<< Предыдущая

стр. 2
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Статья 48 ныне действующей Конституции 1978 года в редакции 1994-го:

"Соответственно с интересами народа и с целью укрепления

и развития конституционного строя гражданам Украины гарантируются

свободы: слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и

демонстраций. Осуществление этих политических свобод обеспечивается

предоставлением трудящимся и их организациям общественных зданий,

улиц и площадей, широким распространением информации, возможностью

использования прессы, телевидения и радио". Поскольку Конституция

не используется в нашей судебной практике и ввиду несовершенства

конституционной формулировки, текущее обеспечение свободы слова

осуществляется законами. Однако, отсутствие правового авторитета

в вопросе разрешения конфликтных коллизий, каковым является Конституция,

приводит к явному перекосу в пользу прав частных граждан и, особенно,

государства (возможность привлечения журналистов по обвинению

в клевете, предусмотренная уголовным правом, и по обвинению в

оскорблению чести и достоинства).



Впрочем, гораздо интереснее, что приготовил

нам проект новой Конституции. Права, имеющие отношение к работе

СМИ, сформулированы в нескольких статьях. Прежде всего это статья

29: "Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова,

произвольное проявление в любой форме своих взглядов и убеждений.

Ограничение этого права определяется в законе с целью охраны прав

и свобод других лиц". Статья 27 устанавливает:"... не

допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной

информации о личности без ее согласия... Каждому гарантируется

судебная защита права опровергать недостоверную информацию, а

также возмещение материального и морального вреда, вызванного

сбором, использованием и распространением такой информации".

Наконец, статья 12 проекта утверждает, что "цензура средств

массовой информации запрещается". В целом, подобные нормы

соответствуют цивилизованной практике стран с континентально-правовой

системой. Однако, здесь необходимо указать несколько существенных

"но".



Например, формула "цензура средств

массовой информации запрещается" достаточно бессмысленна,

поскольку непонятно кому запрещается и что такое цензура. Кроме

того, провозглашение свободы слова уже означает запрещение цензуры.

Поэтому использование многих, казалось бы, цивилизованных конституционных

норм в юридической практике будет затруднено. Статья 7 провозглашает,

что нормы Конституции являются нормами прямого действия. Однако,

нигде не определено, что это означает. Обычно "прямое действие"

включает следующие требования к тексту: каждая норма Конституции

должна быть сформулирована простым и однозначным способом, об

одном и том же в Конституции говорится только один раз, и каждая

статья говорит только об одном; для прямого действия не нужны

другие законы по данной проблеме; каждое вводимое понятие (например,

"цензура") должно быть разъяснено в Конституции; каждая

норма Конституции относится к определенным субъектам и имеет правовые

последствия; главное - суды имеют возможность рассматривать дела

непосредственно на основе Конституции (Сергей Дацюк. Замечания

к проекту Конституции Украины).



Текст проекта не отвечает ни одному

из изложенных требований. Поэтому на практике он не может быть

нормой прямого действия. Кроме того, раздел о судебной системе

не предусматривает возможности судопроизводства на основе Конституции,

что вытекало бы из ее прямого действия. Конституционный суд, который

в проекте отделен от судебной системы, является скорее политическим

органом, трактующим Конституцию в части, касающейся органов власти.

Статья 156 указывает, что Конституционный суд рассматривает дела,

поданные Президентом, председателями палат парламента, 45 депутатами

или 20 сенаторами, Уполномоченным по правам человека, генеральным

прокурором и Верховным Советом Крыма. В этом списке отсутствуют

суды, для которых конституционный суд был бы высшей инстанцией

в вопросе конституционности того или иного акта. Следовательно,

проект Конституции не предусматривает возможности судебной защиты

гражданских прав, которые опять "зависают в воздухе"

без возможности их реализации. Это означает, что несмотря на громкие

и тешащие слух декларации, правовое положение СМИ не изменится.

Причем, в довольно длительной перспективе.



ИНФОРМАЦИОННЫЙ СУД: АРБИТР, ЦЕНЗОР ИЛИ...





Екатерина Киндрась





Эта фраза может служить своеобразным

тестом на готовность и умение общества пользоваться свободой слова.

Особенно общества, только вчера освободившегося от осознания,

что информация - "термин исключительно для спецслужб и агентуры",

а сегодня с легкостью лезвия в руках ребенка, взявшегося овладевать

миром (кто владеет информацией, тот владеет миром!) благодаря

доступу к этой информации. Возможность добывать, комментировать,

передавать, продавать такой продукт дала первые результаты: "информационные

потребности граждан, государства и общества не удовлетворяются

полностью", "нередко потребители получают необъективную

тенденциозно подобранную информацию", ряд СМИ допускают дезинформацию,

нарушают права человека, моральные принципы общества", "одновременно

и к СМИ предъявляют несправедливые требования, безосновательные

обвинения.., предпринимаются попытки привлечь их к судебной ответственности".

Это избранные места из "Предложений Комиссии Верховного Совета

по вопросам законодательного обеспечения свободы слова и средств

массовой информации о создании Коллегии информационного суда Украины".



По постановке самого вопроса о

несовершенстве механизмов урегулирования конфликтов, возникающих

в информационной







Демократия - это все-таки категория,

зависящая от возраста государства. Западные демократии, например,

принимая во внимание свой возрастной ценз, знают разные принципы

урегулирования взаимоотношений в информационном пространстве.

В Британии ими занимается Совет по вопросам массовой информации,

в Финляндии - Совет публичного слова, в Швеции - пресс-омбудсманы,

в США - Федеральная комиссия по делам коммуникаций. Практикуется

и чисто судебный путь разрешения конфликтов.



Украина пока что, делая первые шаги

на этой дороге, ищет свой вариант того, "что нужно отечественным

средствам массовой информации сегодня: здоровое информационное

пространство, закрепленное законодательно право на ошибку, видоизмененные

цензурные тиски...?" Свои размышления по этому поводу присылайте

в адрес бюллетеня "Медиа и право".



сфере, это предложение - не новое.

Однако все предыдущие, проистекающие или из недр пресс-клубов,

о количестве которых в Украине никто точно не знает, или всеукраинских

форумов типа "Информационное пространство и безопасность

Украины", сводились к необходимости создания "защитных"

институтов - общественных центров правовой защиты журналистов.

Парламентская комиссия, изучив опыт России (в 1993 г. там был

создан на период предвыборной кампании Третейский информационный

суд, трансформировавшийся впоследствии в постоянно действующую

Судебную палату по информационным спорам при Президенте России),

ныне вынашивает идею о создании Коллегии информационного суда

Украины - "государственного органа, который осуществлял бы

рассмотрение конфликтных ситуаций, возникающих в информационной

сфере, и имел бы полномочия принимать соответствующие решения

относительно их разрешения, а также выступал бы толкователем информационного

законодательства. Такой орган целесообразно создавать и утверждать

<< Предыдущая

стр. 2
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>