<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности суда (далее - судебный пристав) является должностным лицом, состоящим на государственной службе. Данное обстоятельство определяет его профессиональную деятельность как одну из разновидностей государственной службы с присущими ей специфическими (в том числе психологическими) особенностями.
Основной характеристикой профессиональной деятельности судебного пристава является нормативная регламентация.
Деятельность судебных приставов довольно четко регламентирована. Ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей, превышение судебным приставом своих полномочий рассматривается как нарушение закона, свидетельствует прежде всего о низком уровне его профессиональной компетентности.
Нормативные рамки, в которых судебный пристав осуществляет свою профессиональную деятельность, способствуют формированию стремления строго придерживаться правовых норм, определяют соответствующие стереотипы поведения. Потребность соблюдать нравственные, правовые нормы является одной из ведущих, доминирующих среди прочих социально значимых потребностей, влияющих на правосознание. Все это определяет высокий уровень социализации личности, ее ответственности перед обществом, нормативности поведения. Данное интегративное свойство рассматривается в качестве одного из главных факторов пригодности сотрудника правоохранительных органов*. Надо заметить, что правовая регламентация выступает не только как фактор позитивно развивающий, дисциплинирующий личность, но и как фактор, осложняющий выполнение профессиональных обязанностей. Очевидно, что выполнение деятельности, жестко регламентированной правовыми нормами, требует от судебного пристава постоянного контроля за своими действиями, что предполагает наличие определенного набора личностных характеристик (эмоционально-волевых, интеллектуальных и др.).
_______________
* См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1991; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - м., 1996; Романов В.В. Юридическая психология. - М., 1998.

Властный характер профессиональных полномочий
В соответствии с действующим законодательством судебный пристав имеет право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие; удалять из зала суда лиц, находящихся в состоянии наркотического, алкогольного или токсического опьянения, а также лиц, нарушающих порядок судебного заседания; задерживать лиц, допустивших нарушение общественного порядка в здании суда, и передавать их в органы внутренних дел. Кроме того, судебные приставы осуществляют приводы лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю, и участвуют в принудительном исполнении судебных актов и актов других органов. Предоставление перечисленных полномочий предполагает их разумное использование, с учетом характера содеянного правонарушителем, сложившейся ситуации, личности субъекта, в отношении которого применяются те или иные меры правового характера.
Реализация властных полномочий нередко может приобретать конфликтный характер. Принятие решений в ситуациях конфликтного взаимодействия требует от судебного пристава способности анализировать и прогнозировать последствия своих действий; эмоциональной уравновешенности и, в то же время, решительности; при необходимости жесткости в действиях и, в то же время, уважительного отношения к людям.
Повышенная стрессогенность
Профессиональная деятельность судебного пристава в ряде случаев носит весьма напряженный, ответственный характер. Главным образом это может быть связано с противодействием заинтересованных лиц. Формы такого противодействия могут выражаться в неправомерном воздействии на защищаемых лиц, создании угрозы безопасности в местах судебного заседания, попытках завладения или уничтожения уголовного дела и вещественных доказательств и т.п.Самостоятельный стрессовый фон создает и конфликтный характер деятельности судебного пристава, необходимость постоянной готовности к пресечению возможных нарушений, что связано с физическим и психическим напряжением.
Нередко нервно-психические перегрузки приводят к развитию стойких состояний психической напряженности, эмоциональной неустойчивости, появлению невротических реакций, психосоматических функциональных расстройств и различных заболеваний на этой почве.
В связи с этим судебные приставы должны отличаться хорошим физическим здоровьем, устойчивостью к длительно воздействующим психофизическим перегрузкам, высокой работоспособностью, нервно-психической и эмоциональной стабильностью.

Высокий уровень личной ответственности
Уровень личной ответственности судебного пристава определяется характером решаемых им задач. Выполняя свои профессиональные функции, судебный пристав должен осознавать, что он несет персональную ответственность за безопасность защищаемых лиц и остальных граждан, находящихся в судебных помещениях. От его добросовестности и профессионализма зависит очень многое. От сохранности материалов уголовного дела и вещественных доказательств зависит, будет ли вынесен справедливый приговор, а от надежности мероприятий по обеспечению безопасности защищаемых лиц и охраны судебных помещений зависит не только объективность рассмотрения дела, но, возможно, жизнь и здоровье конкретных людей.
Ответственное отношение к своей работе предполагает высокий уровень профессионализма, социальной зрелости, смелости, уверенности в себе, способности брать на себя инициативу в критических ситуациях. Приведенные выше особенности профессиональной деятельности судебных приставов являются наиболее общими, базовыми для представителей большинства правоохранительных органов. Выделение полного перечня профессионально важных качеств судебного пристава, разработка его психограммы (совокупности психологических качеств и характеристик, важных с точки зрения профессиональной эффективности) предполагает проведение научного исследования и анализа практической деятельности. В связи с тем, что должности судебных приставов введены недавно и по этой проблеме пока не проводилось исследований, мы обратимся к характеристикам, разработанным для сотрудников правоохранительных органов, выполняющих сходные функции*.
_______________
* См. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел. / Под ред.: Б.Г.Бовина, Н.И.Мягких, А.Д.Сафронова. - М., 1997. - С.141-143.
По своим параметрам и целям деятельность судебных приставов наиболее сходна с характеристиками административно-надзорной и охранной деятельности органов внутренних дел. Основным содержанием административно-надзорной деятельности является наблюдение и пресечение нарушений правопорядка в общественных местах. Охранная деятельность заключается в тщательном наблюдении за охраняемыми объектами и пресечении посягательств на охраняемое имущество. Анализ психограмм представителей соответствующих служб органов внутренних дел и нормативных документов, определяющих требования к профессиональной деятельности и личности судебных приставов, позволил определить психологические характеристики, могущие в дальнейшем стать основой психограммы судебного пристава.
Психологические качества судебного пристава, обеспечивающие эффективность его профессиональной деятельности:
1. Особенности внимания и наблюдательности. Эти характеристики имеют особенно важное значение при осуществлении охраны зданий, помещений судов и совещательных комнат, в частности, в процессе их обследования. Немаловажными они являются и в процессе наблюдения за обстановкой в зале суда, при обеспечении безопасности защищаемых лиц.
1.1. Способность длительное время сохранять устойчивое внимание, несмотря на усталость и посторонние раздражители.
1.2. Умение распределять внимание при выполнении нескольких действий, функций, задач.
1.3. Способность вести наблюдения за многими характеристиками наблюдаемого объекта, а также за большим количеством объектов одновременно.
1.4. Умение подмечать незначительные (малозаметные) изменения в наблюдаемом объекте.
1.5. Умение выбирать при наблюдении данные (информацию), необходимые для решения поставленной задачи.
2. Профессионально важные эмоциональные и волевые качества. Эти качества наиболее важны для судебного пристава в ситуациях осуществления привода лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю, а также в процессе предупреждения и пресечения преступлений и правонарушений, задержании лиц, их совершивших, удалении из зала суда нарушителей и т.п.
2.1. Эмоциональная устойчивость при принятии ответственных решений.
2.2. Уравновешенность и самообладание при конфликтах.
2.3. Упорство в преодолении возникающих трудностей.
2.4. Способность к длительному сохранению высокой активности.
2.5. Низкая внушаемость, способность не поддаваться негативному влиянию, а также противостоять социально-психологическим механизмам воздействия (заражение, внушение, подражание), возникающим в зале суда при большом скоплении присутствующих.
2.6. Способность брать на себя ответственность в сложных ситуациях.
2.7. Способность объективно оценивать свои достижения, силы и возможности.
2.8. Способность сохранять собранность в условиях, стимулирующих возбуждение, агрессивность и т.п.
3. Интеллектуальные характеристики. В данном случае речь идет не обо всех возможных характеристиках интеллектуальной сферы судебного пристава, а лишь о тех, которые являются наиболее важными для принятия адекватных решений в различных ситуациях профессиональной деятельности. В первую очередь, речь идет о способности быстрой ориентировки и принятии решения в сложных, конфликтных ситуациях межличностного взаимодействия, а также о ситуациях, в которых от быстроты и правильности выбора действий зависит безопасность защищаемых лиц.
3.1. Умение видеть несколько возможных путей и мысленно выбирать наиболее эффективный.
3.2. Способность к воссозданию зрительного образа по словесному описанию.
3.3. Умение определить характер информации, необходимый для принятия решения.
