стр. 1
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Межнациональные браки в СССР.

Введение
В нашей стране каждая шестая семья включает людей разных национальностей. Это один из ярких показателей дружественных межнациональных отношений, сложившихся в стране за годы Советской власти. Формирование таких отношений — результат ленинской национальной политики партии и государства. На XXVII съезде КПСС отмечалось: «Итоги пройденного пути убедительно свидетельствуют: национальный вопрос, оставшийся от прошлого, в Советском Союзе успешно решен» '. Мы уже привыкли к этой мысли, как к само собой разумеющейся, и подчас забываем, какой огромный экономический, социальный и культурный разрыв между народами смог преодолеть социалистический строй за сравнительно короткий период.
Ленинская национальная политика, проводившаяся Коммунистической партией и Советским государством, стала залогом формирования атмосферы дружественного межнационального общения в нашей стране, атмосферы, которая может служить примером для многих стран мира. Одним из ярких показателей такого общения и стал рост национально-смешанных браков в СССР.
Развитие межнационального общения до революции сдерживалось экономическими, политическими и социально-культурными факторами. Так, например, в 1908 г. в Петербургской губернии производилось промышленной продукции на одного жителя в 15 раз
' Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М„ 1986. С. 156.
больше, чем в Туркестанском крае, и в 4 раза больше, чем в Закавказье. Соответствовал экономическому и культурный разрыв. По данным переписи 1897 .г., на территории РСФСР (в современных границах) были грамотными 44% мужчин и 15% женщин, а в Узбекской ССР—5,6 и 1,2% соответственно. Из 105 высших учебных заведений, функционировавших в 1914— 1915 гг. в Российской Империи, 99 располагались в городах РСФСР и УССР, 5—в Прибалтике. На всю же остальную огромную территорию приходились только одни женские курсы, открытые в Тифлисе (старое название Тбилиси) в 1908 г.
Но разрыв в экономике и образовании был лишь платформой, на которой держались глубочайшие различия в образе жизни народов. И эти различия не ослаблялись, а лишь более четко ощущались, когда люди разных национальностей оказывались в ситуации непосредственного общения. Крупные индустриальные города—Петербург, Ревель (ныне Таллин), Киев, почти феодальные Ташкент и Самарканд, а северовосточнее—система отгонного скотоводства, которой несколько сот, а то и тысяч лет. Могли ли сочетаться браком представители столь разных в своей основе культур, даже если бы не было других барьеров?
А таких барьеров 'было предостаточно. Мы не говорим об огромных различиях классовой структуры народов—влияние этих факторов очевидно. Были еще границы юридические и религиозные. Свод законов Российской Империи не допускал браков христиан с представителями другой веры. Но и другие религии «не оставались в долгу». Так, согласно мусульманской идеологии, запрещались браки с немусульманами. Правда, были возможны браки мужчин-мусульман с женщинами христианской и иудейской веры, а также с принадлежащими к некоторым религиозным сектам, но только при условии обращения их в мусульманство.
Многие слышали унизительный термин «инородец». К этой категории населения в прошлые времена относились народы Сибири и европейского Севера, большинство народов Поволжья и горцы Кавказа. Напомним, что термин «инородец» был не только обиходным, но и юридическим. Инородцы «по закону» лишались и тех немногочисленных прав, которыми пользовалось остальное население Империи. Способствовало ли такое положение развитию межнациональной брачно-сти? Конечно, нет.
Но.даже тогда, когда можно было бы преодолеть религиозные и юридические препоны, мало кто решался на подобный брак. Против межнациональных браков было и общественное мнение. Вспомните чеховскую пьесу «Иванов». Ее герой — русский дворянин — женат на крещеной еврейке. Он рассказал, что ради него она переменила веру, бросила отца и мать, ушла от богатства, и, если бы потребовалась еще сотня жертв, она бы принесла их, не моргнув глазом. Оказывается, межнациональный брак был подвигом! Известны случаи, когда мусульманские фанатики убивали своих же соплеменников только за намерение жениться на женщине другой веры. Происходило и такое: в 1909 г. молодой таджик А. Адильбаев был посажен в тюрьму—«местный народный судья в действиях Ачильбая усмотрел грубое нарушение шариата и «за то, что он, Ачильбай, живет гражданским браком с русской женщиной», приговорил его к 6 месяцам тюрьмы»^. А оформить брак по религиозным канонам не позволяло местное духовенство и общественное мнение.
Пз сказанного ясно, какой огромный переворот совершил социализм в устоявшейся системе межнациональных перегородок и взаимной неприязни. Ведь
" Лыкошан И. С. Полжизни в Туркестане. Пг., 1919. С. 115.
необходимо было преодолеть три барьера: юридический, экономический, культурно-психологический. Эти три направления и стали основой ленинской национальной политики. На январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС М. С. Горбачев сказал: «Вряд ли нужно доказывать важность социалистических основ в развитии национальных отношений. Именно социализм покончил с национальным гнетом и неравноправием, с каким бы то ни было ущемлением прав людей по национальным мотивам, обеспечил экономический и духовный прогресс всех наций и народностей»^.
Уже через неделю после установления Советской власти в Центральной России была принята «Декларация прав народов России», отменявшая всякие национальные и национально-религиозные привилегии и ограничения и провозглашавшая равенство и суверенность народов России. На VIII и Х съездах партии обсуждались принципы организации многонационального социалистического государства, намечались конкретные меры помощи ранее угнетенным народам в развитии экономики, государственности, культуры. Огромное значение имело принятие ряда законодательных актов, запрещающих не только деятельность, нарушающую принципы равенства народов, по и любую пропаганду шовинизма. Эти акты нашли обобщенное выражение в Конституции СССР: «Граждане СССР различных рас и национальностей имеют равные права... Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав, установление прямых или косвенных преимуществ граждан по расовым и национальным признакам, равно как и всякая проповедь расовой или национальной исключительности, вражды или пренебрежения—наказываются по Закону» •*.
^ Правда. 1987. 28 янв. " Конституция СССР. М., 1977. С. 17.
Нам это все так привычно, что кажется: а как же может быть иначе? Но вот весной 1986 г. газеты сообщили, что в парламенте Франции 35 мест получила откровенно националистическая партия «Национальный фронт» ^ Во Франции, на гербе которой написано: «Свобода, Равенство, Братство», не просто существуют предубеждения против людей с другим цветом кожи и родившихся вне Франции, а даже действует легальная политическая организация, выдвигающая в качестве одного из лозунгов приоритет по национальному и расовому признаку. В условиях же социализма даже постановка подобного вопроса невозможна.
За годы Советской власти развилась единая экономическая система нашей страны. Ликвидирован громадный разрыв в уровне экономического развития регионов. Конечно, определенная региональная специфика экономики сохраняется и сейчас. Она проявляется и в социальном составе населения. Например, доля промышленных рабочих в РСФСР и Эстонии в 1,5—2 раза выше, чем в Средней Азии. Однако это уже количественные, а не качественные различия. А число студентов на 10000 человек одинаково и в Эстонии, и в Узбекистане (169 человек). Нас это не удивляет, для нас это естественно. Но мы, несомненно, удивились бы, если бы услышали, что доля студентов одинакова в населении Франции и, допустим... Бангладеш или бывшей колонии Франции—Алжира.
Все приведенные здесь и многие другие факты и означают реализацию основных задач ленинской национальной политики, выдвигавшихся в первые годы Советской власти: достижение равенства не только юридического, но и фактического, 'разрешение национального вопроса в СССР. Но юридическое равенство и сближение экономиче-
° См.: За рубежом. 1986. 21—27 марта.


