<< Предыдущая

стр. 6
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тей. Немецкий философ М.Вебер (1863-1932) считал, что они определя-

ются неким интересом эпохи, то есть носят конкретно исторический

характер и имеют силу лишь для определенного периода времени и оп-

ределенной культуры [34,с.50].

История показывает, что во всякой культуре существует некое

согласие, своеобразный консенсус относительно того, что считать мо-

ральными, нравственными нормами. Этот этический консенсус может ме-

няться или видоизменяться. Именно такое изменение переживает наше

общество в настоящее время. В центре современного мировоззрения че-

ловек как высшая ценность и главное богатство общества. И главный

вопрос сегодня заключается не только в том, какой человек нужен об-

ществу, но и в том, какое общество нужно человеку, чтобы оно в пол-

ной мере соответствовало возможностям человека, его эстетическим и

нравственным требованиям, комфортности, не наносило ущерб его дос-

тоинству, чести, чувству свободы и справедливости. Общечеловеческий

разум ищет ответ на этот вопрос. Но для цивилизации, данной эпохи

важно, что он уже поставлен: сам человек нуждается в защите не

меньше, чем окружающая его среда [158,с.235,237].

Соответственно, оценка и значение общественной жизни зависят

от того, как относятся к ним -ценностям- люди, каких нравственных,

правовых и общественных учений придерживаются.

На данном этапе реформации нашего общественного строя происхо-

дит обновление мировоззренческих позиций: на первый план выдвига-

ются общечеловеческие ценности, демократия,права человека [36,с.4].

Формирование современного мышления в политической и правовой

жизни общества имеет самое прямое отношение к проблеме прав челове-

ка в их практической реализации. Особое значение здесь имеет при-

знание приоритета общечеловеческих ценностей,отход от конфронтации,

учет опыта других государств в реализации прав человека, четкая по-

зиция по вопросу об изначальном, главенствующем характере прав че-

ловека, что находит свое логическое развитие в принципе взаимной

ответственности государства и личности [108,с.46].

На протяжении всей своей истории человечество создавало целые

своды законов для руководства социальным поведением людей, для на-

казания преступных действий и поощрения поступков, соответствующих

правовым нормам.

Человеческие права обеспечивают каждому максимальную свободу

его индивидуальности внутри собственного народа, защищают его жизнь

и достоинство от всякого посягательства извне. По мнению известного

мыслителя, протестантского теолога Альберта Швейцера (1875-1965),

было бы неразумно пытаться отрицать связь, которая существует между

правом и мировоззрением. Мировоззрение - зародыш всех идей и убеж-

дений, которые определяют образ действий личности и общества

[216,с.90].

Представляется важным, что права человека, в отличие от нравс-

твенности, не дают оценку интересам личности, а защищают, отстаива-

ют и разграничивают эти интересы.

Есть ли между ними взаимное соотношение? К сожалению, в совре-

менных исследованиях эта проблематика находит отражение только в

работах, связанных с законностью, правопорядком (например, В.О.Му-

шинский "Моральная и интеллектуальная реформа" / Государство и пра-

во.-1992.-N 10.-с.78-86). В связи с этим представляется уместным

подробнее рассмотреть роль права и нравственности в контексте прав

человека, изложенную подробно в исследовании М.Н.Лазутовой "Права

человека: история и современность" (М.,1992) [117,с.51-62].

В своем об'яснении общественных явлений некоторые теории исхо-

дят из представления о человеке, как совершенно обособленной, ничем

не связанной с другими личности. Все взаимоотношения между людьми

рассматриваются как установленная сознательная и свободная их воля.

Исходной считается свобода, данная самой природой; что касается об-

щения людей, их взаимозависимости - это об'ясняется как личное дело

каждого. Исходя из этого, полное разграничение интересов отдельных

личностей требовало бы только защиты от вторжения одной личности в

существующую свободу другой, без всякого внимания к тому, каким со-

держанием наполняется эта свобода [109,с.41], для каких целей поль-

зуются ею.

