стр. 1
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ББК 67.71
П 78
Издание подготовлено при финансовой поддержке
Международного фонда
германского правового сотрудничества
Проблемы исполнения судебных решений: Сборник статей / Редкол.: С.П. Гришин (отв.ред.), В.Е. Гущев, В.М. Мешков. - Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2000. - Вып.1. - 148 с.
Сборник статей сформирован по материалам выступлений авторов на семинаре "Проблемы исполнения судебных решений", который проходил в Нижегородской правовой академии 5-6 октября 1999 года.
Адресуется работникам органов юстиции, студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов и факультетов.
Редакционная коллегия:
С.П.Гришин (отв.ред.), В.Е.Гущев, М.В.Мешков
Рецензент:
Первый заместитель руководителя Департамента законодательства о государственной безопасности и правоохранительной деятельности Министерства юстиции России государственный советник юстиции II класса, профессор Российской правовой академии В.В.Мартынова
ISBN 5-8263-0005-1
© Нижегородская правовая академия, 2000

Проблемы исполнения судебных решений:
· Предисловие
· М.В.Мешков. Система принудительного исполнения судебных актов: основы законодательства, проблемы и перспективы
· Ю.Л.Мареев. О процессуальных гарантиях исполнения судебных актов
· Д.Х.Валеев. Возможность участия прокурора, органов государственного управления и местного самоуправления в исполнительном производстве
· Н.М.Коршунов, И.Ю.Аккуратов. Муниципальная собственность как объект взыскания
· S.Lammich. Bekmpfung der Organisierten Kriminalitt in Deutschland. Massnahmen zur Abschpfung des kriminell erlangten Gewinns.
· З.Ламмих. Борьба с организованной преступностью в Германии. Меры, направленные на изъятие преступной прибыли (перевод Л.Б.Обиденой)
· Ф.И.Юсупов. Исполнительский сбор как мера воздействия на должника
· Ш.А.Тенишев. Проблемы исполнения судебных решений о признании недействительной государственной регистрации юридического лица
· R.Napierala. berlick ber das deutsch Zwrangsvollstreckungsrecht
· Р.Напиерала. Исполнение судебных решений по гражданским делам по законодательству Германии (прервод Ю.Л.Мареева)
· В.В.Аврамцев. Психологическая характеристика профессиональной деятельности и личности судебного пристава
· С.Ю.Журавлев. Тактико-специальные аспекты деятельности судебного пристава
· Н.Н.Ковтун. Обеспечение установленного порядка деятельности судов: реалии и перспективы
· Н.В.Макарейко. Некоторые вопросы исполнения постановлений о наложении административных взысканий
· М.П.Поляков. Служба судебных приставов как орган дознания
· Н.Н.Ковтун, Л.В.Мищенко. Оперативно-розыскное обеспечение службы судебных приставов: формы и методы деятельности
· В.И.Шаров. Проблемы правового регулирования применения технических средств службой судебных приставов
· Сведения об авторах

ПРЕДИСЛОВИЕ
5 и 6 октября 1999 года в Нижегородской правовой академии состоялся научно-практический семинар на тему: "Проблемы исполнения судебных решений"*. В его работе приняли участие ученые и практикующие юристы из Москвы, Кирова, Казани, Нижнего Новгорода, Чебоксар, ряда других городов Волго-Вятского территориально-экономического региона России.
_______________
* Информационное сообщение о семинаре см.: Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. - 1999. - N 11. - С.12.
Благодаря усилиям Международного фонда германского правового сотрудничества в работе семинара принял участие судья Верховного суда земли Северный Рейн-Вестфалия Райнер Напиерала, обстоятельную статью прислал Зигфрид Ламмих, научный сотрудник Института зарубежного и международного уголовного права им. Макса Планка из г.Фрайбурга. Мы посчитали возможным и выступление, и статью дать на немецком языке, сопроводив их в одном случае полным, а в другом - аннотированным переводами.
На семинаре работали две секции: одна объединяла специалистов в области исполнительного производства, в другой - обсуждались проблемные вопросы, стоящие перед подразделениями судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов. Именно поэтому наш сборник можно условно поделить на две части. Условно потому, что в отдельных статьях говорится и о проблемах исполнительного производства, и о проблемах организации работы судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности суда. Порядок расположения статей в сборнике в основном соответствует порядку выступлений авторов и программе семинара.
Открывает сборник статья М.В.Мешкова. Через призму полномочий федеральной власти и прав субъектов Федерации в сфере исполнительного производства анализируются проблемы и перспективы этого института. Глубокое знание вопросов организации и деятельности службы судебных приставов позволяет автору предлагать научно обоснованные, хорошо сформулированные варианты их решения. Заслуживают внимания предложения по изданию Минюстом России ведомственных нормативных актов по вопросам исполнительного производства, совершенствованию структуры и организация деятельности Департамента судебных приставов Министерства юстиции России. Особый интерес представляют предложения о перспективах развития службы, о необходимости учета положительного опыта работы аналогичных структур в других странах, о расширении компетенции службы судебных приставов за счет представления ей полномочий органа дознания по делам о преступлениях, предусмотренных ст.297, 298, 311, 312 и 315 УК РФ.
По мнению Ю.Л.Мареева, исполнительное производство занимает особое место в гражданском процессе, которое позволяет считать его относительно самостоятельным гражданско-процессуальным институтом. При этом гарантии исполнения судебных актов имеют различную отраслевую принадлежность и различное содержание. Наряду с анализом Гражданского процессуального кодекса и особенно Федерального закона "Об исполнительном производстве", автор счел необходимым рассмотреть уголовно-правовые и административно-правовые гарантии исполнения судебных актов по делам, вытекающим из гражданско-правовых отношений. На примере конкретных исполнительных действий анализируются проблемные вопросы исполнительного производства, рассматриваются меры, обеспечивающие защиту прав участников исполнительного производства, даются рекомендации по процедуре исполнения судебных решений.
Проблемные вопросы участия в исполнительном производстве прокурора, органов государственного управления и местного самоуправления рассматриваются Д.Х.Валеевым. Автор делает вывод о необходимости предоставить прокурору в исполнительном производстве права, аналогичные правам сторон, а также предусмотреть для него возможность участия в исполнительном производстве в двух формах - форме возбуждения исполнительного производства, и в форме вступления в исполнительное производство. Предлагается, кроме этого, закрепить в законе возможность участия в исполнительном производстве органам государственного управления и органам местного самоуправления.
Обстоятельно рассмотрены вопросы муниципальной собственности как объекта взыскания в статье Н.М.Коршунова и Н.Ю.Аккуратова. Вниманию читателя предлагаются нормативно-правовая база и механизм формирования муниципальной собственности, состав ее объектов и их правовой режим, различия в имущественной ответственности муниципального образования и созданных им унитарных предприятий и муниципальных учреждений.
Большой интерес у аудитории вызвало выступление на семинаре судьи Верховного Суда земли Северный Рейн-Вестфалия Райнера Напиералы. Он подробно рассказал о процедуре исполнения судебных решений по гражданским делам в Федеративной Республике Германии, о тех проблемах, которые возникают перед органами исполнения судебных решений по делам, возникающим из гражданских правоотношений. В перечне вопросов, о которых шла речь в его выступлении на семинаре, были проблемы исполнения решений о взыскании денежных сумм, изъятие предметов у должника и передача их взыскателю, о мерах принудительного исполнения этих действий со стороны должника либо запрет свершения определенных действий и ряд других.
Комплексно, с позиций анализа закона и сложившейся практики рассматривает проблему исполнительного сбора Ф.И.Юсупов. Автор видит в нем не только меру ответственности за несвоевременное исполнение судебного решения, но и средство предупреждения правонарушений в будущем. Перспектива дополнительных имущественных обременений серьезно меняет отношение должника к своевременному исполнению судебного решения. В статье совершенно справедливо осуждается существующая практика двойного стандарта в решениях судов общей юрисдикции, суть которой заключается в том, что недостаток денежных средств у небюджетных организаций не признается уважительной причиной для отсрочки исполнения обязательств, а для государственных и муниципальных учреждений эта причина позволяет отменять постановления о взыскании исполнительного сбора. Представляются убедительными и заслуживающими внимания выводы, которые сделаны автором в завершение статьи.
На конкретных примерах из судебной практики рассматривает проблемы исполнения судебных решений о признании недействительной государственной регистрации юридического лица Ш.А.Тенишев. Пробелы в действующем законодательстве по этому вопросу столь серьезны, что без внесения дополнений в Гражданский кодекс проблемы не разрешить. Так, например, в закон необходимо ввести норму, согласно которой признание судом недействительной государственной регистрации юридических лиц должно влечь за собой обязанность учредителей "в течение определенного срока сформулировать ликвидационную комиссию и произвести ликвидационные процедуры". В работе содержатся и другие представляющие интерес суждения по совершенствованию гражданского законодательства.