ских показателей сами по себе не гарантируют развития дружественных межнациональных отношений. Более того, в условиях капитализма эти процессы ведут не к затуханию, а, наоборот, к обострению межнациональных конфликтов. Это и естественно, ведь в классовом обществе усиливается конкуренция.
Конечно, сама система социалистического хозяйствования исключает возможности возникновения межнациональных конфликтов на экономической почве. Однако, как отмечал на XXVII съезде КПСС М. С. Горбачев, «...наши достижения не должны создавать представления о бсспроблемности национальных процессов» ^ Известно, что на уровне обыденного сознания могут возникать отдельные негативные явления в области национальных отношений. Поэтому партия проводит огромную работу, специально направленную на формирование дружественных межнациональных отношений в нашей стране. Среди мероприятий такой политики—постоянная пропаганда интернационализма через средства массовой информации, ознакомление с культурой и бытом всех народов нашей страны, кадровая политика, не допускающая каких-либо национальных привилегий. Как отмечалось на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС, вся атмосфера нашей жизни и совместного труда, семья и школа, армия, культура, литература и искусство призваны формировать и воспитывать у советских людей всех национальностей, и в первую очередь у людей молодых, самые благородные чувства—чувства интернационализма и советского патриотизма.
В результате складывается тот особый психологический климат дружественных межнациональных отношений, который трудно, конечно, измерить числом
^ Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 53.
или проиллюстрировать цитатой, но к которому мы также все привыкли. Для нас естественно, что в Тбилиси нелегко купить лучшие произведения русской литературы, хотя они издаются там большими тиражами,—все раскупается. А в Москве невозможно попасть на гастрольные спектакли Тбилисского театра им. Руставели, хотя они идут на грузинском языке.
О безусловной эффективности ленинской национальной политики в области формирования психологического климата межнационального общения говорят результаты специальных этносоциологических обследований, проводимых в нашей стране с конца 60-х годов. Они показали, что абсолютное большинство населения нашей страны положительно относится к общению с людьми других национальностей.
В конце 70-х—начале 80-х годов 75—90% молдаван и узбеков, грузин и эстонцев ответили, что национальный состав коллектива, в котором они трудятся, не имеет для них значения и что в многонациональном коллективе работать даже лучше. Здесь благоприятное влияние на климат межнационального общения оказывает отсутствие механизма жесткой социальной конкуренции — принципа, который лежит в основе буржуазной экономики.
С тех давних времен, когда вступление в межнациональный брак в большинстве случаев было настоящим гражданским подвигом, в корне изменился психологический климат вокруг межнациональных браков. Все это привело к росту численности национально-смешанных семей. К сожалению, достоверные статистические данные о межнациональной брачности в дореволюционное время отсутствуют. Однако безусловно, в тот период такие браки были очень редким явлением. Но уже в первые десятилетия Советской власти происходит быстрый рост межнациональной брачности. Так, в Белорусской ССР среди браков,
заключенных белорусами в 1925—1927 гг., межнациональные составляли 3—4%, а в Якутске в 1927— 1930 гг.—более 7%. В 1936 г. в республиках Средней Азии было зарегистрировано почти 16 тыс. межнациональных браков. Из них около 70% составляли браки с участием коренных народов Средней Азии.
В послевоенные годы национально-смешанные семьи превратились в массовое явление. По данным переписи 1959 г., они составляли 10% всех семей нашей страны, в 1970 г. их было 13,5%, а в 1979 г.— около 15%. Причиной увеличения доли национально-смешанных семей стал рост межнациональной брач-ности. В настоящее время межнациональное общение — неотъемлемая черта социалистического образа жизни, а смешанные семьи, пожалуй, самая тесная форма такого общения. В Программе КПСС, принятой XXVII съездом партии, сказано: «Партия, наше государство заинтересованы в том, чтобы каждому советскому человеку были присущи чувства дружбы и братства, объединяющие все нации и народности СССР, высокая культура межнационального общения, нетерпимость к проявлениям национализма и шовинизма, национальной ограниченности и национального эгоизма, к обычаям и нравам, мешающим коммунистическому обновлению жизни» ".
Изучение национально-смешанных семей, безусловно, может способствовать решению задачи, поставленной партией. Общественный интерес стимулирует научные исследования межнациональной брачности. Конечно, далеко не на все встающие здесь вопросы есть ответ—слишком много вопросов и слишком мало пока надежных результатов исследований. Однако читателю, вероятно, интересна не только истина в последней инстанции, но и процесс ее поиска.
" Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 165.
Межнациональные браки и семьи, как и любые другие социальные явления, можно изучать с двух сторон. Можно взглянуть на них как бы «изнутри»: сравнить взаимоотношения в однонациональных и межнациональных семьях, распределение обязанностей между их членами, соблюдение обычаев и обрядов каждого из народов, к которым принадлежат супруги. При таком подходе, распространенном прежде всего среди психологов и этнографов, межнациональная семья рассматривается в первую очередь как социальная группа.
Однако не менее, а на первых этапах изучения, быть может, и более важен взгляд, так сказать, «снаружи», с точки зрения места национально-смешанных семей в сложном взаимодействии социальных процессов. В этом случае, как сказал 'бы социолог, межнациональные семьи рассматриваются как социальный институт. Так лучше видна общая картина развития межнациональной брачности, взаимосвязь данного процесса с основными тенденциями развития семьи, сближения социальной структуры наций, с процессами миграции и т. д.
Взгляд со стороны порой не позволяет разглядеть мелких деталей. Однако он дает возможность наметить курс дальнейшего углубленного исследования межнациональных браков и семей, разделить главные и второстепенные вопросы, реальные и мнимые проблемы их развития. Не случайно одна из глав нашей работы названа «Как в капле воды...». Национально-смешанные браки и семьи отражают в себе многие этносоциальные и этнодемографические процессы. Их изучение позволяет порой лучше понять данные процессы, глубже раскрыть их закономерности и последствия. Таким образом, изучение межнациональных браков становится важным не только с академической точки зрения, но и для решения практически значи-
мых проблем развития нашего общества (например, межрегионального перемещения трудовых ресурсов, стабилизации браков, оптимизации рождаемости, дальнейшего развития дружественных межнациональных отношений и т. д.).
Эти два подхода дополняют^ друг друга. Любое исследование межнациональных браков в той или иной мере включает элементы каждого из них. Однако один чаще выступает как главный, а другой — как подчиненный. В настоящей работе мы отдаем предпочтение более широкому взгляду на межнациональные браки, на их место в общей картине общественного развития, что в большей степени отвечает специфике социологического и демографического направлений в изучении национально-смешанных браков.
Изучение межнациональных браков — молодое научное направление. Аксиом здесь почти нет многие выводы носят предварительный характер. В соответствии с этим мы стремились избрать и форму изложения, сочетая авторский монолог и диалог автора с неким оппонентом. Такой прием не нов в научной и научно-популярной литературе. Особенно часто он применяется в период становления какого-либо научного направления. Вспомним «Диалоги» Платона. Вспомним, что одно из самых известных сочинений Галилео Галилея—«Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей науки»—написано в форме дискуссии между четырьмя собеседниками, каждый из которых представляет определенный подход к обсуждаемым предметам. Автор настоящей работы, конечно, далек от мысли сравнивать свой скромный труд с классическими образцами. Однако учиться у классиков — благодарная работа, даже если ты не отличник на этом уроке.
Итак, кроме Автора (А.) в работе будет присутствовать оппонент. Назовем его Некто Скептический
(Н.). Этот персонаж, как принято писать в учебниках, «собирательный образ». Иногда он будет выражать мнение одной из сторон реально ведущихся научных дискуссий, иногда — кого-то из читателей, повторяя вопросы, задаваемые на лекциях, в письмах в газеты. Порой под этой маской будет выступать и сам автор, как 'бы «отчуждая» собственные поиски и сомнения. И хотя в книге читатель встретит много цифр, отражающих результаты конкретных исследований, главное в ней все же постановка вопросов, поиск наиболее перспективных путей дальнейшего изучения межэтнической брачности.
