часть его, должен соответствовать международному праву, его основным принципам, Уставу ООН и конкретизирующим их принципам и нормам. Все, что не соответствует праву, -- это уже не общественный порядок».
Сходного мнения придерживается и известный украинский юрист-международник В. А. Василенко, считающий, что «международный правопорядок -- это порядок общественных отношений, который установлен между взаимодействующими государствами или между ними и созданными ими международными межправительственными организациями, а также между самими международными организациями с помощью международно-правовых норм, выработанных упомянутыми субъектами международного права».
В сущности, ту же мысль проводит в своих работах о международно-правовом регулировании (мпр) и о функционировании международного права И. И. Лукашук. Он пишет: «Мпр призвано обеспечить определенный порядок в международных отношениях. Это достигается путем упорядочения международных отношений при помощи мпр. Международный правопорядок в этом смысле является результатом упорядочения системы международных от-

>>>10>>>
ношений при помощи международного права». Позднее он подтверждает эту же мысль словами о том, что «правопорядок есть результат функционировадия международного права, его упорядочивающего действия», подчеркивая при этом, что «суть правопорядка состоит в обеспечении структурной устойчивости системы международных отношений с помощью права или, иначе, в поддержании стабильности определенного порядка и противодействии его дезорганизации, росту энтропии».
Все эти высказывания юристов-международников относительно понятия и сущности международного правопорядка «аходят подтверждение и в общей теории права, которая исходит из понимания правопорядка как «порядка общественных отношений, сформировавшегося под правовым воздействием». Получают отражение и поддержку в теории права и мнения юристов-международников относительно тесной связи между системой норм международного права и системой правовых взаимоотношений государств, поскольку такие международно-правовые отношения свидетельствуют о практической реализации требований международного правопорядка, его действенности и реальном претворении в международную жизнь и практику. Так, специалисты в области общей теории права отмечают, что «правопорядка не может быть без правовых отношений (наличных или хотя бы потенциальных либо эвентуальных)... Однако нельзя отождествлять правопорядок с совокупностью правоотношений», поскольку для существования правопорядка необходимо «обеспечение строгого исполнения юридических обязанностей».
Но ведь сущность и целенаправленность международного правопорядка как раз и состоит в том, чтобы не только предписать и придать определенный порядок деятельности государств на международной арене и всем тем межгосударственным отношениям, которые возникают и складываются в международной жизни, но и обеспечить постоянное соблюдение и осуществление этого порядка с помощью всех тех юридических предписаний, средств, методов и процедур, которые предусмотрены нормами действующего в данный исторический период международного права.
Такое понимание присуще, как мы видим, всем юристам-международникам, которые обращаются к определению международного правопорядка. Несмотря на некоторые различия в проведении анализа этого международного общественного явления, все они, в сущности, придерживаются мяения, что действующее в наше время международное право представляет собой исходную юридическую нормативную основу современного международного

>>>11>>>
правопорядка. И это главное, что прежде всего необходимо отметить и подчеркнуть при раскрытии поднятия «международный правопорядок».
Вместе с тем понятие международного правопорядка должно отражать и тот очевидный факт, что это порядок, который не только предусмотрен в нормах международного права, но и осуществляется на деле, в практике международных отношений.
В нормах международного права закреплены те исходные модели поведения государств, те юридические предписания, адресованные всем субъектам этого права, те международные обязанности государств, которые они должны неуклонно соблюдать на практике, в своих взаимоотношениях. Без реального выполнения этих обязательств не может существовать правовой порядок в международной жизни. Поэтому, как вполне справедливо отмечает Н. А. Ушаков, «соблюдение государствами своих международных обязательств составляет основу международного правопорядка».
О таком соблюдении свидетельствуют (в первую очередь и в основном) те международные правоотношения, которые складываются между участниками международного общения. Вот почему все исследователи понятия международного правопорядка указывают на тесную связь между системой норм международного права и системой правоотношений в международной жизни.
В общей теории права также отмечается, что «правовые нормы и правовые отношения — это те части правовой материи, те проявления права, в которых роль права в обществе получает практическое воплощение. Эти нормы и отношения составляют столь прочное единство, что их подчас трудно разделить».
Вопрос о тесной связи правовых норм и правовых отношений затрагивался и в дискуссии о системах советского и международного права, состоявшейся в ИГПАНе СССР в 1984 г. При этом, в частности, отмечалось, что в теории права складывается новое понятие правовой системы, которое охватывает такие компоненты, как: а) право «в его нормативном определении»; б) правовые связи, «отношения, институты, порядок и процедуры, которые осуществляются по правовым установлениям»; в) «правопроявления идеологического характера» (юридическая наука, общественное сознание), — в то время как, «судя по литературе, у международников о праве как системе норм и о правовой системе говорится в одном значении», т.е. только как о совокупности норм.
Видимо, с этим замечанием можно согласиться. Но необходимо иметь в виду, что такой подход международников имеет под собой серьезные основания и к тому же совершенно не исключает попыток применить системный анализ и к сфере международно-правовой жизни. Юристы различных специальностей осмысливают

>>>12>>>
свои проблемы оперируя определенными правовыми категориями и понятиями, почерпнутыми, в частности, из общей теории права.
Однако при этом юристы-международники должны уделять особое внимание тому, чтобы применяемые ими понятия и термины были доступны для быстрого восприятия и понимания дипломатами самых различных стран, политологами и международниками разных политических и правовых школ и направлений. Поэтому терминология, используемая в доктрине и в практике международного права, должна носить интернациональный характер, чтобы сразу же можно было понять в ходе дискуссий и дебатов на различных международных форумах и официальных встречах и конференциях, о чем именно идет речь, о каком конкретном политико-правовом явлении международной жизни.
Терминология в международном праве, являющаяся результатом согласия, соглашения различных государств, достигаемого зачастую путем многолетних взаимных усилий, уступок, чаще всего служит итогом компромиссов и договоренностей между официальными представителями государств. Примером могут служить такие не так уж давно появившиеся термины и понятия, как «основные принципы», «императивные нормы» международного права, «исключительная экономическая зона», «международное космическое право».
Подобное понимание интернационального значения терминов и понятий в международно-правовой жизни присуще и публикациям по проблемам теории и практики международного права. В этом состоит первейшая, весьма важная предпосылка и гарантия всеобщего и одинакового понимания или усвоения всех тех положений и концепций международно-правовой доктрины, которые выдвигаются теми или иными юристами-международниками.
Поэтому до сих пор общепризнанным и весьма устоявшимся в международной доктрине и практике является понимание международного права «в его нормативном определении» -- именно как совокупности или системы норм.
Что же касается той тесной связи между нормами международного права и международными правоотношениями, которые в международной жизни составляют прочное единство, необходимое для упорядоченных международных отношений и обеспечения общественного порядка в мире, то она охватывается термином «международный правопорядок», который в международной доктрине и практике приобрел интернациональный характер и прочно вошел в международно-правовой обиход и лексикон. Таким образом, широко применяемый ныне термин «международный правопорядок» означает тот порядок международных отношений, который установлен и осуществляется на основе принципов и норм международного права.
Политико-правовой категории «международный правопорядок» присущ также социальный элемент.
В каждую конкретную историческую эпоху правовой порядок в международных отношениях складывается на основе действую-