3.4. Способность принять правильное решение при недостатке необходимой информации и дефиците времени на ее полное осмысление.
4. Коммуникативные способности. Специфика профессионального общения судебного пристава состоит в том, что для него крайне важным является знание характеристик невербального общения. Это обусловлено необходимостью определять по внешним проявлениям, поведенческим признакам внутренние (в первую очередь, эмоциональные) состояния и возможные намерения граждан, находящихся в судебных помещениях. Такие знания помогут своевременно предупреждать, а при необходимости и пресекать нарушения и даже возможные преступления в зале суда. Что касается собственно коммуникативных характеристик, то здесь наибольшее значение имеют навыки общения в ситуациях конфликтного взаимодействия.
4.1. Способность быстро найти нужный тон, целесообразную форму общения в зависимости от психологического состояния и индивидуальных особенностей собеседника.
4.2. Умение оказывать убеждающее психологическое воздействие.
4.3. Умение нейтрализовать агрессивного собеседника (как с помощью уклонения от конфликтной темы, перевода общения в другую плоскость, так и с помощью жесткого пресечения агрессивности).
4.4. Способность к ролевому взаимодействию в конфликтных ситуациях.
4.5. Умение согласовывать свои действия с действиями других лиц.
5. Особенности памяти. Профессиональная память, необходимая судебному приставу, эффективно "работает" в процессе осуществления наблюдения. Судебный пристав должен фиксировать и запоминать присутствующих в судебном помещении и их поведение, отслеживать происходящие изменения.
5.1. Хорошо развитая память на внешность и поведение человека.
5.2. Способность в течение длительного времени удерживать в памяти большое количество информации.
5.3. Зрительная память на обстановку.
6. Моторные качества. Учитывая конфликтный характер деятельности судебного пристава, ему необходимы хорошо развитые моторные качества, четкие стереотипы поведения для деятельности в экстремальных, быстротекущих ситуациях.
6.1. Способность к быстродействию в условиях дефицита времени.
6.2. Быстрая реакция на возникновение неожиданных раздражителей.
6.3. Устойчивые стереотипы поведенческих реакций на различные экстремальные ситуации, включая силовое противоборство.
Существенную часть функций судебного пристава обеспечивает административно-надзорная деятельность, т.е. деятельность, связанная с контролем общественного порядка. В этой связи для корректировки психограммы судебного пристава может быть использована психодиагностическая модель, определяющая профессионально важные для административно-надзорной деятельности качества личности*. То есть наиболее успешные субъекты этой деятельности обладали следующими характеристиками:
_______________
* См. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел / Под редакцией Б.Г.Бовина, Н.И.Мягких, А.Д.Сафронова. - М., 1997. - С.134.
- наличие определенного жизненного и профессионального опыта;
- интерес к человеку, его переживаниям, способность к эмпатии;
- уверенность в себе, настойчивость, раскованность, способность к противодействию, стремление к личным впечатлениям;
- спортивные качества;
- способность к усвоению новых знаний, обучению;
- склонность к соперничеству, противоборству;
- активная личностная позиция, мотивация достижений, быстрота принятия решений;
- контроль над агрессивностью, требовательность, социальная направленность интересов.
При составлении психограммы для субъекта любой профессиональной деятельности следует помнить, что это идеальный вариант. То есть не все декларируемые качества в равной мере должны быть выражены у каждого конкретного судебного пристава. Здесь необходимо учитывать компенсаторный характер профессионально важных качеств личности, т.е. недостаточный уровень одних может быть компенсирован повышенным уровнем других.
С.Ю.Журавлев
Тактико-специальные аспекты
деятельности судебного пристава
В деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов (далее - судебный пристав) постоянно присутствует элемент тактического риска. Отрицательные последствия по результатам реализации тактического решения могут наступить тогда, когда судебный пристав не учитывает ключевых объективных и субъективных факторов, определяющих содержание тактической ситуации. Поэтому в процессе принятия тактического решения судебному приставу следует учитывать:
- вероятность его дезинформирования заинтересованными лицами;
- особенности тактики работы на различных объектах;
- этнический фактор в регионе и традиции, присущие определенной группе лиц, с которыми сталкивается судебный пристав в ходе выполнения своих функциональных обязанностей;
- психологическое состояние судебного пристава и его коллег, а также иных лиц, которые находятся в судебном помещении или на объекте, где проводятся исполнительные действия.
Указанные и иные факторы следует учитывать в процессе расстановки сотрудников службы судебных приставов на охраняемом объекте, в процессе принятия решения об усилении режима охраны, в процессе задержания и досмотра правонарушителей и т.д.
Одна из особенностей работы судебных приставов состоит в том, что они, образно говоря, работают на спокойном поле с "горячими" участками. Что имеется в виду?
Первая, очень важная на наш взгляд, особенность заключается в том, что на суды, судей и конвой, даже в современных условиях, нападают нечасто. Это расслабляюще действует на судебных приставов, создавая ощущение неизменности такого положения дел.
Другой особенностью является то, что ряд функциональных обязанностей, например, обеспечение безопасности исполнительных действий, в большинстве своем сопряжен с конфликтами и риском возникновения экстремальных ситуаций.
На первый взгляд напрашивается вывод о том, что в судах можно использовать менее подготовленных сотрудников, а на объектах исполнительных действий необходимо работать большими силами и использовать наиболее подготовленный персонал службы судебных приставов. Но это только на первый взгляд, так как в криминальной практике прослеживается четкая зависимость - установленный порядок деятельности судов нарушают две категории лиц:
- банальные хулиганы и элементарно невоспитанные люди, которые не знают правил хорошего тона, не умеют сдерживать эмоции, а следовательно, способны оскорбить или ударить своего оппонента, будь то ответчик, судья или судебный пристав;
- лица, действующие по заранее продуманной и подготовленной схеме с целью совершения побега, нападения на конвой, сведения счетов с подсудимым, уничтожения или похищения свидетеля и т.д.
Указанные обстоятельства диктуют необходимость информационно-аналитической подготовки к судебному процессу, выяснения возможности фактов противодействия со стороны заинтересованных лиц, в том числе и с использование наемников-профессионалов. Кроме того, для снижения вероятности возникновения криминальной ситуации в практике деятельности судебных приставов, наряду с определенной специализацией, необходима постоянная ротация кадров. Специально составляемый график работы должен предусматривать:
- самостоятельное выполнение функциональных обязанностей только опытными сотрудниками;
- работу в парах и тройках как фактор усиления безопасности, а также подстраховки и обучения начинающих сотрудников, не имеющих значительно опыта работы;
- необходимость перебрасывания судебных приставов из судебных помещений на объекты проведения исполнительных действий;
- вариант оставления на объекте сотрудника, который изучил обстановку за предыдущие дни и сможет своевременно распознать признаки, свидетельствующие о возможной криминальной ситуации, и т.д.
Важной составляющей тактики деятельности судебного пристава является проверка готовности судебных помещений и сбор информации об источниках угрозы участникам судебного процесса. Именно с этим обстоятельством связана необходимость оперативно-аналитического звена в структуре службы судебных приставов. На областном и городском уровнях должна быть аналитическая группа из 2-3 человек, которой во взаимодействии с председателем суда, с учетом информации следствия и оперативных аппаратов органов внутренних дел, следует разрабатывать рекомендации по усилению режима охраны, процедурам защиты судей и наиболее важных участников судебного процесса. Эта же группа должна просчитывать вероятность различных форм противодействия подсудимых и связанных с ними лиц в ходе судебного процесса.
Проверка готовности судебных помещений никогда не должна рассматриваться как рутинная работа, но главное состоит в другом - необходим постоянный тренинг в правильном проведении зачистки судебных и иных помещений. В процессе проведения подобного рода учебы группу судебных приставов рекомендуется разбивать на две подгруппы. Одной группе ставится задача "зарядить" помещение или автомобиль "сюрпризами", другая группа выполняет функцию группы зачистки. В процессе деловой игры группы меняются местами. В процессе подобного рода служебной подготовки имеет смысл давать домашнее задание тем, кто будет выполнять роль преступников.
Важной задачей судебных приставов является доставка материалов судебных дел и вещественных доказательств к месту проведения судебного процесса. В этой работе, на наш взгляд, следует учитывать риск нападения на судебных приставов, которые перевозят судебные материалы к месту проведения суда.