В статье, представленной научным сотрудником Института зарубежного и международного уголовного права им.Макса Планка из г.Фрайбурга (Германия) Зигфридом Ламмихом, речь идет о борьбе с организованной преступностью в Германии и мерах по изъятию преступной прибыли от фальшивомонетничества, торговли наркотиками, оружием, людьми и т.д. Возникающие в этой связи конфискационные отношения рассматриваются З.Ламмихом, с одной стороны, в аспекте соблюдения конституционных прав и свобод граждан, с другой - в обеспечении надежных гарантий правосудия. Думается, для российского законодателя может быть полезен опыт, о котором пишет доктор Ламмих в связи с изменениями, внесенными в 1998 году в Закон ФРГ "О выявлении доходов, полученных в результате тяжких преступлений" (25.10.93).
Статья В.В.Аврамцева раскрывает суть психологической характеристики деятельности и личности судебного пристава. К числу наиболее значимых характеристик автор относит нормативную регламентацию, властный характер профессиональных полномочий, повышенную стрессогенность, высокий уровень личной ответственности. В перечне психологических качеств, обеспечивающих эффективность профессиональной деятельности судебного пристава, названы особенности внимания и наблюдательность, профессионально важные эмоциональные и волевые качества, интеллектуальные характеристики, коммуникативные способности, моторные качества.
О тактико-специальных аспектах деятельности судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов пишет С.Ю.Журавлев. На конкретных примерах в статье рассматриваются тактические приемы и методы обеспечения порядка в судебном заседании и в здании суда, при производстве исполнительных действий и в ходе транспортировки материалов уголовного дела и вещественных доказательств к месту проведения судебного процесса, других ситуациях, связанных с исполнением судебным приставом, обеспечивающим установленный порядок деятельности суда, своих функциональных обязанностей. Практический интерес представляют рекомендации по профессиональной подготовке судебного пристава, по выработке навыков и умений ведения диалога с правонарушителем, контроль над психоэмоциональной сферой своих оппонентов и т.д.
О сложностях становления и развития службы судебных приставов и, главным образом, подразделений по обеспечению установленного порядка деятельности судов рассуждает Н.Н.Ковтун. И в выступлении на семинаре, и в статье все основные трудности становления службы судебных приставов он связывает с отсутствием реального бюджетного финансирования и материально-технического обеспечения вновь создаваемых подразделений. Разрешение создавшейся ситуации, по мнению автора, возможно в том случае, если главному судебному приставу субъекта Федерации будет предоставлено право использовать часть средств от исполнительского сбора на финансовое обеспечение службы судебных приставов.
Некоторые вопросы исполнения постановлений о наложении административных взысканий рассмотрены в одноименной статье Н.В.Макарейко. К числу таких вопросов он относит настоятельную необходимость разработки основ административно-процессуального законодательства, создание специализированных административных судов, возложение контроля за исполнением решений о наложении административных взысканий на органы административной юрисдикции, а в отдельных случаях и на службу судебных приставов, ряд других проблем, решение которых позволит реформировать исполнительное производство в сфере административных правоотношений.
Попытку представить службу судебных приставов в качестве органа дознания предпринял М.П.Поляков. На примере становления и развития таких органов дознания, как налоговая полиция и таможенная служба, автор анализирует pro и сontra службы судебных приставов как органа дознания. Причем большинство аргументов приведено в пользу того, чтобы законодатель наделил эту службу необходимыми полномочиями по проведению дознания. Теоретический и практический интерес, представляют суждения М.П.Полякова о создании на базе подразделений судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов судебной полиции. Насколько вещим окажется предположение автора о том, что судебные приставы-обеспечители и судебные приставы-исполнители не будут существовать вместе, покажет время.
На вопрос, каким должно быть оперативно-розыскное обеспечение службы судебных приставов, отвечают Н.Н.Ковтун и А.В.Мищенко. Авторы высказывают интересные суждения по характеристике субъекта оперативно-розыскной деятельности, предмета оперативно-розыскной работы службы судебных приставов, нормативной базе и направлениям взаимодействия с оперативными аппаратами ГУИН, ФСБ, Федеральных органов налоговой полиции, таможенных органов и органов милиции.
В статье В.И.Шарова обсуждаются проблемы совершенствования нормативной базы применения технических средств службой судебных приставов. По мысли автора, в Законе "О судебных приставах" необходимо сформулировать общие условия применения технических средств, четче обозначить границы допустимого при их применении, а также разработать ведомственный нормативный акт, содержащий инструкцию по применению средств активного воздействия на правонарушителей.
Однако не все предложения, высказанные авторами, могут быть приняты. Некоторые из них носят откровенно дискуссионный характер, другие возможно применять только после внесения соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство. Вместе с тем, целый ряд практических советов и рекомендаций по совершенствованию исполнительного производства и обеспечению порядка деятельности судов найдет применение в повседневной деятельности судебных приставов.
Ответственный редактор
С.П.Гришин

М.В.Мешков
Система принудительного исполнения судебных актов: основы законодательства, проблемы и перспективы

Принятие федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" повлекло за собой необходимость существенного обновления нормативно-правовой базы исполнительного производства. Необходимым условием эффективного решения данной проблемы является точное определение смысла и содержания положений закона, касающихся структуры законодательства об исполнительном производстве. Или, иначе говоря, определение видов правовых актов, содержанием которых могут (и, что не менее важно, не могут) являться нормы права, устанавливающие порядок и правила принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных законом органов.

Структура законодательства об исполнительном производстве
Для юридически точного ответа на вопрос об особенностях структуры законодательства об исполнительном производстве принципиально важное практическое значение приобретает правильное понимание положений Федерального закона "Об исполнительном производстве", изложенных в ст.2 данного законодательного акта - "Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве", из которого следует, что законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве состоит из данного федерального закона, Федерального закона "О судебных приставах" и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов (п.1), а также нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации (п.2) и международных договоров Российской Федерации (п.3).
Здесь нельзя не обратить внимание на то, что в перечне правовых актов, отнесенных к законодательству об исполнительном производстве, не упоминаются правовые акты министерств и ведомств, в том числе и правовые акты органов и учреждений юстиции, в структуру которых входит служба судебных приставов, осуществляющая исполнительное производство.
Поэтому вполне закономерно возникает вопрос, означает ли это, что законодатель исключает возможность регулирования исполнительного производства посредством принятия соответствующих ведомственных актов?
Адекватный ответ на поставленный выше вопрос не позволяет ограничиться изучением положений одной лишь ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и требует обращения к ряду иных норм действующего законодательства, к теории права, нормотворческой и правоприменительной практике.
При таком подходе для уяснения смысла правовых предписаний, изложенных в ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве", прежде всего, необходимо определить, какие цели преследовал законодатель, формулируя положения данной статьи закона, какую правовую проблему он намеревался решить.
В данном случае вряд ли можно усомниться в том, что одной из целей было разграничение полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере принудительного исполнения судебных актов и актов других органов.
Необходимость разграничения компетенции Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в данном вопросе была вызвана следующими обстоятельствами.
Известно, что до принятия федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" основополагающие нормы права, регулирующие принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, были закреплены в ГПК РСФСР и относились к отрасли гражданского процессуального права, которая, согласно ст.71 Конституции Российской Федерации 1993 года, находится в ведении Российской Федерации.
На стадии подготовки проектов федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" не мог остаться без внимания тот факт, что принятие и вступление в силу указанных федеральных законов с неизбежностью повлечет за собой изменение места правовых норм, регулирующих исполнительное производство в системе российского права, поскольку подавляющее большинство таких правовых норм уже нельзя будет относить к отрасли гражданского процессуального права. А также то, что данное обстоятельство, в свою очередь, могло бы привести к тому, что сфера принудительного исполнения судебных актов и актов других органов была бы исключена из компетенции Российской Федерации и отошла к ведению субъектов Российской Федерации, так как ст.71 и 72 Конституции России не относят принудительное исполнение судебных актов и актов других органов ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению России и субъектов Федерации, а в этом случае, согласно положениям ст.73 Конституции, субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти в соответствующей сфере деятельности.
Подобное положение дел явно не соответствовало решению проблемы повышения эффективности деятельности по исполнению судебных решений и реформирования исполнительного производства. Чтобы не допустить подобного развития событий, п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" был сформулирован таким образом, что издание законодательных актов по вопросам принудительного исполнения судебных актов и актов других органов стало исключительной прерогативой Российской Федерации, поскольку в данной статье закона идет речь только о федеральных законах и нет упоминаний о соответствующих законодательных актах субъектов Российской Федерации.
Указанные обстоятельства дают основания полагать, что положения п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" направлены на решение проблемы разграничения полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в вопросах исполнительного производства и не имеют целью введение ограничений на принятие ведомственных правовых актов, необходимых для регулирования правовых проблем, возникающих в данной сфере государственной деятельности.
