<< Предыдущая

стр. 6
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


в рамках статьи 10. Европейский Суд может защитить информацию

коммерческого характера, однако в принципе он не относится к защите

рекламы как к защите свободы слова как таковой. Если ограничения

на рекламу достаточно ясны и призваны регулировать деятельность

СМИ, рекламодателей, рекламопроизводителей и т.д., они могут быть

признаны соответствующими нормам статьи 10. Существуют несомненные

признаки того, что в данной Конвенции защита (применение статьи

10 к коммерческой информации) сведена к минимуму слабым надзором

и терпимым отношением европейских органов к действиям национальных

органов власти в области рекламы. До сих пор ни одна из ограничивающих

рекламу или коммерческое слово норм не была признана Судом нарушающей

статью 10 (Casado Coca, 1994. Иной подход в деле Casado Coca,

1992).



Как видно из практики Суда и Комиссии,

значение статьи 10 в связи с регулированием рекламы и ограничениями

на «информацию коммерческого характера» является пока скорее символическим.



РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ СМИ



Суд в своих решениях многократно подчеркивал

важнейшую роль, которую играет пресса, - роль поставщика информации

и общественного стража. По делу Санди таймс (1979)

Суд указал, что принципы свободы информации и выражения мнений

особенно важны в отношении прессы: СМИ выполняют задачу передавать

информацию и идеи по всем важным для общества вопросам. Их законный

интерес состоит в сообщении о фактах недостатков в деятельности

государственных органов, включая неправомерные действия, тем самым

привлекая внимание общественности к этим важным вопросам (Times

Newspapers Ltd. и A. Neil, 1991).



При оценке необходимости вмешательства

в свободу выражения мнений учитываются специфические характеристики

средств массовой информации разных типов.



По делу Перселла (1991) Комиссия выразила

мнение, что вмешательство в свободу выражения мнений заявителя

оправдано интересами национальной безопасности и предотвращения

беспорядков и совершения преступлений, учитывая значение и огромную

силу и влияние радио и телевидения. В своем решении от 16 апреля

1991 года Комиссия указала, что «радио и телевидение воздействуют

на аудиторию немедленно по сравнению с печатными СМИ, а возможности

вещателя исправить, уточнить, интерпретировать какое-либо утверждение,

высказанное по радио или телевидению, более ограничены» (Purcell,

1991). В решении от 3 мая 1988 года Комиссия признала, что «заявительница,

делая свои утверждения, воспользовалась средством массовой информации,

воздействие которого сколь широко, столь и незамедлительно, а

именно - телевидения» (Morissons, 1988).



В одном из своих решений (май 1992

года) Комиссия приняла во внимание, что заявитель, выражая свое

мнение, воспользовался средством массовой информации широкого

и немедленного влияния, а именно ежедневной газетой с большим

тиражом. Это было признано важным фактором при оценке необходимости

мер, принятых властями, и стало одним из аргументов в оправдание

увольнения гражданского служащего, направившего письмо в газету

«Гардиан» (Haseldine, 1992).



Статья 10 защищает не только содержание

информации и идей, но также средства передачи и приема информации,

поскольку ограничения, налагаемые на работу таких средств, препятствуют

пользованию правом получать и передавать информацию и идеи (Autronic,

1990).



По делу Гроппера Радио (1990) Суд признал,

что телевещание по кабелю наравне с вещанием в эфире подпадает

под действие части 1 статьи 10 независимо от содержания программ.

Прием телепрограмм посредством спутниковых антенн также подлежит

защите 10 статьи (Autronic, 1990). Судебное предписание передать

телепрограмму, запрет на передачу интервью с определенными организациями

или же осуждение из-за содержания телепрограммы были признаны

Судом нарушением свободы выражения мнений (Hodgson/Channel Four,

1987; Purcell, 1991; Jersild, 1993).



Право на свободу выражения мнений по

статье 10 не может тольковаться как безусловное право любого гражданина

или организации на доступ в эфир для выражения собственного мнения.

Однако, отказ в предоставлении эфирного времени, например, специфической

группе населения может при определенных обстоятельствах стать

предметом спора по статье 10 или по совокупности статей 10 и 14,

запрещающей дискриминацию по различным признакам. Как указывала

Комиссия, такой спор может возникнуть, если, скажем, одной из

политических партий в период избирательной кампании было отказано

в доступе в эфир, в то время как другим партиям предоставлялось

эфирное время (X. и Assoc. Z., 1971; X., 1979d; Assoc. X., 1982).





Статья 10 не будет нарушена, если в

доступе в эфир отказано по причинам, которые не могут быть признаны

необоснованными, дискриминационными или не совпадающими с принципами

объективности и беспристрастности (Verein Alternatives Lokalradio,

1986; Sundberg, 1987; J., 1993).



Практика Европейского Суда показывает,

что ограничения на распространение и прием радио- и телепрограмм

должны соответствовать требованиям части 2 статьи 10. По делу

Гроппера-Радио (1990) Суд пришел к выводу, что ограничение на

передачу по кабельным сетям программ Гроппера-Радио было законным

и соответствовало требованиям защиты международной телекоммуникационой

сети и прав других лиц. Оспаривавшийся запрет мог быть необходим

для предотвращения уклонения от исполнения закона: он не был формой

цензуры, направленной против содержания или идеи программ, но

явился вполне законной со стороны швейцарских властей мерой воздействия

на швейцарскую станцию, которая вещала из-за границы (из Италии)

в обход действующего швейцарского законодательства о телекоммуникационных

системах.



Подтверждение тому, что статья 10 применяется

к выражению мнений посредством телевещания, можно также найти

в статье 4 Европейской Конвенции о трансграничном телевидении.

В соответствии с этой Конвенцией, стороны-участницы должны следовать

нормам свободы информации и выражения мнений в соответствии со

статьей 10 Европейской Конвенции о правах человека, и должны гарантировать

свободу принимать и свободу ретранслировать на своей территории

программы, которые соответствуют целям Конвенции о телевидении.

Статья 9 этого же документа (Конвенции о телевидении) признает

право общественности знать о важных событиях, информация о которых

распространяется посредством телевещания.



Это обязывает государства принимать

законные меры во избежание ущемления права общества на информацию

в случае, если только один вещатель имеет исключительное право

на сообщение или трансляцию события, представляющего общественный

интерес.



Разрешая дело Маркт Интерн (1989),

Суд остановился на значении специализированной прессы. Как указано

в решении, коммерческая стратегия производственных предприятий

может быть предметом критики как со стороны потребителей, так

и со стороны специализированных СМИ: для выполнения этой задачи

специализированная пресса должна разглашать факты, предятавляющие

интерес для читателей и, таким образом, содействовать открытости

бизнеса.



Предприятия киноиндустрии, желающие

<< Предыдущая

стр. 6
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>