Вероятность изъятия из судебных дел части материалов теми лицами, которые знакомятся с ними, например, в процессе подготовки надзорной жалобы, а также возможность утери части материалов судебного дела по причине корыстной заинтересованности или халатности сотрудников канцелярии по гражданским или уголовным делам должны учитываться при определении процедуры принятия материалов судебными приставами.
Для того чтобы избежать подозрений и обвинений в утрате материалов во время доставки и снять с себя утомительную процедуру проверки томов уголовного дела, а также имеющихся в деле вещественных доказательств, мы рекомендуем в каждом территориальном подразделении иметь сумки большого размера из прочной ткани, конструкция запорного устройства которых была бы аналогична инкассаторским сумкам. Таким образом, прием томов дела в опечатанных работниками канцелярии сумках и сдача их в таком виде судье исключает возможные претензии к судебным приставам в случае утраты части материалов.
Риск нападения на судебных приставов в процессе перевозки материалов дела и вещественных доказательств должен постоянно учитываться в процессе выполнения функциональных обязанностей. Важно учитывать и то обстоятельство, что нападение будет осуществляться группой лиц, которые имеют сообщников и действуют по единому плану. Так, в июне 1995 года на перегоне Агрыз-Красноуфимск группа лиц, связанная с подсудимыми по делу о крупной партии наркотиков, совершила нападение на группу работников транспортной милиции, которые сопровождали вещественные доказательства (наркотики и деньги) к месту судебного заседания. Одного из милиционеров нейтрализовали в коридоре, сковали наручниками и в бессознательном состоянии спрятали в купе проводника, который помогал преступникам. Вторым сообщником преступников был электрик поезда, который вскрыл панель потолка вагона и пытался похитить вещественные доказательства, лежавшие в нише над входом в купе.
В ходе заседания суда между судьей и судебным приставом должна быть установлена определенная рациональная и оптимальная система взаимоотношений.
Перечислим наиболее важные правила указанной системы для судей.
1. Судьи и судебные приставы должны четко осознавать свою роль в судебном процессе и не мешать друг другу.
2. Судья руководит процессом и отдает указания судебному приставу в устной форме или оформляет их соответствующими письменными распоряжениями, например, об удалении подсудимого из зала суда.
3. Судье не следует осуществлять мелочную опеку судебного пристава, указывать, где ему размещаться в зале судебного заседания.
4. Недопустимо использовать судебного пристава в качестве посыльного и для выполнения иных не свойственных ему функций.
5. Судье следует внимательно следить за реакцией судебного пристава, так как пристав может увидеть то, что не видит судья, а следовательно, может нуждаться в поддержке своих требований мнением судьи.
6. В процессе пресечения нарушений установленного порядка деятельности суда судья должен активно реагировать на действия правонарушителя, чтобы пристав в своих требованиях не остался без "правовой" основы.
7. Судье следует внимательно прислушиваться к мнению судебного пристава, касающегося вопросов безопасности судебного процесса, а в случае возникновения экстремальных ситуаций в судебном помещении действовать в соответствии с указаниями судебного пристава.
Самим судебным приставам также следует выполнять ряд рекомендаций, а именно:
1. Указания судьи обязательны для исполнения судебным приставом. Исключения составляют случаи, когда указания судьи, в силу его некомпетентности в данных вопросах, не отвечают требованиям безопасности.
2. Даже в случае, если судья осуществляет мелочную опеку и неуважительно относится к судебному приставу, не следует публично обсуждать позицию судьи. После окончания судебного процесса у судебного пристава есть возможность изложить свои претензии в мотивированном рапорте на имя старшего судебного пристава.
3. При необходимости пресечь нарушение установленного порядка деятельности суда судебный пристав должен первым проявлять инициативу, особенно если это связано с опасностью для жизни и здоровья людей. В случае более рядовых нарушений (выкрики, шум в зале и т.д.) его действия диктуются реакцией судьи и являются развитием его указаний.
4. В критических ситуациях судебный пристав должен брать инициативу и ответственность на себя, не стесняясь отдавать судье, прокурору и иным лицам жесткие (если этого требует ситуация) указания.
Указанные выше правила, которые, конечно же, не являются исчерпывающими, служат основой и для работы с судебным приставом-исполнителем. Получая задание на участие в принудительном исполнении судебных решений, следует прежде всего выяснить, кому принадлежит объект, не находится ли он в аренде или субаренде. До проникновения на объект следует выяснить, кто его охраняет и кем заключен договор на охрану. В практике имели место случаи конфликтов судебных приставов с охраной и собственником объекта. На объекте имелась часть имущества должника, которое им было передано для погашения долга, не связанного с судебным иском.
В процессе обеспечения безопасности исполнительных действий судебным приставам не следует становиться заложниками непродуманных решений. Сотрудниками службы судебных приставов, которые в силу своих функциональных обязанностей оказываются на передовом рубеже борьбы различных субъектов за передел собственности, необходимо помнить о возможных обвинениях в подкупленности, действиях в ущерб национальным интересам и т.д. Поэтому при подготовке к принудительному исполнению судебных решений следует четко представлять, как это будет проходить, и просчитывать возможные эксцессы. Используя различные тактические приемы проникновения на объект и его контроля, следует не забывать о возможных негативных реакциях местной администрации, трудового коллектива на проведение исполнительных действий. Поэтому при подготовке к обеспечению безопасности принудительного исполнения судебных решений следует учитывать и характер спора, и возможную реакцию местных властей, а также иные факторы, которые могут влиять на отрицательную оценку деятельности судебных приставов.
В процессе служебной подготовки пристав должен освоить целый комплекс специальных приемов и навыков
Одним из важных навыков является умение вести диалог, в первую очередь с правонарушителем. В этой связи рекомендуется лицам, неуверенно чувствующим себя в диалоге, начинать его осваивать путем общения со своим изображением в зеркале. Диалог лучше вести на профессиональные темы, вначале требуя у своего воображения в зеркале подчинения, а затем рассматривая его как то лицо, указаниям которого не хочешь подчиняться.
В указанном тренинге хорошо отслеживаются мимические реакции, осанка. Параллельно с этим в порядке разнообразия можно проговаривать различные текстовые фразы, которые способствуют контролю за дикцией.
Из числа специальных приемов и навыков следует выделить умение бесшумно передвигаться, используя для этого перекат по внешней стороне стопы с пятки на носок, а также навыки проведения защитных и атакующих действий из положения опущенных рук. В случае, когда судебному приставу приходится пресекать групповое нарушение установленного порядка деятельности судов, неоценимую помощь могут оказать приемы использования силы одного правонарушителя против другого, а также использование различного рода жестикуляцией и мимических реакций для введения правонарушителя в заблуждение и невербальной коммуникации с коллегами.
Важной частью профессиональной подготовки судебного пристава является умение контролировать психоэмоциональную сферу своих оппонентов, а также способность использовать указанные навыки для продуктивного общения с коллегами. Существуют целые группы приемов, позволяющих вырабатывать групповую сплоченность, умение понимать мысли и намерения окружающих. Указанные навыки могут оказаться необходимыми судебному приставу в различных экстремальных ситуациях. Например, умение почуствовать готовность напарника к применению оружия на поражение в отношении преступника, с которым судебный пристав ведет переговоры с целью отвлечения внимания от заложника.
Простейшими упражнениями по выработке групповой сплоченности и умению предугадывать намерения других людей являются следующие:
- тренировка способности выбрасывать одинаковое количество пальцев, умение повернуться в прыжке на одинаковое число градусов с напарником, умение угадывать следующее движение или слово партнера;
- умение запоминать в короткие моменты вспышки света позу партнера, по мере развития навыков количество партнеров увеличивается;
- группа разбивается на двойки (глухой-немой, глухой-паралитик, слепой-немой и т.д.), а затем им дается задание либо договориться друг с другом, либо рассказать о чем-нибудь.
Развитие психоэмоциональных качеств, расширение пределов внимания, самоконтроля и саморегуляции получают реальное применение в процессе решения практических задач. К числу таких задач, например, относятся ситуации переговоров с террористами, захватившими заложников в судебном помещении.
В процессе переговоров не следует спешить с оценками ситуации и конкретными действиями. Следует уметь видеть подвох в предложениях и действиях преступника. В общении с преступником на близком расстоянии следует использовать для достижения целей все шансы и предусматривать вероятность худшего развития событий. Выработанные навыки самоконтроля позволят судебному приставу спокойно реагировать на кровь заложника, его крики о помощи, что в совокупности с внимательным наблюдением и способностью держать под прицелом преступника позволит нажать на спусковой крючок именно в нужный момент.
