<< Предыдущая

стр. 7
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


показать определенный фильм, защищены статьей 10 (Otto-Preminger,

1993). Прокат и продажа видеофильмов также подпадают под защиту

10 статьи Конвенции (W. и K., 1991).



ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ



Третье предложение части 1 статьи 10

четко указывает на предприятия, связанные со средствами вещания,

и предоставляет государствам-участникам возможность установить

требования к лицензированию телерадиовещания и кинопроката. Таким

образом, государства могут контролировать способы органзации вещания

на своих территориях посредством системы лицензирования.



В соответствии с решением Европейского

Суда, введение в часть 1 статьи 10 третьего предложения вызвано

техническими или практическими обстоятельствами, такими как ограниченное

число доступных частот или же необходимость крупных капиталовложений

в сроительство передатчиков. Это последнее предложение, в соответствии

с которым лицензирование телевещания не запрещено, отражает также

политику некоторых государств, которые считают, что вещание должно

находиться в ведении государства (Groppera Radio, 1990).



Лицензирование никоим образом не нарушает

прав, гарантированных статьей 10 Конвенции. Свобода передавать

информацию посредством вещания с должным образом оформленной лицензией

несомненно гарантирована статьей 10 Конвенции (Informationsverein

Lentia, 1992b). Однако, если заявителю не выдают лицензию на иных,

не обусловленных техническими требованиями, основаниях, это противоречит

статье 10 (Informationsverein Lentia, 1992b и др.). Следовательно,

меры, предпринимаемые государственными органами в связи с лицензированием,

не исключены из сферы действия требований части 2 статьи 10: они

не должны противоречить целям и задачам 10 статьи в целом (Groppera

Radio, 1990). В ряде последующих решений Суд снова определенно

указывал на то, что смысл и цели последнего предложения части

1 статьи 10, а также его применение должны соответствовать статье

10 в целом и, в частности, требованиям части 2, с позиции которых

рассматривается лицензирование (см, например, Informationsverein

Lentia, 1993).



В решении, принятом в октябре 1986

года, Комиссия указала, что государства не обладают неограниченной

свободой оценки в отношении системы лицензирования. Хотя Конвенция

не гарантирует вещательным организациям права на получение лицензии,

тем не менее отказ государства в ее выдаче не должен быть необоснованным

или дискриминационным и, следовательно, противоречить принципам

Конвенции и правам человека, заложенным в ней. Поэтому система

лицензирования, не следующая требованиям плюрализма, терпимости

и широкомыслия, являющимся ядром демократического общества, будет

нарушать часть 1 статьи 10 ЕКПЧ (Verein Alternatives Lokalradio,

1986). Примером этого может служить решение по делу Аутроник (1990)

об ограничении на прием радио- и телепрограмм из-за рубежа. Суд

воспользовался своим полномочием по контролю, которое предоставлено

ему частью 2 статьи 10 ЕКПЧ, и признал в данном случае применение

третьего предложения части 1 статьи 10 неуместным.



В ряде последних решений Комиссия выразила

мнение, что вещание должно быть организовано таким образом, чтобы

предотвращать беспорядки в вещательной сфере. Это требование должно

пониматься как предоставление сторонам-участницам возможности

создавать такую систему лицензирования, которая бы обеспечила

нормальное функционирование организаций-вещателей в тех регионах,

где с технической точки зрения невозможно предоставить неограниченный

доступ к радиочастотам (J., 1993 и другие).



Нужно отметить, что третье предложение

части 1 статьи 10 больше не считается достаточным основанием для

ограничений рекламы на радио и телевидении (X. и Assoc. Z., 1971).





ОГРАНИЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

МОНОПОЛИЙ



Принцип свободы информации в аудио-визуальном

секторе ставит проблему вещательных монополий, а именно:

не нарушают ли они статью 10, поскольку препятствуют установке

частных радио- или телестанций.



Существование государственных вещательных

монополий само по себе не нарушает статью 10 ЕКПЧ (Informationsverein

Lentia, 1992b и 1993; Roda Korsets Ungdomsforbund, 1993). Как

указано выше, непредоставление лицензии на вещание частному лицу

может опираться только на третье предложение части 1 статьи 10

Конвенции, если отказ обусловлен причинами технического характера,

касающимися распределения частот.



В 1982 году Комиссия выразила мнение,

что бельгийское законодательство о монополиях на государственное

вещание, действовавшее до 1979 года, не противоречило статье 10

ЕКПЧ. Тот факт, что частная организация не могла получить санкцию

на работу с эфирными передатчиками, не был признан нарушением

статьи 10, поскольку использование радиопередатчиков и приемников

требует регулирования и надзора со стороны государственных органов,

которые должны обеспечить эффективное и рациональное использование

возможностей телекоммуникационной сети. Комиссия заметила,

что такое регулирование и меры надзора зависят от возможностей

технологий, которые, быстро развиваясь, постоянно меняются. Законодательные

нормы регулирования радио коммуникаций, действовавшие в Бельгии

до принятия закона от 30 июля 1979 года, были обусловлены необходимостью

поддержки порядка и предотвращения преступлений, поскольку при

незаконном использовании аппаратов существовала опасность того,

что они могут повредить работе радиотелеграфных и радиотелефонных

установок, а также того, что их использование может нарушить неприкосновенность

частной жизни (Х., и Y., 1982).



В последние годы техническое и политическое

развитие привели к возникновению государственных монополий в аудио-визуальном

секторе в большинстве европейских стран, а также к образованию

дополнительных частных радио- и телевещательных организаций. Со

временем становится все труднее оправдывать существование вещательных

монополий на основании части 1 статьи 10, особенно потому, что

правила лицензирования не должны противоречить второй части статьи

10. В ранних решениях как Суда, так и Комиссии статья 10 Конвенции

(и особенно третье предложение части 1) являлась достаточным аргументом

в оправдание государственных вещательных монополий (Х., 1968 и

Х., 1972), однако в условиях сегодняшнего дня статья 10 может

стать правовым аргументом против их существования. Некоторые решения

и доклады Европейской Комиссии поддерживают этот подход (см. также

Sacchi, 1976).



В решении, принятом в марте 1986 года,

Комиссия учла то, что бельгийское законодательство о радиокоммуникациях

изменилось с принятием в 1979 году нового закона, и новое регулирование

открыло путь для местных частных радиостанций к получению лицензий

на вещание. Учитывая факт, что теперь появилось правовое пространство

для частных инициатив, Комиссия пришла к выводу, что закон 1979

года соответствует статье 10 ЕКПЧ (De Clerck, 1986). Таким же

образом Комиссия признала, что шведские нормы, регулирующие вещание,

не обошли вниманием частные инициативы, позволяющие частным вещателям,

имеющим лицензию, пользоваться свободой передавать информацию

в смысле статьи 10 Конвенции (Nydahl, 1993).



В январе 1992 года Европейская Комиссия

по правам человека признала приемлемыми несколько жалоб от претендентов

на создание частных радиостанций и местной кабельной сети. Жалобы

были направлены против австрийского законодательства, не дающего

<< Предыдущая

стр. 7
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>