Итак, первый и главный вопрос, который постоянно встает перед большинством ученых: зачем исследовать эту проблему?
Зачем и как изучаются межнациональные браки
На перекрестке проблем, на перекрестке наук
Н.—Послушайте, а зачем вообще нужно изучать межнациональные браки? Тратить время, отвлекать людей? Женятся люди, и пусть себе женятся. Ведь управлять этим процессом все равно невозможно, да и не нужно.
А.— Ну что ж, с последним можно согласиться. Действительно, нет необходимости вмешиваться в естественный ход нормально протекающих процессов. В Материалах XXVII съезда КПСС отмечалось: «Здесь недопустимы никакое искусственное подталкивание, как и сдерживание назревших объективных тенденций развития» ^ Однако из этого вовсе не следует, что не стоит изучать закономерности межнационального общения.
Во-первых, результаты изучения межнациональной брачности, правильное научное освещение данного вопроса важны с воспитательной точки зрения. Ведь именно в таком общении особенно рельефно ощущается национальная специфика культур. И дело не только в том, что люди говорят на разных языках, поют разные песни, едят разные блюда. Зачастую ими неодинаково воспринимаются и самые обыденные жизненные ситуации. Например, по-разному будет выялядеть «типичная» реакция эстонца, русского, гру-
* Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 156.
зина на сообщение, что у его соседа сегодня день рождения или свадьба дочери или что тяжело заболела его двоюродная тетя. А когда общение людей разных национальностей стало атрибутом повседневности для большинства населения страны, многим интересно, как «сочетаются» нормы поведения, свойственные людям разных национальностей. Не могут ли возникнуть взаимонепонимание и настороженность и что нужно сделать для того, чтобы уменьшить вероятность негативных реакций? Для ответа на эти вопросы межнациональные браки—один из наиболее ценных объектов исследования.
Во-вторых, такие исследования могут иметь значение и при решении практических социальных и экономических проблем развития нашего общества. Ведь межэтнические браки—следствие развития межнациональных контактов. Эти контакты расширяются в результате миграции, а мигранты в большинстве своем—люди молодые, составляющие «золотой фонд» трудовых ресурсов нашей страны. Рост числа национально-смешанных браков—один из показателей этнической адаптации, которая, как свидетельствует практика, часто не менее важна, чем адаптация экономическая, климатическая или бытовая. Их изучение, конечно, не раскроет всех проблем этнической адаптации, но позволит взглянуть на некоторые из них более глубоко.
Общепризнана важность изучения проблемы устойчивости семей в нашем обществе. Конечно, современная семья не терпит жесткой внешней регламентации, присущей, например, феодальному и раннекапитали-стическому обществам. Но ситуация, когда на каждые 100 заключенных браков приходится 30, а то и 50 разводов, также не может быть признана нормальной, так как сказывается она прежде всего на детях. А это уже не частная тема для социологического исследо-
вания, а проблема перспектив развития всего нашего общества. Изучение расторжения браков разного национального состава позволяет раскрыть влияние этнокультурных факторов на данныйяпроцесс. Отметим, что увеличение числа национально-смешанных браков не является причиной роста числа разводов, которое наиболее велико как раз в относительно однонациональных регионах РСФСР. Но в национально-смешанных браках некоторые факторы, ослабляющие устойчивость семей, проявляются наиболее рельефно.
Объективное освещение роли национально-смешанных браков в нашем обществе важно с идеологической точки зрения. Буржуазная пропаганда продолжает распространять утверждения об «ассимиляторской политике», проводимой в СССР в отношении ряда национальностей. Конечно, в нашей стране протекают процессы естественной ассимиляции — они неизбежны там, где контактируют значительно различающиеся по численности этнические общности, и попытка остановить их была бы не менее ошибочна, чем стремление искусственно стимулировать.
Но эти процессы не только не имеют никакого отношения к насильственной ассимиляции, но даже в известном смысле противоположны ей. Можно привести много примеров из истории, когда попытки насильственной ассимиляции (например, «онемечивания» некоторых этнических групп в период кайзеровской и фашистской Германии) приводили лишь к усилению их этнической обособленности и, наоборот, снятие всяких барьеров на пути национального развития способствовало действительному сближению народов, в том числе и росту межнациональных браков. Необходимо объяснить и некоторое замедление темпов прироста национально-смешанных семей, наблюдаемое в последние 10—15 лет в ряде республик. Н.— Кто же все это изучает?
A.—Специальной отрасли знаний, изучающей национально-смешанные браки и семьи, нет и быть не может. Брачность, рождаемость, разводимость как массовые статистические явления изучаются демографией, а в национальном аспекте—ее разделом—эт-иодемографией. Взаимосвязь этих явлений с широким кругом социально-экономических процессов — ростом образования, совершенствованием профессиональной структуры населения—изучает социология. Внутри-семейные отношения рассматривает социальная психология. Влияние традиционных особенностей семейного быта народов на современное развитие семьи — это поле этнографии современности. Антропология и генетика, изучающие биологическую основу человека, также имеют свой интерес к межнациональным бракам.
Почему при однотипной социальной структуре и уровне межэтнической контактности представители разных народов неодинаково часто вступают в национально-смешанные браки, можно ответить, только заглянув в их «этнографическое» прошлое. Но с другой стороны, понять причины сохранности «этнографических» особенностей образа жизни невозможно без учета экономической ситуации, в которой происходит развитие семьи. Национально-смешанные браки, как и любой социально значимый объект исследования, могут изучаться только комплексом наук.
Н.—А Вы не боитесь, что каждый из специалистов будет «вести свою партию», а общий прирост знаний будет невелик?
А.—Да, Вы правы, в любом хоре должен быть запевала. На наш взгляд, первый голос здесь должны вести демография и социология. Почему? Прежде всего потому, что именно в этих науках поставлены наиболее значимые в практическом и научном отношении вопросы изучения межнациональной брачности. И чи-
ело таких вопросов можно умножить. Именно демографии и социологии присуще стремление объединить усилия разных дисциплин, хотя по-настоящему научное исследование межнациональных браков пока только начинается, делает первые шаги. И тем интереснее изучать эту проблему: одно дело — гулять по отстроенным проспектам разработанных научных направлений и совсем другое—изучать области, где есть лишь одинокие тропинки да редкие просеки.
Н.— Путешествие по «неведомым тропинкам», видимо, потребует солидного снаряжения?..
А.— Безусловно. Именно поэтому мы считаем целесообразным сначала рассмотреть некоторые основные понятия, а также источники, по которым изучаются национально-смешанные браки и семьи.
Что есть что...
Н.— Кстати, почему Вы все время говорите то о межнациональных, то о межэтнических браках и семьях? Что это — разные явления или разные слова?
А.—На этот вопрос проще всего ответить однозначно. В нашей работе понятия «межнациональные браки», «национально-смешанные браки» и «межэтнические браки» в соответствии с принятой в этнографии и этносоциологии практикой употребляются как синонимы и обозначают браки между людьми разной национальности или этнической принадлежности.
Н.— Вы хотите сказать, что вместо привычного и понятного слова «межнациональные» иногда для разнообразия и «пущей научности» мы будем говорить «межэтнические браки и семьи»? Стоит ли только ради этого вводить лишний термин?
А.— Не могу согласиться, что понятия «этнический» и «межэтнический» лишние. Они имеют более точное и определенное значение, чем слова «национальный»
и «межнациональный». Например, говоря «межнациональные связи», мы можем иметь в виду как связи между народами, так и связи между государствами, что далеко не одно и то же. Понятие «межэтнический» — производное от научного термина «этнос» — одного из центральных понятий теоретической этнографии, обозначающего «народ».
Н.— Насколько я понимаю, в древнегреческом «демография» — тоже «наука о народах». И «социология» в переводе с латыни—«наука об обществе», т. е. в какой-то степени тоже о народах. В чем же качественная специфика научного употребления термина «этнос»?
