ОГЛАВЛЕНИЕ


КОММЕРЦИЯ: ПРАВОВОЙ АСПЕКТ СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ (ПОСТАВКИ) И ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ МОРЕМ

Довольно часто Морской Арбитражной Комиссии, рассматривающей иски по морским перевозкам, приходится в ходе разбирательств прибегать к нормам, регулирующим договоры купли-продажи, а арбитражным судам - учитывать и использовать положения, зафиксированные в договорах перевозки. Это неудивительно. Содержание и цели этих договоров тесно взаимосвязаны. Поэтому при установлении отношений между грузоотправителем, перевозчиком и грузополучателем судам приходится решать вопрос о соотношении договора перевозки с договором купли-продажи (поставки). Договор перевозки - это, как правило, только часть отношений, возникающих в рамках подписанного сторонами договора купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязуется передать товар в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную цену. Для выполнения этого общего обязательства часто прибегают к услугам морского перевозчика. При этом продавец или покупатель, либо та и другая сторона приобретают права и обязанности перед перевозчиком, но уже в качестве грузоотправителя и грузополучателя. Таким образом, можно отметить, что объекты рассматриваемых договоров совпадают, а цель договора перевозки предопределяется целью договора купли-продажи (поставки). При заключении договора купли-продажи стороны обычно договариваются о порядке транспортировки, что отражается в транспортных условиях договора. То есть, определяется сторона, ответственная за обеспечение транспортировки, а следовательно и грузоотправитель (фрахтователь). Договор перевозки обычно заключается после подписания договора купли-продажи либо с продавцом (при продаже на условиях CIF, DAF и др.), либо с покупателем (продажа на условиях FAS, FOB и др.).
В договоре купли-продажи для продавца определяется срок исполнения передачи товара покупателю. При этом в расчет принимается и перевозка, условия которой могут повлиять на выполнение продавцом своих обязательств. В соответствии со ст. 149 КТМ РФ перевозчик обязан доставлять грузы в установленные сроки, а если они не установлены, - в обычно принятые сроки. Таким образом, за задержку перед грузополучателем (покупателем) несут ответственность как продавец (грузоотправитель при условии CIF, например), так и перевозчик. С этим тесно связана обязанность продавца передать покупателю товары, на которые установлен срок годности (ст.472 ГК РФ), с таким расчетом, чтобы они могли быть использованы по назначению до истечения срока годности, а также обязанность продавца в отношении качества поставляемого товара. В том случае, если покупатель, получив от перевозчика груз, обнаруживает, что товар не соответствует стандартам или условиям договора о качестве, он, при соблюдении соответствующих правил, может предъявить перевозчику требование о возмещении убытков за порчу груза. Бремя доказывания возлагается на стороны в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Если перевозчик докажет, что ущерб грузу причинен не по его вине, то покупатель может, при наличии оснований, предъявить иск о возмещении ущерба продавцу. Можно отметить, что в случае, если перевозчик будет признан виновным в повреждении груза, то он несет ответственность в сумме, на которую понизилась его стоимость, то есть обязан выплатить эту сумму грузополучателю. В нормах, регламентирующих отношения сторон по договору купли-продажи этот вопрос решен иначе. Покупатель имеет право по своему выбору потребовать (ст. 475 ГК РФ):
- соразмерного уменьшения покупной цены;
- безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок;
- возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.
В случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору:
- отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы;
- потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.
Таким образом покупатель имеет гораздо больший выбор средств, нежели грузополучатель, тем более, что предусмотрено исполнение обязательства в натуре. Кроме того, если ответственность перевозчика ограничена действительной стоимостью утраченного или недостающего груза (а в случае международных перевозок возможно еще меньшей суммой), то с поставщика некачественного товара взыскивается неустойка и сверх нее - возмещение убытков покупателя в полном объеме, в том числе неполученной прибыли.