В обоснованности подобного подхода к пониманию положений п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" убеждает тот факт, что, как показала практика, именно так понимаемые цели законодателя были вполне оправданы, а его опасения до сих пор не лишены оснований. Наглядным примером тому является проект закона Республики Башкортостан "О судебных приставах", ставший предметом рассмотрения Законодательной палаты Государственного собрания Республики Башкортостан в октябре 1999 года. Текст проекта и его смысловое содержание в редакции, подготовленной к первому чтению, ярко иллюстрирует самые смелые негативные ожидания, которые можно было испытать на этот счет, и просто повергает в недоумение.
Содержание указанного проекта не только не способствует совершенствованию действующего законодательства, более того, представляет собой ярко выраженный юридический нонсенс, так как подавляющая часть его статей автоматически воспроизводит положения Федерального закона "О судебных приставах", а те 4-5 статей, в которых содержатся новые нормы, явно противоречат федеральному законодательству России. К счастью, данный проект получил отрицательную оценку Минюста России и большинства правоохранительных органов Республики Башкортостан, так что перспективы его дальнейшего движения не велики.
Тем не менее, сам факт существования проекта подобного рода объективно подтверждает обоснованность обозначенного выше подхода к пониманию смысла и содержания положений п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве", целью которых является разграничение полномочий в сфере исполнительного производства между субъектами Российской Федерации и органами власти федерального значения.
В правомерности подобного вывода убеждает также анализ правовой терминологии, используемой в тексте п.1 ст.2 указанного Федерального закона.
Обращение к понятийному аппарату данного законодательного акта, прежде всего, указывает на то, что в п.1 ст.2, применительно к исполнительному производству, речь идет не о нормативно-правовых актах, под которыми обычно понимаются все виды юридических актов (в том числе и акты министерств и ведомств - ведомственные акты), а о "законодательстве".
Отсюда, естественно, должен последовать вопрос о том, какие виды нормативных актов характеризуются понятием "законодательство"?
Ранее в советской теории права и юридической практике преобладала точка зрения, согласно которой понятием "законодательство" охватывалась вся система нормативно-правовых актов: Конституция; законы; указы Президиума Верховного Совета; постановления Совета Министров; совместные постановления ЦК КПСС, Совета Министров, ВЦСПС; акты местных органов власти и управления; правовые акты министерств и ведомств*.
_______________
* Гузнов А.Г., Кененов А.А., Рождественская Т.Э. Современный законодательный процесс: основные институты и понятия. - Смоленск, 1995. - С.57-58.
В настоящее время содержание данного понятия характеризуется несколько иначе. Понятием "законодательство" на данном этапе охватываются только нормативные правовые акты высших органов власти и управления.*
_______________
* Румянцев О.Г., Додонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь. - М., 1997 - С.106.
При таком понимании термина "законодательство", используемого в контексте ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве", с неизбежностью следует вывод о том, что в правовых предписаниях данной статьи, ведомственные правовые акты объективно не являются предметом внимания законодателя (поскольку не могут быть предметом его запрета или дозволения).
Это позволяет утверждать, что ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" нельзя рассматривать как норму, вводящую запрет на принятие ведомственных правовых актов по вопросам исполнительного производства.
Имея целью определение действительного смысла и содержания положений п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве", нельзя не принимать во внимание, что каждая норма права представляет собой только звено в общей цепи законодательства, соединена с другими нормами более или менее тесными логическими узами и только в этом соединении получает свое истинное освещение.*
_______________
* Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. - М., 1997. - С.53-56.
В этой связи, отвечая на поставленный выше вопрос, представляется необходимым обратиться к нормам законодательных актов, которые в соответствии с положениями указанной статьи закона относятся к законодательству Российской Федерации об исполнительном производстве и, прежде всего, к соответствующим положениям Федерального закона "О судебных приставах".
При этом не сложно найти еще одно подтверждение тому, что вывод о правомерности издания ведомственных актов по вопросам исполнительного производства достаточно обоснован, поскольку в соответствии со ст.2 Федерального закона "О судебных приставах", определяющей правовую основу деятельности судебных приставов, данным должностным лицам надлежит руководствоваться Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, Федеральным законом "Об исполнительном производстве" и иными федеральным законами, а также принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации.
Таким образом, в данной статье закона прямо подчеркивается право Министерства юстиции Российской Федерации принимать нормативные правовые акты по вопросам деятельности судебных приставов, в компетенцию которых, как известно, входит и осуществление исполнительного производства.
Весьма не лишним для уяснения порядка применения ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" является обращение к практике применения аналогичных по смыслу норм закона в других отраслях законодательства, например, уголовно-процессуального.
В соответствии со ст.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (Законодательство в уголовном судопроизводстве) порядок производства по уголовным делам на территории РСФСР определяется Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и издаваемыми в соответствии с ними другими законами Союза ССР и Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.
Как видно из данной нормы права, ведомственные правовые акты здесь также не упоминаются, однако данное обстоятельство не расценивается как запрет на принятие такого рода правовых актов, и к настоящему времени органами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, а также другими государственными органами принято более 100 ведомственных актов по вопросам уголовного судопроизводства*.
_______________
* См., например: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н.Кожевникова; научный ред. А.Я.Качанов. - 2-е изд. - М., 1997 - С.799.
Возвращаясь к положениям п.1 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве", не следует оставлять без внимания и тот факт, что отношение к данному положению закона как к норме права, исключающей ведомственные акты из нормативно-правовой базы исполнительного производства, было не только ошибкой в понимании требований закона, но и могло бы повлечь за собой ряд весьма негативных последствий.
Во-первых, пришлось бы признать недействующими все ведомственные акты (в том числе и принятые до вступления в силу Федерального закона "Об исполнительном производстве"), затрагивающие вопросы исполнительного производства. И, во-вторых, была бы исключена возможность урегулировать многие положения действующего законодательства с такой степенью конкретизации, которая необходима для их практического применения в сфере исполнительного производства.
Обоснованность вывода об отсутствии правовых препятствий для принятия ведомственных правовых актов по вопросам исполнительного производства подтверждает и тот факт, что ни в одном из известных ныне комментариев к Федеральному закону "Об исполнительном производстве"* не присутствует вывод о запрете на принятие ведомственных актов по вопросам исполнительного производства.
_______________
* См., например: Лесницкая Л.Ф. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве". - М., 1998. - С.88; Судебные приставы. Исполнительное производство / Сост. Ю.Н.Власов, А.П.Долина. - М., 1998. - С.168; Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "Об исполнительном производстве" / Под ред. М.К.Юкова и В.М.Шерстюка. - М., 1998. - С.240; Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" и к Федеральному закону "О судебных приставах". - М., 1999. - С.384.
Более того, специалисты, принимавшие непосредственное участие в подготовке Федерального закона "Об исполнительном производстве", например, Е.Н.Сидоренко (минюст России), Л.В.Белоусов (Высший Арбитражный Суд Российской Федерации) прямо указывают на необходимость издания подзаконных актов по вопросам исполнительного производства и конкретизируют свою мысль указанием на то, что "должна быть также разработана инструкция о применении Закона", имея в виду Федеральный закон "Об исполнительном производстве"*.
_______________
* См. Сидоренко Е.Н., Белоусов Л.В. Вступительный комментарий и Федеральные законы "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах". - М., 1998. - С.5-6.
Правомерность такой постановки вопроса подтверждается решением Коллегии Министерства юстиции Российской Федерации от 30 апреля 1997 года, предусматривающим переработку инструкции об исполнительном производстве.
Аналогичный вывод вытекает из анализа нормотворческой практики, поскольку со времени вступления в силу федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" было принято значительное количество ведомственных актов, регулирующих вопросы принудительного исполнения судебных актов и актов других органов (т.е. вопросы исполнительного производства).
Например, "Временная инструкция о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторская задолженность) при обращении взыскания на имущество организаций-должников" (утв. приказом Минюста России от 03.07.98 N 76); "Инструкция о порядке выполнения органами пограничного контроля Федеральной пограничной службы Российской Федерации поручений правоохранительных органов, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и службы судебных приставов" (утв. приказом Федеральной пограничной службы Российской Федерации от 26.05.98); "Перечень изменений и дополнений, вносимых в приказ МВД России" от 26 ноября 1996 года N 624, определяющий порядок снятия с учета автотранспорта, на который постановлением судебного пристава-исполнителя обращено взыскание по исполнительному производству (утв. приказом МВД России от 07.07.98 N 413), а также иные ведомственные акты.
Правомерность принятия ведомственных актов подобного рода, в том числе инструкции по применению Федерального закона "Об исполнительном производстве", подтверждается также позицией высших органов законодательной власти Российской Федерации и законотворческой практикой последнего времени, которая подтверждает законность и обоснованность издания инструкций по применению соответствующих федеральных законов и относит этот вопрос к компетенции федеральных министерств и ведомств.
Так, например, в ст.9 Федерального закона "О налоге на игорный бизнес" от 31 июля 1998 года N 142 ФЗ прямо сказано, что Инструкции по применению данного Федерального закона издаются Государственной налоговой службой Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации*.
_______________
* СЗ РФ. - 1998. - N 31. - Ст.3820.
