<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Осуществление дознания в полном объеме (дознание по делам, по которым предварительное следствие не обязательно) (ст.120 УПК) заключается в возбуждении уголовного дела и проведении всех необходимых следственных действий, с последующим направлением уголовного дела с обвинительным заключением прокурору.
Согласно УПК, дознание, независимо от формы, вправе производить орган дознания. С юридической стороны таким органом выступает начальник соответствующего подразделения, названного в ст.117 УПК. В службе судебных приставов в качестве таких руководителей могут выступать:
- Главный судебный пристав Российской Федерации;
- заместитель Главного судебного пристава Российской Федерации;
- главный военный судебный пристав;
- главный судебный пристав субъекта Российской Федерации;
- старший судебный пристав (районный и межрайонный уровни).
Указанные руководители смогут сами осуществлять производство дознания или поручать его судебным приставам-обеспечителям. Автор полагает, что для более эффективной реализации функции дознания потребуются специализированные подразделения. В рамках этих подразделений смогут объединяться сотрудники, призванные реализовать как уголовно-процессуальные, так и оперативно-розыскные полномочия службы судебных приставов. Представляется, что без работы они не останутся.
Завершая статью, автор хотел бы рассуждения о будущих полномочиях судебных приставов сконцентрировать в конкретном предложении по внесению дополнения в ст.117 УПК. Суть этого предложения - в дополнении указанной статьи пунктом 10 следующего содержания: "Служба судебных приставов - по делам, отнесенным законом к их ведению".

Н.Н.Ковтун
Л.В.Мищенко
Оперативно-розыскное обеспечение
службы судебных приставов:
формы и методы деятельности
В 1998 году в г.Москве состоялся первый Всероссийский семинар-совещание руководящих работников службы судебных приставов с участием представителей центрального аппарата Министерства юстиции Российской Федерации, МВД Российской Федерации, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, научных и научно-исследовательских вузов страны и ряда других заинтересованных ведомств.
В качестве одной из проблем, обсуждавшихся на семинаре, был вопрос о формах и направлениях оперативно-розыскного обеспечения деятельности службы судебных приставов*. В выступлениях ряда участников семинара и репликах с мест, нередко, звучали вопросы о формах и методах подобной работы, ее субъектно-процедурном обеспечении, степени готовности ведомственных нормативных актов, призванных регламентировать все аспекты названной деятельности**.
_______________
* См. выступления на указанном семинаре Б.П.Кондрашова, С.Н.Иванова и др.: Материалы Всероссийского семинара-совещания руководящих работников службы судебных приставов (Краткая стенограмма). - М.: Российский фонд правовых реформ, 1999. - С.14, 50 и др.
** Вопрос о субъектах, формах и методах оперативной работы в подразделениях ГУИН, переданных в состав Министерства юстиции РФ, в данной работе не рассматривается, как в принципе решенный еще в момент нахождения названной службы в составе МВД РФ.
Судя по стенограмме, четкого и достаточно определенного ответа на эти вопросы на семинаре не прозвучало. Вопрос находится в стадии ведомственной проработки - вот суть прозвучавших ответов. Поэтому ждите соответствующих разъяснений и инструкций, которые (по мере готовности) будут направлены на места.
Учитывая конфиденциальный характер оперативной работы, в принципе исключающий возможность публичного обсуждения определенного круга проблем и вопросов, допускаем, что эти проблемы, возможно, уже решены; нашли свое адекватное отражение в ведомственных нормативных актах; больше не вызывают затруднений у соответствующих сотрудников службы.
Однако нам, как заинтересованным лицам, не удалось за истекший период найти следов обсуждения (или какого-либо разрешения) названного круга проблем и на страницах специальной литературы. Поэтому представляется целесообразным кратко остановиться на рассмотрении ряда узловых моментов оперативно-розыскного обеспечения деятельности службы судебных приставов, объективно требующих своего разрешения.
1. Субъекты названной деятельности. Известно, что в соответствии с Федеральным законом служба судебных приставов (структурно и организационно) состоит: а) из службы судебных приставов-исполнителей, призванных обеспечить эффективное исполнение судебных (и иных - квазисудебных) решений в части, касающейся их компетенции; б) из службы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, призванных к надлежащему (в том числе и силовому) обеспечению судебной деятельности, исполнительного производства и вопросов собственной безопасности службы судебных приставов (ст.4 Федерального закона "О судебных приставах").