Особый акцент следует сделать на том, что перевозочный документ - коносамент - я
вляется подтверждением выполнения продавцом своих обязательств перед покупателем
. В этом документе отражается количество и состояние отгруженного продавцом това
ра (в случае, когда грузоотправитель является продавцом). Информация о грузе, со
держащаяся в коносаменте, касается не только правоотношений, связанных с перевоз
кой, но и расчетных, страховых и иных отношений. Описание внешнего вида груза со
ставляет одну из обязанностей перевозчика. Должное выполнение этой обязанности м
ожет предотвратить случаи, когда перевозчик будет отвечать за несохранность груза, причиной которой была вина отправителя (продавца), т.к. в случае выдачи груза получателю в состоянии, не соответствующем описанному в коносаменте, перевозчик предполагается виновным, и на него возлагается бремя доказывания невиновности. В соответствии с КТМ РФ перевозчик не должен сам описывать внешний вид груза, он лишь проверяет данные, которые ему предоставил отправитель. В случае, когда нет разумной возможности проверить состояние груза, или когда существуют достаточные основания полагать, что сведения, сообщенные ему отправителем, неточны, перевозчик может включить в коносамент оговорку о неизвестности внешнего состояния груза. На практике это дает перевозчику возможность злоупотребить своими правами, в то время как для отправителя такая оговорка является крайне нежелательной, т.к. она ограничивает действие коносамента как товарораспорядительного документа. Эта проблема обостряется и тем обстоятельством, что банки по-разному подходят к оговоркам в коносаменте. Позитивное отношение вызывают оговорки типа погрузка и подсчет грузоотправителя, содержимое по заявлению грузоотправителя или иные слова того же значения. Коносаменты с такими оговорками, как правило, принимаются банками к оплате. Их отказ может последовать лишь против указания аккредитива. Негативное отношение вызывают оговорки, прямо констатирующие дефектное состояние товара или упаковки. Банки отказываются принимать коносаменты с такими оговорками. Коносамент может быть принят, если в аккредитиве будет точно указано, какие оговорки допустимы. Третьи лица, к которым коносамент может перейти по договору купли-продажи, заинтересованы в том, чтобы данные, определяющие характеристику груза и ответственность грузоотправителя и перевозчика, были сконцентрированы в товарораспорядительном документе. Это имеет важное практическое значение и способствует более легкому выяснению и оценке вытекающих из коносамента прав и обязанностей.
Одним из важнейших положений договора купли-продажи является соглашение о количестве товаров в соответствующих единицах измерения или в денежном выражении. В договоре морской перевозки это условие находит свое выражение в отметках, сделанных в коносаменте, о числе мест, либо количестве и (или) мере (весе, объеме). Причем в обоих договорах эти условия являются необходимыми. Получение груза в меньшем количестве, чем указано в договоре купли-продажи (поставки), будет фактически означать для получателя груза недопоставку продукции. Но юридически поставщик будет считаться отгрузившим продукцию в соответствии с условиями договора купли-продажи (поставки), если это обстоятельство подтверждается документами о приеме груза к перевозке. Ответственность сторон по договорам купли-продажи и перевозки раздельна. Ответственность продавца перед покупателем товара по договору купли-продажи (поставки) и его ответственность в качестве грузоотправителя по договору перевозки перед перевозчиком различны по правовым основаниям, объему и виду.
Обязанности покупателя и грузополучателя соответственно по договорам купли-продажи и перевозки во многом совпадают. Покупатель и грузополучатель обязаны: совершить все необходимые действия для принятия товаров, осмотреть товар в течение определенного срока, проверить его качество, количество и о выявленных недостатках письменно уведомить продавца (перевозчика). Тем не менее сроки обнаружения в переданном товаре недостатков различны. В соответствии со ст.156 КТМ получатель обязан сразу заявить перевозчику о недостаче или повреждении груза; в случаях, когда характер груза или тары не позволяет обнаружить недостачу или повреждение груза непосредственно при его принятии, то это может быть сделано в течение 3 дней. В Гражданском Кодексе (ст.477) предусмотрено, что требования, связанные с недостатками товаров, по которым не установлены срок годности или гарантийный срок, могут быть предъявлены покупателем при условии, что недостатки в проданном товаре были обнаружены в разумный срок, но в пределах двух лет со дня получения товара в месте его назначения, либо в пределах более длительного срока, когда такой срок установлен законом или договором купли-продажи.