>>>13>>>
щих в эту эпоху принципов и норм международного права и, следовательно, неизбежно отражает как юридическое содержание этих принципов и норм, так и социально-политическую сущность и направленность предписаний международного права данного исторического периода.
Зарубежные специалисты склонны иногда рассматривать развитие международного права как единый последовательный поток и оставляют как бы в стороне анализ причин и обстоятельств, обусловивших социально-политическую направленность норм международного права в отдельные исторические периоды его развития, например от древнего времени до Гуго Греция или Вестфальского конгресса 1648 г., а затем до создания ООН и далее — до наших дней. Но без такого анализа нельзя понять, почему в эпоху господства феодальных государств законными считались их притязания на захват и присвоение огромных пространств морей и океанов и почему затем во времена Гуго Греция просторы Мирового океана стали считаться находящимися в общем пользовании всех государств и в равной мере доступными для всех стран и народов.
На возникновение, становление и дальнейшее развитие международного права всегда оказывали решающее воздействие две главные тенденции в международно-правовой позиции государств — их стремление к взаимному сотрудничеству, продиктованное различными конкретными причинами экономического, военного, политического и иного характера, а также постоянная забота об охране своего суверенитета, своей политико-экономической независимости от иностранных посягательств и притязаний. Эти тенденции прослеживаются на протяжении всей истории международного права и действенны в наши дни. Они прежде всего предопределяют международно-правовую позицию государств, т.е. их подход к социальному содержанию и сущности международно-правовых норм, их правовое представление о том, что есть и чем должно быть дополнено международное право. Отсюда и социально-политическое содержание требований государств к созданию конкретных норм международно-правового регулирования, к их пересмотру и обновлению, а тем самым и к дальнейшему прогрессивному развитию международного права в целом.
Эти требования всегда исторически конкретны в зависимости от социально-политической сущности строя в том или ином государстве, от уровня экономического развития, от местонахождения государства в том или ином регионе Земного шара и т. п. Чтобы убедиться в этом, достаточно окинуть взглядом хотя бы новейшую историю развития международного права, в частности его принципов и норм относительно современного правопорядка в Мировом океане. В результате инициатив и международно-правовых позиций развивающихся государств в 60—70-х годах были рассмотрены и согласованы всеми государствами значительные изменения в правовом статусе и режиме использования пространств и природных ресурсов Мирового океана и его дна. Появились такие новые правовые понятия и институты, как «исключительная экономичес-

>>>14>>>
кая зона», «международный район морского дна», «государства-архипелаги» и др.
Необходимость учета социально-политического подхода государств к международно-правовой регламентации их взаимоотношений (т.е. международно-правовых позиций государств) при исследовании понятия международного правового порядка подтверждается и общей теорией права. В ней справедливо обращается внимание на то, что правовой категории «правопорядок» присущи два взаимосвязанных элемента — социально-политический и юридический. При этом подчеркивается, что сущность понятия «правопорядок» состоит в том, что оно отражает как «социальные цели», так и «объективный итог» правового регулирования. «Законодатель всегда стремится влиять на общественные отношения, формировать их в своих интересах, обеспечивая выгодный для себя порядок. Это цель. А итог - - приведение общественных отношений в состояние урегулированности и порядка с помощью всех правовых средств формирования общественных отношений». Поэтому так четко различаются правопорядки, существующие в разных странах. Каждый из них имеет свои, только ему присущие социально-политические и юридические особенности.
Несомненно, что эти два тесно взаимосвязанных элемента — юридический и социально-политический — присущи и категории «международный правопорядок». Не случайно поэтому в исследованиях по истории международного права, при всех их различиях в градации временных этапов развития международного права и в терминологическом обозначении этих исторических этапов (например, как «исторических эпох» или «общественно-экономических формаций»), речь всегда вольно или невольно идет о том, что каждому такому периоду или эпохе (рабовладельческих, феодальных или буржуазных государств) соответствует и свой исторический тип международного права, а следовательно, и свой международный правовой порядок.
Конечно, при этом на протяжении веков сохраняются те нормы международного права, которые отвечают двум основным тенденциям развития международных отношений -- ограждению независимости государств, их суверенности и обеспечению сотрудничества и упорядоченных отношений между ними. Поэтому все такие нормы получили исторически оправданное наименование — «традиционные нормы» международно-правовых отношений. Но и они в определенной мере уточняются или обновляются с учетом социально-политических потребностей международной жизни или же международно-правовых позиций государств, в том числе и вновь возникающих.
Международно-правовая позиция государств в ту или иную эпоху оказывает решающее влияние на возникновение и формирование конкретных правил отношений на международной арене и на их соответствующее закрепление в принципах и нормах междуна-

>>>15>>>
родного права в целях придания всем этим отношениям состояния упорядоченности. Поэтому международно-правовая позиция государств представляет собой неотъемлемую часть существующего правопорядка в мире, без учета которой невозможно понять юридический и социально-политический элементы международного правопорядка.
Особенно наглядно подобное решающее воздействие внешнеполитического подхода государств к целям международно-правового регулирования и к роли международного права в целом проявилось при создании основ современного международного правового порядка. Одним из важнейших этапов в его становлении явились разработка Устава ООН и учреждение Организации Объединенных Наций.
В наше время ни у одного из специалистов по международным отношениям (в том числе и у юристов-международников), независимо от того, к какой из юридических школ или направлений они принадлежат, не вызывает сомнений тот всемирно-исторический факт, что Устав ООН является важнейшим международно-правовым актом, в котором воплощены и закреплены фундаментальные основы современного правопорядка в мире.
До Устава ООН международное право практически и юридически констатировало и в какой-то мере пассивно отражало объективную реальность параллельного существования на международной арене государств, весьма различных по своей социально-политической сущности и, следовательно, по своим внешнеполитическим подходам к разрешению проблем взаимоотношений с другими государствами, вплоть до возможности применения насильственных средств и мер при осуществлении задач и целей своей внешней политики.
Устав ООН изменил такой «пассивный» подход международного права и впервые в истории человечества запретил государствам прибегать в международных отношениях к угрозе силой или ее применению против политической независимости любого государства и его территориальной неприкосновенности. Тем самым в четкой и юридически обязательной форме было установлено, что сотрудничество между государствами, несмотря на все имеющиеся между ними различия, должно быть только мирным и миролюбивым.
Эта идея мирного сосуществования не только положена в основу Устава ООН, но и пронизывает все его постановления относительно правового порядка деятельности государств — участников международного общения. Без юридически четкого закрепления этой идеи в Уставе ООН и всеобщего ее признания государствами — членами Организации невозможно было бы утверждение и развитие единого и общего для всех государств современного правопорядка в мире.
Вот почему мирное сосуществование как новый, утверждающийся с момента создания ООН международный порядок отноше-

>>>16>>>
ний и сотрудничества между государствами представляет собой одну из основ современного международного правового порядка.
Объединение всех государств во всеобщую и универсальную организацию — ООН — явилось также убедительным свидетельством осознания и понимания государствами той непреложной реальности наших дней, что все страны и народы находятся и живут на единой планете Земля и должны совместно как единое «международное сообщество государств» обсуждать и находить решения всех глобальных проблем.
Эта совершенно новая политико-правовая категория несомненно обязана своим происхождением всемирному признанию идеи мирного сосуществования и имеет непосредственное значение для понимания сущности современного международного правопорядка, в частности таких его компонентов, как порядок международного нормотворчества и правоприменения, где нередко стало требоваться выявление мнения «всего международного сообщества государств в целом», в особенности относительно императивных норм jus cogens.
Наконец, Устав ООН положил начало существованию общего международного права, выражающего общие интересы всего международного сообщества государств и те закономерности развития международных отношений, которые присущи нашей исторической эпохе — эпохе мирного сосуществования и взаимодействия государств с различным социально-политическим строем, со спецификой своего пути общественно-экономического развития и другими особенностями, обусловленными, в частности, месторасположением государства и его историей.
В сумме своей все эти новые явления в международно-правовой жизни государств дают представление о современном международном правопорядке как о порядке международных отношений, который установлен и осуществляется на основе принципов и норм действующего международного права и направлен на обеспечение нормальных и миролюбивых отношений и сотрудничества между всеми государствами, независимо от их политических, экономических, социальных систем и от уровня их развития. Таким образом, международный правопорядок отражает и воплощает в себе интересы международного сообщества государств в целом.
Такое понимание современного международного правопорядка подтверждается и анализом его основ и составных частей, к которым, по нашему мнению, относятся прежде всего: международное право в его нормативном значении — как совокупность или система юридически обязательных правил и предписаний (включая основные принципы международного права, которые, в сущности, являются фундаментом правопорядка в международных отношениях); мирное сосуществование как новый порядок отношений и сотрудничества международного сообщества в целом; порядок и юридические процедуры международного нормотворче-