Таким образом, правовой основой деятельности судебных приставов, в том числе и в сфере принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, следует считать совокупность нормативно-правовых актов, включающую в себя Конституцию Российской Федерации, федеральные законы (включая конституционные), нормативные правовые акты Президента и Правительства Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации, правовые акты иных федеральных министерств и ведомств, затрагивающие те или иные вопросы деятельности судебных приставов.

Пробелы законодательства, определяющего систему принудительного исполнения судебных актов
Результатом конкретной реформы законодательства о судебных приставах и исполнительном производстве явились кардинальные изменения в организационном устройстве и принципах деятельности системы принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных законом органов. На смену институту судебных исполнителей пришла более мощная и эффективно действующая государственная структура - служба судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации.
Служба судебных приставов приобрела статус органа исполнительной власти федерального значения; централизованную структуру, подчиненную по вертикали, определенную процессуальную и организационно-правовую самостоятельность в решении поставленных перед нею задач, а также дополнительные (по сравнению с предыдущей системой) функции правоохранительного характера - обеспечение установленного порядка деятельности судов и обеспечение безопасности участников судебного процесса.
В соответствии с концепцией (т.е. определяющей, стержневой идеей) Федерального закона "О судебных приставах" служба судебных приставов в силу специфики ее функциональных обязанностей, направленных на обеспечение работы системы правосудия в стране, к моменту завершения ее формирования - 1 января 2000 года - должна была стать относительно автономным (в рамках системы Минюста России) правоохранительным органом, обладающим такой организационной структурой, объемом прав и обязанностей, характер и содержание которых могли бы позволить эффективно осуществлять функцию принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов вне зависимости от степени результативности работы органов юстиции, в структуре которых функционируют органы и подразделения службы судебных приставов.
Однако применение указанного законодательного акта на практике свидетельствует о том, что в ряде норм данного закона подобная концептуальная идея четкого юридического оформления не нашла либо существенно "смазана" некоторыми недостаточно акцентированными правовыми решениями компромиссного характера.
В результате оргштатная структура, правовое положение и объем полномочий службы судебных приставов, установленные законом, по ряду позиций не отвечают объективным потребностям практики, затрудняют дальнейшее совершенствование и развитие системы принудительного исполнения судебных актов и по этой причине не могут быть признаны оптимальными.
Например, в настоящее время ни одно из структурных подразделений службы судебных приставов не обладает статусом юридического лица. Между тем, уже само выделение судебных приставов из структуры судебных учреждений, преобразование данного государственного института в самостоятельный орган исполнительной власти и возложение на него обязанностей по решению всех связанных с его организацией и деятельностью задач, в том числе вопросов кадрового, финансового и материально-технического характера, объективно требует предоставления полномочий юридического лица службе судебных приставов Минюста России и службам судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации.
Абсолютно не отвечает потребностям практики определенная законом оргштатная структура основного звена в системе службы судебных приставов - районных, межрайонных и приравненных к ним подразделений судебных приставов, непосредственно осуществляющих функции по принудительному исполнению судебных актов и обеспечению установленного порядка деятельности судов.
Речь идет о том, что в соответствии с положениями ст.5 Федерального закона "О судебных приставах" в структуре указанных подразделений не предусмотрены должности технических работников (бухгалтеров, делопроизводителей, работников канцелярий, водителей), а также должности персонала по обслуживанию зданий, сооружений и служебных помещений, занимаемых подразделениями службы судебных приставов.
В практической деятельности судебных приставов данное несовершенство закона порождает острейшую организационно-правовую проблему, состоящую в том, что более 20 тыс. судебных приставов, в целом по России, ежегодно организуют и документально оформляют движение многомиллиардных финансовых средств, принимают, регистрируют и отправляют не менее 80 миллионов процессуальных документов, а также сотни тысяч экземпляров иной корреспонденции, не имея для этого необходимых ресурсных возможностей и отвечающих за выполнение данной работы структурных подразделений.
Подобная организационная структура подразделения судебных приставов (и соответствующая норма закона) должна быть изменена самым принципиальным образом, так как сложившееся в этом вопросе положение дел препятствует нормальной работе наиболее многочисленного звена службы судебных приставов - территориальных подразделений судебных приставов на местах.
Определенные сложности в организации работы службы судебных приставов вызваны тем, что положения ст.5 Федерального закона "О судебных приставах" сформулированы таким образом, что фактически оставляют без ответа вопросы о структуре и полномочиях аппарата управления служб судебных приставов в субъектах Российской Федерации, т.е. вопросы о его функциональных возможностях, количественном составе, перечне должностей, процессуальных полномочиях сотрудников аппарата в вопросах исполнительного производства, их правовом положении, порядке и правилах их назначения и увольнения от должности и т.п.
В силу указанных обстоятельств данная проблема в различных регионах страны решается по-разному, в зависимости от характера взаимоотношений руководителя органа юстиции и главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, их личностных характеристик, субъективных усмотрений, управленческих навыков и профессиональной квалификации, что, как показывает практика, не всегда дает наиболее оптимальный результат.
Положения упомянутой выше статьи закона существенно ограничивают перспективы формирования эффективной системы управления службой судебных приставов и на федеральном уровне, т.е. на уровне центрального аппарата, подчиненного Главному судебному приставу Российской Федерации. Отчасти это вызвано наличием аналогичных указанным выше пробелов и субъективных причин, проявление которых имеет место и на федеральном уровне.
Наглядной иллюстрацией сказанного являются следующие обстоятельства и факты.
В соответствии с требованиями ст.7 Федерального закона "О судебных приставах" Министерство юстиции Российской Федерации осуществляет организационное и методическое руководство деятельностью службы судебных приставов, реализуя данную функцию через Главного судебного пристава РФ.
Непосредственное обеспечение данного направления деятельности отнесено к компетенции Департамента судебных приставов Минюста России, возглавляемого руководителем Департамента - заместителем Главного судебного пристава Российской Федерации.
В настоящее время (декабрь 1999 года) в структуре Департамента судебных приставов (далее - Департамент) функционируют следующие подразделения:
1) отдел организации работы судебных приставов-исполнителей;
2) отдел организации исполнения международных обязательств;
3) отдел по работе с письмами и обращениями;
4) отдел организации работы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов;
5) организационно-инспекторский отдел;
6) отдел делопроизводства;
7) отдел статистической информации и автоматизации;
8) отдел правового обеспечения и законодательной работы.
Общая численность Департамента составляет 85 штатных единиц.
Указанными выше подразделениями Департамента в установленном законом порядке осуществляется организационное и методическое обеспечение функций управления службами судебных приставов органов юстиции Российской Федерации.
Анализ существующей ныне оргштатной структуры Департамента свидетельствует о том, что ряд принципиально важных направлений деятельности службы судебных приставов не охватывается функциональными обязанностями и существующей штатной численностью входящих в него структурных подразделений.
Так, например, в соответствии с положениями ст.8 Федерального закона "О судебных приставах" к компетенции Главного судебного пристава РФ относятся вопросы материального и социального обеспечения судебных приставов, осуществление финансового и материально-технического обеспечения службы, формирование ее структуры и штатного расписания в пределах выделенной штатной численности и фонда оплаты труда.
Кроме того, положениями ст.6 Федерального закона "О судебных приставах" на Главного судебного пристава РФ возложены обязанности по подбору кадров для решения вопроса о замещении должностей главных судебных приставов субъектов Российской Федерации.
Осуществление Главным судебным приставом РФ обязанностей по руководству службой судебных приставов, предусмотренное ст.8 Федерального закона "О судебных приставах", предполагает также систематический контроль за выполнением подчиненными ему главными судебными приставами субъектов Федерации аналогичных указанным выше функциональных обязанностей, реализуемых в региональном масштабе в отношении подчиненных им органов и подразделений (ст.9 Федерального закона "О судебных приставах").
Однако функциональные подразделения, которые могли бы обеспечить Главному судебному приставу Российской Федерации, а через него и Минюсту России, возможность эффективно выполнять установленные законом обязанности, в настоящее время отсутствуют.
Подобное положение дел сложилось в результате состоявшихся в ноябре 1999 года оргштатных мероприятий, проведенных в центральном аппарате Минюста России, последовавших вскоре после смены министра юстиции и Главного судебного пристава Российской Федерации и повлекших за собой упразднение подразделений Департамента, которые с момента учреждения службы судебных приставов в ноябре 1997 года осуществляли следующие функции:
- организацию подбора, расстановки, профессиональной и специальной подготовки кадров (отдел организации работы с кадрами, отдел профессиональной и специальной подготовки);
- предотвращение противоправных проявлений и нарушений законности сотрудниками службы судебных приставов и преступных проявлений, направленных против них самих; организацию розыска должников, принадлежащего им имущества и денежных средств (отдел собственной безопасности и розыска);
- финансирование и материально-техническое обеспечение службы судебных приставов; контроль за сохранностью и надлежащим использованием денежных средств, поступающих в распоряжение судебных приставов (финансово-экономический отдел, отдел бухгалтерского учета и отчетности, отдел материально-технического обеспечения).
