ОГЛАВЛЕНИЕ










КУРСОВАЯ РАБОТА

по гражданскому процессу

на тему:

« Пересмотр судебных решений, определений и постановлений в порядке надзора.»














МОСКВА 1998 г.


СОДЕРЖАНИЕ:
1. Введение. 3
2. Значение стадии пересмотра решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу. 5
3. Развитие института пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. 6
4. Возбуждение надзорного производства. 9
5. Суды, рассматривающие дела в порядке надзора. Процессуальный порядок рассмотрения дел. 13
6. Полномочия суда и основания к отмене в порядке надзора решений, определений и постановлений. 16
7. Практика прокурорского надзора за исполнением законов. 19
8. Заключение. 28
Библиография: 31


1. Введение.
Актуальность, цели и задачи настоящей курсовой работы обусловлены следующими положениями. Прошло два года после принятия нового Закона о прокуратуре. Для нее это было переломное время. Прокуратура конкретными действиями отстаивала одну из своих определяющих функций — надзор за исполнением законов. Еще со стадии разработки нового Закона о прокуратуре приходилось преодолевать мощное противодействие части депутатского корпуса Государственной Думы, судебной ветви власти и даже прямое давление на Россию в этом плане со стороны органов Совета Европы. Все оппоненты настаивали на одном — надо сворачивать функцию «общего» надзора, с их точки зрения, не вписывающуюся в модель демократических преобразований России и реформирования экономики.
С принятием нового Закона перед прокурорской системой возник ряд серьезных проблем: во-первых, необходимо было прекратить процесс сокращения аппаратов «общенадзорников», поднять престиж их деятельности; во-вторых, нельзя было не учитывать то, что законодатель существенно ограничил сферу прокурорского вмешательства в экономические процессы; наконец, в-третьих, в условиях продолжающегося кризиса законности следовало четко определить приоритетные направления работы. Это осуществлено в специальном отраслевом приказе № 30 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина». Летом 1997 г. утверждены новые, соответствующие изменившемуся законодательству показатели учета работы, переработана инструкция по составлению отчетов.
Время подтвердило, что стратегические направления в работе прокуроров обозначены правильно. «Общенадзорная» деятельность в последние годы отличалась возрастающей активностью.
В результате глубокого анализа правоприменительной практики Генеральный прокурор поставил перед Президентом, Федеральным Собранием, Правительством России принципиальные вопросы укрепления законности и правопорядка (в области взаимоотношений федерального центра и регионов; защиты прав и свобод граждан; усиления борьбы с коррупцией; нарушениями законности в сфере приватизации государственной собственности, внешнеэкономической и кредитно-финансовой деятельности и др.).
Степень активности «общенадзорных» подразделений иллюстрируют следующие цифры. За 1996 г. и 1 полугодие прошедшего года выявлено и в основном устранено более 400 тысяч нарушений различных законов. Генеральной прокуратурой за этот период в руководящие органы страны направлено более 60 инициативных записок.
С учетом массового характера нарушений законности во властных структурах, контролирующих органах был начат процесс образования в крупных прокуратурах специальных подразделений по надзору за законностью правовых актов.
Это оправданно еще и потому, что законодатель подтвердил полномочия органов прокуратуры по надзору за законностью правовых актов субъектов РФ. Возникавшие по этому поводу до 1995 г. неопределенности (в связи с повышением самостоятельности субъектов РФ) сняты. Прокуроры получили мощное оружие в борьбе с региональным сепаратизмом.
За прошедшие полтора года опротестовано около 1400 не соответствующих Конституции РФ, федеральному законодательству правовых актов законодательных собраний, государственных советов, дум, президентов, правительств, глав администраций субъектов Федерации.
Прокурорская деятельность все чаще обнажает серьезные государственные проблемы. В ряде регионов четко обозначилось стремление к присвоению полномочий, отнесенных к исключительной компетенции Российской Федерации.

2. Значение стадии пересмотра решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу.
Пересмотр вступивших в законную силу решений, определений, постановлений в порядке надзора - самостоятельная стадия гражданского процесса.
Пересмотр в порядке надзора, как стадии процесса, представляет собой совокупность тесно связанных между собой процессуальных отношений, возникающих в суде надзорной инстанции с целью проверки законности судебных решений, определений, постановлений, вступивших в законную силу, по протестам уполномоченных на это законом должностных лиц суда и прокуратуры.
Необходимость такой стадии обусловлена рядом обстоятельств. Суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность только тех решений и определений, которые были обжалованы лицами, участвующими в деле. Однако на некоторые решения могут быть не поданы по различным причинам кассационные жалобы. Возможна ситуация, когда вступившее в законную силу судебное решение, оказывается незаконным. Наконец, рассмотрение дела судом кассационной инстанции не всегда обеспечивает исправление судебной ошибки. Все это свидетельствует о том, что проверка вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора -дополнительная гарантия защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций.
Кроме того, в качестве задачи суда надзорной инстанции выступает обеспечение единообразия судебной практики.
Как и любая другая стадия, пересмотр вступивших в законную силу судебных решений имеет свои специфические черты, отличающие ее от других стадий процесса, в том числе и от производства в суде кассационной инстанции.
Пересмотр судебных решений в порядке надзора возможен только по протесту управомоченных на это законом должностных лиц суда и прокуратуры. Возбуждение же производства в суде кассационной инстанции осуществляется волеизъявлением сторон и других лиц, участвующих в деле, которым закон предоставил право обжалования (опротестования) решения суда.
Предметом пересмотра в порядке надзора являются такие постановления, которые вступили в законную силу. Ими могут быть не только решения и определения суда первой инстанции, но и определения судов кассационной инстанции, а также определения и постановления судов надзорной инстанции.
Специфичен в этой стадии и субъектный состав правоотношения. Пересмотр вступивших в законную силу решений могут осуществлять только указанные в законе суды надзорной инстанции, которые имеют более широкие полномочия, чем суды кассационной инстанции.
Закон не устанавливает никаких сроков для принесения протеста и пересмотра вступивших в законную силу судебных решений.
Указанные выше особенности пересмотра судебных решений в порядке надзора по сравнению с кассационной инстанцией обусловливают определенные различия в процессуальном порядке деятельности судов надзорной инстанции.

3. Развитие института пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.
Институт пересмотра вступивших в законную силу решений в порядке судебного надзора возник не сразу и прошел в своем развитии длительный путь.
