<< Предыдущая

стр. 8
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Вместе с тем п. 17 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г. разъяснил, что в тех случаях, когда у рабочего или служащего нет права на получение полного или хотя бы только частичного пособия по временной нетрудоспособности вследствие отсутствия соответствующего непрерывного стажа работы в данном предприятии или учреждении if»r-% постановления СНК СССР, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС от 28 декабря 1938 г. — «Известия 29 декабря 1938 г. № 301».), такой рабочий или служащий вправе предъявить иск по ст. 413 ГК к тому же предприятию или учреждению, если только имеются налицо предусмотренные ст. 413 условия ответственности этого предприятия или учреждения за понесенное рабочим или служащим увечье.
Нет оснований к иному толкованию ст. 414 ГК, которая, так же как и ст. 413, опирается на понятие ответственности за вред, дополнительной к страховому обеспечению лица, потерпевшего увечье.
Условия ответственности лица, причинившего другому увечье, не одинаковы в случаях, обнимаемых ст. 413, с одной стороны, и ст. 414— с другой.
Статья 413 определяет условия возмещения вреда, причиненного «лицом или предприятием», вносящим «страховые взносы за потерпевшего в порядке социального страхования», т. е. граж-
1 Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР 1941 г., стр. 113.
2 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, ^Ориздат, 1930, стр.121.

>>>190>>>
данином или, разумеется, чаще юридическим лицом, с которым потерпевший состоит в трудовых отношениях. Статья 413 говорит о «предприятии», потому что чаще всего ответственным по ст. 413 является предприятие.
Статья 414 регулирует возмещение вреда гражданином или юридическим лицом, которое «не является страхователем потерпевшего», иначе говоря, лицом, с которым потерпевший не состоит в трудовых отношениях.
Если рабочий понес увечье, работая на станке в заводе, с которым он связан трудовым договором, применению подлежит ст. 413 ГК. Если рабочий понес увечье вследствие того, что был сшиблен автомашиной, когда шел по улице, направляясь «а завод, где он работает, то должна быть применена ст. 414.
Гражданин или юридическое лицо, «состоящие страхователями потерпевшего», и лицо, страхователем потерпевшего не состоящее, отвечают за причиненное ими увечье по разным основаниям.
Согласно ст. 413 «лицо или предприятие, вносящее страховые взносы за потерпевшего в порядке социального страхования», отвечает за причиненное им увечье лишь в случаях, когда вред причинен преступным действием или бездействием нанимателя».
Согласно ст. 414 лицо или предприятие, не состоящее страхователем потерпевшего, отвечает за причиненное им увечье н а общих основаниях, установленных ст. 403 ГК, а если вред причинен источником повышенной опасности, — на основаниях, установленных ст. 404 ГК. Никаких отступлений от этих оснований ответственности за вред ст. 414 ГК не содержит.
Редакция ст. 413 ГК, устанавливающей ответственность «лица или предприятия», состоящего «страхователем» понесшего увечье рабочего или служащего, лишь в случаях, когда «вред причинен преступным действием или бездействием предпринимателя», не была вполне удачной уже в момент введения в действие ГК РСФСР. Уже и в тот момент лицами, «вносящими страховые взносы» за рабочих и служащих, были в подавляющем большинстве случаев государственные предприятия или учреждения, а также кооперативные или общественные организации. К ним, к социалистическим организациям, слово «предприниматель» неприменимо. Хозяйственная деятельность социалистических организаций — не «предпринимательство» е обычном смысле слова, т. е. не деятельность в своекорыстных интересах, а определяемая научно обоснованными планами-законами творческая работа «в интересах увеличения общественного благосостояния, неуклонного подъема материального и культурного уровня трудящихся, укрепления независимости СССР и его обороноспособности» (ст. 11 Конституции СССР) в целях построения коммунизма.

>>>191>>>
В то же время ни государственное, ни кооперативно© предприятие, ни государственное учреждение или общественная организация — вообще никто, кроме отдельного гражданина или нескольких граждан, не может совершить п р е с т у п.н ого действия или бездействия. Уголовно-правовое понятие преступления относится только к действиям физических лиц. А физических лиц — предпринимателей с окончательной победой социализма в нашей стране не существует.
Судебная практика уже в первые годы применения ст. 413 внесла корректив в ее формулу.
Вместо слова предприниматель судебная практика нередко стала пользоваться словом наниматель, а поскольку речь идет о нанимателе — предприятии или учреждении, понимает под «нанимателем» их администрацию. Доклад ГКК Верховного суда РСФСР за 1926 год говорит «о преступном действии и бездействии администрации фабрик и заводов» ',
Но судебная практика придала — тоже уже в первые "годы применения ст. 413—особое значение и ее словам «преступное действие или бездействие». Уже в постановлении Пленума Верховного суда РСФСР от 9 июня 1924 г. было указано, что в ст. 413 ГК «слова «преступное действие или бездействие» следует понимать в широком смысле несоблюдения мер предосторожности или поставления рабочего в условия труда, при которых он вполне или отчасти мог утратить трудоспособность, безразлично, был ли вопрос на рассмотрении уголовного суда или нет» 2.
Это понимание слов ст. 413 ГК — «преступное действие или бездействие» — было в дальнейшем закреплено рядом разъяснений и постановлений как верховных судов союзных республик, так затем и Верховного суда СССР (названным выше циркуляром Верховного суда РСФСР от 18 июня 1942 г. № 18, докладом ГКК Верховного суда РСФСР за 1926 г.3 и рядом других вплоть до постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г.).
Пункт 18 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г. гласит: «Под преступным действием или бездействием страхователя понимается установленное компетентными органами несоблюдение страхователем или лицами, осуществляющими технический надзор за работами, действующих правил об охране труда, технике безопасности и иных постановлений, регулирующих применение труда».
Это указание Пленума Верховного суда содержит ответ на три вопроса, связанные с ответственностью по ст. 413 ГК:
1 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, Юриздат, 1935, стр. 90.
2 Сборник разъяснений Верховного суда, РСФСР, Юриздат, 1932, стр. 111.
3 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, Юриздат, 1935, стр. 90.