Первая составляющая названной службы (приставы-исполнители) в настоящее время является достаточно эффективно и полноправно действующим государственным органом, структурно и организационно оформленным и динамично развивающимся в перспективе.
Вторая (силовая) составляющая службы (приставы-обеспечители) в большинстве субъектов Российской Федерации в настоящее время, увы, существует лишь как потенция, как благое пожелание нормы закона, ибо, несмотря на соответствующие предписания Закона "О судебных приставах", реально на создание и развитие службы в 1998-1999 годах из бюджета либо не выделено ни копейки, либо выделен такой минимум, который не дает оснований предполагать, что он будет направлен на создание и обеспечение именно оперативно-розыскного направления деятельности.
Тем не менее, вопрос о надлежащих субъектах оперативно-розыскной работы может и должен быть решен в принципе, ибо на данный момент все так же не ясно, какая из названных служб является потенциальным субъектом указанной деятельности?
Исходя из специфики оперативной работы, форм и методов ее реализации, полагаем достаточно очевидным вывод о том, что в качестве такового никак не может быть названа служба судебных приставов-исполнителей. Анализ ее кадрового состава, полномочий и функций, определенных Законом "О судебных приставах" (ст.12), полностью исключает подобное предположение.
Следовательно, потенциальным субъектом оперативной работы может (и должна) выступать служба судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Именно ее полномочия, предусмотренная законом силовая (в том числе и вооруженная) ее оснащенность, потенциальные кадры и требования, изначально предъявляемые к ним (ч.2 ст.4, ст.11, 15-18 Закона), позволяют (в качестве возможного) сформулировать названный вывод.
Следует определиться и с конкретными субъектами оперативной работы. Полагаем, что в качестве таковых объективно не могут выступать все сотрудники названной службы. К примеру, ее рядовой состав, призванный лишь реализовать полномочия : по обеспечению охраны зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений; по поддержке общественного порядка в судебных помещениях и соблюдению порядка в суде (ст.11 Закона). Оперативно-розыскная деятельность никак не стыкуется с подобными функциями службы судебных приставов-обеспечителей, а потому оперативная и иные составляющие их деятельности изначально должны быть разведены применительно к разным субъектам и подразделениям службы.
Вместе с тем, имеется и ряд полномочий, где без оперативного обеспечения достичь результатов достаточно сложно. К примеру, приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов просто обязаны: обеспечивать в судах безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей; предупреждать и пресекать преступления; обеспечить по поручению судьи доставку к месту проведения судебного процесса уголовного дела и вещественных доказательств и их сохранность; решать вопросы взаимодействия по этим (и подобным) вопросам с правоохранительными и иными силовыми структурами (к примеру, в части конвоирования и охраны подсудимых в рамках судебного процесса); принимать меры к обеспечению собственной безопасности службы и т.п. (ст.11 Закона). Поэтому уже сейчас, в рамках организационно-штатных и кадровых мероприятий Минюста, направленных к реальному созданию названной службы, необходимо продумать и взвешенно решить вопрос о конкретных субъектах указанной деятельности; формах их включения в структуру службы приставов-обеспечителей; проблемах их соподчинения; наконец, о соответствующем кадровом и материально-техническом обеспечении оперативной составляющей службы.
Варианты здесь могут быть различны:
а) это будет строго централизованный и структурно входящий в аппарат главного судебного пристава субъекта Российской Федерации отдел (управление, служба и т.п.) оперативной работы, отдельные сотрудники которого будут прикомандированы к низовым звеньям системы, полностью обеспечивая его оперативно-розыскное направление деятельности;
б) в составе каждой из низовых (районных) служб судебных приставов должны быть свои оперативные сотрудники (отделы, отделения, группы), обеспечивающие только данный участок работы.