А.— Со школьной скамьи нам известны наименования исторических форм общности людей: племя— народность—нация. Каждый народ, развившийся до уровня современной буржуазной или социалистической нации, в той или иной степени, в тот или иной период находился на более ранних этапа$"развития. Менялся его экономический базис, политическая надстройка, и тем не менее мы с уверенностью говорим, что во все периоды своего развития это был один и тот же единый народ. Некоторые народы (например, армяне) существуют тысячелетиями, участвуют в сложнейших исторических событиях и при этом сохраняют общность культуры и самосознания.
Части одного народа на более или менее длительный период по различным историческим причинам могут быть отрезаны от основной этнической территории. Такие части называются «этнодисперсными группами». Иногда этнодисперсные группы так никогда и не воссоединяются с основной частью этноса и тем не менее в течение очень длительного периода сохраняют свое этническое самосознание, элементы этнической культуры, символизирующие их единство со своим народом. Вот с этой точки зрения, с позиций
устойчивости самосознания и специфических, отличающих один народ от другого элементов культуры, народы изучает только этнография. Именно для обозначения такой общности и в то же время специфичности вводится понятие «этнос», которое имеет гораздо более конкретное значение, чем очень неопределенное слово «народ». Термином «этнос» обозначают объекты исследования этнографии, а также смежных с ней научных дисциплин: этносоциологии, этнопсихологии, этнодемографии и других, имеющих приставку «этно».
Н. — Вы утверждаете, что этнос, как определенная социальная общность, может существовать многие столетия. Но по каким же признакам люди разных поколений объединяются в эту общность? Какие качества делают этнос из совокупности индивидов единством, какие «приметы» отличают один этнос от другого?
А. — Нйтременным свойством этноса является этническое самосознание, т. е. осознание его членами своей принадлежности к данному этносу, связанное с отграничением от других этносов и проявляющееся прежде всего в употреблении общего самоназвания—«этнонима». Важный компонент этнического самосознания—представление об общности происхождения, исторических судьбах народа. Многовековое существование этноса обеспечивается передачей от поколения к поколению языка, характерных черт культуры и быта^.
Н. — У Вас прямо идеализм какой-то получается. Культура, самосознание... Но ведь нам со школьных времен известно, что одним из основных признаков нации является общность экономической жизни. Да и без науки ясно, что без совместной трудовой дея-
^ См.: Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. М. 1981.
тельности на общей территории не может сформироваться самосознание, возникнуть специфические элементы культуры такой общности людей, как нация. Разве общность территории, экономической жизни не является также неотъемлемым свойством этноса?
А. — Вы здесь говорите о разных вещах. Я не зря отграничил понятие «этнос» от категорий «племя — народность — нация». Последнее вернее будет назвать не этническими, а социально-этническими общностями. Этнические свойства — самосознание, особенности культуры, отличающие данную общность от других,— лишь одна сторона бытия нации или другой социально-этнической общности. Можно сказать, что взгляд на нацию как на этнос—это определенная абстракция, выделение для научных целей тех сторон общности, которые сами по себе «в чистом виде» не встречаются. В таком случае этнографы говорят, что этнос всегда существует в пределах этносоциального организма. Другое дело, что границы нации и этноса могут и не совпадать. Так, например, азербайджанцы СССР образуют единую советскую нацию (в нашей тер1минологии—этносоциальный организм). Но ведь и за пределами нашей страны живет много азербайджанцев, которые, не входя в нацию, принадлежат к тому же этносу, что и азербайджанцы нашей страны.
И Ваши обвинения в идеализме также беспочвенны. Ведь с точки зрения идеализма развитие культуры, самосознания происходит не просто по своим собственным законам — оно совершается вне зависимости от социальных и экономических условий. Наоборот, этнос в этнографии и смежных дисциплинах рассматривается именно для того, чтобы изучить, как влияют на него экономические и социальные факторы.
Н. — Но Вы забыли еще об одном свойстве каждого народа, об определенном биологическом единстве. Ведь известно, что абсолютное большинство браков
заключается внутри каждого этноса. А отсюда и неизбежная общность генофонда, проявляющаяся, например, во внешнем сходстве членов одного этноса.
А. — Безусловно, такая общность есть. Но она является вторичным, а не первичным свойством этноса. «Наследование» этнической принадлежности, формирование этнического самосознания происходят не через гены, а через передачу культуры, через воспитание. Именно поэтому не столь уж редки случал, когда человек воспринимает самосознание и культуру какого-либо народа, не принадлежа к нему «генетически». Если рассматривать этнос, как это иногда случается, в первую очередь в качестве биологической общности, тогда пришлось бы признать существование всех современных народов, так сказать, «от веку», так как принадлежность к каждому народу определялась бы набором генетических признаков, передаваемых из поколения в поколение.
Исходя из подобной точки зрения, мы нс смогли бы, например, считать А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова русскими поэтами, ибо хорошо известно, что не все их предки были русскими. Но нелепость такого вывода станет еще очевиднее с точки зрения теории этноса как культурной общности. Не станете же Вы отрицать принадлежность двух великих русских поэтов к русской культуре?! Конечно, для. наглядности мы взяли крайний пример. Но уверяю Вас, в полной мере сказанное относится и к обычным людям. Бытующее на уровне здравого смысла и проникающее иногда в художественную и даже научную литературу представление о «голосе крови» как движущей силе этнического самосознания при сколько-нибудь внимательном анализе приводит к массе нелепых выводов, расходящихся с научными данными. Одним из главных аргументов против «биологизации» этноса являются этнические процессы.
Н. — Подождите, подождите. У нас появилось еще одно понятие — «этнические процессы». Не лишнее ли оно в данной-работе?
А. — Нет, конечно. «Этнические процессы» — одно из центральных понятий теоретической этнографии и этносоциологии. В широком смысле к этническим npou,eccaiM относится любое изменение этноса (культуры, самосознания). Однако межнациональные браки имеют особое значение для так называемых этногене-тических процессов. Конечным результатом этногене-тических процессов является образование новых этнических общностей. Процессы эти очень медленные по сравнению с длительностью человеческой жизни и поэтому не всегда заметны для невооруженного глаза. Этногенетические процессы бывают двух видов—этноразделительные и этнообъединительные.
В результате этноразделительных процессов из одного единого в прошлом этноса в процессе его «расщепления» под влиянием социальных или природных факторов возникают два или более новых народа. Так, этноразделительные процессы лежали в основе формирования трех братских восточнославянских народов—русских, украинцев и белорусов из единого этноса—древнерусской народности. Однако процессы такого рода значительно чаще встречались в прошлом.
В настоящее время в мире преобладают этнообъединительные процессы. Среди них принято выделять две разновидности: процессы этнической ассимиляции и консолидации. К процессам этнической ассимиляции относят процессы растворения небольших групп одного народа (этнодисперсных групп) в среде другого. Сравнение антропологических и этнографических материалов показало, что часть сельского русского населения ряда автономных республик Поволжья представляют собой ассимилированные группы коренных
национальностей региона (чувашей, марийцев, мордвы). Процессы консолидации—это когда на базе близкородственных народов-этносов возникает новая этническая общность. Такие процессы продолжаются даже в XX в. Например, социалистическая туркменская нация окончательно сложилась на основе туркменских племенных групп уже в XX в. Процессы этнической консолидации продолжаются и среди некоторых коренных народов Поволжья.
Н.— То есть Вы хотите сказать, что рост числа национально-смешанных браков неизбежно ведет к ассимиляции отдельных этнодисперсных групп или даже к слиянию народов?
А. — Нет, конечно! Даже значительное число национально-смешанных браков в среде народа-этноса совсем не обязательно сопровождается его ассимиляцией или консолидацией. Но сами эти процессы без участия межнациональных браков невозможны.
Н. — Почему же так происходит? Почему межэтнические браки играют такую роль в этнообъединитель-ных процессах?