Функции и соответствующая штатная численность указанных отделов Департамента в результате проведенных оргштатных мероприятий были переданы иным подразделениям центрального аппарата Минюста России.
Данный пример наглядно свидетельствует о том, сколь несовершенны положения закона, допускающие возможность принятия столь субъективных и контрпродуктивных управленческих решений.
Иную оценку принятым решениям дать достаточно сложно, поскольку необходимость существования в Департаменте (и нижестоящих звеньях службы судебных приставов) подразделений, выполняющих указанные выше функции, объективно подтверждается целым рядом обстоятельств и фактов. Прежде всего тем, что наличие указанных подразделений в структуре Департамента, непосредственно подчиненного Главному судебному приставу России, позволило силами одного Департамента без отвлечения сил и средств иных подразделений Минюста России в короткие сроки сформировать службу судебных приставов в масштабах РФ, укомплектовать кадрами и решить ряд вопросов оргштатного и материально-технического исполнения судебных актов на 50 процентов от исходного, т.е. взятого по итогам 1997 года.
Дополнительным аргументом в пользу существования в структуре Департамента (и нижестоящих звеньев службы) подразделений, организующих работу с кадрами, финансовое и материально-техническое обеспечение, является то, что увеличение штатной численности и укрепление материально-технической базы службы до уровня, отвечающего требованиям оптимизации служебной нагрузки судебных приставов, еще не завершено. И в настоящее время прорабатывается вопрос об увеличении штатной численности работников территориальных органов юстиции примерно до 50 тыс. штатных единиц.
Важным обстоятельством, свидетельствующим о необходимости создания в Департаменте (и нижестоящих звеньях службы) структурных подразделений, осуществляющих организацию работы с кадрами, организацию и ведомственный контроль за движением финансовых и материально-технических средств, а также целого ряда иных подразделений, отсутствующих ныне, является тот факт, что с 1 января 2000 года на службу судебных приставов возлагаются обязанности по принудительному исполнению судебных актов и актов иных органов по взысканию налогов, сборов и иных обязательных платежей, т.е. функции, от эффективного выполнения которых зависит формирование государственного бюджета и, в конечном счете, решение сложных народно-хозяйственных задач, направленных на оздоровление и подъем экономики страны.
Несовершенство норм закона, определяющих оргштатную структуру службы судебных приставов в целом и ее подразделений в частности, состоит еще и в том, что в низовых территориальных подразделениях судебных приставов и службах судебных приставов органов юстиции субъектов Федерации не предусмотрены должности заместителей руководителей указанных подразделений и служб. Подобное положение дел не только не отвечает потребностям практики, но и явно противоречит основным принципам теории управления.
Требуют корректировки отдельные нормы закона, касающиеся прав судебных приставов на применение физической силы, оружия и специальных средств для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, либо задержания лиц в соответствии с требованиями судебного акта или в связи с противодействием законным требованиям судебного пристава. В настоящее время подобным правом обладают только судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов, судебным приставам-исполнителям такого права не предоставлено.
Столь же нелогично сформулирована норма закона, устанавливающая право бесплатного проезда на общественном транспорте, поскольку судебным приставам-исполнителям такое право предоставлено, а судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов - нет.
Явно необходимо уточнение терминологии закона и дальнейшее совершенствование его понятийного аппарата.

Некоторые перспективы
Перспективы дальнейшего развития законодательства, определяющего организацию принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных законом органов, состоят в устранении пробелов, совершенствовании норм права, устанавливающих процедуры исполнительного производства.
В этой связи необходимо отметить, что существующий ныне объем полномочий, предоставленных службе судебных приставов для выполнения возложенных на нее обязанностей, вряд ли можно признать оптимальным.
Дело в том, что к числу основных обязанностей службы судебных приставов, исполняемых судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов, относится: выполнение распоряжений председательствующего в судебном заседании, направленных на поддержание должного порядка в зале судебного заседания и помещениях суда; исполнение решений суда или судьи о применении к подсудимому или иным лицам предусмотренных законом мер процессуального принуждения; осуществление привода лиц, уклоняющихся от явки в суд; предупреждение и пресечение преступлений и некоторые другие обязанности, связанные с обеспечением нормальной организации работы судебных учреждений и безопасности участников судебного процесса.
Необходимость повышения эффективности деятельности службы судебных приставов в данном направлении подтверждается фактическим положением дел и результатами анализа статистики, находящимися в распоряжении судебных учреждений.
По мнению руководителей судебных учреждений, анализ указанных статистических данных свидетельствует о том, что "в последнее время резко возросло количество нападений на судей с причинением им физического и материального ущерба, поджогов и взрывов зданий судов, проникновение в них с целью хищения имущества и уголовных дел+" а также то, что "фактическая незащищенность судов и находящихся в них работников от преступных посягательств существенно осложняет работу судебных учреждений, крайне отрицательно сказывается на отправлении правосудия+"
Однако полномочия, необходимые для эффективного решения проблемы безопасности судебных учреждений и участников судебного процесса, в действующем законодательстве должным образом не определены.
Подобный вывод в определенной мере подтверждается тем, что иные государственные органы, выполняющие функции по предупреждению и пресечению преступлений и выявлению правонарушителей, например, органы милиции, федеральные органы налоговой полиции, таможенные органы и некоторые иные, используют для этого процессуальные полномочия органа дознания, в то время как cлужба судебных приставов подобных полномочий не имеет.
В необходимости предоставления службе судебных приставов полномочий органа дознания убеждает и обращение к опыту организации работы аналогичных органов в зарубежных странах.
К примеру, Служба маршалов США обладает правом проведения расследований по делам о преступлениях в сфере финансово-кредитных отношений; по делам, связанным с поиском и задержанием преступников, находящихся в розыске; по фактам самоубийств среди заключенных и некоторым иным категориям дел.
Причем, по имеющимся данным, деятельность Службы маршалов США как органа расследования весьма результативна. Например, в части, касающейся розыска скрывшихся правонарушителей, расследования, проводимые Службой маршалов, приводят к поимке более 16 тысяч беглых преступников в год.
Характер и содержание обязанностей, возложенных на службу судебных приставов Министерства юстиции РФ, функции которой во многом сходны с основными направлениями деятельности Службы маршалов США, объективно свидетельствуют о целесообразности предоставления ей процессуального статуса органа дознания и права проведения расследования (в форме дознания) по отдельным категориям уголовных дел.
Данное решение можно было бы реализовать в рамках подготовки проекта нового Уголовно-процессуального кодекса РФ.
К уголовно-процессуальной компетенции службы судебных приставов следовало бы отнести проведение дознания по делам о преступлениях, предусмотренных ст.297 (Неуважение к суду), ч.2 ст.298 (Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава+), ч.1 ст.311 (Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации), ст.315 (Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта) Уголовного кодекса Российской Федерации.
Предоставление службе судебных приставов подобных полномочий в области уголовного судопроизводства могло бы существенно повысить ее возможности в сфере защиты интересов правосудия и обеспечения установленного порядка деятельности судов.
Логичным продолжением данного решения могло бы стать предоставление службе судебных приставов права осуществления оперативно-розыскной деятельности по делам о преступлениях, отнесенных к ее компетенции, и для обеспечения оперативно-розыскными средствами розыска должников, принадлежащего им имущества и денежных средств.
Требует своего решения и ряд проблем правового регулирования деятельности cлужбы судебных приставов.

Ю.Л.Мареев
О процессуальных гарантиях исполнения судебных актов
Авторитет правосудия и состояние законности не исчерпываются постановлением законных и обоснованных решений. Для того чтобы правосудие торжествовало не только в зале судебного заседания, судебные акты должны быть исполнены. Вопрос, однако, заключается в том, насколько задача исполнения входит в содержание правосудия и образует условие его эффективности. А.В.Цихоцкий, например, в числе критериев эффективности правосудия называет: а) вынесение судами законных и обоснованных решений; б) обеспечение судами прав лиц, участвующих в гражданских делах; в) обеспечение судами других социально полезных результатов, указанных в законе; г) достижение результата с минимальными социальными издержками*. Отделение от судов органов исполнения судебных актов служит еще одним аргументом в пользу доктринального (в теории) освобождения судов от ответственности за исполнение своих решений. Они становятся субъектами, "постановляющими приговоры", а гражданский процесс при таком понимании становится синонимом судоговорения. Исполнение же передается особой ветви власти - судебным приставам, для которых суд выполняет функцию "законодателя по конкретным делам".
_______________
* Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. - Новосибирск, 1997. - С.154-155.
В науке гражданского процесса по вопросу о месте исполнительного производства существуют два основных подхода. Согласно преобладающей точке зрения (Гурвич М.А., Гукасян Р.Е., Завадская Л.Н., Осипов Ю.К., Сергун А.К., Пелевин С.М., Юдельон К.С. и др.), исполнительное производство характеризуется как последняя, завершающая стадия гражданского процесса. Другие авторы (Зайцев И.М., Юков М.К., Шерстюк В.М., и др.) предлагают считать его самостоятельным юридическим институтом*.