>>>17>>>
ства и правоприменения; интернациональные механизмы и институты, предназначенные для оптимального сочетания интересов государств с интересами мирового сообщества.
Но прежде чем перейти к анализ-у этих основ и компонентов современного международного правопорядка, целесообразно пояснить термин «мировой порядок», который также стал применяться в современном политико-правовом обиходе.
2. Соотношение понятий «международный правопорядок» и «мировой порядок»
В различных публикациях по актуальным проблемам современных международных отношений наряду с термином «международный правопорядок» стал использоваться термин «мировой порядок». Особенно часто прибегают к нему журналисты для характеристики общей ситуации в мире, не придавая при этом особого значения смысловой нагрузке и политико-правовой сущности этого понятия. Что же касается официальных политических деятелей, то они всякий раз вкладывают в формулу «мировой порядок» свой собственный смысл и свое видение политической обстановки в мире. Новейшим и весьма характерным в этом отношении примером может служить идея «нового мирового порядка», выдвинутая в свое время президентом США Дж. Бушем.
В мировом сообществе, у различных политиков и комментаторов сразу же возник вопрос о том, что означает эта идея или концепция: новый политический курс США, претензию на неограниченное лидерство в мире или же стремление обеспечить «мир во всем мире»? В частности, лондонская «Гардиан» попросила широко известных деятелей и ученых иэ разных стран высказать свое мнение относительно «нового мирового порядка». И все они в той или иной степени указали на то, что этому понятию может быть придан самый противоположный политический смысл.
В свою очередь Совет взаимодействия (международная организация бывших глав государств и правительств) в результате анализа ситуации, возникшей в мире после окончания «холодной войны», пришел к выводу, что «грозящие миру критические проблемы глобального характера требуют пересмотра международных отношений и выработки нового определения мирового порядка».
Исследователи понятия и концепции мирового порядка отмечают, что «миропорядок стал предметом пристального внимания ученых». Однако среди них «наблюдается огромный разнобой в подходе к понятию миропорядка». К дискуссионным относится даже вопрос о времени возникновения термина и самой концепции мирового порядка. Так, известные советские исследователи

>>>18>>>
миропорядка считали, что термин «мировой порядок» впервые был употреблен в документах «Группы 77» развивающихся стран, т. е. «родился в иедрах практической политики». Американские специалисты придерживаются мнения, что термин и концепция миропорядка были порождены не практикой, а доктриной в процессе поисков методов и средств установления в международных отношениях определенного «мирового публичного порядка», или же просто «мирового порядка». Причем публикации, посвященные этим поискам, появились в США в конце 50-х -- начале 60-х годов, т. е. значительно раньше, чем документы «Группы 77».
С тех пор прошло немало лет, но з-а это время как в доктрине, так и в практической политике было достигнуто единодушие лишь в применении единой формулы, или термина, «мировой порядок». В остальном же как концепция мирового порядка, так и само понятие «мировой порядок», или просто «миропорядок», до сих пор подвергаются самым различным толкованиям.
При этом «подходы» не только ученых (политологов, экономистов, философов, юристов и др.), но и политических деятелей к пониманию сущности мирового порядка настолько различны, что с трудом поддаются какому-либо обобщению. Но все же, несмотря на эти различия, которые наблюдаются порой даже в одной монографической публикации, не говоря уже о сборниках статей, посвященных анализу «мирового порядка», можно заметить, что в большинстве случаев исследуется лишь существующее положение дел в мире, констатируется уже сложившаяся международная ситуация, которая воспринимается и оценивается как определенный «мировой порядок».
Такое видение миропорядка нередко приводит к парадоксам. Так, наиболее распространенным было мнение о том, что решающим фактором в международных отношениях служит мощь государств, включая их военный потенциал и вооруженные силы, а потому мировой порядок трактовался как состояние динамического соответствия международных отношений соотношению сил на мировой арене (в первую очередь между СССР и США как двумя сверхдержавами). Следовательно, господство силы или стремление к балансу сил, постоянно порождающие соперничество между государствами и гонку вооружений, выдавались за определенный мировой порядок. Прекращение существования Советского Союза и соответственно биполярного мира неизбежно означало крушение данного «прагматичного» видения мирового порядка.
Оказались несостоятельными и попытки выдать состояние «холодной войны» за определенный хотя и весьма странный, но все же «порядок» дел в мире. В свете указанного подхода окончание

>>>19>>>
«холодной войны» означало прекращение существования «мирового порядка» и, следовательно, наступление «беспорядка». О том, что такой подход был широко распространен, говорит и упомянутое выше заявление Совета взаимодействия, в котором необходимость выработки нового понимания мирового порядка связывается с окончанием «холодной войны». Нельзя также не заметить, что прекращение «холодной войны» создало «затруднения» и для тех политологов, которые постулировали постоянное противостоящие между Востоком и Западом в силу существенных различий и расхождений между социальными системами и классовыми установками государств Востока и Запада и на основе этой конфронтации конструировали свое видение нынешнего и грядущего миропорядка.
Новейшие договоренности между Востоком и Западом, в том числе в области разоружения, совместные шаги государств -участников СБСЕ по включению мер обеспечения «демократии и верховенства закона» в число мероприятий, содействующих укреплению безопасности в Европе и во всем мире, в конечном счете подтвердили некорректность, несостоятельность подобного рода моделей мирового порядка.
К сожалению, характерное для многих прежних публикаций по вопросам миропорядка стремление ограничить задачи концепции и понятия мирового порядка лишь отражением и описанием существующего состояния мировых отношений, сложившейся международной практики в определенной мере присуще и появившимся в прессе суждениям относительно «нового мирового порядка». Многие из них завершаются «спасительной» ссылкой на то, что еще рано делать какие-либо рекомендации и оценки, ибо надо «подождать» развития событий в современном сложном многополярном мире. Но такая «пассивность» противоречит даже той логической и смысловой нагрузке, которая должна содержаться в понятии «мировой порядок». Ведь к несомненной з-аслуге исследователей миропорядка следует отнести их постоянное предупреждение о том, что порядок в мире необходимо рассматривать не только как политическую реальность, но и как идеал или цель, к достижению которой должны стремиться все государства в мире. Поэтому понятие мирового порядка должно охватывать и отражать как реальную действительность, так и глобальную задачу обеспечения порядка во всем мире.
И еще над одним вопросом заставляют задуматься работы специалистов по миропорядку. Они зачастую подчеркивают, что понятия «мировой порядок» и «международный порядок» не совпадают. И это на первый взгляд кажется справедливым. Однако в дальнейшем замечаешь, что даже в научных публикациях, содержащих такое предупреждение, оно последовательно не соблюдается и не выдерживается. Например, весьма содержательная работа наших авторов о международном порядке предваряется

>>>20>>>
введением, в котором речь идет о «мировом порядке», но это понятие тесно увязывается с сущностью и развитием порядка в международных отношениях. То же характерно и для зарубежных публикаций. В них, как правило, применяется термин «мировой порядок», но предметом основного внимания авторов служат лишь международные отношения и международный порядок. Что же касается весьма широкой практики применения термина «мировой порядок» официальными деятелями государств, то здесь уже без всяких сомнений имеется в виду именно порядок в международных делах, в международных отношениях Достаточно сослаться на концепцию «нового мирового порядка» Дж. Буша и отклики на нее как политических деятелей, так и ученых, чтобы убедиться в том, что речь идет о порядке во взаимоотношениях современных государств.
Отрадно отметить, что в дискуссиях по поводу «нового мирового порядка» все чаще стали встречаться ссылки на международное право, на Устав ООН как универсальный «кодекс права» для всего международного сообщества, на механизмы поддержания правопорядка под эгидой ООН. Да и в выступлениях Дж. Буша говорилось о новом порядке, «основанном на международном праве».
Все это в значительной мере облегчает пояснение нашего понимания мирового порядка, которое сводится к тому, что современный международный правопорядок представляет собой целостную систему общественного порядка в мире, т. е. мировой порядок, которому должны следовать и в основном уже практически следуют все участники современных международных отношений.
В исследованиях, посвященных мировому порядку, международному порядку или же международному правопорядку, нередко подчеркивается, что в любом политическом сообществе, включая международное сообщество, общественный порядок может составлять лишь поведение, упорядоченное в соответствии с правовой системой норм, и потому «международный правопорядок составляет основу, главное содержание миропорядка». Однако при этом иногда делается предупреждение, что «миропорядок не сводится только к международному правопорядку». К сожалению, такое замечание не сопровождается каким-либо пояснением. Видимо, авторы считают его само собой разумеющимся. Может быть, это и так, но все же возникает вполне оправданный вод-рос: что же все-таки может находиться за пределами международного правопорядка и вместе с тем охватываться понятием «миропорядок»?
Если мы обратимся к международной жизни, то сразу же увидим, что она настолько широка и многообразна, что многие явления в ней не только не охватываются, но и не должны и не