А. — Потому что именно в семье закладываются основы формирования этнического самосознания личности. Здесь человек усваивает язык, который становится его родным языком, нормы поведения, общения между людьми, характерные для членов его этноса. Здесь он впервые узнает об исторических и культурных ценностях своего народа. Поэтому ясно, что ребенок, растущий в национально-смешанной семье, неизбежно получает более разнообразную этнокультурную информацию.
Однако этническая принадлежность каждого человека в большинстве случаев определяется однозначно, по крайней 'мере в личных документах и переписях населения. И когда дети, выросшие в национально-смешанных семьях, выбирают национальность
одного из родителей, то это влияет в конечном счете на численность контактирующих этнических общностей. Именно в результате таких процессов может происходить ассимиляция отдельных малочисленных этнодисперсных групп. Значительный рост численности межнациональных браков означает, что культурные границы между двумя этническими общностями стираются и люди перестают воспринимать друг друга как представителей разных этносов. И тогда рост межнациональных браков является одновременно и показателем и фактором развития процессов этнической ассимиляции и консолидации.
Здесь мы вводим еще одно чрезвычайно важное для нас понятие—«этническая эндогамия», т. е. преимущественное заключение браков внутри каждого этноса. Явление этнической эндогамии играет существенную роль в воспроизводстве культу1ры и самосознания этноса. В современном обществе не существует полностью эндогамных этносов. Более того, определенный процент национально-смешанных браков, вероятно, необходим для нормального развития современного народа-этноса. Если нам будет позволено такое сравнение, благодаря национально-смешанным бракам этнос находится не в статическом, а в динамическом равновесии с окружающей этнической средой, состоящей из других народов-этносов. Очень высокая доля .межнациональных браков, когда их численность превышает число однонациональных, внутри-этнических браков, говорит о так называемом прорыве эндогамии этноса'", который может в конечном счете привести к частичной или даже полной его ассимиляции. Однако явление «прорыва эндогамии» обычно относится не ко всему народу-этносу, а лишь к отдельным этнодисперсным группам.
См.: Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М., 1973. С. 118. 25
Н. — Ну что же. В общих чертах мы разобрались с «этнической» терминологией. Но все же в Ваших рассуждениях очень много неопределенности: то Вы говорите о браках, то о семьях... О чем же все-таки пойдет речь, и как соотносятся эти понятия?
А. — Вопрос о том, что первично в историческом и логическом плане—брак или семья,—предмет дискуссий, ведущихся десятилетиями. Поэтому мы ограничимся сравнением данных понятий лишь в той степени, в какой необходимо для нашей темы. Итак, в науке под браком понимается «исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между женщиной и мужчиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям»".
Как видите, определение очень общее и допускает множество разновидностей брака. Так, мы с Вами до сих пор молчаливо предполагали, что межэтнический брак—это союз представителей двух национальностей. Однако обычное право и юридические нормы в прошлом (а в некоторых государствах и сейчас) допускали многоженство и многомужество. Так что многонациональный гарем из сказок «Тысяча и одна ночь»—это тоже пример межнационального брака.
В пределах нашей страны действуют единые нормы брачности, основанные па Законе о браке и семье и допускающие только моногамные браки. И тем не менее, что' такое «брак», многими людьми понимается по-разному. Не всегда одинаково, в частности, отношение к юридическому оформлению брака. Так, по материалам переписей населения, устойчиво отмечается превышение числа женщин, состоящих в браке, над числом мужчин. Здесь дело в том, что в переписи фиксируется не юридическое, а фактическое со-
" Философский словарь. М., 1983. С. 60. ^
стояние в браке. А тут уже многое зависит от самооценки: видимо, в целом ряде случаев отношения, которые женщины оценивают как фактический брак, мужчины склонны воспринимать как безбрачие.
К сожалению, количественное соотношение юридически оформленных и фактических браков среди однонациональных и национально-смешанных нс изучалось. Вполне может быть, что это соотношение влияет на точность учета доли и численности национально-смешанных браков. Однако социологу приходится мириться с тем, что, пользуясь материалами загсов и другими официальными документами, он изучает браки в юридическом смысле, а обращаясь к материалам переписей населения или социологических обследований, — фактические браки.
Данные разных источников и мнения исследователей не вполне совпадают и при определении того, как соотносятся категории «брак» и «семья».
Н. — Что же здесь непонятного? Брак — это брачная пара, т. е. устойчивый союз между мужчиной и женщиной, а семья включает в себя более широкий круг связей — в семью может входить не одна, а несколько брачных пар или родственники, по тем или иным причинам не состоящие в браке...
А. — «Яблоком раздора» является вопрос о том, считать ли наличие брака необходимым условием существования семьи. Например, в отечественных переписях населения под семьей понимается группа людей, связанных друг с другом по трем признакам: 1) брачным или кровнородственным связям' между всеми членами; 2) совместному проживанию в одном помещении (указывается даже конкретный срок—не менее полугода); 3) общему семейному бюджету.
Как видим, данное определение не предполагает обязательности юридической фиксации и вообще наличия брачных пар в качестве необходимого эле-
мента семьи. Наряду с таким подходом существует и другой, в котором семья рассматривается как социальная группа, ядром которой является брак^.
Н. — Но какое отношение имеют все эти разногласия к нашей теме?
А.—Самое прямое. Наличие брака, юридически оформленного или фактического, необходимо хотя бы на определенном этапе существования межнациональной семьи. Ведь в абсолютном большинстве случаев для того, чтобы национальность какого-либо человека отличалась от национальной принадлежности одного из его родителей или части родственников, необходимо, чтобы к той же национальности, что и он сам, принадлежал другой родитель. Конечно, из этого правила могут быть и исключения. Например, когда ребенок воспитывается в инонациональной среде, практически не соприкасаясь с культурой этноса, к которому принадлежат его родители. Но такая ситуация все же складывается чрезвычайно редко. «Обязательность» брака для формирования межнациональной семьи необходимо учитывать при изучении межнациональных семей, и в частности при сравнении их с однонациональными по данным переписей. Но здесь мы уже переходим к другому вопросу: к рассмотрению источников, по которым изучаются межнациональные браки и семьи.
Источники сведений о межнациональных браках и семьях
А. — Специальных статистических форм для учета межнациональных браков нет. Однако в принципе любой документ, учитывающий наряду с другими сведениями национальность супругов, может стать источ-
" См.: Харчев А. Г., Мацкойский М. С. Современная семьяяи ее проблемы. М„ 1978. С. 24.
"8
пиком изучения таких браков. Помимо статистических источников и данных социологических опросов могут привлекаться художественная литература, материалы личной переписки (при согласии адресатов, конечно), личные архивы, материалы народных судов и т. д. Однако нельзя объять необъятное. Поэтому мы остановимся лишь на' наиболее часто используемых источниках, на основе анализа которых и сложилось в основном современное представление о межнациональных браках.
Поскольку основное внимание в дальнейшем будет уделено социально-демографическим аспектам, главный интерес для нас представляют массовые статистические источники. Сюда входят данные переписей населения, паспортных столов и органов загса, похозяйственного учета населения. Самостоятельный интерес представляют материалы специальных этно-социологических обследований.
Н. — Вы пытаетесь создать впечатление, что обилие информации должно давать подробное представление о межнациональных браках и семьях, о взаимоотношениях в них, об их роли в развитии и сближении народов. Однако демограф, социолог или этнограф, обратившийся к изучению национально-смешанных браков, напоминает мне легендарного героя Тантала, которого боги наказали тем, что, стоя по горло в воде, он страдал от жажды. Конечно, в сравнении есть значительная доля преувеличения, поскольку современные Танталы своей цели все же достигают. Тем не менее эффективность использования информации источников пока незначительна. И главная проблема, с которой сталкивается исследователь межнациональных браков, да и вообще проблем брака и семьи при использовании разных источников информации,—это проблема сопоставимости, сравнимости содержащихся в них сведений.
A. — Конечно, сложности здесь есть. Однако, мне кажется, нс стоит драматизировать ситуацию. Давайте разберемся по порядку: в каких источниках и какая именно содержится информация о национально-смешанных браках.