>>>192>>>
1) Оно разъясняет, кто признается лицами, которых судебная практика при применении ст. 413 нередко называет «администрацией» предприятия. Этими лицами являются «страхователь», т. е. предприятие, в подлежащих случаях учреждение или общественная организация как юридическое лицо в лице своих органов, действия которых всегда рассматривались, как действия юридического лица, или в лице служащих предприятия, «осуще-, стеляющих технический надзор за работами».
Таким лицом может быть и гражданин, пользующийся чужим трудом на условиях законно заключенного трудового договора, например, трудом домашней работницы.
2) Оно разъясняет, что под преступным действием или бездействием названных лиц в ст. 413 имеется в виду «несоблюдение ими действующих правил об охране труда, технике безопасности и иных постановлений, регулирующих применение труда», хотя бы в соответствующих действиях и не было признаков наказуемого деяния.
3) Оно указывает, что наличие в действиях названных лиц преступного действия или бездействия должно быть признано «компетентными органами», т. е. отнюдь не обязательно судом, а прежде всего, следует думать, органами технического надзора.
Вопрос о круге лиц, «преступным действием или бездействием» которых обосновывается требование потерпевшего по ст. 413 к нанимателю-предприятию, не мог не привлечь внимания советской юридической литературы.
М. М. Агарков в Учебнике гражданского права 1944 года говорит общим образом, что требование по ст. 413 возникает, «если потерпевший был поставлен в недопустимые условия труда, если не были приняты меры для охраны его жизни и здоровья». Однако несколькими строками ниже он указывает, что преступным действием или бездействием нанимателя является несоблюдение правил охраны труда, техники безопасности и иных постановлений, регулирующих применение труда «страхователем или лицами, осуществляющими технический надзор за работами» '.
На иную точку зрения встал Л. Майданик. По его взгляду, предприятие отвечает по ст. 413 за все «действия и упущения всех своих работников, связанные с исполнением служебных обязанностей», ибо «предприятие осуществляет выбор работников, их инструктаж и надзор за ними» 2.
Нельзя не заметить, что аргументация Л. Майданика не подкрепляла должным образом выдвинутого им положения. Считая
1 «Гражданское право», учебник для юридических институтов, 1944, т. I, стр. 347.
2 Л. Майданик, Регрессные иски профсоюзов и иски потерпевших к предприятиям, Профиздат, 1946, стр. 17.

>>>193>>>
предприятие ответственным за все действия всех работников при исполнении служебных обязанностей, он в то же время говорит об ответственности предприятия за выбор работников и за надзор за ними. При таком положении дела, соответствовавшем судебной практике в то время, когда Л. Майданик писал свою работу, в случаях причинения вреда не «страхователем», т. е. не органами юридического лица, и не лицами, осуществляющими технический надзор за предприятием, о которых говорит постановление Пле^ нума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г., предприятие не несло бы ответственности по ст. 413, если бы было доказано, что в действиях его органов не было вины ни в выборе, ни в надзоре за работником, причинившим вред другому работнику при исполнении служебных обязанностей.
Однако, как уже сказано, в последнее время в судебной практике высказывается иной взгляд: судебная практика начинает! признавать ответственность юридического лица за все противо-' правные действия, виновно совершенные его рабочими или служащими при исполнении служебных обязанностей. В соответствии с этим предприятие должно отвечать перед понесшим увечье не только тогда, когда это увечье вызвано нарушением правил технической безопасности и других правил применения труда администрацией предприятия или лицами, осуществляющими технический надзор, но и тогда, когда оно причинено другим? работником того же предприятия при исполнении им служебных^ обязанностей.
Но в любом случае предприятие несет ответственность по ст. 413 лишь при наличии вины в действиях его работника, причинившего вред. На это судебная практика указывала неоднократно.
Так, названный выше доклад ГКК Верховного суда РСФСР за 1926 год указал, -что «суды должны выяснять, обязано ли было предприятие и имело ли оно возможность произвести технические улучшения... суды обязаны проверить, имели ли предприятия возможность произвести все улучшения, и в случае отрицательного ответа на эти вопросы у судов нет основания к применению п. 2 ст. 413 ГК»-
Еще более определенно говорит о том же п. 18 постановления Пленума Верховного суда от 10 июня 1943 г.
Согласно ч. 2 п. 18 преступным действием или бездействием предприятия-страхователя является несоблюдение им правил об охране труда, технике безопасности и иных постановлений, регулирующих применение труда, имевшее своим последствием несчастный случай. Согласно ч. 1 того же пункта 18 ответственность предприятия-страхователя за вред, «который возник в результате преступного действия или бездействия страхователя»,
13 флеишиц

>>>194>>>
наступает, «если при этом страхователь не докажет, что он не мог предотвратить вред».
Иначе говоря, постановление Пленума Верховного суда СССР разъясняет, что страхователь отвечает за вред, причиненный нанесенным рабочему или служащему увечьем, лишь в случаях виновного 'нарушения правил об охране труда, технической безопасности и вообще постановлений, регулирующих применение труда.
При этом ясно, что Пленум Верховного суда устанавливает презумпцию вины нанимателя в нарушении правил об охране труда, технической безопасности и вообще правил, регулирующих применение труда. Иначе говоря, если одно из указанных нарушений имело место, это нарушение предполагается совершенным нанимателем по своей вине. Об этом вполне отчетливо свидетельствует тот же п. 18 постановления Пленума Верховного суда, говорящий о том, что ответственность по ст. 413 имеет место, если вред «возник в результате преступного действия или бездействия страхователя» и «если при этом, — т. е. при наличии такого действия или бездействия, — страхователь не докажет, что не мог предотвратить вреда, не мог предотвратить совершения действия или бездействия, вследствие которых возник вред.
Да иначе не могло бы и быть. Презумпция вины лица, причинившего вред, установлена основным положением об обязательствах из причинения вреда — ст. 403 ГК. Невозможно думать, что в постановлении, посвященном возмещению вреда, причиненного увечьем, нанесенным человеку, в постановлении, особенно ярко свидетельствующем о высокой гуманности советского гражданского права, — оно отягчит положение пиерпевшего и возложит на него бремя доказывания вины лица, причинившего вред. В ст. 413 вина причинителя вреда также презюмируется, как и в ст. 403 ГК.
Поэтому явно ошибочным представляется утверждение Л. Майданика, будто отличие ст. 413 от ст. 403 ГК заключается в том, что по смыслу ст. 413 «потерпевший не освобождается от обязанности доказывания вины причинившего увечья» '. Не обязан потерпевший доказывать вину причинителя вреда и в случаях, регулируемых ст. 414. Ибо ответственность причинителя вреда по ст. 414 либо обосновывается виной* причинителя вреда, презюми-руемой за силой ст. 403 ГК, либо в случаях, когда вред причинен источником повышенной опасности, не поставлена в зависимость от наличия вины лица, пользующегося этим источником в своей опасной для окружающих деятельности, от вины его рабочих или служащих (ст. 404 ГК, ст. 73 Кодекса торгового мореплавания СССР, ст. 78 Воздушного кодекса СССР).
2. Как уже указано выше, вред, возмещаемый по ст. ст. 413 и
1 Л. Майданик, назв. соч., стр. 21.