>>>21>>>
могут по своей природе охватываться нормами международного права. К их числу несомненно относятся, например, факторы, влияющие на формирование внешней политики государств, на внешнеполитическую стратегию и тактику отдельных государств или групп государств.
Выбор дипломатических средств и методов для реализации внешнеполитической позиции государств, уровень и характер их политико-экономических отношений и сотрудничества с теми или иными государствами, вплоть до налаживания тесных партнерских или союзнических взаимоотношений, конечно, не охватываются предписаниями международного права. Такие внешнеполитические шаги и мероприятия конкретных государств предпринимаются ими с учетом потребностей своего политического и экономического развития, степени достигнутого участия во всемирных отношениях, специфики интересов, обусловленных принадлежностью к определенному региону, например к Европе или Ближнему Востоку, и многими иными факторами, которые не поддаются исчерпывающему перечислению. Все они в сумме своей определяют сущность и характер мировой политики, которая в свою очередь оказывает огромное воздействие на состояние дел в мире, на мировой порядок.
Вероятно, эту сферу политической реальности имеют или могут иметь в виду исследователи миропорядка, когда они говорят о том, что «международный правовой порядок составляет часть порядка политического, зиждящегося своей большей частью на первом», и тем самым как бы предупреждают, что понятие мирового порядка шире понятия правопорядка в международных отношениях. Но можно ли перечисленные выше факторы и обусловленные ими внешнеполитические аинии государств или групп государств считать элементами мирового «порядка»? Не составляют ли они содержание и сущность иных общественных явлений международной жизни, которые подпадают под понятия «внешняя политика» или «мировая политика»?
Более того, если, как это признают и специалисты по миропорядку, «порядок существует только при нормативном поведении», то тогда все внешнеполитические действия и акции государств или групп государств, не соответствующие 'Нормам международного права и тем более противоречащие им, вообще не могут считаться «нормативным поведением», а следовательно, охватываться понятием, или термином, «мировой порядок». Стоит только оглянуться на внешнеполитическую практику недавнего прошлого и можно увидеть, как две сверхдержавы, уповая на свою военно-политическую мощь и военно-политические союзы с определенными группами государств, оказывали огромное воздействие на внешнюю политику всех других государств и на мировую политику в целом. При этом нередко игнорировались инте-

>>>22>>>
ресы народов многих стран и элементарные юридические правила международных отношений. Но разве можно такие акции «подгонять» под понятие «мировой порядок»?
Международное сообщество государств еще в 1945 г. было уполномочено на основании гл. VII Устава ООН применять принудительные меры в отношении действий государств, представляющих любую угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии (ст. 39). Такое принуждение не считается затрагивающим принцип невмешательства во внутренние дела государств (п. 7 ст. 2 Устава ООН). Это положение сохраняет свое значение и в наши дни. Любая внешнеполитическая акция, представляющая собой угрозу силой или ее применение, несовместима с целями и принципами ООН и подлежит пресечению согласно предписаниям действующего международного права.
Для нашего времени характерна и тенденция расширения сферы международно-правового регулирования. В нее все шире вовлекаются вопросы, ранее считавшиеся внутренним делом государств (например, вопросы прав человека, охраны окружающей среды). Внешние дела, связанные с нарушением предписаний международного права, также стали предметом озабоченности международного сообщества государств в целом, которое вправе принять меры к устранению нарушений международной законности, к пресечению международных преступлений. Поэтому привычное для дипломатического лексикона выражение «невмешательство во внутренние и внешние дела государств» уже больше не отражает в полной мере международно-правовую действительность. Более точ'ной и корректной сегодня следует признать формулировку относительно невмешательства «во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию» государств, которая была закреплена в Хельсинкском Заключительном акте.
Что касается внешнеполитических акций государств по вопросам, еще Іне урегулированным международным правом, то история международных отношений полна примеров того, как государства вынуждены были либо сами стремились отразить и закрепить в нормах международного права свою позицию, с тем чтобы обеспечить ее устойчивое восприятие другими государствами и таким образом создать и установить определенный порядок поведения государств в конкретной сфере международной жизни.
Так, односторонние акции США по распространению своих суверенных прав на континентальный шельф, а затем и акции некоторых развивающихся стран по подчинению своему суверенитету прибрежных пространств открытого моря, объявленных ими «рыболовными» или «экономическими» зонами, были справедливо расценены международным сообществом как произвольные действия, подрывающие сложившийся мировой порядок на морях и в океанах. Возникли международные споры и конфликты, которые продолжались до тех пор, пока на соответствующих многосторонних конференциях и переговорах не было достигнуто между-

>>>23>>>
народно-правовое признание статуса и режима континентального шельфа и исключительной экономической зоны.
Вместе с тем есть и примеры того, как государства, заинтересованные в установлении нового порядка в конкретной области международных отношений, сами выступали инициаторами создания новых международных правил и рекомендаций, отражающих их интересы и позицию. Так, в 1974 г. группа развивающихся стран выступила с программой действий по установлению нового международного экономического порядка, которая была закреплена в Декларации об этом порядке и в Хартии экономических прав и обязанностей государств, принятых на VI Специальной сессии и XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Новейшими примерами могут служить внешнеполитические шаги и меры европейских государств по осуществлению интеграционного процесса в Европе и созданию в этих целях международных соглашений относительно Европейского Сообщества.
Здесь уместно упомянуть о том, что современному международному праву известна целая система международных механиз-мов для решения актуальных проблем и конкретных вопросов международных отношений, для нахождения и разработки общеприемлемых для всех государств соглашений и договоренностей, относящихся к тем специфическим ситуациям, которые, по мнению государств, не получили должного урегулирования в юридических правилах международного общения. Для современных международных отношений стало характерным не только существование постоянно действующих межгосударственных организаций (ООН, ее специализированных учреждений и многих других межправительственных органов ,и объединений универсального и регионального характера), но и регулярное проведение международных встреч, консультаций, переговоров как на высшем, так и на других уровнях. Наличие и регулярное использование государствами таких интернациональных механизмов для разрешения насущных проблем международных отношений и международного нормотворчества составляет существенную черту современного мирового порядка.
Опыт деятельности межправительственных органов и организаций, правила процедуры их работы, порядок создания новых международно-правовых принципов и норм, в том числе и специфических правил, регламентов и стандартов (в рамках, например, ИМО, ИКАО), убедительно свидетельствуют о реальной возможности достижения в наши дни оптимального сочетания национальных интересов государств с потребностями международного сообщества в целом. Главное при этом состоит в том, чтобы индивидуальные или групповые дипломатические инициативы и действия государств, обусловленные их национальными интересами, политико-экономической мощью и связанным с этим политико-экономическим влиянием, которое они оказывают на мировую политику, не выходили эа рамки того порядка в международных отношениях, который предусмотрен в принципах и нормах между-