В ходе проведения переговоров нужно уметь перевоплощаться, учитывать различия в понимании и доказывать, что требования преступника услышаны, а возможно, и выполняются.
В процессе переговоров судебный пристав, обладающий достаточно высоким уровнем саморегуляции, самоконтроля и внутренней силы, может вызвать у террориста элементарное ухудшение психофизиологических состояний, например, падение остроты зрения, слуха, усиление головной боли и т.д.
В небольшой по объему статье трудно осветить все вопросы, касающиеся большинства тактико-специальных аспектов деятельности судебных приставов. Многому, как например умению запутывать, вводить в заблуждение преступника в процессе переговоров либо умению стрелять по выступающим частям тела правонарушителя, захватившего заложника, можно научить только путем проведения практических занятий в тире и на полигоне. Поэтому мы лишь обозначили некоторые ориентиры практической деятельности и служебной подготовки судебных приставов.

Н.Н.Ковтун
Обеспечение установленного порядка деятельности судов: реалии и перспективы
Прошло более двух лет с момента принятия законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве"*. Время подвести первые итоги их действия на территории Российской Федерации. Представляется очевидным, что в целом суть этих итогов может быть сведена к констатации двух противоположных по содержанию выводов:
_______________
* См. СЗ РФ - 1997. - N 30. - Ст.3590-3591.
1. Закон "Об исполнительном производстве", несмотря на отдельные свои недостатки, прочно занял место в механизме правового регулирования тех общественных отношений, которые возникают в связи с необходимостью исполнения судебных (и иных - квазисудебных) решений, и служит надежной правовой основой для деятельности судебных приставов-исполнителей.
Руководствуясь этим законом и Законом "О судебных приставах", они с каждым годом становятся все более значимым инструментом реализации полномочий исполнительной и, отчасти, судебной власти. Статистика возбужденных и реально исполненных исполнительных производств, миллионные суммы взысканных с должников и перечисленных в федеральный бюджет средств* убедительно свидетельствуют о том, что составляющая службы судебных приставов-исполнителей состоялась и состоялась как реальная сила, как полноправный государственный орган, имеющий стойкую динамику к совершенствованию качественных и количественных своих показателей.
_______________
* Так, только по итогам 10 месяцев 1998 года в России было возбуждено 14000000 исполнительских производств, из которых окончено 11000000 и реально исполнено 6000000. По ним взыскано с должников 39461 млн руб., взыскано исполнительских сборов более 400 млн руб.; в бюджет перечислено 178,92 млн руб. // См.: Материалы Всероссийского семинара-совещания руководящих работников службы судебных приставов (Краткая стенограмма) - М.: Российский фонд правовых реформ, 1999. - С.15.
2. Второй вывод - куда как пессимистичней, ибо, несмотря на то, что Закон "О судебных приставах" подробно регламентирует полномочия и второй составляющей названной службы, а именно: судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, они, как служба (как полноправный государственный орган) либо не состоялись вообще, либо в подавляющей части субъектов Российской Федерации и в настоящее время существуют, скорее, как благое пожелание нормы закона, а не реальность правоприменительной жизни.
Все это, несмотря на то, что Законом "О судебных приставах" уже к 1 января 1999 года было предписано создание и функционирование названной службы в полном объеме (п.3 ст.25 Закона), а Министерство юстиции РФ в 1998/99 годах в качестве наиболее приоритетных направлений своей работы считало:
1) проведение организационно-штатных мероприятий, формирование и совершенствование организационной структуры указанной службы, определение ее штатной численности, подбор и расстановку кадров;
2) участие в законодательной деятельности, направленной на эффективную реализацию функций и полномочий названной службы;
3) решение вопросов ее финансового и материально-технического обеспечения*.
_______________
* См.: Выступление на семинаре Главного судебного пристава РФ Б.П.Кондрашова // Материалы Всероссийского семинара-совещания. - С.12.
Реально, увы, сделано немного, так как на данный момент названные мероприятия, подбор и расстановка кадров осуществлены лишь в центральном аппарате Минюста. В низовых же звеньях, призванных реально обеспечить установленный порядок деятельности судов и необходимую силовую поддержку службы судебных приставов-исполнителей, не сделано практически ничего.
Известны и причины подобного положения дел. Они, как всегда, в экономике, в том реальном экономическом базисе, который всегда и везде (несмотря на благие пожелания и декларации в этом вопросе) определял все существование и функционирование надстройки. Денег, реально необходимых для создания (не говоря уже о развитии) названной службы, нет и в обозримом будущем, вероятно, не будет.
Если служба судебных приставов-исполнителей не только не требовала (и не требует) бюджетных вливаний, отчисляя в доход государства солидные суммы и динамично развиваясь за счет 7% исполнительского сбора; и достаточно безболезненно перенесла "организационно-штатные мероприятия" Минюста по реорганизации бывших судебных исполнителей в судебных приставов-исполнителей, получив (после соответствующей аттестации) практически весь низовой (читай - работающий) аппарат, то создание второй (силовой) составляющей службы необходимо начинать практически с нуля, что более чем накладно для нашего оскудевшего государства и общества в ближайшие годы.
По подсчетам Минюста РФ, штатная численность службы судебных приставов в перспективе должна составлять 85 тыс. сотрудников. Для этого только в 1999 году дополнительно предполагалось ввести 40 тыс. штатных единиц**. Можно предположить, что это и есть предусмотренная законом штатная численность судебных приставов, призванных обеспечить установленный порядок деятельности судов. Но поскольку реально на развитие службы в большинстве регионов России из госбюджета в 1998-1999 годах не выделено ни копейки**, штатная численность осталась лишь на бумаге и, возможно, в перспективных планах Минюста.
_______________
* См.: Материалы Всероссийского семинара-совещания. - С.13.
** Например, по нашим сведениям, в Нижегородской области реальные деньги на создание и развитие названной составляющей службы судебных приставов, в количестве 112 штатных единиц, выделены только во второй половине 1999 года, в силу чего к началу 2000 года предполагается, наконец, осуществить необходимые организационно-штатные и кадровые мероприятия по этому вопросу.
Между тем, "с мест" поступают сигналы, что в ряде субъектов РФ силовые правоохранительные органы в официальном порядке уведомляют главных судебных приставов о том, что подведомственные им службы больше не могут рассчитывать на помощь силовых структур в реализации тех полномочий и функций, которые, в соответствии с Законом "О судебных приставах", отнесены к компетенции названной службы (ст.10-11 Закона), и что дальнейшие отношения межведомственных служб следует искать в сфере организации надлежащего взаимодействия между ними*.
_______________
* См., например, выступление на указанном семинаре Министра юстиции Республики Татарстан А.М.Салабаева // Материалы Всероссийского семинара-совещания. - С.28.
Взаимодействие же, как известно, в качестве одного из определяющих признаков предполагает не только согласованные по времени, цели и другим параметрам действия двух (и более) равноправных субъектов, но и их взаимную заинтересованность (что, как представляется, главное) в этом. Пока такой (взаимной) заинтересованности на практике, увы, не просматривается.
Тем не менее, объективно учитывая (имеющиеся и в перспективе) реалии бюджетного дефицита в нашей стране, полагаем, что действительные возможности к созданию и развитию второй составляющей службы судебных приставов следует искать именно в организации правильного (взаимовыгодного) взаимодействия всех заинтересованных ведомств и служб.
И действовать надо в рамках именно тех составляющих, которые были провозглашены в качестве приоритетных для Министерства юстиции в 1998-1999 годах и которые настолько взаимосвязаны между собой, что только в своей совокупности и во взаимном дополнении друг друга в состоянии кардинально изменить ситуацию в деле надлежащего функционирования каждой из составляющих службы судебных приставов.
Начинать, естественно, надо с решения вопросов финансового и материально-технического обеспечения силовой составляющей названной службы. Вопрос бюджетного финансирования при этом нами, в принципе, не рассматривается, поскольку будь оно в наличии - создание и функционирование службы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов было бы решено и своевременно, и обычным путем. Нет надежд и на то, что главы субъектов Федерации (или органов местного самоуправления) изыщут какие-либо дополнительные возможности для финансирования и материально-технического снабжения вновь создаваемой службы за счет собственных резервов. Если такие ресурсы и есть, они, скорее всего, будут направлены на обеспечение неотложных социальных программ региона.