Впервые организация Верховного судебного контроля как органа, обеспечивающего единство судебной практики в республике, была предусмотрена Декретом о суде №2 от 22 февраля 1918 г. Однако Верховный судебный контроль в соответствии с этим декретом фактически не был организован.
В примечании к п. 84 Положения о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г. устанавливалось, что «право высшего контроля над приговорами и решениями народных судов и советов народных судей принадлежит Народному комиссариату юстиции и определяется особым положением. Положение о Высшем судебном контроле было утверждено декретом ВЦИК и СНК от 10 марта 1921 г.
Принятие этих актов диктовалось необходимостью создания в республике органов надзора за законностью вступивших в законную силу судебных решений и обеспечения единства судебной практики при рассмотрении и разрешении дел.
Положение предусматривало централизованную форму судебного надзора. Осуществление задач по надзору за правильным и единообразным применением законов на всей территории республики возлагалось на Народный Комиссариат юстиции, при котором был образован отдел Высшего судебного контроля. На этот отдел непосредственно возлагалась проверка в порядке надзора правильности судебных решений, вступивших в законную силу, соблюдения законности, соответствия этих решений общей политике государства. Возбуждать производство по пересмотру могли центральные и губернские органы власти, а также Народный комиссариат юстиции РСФСР по своей инициативе.
В порядке высшего судебного контроля НКЮ РСФСР мог пересматривать и отменять судебные решения, вступивших в законную силу, с передачччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччччсматривались следующие основания к отмене вступивших в законную силу судебных решений:
а) нарушение и неприменение законов Советской власти;
б) принятие и рассмотрение дел, не относящихся к судебной компетенции;
в) явное противоречие решения руководящим началам Советского законодательства и общей политике Рабоче-крестьянского правительства.
В связи с учреждением прокуратуры в мае 1922 г. право принесения протестов в порядке высшего судебного контроля было предоставлено прокурору республики.
31 октября 1922 г. ВЦИК утвердил Положение о судоустройстве, которым был учрежден Верховный Суд РСФСР. Все функции по пересмотру вступивших в законную силу судебных решений перешли к нему.
Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, принятый ВЦИК 7 июля 1923 г., предоставил право принесения протестов на вступившие в законную силу решения только прокурору республики и губернским прокурорам через прокурора республики. Единственным органом, уполномоченным проверять судебные постановления в порядке судебного надзора, был Верховный Суд РСФСР.
Таким образом, в первые годы Советской власти существовал централизованный порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений. Право на принесение протестов в порядке надзора имел узкий круг должностных лиц; пересматривать решения, вступившие в законную силу, могли лишь высшие судебные органы республики.
В дальнейшем происходило расширение круга судебных органов, имеющих право пересмотра решений, и круга лиц, имеющих право на принесение протестов. Процесс децентрализации судебного надзора был обусловлен потребностями практики в оперативном устранении нарушений законности в судопроизводстве.
Постановлениями ВЦИК и СНК РСФСР в 1926, 1929, 1930 гг. в ст. 254 ГПК 1923 г. были внесены изменения, направленные на децентрализацию судебного надзора. Право принесения протеста в порядке надзора предоставлялось, в частности, народному комиссару юстиции, прокурору республики, председателю Верховного Суда РСФСР, краевому (областному) прокурору и председателю краевого (областного) суда.
Создание в 1923 году Прокуратуры СССР, расширение полномочий Верховного Суда СССР и организация в 1934 году Судебно-надзорной коллегии Верховного Суда СССР привели к расширению круга должностных лиц, имеющих право принесения протестов. Такие права были предоставлены прокурору СССР, Председателю Верховного Суда СССР. Полномочия на пересмотр решений в порядке надзора были предоставлены Судебно-надзорной коллегии, Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР и Пленуму Верховного Суда СССР.
Закон о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик от 16 августа 1938 года внес коренные изменения в существующий до этого порядок судебного надзора. В силу ст. 16 этого Закона судебные решения и определения, вступившие в законную силу, могли быть опротестованы только Прокурором СССР, Прокурором союзной республики, Председателем Верховного Суда СССР, Председателем Верховного суда союзной республики. Право рассмотрения протеста на вступившие в законную силу судебные решения было предоставлено лишь судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда союзной республики. Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда СССР.
Установленный Законом о судоустройстве порядок пересмотра решений способствовал укреплению стабильности судебных решений, повышению ответственности судов первой инстанции и судов кассационной инстанции. Однако такой централизованный порядок пересмотра имел и определенные недостатки. Для опротестования любого решения, в том числе решения или определения народного суда, не проверявшегося в кассационном порядке, или решения, ошибочность которого была вполне очевидна, необходимо было обращатьсяякяяряясяяяяяяяяВяяхяяняяяяяяяя или Прокурору союзной республики. Загруженные рассмотрением большого количества жалоб и изучением истребованных дел, Верховные Суды союзных республик и Верховный Суд СССР не могли обеспечить достаточно быстрое устранение судебных ошибок. Возможности Верховных Судов автономных республик, краевых, областных судов в руководстве нижестоящими судами и направлении их деятельности существенно ограничивались.
Централизованная система пересмотра судебных Постановлений в порядке судебного надзора была изменена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 года. Право пересматривать в порядке надзора вступившие в законную силу судебные постановления получили вновь созданные президиумы Верховных Судов союзных и автономных республик, областных, городских (Москвы и Ленинграда) судов и судов автономных областей. Был расширен и круг лиц, имеющих право приносить протесты в порядке надзора.
Децентрализация функций судебного надзора имела целью усиление роли местных судебных органов, приближение надзора к деяяеяяняятяяняяжяяяяяяяя яядяя,яя особенности народных судов.
Некоторые изменения в институт судебного надзора были внесены Положением о Верховном Суде СССР, утвержденным Верховным Советом СССР 12 февраля 1957 г., другими законодательными актами.
Ныне действующий порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений регулируется ГПК в редакции Федерального закона Российской Федерации от 27 октября 1995 г.
4. Возбуждение надзорного производства.
Пересмотр решений в порядке надзора - исключительная стадия процесса потому, что производство по пересмотру возбуждается особым процессуальным актом управомоченного на это должностного лица - протестом в порядке надзора.