Второе, на наш взгляд, нежелательно, так как, во-первых, неизбежно возникают проблемы с подчиненностью данных сотрудников старшему судебному приставу, как непосредственному руководителю низового звена службы судебных приставов (который, например, вправе распределять функциональные обязанности среди своих сотрудников); во-вторых, потребности текущей работы районного звена службы судебных приставов неизбежно подчинят себе оперативную составляющую. Специалистам оперативной работы, полагаем, отчетливо видны проблемы и в-третьих, и в-четвертых.
Соответствующие кадры, имеющие опыт оперативной работы, к примеру, могут быть подобраны либо из сотрудников оперативного аппарата подразделений ГУИН, ныне структурно и организационно входящих в структуру Министерства юстиции, либо из числа бывших сотрудников ОВД, ФСБ, налоговой полиции и т.п., имеющих соответствующие оперативные навыки и перешедших в службу судебных приставов.
Использование оперативных возможностей самого ГУИН для обеспечения оперативно-розыскной составляющей службы судебных приставов, на наш взгляд, нежелательно, поскольку, хотя структурно ГУИН и входит в систему Минюста РФ, но его подразделения на местах (в субъектах Федерации) никак не подчинены главному судебному приставу субъекта Федерации; система и дислокация низовых (в том числе оперативных) звеньев этих подразделений ограничена и соотносится с объектами деятельности ГУИН, что, кроме всего, создает целый комплекс проблем как с организацией оперативной работы в интересах службы судебных приставов, так и с подчинением оперативных работников руководителю того или иного подразделения.
Требует соответствующего решения и вопрос о руководителе названной (оперативной) службы; о пределах его подчиненности старшему судебному приставу (или главному судебному приставу субъекта Федерации); о ведомственном контроле за деятельностью и результатами его работы. Пока неясно, как будет разрешен вопрос о том, кто из руководителей службы судебных приставов и в какой степени может быть допущен к конфиденциальным сведениям, организации и тактике оперативно-розыскной деятельности; к материалам, отражающим ее ход и результаты; к возможному контакту с лицами, содействующими на конфиденциальной основе, управомоченным субъектам названной деятельности? Наконец, кто вправе давать (обязательные для исполнения) указания о формах и методах данной работы и контролировать их выполнение?
Требует обсуждения (и соответствующего решения) также вопрос: будет ли наделен правом осуществления оперативно-розыскной деятельности главный судебный пристав субъекта Федерации (если - да, то в каком объеме) или здесь необходимо иное (централизованное, с выходом руководителей низовых оперативных подразделений на соответствующее подразделение Минюста РФ) решение? Очевидно, что от правильного решения этих и подобных вопросов объективно зависит эффективность будущей оперативной работы.
2. Пределы оперативно-розыскной деятельности. К полномочиям службы судебных приставов, как известно, относится деятельность по исполнению судебных актов и актов иных органов и деятельность по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Возникает вопрос о том, какая из составляющих названной деятельности и в каком объеме может быть обеспечена посредством оперативно-розыскной составляющей?
Суть проблемы заключается в том, что по роду своих полномочий судебные приставы, призванные обеспечить установленный порядок деятельности судов, обязаны обеспечить: а) нормальное функционирование самой судебной деятельности, объективно связанной с отправлением функций правосудия, судебного контроля и т.п.; б) силовую поддержку (обеспечение) отдельных форм исполнительного производства, причем как по уголовным, так и по гражданским делам (к примеру, по указанию старшего судебного пристава пристав-обеспечитель участвует в совершении исполнительных действий).
Отсюда вопрос: насколько допустимо использование сил, средств и методов оперативной работы по обеспечению исполнения судебных решений, постановленных в порядке гражданского судопроизводства, и в какой мере (каком объеме) могут быть реализованы оперативные полномочия службы в части, касающейся реализации тех или иных составляющих резолютивной части приговора, не связанных непосредственно с фактом совершения преступления или его правовыми последствиями?
Полагаем, вопрос не надуман, поскольку в соответствии с Законом "Об оперативно-розыскной деятельности" ее основными задачами являются: выявление, пресечение и раскрытие преступлений; выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации*.
_______________
* См.: СЗ РФ. - 1995. - N 33. - Ст.3349.
Соответственно этому в законе сформулированы цели и основания оперативной работы, ее субъекты, формы и методы. Более того, закон прямо указывает на то, что не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и задач, не предусмотренных данным Федеральным законом (ст.5).