Наиболее массовый источник о составе семей и входящих в них брачных пар—Всесоюзные переписи населения. Всего принято выделять пять Всесоюзных переписей населения: 1926, 1939, 1959, 1970 и 1979 гг. К всеобщим отечественным переписям населения относится также перепись 1897 г. Многое мы могли бы узнать и из разработок материалов переписей о межнациональных браках и семьях, так как главным объектом опроса в переписях является семья, а нс отдельный индивид — именно па семью, живущую п отдельном помещении, заполнялись переписные бланки. В них специально указывались все члены семьи, даже временно отсутствующие. Набор признаков, включавшихся в программы переписей, менялся, однако многие из них использованы в большинстве переписей. В значительной степени совпадают программы переписей 1959, 1970, 1979 гг.
Читатель, интересующийся этим статистическим источником, может найти сведения о нем и в популярной литературе^. Назовем лишь некоторые признаки, вошедшие во все или почти во все переписи: пол, возраст, национальность, состояние в браке, родной язык, образование, обучение, источник средств к существованию, занятие и место работы, общественная группа. В переписи 1970 и 1979 гг. включен важный вопрос о другом, кроме родного, языке, которым опрашиваемый свободно, владеет, а также о продолжительности непрерывного проживания в данном городе или селе. В 1979 г. взрослым женщинам задавал-
" См.: Киселепа Г. /7., Кчаша А. Я. О чем рзс.сказывают переписи населения. М., 1983.
ся вопрос о числе рожденных детей. Некоторые признаки, появившись в одной-двух переписях, исключались из последующих.
Не надо быть специалистом в области этнодемо-графии, чтобы понять, сколь ценную информацию как для научных, так и для практических целей дало бы изучение языковых характеристик семей различного национального состава (в том числе и межнациональных), их детности и миграционной подвижности.
Н. — Но Вы забываете, что данные о национальном составе семей, причем только в самом общем виде, разрабатывались лишь по материалам переписей 1959, 1970 и 1979 гг. В опубликованных данных по межнациональным семьям не учитывалась конкретная национальная принадлежность супругов. Из всех признаков, входивших в программы переписей, с данными об их национальном составе сочетались только поколенный состав и размер семьи. Все это невольно вселяет пессимизм относительно вовможностей использования переписей для изучения межнациональных браков и семей. Получается, что, кроме общей численности таких семей, никакими данными мы здесь располагать не можем, а следовательно, не можем выявлять и какие-либо закономерности развития интересующего нас явления.
А. — Не спешите отчаиваться. На помощь исследователю приходят статистические методы. Расчет коэффициентов вариации, регрессионный и корреляционный анализ — привычные приемы для демографа и социолога, постоянно работающих с «большой» статистикой. Рассчитывая коэффициенты корреляции, можно, к примеру, сравнить изменение национального состава населения республик, распространения двуязычия в них с динамикой численности национально-смешанных семей и изучить, насколько тесно сочетаются показатели этих процессов. Такой анализ,
конечно, не дает прямой информации о механизме протекающих процессов, однако часто позволяет косвенно судить о них.
Многое дают статистические методы и при использовании других массовых источников, в частности материалов загсов, паспортных столов милиции, домовых и похозяйственных книг. Здесь в отличие от переписей главное именно в юридической стороне дела. На данных источниках базируется текущий учет населения. Содержащаяся в них информация о населении ежегодно разрабатывается по определенной программе и частично публикуется в различных статистических изданиях: журнале «Вестник статистики», ежегоднике «Народное хозяйство СССР», в аналогичных ежегодниках по союзным республикам, а также в специальных статистических справочниках.
Н.— Однако разработки этих материалов по национально-смешанным бракам и семьям практически не осуществлялись статистическими органами. Да и сами исследователи, когда собирают и обрабатывают содержащуюся в них информацию, используют ее далеко не полностью.
А.—Тут Вы, пожалуй, правы. Нельзя, однако, упускать из виду, что эффективность использования таких источников постоянно возрастает, особенно при использовании ЭВМ. Более подробная разработка социально-демографических признаков, содержащихся в формах текущего учета населения, может многое дать исследователям межнациональных браков.
Чаще всего при изучении межнациональных браков обращаются к материалам отделов записи актов гражданского состояния. Они включают четыре основные формы: акты о рождении, смерти, заключении и расторжении браков. Регистрация актов гражданского состояния была введена в нашей стране в первые годы Советской власти. Формы регистрации, при-
нятые вна' настоящег' отдельные робны. Эт истории м<
В кои! введена е, состояния. националь заключаеь ются лич] щих в бра образован тельство. 1 выбор фа1 совместнь бланке за ка о мест1
По сол брака qm ном ее к для ответ тойчивы -Причем з ды, что в браков, н анализа. ключении сте рожд месте, чт ной подв]
К со браков пс дении. А родителя: работы и
2 А. А. Сусо
нятые вначале, в основных чертах сохранились и до настоящего времени, хотя в отдельных регионах, в отдельные периоды они были более или менее подробны. Это делает их незаменимым источником по истории межнациональной брачности.
В конце 70-х годов на всей территории СССР введена единая система записи актов гражданского состояния. Наибольший интерес при изучении межнациональных браков представляют данные о составе заключаемых браков. Достаточно подробно фиксируются личные характеристики каждого из вступающих в брак: национальность, возраст, занятие, уровень образования, место рождения, постоянное местожительство. Кроме того, записывается очередность брака, выбор фамилии супругами в браке, наличие и возраст совместных, детей. В случае расторжения брака на бланке записи акта о его заключении делается пометка о месте и времени расторжения брака.
По содержанию форма записи акта о расторжении брака близка к форме о заключении брака. В основном ее материалы использовались исследователями для ответа на вопрос о том, какие семьи более устойчивы — однонациональные или межнациональные. Причем зачастую получались противоположные выводы, что вызвано не только различной устойчивостью браков, но и неадекватностью используемых методик анализа. По сравнению с формой записи акта о заключении брака в ней отсутствует информация о месте рождения и длительности проживания в данном месте, что затрудняет изучение влияния миграционной подвижности на устойчивость браков.
К сожалению, при изучении межнациональных браков почти не используется информация акта о рождении. А ведь эта форма загса многое говорит о родителях ребенка: их образовании, возрасте, месте работы и должности, месте рождения и длительности
2 А. А. Сусоколов 33
проживания в данном месте и, конечно, о национальной принадлежности. Но в ней (как и в других личных документах лиц, не достигших 16-летнего возраста) не отмечается национальность ребенка. Такое положение, безусловно, правильно, поскольку национальная принадлежность определяется этническим самосознанием человека, а какое же самосознание может быть у новорожденного? Конечно, невозможно указать точный возраст, когда в целом завершается формирование этнического самосознания. Тем не менее, как показали специальные этнопсихологические исследования", к 16 годам, ко времени получения паспорта, большинство подростков представляют, к какой национальности они принадлежат.
Выбор национальности детьми, рожденными в межнациональных браках, можно изучать в первую очередь по материалам «формы № 1», заполняемой при получении паспорта. В ней наряду с социально-демографическими показателями, местом рождения указывается и национальность подростка. Не случайно эти материалы использовались в этнографии и социологии для изучения закономерностей в выборе национальности подростками из смешанных семей.
Н.—Однако и здесь Ваш оптимизм преждевременен. Вы же знаете, что с введением новых, бессрочных паспортов «форма № 1» стала храниться не пять лет, как раньше, а вечно, но из нее исключен вопрос о национальности родителей. Таким образом, с середины 70-х годов исследователи лишаются такого ценного источника по этническим процессам.
А.—Конечно, использование информации затрудняется, но ситуация не безнадежна. Дело в том, что
^ См.: Снежкова И. А. К проблеме изучения этнического самосознания у детей и юношества//Советская этнография. 1982. № 1.
в «фор1ме № 1» фиксируется номер и дата актовой записи о рождении, на основании которой выдается паспорт. А в нем в свою очередь имеются сведения о национальной принадлежности родителей. Поэтому социологи стремятся совместить инфор1мацию этих источников. Такая процедура достаточно трудоемка, однако в принципе может дать очень много интересной информации исследователям межнациональных браков.