Протест в порядке надзора может быть принесен только на вступившие в законную силу решения и определения, вынесенные судом первой инстанции, определения судов кассационной инстанции, постановления и определения судов надзорной инстанции. Нередко опротестовываются одновременно и судебное решение, и последующие определения, и постановления, которыми оно оставлено без изменения. Определения судов кассационной инстанции, постановления и определения судов надзорной инстанции могут опротестовыватьсяяияятяяляяояятяяяяяяяя.яяяяяояяавляют исключения и определения суда второй инстанции или суда, рассматривающего дело в порядке надзора, которыми решения суда первой инстанции отменены с передачей дела на новое рассмотрение. Допустимость пересмотра таких определений позволяет, в частности, предупредить при новом рассмотрении дела вынесение ошибочного решения на основе неправильных указаний суда второй инстанции или суда, рассматривающего дело в порядке надзора.
Протесты в порядке надзора могут приносить только указанные в законе должностные лица. Закон четко устанавливает, на какие судебные постановления вправе принести протест каждое должностное лицо.
Право принесения протеста в порядке надзора принадлежит: Генеральному Прокурору Российской Федерации, Председателю Верховного Суда Российской Федерации и их заместителям - на решения, определения и постановления любого суда Российской Федерации, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации.
Председатель Верховного Суда республики в составе Российской Федерации, краевого, областного суда, городского суда гг. Москвы и Санкт-Петербурга, суда автономной области и суда автономного округа, прокурор республики в составе Российской Федерации, края, области, города, автономной области и автономного округа вправе приносить протесты на решения и определения районных (городских) судов, определения судебных коллегий по гражданским делам соответственно Верховного Суда республики, краевого, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа, рассматривавших дело в кассационном порядке.
Председатель Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, Главный военный прокурор вправе приносить протесты на решения, определения и постановления любого военного суда Российской Федерации (п. 2 ст. 335 проекта ГПК РФ).
Другие должностные лица суда и прокуратуры не вправе вносить протесты в порядке надзора на вступившие в законную силу решения, определения, постановления.
В силу закона каждое из указанных выше должностных лиц вправе принести протесты только в определенные суды.
Генеральный Прокурор Российской Федерации, Председатель Верховного Суда Российской Федерации вправе приносить протесты во все судебно-надзорные инстанции.
Прокурор республики в составе Российской Федерации, края, области, города Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области и автономного округа, председатель Верховного Суда республики, края, области, города, автономной области и автономного округа могут принести протесты только в Президиум Верховного Суда республики в составе Российской Федерации, края, области, города, автономной области и автономного округа.
Принесению протеста в порядке надзора предшествует истребование и изучение дела соответствующими должностными лицами.
Право истребовать дела предоставлено всем должностным лицам, которые могут вносить протесты в порядке надзора. В пределах своей компетенции они могут истребовать любое дело и в случае обнаружения оснований к опротестованию - внести протест в соответствующий судебно-надзорный орган или войти с представлением о внесении протеста к вышестоящему должностному лицу, если право принесения протеста на данное постановление принадлежит ему.
В соответствии со ст. 322 ГПК право истребования гражданских дел из районных и городских судов предоставлено и районным (городским) прокурорам. Установив, что имеются основания для опротестования решения или определения, районный прокурор входит с представлением о внесении протеста к вышестоящему прокурору.
Поводом для истребования дела могут служить заявления, ходатайства заинтересованных в деле лиц, их представителей, сообщения государственных и общественных организаций и должностных лиц, информация, публикуемая в печати.
Указанный перечень поводов для истребования дел изменен в проекте ГПК РФ. Поводом к истребованию дел и принесению протеста в порядке надзора являются жалобы сторон и других лиц, участвующих в деле (ст.ст. 337-338 проекта ГПК РФ). В курсовой работе мы отметим, что в юридической литературе в свое время состоялась дискуссия. С.Ю. Кац полагал, что жалобы в порядке надзора имеют процессуальное значение. В обоснование своей позиции он ссылается на то, что эти жалобы являются основанием возникновения процессуальных отношений между должностным лицом суда и прокуратуры и жалобщиками, а также на наличие в ГПК норм, обязывающих должностных лиц давать обоснованные ответы на поставленные в заявлениях и жалобах вопросы. Д.М. Чечот отмечал, что «между жалобщиком и должностным лицом возникает правоотношение, но это правоотношение носит административный, а не гражданско-процессуальный характер».
Дело, истребованное для проверки по инициативе заинтересованных лиц или в связи с другими поводами, должно быть тщательно изучено.
Поскольку ст. 324 ГПК предусматривает возможность принесения протеста в порядке надзора лишь при наличии к тому оснований, следует иметь в виду, что применительно к ст. 330 ГПК основанием к опротестованию решения, определения или постановления суда по истребованному делу служит неправильное толкование процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения суда.
При отсутствии оснований для принесения протеста об этом сообщается лицу, подавшему заявление с просьбой о внесении протеста в порядке надзора, с указанием мотивов отказа.
При наличии оснований для опротестования должностное лицо, имеющее право на принесение протеста, составляет протест и направляет его вместе с делом в соответствующий суд.
По содержанию протест в порядке надзора должен отвечать тем же требованиям, что и кассационный протест. К нему также могут быть приложены дополнительные материалы, имеющие существенное значение для дела и обосновывающие требование об отмене или изменении опротестованного решения.
Протест необходимо представить в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле.
Должностному лицу, принесшему протест в порядке надзора, закон предоставляет право отозвать его. Если протест был принесен прокурором, то он может быть отозван и вышестоящим прокурором. Отзыв протеста допускается лишь до начала судебного заседания, в котором протест подлежит рассмотрению. В ходе рассмотрения дела протест не может быть ни отозван, ни изменен. Об отзыве протеста извещаются лица, участвующие в деле.
Одновременно с рассмотрением вопроса об опротестовании решения может возникнуть вопрос о необходимости приостановить его исполнение. Должностные лица, которым предоставлено право принесения протестов в порядке надзора, могут приостановить исполнение соответствующих решений, определений и постановлений до окончания производства в порядке надзора.
Установленный законом круг должностных лиц, которым предоставлено право приостановить исполнение решения, является исчерпывающим. Каждое должностное лицо вправе приостановить исполнение тех решений, на опротестование которых оно уполномочено законом.
О приостановлении исполнения решения должностное лицо дает письменное распоряжение суду, осуществляющему исполнение. Оно действует до окончания производства в порядке надзора. При отказе в принесении протеста либо отзыва внесенного протеста должностное лицо суда или прокуратуры обязано отменить свое распоряжение о приостановлении исполнения решения. По делу же, которое в связи с принесением протеста подлежит рассмотрению судебно-надзорной инстанцией, распоряжение о приостановлении исполнения действует до вынесения определения или постановления данным судом.
Возможность опротестования и пересмотра судебных решений в порядке надзора сроком не ограничена.
5. Суды, рассматривающие дела в порядке надзора. Процессуальный порядок рассмотрения дел.
