<< Предыдущая

стр. 4
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Рассмотрев дело газеты Санди

Таймс (1979), Суд пришел к мнению, что общественная заинтересованность

в свободе информации настолько важна, что ограничения, наложенные

органами власти на публикацию в газете, являются нарушением статьи

10. По делам Лингенса (1986) и Обершлика (1991) Суд признал, что

свобода прессы есть лучшее средство формирования общественного

мнения о личности и поведении политических лидеров. В более общем

виде Суд констатировал, что свобода политических дебатов - ядро,

суть концепции демократического общества. По делам о книге «Ловец

шпионов» (Spycatcher) 1991 года Суд подчеркнул важность

свободы слова в вопросах, представляющих интерес для всего общества

(Sunday Times, 1991; Observer/Guardian, 1991). По делу Торгейрсона

(1992) Суд принял во внимание, что статьи, сообщающие о фактах

жестокости полиции, затрагивали вопросы, касающиеся всего общества.

По делу Кастеллса (1992) Суд также обратил внимание на тот факт,

что статья сенатора Кастеллса «содержала факты, вызывающие большой

интерес общества». Что касается того, что заявления Кастеллса

были направлены против правительства, Суд указал, что «пределы

допустимой критики правительства шире, чем критики в отношении

частных лиц или даже отдельных политиков. В демократическом обществе

действия и просчеты правительства должны быть предметом пристального

наблюдения не только со стороны законодательных и судебных органов,

но также со стороны прессы и общественности».



Комиссия неоднократно указывала, что

мера государственных органов, ограничивающая свободу информации

и выражения мнений, должна рассматриваться с точки зрения ее влияния

на ход политической дискуссии и может быть оправдана, только будучи

абсолютно необходимой (Z., 1983).



Напротив, при наличии некоторых особых

обстоятельств, ограничение свободы информации может быть оправдано

лишь на том основании, что эта информация касалась вопросов политики

(De Becker, 1962; T., 1982). Увольнение госслужащего за критику

политики правительства было признано необходимой мерой, потому

что его мнение основывалось на инфомации, полученной им в связи

с его работой и касалось спорных политических проблем (Haseldine,

1992).



Неоднократно Комиссияяи Суд подчеркивали

значение свободы информации и выражения мнений в отношении сообщений

о ходе отправления правосудия. Согласно одному из решений

Суда, фундаментальный принцип свободы выражения мнений по вопросам

общественного значения и высокий уровень защиты этой свободы «равно

применимы и к сфере отправления правосудия, поскольку это служит

интересам общества в целом. Суд не может действовать в вакууме.

Хотя он и является форумом дляяурегулирования споров, это не означает,

что вопросы, составляющие существо дела, не могут предварительно

обсуждаться где-либо еще, будь то на страницах специализированного

журнала, в общей прессе или же просто в обществе. Более того,

хотя СМИ не должны преступать границ интересов правосудия, они

обязаны передавать информацию и идеи, представляющие всеобщий

интерес, в частности, по тем вопросам, которые предстанут и перед

судом. При этом существует не только задача СМИ передавать такую

информацию и идеи, но также право общества их получать « (Sunday

Times, 1979 и др.).



Как показывает практика Комиссии и

Суда, средствам массовой информации предоставляятся особо сильная

защита, если публикуемая информация касаетсяядеятельности органов

государственной власти и управления, включая судебные органы (Sunday

Times, 1979; Barfod, 1987). Действия или просчеты правительства,

полиции, других государственных органов, включая всю систему правосудия,

всегда должны быть открыты для контроля со стороны общественности

(Prager/Oberschlick, 1994. См. также Thorgeirson, 1992).



С другой стороны, ограничения или санкции,

налагаемые органами власти, могут быть оправданы, если высказанное

по ходу еще не оконченного уголовного процесса мнение содержит

жесткую критику правосудия (Е., 1984). Определенные ограничения

свободы выражения мнений также могут быть признаны правомерными,

если существует вероятность того, что репортаж о судебном процессе

повлияет на мнение присяжных (Hodgson/Channel Four, 1987). По

делу Sunday Times (1979) Суд подчеркнул опасность «суда газет»

и «регулярных спектаклей - псевдо-судов в СМИ», которые могут

повредить ходу предстоящего судебного разбирательства.



Принимая это во внимание, Суд в принципе

все же отдает предпочтение защите свободы выражения мнений и информации

(Sunday Times, 1979).



Статья 10 предоставляет защиту любым

формам выражения мнений и любой информации, однако она особенно

важна для защиты критических высказываний.



Суд постоянно подчеркивает, что свобода

выражения мнений является основой демократического общества и

одним из главных условий его прогресса и развития каждой личности.

Свобода информации и выражения мнений в смысле статьи 10 ЕКПЧ

применяется не только к информации и идеям, которые корректны

или нейтральны и получены «предпочтительным» путем, но также и

к обидным, шокирующим или раздражающим государство или часть населения.

Таковы требования плюрализма, терпимости и свободомыслия, без

которых нет демократии. Это значит, что 10 статья должна трактоваться

с учетом высокого уровня защиты, предоставляемой свободе выражения

мнений, даже если распространяемая информация причиняет вред интересам

государства или групп населения, предприятий или политических

деятелей (Sunday Times, 1979; Barthold, 1985; Lingens, 1986; Weber,

1990; Oberschlick, 1991; Castells, 1992; Thorgeirson, 1992; Schwabe,

1992; Open Door, 1992; Jersild, 1993).



Некоторые типы оскорбительных мнений

защищены слабее. Высказывания, содержащие богохульственную клевету,

например, признаются недопустимыми нападками на религиозные чувства

граждан. Публикация мнений демонстративно богохульственного характера,

глубоко оскорбительных для религиозных чувств человека, может

составить преступление и подлежит наказанию, если нападки достаточно

серьезны (X. Ltd. и Y., 1982).



В другом случае, рассматривая дело

о фильме, который мог шокировать традиционных христиан или оскорбить

их религиозные чувства, Комиссия приняла во внимание преобладающий

сатирический характер фильма и заключила, что его конфискация

нарушила статью 10 (Otto-Preminger, 1993).



Публикация и распространение памфлетов,

утверждающих, что убийства миллионов евреев по политическим мотивам

во времена Третьего Рейха являются сионистской мистификацией,

рассматривались как клеветнические нападки на еврейское сообщество

и на каждого члена этого сообщества (X., 1982). Цензура тюремными

властями изданий, признанных «явно антисемитскими», может быть

оправдана в целях защиты законных интересов других лиц или предотвращения

беспорядков и преступлений (Lowes, 1988). Комиссия принимает во

внимание, что демократическое общество основано на принципах терпимости

и широкомыслия, однако ограничение нацистской и фашистской пропаганды

признается необходимым в демократическом обществе (Х., 1976).



Лица, ответственные за публикацию и

распространение листовок, подстрекающих к расовой дискриминации,

и чья политика явно содержит элементы расовой дискриминации, могут

быть исключены из сферы защиты статьи 10 ЕКПЧ. Выражение антидемократических,

расистских мнений не защищено статьей 10 (Glimmer Veen и Hagenbeek,

1979).



Распространение расистских высказываний

<< Предыдущая

стр. 4
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>