Поэтому взять деньги для создания хотя бы минимума штатных единиц указанной службы и ее (минимально необходимого) материально-технического обеспечения придется, вероятнее всего, у самой себя. А если точнее - у службы судебных приставов-исполнителей, из их "кровного" (и далеко не лишнего для них в современных условиях) 7- процентного исполнительского сбора.
Известно, что именно он в определенной мере помог "стать на ноги" указанной службе, технически и материально оснастить ее, решить первоочередные проблемы, создать действенный стимул к дальнейшей эффективной работе. Именно за счет данного сбора (аккумулированного в рамках внебюджетного фонда развития исполнительского производства) многие службы приобрели компьютеры, технику, мебель, отремонтировали помещения и решили первоочередные проблемы с транспортом и канцелярскими расходами. Казалось бы, самое время переходить к качественным изменениям в организации работы по исполнению судебных решений, наращивать темпы по становлению и развитию службы.
Поэтому предлагаемое нами решение, прежде всего, вызовет крайнее неприятие самих приставов-исполнителей, которые вряд ли проявят желание содержать за счет собственных средств по сути "своих", но все же "нахлебников", не видя от них практической пользы. Не осознавая собственной выгоды (заинтересованности) в создании указанной службы, они, возможно, будут всячески саботировать усилия по ее созданию, организационно-штатному оформлению, материально-техническому оснащению и т.п.
В силу чего, на первых этапах, вероятнее всего следует сосредоточиться на создании и обеспечении функционирования только специализированных, строго лимитированных по штату и функциям (направлениям) деятельности (спец) подразделений названной службы, организационно и структурно подчиненных главному судебному приставу субъекта Федерации и выполняющих наиболее актуальные задачи по необходимому силовому обеспечению деятельности суда и низовых служб судебных приставов-исполнителей.
Нам могут обоснованно возразить, что постановлением Правительства РФ категорически запрещено использование средств внебюджетного фонда развития исполнительного производства (формируемого за счет 7% сбора и, отчасти, из сумм, взысканных в виде штрафа) на содержание новых штатных единиц службы судебных приставов-исполнителей, на приобретение недвижимости (зданий, сооружений) и подобные расходы, поскольку они могут носить строго целевой характер. Предусмотрена и ответственность за нецелевое использование указанных средств.
Действительно, все это так. Однако необходимость скорейшего создания второй (силовой) составляющей службы объективно требует преодоления этой (на наш взгляд, не основанной на действительных потребностях практики) догмы ведомственного нормативного акта. Более того, имеющаяся и сверхдопустимая нагрузка на судебных приставов-исполнителей (по 1000 и более исполнительских производств на каждого), на наш взгляд, требует предоставления возможности главному судебному приставу субъекта Федерации содержания новых штатных единиц в тех необходимых пределах, которые служба хочет и может содержать за счет собственных (7 %) средств.
В этом направлении и реализовать бы ранее отмеченные нами приоритеты Минюста РФ на 1998-1999 годы в части, касающейся законодательной деятельности (инициативы) по соответствующему нормативному обеспечению потребностей службы. Тем более, что реализация этой составляющей планов Минюста создает необходимые предпосылки для последующей реализации (на данном этапе) двух других составляющих:
а) определения оптимальной численности вновь создаваемой службы;
б) решения вопросов ее (минимально необходимого) финансового и материально-технического обеспечения.
Полагаем, что предлагаемое нами решение является не только единственно возможным (на данном этапе), но наиболее оптимальным, поскольку:
а) содержание и обеспечение названной силовой составляющей службы судебных приставов исключительно за счет собственных средств в состоянии, в принципе, исключить "болезнь" практически всех бюрократических структур к безграничному расширению своих штатов, созданию новых подразделений и служб, к искусственному расширению функций. Являясь непосредственным руководителем обеих составляющих службы и зная их первоочередные нужды, главный судебный пристав субъекта Федерации будет просто обязан считать деньги, распределяя их в соответствии с действительными потребностями службы. Это же обстоятельство (в случае необходимости) позволит снять возможный конфликт между "спонсирующей" и "спонсируемой" составляющими службы, сводя к минимуму предполагаемый "саботаж" руководителей низовых звеньев (старших судебных приставов) по поводу добровольно-принудительного отчисления на содержание вновь создаваемой службы той или иной части исполнительского сбора*;
_______________
* Полагаем, что процент отчисления на указанные цели должен быть совершенно одинаков для каждой из низовых служб службы судебных приставов-исполнителей, вне зависимости от конечных результатов их работы, так как установленные волевым порядком и разные в процентном отношении критерии названных "взносов" перестанут быть стимулом к дальнейшей эффективной работе той службы, которая имеет более высокие показатели в работе.
б) обладая крайне ограниченными (кадровыми и материально-техническими) возможностями подобной силовой составляющей службы, главный судебный пристав субъекта Федерации будет также обязан четко определиться в основных направлениях деятельности этих подразделений; в организации надлежащего взаимодействия со всеми правоохранительными и другими заинтересованными ведомствами и службами государства, исключив неоправданное дублирование в реализации одних и тех же полномочий и функций разноведомственными структурами;
в) учитывая, что судебные приставы обязаны обеспечить установленный порядок деятельности и судов общей юрисдикции, и арбитражных, а в перспективе конституционных (уставных) и мировых судов, именно наличие строго централизованного и подчиненного непосредственно ему силового (спец) подразделения позволит главному судебному приставу строго определиться: на каком направлении, в каком звене судебной системы и в каких пределах в данный конкретный момент следует сосредоточить имеющиеся усилия, средства и возможности силовой составляющей службы в целях эффективного обеспечения установленного порядка деятельности именно данного суда и по данному делу (или спору сторон);
г) наконец, строгая централизация (на первых порах) силовой составляющей службы судебных приставов позволит в максимальной мере обеспечить ее управляемость, ведомственный и прокурорский контроль за формами и результатами ее деятельности, необходимую (централизованную) подготовку и переподготовку кадрового состава службы и т.п.
Высказанные нами идеи, безусловно, достаточно спорны; для некоторых, возможно, абсурдны. Однако, при надлежащем их осмыслении, а тем более реализации, они, как представляется, способны стать тем инструментом, который, наконец, позволит разрубить гордиев узел проблем и вопросов, связанных с созданием, развитием и обеспечением надлежащего функционирования силовой составляющей службы судебных приставов Российской Федерации.

Н.В.Макарейко
Некоторые вопросы
исполнения постановлений о наложении административных взысканий
Исполнение постановлений о наложении административных взысканий является завершающей стадией производства по делам об административных правонарушениях. На этой стадии административное взыскание, наложенное за совершение административного правонарушения, должно быть переведено из статического состояния в состояние динамики, т.е. нарушитель должен претерпеть те правоограничения, которые определил правоприменитель.
Достижение целей административных взысканий зависит от качества деятельности участников исполнительного производства, что и предопределило значимость рассматриваемой проблемы.
Исполнение постановлений о наложении административных взысканий регламентируется нормами раздела V Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Создавая нормативные предписания, законодатель решал две задачи. Первая заключалась в создании действенного процессуального инструментария, который позволял бы добиться высокого уровня исполнения постановлений о наложении административных взысканий. Вторая состояла в создании процессуальных гарантий, необходимых и достаточных для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности, от нарушений со стороны правоприменителя.
Следует признать, что как первая, так и вторая задача решены не лучшим образом. Положение усложняется тем, что в соответствии с п."к" ст.72 Конституции Российской Федерации административно-процессуальное законодательство отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, т.е. речь идет о разграничении правотворческой компетенции по вертикали. Вместе с тем, и на федеральном уровне исполнение постановления о наложении административных взысканий урегулировано различными нормативными актами, что в значительной мере снижает эффективность исполнения постановлений*.
_______________
* См.главу 50 Таможенного кодекса РФ "Исполнение постановления таможенного органа Российской Федерации о наложении взысканий за нарушение таможенных правил";
пункт 4 Инструкции по организации в органах Российской транспортной инспекции производства по делам об административных правонарушениях, утв. приказом Минтранса России от 26.04.93 N 28.
Говоря о проблеме исполнения постановлений о наложении административных взысканий, нельзя обойти вниманием вопросы материального права. Так, в ст.24 КоАП РСФСР систематизированы виды административных взысканий, но в ней отсутствуют такие взыскания, как приостановление действия специального разрешения (лицензии) или его аннулирование, что предусмотрено ч.3 ст.157 КоАП РСФСР. Это создает серьезные трудности на этапе исполнения, когда ни субъект, налагающий административное взыскание, ни субъект, контролирующий его исполнение, точно не знают правовой сущности применяемой меры административного принуждения. Достижение целей административных взысканий зависит от легитимности назначенной меры, что предъявляет высокие требования к ее правовой сущности.