Протесты в порядке надзора имеют право рассматривать только указанные в законе суды. К ним относятся: президиумы Верховных судов республик, краевых, областных и и городских (Москвы и Санкт-Петербурга) судов, суда автономной области и судов автономных округов; Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации; Президиум Верховного Суда Российской Федерации.
Каждый из перечисленных судов имеет свою определенную компетенцию.
Ближайшим по отношению к районным (городским) судам являются президиумы Верховных судов республик, краевых, городских (Москвы и Санкт-Петербурга), областных судов, суда автономной области и автономных округов.
К компетенции президиумов названных судов относится пересмотр в порядке надзора вступивших в законную силу решений и определений районных (городских) судов, а также кассационных определений судебных коллегий по гражданским делам соответственно Верховных судов республик, краевых, городских (Москвы и Санкт-Петербурга), областных судов, судов автономной области и автономных округов.
Следующий судебно-надзорный орган - Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации осуществляет пересмотр в порядке надзора постановлений президиумов областных и равных им по компетенции судов, а также вступивших в законную силу решений и определений, вынесенных всеми судами Российской Федерации, если они не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации осуществляет пересмотр судебных решений и определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
В Российской Федерации сложилась практика последовательного прохождения дела в судах: пересмотр решения вышестоящим судебно-надзорным органом до его рассмотрения в нижестоящем органе исключен. Такой порядок представляется оправданным и целесообразным, поскольку он четко определяет компетенцию каждого судебно-надзорного органа.
Порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел в порядке надзора урегулирован законом.
Все органы, пересматривающие в порядке надзора, действуют коллегиально. В состав Президиума Верховного суда республики, краевого, областного, городского суда (Москвы и Санкт-Петербурга), суда автономной области и суда автономного округа входят председатель, его заместители, члены суда. Состав Президиума утверждается Президентом Российской Федерации.
Член президиума суда, принимавший участие в рассмотрении дела в первой или второй инстанции либо в порядке судебного надзора в составе Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может участвовать в рассмотрении данного дела в составе президиума суда.
В заседании суда надзорной инстанции могут быть допущены в необходимых случаях стороны и другие лица, участвующие в деле, которые извещаются о месте и времени рассмотрения дела.
Суд обязан направить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, копии протеста, принесенного по делу, и назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы указанные лица имели возможность представить письменные объяснения на протест и дополнительные материалы.
Судебные решения пересматриваются в порядке надзора с соблюдением основных принципов гражданского процессуального права: осуществление правосудия только судом, равенство граждан перед законом и судом, выборность судей, коллегиальность рассмотрения дел, законности, диспозитивности, состязательности и др.
Многие из названных принципов действуют здесь не в полной мере. Это, в частности, относится к принципам непосредственности, устности, диспозитивности, состязательности. Не действует в этой стадии процесса принцип участия народных заседателей.
Рассмотрение дела в суде надзорной инстанции начинается докладом дела председателем или по его поручению одним из членов суда, ранее не участвующим в рассмотрении дела. Докладчик должен изложить обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции и других постановлений, вынесенных по делу, доводы протеста и поступивших на него объяснений, содержание представленных в надзорный суд дополнительных материалов.
Неявка в судебное заседание лиц, участвующих в деле, которые извещались о времени и месте рассмотрения дела, не служит препятствием к разбирательству дела. Лица, участвующие в деле и их представители, если они извещались о времени м месте рассмотрения дела и явились в судебное заседание, дают объяснения после доклада дела.
В рассмотрении дела в порядке надзора обязательно должен принимать участие прокурор, который поддерживает принесенный им или вышестоящим прокурором протест или дает заключение по делу, рассматриваемому по протесту председателя суда или его заместителя.
После заключения прокурора суд переходит к вынесению постановления по делу.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации выносит по .рассмотренным ею в порядке надзора делам определения. Президиумы всех судов по рассмотренным в порядке надзора делам выносят постановление.
Определения и постановления принимаются большинством голосов. При равном количестве голосов, поданных за удовлетворение и против удовлетворения протеста, протест считается отклоненным. Определение подписывается всем составом суда, а постановление президиума - председательствующим в заседании.
Член суда, рассматривающий дело в порядке надзора, не согласный с мнением большинства, вправе изложить в письменном виде свое особое мнение, которое вместе с постановлением или определением приобщается к делу.
В определениях, постановлениях, выносимых в результате рассмотрения дел в порядке надзора, указываются следующие данные: время и место рассмотрения дела, состав судей, участвующих в судебном заседании, прокурор, дававший заключение или поддерживающий протест, докладчик по делу, обстоятельства дела, содержание решения или определения суда первой инстанции, а также всех последующих определений и постановлений по делу, содержание протеста, существо принятого определения и постановления с указанием мотивов.
В определении и постановлении должны быть рассмотрены доводы, содержащиеся в протесте, и разрешен вопрос об удовлетворении или отклонении протеста.
Согласно ст. 327 ГПК при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста. Однако в интересах законности суд вправе выйти за пределы протеста и проверить дело в полном объеме.
Законом установлены сроки рассмотрения дела в судах надзорной инстанции: в президиуме краевого, областного и соответствующих им судов -не позднее 20 дней; в Верховном Суде Российской Федерации - не позднее одного месяца со дня поступления дела с протестом (ст. 328 ГПК).
6. Полномочия суда и основания к отмене в порядке надзора решений, определений и постановлений.
Рассмотрев дело в порядке надзора, суд своим определением или постановлением вправе:
1) оставить решение, определение или постановление без изменения, а протест без удовлетворения;
2) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или кассационной инстанции;
3) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и прекратить производство по делу или оставить заявление без рассмотрения;
4) оставить в силе одно из ранее вынесенных по делу решений, определений или постановлений;
5) отменить либо изменить решение суда первой, кассационной или надзорной инстанций и вынести на новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.
Пункт 5 ст. 329 ГПК изложен в новой редакции, однако содержание закрепленного здесь правила существенных изменений не претерпело. Измененное и отмененное решение должно быть основано на фактах, установленных в предусмотренном законом порядке судом первой и кассационной инстанций.
Суд же надзорной инстанции, как и ранее, не вправе сам устанавливать юридические факты и на их основе выносить новое решение.
Определения кассационного суда, определения и постановления судов, рассматривающих дело в порядке надзора, могут быть отменены или изменены:
если ими неосновательно оставлено без изменения, отменено или изменено решение суда первой инстанции;
2) если при рассмотрении дела в суде второй инстанции или в порядке надзора были допущены нарушения закона, которые повлияли или могли повлиять на правильность вынесенного определения или постановления.