Поэтому и в этом вопросе уже сейчас необходимо внести полную ясность. Представляется, что до внесения соответствующих изменений в Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" средства и методы оперативной работы не могут использоваться для осуществления полномочий судебных приставов-исполнителей по реализации:
а) гражданских решений (например, в части, касающейся: проверки у работодателей исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой документации по исполнению указанных документов; ареста, изъятия, передачи на хранение и реализации арестованного имущества, отыскания и наложения ареста на денежные средства и иные ценности должника, находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, в размере, указанном в исполнительном документе; наконец, розыска должника или его имущества по гражданским делам (ст.12 Закона);
б) тех частей обвинительного приговора, которые не связаны непосредственно с фактом совершения преступления или его последствиями (например, в части, касающейся возмещения морального вреда).
Поэтому любые указания главного или старшего судебного пристава, возглавляющего соответствующий (возможно, и оперативный) аппарат службы, в этом направлении должны быть полностью исключены как не основанные на законе, несмотря на всю кажущуюся целесообразность подобного (оперативного) обеспечения данного направления деятельности службы судебных приставов*.
_______________
* Полагаем, что расширение средств и методов оперативной работы в данном направлении все же и практически, и экономически целесообразно, поскольку позволит (в точном соответствии с нормой закона) более эффективно обеспечить экономическую безопасность государства и общества в части, касающейся имущественных (по сути - гражданско-правовых) отношений.
3. Некоторые основы взаимодействия судебных приставов с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности. Полагаем, что требуют соответствующего решения и вопросы организации и тактики надлежащего взаимодействия оперативных аппаратов службы судебных приставов с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности. Правовые предпосылки такого взаимодействия содержатся в ряде статей Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и других законах и ведомственных нормативных актах, регламентирующих структуру и организацию деятельности различных субъектов ОРД*.
_______________
* См. подробнее: ч.3 ст.6, ст.7, 14 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", ст.12 Федерального закона "О судебных приставах"; ст.3 Закона "О милиции" и др.
Как показывает практика деятельности правоохранительных органов, и в частности оперативных подразделений ОВД, своевременность, быстроту, наступательность и эффективность взаимодействия в немалой степени способны обеспечить:
а) межведомственные соглашения (приказы, инструкции), определяющие общие организационные положения, а в некоторых случаях тактические схемы действий различных субъектов по организации "внешних форм" (направлений) взаимодействия между заинтересованными ведомствами и службами (МВД, ФСБ, налоговая полиция, таможенные органы и т.п.);
б) внутренние (ведомственные) нормативные акты, регламентирующие основные формы (направления) взаимодействия внутри службы судебных приставов (например, между приставами-исполнителями и приставами-обеспечителями, между оперативными и другими составляющими службы).
Ни тех, ни других на данный момент, по нашим сведениям, в системе судебных приставов еще нет.
Между тем, наиболее существенная помощь судебным приставам в плане (организации "внешних" форм) взаимодействия может быть оказана оперативными подразделениями МВД РФ в процессе решения задач безопасности судей, заседателей, участников судебного процесса и особенно свидетелей*.
_______________
* Следует помнить и о возможности заинтересованных лиц противодействовать установленному порядку судоотправления посредством подкупа участников процесса, уничтожения или изменения вещественных доказательств, умышленного создания условий, затрудняющих своевременное и объективное рассмотрение дела, и т.д.
Возможности оперативных подразделений МВД РФ соответствующий судебный пристав может использовать и при исполнении решения суда или судьи о применении к подсудимому (или другим участникам процесса) предусмотренных законом мер процессуального принуждения, при осуществлении привода лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному исполнителю, а также при обеспечении поддержания общественного порядка в судебных помещениях, особенно в период слушания дел, имеющих большой общественный резонанс и т.д.
В этом направлении нельзя оставлять без внимания и возможности оперативных частей СИЗО и мест отбывания наказания (ГУИН Минюста РФ), которые могут своевременно получить информацию о готовящихся попытках обвиняемых (подсудимых) дезорганизовать процесс слушания (пересмотра) дела или планируемых актах возмездия в отношении участников процесса, времени, формах и методах осуществления задуманного, о фактах и местах сокрытия имущества, нажитого преступным путем, выявить их пособников и т.п.