В зависимости от конкретных условий договора купли-продажи на грузополучателя могут быть возложены дополнительные обязанности: оплата фрахта, плата за простой, возмещение необходимых расходов перевозчику, если это не было сделано грузоотправителем.
Несмотря на то, что договор купли-продажи обычно достаточно детально определяет обязанности и ответственность сторон, некоторые отношения, связанные с исполнением этих обязанностей, регулируются также нормами морского права. Например, расходы по общей аварии, возмещение убытков от столкновения судов и т.д.
В зависимости от конкретных условий договора купли-продажи (поставки) исполнение
обязанности передать товар может совпадать или не совпадать с исполнением обязанности по перевозке груза. В случае, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику для доставки покупателю, если в договоре не предусмотрено иное. Если же договором предусмотрена обязанность продавца доставить товар, его обязанность по передаче товара считается исполненной в момент передачи товара покупателю или указанному им лицу, т.е. одновременно с исполнением обязательства по перевозке. В связи с этим рассматривается и вопрос о переходе риска случайной гибели товара. По ГК РФ (ст. 459) предусматривается диспозитивное правило о том, что риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю. В то же время отношения между сторонами перевозки в соответствии со статьей 232 КТМ РФ регламентируются следующим образом: Убытки, понесенные вследствие произведенных намеренно и разумно чрезвычайных расходов или пожертвований в целях спасения судна, фрахта и перевозимого на судне груза от общей для них опасности (общая авария) распределяется между судном, фрахтом и грузом соразмерно их стоимости. В остальных случаях убытки несет тот, кто их потерпел, или тот, на кого возложена ответственность за их причинение. Сравнение этих норм позволяет сделать вывод о том, что по общему правилу риск случайной гибели или повреждения товара лежит на продавце до момента передачи товара покупателю или перевозчику, в зависимости от того, какой из этих моментов наступит раньше. После этого риск переходит к покупателю. Но во время перевозки в силу вступают нормы морского права, в соответствии с которыми убытки либо распределяются между всеми сторонами договора перевозки, либо возлагаются на одну из сторон, в зависимости от конкретных обстоятельств.
В соответствии с положениями нового ГК РФ договор может быть расторгнут по взаимному соглашению сторон, либо в определенных случаях по требованию одной из сторон (при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных законодательством). Договор может быть расторгнут или изменен при существенном изменении обстоятельств. В соответствии с ГК РФ (ст.523, п.2) существенным нарушением договора поставки поставщиком являются случаи:
- поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок;
- неоднократного нарушения сроков поставки товаров.
Нарушение договора покупателем предполагается существенным в случаях (ст.523, п.3):
- неоднократного нарушения сроков оплаты товаров;
- неоднократной невыборки товаров.
Следует отметить, что морское законодательство предусматривает большее количество случаев, в которых стороны вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке без возмещения другой стороне убытков, что связано со сложностью, спецификой, особенностями складывающихся в ходе перевозки отношений. В ст. 145 КТМ РФ предусмотрены следующие такие случаи:
1) военные или иные действия, могущие угрожать опасностью захвата судна или груза;
2) блокада места отправления или места назначения груза;
3) задержание судна по распоряжению властей по причинам, не зависящим от той или иной стороны по договору;
4) привлечение судна для специальных надобностей государства;
5) запрещение органами власти вывоза из места отправления или ввоза в место назначения груза, который предназначен к перевозке.
