<< Предыдущая

стр. 8
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


заявителям права создавать частные радиостансии или частные телевещательные

станции (Informationsverein Lentia, 1992a). В отчете от 9 сентября

1992 года Комиссия заключила, что нормы австрийского законодательства

нарушили статью 10 (Informationsverein Lentia, 1992b).



Позднее Комиссия еще раз, по крайней

мере косвенно, подтвердила, что вещательная монополия как таковая

не противоречит статье 10, если она оставляет достаточно

возможностей для частных инициатив, например, частных программ,

и, таким образом, обеспечивает пользование правом передавать информацию

в соответствии с частью 1 статьи 10 Конвенции. Государственную

вещательную монополию, которая соответствует этому условию, трудно

будет признать чисто государственной: как указала

Комиссия, в системе вещания должен присутствовать и частный сектор.





Доклад Комиссии по делу Лентиа установил

и некоторые другие важные стандарты по делам о вещательных монополиях.

Даже когда национальная вещательная монополия гарантирует плюрализм

и объективность мнений, это не оправдывает исключения частных

инициатив местного или регионального уровня. Более того, экономические

аргументы не являются достаточным оправданием существования вещательной

монополии. В случаях, когда монополия на государственное вещание

сохраняется правительством во избежание экономических затруднений

или же в целях предотвращения возникновения новых монополий, Комиссия

считает эти аргументы не относящимися к делу. Аргументы в поддержку

запрета на деятельность частного радио и телевидения, основанные

на том опасении, что будут выпускаться программы с односторонним

освещением различных событий и явлений общественной жизни, также

неприемлемы. По мнению Комиссии, статья 10 основана на идее защиты

плюрализма мнений, а это означает, что даже таким программам должно

предоставляться достаточное количество частот.



В решении, принятом в ноябре 1993 года,

Европейский Суд занял ту же позицию, что и Еврокомиссия. Суд не

согласился с аргументом австрийского правительства, что сохранение

государственной вещательной монополии необходимо для избежания

ее перегруппировки в частные монополии. Суд учел опыт

некоторых европейских государств, где, при сосуществовании частных

и государственных станций, принимаются меры против развития частных

монополий (Informationsverein Lentia, 1993 и другие).



В соответствии с практикой Суда и Комиссии

последних лет, весьма затруднительно найти правовое оправадание

существующих вещательных монополий, принимая во внимание современную

интерпретацию и применение статьи 10 Конвенции. Полное исключение

доступа к вещательной системе или участия в ней частного сектора

нельзя признать соотвествующим статье 10. Страны-члены Совета

Европы приняли ряд решений по организации вещания. Эти решения

признают такие системы, где лицензии частным вещателям даются

в рамках системы государственного вещания. Возможность получения

лицензии может сильно варьироваться для местного, регионального

или национального вещания. Хотя существование национальной вещательной

монополии может быть оправдано в целях защиты плюрализма и объективности

мнений, этого все же не достаточно для отказа в предоставлении

лицензий частным теле- радиовещательным организациям на местном

или региональном уровне, ибо система лицензирования должна соответствовать

части 2 статьи 10 и уважать требования плюрализма, терпимости

и широкомыслия, которые являются сутью демократии.



СТАДИИ ИНФОРМАЦИОННОГО

ПРОЦЕССА



Одной из главных характеристик статьи

10 является ее всеохватывающая защита различных стадий информационного

процесса. Статья 10 защищает свободу выражения мнений, то

есть свободу передавать информацию и идеи, а также свободу

их распространения. Распространение журналов и бюллетеней,

к примеру, определенно защищено статьей 10 (Arrowsmith, 1978;

X., 1982; Chorherr, 1993; Bluf, 1993; Vereinigung Demokratischer

Soldaten, 1993). Выход программ в эфир защищен статьей

10, также как и ретрансляция таких программ по кабелю (Groppera

Radio, 1990). Статья 10 не ограничивается защитой выражения чьих-либо

собственных мнений. Каждый желающий передать информацию или идеи,

взятые из любого источника, может обратиться к статье 10 (P. Institut,

1991). К праву на свободу выражения мнений может взывать не только

автор или редактор определенной публикации, но также и издатель,

распространяющий информацию и идеи, содержащиеся в ней, и занимающийся

производством и маркетингом (Х., 1983).



Однако, не все аспекты распространения

информации защищены статьей 10 Конвенции. В решении, принятом

в октябре 1985 года, Комиссия выразила мнение, что спор между

подателем жалобы и распространителем газет, который отказался

их доставлять, касался только коммерческих условий продажи газет,

а такие вопросы не признаются связанными со свободой выражения

мнений заявителя (Hammerdahls Stormaknadab, 1985).



Cтатья 10 также защищает свободу получать

информацию и идеи. По делу «Санди таймс» (1979) Суд указал, что

не только СМИ имеют право и задачу передавать информацию и идеи

по важным вопросам, волнующим общество, но и «общественность также

имеет право получать их». В том же решении Суд указал, что статья

10 не только гарантирует свободу информировать общество, но также

право общественности быть должным образом информированным (см.

также Barthold, 1985; Sunday Times, 1991; Observer/Guardian, 1991;

Open Door, 1992; Informationsverein Lentia, 1993). Как отмечалось

выше, прием телевизионных программ посредством спутниковой

антенны также подпадает под защиту статьи 10 (Autronic, 1990 и

др.).



Ограничения на деятельность по сбору

новостей, которые прямо влияют на свободу выражения мнений,

должны соответствовать части 2 статьи 10 (Purcell, 1991). Европейская

Комиссия подчеркнула, что если организатор футбольного матча ограничивает

право вести прямой репортаж с игры тех, с кем он предварительно

обговорил условия проведения репортажа, это не является нарушением

права на свободу выражения мнений, гарантированного статьей 10.

Комиссия помимо прочего указала, что финансирование футбольных

матчей обычно складывается не столько из средств, поступивших

от продажи входных билетов, сколько из продажи теле- и радиокомпаниям

права на проведение прямых репортажей. В таких обстоятельствах

отказ устроителей матча предоставить право вести трансляцию не

нарушает прав вещательных организаций (Netherlandse Omroepprogramma

Stichting, 1991).



Негативное право, содержащееся в статье

10, которое обязывает органы власти не вмешиваться в информационный

процесс, защищает граждан и организации от принуждения к даче

информации или высказыванию мнений. Принуждение к даче информации,

в частности, о журналистском источнике, составляет нарушение права

журналиста получать и передавать информацию свободно и без вмешательства

органов государственной власти (Goodwin, 1994).



ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ



В Европе довольно часто возникает вопрос,

особо актуальный в наших, российских, условиях: можно ли считать

статью 10 обеспечивающей правовую основу для доступа к официальной

информации?



Как указывалось выше, практика Евросуда

по правам человека четко признает право общественности на информированность.

Это значит, что статья 10 говорит о том, что доступ к общим источникам

информации не может быть ограничен органами власти, если это не

<< Предыдущая

стр. 8
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>