Одновременно с отменой кассационного определения суд, рассматривающий дело в порядке надзора, может отменить решение суда первой инстанции, если оно было оставлено без изменения, либо оставить решение без изменения, если кассационным определением оно было отменено, либо направить дело на новое кассационное рассмотрение. Направление дела на новое кассационное рассмотрение возможно в случаях, когда были допущены существенные нарушения установленного законом порядка рассмотрения дела судом второй инстанции (например, лица, участвующие в деле, не были извещены в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела кассационным судом).
Отменяя решение и передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, надзорный суд может указать этому суду, какие процессуальные действия следует провести по делу: о необходимости вызова и допроса свидетелей, об истребовании письменных доказательств, о проведении экспертизы по делу и др. Указания суда, рассматривающего дело в порядке надзора, изложенные в определении или постановлении, обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дела.
Вместе с тем суд, рассматривающий дело в порядке судебного надзора, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или отвергнуты им, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение должно быть вынесено при новом рассмотрении дела.
Суд при рассмотрении дела в порядке судебного надзора, отменяя кассационное определение, не вправе предрешать выводы, которые могут быть
сделаны кассационной инстанцией при вторичном рассмотрении дела (ст. 331 ГПК).
Согласно ст. 330 ГПК основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорной порядке являются: 1) неправильное применение или толкование норм материального права; 2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.
Решение, определение, постановление суда подлежит отмене независимо от доводов протеста в случаях, предусмотренных ст. 308 ГПК.
В ст. 330 ГПК специально не говорится о нарушениях ст.ст. 219 и 221 ГПК как об основаниях к отмене решения суда и прекращению производства по делу или оставлению заявления без рассмотрения. Эти нарушения охватываются понятием существенных нарушений норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.
Не выделено в ст. 330 ГПК и необоснованность решения суда как самостоятельное основание к его отмене. Однако требование обоснованности решений закреплено в гражданском процессуальном законе (ст. 192 ГПК). Невыполнение судом этих требований тоже следует отнести к существенным нарушениям норм процессуального права, которые должны влечь отмену решения суда. К таким нарушениям, в частности, можно отнести неправильное определение судом предмета доказывания, обоснование решения недопустимыми доказательствами, вовлечение в процесс и исследование доказательств с нарушением правил, установленных законом, и др.
7. Пракяякяяпяякяяояякяяояяаяяояя яя яяпяяяяяияя яякяяояяяяеобходимо осознать прямую причастность прокуроров к обеспечению единства России. Главное — оперативно пресекать посягательства на федеральные интересы, Конституцию РФ, общепризнанные права и свободы человека и гражданина. Речь идет о национальной безопасности государства, и промедление с принятием надлежащих мер прокурорского реагирования недопустимо. Тем более что суть дела порой заключается в попытках удовлетворения амбициозных претензий отдельных политиканов, политических группировок, продиктованных желанием бесконтрольного пользования всей полнотой власти для решения клановых, групповых и личных проблем.
Нужно откровенно признать, что конституционные законы ряда республик в составе России приняты без учета положений Конституции РФ и других федеральных законов. Дело порой доходит до парадоксов.
Компетенцией отдельных субъектов РФ объявлены вопросы войны и мира, обороны, дислокации и перемещения воинских частей, введения в регионах чрезвычайного положения. Все это напрямую нарушает основы распределения полномочий федерального центра и регионов, подрывает стратегические позиции России.
Активно влияют на правотворческую деятельность органов власти прокуроры Брянской, Калужской, Московской, Тульской областей, Республики Саха (Якутия) и ряда других субъектов РФ. Они не ждут по этому поводу каких-либо особых указаний из Генеральной прокуратуры.
Например, прокурор Республики Саха (Якутия) издал специальное распоряжение об организации надзора за исполнением законов представительными и исполнительными органами и образовании специальной рабочей группы в аппарате. Внимательно проанализирован весь массив принятых за последние два года нормативных актов республиканского Парламента (Ил Тумана), Президента и Правительства Республики.
О серьезном подходе к работе свидетельствуют дальнейшие действия этой прокуратуры. По ее инициативе в Якутске проведено совещание руководителей министерств, ведомств, общественных организаций, на котором выработаны совместные подходы к проблеме совершенствования нормативно-правовой базы.
Одновременно достигнута договоренность о том, что соответствующие министерства и ведомства представят в прокуратуру предложения об отмене, изменении актов, противоречащих Конституции России и федеральному законодательству, что и было сделано в последующем. Эти материалы и стали частично поводом для принятия мер реагирования (направления писем, протестов, представлений, заявлений в суды).
Всего за полтора года этой прокуратурой в связи с принятием незаконных правовых актов республиканским Парламентом, Президентом и Правительством принесено 13 протестов, направлено в суды общей юрисдикции, арбитражные и конституционные суды 9 заявлений, внесено 10 представлений. В результате прокурорского вмешательства отменено, изменено и признано недействительными более 30 правовых актов указанных органов.
Спектр нарушений, на которые среагировала прокуратура Саха (Якутии), оказался весьма разнообразным и любопытным. Среди опротестованных — акты, ущемляющие права хозяйствующих субъектов на свободу предпринимательства, а также права граждан по распоряжению принадлежащим им имуществом и многие другие.
Однако, к сожалению, наблюдается и другое. Далеко не все прокуроры эффективно используют предоставленные им возможности для противодействия антиконституционному правотворчеству субъектов Федерации, порой кивают на Конституционный Суд страны, полагая, что только этот орган вправе решать сложные правовые вопросы.
Некоторые работники просто смирились с практикой издания органами власти регионов нормативных актов, не соответствующих федеральному закону' Они либо совсем не используют полномочия по опротестованию таких актов, либо применяют их только в связи с настойчивыми требованиями граждан и должностных лиц или по прямому указанию Генеральной прокуратуры.
В отдельных республиканских прокуратурах дал о себе знать рецидив времен административно-командной системы — отказ от опротестования незаконных правовых актов по мотивам нецелесообразности. Порой это подкрепляется ссылкой на малоубедительные заключения местных «знатоков права», подыгрывающих непомерным амбициям отдельных руководителей территорий. Такое наблюдалось в Республиках Башкортостан, Карелия, Удмуртской Республике.
Деятельность прокуроров носила иногда откровенно жалкий характер. Вместо опротестования незаконных правовых актов законодательных и исполнительных органов некоторые прокуроры в большинстве случаев ограничивались направлением писем региональным руководителям, причем не всегда убедительных, не реагировали в последующем на оскорбительные ответы. И что самое главное, практически не использовали судебные процедуры для защиты публичных интересов.