Пункты 3 и 5 не применяются, если задержка предвидится кратковременной. Причем в любом из вышеперечисленных случаев право отказаться от исполнения договора принадлежит любой его стороне. Она может реализовать это право как до начала, так и во время исполнения обязательства по перевозке. При этом отправитель уплачивает перевозчику все понесенные последним по грузу расходы, в том числе и расходы по выгрузке, а также фрахт пропорционально пройденному расстоянию (ст.146 КТМ РФ). В принципе, вышеперечисленные случаи можно подвести под понятие существенного изменения обстоятельств. Тем не менее закон прямо перечисляет эти обстоятельства, в частности для того, чтобы облегчить стороне, реализовавшей свое право отказа от договора, доказывание наличия этого изменения. Статья 142 КТМ РФ предусматривает еще один особый случай, когда перевозчик имеет право до отправления судна расторгнуть договор и потребовать уплаты половины обусловленного фрахта, платы за простой и других израсходованных им по грузу сумм. Это право возникает, если стоимость погруженного груза не покрывает фрахта и других издержек перевозчика, а отправитель не внес полностью фрахта перед отправлением судна и не предоставил дополнительного обеспечения.
Кодекс торгового мореплавания РФ предусматривает также случаи, не зависящие от сторон, когда договор прекращается без отказа сторон и без обязанности возмещения убытков, вызванных этим прекращением (ст. 147 КТМ РФ):
1) судно погибнет или будет насильственно захвачено;
2) судно будет признано негодным к плаванию (но не по вине перевозчика);
3) погибнет груз, индивидуально определенный (т.е. незаменимый; например, турбина для такой-то ГРЭС мощностью...);
4) погибнет груз, определяемый родовыми признаками (т.е. признаками, общими для категории или вида вещей), после сдачи его для погрузки, а отправитель не успеет сдать другой груз вместо погибшего.
Если эти обстоятельства возникают после заключения договора, но до отхода судна из порта погрузки, стороны не вправе претендовать на компенсацию убытков. Если же договор прекращается по тем же основаниям во время рейса, перевозчик вправе претендовать на фрахт пропорционально фактически пройденному расстоянию, исходя из количества спасенного и сданного груза.

Юрий Мишальченко,
кандидат юридических наук,
преподаватель кафедры международных экономических отношений
Санкт-Петербургского университета экономики и финансов

Андрей Гунин,
ведущий специалист отдела неторговых операций
Русского торгово-промышленного банка


РЕВИЗОР? ПОМОЩНИК? ПАРТНЕР?
Слово аудит возникло в латинском языке более двух тысяч лет тому назад. Первоначально оно означало выслушивающий, т.е. человек, который что-либо выслушивает. В средневековой Европе грамотные и умеющие писать люди встречались крайне редко и поэтому аудитором называли служащего, который должен был выслушивать отчеты должностных лиц.
Несколько иное значение слово аудитор имело в России. Здесь долгое время так называли военных следователей.
В конце XIX века в Великобритании получило мощное развитие то, что мы называем рыночной экономикой. Ее становление сопровождалось массовым разорением ни в чем не повинных людей, доверчиво относившихся к безответственной рекламе, обещавшей огромные дивиденды и быстрое обогащение, а на самом деле у них отбирали последнее. Один из самых известных юристов того времени Рудольф Иеринг писал, что акционерные общества разорили больше людей, чем все войны вместе взятые. И вот тогда группа видных бухгалтеров создала в Шотландии профессиональное объединение и предупредила всех заинтересованных лиц о том, что она готова проверить любой предъявленный ей финансовый отчет. Назывались эти бухгалтеры аудиторами.
Ярослав Соколов,
доктор экономических наук,
профессор Санкт-Петербургского торгово-экономического института.
Из предисловия к книге Р.Адамса Основы аудита.