Первый, кто установил резкую противоположность права и нравст-

венности, был Кристиан Томазий, немецкий философ и юрист

(1655-1728). Убежденный просветитель, сторонник естественного пра-

ва. Основным принципом права он признавал правило: не делай другим

того, чего не желаешь, чтобы они делали тебе самому... Нравствен-

ность же, наоборот, устанавливает положительные правила, обязаннос-

ти к себе самому. Следовательно, основное правило нравственности:

делай себе то, что желаешь, чтобы и другие себе делали [110,с.173,

199, с. 21].

Нравственная обязанность может быть преподана только в качест-

ве совета; юридические же обязанности предписываются человеку веле-

нием, "несоблюдение которого влечет за собой наказание" [109,с.42].

Резкое разграничение права и нравственности приводит к тому,

что право остается индифферентным к вопросам нравственности, разме-

жевывая внешнюю свободу людей, совершенно не касаясь того, как они

воспользуются свободой: согласно нравственным требованиям или нет

[109,с.43].

Нравственные воззрения и установки личности всегда более или

менее суб'ективны, но вместе с тем, они касаются самых интимных,

сокровенных сторон личной жизни человека. Именно поэтому это учение

как реакция против чрезмерного стеснения личности, ее личной свобо-

ды государственным вмешательством, оказало важное значение в разви-

тии права и нравственности.

Необходимо отыскать в праве такой элемент, который совсем не

связан с нравственностью, лишен этического значения. Это достигает-

ся через определение права как охранного или защищенного интереса

[190,с.19]. Таким образом, можно согласиться с В.Соловьевым в том,

что право является нормой интересов, подлежащих охранению[190,с.20].

Разграничение интересов не может не считаться с их нравственной

оценкой, в то же время такое разграничение не может быть основано

только на отрицании чужих интересов, воли, поступков, ибо естест-

венное состояние людей - не находиться в обособленном состоянии.

В силу сказанного, право не ограничивает своих определений

только одной внешней стороной человеческих действий, а всегда более

или менее принимает во внимание и их внутренние стимулы [109,с.44].

Взаимное соотношение права и нравственности не может быть под-

ведено под одну общую черту, которая универсально применима ко всем

стадиям и типам общественного развития. С развитием общественной

жизни сложившиеся нравы под влиянием более сложных и более изменчи-

вых условий теряют свою прежнюю статичность и однообразие. В об-

щественное сознание начинают проникать новые нравственные понятия.

Право, требующее непременно общего признания, дольше всего сохраня-

ет в своем основании старые нравственные начала. Нравственные поня-

тия оказываются более прогрессивными, более развитыми, чем право, и

право как бы отстает от утверждающихся норм нравственности и в та-

ком случае представляет низшую степень развития, уже пройденную

нравственностью. Подобную ситуацию мы наблюдаем в настоящее время в

несоответствии наших нравственных ориентиров с теми правами, кото-

рыми должны обладать, что вызывает спорные вопросы в процессе пре-

подавания.

Таким образом, в утверждении и развитии прав человека право и

нравственность играют исключительную роль. В борьбе за гуманизм

рождаются силы, которые способны действовать в направлении истинно

разумного и целесообразного, оказывая одновременно благотворное

влияние на существующие нравственные убеждения [21,с.228].

Права человека представляют собой единый комплекс прав и обя-

занностей. А по своей сути права человека это воплощение в специфи-

ческой форме высоких идей справедливости, человеческой свободы и

равенства, что предполагает, в свою очередь, демократию, милосер-

дие, гуманность [108,с.46].

Каждый последующий общественный строй открывает новые возмож-

ности для развития личности, которая все в большей степени стано-

вится носителем идеи равенства прав и свобод. "Ничто человека в

большее уныние привести не может, как лишение соединенных челове-

ческих прав" [170,с.14]. На этих принципах в значительной мере ос-

новывались понятия смысла жизни, ценностей и идеалов. Последние не

сводятся к потребностям и интересам, определяющим поведение челове-

ка как индивида, -идеалы тесным образом связаны с нравственными

критериями, которые добровольно налагает на себя личность.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>