Представляет интерес и другой статистический документ, хранящийся в паспортных столах,—листки прибытия и убытая. Статистические отрывные талоны к этим листкам, на которых сдублирована содержащаяся в них информация, ежегодно поступают для разработки в статистические органы. Однако они заполняются не на семью, а на 'каждого отдельного человека, сменившего местожительство, фамилию или паспорт. Чтобы изучать по этим данным миграционную подвижность национально-смешанных семей, требуются специальные методы отбора. Пока такие методы не разработаны и источник при изучении межнациональных семей не использовался.
Записи в домовых и похозяйственных книгах, как и в переписных бланках, характеризуют семью, а не отдельного индивида. Но в отличие от переписей здесь важна юридическая сторона дела (прописка), а не фактическое состояние в браке. Хотя надо отметить, что для похозяйственных книг принципиальное значение имеет совместное ведение хозяйства, что иногда проявляется и в фиксации юридически не оформленных браков. Похозяйственные книги—ценнейший потенциальный источник изучения межнациональных браков и семей в сельской местности. Принципы их ведения и храпения позволяют проследить историю семей (в том числе и национально-смешанных) в течение всего длительного срока ведения книг, иногда в
течение нескольких десятилетий. В частности, по этим книгам, так же как и по данным «формы № 1», изучается выбор национальности детьми от межнациональных браков.
Н. — И все же думается: как бы ни были содержательны статистические источники, они не могут осветить многих важных вопросов, встающих при изучении межнациональной брачности. Какие отношения складываются в семьях, что думают люди разных национальностей о таких браках, что влияет на их стабильность, как формируется самосознание у детей от национально-смешанных браков?..
А.—Здесь на помощь приходят материалы этно-социологических обследований.
Н. — Но, насколько мне известно, обследования, специально посвященные изучению национально-смешанных браков и семей, можно пересчитать по пальцам...
А.—Это правда. Однако многое о межнациональных браках можно узнать, пользуясь материалами многоцелевых этносоциологических обследований. В нашей стране проведены десятки подобных этносоцио-логических обследований. Содержание опросных листов таких обследований во многом сходно. Обычно они включают характеристики социальной структуры и мобильности миграционной подвижности и общественной активности человека; показатели структуры семьи и внутрисемейных отношений; вопросы, отражающие условия жизни и быта; потребление культуры и языковые характеристики (знание и использование языков, отношение к разным языкам в ситуации двуязычия и т. д.). Сюда же входит «этнографический» блок вопросов — обычаи, обряды, традиционная материальная и духовная культура, наконец, вопросы для выявления межнациональных отношений.
Одно из таких крупнейших обследований было проведено в 70-х — начале 80-х годов сектором конкретных социологических исследований проблем культуры и быта народов СССР Института этнографии Академии наук под руководством Ю. В. Арутюняна. В ходе обследования было опрошено более 30 тыс. человек в пяти союзных республиках (РСФСР, Узбекская, Грузинская, Молдавская, Эстонская ССР). Помимо коренных народов в каждой республике опрашивались представители ряда некоренных для данной республики национальностей. Это обследование в значительной степени повлияло на программы аналогичных этносоциологических обследований, проведенных в ряде союзных республик, например, Украинской, Армянской, Белорусской, Азербайджанской ССР, а также в ряде автономных республик РСФСР (Дагестанской, Кабардино-Балкарской, Северо-Осе-тинской, Тувинской, Якутской АССР и др.). Можно сказать, что к настоящему времени сеть этносоциологических обследований охватила всю нашу страну^.
Для изучения смешанных браков по данным этих обследований в первую очередь использовался вопрос о национальной принадлежности опрашиваемого и его супруги (супруга). В некоторых обследованиях задавались вопросы о национальной принадлежности родителей и о наличии родственников, состоящих в браке с лицом другой национальности. Независимо
'° В данной книге, там, где не делается специальных сносок, мы будем пользоваться материалами обследования, проведенного в 70—80-х гг. Институтом этнографии АН СССР, а также материалами архива загсов трех столиц союзных республик (Тбилиси, Кишинева, Таллина), собранными в ходе этого обследования. О программе и инструментарии данного обследования, а также других, смежных с ним этносоциологических опросов см.: Ару-т1онян Ю. В., Дробижева Л. М., Кондратьев В. С., Сусоко-лов А. А. Этносоциология: Цели, методы и некоторые результаты исследования. М., 1984. С. 61—76.
от того, состоит человек в национально-смешанном браке или нет, его спрашивали об отношении к таким бракам. Специально задавался вопрос о том, как бы он отнесся, если бы кто-то из его ближайших родственников вступил в подобный брак. В некоторых вопросниках выяснялось, с представителем какой национальности брак все же предпочтительнее. Наконец, этносоциологов интересовало мнение об этнических последствиях таких браков, в частности о том, как, по мнению опрашиваемого, целесообразно определять национальность детей от межэтнических браков: по национальности отца, матери, по желанию подростка, по месту жительства или языку и т. д. Иногда спрашивалось, какую национальность родители указали (собираются указать) в паспорте их ребенка.
Как видим, вопросов не так уж много, однако их сочетание в единых таблицах с другими вопросами, входящими в этносоциологические вопросники, может дать богатейшую информацию.
Н.— Но почему же тогда исследователи не ограничиваются материалами опросов, а привлекают и другие источники, о которых мы уже говорили?
А.— Во-первых, потому, что проведение опросов — занятие дорогостоящее и трудоемкое. Во-вторых, ни один социологический опрос по массовости, а следовательно, и по представительности данных не сравнится с таким источником, как переписи или материалы текущего учета. В-третьих, в большинстве случаев только по статистическим источникам возможно исследовать исторический ракурс межнациональной брачности. Наконец, в-четвертых, исследователям зачастую трудно договориться о сопоставимости их инструментариев, что затрудяет межрегиональные сравнения, в то время как сопоставимость статистических материалов гарантирована их универсальностью.
Н.— Кстати, о сопоставимости разных источников. А ведь мой вопрос, поставленный в начале параграфа, так и остался без ответа: не сводятся ли на нет усилия исследователей несравнимостью материалов разных источников? Сами подумайте: материалы загса говорят о числе браков, официально заключенных в течение года, материалы домовых и похозяй-ственных книг — о семьях, проживающих на данной территории, в основе которых лежит юридически оформленный брак, а для переписей и обследований этот факт не играет роли. Как видите—разнобой. Не получится ли у нас, как порой бывает в некоторых публикациях, что данные переписи 1959 г. сопоставляются с материалами загса 1950 или 1980 г., и на этом основании делается вывод о динамике межнациональной брачности?
А. — Ну, здесь многое зависит от самого исследователя. На мой взгляд, не существует абсолютно несопоставимых данных (если они, конечно, характеризуют одно и то же явление). Дело в том, что, с чем и как сопоставлять и какие делать при этом выводы. При правильном подходе сравнение разных источников может быть не только допустимым и полезным, но даже и единственно правильным. Например, именно сравнение данных переписи о доле межнациональных семей и материалов загса о числе межнациональных разводов позволяет правильно оценить устойчивость национально-смешанных семей.
Н.— А не пора ли нам наконец перейти к нашей основной теме — к межнациональным бракам? Первый вопрос, который возникает у меня, как, наверное, и у любого современного человека, привыкшего иметь дело со статистикой: насколько распространены межнациональные браки и каковы тенденции изменения их численности? В нашей стране, по переписи населения 1979 г., было примерно 15 "/о национально-сме-
шанных семей. А сколько же смешанных браков заключается в разных населенных пунктах и как влияет межнациональная брачность на численность национально-смешанных семей? И вообще 75% —мно-"о это или мало?..
Как в капле воды
15% —много это или мало?..
А.— Чтобы ответить на этот вопрос, нужны критерии того, что такое «много» и что такое «мало». Прежде всего посмотрим, как изменялась доля национально-смешанных семей от переписи населения к переписи (табл. 1).
Таблица 1. Рост числа этнически-смешанных семей