>>>24>>>
народного права, тщательно создававшихся всем человечеством на протяжении всей его истории. Это требование в равной мере применимо ко всем государствам, и большим и малым, а также ко всем тем многочисленным и разнообразным дипломатическим шагам и внешнеполитическим акциям различных государств, без которых немыслима международная жизнь и мировая политика.
Динамика общественного развития не раз приводила и несомненно будет еще приводить к существенным переменам в международных отношениях и мировой политике. Богат такими событиями и XX век. На его долю выпали две мировые войны, возникновение Советского Союза, оказавшего з-начительное воздействие на мировую политику « соотношение сил в мире, и распад этой «сверхдержавы», крушение колониальной системы, создание универсальных межгосударственных организаций и связанное с этим сплочение государств в международное сообщество, наконец, появление небывалого числа независимых государств со своим самостоятельным видением и подходом к международным делам и отношениям.
Немало испытаний в нынешнем столетии выпало на долю международного права — от полного пренебрежения к нему в период подготовки и развязывания второй мировой войны до неоднократного его нарушения во время «холодной войны», породившей чувство вседозволенности у двух «сверхдержав», которое особенно проявилось в их вооруженных интервенциях во Вьетнаме и Афганистане. Нельзя не упомянуть и о нападках на международное право со стороны отдельных политических деятелей и специалистов, начиная от «негативистов», отрицавших какое-либо значение международного права, и кончая скептиками, высказывания которых встречаются и поныне. Однако международное право не только выдержало проверку этими трудными для него временами, не только сохранило действенность всех традиционно сложившихся норм, но и обогатилось новыми принципами и нормами, вызванными потребностями меняющихся международных отношений.
Создание Устава ООН и закрепление в нем основных принципов всемирной межгосударственной организации как бы констатировало переход от международного права «цивилизованных народов» к общему международному праву как системе права, отражающей общие интересы международного сообщества государств в целом, а также те закономерности развития международных отношений, которые присущи современной эпохе сосуществования и сотрудничества всех государств, независимо от каких-либо их различий. В Уставе ООН, важнейшем международно-правовом акте наших дней, были закреплены, в сущности, те основы нового миропорядка, которые служат объективными нормативными рамками и критериями для регламентации и оценки должного поведения государств в современном мире.
Так почему же яе признать и не подтвердить сегодня тот факт, что действующее международное право олицетворяет собой ту выработанную мировым сообществом модель нового мирового

>>>25>>>
порядка, которая отвечает интересам всех госуаарств, треоова-ниям современности?
Такой подход к оценке роли и значения общего международного права соответствует и фактически единодушному мнению специалистов по миропорядку о том, что мировой порядок необходимо рассматривать как политическую реалию и как идеал. Под политической реалией понимается упорядоченное взаимодействие государств, а под идеалом -- некая идеальная организация межд>народной жизни. Эти элементы понятия мирового порядка присущи и общему международному праву. Оно уже упорядочило взаимодействие и сотрудничество государств во многих сферах всемирных отношений, но по-прежнему все еще предстает перед нами как определенная цель в организации международной жизни государств, к достижению которой должно стремиться все мировое сообщество. Для достижения этой благородной цели сейчас складывается довольно благоприятная международная обстановка.
Руководители государств теперь постоянно уделяют внимание международному праву. Это характерно и для концепции «нового мирового порядка», выдвинутой Дж. Бушем, и для заявлений Совета НАТО, который теперь регулярно призывает к тому, чтобы «власти на всех уровнях» уважали международное право, и тем более для решений, принимаемых в рамках ООН. При этом даже бывшие союзники Соединенных Штатов не склонны более полагаться на их заверения и безоговорочно воспринимать американское лидерство в «новом мировом порядке».
В создавшихся новых условиях еше большее значение приобретает задача юристов-международников по раскрытию того огромного потенциала, который был заложен учредителями ООН в функции и полномочия органов этой всемирной организации в интересах обеспечения нового мирового порядка по окончании второй мировой войны, но так и не был полностью реализован. Увеличилось значение и тех установок по содействию распространению знаний о международном праве, которые характерны для многих резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, для уставов различных ассоциаций и объединений юристов. Насущная потребность в этом обусловлена не столько юридическими пробелами или недочетами, подчас присущими дипломатической и договорной практике государств (особенно недавно возникших, в том числе и в результате распада Советского Союза), сколько все возрастающим в широких официальных и общественных кругах пониманием того факта, что альтернативы международному праву как фундаменту и регулятору мирового порядка в наши дни нет и быть не может.
Новейшие тенденции в мировой политике и международных отношениях подтверждают, что международное сообщество государств рассматривает международное право и международный правопорядок как олицетворение того мирового порядка, который должен действовать на нашей планете.

>>>26>>>
Глава 2. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩЕГО ДЛЯ ВСЕХ ГОСУДАРСТВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВОПОРЯДКА
Народы всех стран заинтересовали в том, чтобы на Земле был обеспечен прочный международный мир, а между государствами существовали только нормальные, миролюбивые и дружественные взаимоотношения. Поэтому вполне понятен повышенный интерес мировой общественности к международному праву. Именно в нем все усматривают тот порядок поведения, которого должны придерживаться все государства и «ные участники международных отношений.
Международное право при этом понимается как совокупность или система юридически обязательных норм, которые регламентируют поведение и отношения государств (и иных участников современных международных отношений). Такое понимание существовало всегда. Об этом свидетельствует и вся история возникновения и раз-вития норм международного права. Их появление и утверждение в международной жизни было обусловлено в основном двумя тесно взаимосвязанными практическими потребностями. Одна из них — необходимость обеспечить автономность и самостоятельность возникших государственных образований, защиту и охрану их .независимости от возможных внешних посягательств со стороны других государств и в этих целях с помощью взаимной договоренности относительно юридически обязательных правил поведения определить как взаимные права, так и соответствующие обязанности возникших самостоятельных государственных образований, предотвратить тем самым анархию и произвол в международных отношениях.
Другая практическая потребность состояла в том, чтобы обеспечить «жизнь бок о бок» всех таких «политических и государственных образований», т.е. параллельное «сосуществование» возникших «самоуправляемых, так называемых суверенных образований», и таким образом упорядочить их взаимоотношения, наладить их сотрудничество.
Поскольку автономность и самостоятельность «суверенных образований» исключала существование над ними какой-либо «ещи-

>>>27>>>
ной высшей власти» (в том числе и законодательной;, единственным взаимоприемлемым для них способом создания обязательных правил поведения могло стать только соглашение, в котором определялось бы как содержание правил поведения, так и признание их юридически обязательными в качестве норм международного права.
Исторически первыми международно-правовыми актами, порожденными указанной двуединой потребностью, были двусторонние международные договоры между возникшими суверенными образованиями - - государствами. Объясняется это прежде всего тем, что государства, накопившие опыт правового регулирования общественных отношений внутри страны с помощью различного рода правовых письменных предписаний (законов, указов, декретов и т.п.), экстраполировали этот опыт на регламентацию своих взаимоотношений с другими государствами. Так что воздействие национального правопорядка на международный, а также юридическое влияние внутригосударственного права -на международное началось с первых же международно-правовых мероприятий государств. В этом проявилось то взаимодействие национальных систем права с системой международного права, которое существует и поныне.
Нормы всех таких двусторонних международных договоров, независимо от того, предназначалось ли их применение для регламентации поведения государств в каком-либо конкретном, единичном случае или же они были рассчитаны на регулирование взаимоотношений двух государств в течение длительного времени, положили начало существованию международного права как совокупности юридически обязательных норм, регулирующих отношения между государствами.
Нормы двусторонних международных договоров являются нормами международного права. Поэтому их соблюдение свидетельствует о выполнении государствами - - участниками таких договоров не только взятых ими на себя международных обязательств, но и норм и предписаний международного права.
Нормы, содержащиеся в двусторонних международных договорах, до сих пор составляют значительную часть всего нормативного массива или всей совокупности норм действующего международного права. Этот факт подчас упускается из виду теми специалистами по международным отношениям, которые сосредоточивают свое внимание на так называемых общепризнанных нормах современного международного права, тем самым вольно или невольно ограничивая круг норм современного международного права.
Без двусторонних международных договоров сегодня немыслима жизнь государств. Такие договоры служат весьма эффективным правовым средством для разрешения многочисленных вопросов, возникающих между государствами, урегулирования и упорядочения тех конкретных связей и видов сотрудничества, которыми весьма насыщены взаимоотношения государств, особенно