>>>195>>>
414 ПК, заключается в потере потерпевшим заработка, вызванной
нанесенным ему увечьем. Поэтому возмещаемые потерпевшему убытки исчисляются в соответствии со степенью (процентом) утраченной потерпевшим трудоспособности и его средним заработком за 12 календарных месяцев,, а при временной нетрудоспособности — за два календарных месяца, предшествующих несчастному случаю. При исчислении среднего заработка потерпевшего принимается во внимание всякий его заработок, носящий регулярный характер (п. 6 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г.).
Но присуждаемые по ст. ст. 413 и 414 суммы являются «дополнительными» к суммам, выплачиваемым потерпевшему органами социального страхования. Поэтому если увечье вызвало временную утрату трудоспособности, то потерпевшему присуждается сумма, равная разнице между его средним заработком за два календарных месяца, предшествовавшие первому числу месяца, когда произошел несчастный случай, и суммой пособия, действительно полученного1 им вследствие увечья по больничному листку. Если увечье повлекло за собою стойкую утрату трудоспособности, то после того, как потерпевшему установлена органами социального страхования пенсия по инвалидности, возмещение вреда по ст. 413 или 414 ГК присуждается в виде ежемесячных платежей со дня причинения вреда потерпевшему в размере, определяемом при неполной утрате профессиональной трудоспособности в соответствии с заработком потерпевшего до несчастного случая и процентом утраты им профессиональной трудоспособности, за вычетом из исчисленной таким образом суммы назначенной ему пенсии. При полной утрате профессиональной трудоспособности и сохранении в некотором проценте общей трудоспособности, из суммы платежей, присуждаемых потерпевшему со дня причинения ему вреда, должна быть вычтена, кроме суммы назначенной ему пенсии, также и сумма, которую мог бы зарабатывать неквалифицированный рабочий или служащий при соответствующем проценте общей трудоспособности (п. 8 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г.).*
Если пособие или пенсия вообще не назначены потерпевшему за отсутствием достаточного трудового стажа или ввиду незначительной утраты трудоспособности, не подпадающей ни под одну из трех установленных законом групп инвалидности, то возмещение вреда должно быть присуждено потерпевшему в полной сумме.
Периодические платежи присуждаются потерпевшему на определенный срок до повторной медицинской экспертизы. По истечении этого срока потерпевший, если его трудоспособность не восстановилась, вправе обратиться с повторным иском о присуждении возмещения вреда на новый срок.
Иск об изменении размера присужденного возмещения — об 13*

>>>196>>>
уменьшении его — может быть предъявлен и причинителем вреда как ввиду изменения в состоянии здоровья потерпевшего, так и ввиду изменений в материальном положении сторон, если причинителем вреда, является гражданин. Обоснование такого иска опирается на аналогию с постановлениями ст. ст. 41 и 34 Правил союзного совета социального страхования при Народном комиссариате труда СССР от 4 июля 1928 г. о пересмотре размера пенсии, а поскольку причинителем вреда является гражданин, также и на ст. 411 ГК.
Разъяснение Пленума Верховного суда РСФСР от 28 июня 1926 г. и постановление Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 26 мая 1945 г. № 405' предусматривают случаи, когда потерпевший увечье продолжает' работать и заработок его ие уменьшился или даже возрос по сравнению с заработком, который он имел до увечья.
Верховный суд СССР, так же как еще ранее Верховный суд РСФСР, считает, что это обстоятельство не лишает потерпевшего увечье права на иск о возмещении ему вреда в соответствии с процентом уменьшения его трудоспособности. При этом, если ответственный за вред не является нанимателем потерпевшего', возмещение подлежит выплате потерпевшему независимо от того, сохранился ли или увеличился размер его заработка после увечья. Если же за увечье отвечает наниматель потерпевшего, а потерпевший продолжает после увечья работать в том же предприятии и заработок его не уменьшился по сравнению с прежним заработком, то, по решению суда, наниматель вправе вычитать из суммы присужденного возмещения заработок, получаемый потерпевшим после увечья. Однако это право нанимателя подлежит двоякому ограничению: 1) вычет осуществляется нанимателем, пока потерпевший состоит у него на работе. В случае увольнения потерпевшего или перехода его на работу в другом предприятии присужденные потерпевшему суммы должны выплачиваться ему полностью; 2) наниматель не вправе производить вычет, если заработок потерпевшего хотя и не уменьшился по сравнению с его прежним заработком, но уменьшился по сравне-аию с заработком рабочих той же квалификации, какую имел потерпевший до несчастного случая.
Капитализация, т. е. единовременная выплата платежей, присужденных потерпевшему на установленный судом срок, как правило, воспрещается. Лишь в случаях ликвидации предприятия, обязанного по решению суда производить эти платежи, они могут быть капитализированы и внесены в Госстрах для выдачи их определенными судом частями в установленные судом сроки (поста-
1 См. «Судебная практика Верховного суда СССР» 1945 г., вып. I (XVII), стр. 29—30.

>>>197>>>
новление ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1927 г. — СЗ СССР 1927 г. № 65, ст. 661).
Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 23 февраля 1932 г. этот порядок распространен на случай ответственности иностранного судовладельца '.
3. В некоторых случаях лицо, понесшее увечье, наряду с требованием о возмещении ему вреда, возникшего из уменьшения или утраты трудоспособности, вправе предъявить к причинителю вреда и другие, обусловленные понесенным увечьем требования. Пункт 10 постановления Пленума Верховного суда СССР говорит, что если потерпевший увечье по заключению врачебной экспертизы нуждается в постороннем уходе за собою, то суд сверх присужденного возмещения за потерю заработка может обязать причинившего вред оплатить потерпевшему стоимость ухода. Суд может также возложить на причинившего вред обязанность возместить потерпевшему фактически понесенные расходы на дополнительное питание, протезирование, специальное лечение, если потерпевший по заключению врачебной экспертизы действительно нуждается в указанных видах помощи и не получает их через соответствующие организации бесплатно.
4. Во всех тех случаях, когда причинитель увечья несет ответственность перед потерпевшим, к нему может быть предъявлен также и иск в порядке регресса органом социального страхования о возмещении ему выплачиваемых потерпевшему пособий или пенсии. Орган социального страхования имеет право регресса также и в тех случаях, когда потерпевший не может предъявить дополнительного требования ввиду того, что он получает в порядке социального страхования суммы, полностью покрывающие понесенный им вред. Таким образом, в случаях причинения увечья наниматель потерпевшего отвечает по регрессному иску органов социального страхования во всех случаях, когда увечье причинено преступным действием или бездействием нанимателя в указанном выше смысле. Причинитель увечья, с которым потерпевший не состоит в трудовых отношениях, отвечает в порядке регресса перед органами соцстраха, если вред причинен в условиях, предусмотренных ст. 403 или ст. 404 ГК по принадлежности.
Организация, выплатившая все причитающиеся с нее суммы, вправе взыскать эти суммы по праву регресса с работников, непосредственно причинивших по своей вине вред.
Выше уже указано, что все положения, выдвигаемые в настоящей работе в отношении органов социального страхования, относятся и к органам социального обеспечения.
1 См. Сборник действующих постановлений и директивных писем Вер* ровного суда СССР 1924—1944 гг., Юриздат, 1946, стр, 155.