Прокурорами практически не принимаются в расчет поступающие в регионы заключения Министерства юстиции РФ о несоответствии законов и постановлений субъектов федеральному законодательству. Конечно, не со всеми из них можно согласиться. И в этом плане замечания ряда региональных прокуроров обоснованны, в связи с чем Генеральная прокуратура намерена проанализировать юридические ошибки, допускаемые Минюстом, и войти с конкретными предложениями в Правительство РФ. Однако нельзя отрицать, что обоснованные заключения Минюста тоже остаются без должного реагирования.
Только в прошлом году Генеральная прокуратура на основании заключений Минюста России была вынуждена потребовать от подчиненных прокуроров опротестования 50 законов и других нормативных актов субъектов Федерации.
Можно ли настаивать на сохранении функции «общего надзора» прокуратуры в дальнейшем, если она не будет соответствовать своему предназначению и займет позицию выжидания и лавирования в отношениях с органами власти субъектов РФ, игнорирующих требования федеральных законов?
По-прежнему проявляет бездеятельность прокуратура Республики Башкортостан, хотя в прошлом году она уже подвергалась за это критике. В этом регионе продолжается издание правовых актов, вторгающихся в компетенцию РФ. Здесь по существу создается самостоятельная судебная система. Вопреки Конституции РФ, Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» судьи здесь избираются Государственным собранием Республики.
По имеющейся информации, незаконно избранными судьями в Республике вынесено более 400 приговоров, которые в соответствии со ст. 345 УПК РСФСР подлежат отмене.
Работники, перекладывающие свои обязанности по опротестованию незаконных актов субъектов Федерации на Генеральную прокуратуру, впредь будут строго наказываться, подвергаться досрочному переаттестовыванию, депремированию.
В то же время призыв к улучшению этой работы вовсе не означает, что нужно отказаться от защиты законных интересов субъектов РФ. Поэтому, если в поле зрения прокуроров попадают правовые акты федеральных органов власти (прежде всего министерств и ведомств), посягающие на установленное распределение компетенции между федеральным центром и регионами, ущемляющие права последних, то о них следует незамедлительно доводить до сведения Генеральной прокуратуры.
О совершенствовании деятельности прокуроров по надзору за законностью правовых актов говорит приказ Генерального прокурора №42 от 18 июля 1997 г. «06 усилении прокурорского надзора за законностью правовых актов субъектов Российской Федерации». В чем его главная цель?
Во-первых, напомнить прокурорам, что опротестовываться должны все без исключения незаконные акты субъектов Федерации, несмотря на наличие процедур Конституционного Суда. Во-вторых, нужно отказаться от практики принесения протестов на такие акты, если очевидно, что соответствующий представительный или исполнительный орган добровольно не удовлетворит требования прокурора. В этих случаях единственно правильный способ устранения нарушений — обращение прокурора в суд. Причем не только в суд общей юрисдикции, но и в конституционные и уставные суды регионов.
Наконец, третье. Прокуроры республик, краев, областей, автономных округов теперь лично ответственны за правильную постановку работы по надзору за законностью правовых актов субъектов Федерации, а также за участие прокурорских работников в подготовке законодательных актов общего значения, безотлагательное реагирование на допускаемые органами власти правонарушения. Одновременно они обязаны эффективно использовать право законодательной инициативы, другие дополнительные полномочия, которыми наделены региональным законодательством.
Назрела необходимость поставить вопрос об улучшении взаимодействия Конституционного Суда с правоохранительными органами, в частности, об информировании Конституционным Судом центральных правоохранительных органов о принятых им к рассмотрению запросах, обращениях, а также об отказах в принятии таких материалов или их отзыве. Делается это для более рациональной организации разрешения сходных вопросов. Если это предложение будет принято, центральный аппарат Генеральной прокуратуры намерен систематически информировать прокуратуры субъектов РФ о намеченных к рассмотрению в Конституционном Суде страны запросах и обращениях, их содержании.
Не меньшие требования должны предъявляться к качеству работы городских и районных прокуроров, осуществляющих надзор за законностью правовых актов органов местного самоуправления. В отдельных регионах политика невмешательства государственных органов в деятельность органов местного самоуправления привела к невиданному разгулу беззакония. За последние полтора года по протестам прокуроров в системе местного самоуправления отменено более 27 тыс. незаконных правовых актов, абсолютное большинство которых носило нормативный характер.
Недавно Конституционный Суд РФ, рассмотрев запрос Народного Хурала Республики Бурятия, признал конституционным п. 3 ст. 49 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», предусматривающий принудительный порядок досрочного прекращения полномочий органа местного самоуправления по инициативе законодательного (представительного) органа субъекта РФ.
Отсюда вывод: используя богатую информацию о систематических нарушениях законодательства органами местного самоуправленияяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяи лицами, прокуроры должны инициировать в необходимых случаях постановку вопросов о досрочном прекращении их деятельности. Эту возможность прокуроры до последнего времени не использовали.
Теперь остановимся на другой проблеме. Основным законом жизни городов, районов, сельских поселений становятся в последние годы уставы муниципальных образований.
Надо подчеркнуть, что многие городские и районные прокуроры по существу устранились от участия в подготовке этих основополагающих актов. Крайне редко опротестовывали их незаконные положения, ожидая, видимо, указаний сверху, а такие указания длительное время не поступали. В результате формирование уставов муниципальных образований проходило под явным влиянием административного произвола. В ряде регионов муниципальные образования присвоили явочным порядком полномочия государственных органов и в то же время отказались от выполнения их прямых обязанностей по отношению к населению территорий.
Практика прокурорского надзора за законностью правовых актов, издаваемых органами власти, должна ежегодно обобщаться. Результаты работы нужно оценивать не столько по количественным показателям (больше или меньше принесено протестов, представлений), а в первую очередь увязывать с фактическим состоянием законности в деятельности конкретных органов местного самоуправления. Эту работу следует чаще проверять с выездом на место. В условиях трудного становления системы местного самоуправления и исходя из складывающейся обстановки эта работа прокурора — сегодня, пожалуй, единственный способ корректировки нормотворческой деятельности местных органов власти, приближения ее к общефедеральным стандартам.