>>>28>>>
соседних или расположенных в одном геополитическом районе Земного шара. Поэтому многочисленные нормы двусторонних международных договоров, предусматривающие определенный правовой порядок отношений между государствами и их сотрудничества в политической, экономической, торговой и иных областях, составляют неотъемлемую и весьма значительную часть международного правопорядка, действующего в ту или иную историческую эпоху.
Нормы тех многосторонних договоров или же международных обычаев, которые послужили источником возникновения общепризнанных норм международного права, появляются исторически позднее, да основе накопленного опыта международно-правового двустороннего сотрудничества государств. Многие юристы-международники ведут отсчет многосторонних международно-правовых актов с постановлений или решений Вестфальского конгресса 1648 г., Венского конгресса 1815 г. и Гаагских мирных конференций 1899 и 1907 гг.
При этом большинство западных юристов-международников вообще связывают возникновение международного права с эпохой Гуго Греция и Вестфальским миром 1648 г., а современного международного права — с созданием ООН.
По мнению советских историков и юристов, международное право возникло в тот период истории человечества, когда на международной арене утвердились устойчивые автономные политические и государственные образования, а все последующее развитие международного права проходило под влиянием общественно-экономических формаций — рабовладельческого, феодального и буржуазного общества. Отсчет же существования современного международного права ведется с момента создания ООН.
Юристы развивающихся стран в основном придерживаются аналогичною мнения и подразделяют историю международного права на три периода — от древнего мира до средних веков, затем от эпохи Гуго Гроощя до Лиги Наций, возникновение же современного международного права они относят к периоду окончания второй мировой войны и учреждения ООН.
Можно, таким образом, констатировать единство взглядов юристов-международников относительно того исторического факта, что становление современного международного права произошло в период разработки Устава ООН и учреждения Организации Объединенных Наций.
Действующее в наши дни международное право впоследствии в доктрине стало называться новым или общим, а все предыдущее — старым или традиционным международным правом. Для проведения такого различия имеются исторически оправданные и,

>>>29>>>
в сущности, никем иэ юристов-международников не оспариваемые объективные основания.
Развитие норм традиционного международного права было в основном связано с деятельностью европейских государств (например, из 27 государств—участников Гаагской мирной конференции 1889 г. 20 были европейскими). В силу этого международно-правовые позиции именно европейских государств в XVII— XVIII вв. и начале XIX в. (доктрина Гуго Гроция, декларация Великой французской революции, решения европейских конгрессов и конференций, международно-правовая обычная практика и т.п.) наложили свой отпечаток на социально-политическую сущность принципов и норм традиционного международного права.
Прежде всего это отразилось яа сфере действия старого международного права. Принципы и нормы традиционного международного права не были универсальными. Они, в сущности, распространяли свое действие на относительно узкую группу европейских государств, принадлежащих, по определению дипломатов и юристов-международников того времени, к так называемой семье цивилизованных народов.
По своему социальному содержанию старое международное право было крайне неоднородным, таящим в себе глубоко противоречивые и даже взаимоисключающие положения. Так, наряду с признанием принципа уважения государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств традиционное международное право «допускало в то же время возможность применения к суверенным государствам любой формы принуждения со стороны других государств. Основным средством такого принуждения считалась война». Более того, поскольку действие принципов и норм ограничивалось лишь «цивилизованными народами», в отношении остальных народов допускалось применение насильственного захвата их территорий, подчинение колониальному господству, установление протекторатов и других форм зависимости, заключение неравноправных кабальных договоров и т. п.
Это подрывало само предназначение международного права, возникшего и существующего для обеспечения автономного и независимого сосуществования различных стран и государств и предотвращения произвола на международной арене, что отмечалось многими юристами-международниками, в том числе и западными, которые признали, например, что «в 1914 г. в международном праве было мало или вообще не было ничего относящегося к миру или справедливости в международных отношениях».
Однако эта опасная для дальнейшего существования международного права тенденция не получила продолжения в силу ряда

>>>30>>>
исторических событий международной жизни. И важнейшим из них следует считать возникновение первого в мире социалистического государства. Можно по-разному оценивать этот исторический факт, но несомненно одно - - программные внешнеполитические документы Октября 1917 г. оказали значительное влияние на всю систему международных отношений того периода. В декретах Октября провозглашались приемлемые для всех стран и народов демократические принципы равноправных миролюбивых взаимоотношений всех государств - - осуждение аннексий и войн как орудия внешней политики; признание права народов и наций на самоопределение, на самостоятельный, без вмешательства и давления извне, выбор своего социального и политического пути развития; отказ от кабальных, неравноправных международных договоров; подтверждение общения равноправных государств в качестве основной идеи международного права и т. п.
На общем фоне внешнеполитической практики колониальных захватов, различных форм зависимости стран и народов (от консульской юрисдикции, протекторатов до прямой колониальной формы подчинения), большого числа неравноправных по своей сути международных договоров, а также практики раз-решения международных споров и конфликтов насильственными средствами международно-правовые идеи и принципы Октября 1917 г. обладали особой притягательной силой для народов всех стран, оказали воздействие на общественное правосознание, с которым не могли не считаться политики и государственные деятели различных стран. Был дан огромный животворный импульс всем тем шагам и мерам в мировой политике, которые должны были восстановить веру в международное право, его авторитет и действенность как регулятора всемирных отношений.
Для практического претворения в жизнь этой всемирно-исторической задачи естественно потребовалось определенное время. Специфика международного права состоит в том, что для его восприятия всеми государствами, для преобразования старых и, создания новых международно-правовых принципов и «орм требуется согласие, соглашение государств как суверенных независимых образований. Без их согласованного волеизъявления и взаимоприемлемого решения никакое международное правило не может стать юридически обязательным для государств и получить в этом качестве путевку в жизнь.
Поэтому творческий процесс становления общего для всех без исключения государств международного права занял определенное время. Лишь постепенно количественные и качественные накопления (официальное признание СССР капиталистическими государствами и, следовательно, подтверждение ими идеи мирного сосуществования различных государств в качестве идейно-политической основы международного права; двусторонние и многосторонние договоры с участием Советского государства, стран Азии, Латинской Америки. Ближнего Востока; международные декл:-рации и соглашения относительно основных правил международ-

>>>31>>>
ного общения, межгосударственные договоры и решения стран антигитлеровской коалиции в период второй мировой войны и т. п.) привели к новому качественному скачку в международных отношениях — к становлению нового, общего для всех государств международного права. Фундаментальные основы этого нового международного права, а следовательно, и нового международного правопорядка были закреплены в Уставе ООН - - важнейшем международно-правовом документе наших дней.
Можно поэтому с уверенностью и без какого-либо преувеличения констатировать, что Устав ООН положил начало существованию современной системы международного права как такой правовой системы, которая отражает общие интересы и цели международного сообщества государств в делом, а также закономерности развития международных отношений, присущие нашей исторической эпохе — эпохе мирного сосуществования и сотрудничества самых разных государств, независимо от их различий и от уровня и особенностей их исторического развития. В этом нельзя не видеть всемирно-исторического значения Устава ООН для всего последующего развития и укрепления современного международного правового порядка.
Объясняется это рядом социально-политических факторов и причин, среди которых немалое место занимает опыт эффективного военного, экономического и политического сотрудничества в годы второй мировой войны государств - - участников антигитлеровской коалиции, который убедительно показал и подтвердил возможность и необходимость объединенных и коллективных усилий различных государств для ликвидации агрессии и предотвращения новой мировой войны.
Процесс разработки Устава ООН проходил в особый исторический период, для которого были характерны мощный размах антифашистских настроений и выступлений, небывалый подъем национально-освободительных и демократических сил и движений. В такой сложившейся во воем мире, и особенно в Европе, обстановке мирные чаяния и требования народов положить конец агрессивным войнам и обеспечить справедливый и прочный порядок на международной арене, в том числе и с помощью создания ООН, имели решающее значение для отражения и закрепления в Уставе ООН общедемократических, прогрессивных и гуманных политико-правовых требований.
Заслуга государств — учредителей ООН состояла прежде всего в том, что они смогли успешно выполнить двуединую задачу, непреложную и необходимую для создания и утверждения единого правопорядка в современных международных отношениях государств с различным общественным строем и, следовательно, с различными социально-политическими целями и установками относительно содержания и назначения правового регулирования в международной жизни. Для становления такого международного правопорядка необходимо было обеспечить две фундаментальные предпосылки: 1) чтобы лежащие з его основе принципы и нормы