>>>198>>>
Однако уместно напомнить, что в связи с регрессными исками Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР в 1939 году в определении по делу Московского городского отдела социального обеспечения подчеркнула полное тождество прав органов социального обеспечения с правами органов социального страхования. В этом определении указано, что лица и учреждения, по тем или иным основаниям возместившие вред, причиненный другим лицом, имеют к причинившему вред право обратного требования (право регресса). Это право принадлежит органам социального страхования и органам социального обеспечения на равных началах и основаниях как потому, что органы социального обеспечения, осуществляющие дело пенсионирова-ния, являются в этом деле на основании постановления СНК СССР от 23 марта 1939 г. прямыми преемниками органов социального страхования и профсоюзов, так и потому, что с переходом пенсионирования к органам социального обеспечения регрессные иски не утратили характера мероприятий, стимулирующих улучшение постановки на предприятиях дела охраны жизни рядовых трудящихся К
Следует также напомнить, что, как указано выше (стр. 17), Президиум ВЦСПС обязал ЦК профсоюзов широко практиковать предъявление регрессных исков.
5. Понесшим увечье может оказаться лицо, не застрахованное в порядке социального страхования, иначе говоря, не работающее по трудовому договору. Статья 415 ГК говорит, что в таких случаях потерпевший приравнивается к соответствующей категории рабочих или служащих по усмотрению суда.
Однако для потерпевших увечье членов промыслово-коопера-тивных артелей и артелей кооперации инвалидов создано законом положение, по существу однородное, с положением рабочих и служащих. Члены промыслово-коопераТивных артелей и артелей кооперации инвалидов, как известно, страхуются в порядке взаимного страхования страхкассами соответствующих систем кооперации. Условия и размер ответственности причинителя увечья перед этими лицами регулируются теми же началами, что и ответственность перед рабочими или служащими. Кассы взаимопомощи и взаимного страхования промысловой кооперации и кооперации инвалидов пользуются таким же правом регресса, как и страхкассы.
Если потерпевшим увечье является колхозник, то размер причитающегося ему возмещения устанавливается в размере дохода, утраченного колхозником вследствие уменьшения его трудоспособности. При этом учитываются возможность использования колхозника на другой работе в колхозе и возможность его работы в подсобном хозяйстве колхозного двора.
1 См. «Советская юстиция» 1939 г. № 3, стр. 77,

>>>199>>>
Если за причиненный колхознику вред отвечает колхоз, то согласно постановлению Пленума Верховного суда СССР от 5 мая 1950 г. «О судебной практике по колхозным делам» возмещение присуждается колхознику в виде определенных периодических платежей, натуральных или денежных, но не в трудоднях, которые могут начисляться колхознику только за его работу в колхозе и по обслуживанию колхозного хозяйства.
Колхозные кассы взаимопомощи выдают потерпевшему пособия.
Ввиду того, что эти пособия представляют собою общественную помощь потерпевшему со стороны колхоза, они не учитываются при определении судом размера возмещения вреда. По тем же основаниям колхозные кассы взаимопомощи не имеют права регресса к лицу, непосредственно причинившему вред.
6. Особый порядок возмещения вреда сложился в судебной практике для случаев причинения увечья лицу, не достигшему трудового совершеннолетия. В таких случаях с причинителя вреда могут быть взысканы расходы по лечению потерпевшего и уходу за ним, а также расходы по доставлению ему дополнительного питания, по протезированию и т. п. В то же время суд, по требованию несовершеннолетнего или его законных представителей, выносит решение о признании за несовершеннолетним права на возмещение ему по достижении 16-летнего возраста убытков от потери трудоспособности (п. 11 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г.).
Размер возмещения, подлежащего выплате несовершеннолетнему, должен быть определен судом по требованию потерпевшего по достижении им 16 лет в соответствии с той квалификацией, которую потерпевший получил к моменту достижения 16 лет, и процента утраченной им трудоспособности. Если к этому времени несовершеннолетний не получил никакой квалификации, то при определении размера вознаграждения приходится исходить из средней в данной местности зарплаты неквалифицированного рабочего.
Если, однако, несовершеннолетний представит суду доказательства того, что он приобрел бы к моменту достижения трудового совершеннолетия известную квалификацию, но не мог ее приобрести вследствие увечья, то суд >вправе соответственно увеличить размер присуждаемого возмещения (постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 16 мая 1927 г.)1.
В настоящее время при существовании широко развитой сети учебных заведений, в частности технических, возможность приобретения потерпевшим той или иной квалификации, по общему правилу, не требует сложных доказательств.
См. <Справочнцк пр вопросам судебной практики», Юриздат, 1937, стр. 46,

>>>200>>>
ГЛАВА XIV. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА
1. Согласно ст. 45 ГК РСФСР течение исковой давности начинается со дня, когда возникло право на иск.
Право на иск возникает с момента нарушения кем-либо субъективного права, охраняемого в исковом порядке. Однако возникновение права на иск по обязательствам из причинения вреда поставлено в некоторые особые условия.
Возникновение вреда иногда отделено известным промежутком времени от момента совершения вредоносного действия. Обнаружение вреда может оказаться отделенным во времени от момента его возникновения: повреждение здоровья, последствия увечья могут оказаться обнаруженными после истечения значительного времени со дня, когда увечье было нанесено.
Ввиду этих условий применение ст. 45 ГК по ее точному смыслу к искам о возмещении вреда влекло бы за собою ничем не оправдываемое ограничение прав потерпевшего: исковая давность по требованию, связанному, например, с увечьем, понесенным вследствие несчастного случая, текла бы со дня несчастного случая, несмотря на то, что последствия увечья оказались бы обнаруженными значительно позднее. Иногда было бы трудно установить начальный момент течения исковой давности. Не всегда, например, возможно установить день хищения товаров, недостача которых обнаружена при ревизии склада и за которую должен отвечать заведующей складом, и т. п.
Ввиду таких особенностей обнаружения противоправно причиненного вреда Пленум Верховного суда РСФСР еще в 1925 году разъяснил (протокол № 19 от 16 февраля 1925 г.), что течение исковой давности по обязательствам из причинения вреда начинается со дня, когда потерпевший может и должен знать о том, что ему причинен вред.
Большинство советских цивилистов, высказывавшихся по этому вопросу в литературе, присоединилось к точке зрения Пленума Верховного суда РСФСР.
На другую точку зрения встал Б. Б. Черепахин, который счел, «важно не то, когда рыяснился вред, а то, когда этот вред