_______________
* Подробнее см.: Шерстюк В.М. О месте норм исполнительного производства в системе права Российской Федерации // Вестник Московского университета. --- Серия: Право - 1997. - N 1. - С.12-18.
По нашему мнению, исполнительное производство занимает особое место в гражданском процессе, которое позволяет считать его относительно самостоятельным гражданско-процессуальным институтом. Судебная защита в материальном смысле достигается только "реализацией результатов гражданского судопроизводства", вследствие чего исполнительное производство выступает его закономерной частью*. Вместе с тем, процедурные правила исполнения оказываются вполне пригодными для принудительной реализации правоприменительных актов многих государственных и негосударственных органов (ст.7 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). В этой части исполнительное производство выходит за пределы стадии судебного исполнения и вполне оправдывает организационную самостоятельность органа принудительного исполнения.
_______________
* См.: Цихоцкий А.В. Цит. соч. - С.202.
Стадия исполнительного производства призвана обеспечивать реальность исполнения судебных актов. Для этого предусмотрена целая совокупность юридических гарантий различной отраслевой принадлежности и различных по содержанию.
Так, уголовно-правовыми гарантиями исполнения судебных актов по гражданским делам служат составы, предусмотренные ст.177 (Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности) и ст.315 УК РФ (Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта).
В соответствии со ст.177 УК РФ злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. При этом кредиторской задолженностью в крупном размере признается задолженность гражданина в сумме, превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда, а организации - в сумме, превышающей две тысячи пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Данная норма таким образом устанавливает ответственность за неисполнение должником обязанности, возложенной на него судом. Смысл ее заключается в уголовно-правовой охране законности, обеспечении стабильности кредитно-денежных отношений, пресечении вмешательства преступных групп в предпринимательскую деятельность, обеспечении принудительной силы судебного решения.
Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности выражается в действиях или бездействии, которые состоят в невыполнении вытекающих из нормативно - правовых актов или договоров обязанностей погасить кредиторскую задолженность в крупном размере или оплатить ценные бумаги, если эта обязанность была признана вступившим в законную силу судебным решением. Под кредиторской задолженностью понимается любой вид неисполненного, возможно просроченного, обязательства должника кредитору (ст.309 ГК РФ), включая денежные обязательства (ст.317 ГК РФ). Суд может взыскать с должника его долг, принудить к реальному исполнению обязательства, передаче заменимых вещей. Оплата ценных бумаг также должна быть предусмотрена решением суда.
Понятие и содержание злостного уклонения в законе не раскрываются. Злостность уклонения устанавливается судом, исходя из всех обстоятельств дела и, в первую очередь, из наличия у должника денежных и иных средств, позволяющих погасить кредиторскую задолженность, совершения должником сделок по отчуждению имущества, уклонения от явки в органы, взыскивающие кредиторскую задолженность, создания препятствий к обеспечению возможности взыскания кредиторской задолженности, фактов незаконного воздействия на кредитора.
Соблюдение установленной судебным решением очередности оплаты задолженности различных видов, выдвижение встречных требований должника кредитору и заявление в суде соответствующих исковых требований не являются уклонением от погашения кредиторской задолженности.
Субъектом данного преступления является физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, поскольку оно участвует в гражданском обороте, или руководитель организации, т.е. лицо, в соответствии с уставными и иными документами имеющее право окончательного распоряжения имуществом, либо обязанность истребовать согласие органа- юридического лица на распоряжение имуществом.
В соответствии со ст.315 УК РФ злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению наказываются штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
С объективной стороны данное преступление выражается в злостном неисполнении вступившего в законную силу, а поэтому подлежащего обязательному исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта (например, об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемого), а равно в воспрепятствовании их исполнению.
Злостность неисполнения предполагает намеренное совершение действий после предупреждения суда, сделанного виновному в письменной форме. Злостное неисполнение вступившего в законную силу приговора, решения суда или иного судебного акта начинается с момента письменного предупреждения судом или судебным исполнителем соответствующих представителей власти, государственных служащих или иных указанных в законе лиц об обязанности исполнить их к установленному сроку и заканчивается исполнением этих актов либо пресечением этого деяния органами расследования или вышестоящими полномочными на то должностными лицами.
Воспрепятствование исполнению приговора, решения суда или иного акта необходимо рассматривать как любое действие указанного в законе лица, направленное на то, чтобы исполнение судебных актов стало невозможным (например, похищение либо уничтожение исполнительного листа, поступившего в учреждение для исполнения и т.п.). Воспрепятствование исполнению приговора или иного судебного акта является оконченным преступлением с момента совершения действия, направленного на недопущение исполнения судебных решений.
Под неисполнением приговора, решения суда по гражданскому делу или иного судебного акта понимается непринятие мер в установленные законом сроки к приведению их в исполнение лицом, в компетенцию или в обязанность которого входит издание соответствующего акта или осуществление других действий по реализации поступившего для исполнения приговора, решения суда или иного судебного акта.
Административно-правовыми гарантиями исполнения судебных актов служат меры ответственности, предусмотренные ст.165 (Проявление неуважения к суду), ст.165 (Непринятие мер по частному определению (постановлению) суда или представлению судьи) и ст.166 (Самоуправство) КоАП РСФСР.
Процессуальными гарантиями исполнения судебных актов выступают предусмотренные процессуальным законом меры, обеспечивающие своевременную, полную и правильную реализацию требований судебных актов. Одни из этих гарантий направлены на обеспечение своевременности исполнения (обеспечение исполнения решений), другие служат задачам защиты прав и законных интересов участников исполнительного производства.
Реальность исполнения судебного акта зависит от оперативности в действиях суда и судебного пристава. Избрание адекватной меры обеспечения исполнения судебного акта* и своевременное ее применение судебным приставом может служить решающей предпосылкой последующего исполнения судебного акта (ст.51, 60 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Согласно ст.51 Федерального закона, арест на имущество должника налагается не позднее одного месяца со дня вручения должнику постановления о возбуждении исполнительного производства, а в необходимых случаях - одновременно с его вручением. Специальные меры обеспечения исполнения исполнительного документа установлены в ст.60 Федерального закона для обращения взыскания на имущество должника-организации. В случае ареста судебным приставом-исполнителем принадлежащего должнику-организации (предприятию) имущества третьей очереди он в трехдневный срок после осуществления ареста направляет в Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве)** при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом уведомление о произведенном аресте имущества должника-организации с приложением сведений о составе и стоимости имущества, на которое наложен арест, а также о сумме требований взыскателя. При направлении уведомления о произведенном аресте имущества должника-организации в территориальное агентство Федерального управления по делам о несостоятельности целесообразно прилагать копию акта описи и ареста, в котором содержатся исчерпывающие сведения о составе, стоимости имущества и сумме требования взыскателя.
_______________
* Институт обеспечения исполнения судебного решения является важной правовой гарантией реальности исполнения судебного решения. Обеспечение исполнения судебного решения возможно только в тех случаях, когда решение не обращено к немедленному исполнению (ст.212 ГПК РСФСР). Обеспечение исполнения решения суда возможно по инициативе суда и лиц, участвующих в деле. Рассмотреть вопрос об обеспечении исполнения судебного решения суд может одновременно с рассмотрением дела по существу, и тогда он указывает об этом в резолютивной части решения. В то же время вопрос может быть решен судом путем вынесения определения и после принятия решения. На определение по вопросам обеспечения исполнения решения суда может быть подана частная жалоба или принесен частный протест. Аналогичные правила существуют и в арбитражном судопроизводстве (ст.136 АПК РФ).
** В настоящее время - Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовом оздоровлении (далее - ФУДН).
Копия указанного уведомления направляется в налоговый орган, контролирующий осуществление должником-организацией платежей в бюджет и государственные внебюджетные фонды.
По предложению Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом судебный пристав-исполнитель за счет средств, выделяемых на финансирование службы судебных приставов, публикует в печати сообщение об обращении взыскания на имущество должника-организации.
Получив уведомление Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом об осуществлении им действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, судебный пристав-исполнитель обращается в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации с заявлением об отсрочке исполнения исполнительного документа до возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника.
В случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращено взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу.
Согласно п.11, 12, 13, 14 Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденного Указом Президента РФ N 199 от 14 февраля 1996 года "О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций", уведомление территориального агентства ФУДН об осуществлении действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, либо о неосуществлении таких действий должно поступить судебному приставу-исполнителю не позднее месячного срока. В случае, если в указанный срок такое уведомление не поступит, судебному приставу-исполнителю следует истребовать от указанного органа информацию по данному вопросу.
До получения уведомления территориального агентства ФУДН судебный пристав-исполнитель не вправе производить какие-либо действия по реализации имущества организации-должника.