Оперативные подразделения органов Федеральной службы безопасности, например, могут не только получать информацию, но и оказывать реальную помощь судебным приставам в обеспечении безопасности судей, участников судебного заседания, потерпевших, наиболее ценных свидетелей посредством предотвращения террористических актов в помещениях суда, проведения на высоком профессиональном уровне наиболее сложных оперативно-розыскных мероприятий в целях решения задач, стоящих перед судебными приставами и др.
Оперативные подразделения федеральных органов налоговой полиции при правильной организации взаимодействия могут оказывать существенную помощь судебным приставам в решении вопросов, касающихся возмещения ущерба, причиненного преступлением, или реализации предписаний обвинительного приговора суда по конфискации имущества обвиняемого. В процессе их совместной деятельности может быть своевременно выявлено имеющееся и укрываемое имущество и денежные средства обвиняемого, предотвращены попытки совершения различных мнимых и притворных сделок и других способов его неправомерного отчуждения.
Соответствующие органы таможенной службы также, к примеру, могли бы информировать гласный или оперативный аппарат службы судебных приставов о движении тех или иных партий товаров, адресованных, например, должнику либо лицу, чье имущество подлежит конфискации по приговору суда.
Весьма полезным может оказаться и взаимодействие с оперативными подразделениями федеральных органов государственной охраны, в числе главных задач которых, кроме государственной охраны высших органов законодательной и исполнительной властей, еще определена и защита судебной власти (судей), представители которой, как правило, относятся к числу наиболее охраняемых государственных служащих категории "А".
Учитывая многогранность и важность вопросов решаемых судебными исполнителями, они могут успешно взаимодействовать и с другими органами, наделенными правом осуществления оперативно-розыскной деятельности, перечисленными в ст.13 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности".
Формы данного взаимодействия могут быть различны. К наиболее актуальным можно отнести: взаимное информирование; совместную аналитическую работу; совместное или согласованное планирование; совместное или согласованное проведение мероприятий или отдельных действий; совместные контроль, учет и анализ результатов.
Особое внимание в процессе организации взаимодействия следует уделять общности интересов привлекаемых к взаимодействию субъектов, поскольку его эффективность пропорциональна степени взаимной заинтересованности участников совместной деятельности.
Полагаем, что высказанные нами предложения при их соответствующей реализации в определенной мере могут способствовать повышению эффективности деятельности вновь создаваемой службы и реализации возложенных на нее законом полномочий и функций.

В.И.Шаров
Проблемы правового регулирования применения технических средств службой судебных приставов
Современная научная концепция применения технических средств в правоохранительной сфере исходит из системно-деятельностного подхода и рассматривает технику как инструментальные средства деятельности. Это предполагает при определении технических средств, применимых в деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, исходить из системы задач, поставленных перед этой службой. К таким задачам Закон РФ "О судебных приставах" относит ряд обязанностей по обеспечению общественного порядка в судебных помещениях и безопасности судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей, охрану зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений, а также взаимодействие с другими правоохранительными органами.
Приведенный комплекс задач в основном и определяет применяемую при этом систему технических средств. Обеспечение порядка во время судебного процесса и безопасности его участников невозможно без применения специальных средств индивидуальной защиты и активной обороны. Охрану помещений наиболее рационально можно организовать только при помощи технических средств обеспечения безопасности, а эффективная системы связи позволяет значительно повысить оперативность выполнения возложенных законом обязанностей.
Вместе с тем, отдельные функции службы судебных приставов требуют корректировки. Так, ст.11 Закона "О судебных приставах" одной из функций этой службы называет обеспечение охраны зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений в рабочее время. Но функции службы судебных приставов по обеспечению охраны не должны распространяться только на охрану помещений, тем более ограничиваться по времени. Более целесообразно рассматривать их в контексте обеспечения безопасности деятельности судов. А безопасность - это комплексная задача, выполнение которой выходит далеко за рамки рабочего времени. Должна быть служба, ответственная за безопасность, и эта служба сама определяет и режим охраны, и субъектов, решает, будет ли охранять помещения собственными силами, привлечет ли вневедомственную охрану МВД, либо выберет комбинированный вариант охраны.