>>>201>>>
причинен» '. Однако и Б. Б. Черепахин признал, что выяснение размеров и продолжительности вреда совершенно необходимо для предъявления иска о возмещении вреда, причиненного увечьем. А если это так, то было бы тяжкой несправедливостью исчислять сроки давности по искам из причинения увечья со дня его причинения. Ибо практика показывает, что результаты увечья далеко не всегда обнаруживаются вслед за его причинением. Следует признать, что названным выше разъяснением Пленума Верховного суда РСФСР правильно учитывается, что исковая давность не может течь тогда, когда потерпевший не имеет возможности знать, что у него возникло право требования.
Для исков о возмещении вреда, причиненного увечьем, начальным моментом течения давностного срока будет, таким образом, день установления стойкой потери трудоспособности, за исключением случаев, когда вред сводится к разнице между заработком потерпевшего и суммой пособия, назначенного ему в порядке социального страхования, и расходам на лечение и когда давность течет со дня прекращения названных выплат.
При этом возмещение за увечье присуждается со дня причинения вреда (постановление Президиума Верховного суда РСФСР 28 апреля 1938 г., протокол № 17-а).
Начальным моментом течения давностного срока по регрессным искам профсоюзов является согласно постановлению Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г. для требований о возмещении пособий по временной нетрудоспособности — день окончания выплаты пособия, а для требований органов социального обеспечения о возмещении пенсии по инвалидности — день каждого произведенного очередного платежа.
2. С изменением в 1927 году примечания к ст. 404 для требований, предъявляемых по этой статье к государственным органам, установлена двухгодичная давность. При этом примечание к ст. 404 ТК. говорит, что «течение указанного давностного срока, помимо общих оснований приостановления и продления сроков давности (ст. ст. 48 и 49), приостанавливается также со дня обращения потерпевшего или (в случае его смерти) находившихся на его иждивении лиц в подлежащий орган социального страхования впредь до дня назначения им пенсии или отказа в таковой».
Казалось бы, смысл этих слов ясен: давностный срок для предъявления требований по ст. 404 а) приостанавливается течением на общих основаниях, указанных в ст. 48, б) может быть продлен в соответствии со ст. 49, в) приостанавливается также и со дня обращения потерпевшего в органы соцстраха впредь до момента назначения потерпевшему пенсии или отказа в ней.
1 Б. Б. Черепахин, Исковая давность — «Право и жизнь» 1926 г. Да 6—7, стр. 21.

>>>202>>>
l л и о и
Однако в разъяснении от 4 апреля 1927 г. (протокол № 7 1927 г.) ' Пленум Верховного суда РСФСР указал: «Примечание к ст. 404 ГК в редакции от 27 декабря 1926 г. отнюдь не имеет в виду словами «помимо общих оснований приостановления и продления сроков давности (ст. ст. 48 и 49)» изменить смысл этих статей, а лишь подтвердить, почему разъяснение Пленума Верховного суда РСФСР от 16 ноября 1925 г. сохраняет полную силу». Это же последнее разъяснение указывало, что «к давностному сроку по ст. 404 ГК прим., как специальному (в то время годичному) давностному сроку, ст. 49 об удлинении срока неприменима» 2. Таким образом, Пленум Верховного суда РСФСР признал недопустимым ни приостановление по общим основаниям течения давностного срока по ст. 404, прим., ни продление этого срока.
На иную точку зрения встал Верховный суд УССР: исходя из точного смысла прим. к ст. 404, Верховный суд УССР применял к искам, предъявлявшимся трудящимися по ст. 404 к госорганам, как ст. 48, так и ст. 49 ГК 3.
В 1940 году на ту же точку зрения встал Верховный суд СССР. Поворотным пунктом явилось определение Судебной коллегии Верховного суда СССР по делу № 716—1940 г.4 Лупырьевой, в котором Судебная коллегия признала, что к искам, предъявляемым к госорганам по ст. 404, применимо продление срока давности по ст. 49 ГК. Ряд других определений Судебной коллегии также исходит из того, чго к искам, предъявляемым к госорганам по ст. 404, кроме особого основания приостановления течения давностного срока, установленного примечанием к той же статье, применяются как приостановление течения давностного срока по ст. 47 ГК, так и продление его по ст. 49 ГК.
3. Иногда возникал вопрос, может ли потерпевший, пропустивший срок предъявления иска, установленный прим. к ст. 404, предъявить к предприятию с повышенной опасностью иск по ст. 403, если есть налицо условия ответственности по ст. 403.
На этот вопрос следует ответить отрицательно. Ответственность предприятий с повышенной опасностью регулируется ст. 404 как в том случае, когда вред причинен источником повышенной опасности без вины работников предприятия, так и в том случае, когда вред причинен источником повышенной опасности п о в и н е работников предприятия. Предъявление требования о возмещении такого вреда по ст. 403 исключается. Ответственность по ст. 404 обременяет государственное предприятие с повышенной опасностью лишь в течение срока, установленного прим. к ст. 404.
1 См. «Судебная практика Верховного суда РСФСР» 1927 г. № 7.
2 Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, изаанных за время с 1923 г. до 1 января 1929 г., М., Юриздат, 1930, стр. 105.
3 Примечание к ст. 404 отменено в УССР в 1929 г.
4 Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР J940 г., стр. 230.

>>>203>>>
ГЛАВА XV. СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРНОЙ И ВНЕДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
1. Представленные в предшествующих главах условия ответственности за так называемый внедоговорный вред не тождественны с условиями ответственности за вред, причиненный неисполнением обязательства.
A. В числе оснований к освобождению от ответственности за вред, причиненный неисполнением обязательства, фигурирует доказанная должником невозможность исполнения, причинно обусловленная умышленным или неосторожным действием кредитора (ст. 118 ГК). Практика Государственного арбитража при Совете Министров СССР в случаях наличия умысла или неосторожности кредитора не всегда полностью освобождает должника от ответственности за неисполнение обязательства. Здесь также развилось некоторое понятие «смешанной ответственности». Для признания такой «смешанной ответственности», так же как и для освобождения должника от ответственности, достаточно хотя бы и легкой неосторожности кредитора. Основанием к освобождению от ответственности за внедоговорный вред или для «смешанной ответственности» за такой вред служит наряду с умыслом только грубая неосторожность (небрежность) потерпевшего (ст. ст. 403, 404 ГК).
Б. Ответственность за вред, причиненный неисполнением договора несколькими должниками, предполагается долевой (ст. 115 ГК). Ответственность нескольких лиц, совместно причинивших вред, есть, кроме случая, предусмотренного ст. 159 Кодекса торгового мореплавания, ответственность солидарная.
B. Не всегда совпадают сроки давности для предъявления исков о возмещении вреда, причиненного неисполнением обязательства, и исков о возмещении внедоговорного вреда. Для исков из договора перевозки, например, установлена шестимесячная давность (ст. 96 Устава железных дорог СССР; ст. 44 ГК РСФСР, абз. 2). Для исков же о возмещении вреда, причиненного железной дорогой как предприятием, деятельность которого связана с повышенной опасностью для окружающих, в РСФСР действует специальный двухгодичный срок давности, если вред