При исполнении решения суда общей юрисдикции судебный пристав-исполнитель, получив уведомление территориального агентства ФУДН, обращается в суд, вынесший решение по делу, с заявлением об отсрочке исполнения исполнительного документа в порядке, предусмотренном ст.355 ГПК. При исполнении акта арбитражного суда судебный пристав-исполнитель направляет указанное заявление в арбитражный суд, принявший решение по делу в порядке, установленном ст.205 АПК РФ. При исполнении иных видов исполнительных документов в соответствии со ст.18 Федерального закона "Об исполнительном производстве", заявление об отсрочке должно направляться в орган, выдавший исполнительный документ. Вместе с тем, судебная практика пошла по пути рассмотрения вопроса об отсрочке исполнения иных видов исполнительных документов соответствующими судами общей юрисдикции по месту исполнения.
После разрешения вопроса об отсрочке исполнения судебный пристав-исполнитель должен направить в арбитражный суд, компетентный возбудить дело о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, запрос о том, возбуждено ли такое дело. В случае, если исполняется решение арбитражного суда, то в соответствии с п.1 ст.24 Федерального закона судебный пристав-исполнитель в указанном запросе вправе одновременно поставить вопрос о приостановлении исполнительного производства. Согласно п.1 ст.24 Федерального закона, вопрос приостановления исполнительного производства по решению арбитражного суда в данной ситуации может быть решен как арбитражным судом, вынесшим решение, так и арбитражным судом по месту нахождения должника. Однако предлагаемый порядок является наиболее приемлемым и удобным. Для приостановления исполнительного производства по решению суда общей юрисдикции по другим видам исполнительных документов после получения ответа арбитражного суда о возбуждении дела о несостоятельности (банкротстве) должника-организации судебный пристав-исполнитель обращается с заявлением о приостановлении исполнительного производства в суд общей юрисдикции по месту его нахождения.
К числу важнейших процессуальных гарантий исполнения судебных актов относятся меры ответственности, установленные за нарушение требований законодательства об исполнительном производстве. Общие санкции такого рода содержатся в ст.86 и 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Согласно ст.87, за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства РФ об исполнительном производстве, а равно за утрату исполнительного документа либо несвоевременное его отправление, представление недостоверных сведений о доходах и об имущественном положении должника, а также несообщение должником об увольнении с работы, о новом месте работы или месте жительства виновные граждане и должностные лица подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в размере до ста минимальных размеров оплаты труда, а за уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристава-исполнителя или к месту совершения исполнительных действий - приводу, о чем выносится соответствующее постановление.
При наличии же в действиях гражданина или должностного лица, умышленно не выполняющих законных требований судебного пристава-исполнителя или препятствующих их выполнению, либо иным образом нарушающих законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве признаков состава преступления, судебный пристав-исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности в соответствии со ст.315 УК РФ.
В статье 86 Федерального закона особо оговариваются меры ответственности кредитных организаций за неисполнение исполнительных документов о взыскании денежных сумм со счетов их клиентов. Неисполнение требований, содержащихся в исполнительном документе о взыскании денежных средств с должника, банком или иной кредитной организацией, осуществляющими обслуживание счетов должника, в случае предъявления им исполнительного документа при наличии денежных средств на счетах должника является основанием для наложения судом на указанные банк или иную кредитную организацию штрафа в размере 50 процентов от суммы, подлежащей взысканию. Порядок наложения такого штрафа определяется федеральным законом. В отличие от штрафов, налагаемых судебным приставом-исполнителем на должников и иных лиц при исполнении исполнительных документов (ст.85 и 87 Федерального закона), право штрафовать банки и иные кредитные организации, ответственные за неисполнение исполнительных документов, предоставлено только судам.
Процессуальным законодательством предусмотрены специальные меры ответственности на случай уклонения от исполнения решения, которым на должника возлагается обязанность совершения определенных действий (воздержания от действий). Цель таких средств - обеспечивать должное поведение должника и защиту прав взыскателя. Следовательно, они полностью вписываются в конструкцию гарантии исполнения судебного акта.
Общие меры, применяемые в таких случаях, закреплены в ст.73, 85 Федерального закона "Об исполнительном производстве". В соответствии со ст.73 после возбуждения исполнительного производства по исполнительному документу, обязывающему должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, судебный пристав-исполнитель в соответствии со ст.9 Федерального закона устанавливает должнику срок для их добровольного исполнения. При этом исполнительный документ о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника исполняется немедленно. Исполнение исполнительного документа считается завершенным с момента фактического допуска указанного работника к исполнению прежних обязанностей, последовавшего за изданием приказа администрации об отмене своего незаконного распоряжения об увольнении или о переводе.
В случае невыполнения без уважительных причин вышеуказанных требований судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штрафные санкции и иные меры, предусмотренные ст.85 настоящего Федерального закона*, и назначает новый срок исполнения исполнительного документа. Данная статья предусматривает, что в случае неисполнения без уважительных причин исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, в срок, установленный судебным приставом-исполнителем, он в соответствии со ст.73 настоящего Федерального закона выносит постановление о наложении на должника штрафа в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда и назначает ему новый срок для исполнения. При последующих нарушениях должником без уважительных причин новых сроков исполнения исполнительного документа размер штрафа каждый раз удваивается. При повторном неисполнении без уважительных причин исполнительного документа судебный пристав-исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении к административной или уголовной ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, гражданина или должностного лица, которые в силу своих служебных обязанностей должны исполнить исполнительный документ.
_______________
* В этой статье воспроизводится с необходимыми уточнениями положение ч.4 и 5 ст.406 ГПК РСФСР и п.3 ст.206 АПК РФ.
Если исполнительный документ возможно исполнить без должника, судебный пристав-исполнитель должен принять меры к исполнению такого документа за счет средств, авансированных взыскателем (ст.83 Федерального закона), или внебюджетного фонда развития исполнительного производства (ст.84 Федерального закона) со взысканием с должника своим постановлением трехкратного размера расходов по исполнению.
Для исполнения судебного решения по делам о восстановлении на работе Федеральный закон устанавливает в ст.74 дополнительные гарантии. В случае неисполнения должником исполнительного документа о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника судебный пристав-исполнитель, помимо принятия мер, предусмотренных статьей 85 Федерального закона, обращается в суд с заявлением, утвержденным старшим судебным приставом, о вынесении в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации, определения о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время со дня вынесения решения о восстановлении работника по день исполнения исполнительного документа. Заявление судебного пристава-исполнителя о вынесении судом определения о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке, утвержденное старшим судебным приставом, подается в суд общей юрисдикции по месту исполнения исполнительного документа и рассматривается судом в порядке, предусмотренном ст.207 ГПК.
Ущерб, причиненный работодателю выплатой указанному работнику денежных сумм, может быть взыскан с руководителя или иного работника работодателя, виновных в неисполнении исполнительного документа, в порядке регресса решением суда общей юрисдикции (ст.93 Федерального закона "Об исполнительном производстве").
Специальные случаи исполнения актов о понуждении к совершению действий (воздержанию от действий) образуют исполнительные листы о выселении и вселении. В случае неисполнения в установленный судебным приставом-исполнителем срок исполнительного документа о выселении должника выселение осуществляется судебным приставом-исполнителем принудительно (п.1 ст.74 Федерального закона). Если исполнительный документ не исполняется должником без уважительных причин, судебный пристав-исполнитель своим постановлением, утвержденным старшим судебным приставом, применяет к должнику штрафные санкции (п.3 ст.73 Закона) и официально его извещает о дне и времени принудительного выселения.
Отсутствие должника, извещенного о дне выселения, не является препятствием для исполнения исполнительного документа. Выселение состоит из освобождения помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемого (выселяемых), его (их) имущества, домашних животных и запрещения выселяемому (выселяемым) пользоваться освобожденным помещением. Выселение производится в присутствии понятых, в необходимых случаях - при содействии органов внутренних дел с обязательной описью имущества, производимой судебным приставом-исполнителем.
Судебный пристав-исполнитель в необходимых случаях обеспечивает хранение имущества должника с возложением на него понесенных расходов. Хранение имущества должника осуществляется в срок, не превышающий трех лет, по истечении которого указанное имущество реализуется в порядке, установленном для реализации бесхозяйного имущества. Этот порядок предусмотрен Инструкцией Министерства финансов СССР от 19 декабря 1984 года N 185 "О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов", согласно которой бесхозяйное имущество передается налоговому органу, им комиссионно оценивается и реализуется различными способами в зависимости от того, из каких предметов и ценностей состоит это имущество. Средства от реализации имущества должника направляются в федеральный бюджет.
Исполнение исполнительного документа о выселении должника оформляется судебным приставом-исполнителем актом о выселении. Составление такого акта и утверждение его старшим судебным приставом означает окончание исполнительного производства, после чего фактические действия по занятию должником освобожденного жилого помещения должны квалифицироваться как самовольное вселение со всеми вытекающими последствиями.