Необходимо осознать простую истину — надзор за законностью правовых актов остается стержнем проверочной деятельности прокуроров на всех направлениях. Через эту работу в первую очередь реально достигается защита публичного интереса. И прежде всего — через инициативные действия в защиту правового статуса личности в РФ, основы которого закреплены в ст. ст. 17—63 Конституции России. Другая сторона публичного интереса заключается в охране конституционного строя России, ее федеративного устройства, единства правового и экономического пространства, стратегических интересов государства (вопросы обороноспособности, использования федеральной собственности и др.).
В поле зрения прокуроров должны попадать преимущественно законы (федеральные, а также законы субъектов Федерации). Обращаться к указам Президента и постановлениям Правительства РФ, анализировать практику их выполнения необходимо в тех случаях, когда они определяют конкретные механизмы исполнения принятых законов. Это принципиальная установка, основанная на определенных законодательством полномочиях прокуратуры.
Учитывая трудности переходного периода, законодатель несколько расширил сферу правозащитной деятельности прокуратуры. В Законе о прокуратуре есть специальный раздел «Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина». Это ко многому обязывает. Правовые и организационные предпосылки для активизации этой работы есть. В стране сформирован блок законов, ориентированный на международные правовые стандарты в области прав и свобод человека и гражданина. Решением коллегии Генеральной прокуратуры от 3 октября 1996 г. определены основные задачи в правозащитной деятельности прокуроров. Акцент сделан на охрану прежде всего законных интересов больших групп населения, а также на вмешательство в наиболее неблагополучные сферы общественных отношений (трудовые, пенсионное обеспечение, защита прав престарелых и инвалидов). И это оправданно. Судя по статистике, каждое третье из выявляемых прокурорами правонарушений — несоблюдение трудового, жилищного законодательства, законов об охране прав ветеранов и инвалидов.
Необходим глубокий анализ эффективности принимаемых по этим вопросам мер прокурорского реагирования. Здесь нужны комплексный подход и совместная работа с управлениями (отделами) по надзору за законностью постановлений судов по гражданским делам.
Анализ результатов исковой работы указывает на смещение внимания прокуроров из сферы защиты государственных интересов в сферу защиты прав и свобод граждан. Во многом это результат экономических реформ и роста самостоятельности хозяйствующих субъектов. Во всяком случае, в 1996 г. заметно больше — в 2,3 раза — предъявлено исков в интересах граждан в суды. Всего их предъявлено более 105 тыс. Абсолютное большинство — почти 97 % — удовлетворено. Согласитесь, здесь есть большие возможности для профилактики нарушений прав граждан.
Работа по надзору за соблюдением прав и свобод граждан должна носить избирательный характер и не подменять органы правосудия при разбирательстве гражданских споров. Эту деятельность следует осуществлять в тесном взаимодействии с правозащитными организациями (аппаратом уполномоченного по правам человека — по закону такие лица могут назначаться и в субъектах Федерации, комиссиями по правам человека и другими). Вмешательство прокуроров в защиту прав и свобод граждан должно носить в основном компенсационный характер, когда возможности других органов контроля для воздействия на ситуацию исчерпаны.
Как никогда ранее сегодня прокурорам необходимо глубоко вникать в причины острых социальных конфликтов и присущими им средствами (там, где есть правовое поле) устранять их, привлекать виновников к уголовной и иной ответственности. В первую очередь речь идет об ответственности работодателей, уклоняющихся от оплаты труда работников, не обеспечивающих безопасных условий работы. Не менее важно своевременно пресекать злоупотребления свободой слова и печати, выражающиеся в пропаганде межнациональной и социальной розни, призывах к насильственному свержению существующего государственного строя.
В прошлом году «Российская газета» опубликовала заметку «Начали пороть. Прокурор молчит», в которой сообщалось о массовой порке казаков в Оренбургской области, что вызвало большой резонанс. Ведь бить человека даже по решениям атаманов, пусть и согласованным с полковым священником, не позволяет ни один российский закон. Неписаные же нормы казачьего общежития применимы в той мере, в какой они не противоречат законодательству правового государства.
Отдельные прокуроры все еще не уяснили простую истину: прокурорское воздействие на процессы в экономике должно осуществляться отныне только через оценку полноты и законности мер, принимаемых органами управления и контроля, а также сквозь призму защиты экономических прав граждан. К сожалению, непонимание этого требования подтверждают планы ряда прокуроров субъектов Федерации.
Достаточно сказать, что прокуроры Республики Тыва и Ставропольского края продолжают планировать проверки исполнения законов об охране скота, сохранности нового урожая без учета того, что скот и посевы сельскохозяйственных культур находятся в основном в собственности негосударственных предприятий, фермеров, иных частных лиц. Таким образом, в планах этих прокуратур сразу закладывается необоснованное вмешательство в хозяйственную деятельность. Аналогичным образом поступает прокурор Ненецкого автономного округа, планирующий проверки «обоснованности закупки и реализации рыбы».
В то же время сейчас, когда повсеместно фиксируются широкомасштабные действия по незаконному завладению государственной собственностью (в том числе в ходе ее разгосударствления), совершаются крупные противоправные сделки по вывозу за рубеж сырьевых, энергетических и других невосполнимых ресурсов, надзор прокуроров за исполнением законов в сфере экономики (впрочем, как и деятельность других правоохранительных органов) серьезно отстает от предъявляемых временем требований. На это справедливо обратил внимание в своем послании Федеральному Собранию «Порядок во власти — порядок в стране» Президент России.
По-прежнему серьезные нарекания вызывает практика приватизации государственных предприятий. Многочисленны факты занижения стоимости приватизируемого имущества, распродажи объектов социальной сферы, продажи имущества вне конкурса, нарушений антимонопольного законодательства и т. д.
Нет должного порядка и в деле управления государственным имуществом, которое повсеместно противозаконно передается в аренду, залог и даже в уставные капиталы коммерческих структур при явном бездействии территориальных управлений Министерства по управлению государственным имуществом.
В результате контроль за правомерным использованием этого имущества и за поступлением доходов в федеральный бюджет не осуществляется, чччччччччччччччччччччччччччччччччсударственным интересам. Причем получают широкое распространение злоупотребления государственныыыыыноыыыыыыыысыыымыыыхсы ыоыыыыьыыыыыыыыылыыыышейся обстановке вокруг государственной собственности. В их числе представители государства в акционерных обществах и назначенные на обанкротившихся предприятиях внешние управляющие.
Принимаемые в связи с этим меры прокурорского реагирования не всегда своевременны и зачастую неадекватны совершенным правонарушениям. Из-за бездеятельности отдельных региональных прокуроров пришлось вмешаться Генеральной прокуратуре, которая за последнее время предъявила ряд исков в арбитражные суды по поводу признания недействительными документов акционерных обществ (например, АО «Лензолото»), результатов чековых аукционов. Вместо предъявления инициативных исков в суды о расторжении договоров, нарушающих интересы государства, некоторые прокуроры вносят представления. Это ведет к волоките, бесплодной перелиске, затягивает процесс восстановления нарушенных прав.