>>>204>>>
причинен гражданину, и срок в полтора года, если потерпевшим является социалистическая организация (ст. 44 ГК). В УССР действует общий годичный давностный срок.
2. До последнего времени практика Верховного суда СССР считала различными также и условия «договорной» и внедоговор-ной ответственности юридических лиц за действия рабочих и служащих. Договорная ответственность юридического лица за действия рабочих и служащих признавалась в соответствии с п. 2 ст. 119 ГК ответственностью за их вину. Ныне эта ответственность все чаще рассматривается в судебной практике и в юридической литературе как ответственность юридического лица за свою вину по ст. 118 ГК1.
В то же время ответственность юридического лица за причиненный рабочими и служащими внедоговорный вред до недавнего времени признавалась ответственностью юридического лица за вину органов в ненадлежащем выборе рабочих или служащих или в ненацлежащем осуществлении надзора за ними. Ныне, как указано выше (см. гл. VI), эта ответственность все чаще признается в судебной практике и в юридической литературе ответственностью юридического лица за вину рабочих или служащих, которая рассматривается как вина самого юридического лица. Таким образом, различие условий ответственности юридического лица за договорный, причиняемый рабочими и служащими и за причиняемый ими внедоговорный вред отпадает.
Из сказанного ясно, однако, что и ныне смешение «договорной» ответственности с ответственностью за внедоговорный вред в ряде случаев означает применение к одной из них режима, установленного законом для другой.
Ввиду этого Верховный суд СССР в постановлении от 10 июня 1943 г. разъяснил: «Правила статей 403—415 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик должны применяться судами лишь в тех случаях, когда взыскивается возмещение за вред, возникший вне договорных отношений. Если же причиненный истцу вред возник вследствие неисполнения обязательства, принятого на себя ответчиком по договору или возложенного на него в силу закона, то ответственность за вред должна определяться или в соответствии с условиями договора... или же по правилам того закона, который регулирует данное правоотношение».
Таким образом, если действие, причинившее вред, является неисполнением обязательства, возникшего из договора или из административного акта планирования, тэ к возмещению вреда ст. ст. 403 я ел. ГК применению не подлежат,
1 См гл VI, • ' ' '"

>>>205>>>
При этом следует заметить, что указание Пленума Верховного суда на то, что ст. ст. 403 и ел. ГК применимы лишь в случаях, когда «вред возник вне договорных отношений», терпит изъятие, вытекающее из постановлений закона об ответственности за причинение смерти или увечье. Вред, причиненный трудящемуся на предприятии, с которым он состоит в трудовых отношениях, не может быть признан вредом, возникшим «вне договорных отношений». Несоблюдение правил технической безопасности администрацией предприятия либо лицами, обязанными нести технический надзор, есть не только нарушение закона, нарушение обязанностей администрации в отношении государства, но и нарушение коллективного договора, а также и трудового договора с потерпевшим. Вред возникает именно в сфере действия этого последнего договора. Однако возмещение вреда регулируется в этих случаях ст. 413 ГК.
Однородно и положение, складывающееся при причинении вреда пассажиру транспортной организацией. В этих случаях причинение вреда есть и неисполнение транспортной организацией договора перевозки пассажиров. В частности, ст. 132 Кодекса торгового мореплавания, определяющая условия ответственности морского пароходства за смерть или повреждение здоровья пассажира, входит в состав главы V раздела В названного кодекса, озаглавленной «Договор морской перевозки». Однако во всех этих случаях подлежит применению ст. 414, установившая общее правило об ответственности за причинение смерти или повреждение здоровья лица, с которым ответственный за вред не состоит в трудовых отношениях.
Выше уже указано, что следует различать вред, причиненный нанимателю неисполнением обязанностей, вытекающих для трудящегося из трудового правоотношения, с одной стороны, и вред, причиненный трудящимся нанимателю «вне договорных отношений» — с другой, равно как и вред, причиненный колхозником колхозу или иной кооперативной организации членом этой организации нарушением обязанностей, вытекающих из членства, и вред, причиненный колхозу или иной кооперативной организации членами этих организаций, независимо от нарушений обязанностей, вытекающих из членства. Только в последнем случае причинения вреда могут получать применение постановления гл. XIII раздела «Обязательства из причинения вреда» советских гражданских кодексов.
Нельзя, однако, не заметить, что судебная практика склонна сближать как имущественную ответственность рабочих и служащих за вред, причиненный нанимателю, так и ответственность колхозников за вред, причиненный колхозу, с ответственностью по ст. 403 ГК, не проЕодя достаточно четко указанного различия.

>>>206>>>
Об этом свидетельствует, в частности, п. 14 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г., где всякая ответственность за недостачу товаров приравнивается к ответственности за хищение и злоупотребление ими, а также положения постановления Пленума Верховного суда СССР от 5 мая 1950 г., где ответственность за вред, причиненный колхозником колхозу «неправильными действиями или упущениями в работе» прямо признается ответственностью по ст. 403.
ЛИТЕРАТУРА
а) Руководящая
Маркс, Капитал т. I.
Маркс и Энгельс, Манифест Коммунистической Партии. Энгельс, Диалектика природы. Энгельс, Анти-Дюринг. Энгельс, Людвиг Фейербах.
Ленин, Материализм и эмпириокритицизм, Соч., изд. 4-е, т. 14. Ленин, Философские тетради, ОГИЗ, 1947.
Ленин, Экономическое содержание народничества, Соч., изд. 4-е, т. 1. Ленин, Эра реформ, Соч., изд. 4-е, т. 6.
Ленин, Первоначальный набросок статьи «Очередные задачи советской власти», Соч., изд. 3-е, т. XXII.
Ленин, XI съезд РКП(б), Соч., изд. 3-е, т. XXVII.
Ленин, Письмо к Н. Е. Семашко, Соч., изд. 3-е, т. XXIX, стр. 409.
Ленин, Письмо Б. А. Богданову о волоките по изготовлению плугов Фаулера, УШ^Ленинский сборник.
Ленин, Речь на 4-й сессии ВПИК IX созыва, Соч., изд. 3-е, т. XXVII-
Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, 1950.
Сталин, О диалектическом и историческом материализме, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, Отчетный доклад XVII съезду партии, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, Отчетный доклад на XVIII съезде партии, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, Речь в Кремлевском дворце на приеме академиков Красной Армии, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, «Фабричное» законодательство и пролетарская борьба, Соч., т. 1.
Сталин, Итоги первой пятилетки, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, О правом уклоне в ВКП(б), Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Сталин, Новая обстановка — новые задачи хозяйственного строительства, Вопросы ленинизма, изд. 11-е.
Молотов, В борьбе за социализм (речи и статьи), Партиздат, 1935.
б) Специальная
А. Я. Вышинский, Теория судебных доказательств в советском праве, М., Юриздат, 1950.