>>>32>>>
международного права по своему социально-политическому содержанию соответствовали интересам всего международного сообщества, 2) чтобы по своему правовому характеру эти принципы и «ормы были юридически обязательными для всех без исключения государств, независимо от каких-либо различий между ними.
Становление и утверждение общего для всех государств международного правового порядка было бы невозможно без признания международным сообществом идеи мирного сосуществования в качестве единственно разумной основы отношений между всеми государствами.
Именно в этом « состояли усилия политиков, дипломатов и юристов при выработке Устава ООН. Необходимо было обеспечить продолжение сотрудничества, сложившегося в антигитлеровской коалиции, превратить его в норму взаимоотношений, с тем чтобы, как отмечается в преамбуле Устава ООН, «избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе». В этих целях государства— создатели ООН провозгласили свою решимость «проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи», и объединить свои силы «для поддержания международного мира и безопасности». А ООН должна была стать «центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей» (п. 4 ст. 1 Устава ООН). Краткая история создания ООН, как и вся последующая деятельность Организ-ации, свидетельствует о том, что она была задумана и действует как универсальная организация, объединяющая усилия всех государств.
В настоящее время идея мирного сосуществования, нашедшая свое международно-правовое закрепление в Уставе ООН, получила широкое признание во многих международных документах универсального характера. Так, начиная с 60-х годов в международные конвенции и декларации стали постоянно вводиться требования и положения относительно необходимости содействия развитию дружественных отношений между государствами «независимо от различий в их государственном и общественном строе» (например, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.) либо «независимо от их политических, экономических и социальных систем и от уровня их развития» (например, Декларация ООН 1970 г. о принципах международного права).
Эти политико-правовые формулировки убедительно свидетельствовали об утверждении в международном сообществе понимания и активного восприятия той реалии наших дней, которая состоит в том, что никакие различия между государствами не могут служить препятствием для их нормальных отношений и сотрудничества в самых различных областях международной жизни.
Без всеобщего признания идеи мирного сосуществования, которое отчетливо проявилось в Уставе ООН, да и в самом факте создания этой всеобщей международной организации, невозможно

>>>33>>>
было бы утверждение и развитие единого и общего для всех государств современного универсального правопорядка в мире.
В сумме своей все принципы и нормы международного права, закрепленные в Уставе ООН, свидетельствовали о том, что был подведен существенный итог процессу преобразования старого, традиционного международного права и положено начало существованию новой системы международного права - - современного международного права, которое вскоре получило и новое наименование: «общее международное право», т.е. общее для всех государств и народов. Это право и составляет исходную, нормативную основу современного международного правопорядка.
Термин «общее международное право» ныне широко используется юристами-международниками, в том числе принадлежащими к разным юридическим школам. Встречающиеся при этом отдельные различия в трактовке этого понятия весьма незначительны.
В сущности, все юристы-международники исходят из того, что общее международное право — это совокупность международно-правовых принципов и норм, обязательных для всех без какого-либо исключения государств. Эта характеристика иногда дополняется указанием на то, что общее международное право в равной мере стоит на страже прав всех государств - - участников международного общения и потому отвечает интересам всех государств « народов.
В этом, пожалуй, усматривается главное отличие современной системы международно-правовых принципов и норм от старого, традиционного международного права. Это подчеркивается и терминами «общее» или «универсальное» международное право, которые прямо указывают на то, что такая система является общей для всех государств, нез-ависимо от того, какой путь развития они избрали.
Наряду с юридическими характеристиками норм общего международного права даются и политико-правовые оценки содержания этих норм и социальной сущности общего международного права в целом. В данном случае подчеркивается, что общепризнанность таких норм означает их приемлемость для всех существующих ньтие государств и потому нормы современного общего международного права имеют общедемократический характер.
При анализе общедемократической сущности общего международного права отмечается в первую очередь тот факт, что соглашение между различными государствами, порождающее нормы этого права, не может быть основано на внешних политических принципах или международно-правовой позиции одной группы го-

>>>34>>>
сударств — западных или развивающихся. Принципы и нормы современного общего международного права могут иметь лишь общедемократический характер, поскольку лишь на такой основе возможно соглашение между всеми государствами. С этим подходом смыкается, в сущности, и тот взгляд, что общими для всех государств нормами международного права могут быть лишь те, которые имеют своим предметом общие вопросы или интересы всего международного сообщества. Наконец, высказывается мнение, что общее международное право характеризуется общедемократическим содержанием, ибо оно отражает общечеловеческие ценности и устремления, которые направлены, как подчеркивают некоторые юристы, на установление и укрепление международного демократического мира.
При характеристике общего международного права юристами-международниками констатируется и тот факт, что современное международное право по своему содержанию охватывает практически почти все виды деятельности государств на международной арене, их взаимоотношений и сотрудничества в самых различных сферах международной жизни -- как в давно и традиционно сложившихся, так и в новых, обусловленных общественно-экономическим и научно-техническим прогрессом. Международный Суд еще в первые годы своей деятельности подчеркнул, что «вся история международного права свидетельствует о том, что оно развивается под влиянием требований жизни». При этом, как справедливо подметил Г. И. Тункин, «международное право не только следует за развитием отношений между государствами и упорядочивает их, но и нередко имеет целью регулирование возможных в будущем отношений между государствами». В качестве примера приводится космическое право, которое не ограничивается регулированием существующих отношений, а стремится создать воз-можиости для регламентации новых отношений в будущем. Такое же стремление, на наш взгляд, было характерно и для государств — участников III Конференции ООН'по морскому праву при осуществлении кодификации и прогрессивного развития современного международного морского права.
Здесь уместно привести данные Секретариата ООН о том, что за первые 25 лет существования ООН ее органами или конференциями под ее эгидой было создано около 200 многосторонних договоров по кодификации и дальнейшему развитию общего международного права. Такая успешная работа позволила в свое

>>>35>>>
время Генеральному секретарю ООН Пересу де Куэльяру указать, что с помощью ООН была кодифицирована и развита «значительно большая часть международного права», чем «за всю предыдущую историю человечества». Благодаря такой интенсивной международной «ормотворческой деятельности государств общее международное право обогатилось многими новыми принципами и нормами, которые свидетельствуют о том, что в предметном содержании общего международного права произошел значительный качественный скачок. Оно «есомневдю стало охватывать все виды взаимосогласованной деятельности государств, их взаимоотношений и совместного сотрудничества, которые известны и доступны современной практике международных отношений.
В тех же случаях, когда норм общего международного права бывает недостаточно для регламентации отношений между отдельными государствами или группой государств, в международных отношениях появляются и действуют «локальные» нормы международного права, в основном договорные по своему происхождению и характеру. Они служат урегулированию тех специфических проблем международных отношений, которые, по мнению государств — участников локальных международных договоров, не упорядочены в достаточной мере принципами и нормами общего международного права.
Роль локальных <норм в международной жизни весьма значительна, поскольку нормы общего международного права *не могу содержать конкретное решение всех тех вопросов и проблем, которые возникают в том или ином районе Земного шара, например в ближневосточном регионе между Израилем, Арабскими государствами и Организацией Освобождения Палестины (ООП) или же в Европе — как в связи с урегулированием конфликтов в Югославии, так и в отношении специфических путей и методов создания Европейского Союза.
В теории международного права локальные нормы понимаются как юридические правила поведения, действующие в отношениях между ограниченным числом государств. Иногда некоторые ученые ставят знак равенства между локальными и региональными 'нормами международного права, поскольку термин «локальный» в буквальном смысле слова означает «местный». Однако все же под «региональными» международно-правовыми нормами обычно понимают только нормы, созданные и применяемые государствами в конкретном регионе. К их числу относятся, например, соглашения о делимитации и разграничении сухопутной и водной территорий, относительно пределов территориальных морей, континентального шельфа в конкретных районах Мирового океана. Термин же «локальные нормы» трактуется несколько шире — как охватывающий правила поведения, созданные ограниченным кругом государств, которые могут быть расположены в различных регионах мира, в то время как сами нормы по свое-

