<< Предыдущая

стр. 9
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


оправдано условиями, которые выражены в части 2 статьи 10. Это,

однако, не означает, что статья 10 дает право гражданам иметь

общий или какой-либо специальный доступ к частной или официальной

информации. При подготовке Конвенции даже специально отмечалось,

что законодатель не намеревался связать статью 10 с правом доступа

к официальной информации (Travaux Preparatoires (Preparatory Works

of the Convention), 1975 - 1985).



Практика Еврокомиссии и Европейского

Суда также не позволяет заключить, что статья 10 гарантирует право

на доступ к официальной информации. Однако, есть ряд указаний

на то, что при наличии определенных обстоятельств свобода информации

и выражения мнений, гарантированная статьей 10, связана с доступом

к официальной информации, а практика Комиссии и Суда предлагает

соответствующие аргументы в защиту этого положения (см. также

De Meij, 1989 и Voorhoof, 1991c).



В решении от 3 октября 1979 года Комиссия

посчитала, что даже если допустить, что право получать

информацию может, при определенных обстоятельствах, включать право

на доступ заинтересованного лица к документам, которые, хотя

и не доступны для всех, но имеют большое значение для него, нужно

сказать, что в данном деле не стоял вопрос о том, что заявителю

отказано в доступе к специальной информации (Х., 1979а).

В решении 1974 года Комиссия решила, что статья 10 не предоставляет

должностным лицам государственных органов специального права на

информацию, которое было бы шире, чем для других лиц (Councillors,

1974). По другому делу Комиссия пришла к мнению, что концепция

информации в понимании части 1 статьи 10 не настолько широка,

чтобы признать разглашение информации такого рода

(конкретной информации, по поводу которой была подана жалоба)

необходимым (Х., 1979b). В решении от 7 декабря 1981 года Комиссия

выразила мнение, что, хотя право на получение информации, гарантированное

статьей 10, «в основном нацелено на гарантирование доступа к общим

источникам информации, нельзя исключать, что в определенных обстоятельствах

оно включает право на доступ к документам, которые не доступны

всем» (F., 1981. См. также Gaskin, 1986; Clavel, 1987).



Таким образом, Комиссия по крайней

мере «in abstracto» признала, что право на доступ к официальной

информации в определенных обстоятельствах или в отношении определенных

типов информации защищено статьей 10. При этом, если определенное

право на доступ к информационной системе законно гарантировано

государством, то обращение к информации не может быть ни произвольно

ограничено или запрещено по техническим или финансовым основаниям

(Z., 1988).



Признано, что свобода доступа к общим

источникам информации не может быть ограничена активными действиями

органов власти (Z., 1988). Комиссия также разграничивает обязанность

государства публиковать официальную информацию (активные действия)

и обеспечение доступа к ней (пассивные действия). Однако, часть

1 статьи 10 Конвенции не предоставляет гражданам права доступа

к источникам информации, касающейся третьих лиц, и не обязывает

органы власти передавать им такую информацию (Clavel, 1987).



Этот подход также отражается в практике

Суда по делам Линдера и Гаскина. По делу Линдера Суд указал, «что

право на получение информации в целом запрещает правительству

мешать лицу, которому другие лица хотят или стремятся передать

информацию, в ее получении. Однако статья 10 в обстоятельствах,

подобных обстоятельствам данного дела, не предоставляет частному

лицу права на доступ к информации частного характера и не обязывает

правительство передавать такую информацию частным лицам (Leander,

1987). По данному делу, а именно в отношении сведений, находящихся

в распоряжении полиции, статья 10 была признана неприменимой.





Решение по делу Гаскина подобно вышеупомянутому:

Суд решил, что «статья 10 не налагает на государство обязательства

передавать информацию частным лицам» (Gaskin, 1987).



Нужно подчеркнуть, что Суд не исключил

права на доступ к официальной информации из сферы действия статьи

10. По обоим делам Суд пришел к выводу, что только в данных обстоятельствах

или же в отношении данного типа информации у заявителей не было

права доступа к иформации. Это означает, что должны быть другие

обстоятельства, в которых другие типы официальной информации подпадают

под гарантии статьи 10 Конвенции.



Связь статьи 10 и права на доступ к

официальной информации выражена в различных Резолюциях и Рекомендациях

Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В Резолюции от 23 января

1973 года Консультативная Ассамблея признала, что свобода информации

и выражения мнений «должна включать свободу искать, получать,

передавать, публиковать и распространять информацию и идеи. Должна

быть корреспондирующая обязанность государственных органов власти

делать доступной информацию по вопросам общественной значимости

с разумными ограничениями и обязанностью СМИ давать полную и всеохватывающую

информацию по общественно важным вопросам». В соответствующей

Рекомендации предлагалось расширить статью 10 Конвенции до включения

в нее свободы искать информацию «с корреспондирующей обязанностью

органов власти делать информацию по вопросам общественной значимости

доступной, естественно, с разумными ограничениями» (Consultative

Assembly, 1973b).



В Рекомендации от 1 февраля 1979 года

Парламентская Ассамблея признала, среди прочего, что «парламентская

демократия может адекватно функционировать, только если весь народ

и его выборные представители полностью информированы». Ассамблея

выразила мнение, что «желательно, чтобы, за определенными небольшими

исключениями, общественность имела бы доступ к правительственным

данным; такая свобода информации поможет в преодолении коррупции

и растраты государственных средств». Ассамблея предложила странам-участницам

«представить систему свободы информации, то есть доступа к правительственным

данным, включая право искать и получать информацию».



В Декларации о свободе информации и

выражения мнений от 29 апреля 1982 года страны-участницы провозгласили

цели, к которым они будут стремиться в области информации и масс-медиа

и, в частности, -



«с) следование открытой информационной

политике в государственном секторе, включая доступ к информации

в целях повышения возможности граждан свободно обсуждать политические,

социальные, экономические и культурные вопросы» (Committee of

Ministers, 1982).



В заключение можно сказать, что право

доступа к официальной информации прямо связано со свободой информации

и выражения мнений, гарантированной статьей 10 Конвенции, однако

сама по себе 10 статья не является достаточной правовой основой,

эффективно гарантирующей гражданам право доступа к такой информации.

Статья 10 ЕКПЧ применительно к данным вопросам должна трактоваться

как обязывающая государста-члены предпринимать позитивные действия

в целях организации доступа к официальной информации. Страны-участницы,

которые не гарантируют доступ к официальной информации, могут

быть признаны нарушающими статью 10 Конвенции.



Эта связь между статьей 10 и правом

на доступ к официальной информации отражена в недавно принятой

статье бельгийской Конституции. Новая статья введена в Конституцию

законом от 18 июня 1993 года, гарантирующим право доступа к официальным

документам. В докладе правительства, представляющем это нововведение,

были учтены нормы статьи 10 и сделаны ссылки на практику европейских

<< Предыдущая

стр. 9
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>