>>>207>>>
А. Я. Вышинский, XVIII съезд ВКП(б) и задачи науки социалистического права — «Советское государство и право» 1939 г. № 3.
М. М. Агар ко в, Обязательство по советскому гражданскому праву, М., Юриздат, 1940.
М. М. А г а р к о в, Обязательства из причинения вреда — «Проблемы социалистического права» 1939 г. № 3.
М. М. А г а р к о в, К вопросу о договорной ответственности, Сборник «Вопросы советского гражданского права», М., изд. Академии наук СССР, 1945.
М. М. А г а р к о в, Вина потерпевшего в обязательствах из причинения вреда — «Советское государство и право» 1940 г. № 3.
Н. Г. Александров, Юридическая норма и правоотношение, М., 1947.
Б. С. Антимонов, К вопросу о понятии и значении причинной связи в гражданском праве — Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук (1—6 июля 1946 г.), М., Юриздат, 1947.
Б. С. Антимонов, Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении, М„ Юриздат, 1950.
С. Н. Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, М., Юриздат, 1947, гл. II.
С. Н. Братусь, О соотношении гражданской правоспособности и субъективных прав —¦ «Советское государство и право» 1941 г. № 8.
С. Н. Братусь, Субъекты гражданского права, гл. I, M., Юриздат, 1950. j I
М. О. Б а р у, Возмещение вреда в колхозе, Ученые записки Харьковского юридического института, 1939, вып. 1.
А. В. Венедиктов, Договорная дисциплина в промышленности, изд. Леноблисполкома и Ленсовета, 1935.
«Гражданское и торговое право капиталистических стран», гл. 29, § 1, М., Юриздат, 1949.
«Гражданский процесс», учебник для юридических институтов и юридических факультетов университетов под ред. С. Н. Абрамова, гл. XI, § 6.
A. И. Денисов, Теория государства и права, М., Юриздат, 1948.
С. Н. Л а н д к о ф, Новая категория обязательств в советском гражданском праве —«Юридический сборник Киевского государственного университета имени Шевченко», Киев, 1948.
Л. Майданик, Регрессные иски профсоюзов и иски потерпевших к предприятиям, М., Профиздат, 1946.
Я. М. М а г а з и н е р, Ответственность государственного учреждения за вред, причиненный его должностным лицом — Ученые записки Свердловского юридического института, 1945.
И. Б. Новицкий и Л. А. Л у н ц, Общее учение об обязательстве, М., Юриздат, 1950.
B. К- Р а й х е р, Общественно-исторические типы страхования, изд. Академии наук СССР, 1Э48.
B. К. Р а й х е р, Абсолютные и относительные права, «Известия экономического факультета Ленинградского политехническою института», 1928.
C. С. Студеникин, «Советское административное право», учебник для юридических школ, М., Юриздат, 1949, гл. VII.
С. С. Студеникин, «Советское административное право», учебник для юридических высших учебных заведений, Юриздат, 1950.

>>>208>>>
«Теория государства и права», учебник для вузов, составленный коллективом авторов института права Академии наук СССР, М., Юриздат, 1949, гл. XII, § 6.
«Трудовое право», учебник для юридических институтов и юридических факультетов университетов под ред. проф. Н. Г. Александрова, М., Юриздат, 1949, гл. XIII.
В. С. Тадевосян, Ответственность родителей за вред, причиненный детьми — «Советское государство и право» 1944 г. № 4.
Е. А. Ф л е й ш и ц, Ответственность государства за вред, причиняемый должностными лицами — Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук (1—6 июля 1946 г.), М., Юриздат, 1947.
Е. А. Ф л е й ш и ц, Ответственность государственных органов за имущественный вред, причиненный должностными лицами, М., Юриздат, 1948.
Е. А. Ф л е й ш и ц, Обязательства из причинения вреда, сборник «Советское гражданское право в период Великой Отечественной войны», т. I, Юриздат, 1948.
X. И. Шварц, Значение вины в обязательствах из причинения вреда, М., Юриздат, 1939.
К- К. Я и ч к о в, Ответственность родителей за причиненный детьми вред — «Социалистическая законность» 1949 г. № 6.

>>>209>>>
Часть II. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ТАК НАЗЫВАЕМОГО НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ
ГЛАВА XVI. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ТАК НАЗЫВАЕМОГО НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ
§ 1. Общие положения
1. Общее положение об обязательствах из неосновательного обогащения установлено в ст. 399 ГК РСФСР: «Обогатившийся за счет другого без достаточного установленного законом или договором основания обязан возвратить неосновательно полученное. Обязанность возврата наступает и тогда, когда основание обогащения отпадает впоследствии».
В литературе советского гражданского права неоднократно указывали на несоответствие термина «обязательство из неосновательного обогащения» экономическим отношениям социалистического общества, а следовательно, и основным началам советского социалистического гражданского права, которые находят себе выражение в каждом из его институтов.
Слово «обогащение» связано с отношениями, основанными на частной собственности. Всякое обогащение в обществе, основанном на частной собственности, есть обогащение за счет другого. В его основе всегда лежит присвоение чужого неоплаченного труда. «Капиталист обогащается... пропорционально количеству той чужой рабочей силы, которую он высасывает, и тому отречению от всех жизненных благ, которое он навязывает рабочим» '.
Такое обогащение, с точки зрения права капиталистических стран, является «нормальным», «основательным». «Нормальным» признается в праве капиталистических стран и обогащение капиталистов за счет трудящихся на основе множества сделок, при помощи которых реализуется присвоенная капиталистом прибавочная стоимость.
1 Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1949, стр. 599. ¦\ 4 Флейшиц

>>>210>>>
В период империализма критерии «основательности» обогащения устанавливает в капиталистических странах монополистический капитал. На службе монополиям законодательство и суды империалистических стран легализировали в дополнение к существовавшим ранее бесчисленное множество новых проделок и мошенничеств, при помощи которых, как указывает Ленин, «гигантский прогресс человечества... идет на пользу спекулянтам»4: соглашения монополистических организаций о поддержании цен на высоком уровне, лишающие трудящихся возможности удовлетворять те или иные потребности; соглашения об ухудшении качества продукции; об изъятии из продажи продукции более высокого качества для того, чтобы она не вытесняла продукцию, уже завоевавшую рынок; о сокращении срока службы определенных товаров в целях сбыта их в больших количествах и т. п.
Одним из способов прикрыть эксплоататорский характер «нормального» обогащения в капиталистическом обществе является противопоставление ему «ненормального», «неосновательного» обогащения. «Неосновательным» обогащением признаются те случаи извлечения выгод за счет другого лица, которые, нарушая «нормальные» хозяйственные связи капиталистического общества, противоречат узаконенным способам наживы за счет другого: уплата по ошибке несуществующего долга, уплата долга сверх его действительной суммы и т. п.
В отчетном докладе XVII съезду партии, разъясняя принципиальное отличие лозунга: «сделать всех колхозников зажиточными», от антисоветского лозунга: «обогащайтесь», товарищ Сталин вскрыл сущность обогащения: «во-первых, обогащаться могут только отдельные лица или группы... во-вторых, обогащаются отдельные лица или группы для того, чтобы подчинить себе остальных людей и эксплоатировать их»2.
В СССР на основе безраздельного господства социалистической системы хозяйства и социалистической собственности уничтожена эксплоатация человека человеком. Хозяйственная жизнь в СССР определяется и направляется народнохозяйственным планом в интересах увеличения общественного богатства и неуклонного подъема материального и культурного уровня жизни граждан. Этот подъем означает и развитие личной собственности граждан, производной от социалистической собственности и служащей одним из основных условий развития личности каждого гражданина в соответствии с интересами социалистического общества. Поэтому в СССР невозможно обогащение одного лица за счет другого. Следовательно, нет почвы и для противопоставления основательного и неосновательного обогащения одного лица за счет другого.
1 Лен ян, Соч., изд. 3-е, т. XIX, стр. 90.
2 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 472.