Более того, безопасность в настоящее время понимается состоящей, по крайней мере, из двух взаимосвязанных компонентов: физической (охраны) и информационной. Охрана помещений и участников процесса в той или иной степени урегулирована. Однако проблема информационной защиты не нашла отражения в действующем Законе "О судебных приставах". Между тем, через суд, проходят различные потоки информации, в том числе составляющие государственную и служебную тайны:
- судьи санкционируют целый ряд оперативно-розыскных мероприятий, содержание которых составляет государственную тайну;
- к закрытой информации относится и тайна следствия.
В правоохранительных органах уже созданы подразделения, занимающиеся защитой информации. Очевидно, что проблема информационной защиты стоит и перед судами. Целесообразно хотя бы часть подобных функций возложить на службу судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. А этот специальный вид деятельности невозможно в полном объеме выполнить без соответствующих технических средств.
Служба судебных приставов является одним из элементов единой системы правоохранительных органов. Очевидно, что возможны такие ситуации, когда потребуется помощь сил МВД. Отсюда вытекает необходимость четкой и отлаженной системы связи с милицией, которую можно реализовать, включив службу судебных приставов в систему оперативной связи с подразделениями МВД на местах.
Однако не все связанные с использованием техники вопросы нашли свое отражение в законе. Ученые неоднократно критиковали действующее законодательство в области регламентации применения технических средств*. Представляется, что в этом отношении не свободен от недостатков и Закон "О судебных приставах". Исходя из определенных в юридической науке требований, с одной стороны, законодательство должно допускать использование технических средств в необходимых случаях, с другой - оно не может содержать категоричных предписаний, давая субъекту право выбора средств и методов реализации поставленных законом задач. Таким образом, в законе нужно формулировать общие условия допустимости использования техники в правоохранительной сфере и не должно быть указаний на конкретные виды технических средств.
_______________
* Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М., 1998. - С.29.
Такими условиями должны выступать научная обоснованность применения, безвредность для здоровья человека и окружающей среды, соответствие нравственным принципам. Так как деятельность правоохранительных органов регламентируется нормами права, применение техники связано с практической реализацией правовых предписаний. Важнейшим требованием является строгое соблюдение законности при использовании технических средств.
Но в статьях 11, 17 Закона "О судебных приставах" речь идет о возможности применения только специальных средств. Очевидно, что правовое регулирование, предложенное законом, не соответствует сформулированным выше требованиям. Более целесообразно указать на возможность использования технических и специальных средств, применение которых не противоречит действующему законодательству.
Неполно проработаны в Законе "О судебных приставах" правила и условия применения специальных средств, изложенные в ст.17. Было бы целесообразно распространить на службу судебных приставов положения ст.14 Закона "О милиции", где более четко определены порядок, условия и ограничения на применение специальных средств. Законодатель должен был четче показать границу допустимого при применении специальных средств, тем самым подчеркнуть ответственность за ее превышение и предупредить возможные злоупотребления. Учитывая краткость формулировок закона и важность правил применения специальных средств, уже сейчас требуется разработка ведомственного нормативного акта, содержащего инструкции по применению средств активного воздействия на нарушителей.
Конкретный перечень разрешенных к использованию специальных средств приведен в постановлении Правительства РФ от 30 декабря 1998 года N 1584 "Об утверждении перечня... специальных средств, состоящих на вооружении службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации". Но специальные средства, входящие в перечень, состоят из двух, совершенно разных по назначению, групп: средства индивидуальной защиты личного состава и средства активного воздействия на нарушителя.
Наличие в перечне средств активного воздействия на нарушителя оправданно, так как их использование в определенной мере ограничивает права граждан, может служить причиной временного расстройства здоровья. Тип и правила применения таких средств должны быть строго очерчены, и предусмотрена ответственность за их неправомерное использование.