Исполнение постановлений о наложении административных взысканий начинается после вступления его в законную силу. По правилам ст.278 КоАП РСФСР постановление о наложении административного взыскания подлежит исполнению с момента его вынесения, а при обжаловании или опротестовании постановления оно подлежит исполнению после оставления жалобы или протеста без удовлетворения, за исключением постановлений о применении меры взыскания в виде предупреждения, а также в случаях наложения штрафа, взимаемого на месте совершения административного правонарушения.
Следует различать добровольное и принудительное исполнение постановлений о наложении административных взысканий. В большинстве случаев законодатель исходит из презумпции добропорядочности субъекта административной ответственности, из принципа добровольного исполнения вынесенного постановления и, лишь когда участник производства по делам об административных правонарушениях не желает исполнять его, применяет принудительный порядок.
Исполнением постановлений о наложении административных взысканий заняты различные субъекты, которые осуществляют двоякую по своему характеру деятельность: обращают постановления к исполнению и непосредственно приводят их в исполнение. Первую из них, согласно ст.278 КоАП РСФСР, осуществляют юрисдикционные органы, которые решают вопрос о наложении взысканий за совершение административного правонарушения. Перечень субъектов административной юрисдикции содержится в главе 16 КоАП РСФСР. Большое количество уполномоченных субъектов (более сорока), их низкий уровень юридической квалификации приводит к большому числу незаконных постановлений по рассматриваемым делам. Сложившееся положение требует незамедлительного вмешательства законодателя с целью уменьшения числа субъектов юрисдикционной деятельности в рамках производства по делам об административных правонарушениях, и этому есть конституционно-правовые предпосылки. Так, в п.2 ст.118 Конституции РФ сказано, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Данная норма получила конкретизацию в ст.26 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации"*, где говорится, что специализированные федеральные суды по рассмотрению гражданских и административных дел учреждаются путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный конституционный закон. Речь идет о реальном шаге по созданию института административной юстиции**. На первоначальном этапе речь может идти о формировании специальных коллегий в общих судах по рассмотрению административных дел, в том числе и дел об административных правонарушениях, а затем о создании особых административных судов. Создание института административной юстиции положительно скажется на исполнении постановлений о наложении административных взысканий: во-первых, повысится качество выносимых постановлений как с содержательной, так и формальной стороны. Судьи, зная тонкости наложения административных взысканий, будут выносить решения, основываясь на принципах административной ответственности. Во-вторых, будет разорвана ведомственная порука между органом (должностным лицом), производившим административное расследование, и субъектом административной юрисдикции. Все это в конечном итоге расширит правовые гарантии личности в административном процессе вообще и производстве по делам об административных правонарушениях в частности.
_______________
* См. СЗ РФ. - 1997. - N 1. - Ст.1.
** Более подробно см.: Старилов Ю.Н. Административная юстиция: проблемы теории. - Воронеж, 1998.
Следующий вопрос, на который необходимо обратить внимание, - меры обеспечения исполнения постановлений о наложении административных взысканий. Эти меры в административно-правовой литературе принято называть мерами административно-процессуального обеспечения*.
_______________
* См.: Кисин В.Р. Меры административно-процессуального принуждения, применяемые милицией. - Киев, 1997; Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. - Свердловск, 1989. - С.141-149.
В действующем КоАП РСФСР меры административно-процессуального обеспечения содержатся в главе 19 "Административное задержание, досмотр вещей, изъятие вещей и документов". Нельзя признать такое название главы удачным. Думается, что более подходящим было бы назвать главу "Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях". Кстати, ст.239 КоАП РСФСР, с которой начинается глава 19 и где дается общая характеристика этой группы принудительных средств, названа "Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях".
В настоящее время эта глава включает следующие меры административно-процессуального обеспечения: административное задержание, личный досмотр и досмотр вещей и товаров, изъятие вещей и документов, отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние опьянения, задержание транспортного средства. Нельзя согласиться с законодателем, который обособил такую меру административно-процессуального обеспечения, как доставление нарушителя (ст.238 КоАП РСФСР), которая оказалась в главе 18 КоАП РСФСР.
Вместе с тем, имеется ряд мер административно-процессуального обеспечения, которые по непонятным причинам не получили должного законодательного закрепления. К таким мерам следует отнести привод. Решение вопроса о привлечении лица к административной ответственности, а также применение к нему иных мер административного принуждения нередко требует его присутствия при выполнении компетентным органом (должностным лицом) соответствующих процессуальных действий. Принудительным средством, обеспечивающим обязательное участие в административном процессе лица, уклоняющегося от явки по вызову в соответствующий орган, является привод. Право на осуществление привода сотрудниками органов внутренних дел закреплено в ч.2 ст.247 КоАП РСФСР и п.3 ст.11 Закона РФ от 31 марта 1999 года "О милиции".
Существующий перечень мер административно-процессуального обеспечения нуждается в дополнении такими мерами, как поручительство и арест имущества. Поручительство должно предполагать, что поручитель обязуется перед органом административной юрисдикции, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, исполнит возложенное на него административное взыскание. Данная мера в настоящее время предусмотрена ст.74 части первой Налогового кодекса РФ.
Арест имущества в качестве способа обеспечения исполнения постановления по делу о наложении административного взыскания будет признаваться действием специально уполномоченного субъекта по ограничению права собственности лица, совершившего административное правонарушение в отношении его имущества, в настоящее время предусмотренным ст.77 части первой Налогового кодекса РФ. Думается, потенциал этой меры достаточно высок и с учетом того, что основная масса административных взысканий носит имущественный характер, и если тенденция эта будет сохраняться в дальнейшем, то арест имущества должен стать действенным средством обеспечения исполнения постановлений о наложении административных взысканий.
Необходимо обратить внимание на вопрос о субъектах, обеспечивающих непосредственное исполнение наложенных административных взысканий. Часто орган, вынесший постановление, помимо того, что он является субъектом, обращающим постановление к исполнению (ч.3 ст.278 КоАП РСФСР), сам обеспечивает его непосредственное исполнение. Примером может служить приведение в исполнение постановления о лишении специального права управления транспортными средствами, которое возлагается на должностных лиц органов внутренних дел, указанных в п.3 ст.203 КоАП РСФСР*.
_______________
* Этими субъектами могут быть начальник или заместитель начальника ГИБДД, командир подразделения дорожно-патрульной службы и его заместитель.
Вместе с тем, имеют место случаи, когда субъект, налагающий административные взыскания, не способен привести его в исполнение. Речь в данном случае идет о принудительном исполнении.
Лицу, привлекаемому к административной ответственности, дается срок добровольно исполнить наложенное взыскание. Так, штраф должен быть уплачен нарушителем не позднее пятнадцати дней со дня вручения ему постановления о наложении штрафа, а в случае обжалования или опротестования такого постановления - не позднее пятнадцати дней со дня уведомления об оставлении жалобы или протеста без удовлетворения (ч.1 ст.285 КоАП РСФСР). Принудительное исполнение постановления о наложении штрафа приводится в исполнение судебным исполнителем (ст.286 КоАП РСФСР). Ссылка на данного субъекта имеет место в случае исполнения в принудительном порядке и других видов мер административного принуждения: конфискации (ст.290 КоАП РСФСР); возмещения имущественного ущерба (ст.307 КоАП РСФСР). При этом порядок принудительного исполнения постановления о наложении административных взысканий регламентируется нормами гражданско-процессуального права. Следует признать, что это промежуточное решение вопроса с позиции нормативного регулирования.
В настоящее время принудительное исполнение постановления о наложении административных взысканий урегулировано Федеральным законом РФ от 21 июля 1997 года "Об исполнительном производстве". Органами принудительного исполнения является служба судебных приставов Российской Федерации и служба судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации*. Служба судебных приставов явилась правопреемником ранее существующего института судебных исполнителей. Вместе с тем, это совершенно новый правоохранительный орган, который функционирует на принципиально новой законодательной основе, имеющий возможность собственными силами обеспечить исполнение судебных актов и актов других органов в Российской Федерации**.
_______________
* См. пункт 1 ст.3 Закона "Об исполнительном производстве".