>>>211>>>
Отсюда ясно, что термин: «обязательства из неосновательного обогащения» употребляется в ГК РСФСР и в ГК других союзных республик в специальном, юридико-техническом значении. Тем не менее по указанным выше соображениям невозможно обосновать его дальнейшее сохранение в советском законодательстве. В юридической литературе не раз указывали, что он должен быть заменен другим термином: «неосновательное приобретение» или «неосновательное получение имущества».
2. Неосновательным обогащением в смысле ст. 399 ГК является приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого без достаточного установленного законом или договором основания.
Примерами неосновательного обогащения являются:
а) акцепт и оплата покупателем платежного требования по товару, не подлежавшему поставке по договору, — сумма, уплаченная покупателем, составляет неосновательное обогащение поставщика;
б) акцепт и оплата покупателем платежного требования, выписанного с превышением цены товара, указанной в договоре, — сумма, излишне уплаченная покупателем, составляет неосновательное обогащение поставщика;
в) исполнение банком платежного распоряжения, выписанного плательщиком по однажды уже оплаченному товару;
г) оплата одним из жильцов квартиры счета за коммунальные услуги сверх части, причитающейся с него по раскладке, — сумма, равная излишне уплаченной этим жильцом, которую сберегли остальные жильцы, составляет их неосновательное обогащение;
3. Из сказанного в п. 2 видно, что во всех случаях неосновательного обогащения взаимообусловлены приобретение или сбережение имущества одним лицом (обогатившимся) и потеря (израсходование) имущества другим лицом (потерпевшим). Это и значит, что обогащение одного лица возникает за счет другого.
а) Приобретение имущества может заключаться в приобретении права собственности на вещи или деньги, в улучшении, повышении качества, а значит, и стоимости вещей, в приобретении права требования к потерпевшему или к другому лицу, в принятии услуг.
Во всяком случае, о приобретении имущества можно говорить только в случаях, когда у обогатившегося возникло то или иное имущественное право. Поступление вещей в фактическое владение не составляет обогащения владельца в смысле ст. 399 ГК-
Сбережение имущества имеет место, если одно лицо исполнило обязательство другого, приняло на себя обязательство в пользу другого или вместо другого, отказалось от права требования к другому, произвело расходы, которые при нормальном по-
14*

>>>212>>>
ложении дела должен был бы произвести обогатившийся. Сбережение может возникнуть на почве пользования чужой вещью: сберегаются расходы, которые должны были бы быть произведены, если бы не было пользования данной вещью, например, для оплаты пользования другой вещью такого же рода, и т. п.
Во всяком случае сбережение имущества является обогащением в смысле ст. 399 только в том случае, если имущество данного лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось.
Поэтому неисполнение обязательства не является сбережением имущества должником. Неисполнение обязательства не есть способ его прекращения. Обязательство должно быть исполнено. При определенных условиях должник обязан возместить и убытки, причиненные его неисправностью. Во всяком Случае, имущество должника должно уменьшиться в дальнейшем.
б) Уменьшение имущества потерпевшего может заключаться в том, что какое-нибудь его право перешло к обогатившемуся, прекратилось в интересах обогатившегося (в частности, в случае отказа от требования); что какое-нибудь обязательство потерпевшего возникло в интересах обогатившегося (потерпевший принял на себя обязательство перед обогатившимся или в его интересах перед третьим лицом). Уменьшение имущества потерпевшего может заключаться и в том, что он произвел расходы, которые при нормальном положении дела должен был бы произвести обогатившийся, или в том, что обогатившийся пользовался безвозмездно какой-нибудь вещью потерпевшего, следствием чего я%ился известный износ вещи и т. п.
Не следует думать, будто между уменьшением имущества потерпевшего и увеличением имущества обогатившегося есть причинная связь. То и другое — уменьшение имущества потерпевшего и увеличение имущества обогатившегося — являются нераздельным результатом определенного действия или события.
§ 2. Понятие «достаточного основания» так называемого обогащения за счет другого
1. Чаще всего неосновательное обогащение является результатом действий потерпевшего: он уплатил, хотя платеж с него не причитался, он уплатил больше чем с него причиталось или он ошибочно признал свой долг потерпевшему, и т. п.
Неосновательное обогащение может быть результатом действий обогатившегося: например, одна из двух организаций, хранящих уголь в одном и том же складе, пользуется по недоразумению углем другой. Но обогатившийся может и не принимать участия в действиях потерпевшего, даже не знать о них: например, поставщик не знает, что покупатель дал банку платежное распоряжение по товару, уже однажды оплаченному, и узнает

>>>213>>>
о вторичном платеже тогда, когда соответствующая сумма уже зачислена на его расчетный счет. В этих случаях неосновательное обогащение возникает из сделки потерпевшего с третьим лицом: банком, производящим оплату платежного требования.
Возможны и случаи, когда неосновательное обогащение является результатом действий обеих сторон: обогатившийся принимает непосредственно ему производимую уплату не существующего в действительности долга.
Неосновательное обогащение может быть результатом только действий третьего лица: например, если банк произвел перечисление денег с превышением суммы, указанной в распоряжении плательщика.
Оно может возникнуть и из события, не связанного с чьей-либо волю: например, случайное смешение вещей, ставших нераздельными, причем одна из вещей является главной, и потому не может возникнуть общая собственность (см. ниже, гл. XVI).
Прямое перемещение ценностей от потерпевшего к обогатившемуся, — в частности, при посредстве представителей той или другой стороны, — в юридической литературе называют иногда непосредственным неосновательным обогащением.
Неосновательное обогащение посредством сделки потерпевшего с третьим лицом называют посредственным неосновательным обогащением. ˜
Ни судебная, ни арбитражная практика не проводят различия между непосредственным и посредственным неосновательным обогащением.
2. Является ли неосновательное обогащение противоправным? Точнее, возникает ли неосновательное обогащение, порождаемое действиями сторон, только при наличии противоправности этих действий или оно может возникнуть, несмотря на правомерность поведения обеих сторон?
В литературе высказаны по этому вопросу не вполне одинаковые взгляды. В. А. Рясенцев считает одним из «признаков» обязательств из неосновательного обогащения «внешне' правомерный характер сделанного приобретения или сбережения» '.
1 В. А. Рясенцев, Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве — Ученые записки Московского государственного университета, 1949, вып. 114, стр. 89.
В. А. Рясенцев приводит такие примеры неосновательного обогащения: «учреждение, арендующее гараж совместно с другой организацией, использовало по ошибке или намеренно (разрядка моя. — Е. Ф.) чужую машину». Или: «после отъезда домохозяина в длительную командировку один из жильцов его дома поселяется без разрешения в его комнате» (назв. соч., стр. 97).
В этих примерах фигурируют только противоправные действия, но притом как противоправные действия, совершенные виновно, так и противоправ-

<< Предыдущая

стр. 8
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>