Включение же в этот перечень средств индивидуальной защиты вряд ли целесообразно, так как их применение ни в коей мере не затрагивает ни окружающих граждан, ни нарушителя. Технические средства постоянно совершенствуются, и через некоторое время потребуется пересмотр перечня. Установленное же положение статично, так как право изменения документа лежит в компетенции органа, принявшего нормативный акт, а вернуть Правительство РФ к пересмотру перечня спецсредств достаточно сложно. Более того, ряд разрешенных указанным перечнем изделий уже в настоящий момент морально устарел. Так, указанные бронежилеты пермского завода "Кираса" сняты с производства и заменены новыми, более совершенными моделями. Да и опыт милиции показывает, что такого рода ограничения на практике пунктуально не выполняются.
Представляется, что средства защиты достаточно сертифицировать специально назначенным для этого государственным центром, и это будет являться допуском к применению сертифицированных средств во всех правоохранительных структурах.
Технические средства, используемые при обеспечении безопасности судей и участников судебного процесса, должны быть строго избирательного действия. Рекомендуемые из спецсредств аэрозольные распылители не обладают таким свойством, так как могут оказать воздействие не только на нарушителя, но и на рядом расположенных людей. В данной ситуации могут оказаться более эффективными электрошоковые устройства, которые позволяют нейтрализовать нарушителя не затрагивая окружающих. Эти устройства включены в марте 1999 года в Закон "О милиции", а в перечне, доведенном приводимым выше постановлением Правительства РФ для службы судебных приставов, они не присутствуют. Исходя из приведенных выше соображений следует разрешить судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов применение электрошоковых устройств.
Более подробная регламентация применения технических средств должна осуществляться ведомственными нормативными актами. На уровне центральных аппаратов необходима разработка единой концепции системы технических средств, включающей в себя выбор структуры, типов систем и видов техники. Такая концепция должна учитывать перспективу развития службы судебных приставов и направления развития технических средств. Регламентация не должна быть жесткой, а ориентироваться на местные условия и возможности. Центральные органы Министерства юстиции решают проблему концептуально, отдав право выбора конкретных систем и средств на места. Указания центральных органов должны носить рекомендательный характер, в большей степени акцентировать внимание на методике и тактике применения технических средств, нежели на технике.


Сведения об авторах
Аврамцев В.В. - начальник каферды юридической психологии НЮИ МФД РФ, кандидат психологических наук, доцент.
Аккуратов И.Ю. - соискатель кафедры гражданско-правовых дисциплин ЮИ МВД РФ.
Валеев Д.Х. - преподаватель кафедры гражданского процесса Казанского государственного университета, кандидат юридических наук.
Журавлев С.Ю. - доцент кафедры криминалистики НЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.
Ковтун Н.Н. - доцент кафедры уголовного процесса НЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.
Коршунов Н.М. - начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин, доктор юридических наук, профессор ЮИ МВД РФ.
Ламмих Зигфрид - научный сотрудник Института зарубежного и международного уголовного права им. Макса Планка, г.Фрайбург, Германия, доктор права.
Макарейко Н.В. - доцент кафедры административного права НЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.
Мареев Ю.Л. - доцент кафедры общеправовых дисциплин НПА, кандидат юридических наук, доцент.
Мешков М.В. - советник Министерства юстиции РФ, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист РФ.
Мищенко Л.В. - ст.преподаватель кафедры оперативной работы ОВД НЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук.
Напиерала Райнер - судья Верховного суда земли Северный Рейн-Вестфалия, Германия.
Поляков М.П.- доцент кафедры уголовного процесса НЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.
Тенишев Ш.А. - начальник юридического отдела Нижегородской регистрационной палаты.
Шаров В.И. - заместитель начальника кафедры управления и информационно-технического обеспечения НЮИ МВД РФ, кандидат технических наук, доцент.
Юсупов Ю.И. - главный судебный пристав Кировской области.

Научное издание
ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛНЕНИЯ
СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

Сборник статей
Выпуск 1
Ответственный редактор
Сергей Петрович Гришин
В авторской редакции
Корректоры: Т.Р.Краснолобова, Н.Н.Кукушкина
Компьютерная верстка Н.Б.Верховой
ЛР N 071679 от 04.06.98
Сдано в набор 2000. Подписано в печать 14.06.2000.
Формат 84х108/32.Гарнитура Times.
Усл. печ. л.7,77 Заказ . Тираж
Отпечатано в отделении оперативной полиграфии
Нижегородского юридического института МВД РФ.
603600, Н.Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