Серьезную угрозу национальной безопасности представляет неконтролируемый выпуск ценных бумаг.
Администрация Сахалинской области под залог материальных ресурсов острова Сахалин и без регистрации в Минфине России незаконно выпустила облигации на общую сумму 5 млрд. долларов, которые размещены в швейцарском банке. Можно предположить: в случае невыполнения обязательств по оплате дивидендов по этим облигациям Россия вообще потеряет Сахалин. Поскольку указанными действиями причинен вред стратегическим интересам государства, в отношении виновных возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.
Неупорядоченный массовый выпуск ценных бумаг, используемый в целях привлечения денежных средств как юридических, так и физических лиц, создает все условия для построения вексельных «пирамид». Он же позволяет обанкротившимся предприятиям скрывать просроченную и безнадежную задолженность, уходить от налогообложения.
Следует признать, что прокуроры практически не проверяют законность регистрации и выпуска ценных бумаг.
Много недостатков в работе прокуроров по надзору за исполнением законов а области внешнеэкономических отношений, финансово-банковской деятельности.
Для защиты государственных интересов необходимо больше использовать материалы уголовных дел, процедуры арбитражных судов. Можно привести такой пример: на счетах коммерческих банков находится несколько триллионов рублей, арестованных по сотням приостановленных уголовных дел, связанных с фальшивыми авизо. Несмотря на арест, эти средства используются недобросовестными банками в качестве кредитных ресурсов. Чтобы приостановить такую практику. Генеральная прокуратура по одному из уголовных дел предъявила иск в интересах государства на 2,6 млн. долларов США и 350 млн. руб. к ТОО «Валерия». Суд полностью удовлетворил его.
8. Заключение.
В результате выполненного нами курсового исследования мы позволим себе сделать несколько замечаний об организации «общенадзорной» деятельности.
Прежде всего о значении количественных показателей работы. Они, конечно, иллюстрируют степень активности надзорной деятельности. Однако не нужно слишком преувеличивать их значение. Следует иметь в виду, что некоторые работники поднаторели на показухе. В частности, на административный прессинг вышестоящих органов они с готовностью отвечают искусственным наращиванием показателей. Благо, что многими вышестоящими прокурорами такая цифирь чаще всего воспринимается как достоверная без какой-либо проверки и анализа. При выездах представителей Генеральной прокуратуры на места постоянно вскрываются разночтения между отчетами прокуроров и реально выполненным ими объемом работ.
Есть и другие проявления формализма. Одно время прокурорские работники подвергались резкой критике в связи с недостаточным применением ими мер административной ответственности к правонарушителям. Некоторые прокурорыыыыыыыыыыыыыыыоыыгыыыыыыыыывыыыд. Они резко увеличили соответствующие показатели, вынося пачками постановления о возбуждении административных производств в отношении лиц, появившихся на работе в нетрезвом состоянии и подвергшихся дисциплинарным взысканиям со стороны работодателей. Благо сделать это было несложно — на основании приказов хозяйственных руководителей.
За ростом количества выявленных правонарушений должна стоять большая организаторская работа по их предупреждению, что зачастую не делаетсяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяях же цифр статистической отчетности. Между тем приказ № 30 установил четкие критерии оценки «общенадзорной» деятельности прокуроров;
— правомерность и своевременность вмешательства;
— полнота использования предоставленных прокурорам полномочий;
— принципиальность и настойчивость в устранении нарушений закона;
— реальное восстановление нарушенных прав;
— привлечение виновных к установленной ответственности.
Только с этих позиций можно объективно оценить результаты собственной деятельности, а также работы подчиненных прокуроров.
Несколько слов о качестве проверок документов прокурорского реагирования, о методическом обеспечении надзорной деятельности.
Здесь отмечается большой разрыв в уровнях работы прокуратур субъектов Федерации и горрайпрокуратур. Повинны в этом прежде всего руководящие звенья органов прокуратуры, не обеспечивающие надлежащее состояние методических и учебныхыыыыытыыыеымыыыыыыаыыыыыыыыыыыыийся поток методических рекомендаций, городские и районные прокуроры по-прежнему остро нуждаются в кратких, экономных памятках, материалах, комментирующих законодательство с учетом особенностей регионов. Их явно не хватает. Обстановка осложняется тем, что в ряде случаев прокуратуры субъектов Федерации дают подчиненным работникам не основанные на законе или неквалифицированные рекомендации.
Так, прокуратура Республики Карелия в 1997 г. ориентировала подчиненных прокуроров на принесение протестов не только на незаконные правовые акты, но и на действия должностных лиц, «наделила» горрайпрокуроров правом приостанавливать исполнение незаконных приказов, распоряжений, решений. В приложенных к методическим рекомендациям образцах документов прокурорского реагирования необоснованно расширялись основания прокурорского вмешательства. В частности, прокурорам предлагалось в своих представлениях указывать, что самостоятельным основанием для проведения проверок послужили планы их работы (а не сигналы о допускаемых правонарушениях, как это требует закон).

Библиография:

Михайлов В. А. Методологические основы мер пресечения. -М., 1997.
Михайлов В. А. и др. Процессуальные документы и деловые бумаги следователя. - Волгоград, 1993.
Международная защита прав и свобод человека; Сборник документов. - М., 1990. - С. 14-57, 58-80, 98-125, 290-319, 328-330.
0 возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года // Ведомости Верховного Совета СССР. -1981.-№21.-Ст. 4.
Скуратов Ю. И. Прокуратура набирает силу // Аргументы и факты. - 1996. - № 48 (841). - С. 3.
Игошев К. Е., Миньковский Г. М. Семья, дети, школа. - М., 1989.
Чезаре Беккариа. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939. -С. 260,282.
Стецовский Ю. И., Ларин А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. -С. 68-69.
Сборник приказов и инструкций Генерального прокурора СССР: Ч. 1 / Под ред. А. М. Рекунова. - М., 1976. - С. 448,449.
Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1986. - М., 1987. - С. 476.
Российская газета. - 1996. - 2 июля.
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. -№ 5. ˜ Ст. 182.
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. -№5.-Ст. 182.
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. -№ 7.-С. 6-8.
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. №1.
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1994. -№13.-С. 12.






ОГЛАВЛЕНИЕ