Одни воспринимают аудит как ревизора, другие как помощника налоговой инспекции. И те и другие отталкиваются в своих рассуждениях от начального этапа деятельности аудиторских фирм в России, когда и большой и малый бизнес только становились у нас на ноги и вопросов (равно как и недоразумений) с уплатой налогов возникала масса. Не скажу, что сейчас вопросов меньше, просто они перешли в иной качественный разряд. Но первые впечатления самые верные, потому и оценка российского аудита остается однозначной до сих пор.
А ведь аудит действительно является помощником, но помощником предпринимателей, а не налоговой инспекции, к тому же независимым. В этом основное его достоинство. Да, есть обязательный регламент: где и когда проводить аудиторскую проверку просто необходимо. Но обращаются в аудиторские фирмы и независимо от директивных требований. Просто наша российская действительность к тому толкает. Нормативные бухгалтерские документы меняются по несколько раз в месяц, что подчас создает массу неудобств при составлении квартальных и годовых отчетов. Любая ошибка в отчетности может обернуться для предпринимателей серьезными нарушениями с точки зрения налоговой инспекции. Вовремя выявить эти ошибки, помочь в составлении отчета, выбрать из массы документов то, что необходимо конкретному предпринимателю и расшифровать применительно к его ситуации - в этом и заключается часть нашей работы. И здесь даже речь не идет об уличении бухгалтеров в неточности, хотя в некоторых случаях (без конкретных к тому поводов) именно со стороны бухгалтеров мы встречаем неадекватную оценку нашей деятельности.
Аудит - это и верный партнер предпринимателей, неважно, малым или крупным бизнесом они занимаются. Причем, партнер, умеющий хранить тайну. Ведь аудитору, как и врачу, доверяют подчас самое сокровенное в своей работе, зная, что лишь ориентация во всех хитросплетениях деятельности фирмы поможет специалисту найти самый верный и безболезненный для предпринимателя выход из любой сложной ситуации.
Вот здесь я немного отвлекусь, чтобы сесть на своего любимого конька и обрисовать портрет почти идеального аудитора. Прежде всего, это специалист высокого класса, имеющий порой не одно, а несколько высших образований, главным из которых является экономическое. В последнее время я все больше убеждаюсь, что аудитор должен обладать и некоторыми знаниями в области юриспруденции. Важную роль играют и его чисто человеческие качества: умение расположить к себе собеседника, поддержать разговор, не только вызвать, но и сохранить нотку доверия в этом разговоре. К нам приходят наши клиенты и заявку они делают не только на проведение аудиторской проверки, но и на конкретного аудитора. Это уже говорит о многом.
Но довольно лирических отступлений. Буду придерживаться конкретной линии разговора. Если вы обращаетесь в аудиторскую фирму впервые, то должны, прежде всего, ознакомиться с лицензией государственного образца, без которой фирма просто не может начинать работу. Лицензия выдается в том случае, если в составе этой организации есть хоть один специалист, получивший подготовку в области аудита (помимо получения диплома о высшем экономическом образовании). В нашей фирме такой подготовкой обладают практически все специалисты. Недаром, работая на петербургском рынке аудиторских услуг с 1992 года, мы стояли у истоков создания в городе Аудиторской палаты.
Обращение в аудиторскую фирму подразумевает и наличие у организации материальных средств для оплаты подобного рода услуг. Не буду повторяться и говорить, что сумма, потраченная на аудиторские услуги, подчас помогает предпринимателям сэкономить во много раз больше.
У нас был случай и я его привожу в качестве примера только потому, что он, в некотором роде, типичен. К нам обратились представители крупного промышленного предприятия с просьбой провести аудиторскую проверку. В курсе ли генеральный директор, поинтересовались мы. Оказалось, что нет. Более того, он уже заказывал аудиторскую проверку, но те, кто к нам обратился (по своим соображениям) были не удовлетворены полученными результатами. На вопрос, знает ли и главный бухгалтер о нашем возможном визите, также последовал отрицательный ответ. Мы вынуждены были отказать нашим потенциальным клиентам, потому что уже изначально лишились гарантии взаимовыгодного сотрудничества, тем более не хотели выступать в роли контрагентов.