** Деятельность судебных приставов регламентируется Законом РФ от 21 июля 1997 года "О судебных приставах" // СЗ РФ. - 1997. - N 30. - ст.3590.
Среди документов, которые принимаются к исполнению, указаны и постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях*. Закон предъявляет требования к исполнительным документам, которые должны индивидуализировать лицо, привлекаемое к административной ответственности, конкретизировать субъекта административной юрисдикции и даты внесения постановления о наложении административного взыскания, вступления в силу, выдачи и срока предъявления к исполнению. Как показывает практика деятельности органов административной юрисдикции, эти требования не всегда выполняются. Типичными нарушениями является неполное указание паспортных данных правонарушителя: вместо имени и отчества указываются инициалы, отсутствует место рождения и место регистрации или проживания, не указывается место работы нарушителя. Эти и другие нарушения не позволяют организовать эффективное исполнение постановлений о наложении административных взысканий. В случае несоответствия постановления о наложении административного взыскания предъявляемым требованиям, судебный пристав-исполнитель возвращает его субъекту административной юрисдикции. Это требует повышения уровня правовой культуры субъектов, рассматривающих дела об административных правонарушениях.
_______________
* См. пункт 6 ст.7 Закона "Об исполнительном производстве".
Поднятые вопросы требуют не косметических изменений производства по делам об административных правонарушениях, а реформирования административно-процессуального законодательства в целом. Изложенное дает возможность высказать некоторые заключительные положения.
1. На федеральном уровне целесообразно разработать основы административно-процессуального законодательства, которые должны установить процедуры и регламент деятельности исполнительной власти. Структура предполагаемого законопроекта может иметь общую часть (понятие, разграничение сфер регулирования, участники и т.п.) и особенную часть, состоящую из трех разделов: правотворческая деятельность органов исполнительной власти; административно-наделительные производства; административно-юрисдикционный процесс. Основы административно-процессуального законодательства подготовят почву для принятия специальных административно-процессуальных законов, в том числе кодифицированных.
2. Следующим этапом законодательного развития административного процесса должно стать создание механизма административной юстиции. Это позволит демократизировать существующую систему органов, полномочных рассматривать дела об административных правонарушениях, что поможет повысить качество принимаемых решений. Нормы, регламентирующие деятельность органов административной юстиции, можно будет объединить в Кодекс административного судопроизводства.
3. Контроль за исполнением решений о наложении административных взысканий необходимо будет возложить на органы административной юстиции. В случае невыполнения постановлений о наложении административных взысканий принудительное исполнение осуществляет служба судебных приставов.
4. Обособление самостоятельной отрасли российского законодательства - административного процесса - позволит провести коренную ревизию института административной ответственности. На федеральном уровне можно будет принять Кодекс об административной ответственности. Это должен быть принципиально новый кодифицированный законодательный акт.
Во-первых, он должен систематизировать правовые нормы, устанавливающие административную ответственность как физических, так и юридических лиц.
Во-вторых, в единый нормативный акт должны быть сведены все нормы, которые устанавливают административную ответственность и содержатся в нормативных актах различных отраслей российского права: таможенного, налогового, земельного, экологического, финансового и др.
В-третьих, в Кодексе будут объединены все нормы, устанавливающие административную ответственность, что лишает Президента РФ, Правительство РФ права принимать правовые акты, устанавливающие административную ответственность.
В-четвертых, наличие основ административно-процессуального законодательства позволит освободить Кодекс об административной ответственности от административно-процессуальных норм.
Таковы в общих чертах пути реформирования исполнительного производства и административного процесса в целом.
М.П.Поляков
Служба судебных приставов
как орган дознания
Федеральный закон "О судебных приставах" был принят 21 июля 1997 года. Учитывая, что новоиспеченная служба явилась принципиальной новинкой для российской правоохранительной сферы, "торжественный пуск в эксплуатацию" всех подразделений судебных приставов законодателем был намечен на 1 января 2000 года. Однако на сегодняшний день сформированы лишь центральные органы управления данной службой. Что касается функционального звена судебных приставов, то в рабочем состоянии находятся лишь те структуры, в которых трудятся судебные приставы-исполнители: в основном это вчерашние судебные исполнители. Подразделения судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов* в большинстве регионов пока не созданы.
_______________
* Для краткости автор их будет именовать приставы-обеспечители.
Причина отставания от предусмотренного законом графика тривиальна - отсутствие денег*. Но в немалой степени затягивание процесса формирования указанных подразделений вызвано и тем обстоятельством, что судебным приставам-обеспечителям приходится начинать с "чистого листа". И заполнять этот лист представители данной службы начинают с предложений о новых полномочиях.
_______________
* В семинаре "Проблемы исполнения судебных решений", проходившем 5-6 сентября 1999 года в стенах Нижегородской правовой академии, принимали участие и зарубежные правоведы. Один немецкий гость, судья по профессии, так и не смог до конца понять, что же означает загадочная российская формула: "Закон есть, а денег нет", на которую кивали многие выступающие.
Уже сейчас, фактически не реализовав ни одного законного полномочия, приставы-обеспечители априори размышляют о расширении своей компетенции. Так, главный судебный пристав Омской области В.В.Головин, рассуждая о проблеме привлечения мужчин во вверенное ему подразделение, говорит о том, что для сильного пола в скором времени рассматриваемая служба станет привлекательна новыми полномочиями*. По словам В.В.Головина, в настоящее время Министерством юстиции готовится приказ о наделении службы судебных приставов функцией оперативно-розыскного характера и функцией дознания.
_______________
* Новой службе - силовую поддержку // Российская юстиция. - 1999. - N 5. - С.20.
Что касается приказного порядка обретения оперативно-розыскных полномочий, то здесь, по мнению автора, никаких препятствий не ожидается. Поскольку оперативные аппараты Минюста Законом об ОРД названы в числе органов, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, постольку создание волей министра подобных аппаратов в службе судебных приставов будет законной платформой для реализации этих полномочий.
Относительно функции дознания дело обстоит сложнее. Приказа министра юстиции для обретения уголовно-процессуальных полномочий здесь будет явно недостаточно. Компетенция по возбуждению уголовных дел и их предварительному расследованию может передаваться органам и должностным лицам только на уровне федерального закона. Служба судебных приставов лишь тогда сможет получить полномочия органа дознания, когда о ней станет упоминаться в ст.117 УПК РСФСР либо когда соответствующие изменения будут внесены в Закон "О судебных приставах".
Но прежде чем предлагать законодателю поступить именно таким образом, автор статьи хочет разобраться, есть ли в этом объективная потребность и не является ли желание расширить полномочия лишь проявлением амбиций высокопоставленных руководителей службы судебных приставов по формированию собственной гвардии - судебной полиции.
Начнем с последнего. Вопрос о раздувании полномочий - вопрос не праздный. Он напрямую связан с проблемой дифференциации полиции. Термин этот для науки новый, но означает он вполне древнее явление - образование новых правоохранительных органов со специфическими полномочиями, изымаемыми из сферы компетенции общей полиции. Это явление было присуще российской полиции на протяжении всего ее развития. Новейшая история полиции (в широком понимании) подтверждает наличие этой тенденции.
Возьмем, к примеру, налоговую полицию. Она зародились как структурное подразделение Государственной налоговой службы (Главное управление налоговых расследований). Однако через незначительное время "дитя" обособилось от "родителей", провозгласив своими задачами (кроме прочих) помогать последним в осуществлении их функций и бороться с "родительской" коррупцией. Следует заметить, что процесс формирования налоговой полиции сопровождался большим скептицизмом со стороны функционеров органов внутренних дел и в первую очередь борцов с экономической преступностью. Сотрудники подразделений БЭП со всей ответственностью заявляли, что им по плечу обезглавить "гидру налоговой преступности". Однако их голосам не вняли; налоговая полиция была создана и успешно работает (периодически постригая эту гидру, но, увы, не лишая головы). К слову, не без помощи названных выше скептиков, перекочевавших под ее крыло.
