стр. 1
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>




МЕДИА И ПРАВО




Выпуск 2, март 1996


В номере:



Владимир Золотарев. Конституция и свобода слова.



Екатерина Киндрась. Информационный суд: арбитр,

цензор или...



Закон Украины "О внесении изменений и дополнений

в Закон Украины "О телевидении и радиовещании".



Игорь Лубченко. В чьей вы команде?



Указ Президента Украины "О государственной

поддержке периодических изданий в 1996 году".



КОНСТИТУЦИЯ И СВОБОДА СЛОВА



Владимир Золотарев





Проблемы, возникающие во взаимоотношениях

СМИ и общества, характерны для большинства демократических или

считающихся таковыми государств. Эффективность разрешения этих

проблем во многом зависит от того, в какой мере способны их решать

Конституция, законодательство и судебная практика того или иного

государства. Немаловажную роль играют общедемократические традиции

и культура народа, поэтому, ссылаясь на то, "как это делается

у них", необходимо рассматривать вопрос достаточно широко.

Тем не менее, существуют общие для всех демократий принципы, касающиеся

СМИ и шире - свободы слова как таковой. Такие принципы обычно

находят свое отражение в писаной или неписаной Конституции государства.



Свобода слова является одним из основных

демократических принципов. Это - так называемая гражданская свобода,

которая следует из естественного права человека на свободу. Естественные

права являются самой сердцевиной любой Конституции.



Французская декларация прав человека

и гражданина 1789 года провозглашает, что "целью всякого

политического объединения (государства - В.З.) является сохранение

естественных прав человека. Эти права суть свобода, собственность,

безопасность и сопротивление угнетению". В англосаксонской

традиции естественные права - право на жизнь, свободу и собственность.

Пункт 4 Декларации дает определение свободы как "возможность

делать все, что не вредит другому: таким образом осуществление

естественных прав человека имеет лишь те пределы, которые обеспечивают

другим членам общества пользование этими же правами. Эти пределы

могут быть установлены только законом".



Это определение важно для нашей темы

не столько потому, что является сегодня общепризнанным, сколько

потому, что иллюстрирует важное обстоятельство, часто у нас недооцениваемое

- права и свободы могут противоречить друг другу, и в этом нет

ничего страшного. Для разрешения этих противоречий и существуют

закон и судебная процедура. Таким образом, Конституция не должна

давать ответы на все вопросы ("сделать так, чтобы печать

была свободной"). В нашем случае, Конституция должна создавать

условия для разрешения конфликтов между правом на свободу слова,

распространением и получением информации и правом личности на

защиту неприкосновенности личной жизни, чести и достоинства, с

защитой интересов общества в целом.



Важным обстоятельством для понимания

того, как функционирует Конституция, является сложившаяся "модель"

права. Таких моделей две. В первой источником права является преимущественно

закон ("континентальная" система). Во второй помимо

законов важнейшую роль играют судебные прецеденты (это позволяет,

например, Великобритании существовать без писаной Конституции).

Континентальная система, применяемая в европейских странах (в

том числе и в Украине), заставляет достаточно подробно описывать

правовые положения в Конституции и практически неизбежно приводит

к появлению принятых на ее основе законов и подзаконных актов.

Все это, особенно в условиях нашей страны создает условия для

постепенной потери провозглашаемых Конституцией свобод по мере

их уточнения нормативными актами. Примером, характерным для англосаксонской

правовой системы, является Первая поправка к Конституции США (ратифицирована

в 1798), защищающая основные гражданские свободы: "Конгресс

не имеет права издавать законов, вводящих какую-либо религию или

запрещающих свободно исполнять ее, также не имеет права издавать

законов, которые ограничивали бы свободу слова, прессы и права

народа мирно собираться и обращаться к правительству с просьбой

ликвидировать какую-либо несправедливость". Показательно,

что конституционная норма не предписывает что-либо Конгрессу,

а запрещает ему делать что-то, то есть норма имеет жесткий, абсолютный

характер.



Иногда англосаксонскую систему ввиду

того огромного значения, которое имеет в ней суд, называют еще

"правом судей". Решения Верховного суда США, принимаемые

в связи с каким-либо делом, постоянно вносят трактовки в понимание

абсолютных прав и как бы продолжают Конституцию. Роль суда в любой

правовой системе, в особенности в применении прав значительна,

а часто решающа. Нормативный акт не существует сам по себе. Он

"живет" в момент его использования, то есть во время

судебного процесса. Здесь важно, что "подразумевается"

судами при проведении процессов (то есть прецеденты). Например,

в Нидерландах, Испании и Швейцарии Конституции содержат положения

о защите прав общественности получать информацию по вопросам,

служащим предметом законного общественного интереса. Суды же Франции,

Германии и США исходят из предпосылок, что такое положение подразумевается

их Конституциями (хотя в текстах Конституций его нет). Поскольку

кроме судов никто не может принять правовые нормы, "подразумеваемость"

фактически равносильна тому, что это право было бы включено в

текст основного закона.



Для нашей темы очень важно, каким

образом суд может использовать конституционные положения, то есть

существует ли возможность судопроизводства непосредственно на

основе Конституции. Большинство развитых стран такую возможность

обеспечивают. В Австрии, Канаде, Франции, Германии, США суды могут

объявлять законы неконституционными (следовательно - недействительными).

Поскольку гражданские права, в том числе и право на свободу слова

и свободу информации нарушаются, как правило, государством путем

принятия нормативных актов (законов, инструкций и т.п.), такое

право судов позволяет эффективно эти права защищать. В Швеции

и Норвегии суды обладают правом не применять закон, который они

считают неконституционным, и исходить из конституционных принципов

в рассмотрении дел, затрагивающих действия правительства и частных

лиц. В Австралии, Великобритании и Нидерландах суды вправе объявлять

недействительными решения государственных органов и исходить из

конституционных принципов в тяжбах между частными лицами. Показательно,

что Сандра Коливер, проведшая протицитованное выше сравнительное

исследование отмечает, что "по причине очевидной конституционной

значимости свободы печати даже в странах с кодексной (континентальной)

системой действующее законодательство во всевозрастающей степени

устанавливается не путем кодификации, а на основании судебного

прецедента".



В Украине сегодня свободу слова обеспечивает

стр. 1
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>