В нашем городе есть организации, которые в обязательном порядке проходят проверку большой шестерки - западных аудиторов, в их составе фирмы KPMG, Ernst and Young, Делойт и Туш и другие. Оплата по высоте не сопоставима с нашей. К тому же и от проверки российского аудита это фирмы не спасает. Но вот сравнение нормативной и законодательной базы западного и российского аудита явно не в нашу пользу.
Международный аудит за десятки лет своего существования выработал твердые стандарты, которых и обязаны придерживаться в своей работе западные аудиторы. У нас стандарты рекомендуются. А нормативных документов за несколько лет развития аудита в России всего два: Указ Президента России Об аудиторской деятельности в Российской Федерации N 2263 от 22 декабря 1993 г. и Временные правила по аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденные этим же Указом. Отдельной строкой определение понятия и цели аудита проходит в разных законодательных актах.
Хочу добавить, что отношение к упомянутым временным правилам аудиторской деятельности, конечно, не везде однозначно. По мнению некоторых моих коллег, эти правила вообще не соответствуют сути аудита и международным стандартам. А это лишний аргумент в пользу разработки и утверждения российского закона об аудите, а также стандартов аудиторской деятельности.
Для того, чтобы изменить что-либо в законодательных документах, требуются годы. А уж разработка новых вообще может растянуться на неопределенный срок. Но разработка стандартов аудиторской деятельности, причем стандартов, которые не ограничивали бы эту деятельность простым подтверждением уплаты налогов, назрела давно.
В Санкт-Петербурге около 300 аудиторских фирм и каждая пытается по мере возможности вырабатывать свои стандарты. А это жизнь, это насущная необходимость, ибо отсутствие национальных стандартов по аудиту вообще и стандарта, определяющего рабочую документацию в частности, не должно останавливать аудиторские организации в деле разработки внутрифирменных стандартов.
Нам даже не надо изобретать велосипед. За основу можно взять западные стандарты, тщательно проработав их с учетом российской действительности и российского законодательства. Сейчас мы вынуждены сами для себя строить рабочие документы, хотя в западных стандартах есть удобная система таблиц, которая обеспечивает цифровой контроль. Папки файлов рабочих документов аудиторов начинают создаваться в наших фирмах тоже только сейчас. А на Западе методы работы с ними давно используют в деятельности все аудиторы, что способствует оперативному и гибкому внедрению аудита в экономику развитых стран и, как итог такого внедрения, развитию экономики.
Но пока сказанное выше остается мечтой для российских аудиторов могу посоветовать нашим предпринимателям обращаться к услугам аудита не после сигнала SOS, когда на горизонте крупные штрафы, а уже с начала своей деятельности. Мы не только ревизоры (но независимые), мы партнеры и помощники.
Ольга Сотникова,
исполнительный директор российско-американского предприятия
Международное консультирование, производство, учет


ЧТО ЕЩЕ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ПО ДАННОЙ ТЕМЕ:

Проекты стандартов регулирования аудиторской деятельности. (Бухгалтерский учет, 1995, N 2, 3, 7).
Становление аудита в России. Страницы истории. (Бухгалтерский учет, 1995, N 5-7).
Текст проекта закона Российской Федерации Об аудиторской деятельности. (Бухгалтерский учет, 1995, N 10).
Проблемы аудитора: как их решать. (Бухгалтерский учет, 1996, N 3).
Данилевский Ю.А. Общий аудит, аудит бирж, внебюджетных фондов и инвестиционных институтов (М.: Бухгалтерский учет, 1996).
Адамс Р. Основы аудита (М.: Аудит, 1995).



ОГЛАВЛЕНИЕ