В соответствии со ст.75 Федерального закона в случае неисполнения исполнительного документа о вселении взыскателя в срок, установленный судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения, вселение осуществляется судебным приставом-исполнителем. Вселение состоит из обеспечения судебным приставом-исполнителем беспрепятственного входа взыскателя в указанное в исполнительном документе помещение и его проживания (пребывания) в нем. При этом должнику разъясняется, что производится принудительное вселение, и он обязан не чинить взыскателю препятствий в проживании (пребывании).
В случае воспрепятствования должником исполнению исполнительного документа о вселении взыскателя исполнительные действия производятся с участием понятых, а в необходимых случаях - органов внутренних дел. При дальнейшем воспрепятствовании проживанию (пребыванию) взыскателя вновь производятся указанные действия и применяются штрафные санкции и иные меры, предусмотренные ст.85 Федерального закона.
Исполнение исполнительного документа о вселении взыскателя оформляется судебным приставом-исполнителем актом о вселении. Исполнительный документ считается исполненным, если взыскателю обеспечена возможность повседневного беспрепятственного пользования соответствующим помещением. Отсюда после производства принудительного вселения и составления об этом соответствующего акта, судебному приставу-исполнителю не следует сразу же выносить постановление об окончании исполнительного производства (ст.27 Федерального закона). Он должен подождать некоторое время, не выходя за общий срок исполнения исполнительного документа (ст.13 Федерального закона). Если в течение этого срока от взыскателя не поступит заявления о новых действиях должника по воспрепятствованию его проживанию (пребыванию) в помещении, в которое он был вселен, судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства. Если же такое заявление поступит и судебный пристав-исполнитель убедится в его достоверности, он обязан в соответствии с правилами п.2 комментируемой статьи применить к должнику штрафные санкции и иные меры, предусмотренные ст.85 Закона, и вновь принудительно вселить взыскателя.
В отличие от дел по выселению исполнительное производство по исполненному документу может быть возобновлено, если после составления акта о вселении взыскателя должник вновь препятствует проживанию (пребыванию) взыскателя.
В случае воспрепятствования проживанию (пребыванию) взыскателя лицом, согласно исполнительному документу не являющимся должником, исполнительное производство не может быть возобновлено. Вопрос о вселении в данном случае решается в судебном порядке.
Задаче реального исполнения судебного акта служат также правила о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению (ст.16 Федерального закона).
Оперативность исполнения обеспечивается, кроме того, нормой, предоставляющей право кредитным организациям производить исполнение по исполнительным листам, предъявленным взыскателями (ст.6 Федерального закона). Механизм принудительного исполнения здесь как бы вообще не подключается, поскольку кредитные учреждения органами принудительного исполнения не являются.
Особый аспект юридических гарантий образуют меры, обеспечивающие защиту прав участников исполнительного производства. Исполнительное производство вторгается в частную жизнь граждан, создает помехи коммерческой деятельности юридических лиц, содержит угрозу причинения вреда необоснованными действиями судебных приставов. Никто не подвергает сомнению разумность и необходимость властных полномочий судебного пристава, без которых задача исполнения оказалась бы нереальной. Вместе с тем, участникам исполнительного производства и другим лицам, чьи интересы могут пострадать при исполнении, должны быть предоставлены юридические гарантии. Эти гарантии содержат нормы, посвященные защите интересов взыскателя, должника и других лиц, участвующих в исполнительном производстве. К таким юридическим средствам защиты относятся: обжалование действий судебного пристава-исполнителя, возмещение вреда, причиненного действиями судебного исполнителя, иски о возмещении убытков, причиненных в процессе исполнения третьими лицами, иски об освобождении имущества от ареста, поворот исполнения решения.
В соответствии со ст.13 Федерального закона "О судебных приставах" судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Взыскатель, должник, их представители, прокурор, органы государственного управления, участвующие в исполнительном производстве, вправе подать жалобу на действия судебного пристава, если посчитают их незаконными.
В соответствии со ст.90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" на действия судебного пристава -исполнителя по исполнению исполнительного документа, выданного арбитражным судом, или отказ в совершении указанных действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, взыскателем или должником может быть подана жалоба в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия).
Во всех остальных случаях жалоба на совершение исполнительных действий судебным приставом-исполнителем или отказ в совершении таких действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, подается в суд общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава-исполнителя также в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия).
Течение этого срока для лица, не извещенного о времени и месте совершения исполнительного действия (об отказе в совершении действия), начинается со дня, когда указанному лицу стало об этом известно.
Жалоба на действия судебного пристава рассматривается судьей в открытом судебном заседании с извещением заинтересованных лиц. Однако их неявка не препятствует рассмотрению жалобы. По результатам рассмотрения выносится определение. Если жалоба удовлетворяется, то в определении указываются действия, которые необходимо совершить для отмены постановления судебного исполнителя (снять арест с части имущества либо, наоборот, наложить арест на имущество, не включенное в акт об аресте).
Определение суда по жалобе может быть обжаловано и опротестовано.
Вред, причиненный судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством РФ (ст.1069 ГК).
Права взыскателя, должника и других лиц, в том числе и не участвующих в исполнительном производстве, защищаются иском об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). Эти иски могут быть заявлены собственниками либо законными владельцами имущества. Ответчиками по ним являются должник, на имущество которого был наложен арест в порядке исполнения судебного акта, и те лица, в интересах которых наложен арест (взыскатель, а по делам о конфискации имущества - финансовый орган)*.
_______________
* См. постановление Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 31 марта 1978 года "О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)" (в ред. от 30 ноября 1990 года).
Новым положением, введенным Федеральным законом "Об исполнительном производстве", являются правила о возмещении убытков, причиненных взыскателю третьими лицами. В соответствии со ст.91 Закона взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. Этот иск освобождается от оплаты государственной пошлиной. Кроме того, для организаций-работодателей предусмотрена еще одна гарантия. Если им причиняются убытки действиями должностных лиц, не исполняющих решения суда о восстановлении на работе (в должности) работников, то эти убытки могут быть взысканы с руководителя или иных работников этой организации (ст.93 Закона).
Интересам защиты прав должника служит поворот исполнения решения. Поворот исполнения решения представляет собой возвращение должнику всего того, что было взыскано с него в пользу взыскателя по исполнительному документу (ст.430 ГПК). Основанием для поворота исполнения, решения является отмена решения, приведенного в исполнение, и вынесение либо нового решения, которым в иске отказывается полностью или в части, либо определения о прекращении производства по делу или оставлении заявления без рассмотрения.
Решение о повороте исполнения принимает как суд первой инстанции, вновь рассматривающий дело, так и суд кассационной и надзорной инстанций. В случае, если этот вопрос не был разрешен одновременно с отменой решения, должник вправе обратиться с заявлением об этом в суд первой инстанции (ст.431, 432 ГПК). Это заявление рассматривается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле. Однако их неявка не препятствует разрешению вопроса. На определение суда или судьи по вопросу о повороте исполнения может быть подана частная жалоба или принесен протест.
Действующее гражданское процессуальное законодательство содержит в ряде случаев ограничения для поворота исполнения решения. Эти ограничения зависят от трех причин: характера удовлетворенного требования (вида материально-правового спора); от инстанции, в которой происходит отмена решения; от степени упречности поведения взыскателя в вынесении отмененного решения. В случае отмены в порядке надзора решений по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, о взыскании доходов за труд в колхозе, о взыскании вознаграждения за использование авторского права, права на открытие, изобретение, на которое выдано авторское свидетельство, рационализаторское предложение и промышленный образец, на который выдано свидетельство, о взыскании алиментов, о взыскании возмещения вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, поворот исполнения допускается, если отмененное решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах. В случае отмены в кассационном порядке решения по делам о взыскании алиментов поворот исполнения допускается только в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Д.Х.Валеев
Возможность участия прокурора, органов государственного управления
и местного самоуправления в исполнительном производстве
Прокурор в исполнительном производстве
В исполнительном производстве кроме лиц, которые преследуют личные материальные интересы, имеют право принимать участие лица, не имеющие таких интересов. Однако последние своими действиями и по долгу службы обеспечивают интересы государства и общества в порядке защиты прав граждан.
Следует отметить, что прокурор не указан в Федеральном законе "Об исполнительном производстве"* в качестве лица, участвующего в исполнительном производстве. Однако до принятия Закона в литературе отмечалось, что "судебный исполнитель приступает к производству исполнительных действий по устным или письменным заявлениям взыскателя, а также по предложению суда или прокурора+"** Практика также свидетельствовала о том, что прокурор как лицо, участвующее в деле, имел возможность участвовать в исполнительном производстве как стадии гражданского процесса. После принятия нового Закона прокурор самоустранился от этой деятельности. В связи с этим Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации"*** от 10 февраля 1999 года были внесены изменения, устраняющие этот недостаток, и которые позволяют признать прокурора лицом, участвующим в исполнительном производстве. В частности, ст.1 Закона о прокуратуре была дополнена нормой, согласно которой прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов судебными приставами.
_______________

стр. 1
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>