Вслед за созданием налоговой полиции появились заявления о необходимости создания таможенной полиции. Казалось бы, чего не хватает таможне - полномочий масса: и оперативно-розыскных, и уголовно-процессуальных. Кого-то, вероятно, не устраивает подчинение Государственному таможенному комитету, поскольку обособленная таможенная полиция могла бы бороться не только с преступностью снаружи, но и с преступностью внутри. Автор уже заметил, что законодатель среди прочих задач налоговой полиции назвал и такую, как борьба с коррупцией в налоговых органах. Можно, конечно, потешаться над данной формулировкой (как же, законодатель уже в законе провозгласил, что в налоговой службе воруют), но, с другой стороны, зачем отрицать явление, если оно есть. Коррупция - "профессиональное заболевание" налоговых органов, при должной профилактике им можно и не заболеть. Таможня тоже нуждается в профилактических мероприятиях по искоренению мздоимства. Естественно, что такая работа ведется подразделениями собственной безопасности таможни. Однако предполагается, что если бы не было ведомственной подчиненности, то работа могла быть продуктивнее.
Двигаясь в данном направлении, автор неминуемо подходит к вопросу: не нужна ли России судебная полиция. Во-первых, есть нужда обеспечить комфортное исполнение судьями своих профессиональных функций: предпринимать меры по наведению и поддержанию порядка в местах отправления правосудия, оградить судей и членов их семей от неправомерного воздействия и т.п. Во-вторых, имеется необходимость оптимизировать деятельность по исполнению судебных решений путем силовой поддержки. В-третьих, не секрет, что есть потребность "отвадить" коррупцию от органов правосудия.
Но не слишком ли автор увлекся. Аргумент "в-третьих" как-то не очень вписывается в идеологический контекст статуса суда. Презумпция "липких рук", вполне допустимая в отношении фискальных органов, не позволительна в отношении суда. Следует помнить, что суд занимает особую правоохранительную нишу. Он, образно говоря, находится чуть выше земли. До неба, конечно, не дотягивает, но для атеиста вполне выступает последней инстанцией, в которой можно искать справедливость. Поэтому суд как орган справедливости не может провозглашаться порочным (что, по сути, сделали с налоговой службой в Законе о налоговой полиции).
Сказанное, однако, не аргумент против судебной полиции, а аргумент, против включения в ее задачи (текстуально) борьбу с коррупцией в судебных органах.
Кроме идеологических барьеров, препятствием для реализации третьего аргумента в пользу судебной полиции является и статус судьи, гарантирующий его неприкосновенность. В отношении таможенника и налогового инспектора закон ничего подобного не предусматривает.
Есть здесь намек и еще на одну проблему общеполицейского свойства: чрезмерное развитие полицейских полномочий, по нашему мнению, может поставить "авторитет" филера выше авторитета суда. И законопослушное поведение будет определяться не почтением к норме права, а "донособоязнью". Что-то подобное наша история уже переживала. Сам автор не застал, но по описаниям - жутковато.
Итак, быть или не быть судебной полиции? Автор полагает, что быть. Базис для создания такой полиции имеется. Это находящаяся в стадии формирования служба судебных приставов-обеспечителей. Ни у кого не вызывает сомнения, что эта служба - силовая*. Для выполнения возложенных не нее задач она может применять и специальные средства, и огнестрельное оружие. У нас даже есть подозрения, что служба судебных приставов первоначально и замышлялась как объединение исключительно приставов-силовиков. Эти догадки базируются на тексте Уголовного кодекса РФ. В главе 31 "Преступления против правосудия" в качестве объектов преступного посягательства называются отдельно судебные приставы и судебные исполнители (ст.296, 298 УК РФ).
_______________
* Новой службе - силовую поддержку. - С.19.
Как видим, объединение этих двух профессий в одном ведомстве, судя по терминологии закона, изначально не планировалось. Вероятно, что создание объединенной службы судебных приставов имело своей целью уменьшить ведомственную разобщенность и изначально повысить эффективность.
Тем не менее, автор полагает, что судебные приставы-обеспечители и судебные приставы-исполнители не долго будут сосуществовать вместе. Через некоторое время мы, вероятно, будем иметь два обособленных ведомства. Это закон управленческой эволюции. Каждый орган эволюционирует по пути усложнения. И это не вина начальников, желающих иметь больше подчиненных. Это объективный закон, проявляющий себя в науке и практике управления под разными именами, например, как небезызвестный закон Паркинсона.
Итак, судебной полиции быть. Но быть ли этой полиции органом дознания в функциональном, а не нормативном смысле. Компоненты системы органов дознания по отношению к системе должны носить целесообразный характер; в противном случае они выпадают из системы, становятся для нее инородным телом. Так, в УПК РСФСР, действовавшем до 1961 года, в качестве органов дознания назывались различные инспекции (финансовая, инспекция труда и т.п.), должностные лица и правительственные учреждения. Эти органы лишь "украшали" УПК, никак не проявляя себя в правоприменительной деятельности.
Для того чтобы не плодить псевдопроцессуальные органы, посмотрим, имеются ли теоретические и функциональные предпосылки наделения службы судебных приставов правами органов дознания.
В качестве базы возьмем понятие субъектно-процедурного обеспечения досудебного этапа уголовного судопроизводства. По определению автора, это - "совокупность процессуальных процедур и процессуально уполномоченных субъектов, интегрированных в единый механизм, инициирующий (при наличии определенных условий) возникновение уголовно-процессуальной деятельности и обеспечивающий движение уголовного процесса к его цели".
"Конвергенция основных составляющих субъектно-процедурного обеспечения позволяет синтезировать пути их реформирования по условному направлению "Два У" - увеличение числа субъектов досудебной подготовки и умножение ее форм"*.
_______________
* Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания. Автореф. дис+ канд.юрид.наук. - Н.Новгород, 1995 - С.12.
Из данного определения, явившегося результатом изучения тенденций развития досудебной фазы уголовного процесса, вытекает, что указанный этап тяготеет к привлечению новых функционально пригодных субъектов.
Уголовный процесс на досудебной стадии представляет собой открытую систему, открытую для органов, имеющих определенную процессуальную предрасположенность (потенцию). Такими органами выступают любые подразделения, имеющие полицейскую суть. У службы судебных приставов, в лице приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов, процессуальная потенция, судя по нормативной базе, имеется.
Но процессуальная потенция специального полицейского подразделения целесообразна для реализации в уголовном судопроизводстве лишь в том случае, если в природе имеются преступления, на которые данные органы реагируют, как правило, первыми. Речь идет о функциональных предпосылках обретения полномочий органа дознания.
Функциональные предпосылки у службы судебных приставов, по нашему мнению, также имеются. Можно предположить, что судебные приставы-обеспечители ранее других будут иметь контакт с некоторыми преступлениями против правосудия (глава 31 УК РФ).
Конечно же, не все преступления против правосудия соприкасаются с деятельностью приставов-обеспечителей. Но есть и немало таких, с которыми приставам, на наш взгляд, придется сталкиваться первыми:
- воспрепятствование осуществлению правосудия (ст.294 УК РФ);
- посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие (ст.295 УК РФ);
- угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст.296 УК РФ);
- неуважение к суду (ст.297 УК РФ);
- клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, судебного пристава, судебного исполнителя (ст.298 УК РФ);
- незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащее конфискации (ст.312 УК РФ);
- неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.315 УК РФ).
Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает по этим видам преступлений различные виды досудебной подготовки. Преступления, предусмотренные ст.294-296, 298, расследуются следователями органов прокуратуры; по делам, возбужденным по ст.297, 312, 315, законодатель предусматривает проведение дознания.
Таким образом, служба судебных приставов-обеспечителей может реализовать свою уголовно-процессуальную потенцию в двух направлениях: 1) проведение дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно; 2) проведение дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно. Протокольной формы досудебной подготовки по делам о преступлениях против правосудия не предусмотрено.
Первое направление - возбуждение уголовного дела и проведение неотложных следственных действий, указанных в ст.119. Такие действия, по нашему мнению, судебный пристав должен выполнять в случаях, когда имеется очевидная опасность утраты доказательственной информации; лица, причастные к преступлению, могут скрыться и т.п. В случае, если ситуация не сопряжена с неотложностью, судебный пристав может ограничиться сообщением (с приложением соответствующих материалов) следователю прокуратуры, приняв соответствующие меры к сохранению следов преступления. С другой стороны, располагая полицейскими полномочиями, в первую очередь оперативно-розыскными, судебный пристав должен активно включиться в поиск дополнительной информации, имеющей отношение к делу.
Заговорив об оперативно-розыскных полномочиях, следует особо подчеркнуть, что судебные приставы-обеспечители должны заниматься оперативным обслуживанием вверенного им участка, не допуская неправомерного воздействия на судей и работников аппарата суда.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>