>>>36>>>
му значению могут иметь всемирный политико-правовой характер. Примером могут служить нормы многосторонней Конвенции по урегулированию китобойного промысла 1946 г. или же пакета соглашений по разрешению с участием США спорных проблем между Израилем и ООП на Ближнем Востоке.
Для того чтобы преодолеть некоторое сходство термичов «локальный» и «региональный», в позднейших публикациях по международному праву появились термины «партикулярные нормы» или «партикулярные соглашения» для обозначения международных норм, обязательных для ограниченного круга государств, а также для международных соглашений с ограниченным кругом участников.
Все эти термины и понятия - - «локальные нормы», «региональные нормы», «партикулярные нормы» - - в конечное счете означают, что речь идет о тех международно-правовых нормах, которые непосредственно обязательны лишь для определенного круга государств и потому не являются общими или общепризнанными нормами международного права. По-видимому, целесообразно обратить внимание читателя на то, что указанная терминология в принципе имеет доктринальное происхождение и применение. Она используется учеными в целях преподавания, научного исследования и классификации всего комплекса действующих международно-правовых норм.
Официальная практика государств, как правило, ограничивается применением термина «международное право» для обозначения всей совокупности или системы принципов и норм, юридически обязательных для государств и иных участников международных отношений. Однако в ряде случаев в международных и внутригосударственных официальных документах, в заявлениях государств используется термин «общепризнанные нормы» международного права, с тем чтобы подчеркнуть их непреложную юридически обязательную силу для всех без исключения тасу-дарств. Иногда встречаются ссылки на «региональные» соглашения или организации, которые ведают действиями государств в каком-либо определенном регионе Земного шара. Так, в Уставе ООН имеется посвященная региональным соглашениям глава, где определяется компетенция региональных органов в области «мирного разрешения местных споров» и принятия мер по тем вопросам поддержания международного мира и безопасности, которые «являются подходящими для региональных действий» (гл. VIII Устава ООН). Что касается терминов «локальные» и «партикулярные» нормы международного права, то в официальной переписке или заявлениях государств они практически не встречаются.
Для международно-правовой практики государств и межгосударственных организаций характерно подразделение всей совокупности норм международного права на общие, или общепризнанные, на нормы многосторонних и двусторонних договоров. Оп-

>>>37>>>
равданность и целесообразность такой классификации не вызывает сомнений, ибо она полностью отражает реальную действительность.
При этом государства по-прежнему исходят из того, что созидательным источником всех международно-правовых норм служит только международное соглашение Оно может быть выражено в форме международного договора или обычая.
Международное соглашение создает норму международного права только в том случае, если в нем содержится два тесно взаимосвязанных элемента: во-первых, согласие его участников-государств относительно содержания той или иной нормы и, во-вторых, их согласие считать эту норму юридически обязательной, т. е. международно-правовой нормой (а не просто рекомендацией, политическим заявлением или решением и т. п.).
Эти два критерия сразу же позволяют распознать и установить намерение государств - - участников того или иного международного документа, независимо от его наименования — декларации, совместного коммюнике или заявления, резолюции или постановления межправительственной организации или органа. Если в каком-либо международном акте не содержится указанного выше двуединого мнения, согласия государств его участников, то этот акт или документ не может служить источником новых яорм международного права.
Последовательное применение этих двух критериев ко всем многообразным проявлениям совместных, согласованных реше-Іий и актов государств позволяет довольно четко ответить на ча-:то возникающий вопрос о том, является ли тот или иной совместный акт государств источником норм действующего международного права.
Для тсго чтобы убедиться в действенности этих критериев, достаточно привести в качестве примера давнюю дискуссию уче-шх о том, являются ли декларации и резолюции Генеральной \ссамблеи ООН источником новых норм международного права. 1е секрет, что многие ученые-международники считают, что декларации и резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, содержание рекомендации, правила или нормы относительно поведения государств в той или иной сфере международной жизни (напри-Іер, о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 г., об установлении нового международного экономического порядка от 1 мая 1977 г., об определении агрессии от 14 декабря 1974 г. и др.), служат источником международного права. Для подкрепления своего мнения обычно ссылаются на то, что такие постановления были приняты Генеральной Ассамблеей без голосования, получали всеобщее одобрение или поддержку среди всех государств — членов ООН. Однако при этом вольно или невольно упускается из виду тот непреложный юридический факт, закрепленный в Уставе ООН, что все такие постановления Генеральной Ассамблеи ООН носят характер рекомендаций, т. е. не являются юридически обязательными для го-

>>>38>>>
сударств как в целом, так и тем более в какой-то их части. Поэтому общее одобрение или согласие государств - - членов ООН на принятие такой резолюции Генеральной Ассамблеи ООН не содержит в себе их согласия на юридическую обязательность для государств данной декларации или резолюции, а следовательно, их согласия или соглашения считать содержащиеся в этих документах рекомендации, правила или нормы юридически обяза-те ьными для всех государств нормами международного права.
Попытки сторонников отнесения некоторых постановлений Генеральной Ассамблеи ООН к числу источников международного права подкрепить свою позицию утверждением, что в данном случае речь идет о нормах «мягкого» международного права, вряд ли могут придать убедительность их рассуждениям. Какое-либо деление международного права на «мягкое» и «твердое» никогда не проводилось в международно-правовой доктрине и практике; оно вряд ли обоснованно и может повлечь за собой весьма серьезные нежелательные последствия для соблюдения и эффективности системы норм международного права в целом.
Кроме того, международно-правовая практика говорит о том, что в создании каких-либо новых концепций или конструкций по поводу «мягкого» права или же расширения круга источников международного права (в частности, путем включения в их число деклараций или резолюций Генеральной Ассамблеи ООН) нет никакой необходимости. Правила или нормы, содержащиеся в тех или иных декларациях Генеральной Ассамблеи ООН, могут стать нормами международного права, если государства в своей повседневной практике станут относиться к ним как к юридически обязательным международным стандартам поведения, т. е. расценивать их путем обычноправовой практики в качестве международно-правовых норм, обязательных к соблюдению всеми государствами. Так было, например, с постановлениями или положениями Всеобщей декларации прав человека 1948 г., принятой, кстати, в результате голосования, в ходе которого не произошло единодушного ее одобрения. Несмотря на это, Всеобщая декларация со временем стала расцениваться международным сообществом государств как важный международно-правовой документ, содержащий стандарты или нормы, получившие общее признание в качестве правовых норм, подлежащих всеобщему соблюдению всеми участниками международных отношений, и прежде всего государствами.
Международный обычай как одна из весьма действенных и распространенных форм международного согласия или соглашения относительно признания того или иного правила или нормы нормой международного права также отражает два упомянутых выше критерия. Это нашло прямое выражение и закрепление в широко известном международном документе — Статуте Международного Суда. В ст. 38 Статута говорится о международном обычае как о всеобщей практике государств, «признанной в качестве правовой нормы». Порождением (изначальным стартом,

>>>39>>>

стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>