Количество се
мей, где члены семьи


принадлежат
к разным национальностям


Все
Городское
Сельское


население
население
население

Тысяч семей




1959
5200
3700
1500

1970
7919
5964
1955

1979
9877
7679
2198

T^r\^Jг^n^'^^ г, IQ^Q nf\ TQ7Q llpUpULI L ll/ul/ 110 1^/17
г.,



%
59,9
107,5
46,5

Доля смешанных семей,
%



1959
10,2
15,1
5,8

1970
13,5
17,5
7,9

1979
14,9
18,1
9,2

Источник. Население СССР: Справочник. М., 1983. С. 98. '•0
Как видим, растет не только численность, но н доля национально-смешанных семей. Их число с 1959 по 1970 г. увеличилось более чем на 2 700 тыс., а с 1970 по 1979 г.—почти на 2 млн. В 70-х годах прирост числа семей смешанного состава несколько замедлился. Таким образом, доля национально-смешанных семей среди всех семей с 1959 до 1970 г. увеличивалась в среднем на 0,3% в год, а с 1970 до 1979 г.—на 0,16%. Другая важная особенность в развитии межнациональных семей в последние десятилетия — постепенное сближение доли межнациональных семей в городе и на селе.
В научной литературе всегда подчеркивается роль города в расширении межэтнических контактов. Как показывают данные переписей, процессы урбанизации, затронувшие самые основы сельского образа жизни, сказываются и в росте национально-смешанных семей на селе. Если в конце 50-х годов их доля среди всех семей в городе была почти в 3 раза выше, чем в селе, то в конце 70-х—уже менее чем в 2 раза.
Рост численности и доли национально-смешанных семей, сближение города и села по этим показателям — прежде всего результат сближения образа жизни разных народов, населения разных регионов нашей страны...
Н.— Стоп! А как Вы объясните, например, тот факт, что различия между республиками по доле национально-смешанных семей не только не уменьшались, но и постоянно увеличивались. Об этом говорят, в частности, значения так называемого коэффициента вариации, измеряющего относительный разброс показателя вокруг среднего значения. Так вот, доля национально-смешанных семей в союзных республиках отклонялась от общесоюзного показателя в 1959 г. в среднем на 35%, в 1970 г.—на 36, а в 1979 г.—на 39%. Как-то это не согласуется с пред-
положением о сближении образа жизни в разных регионах...
А.— Что же, давайте разберемся в этом несоответствии, для чего опустимся, так сказать, этажом ниже, перейдем с общесоюзного уровня на республиканский. В табл. 1 Приложения представлены доли национально-смешанных семей в союзных республиках. По соотношению доли национально-смешанных семей и темпов прироста этой доли за период 1970— 1979 гг. все республики можно условно разделить на три группы:
1) с высокой (более 15%) долей межнациональных семей, сочетавшейся с высоким темпом прироста этого показателя: Украина, Белоруссия, Молдавия, Латвия, Эстония;
2) со средней долей межнациональных семей (II— 15%) и средними темпами прироста: РСФСР и Литва; ..'
3) со средней и низкой долей межнациональных семей (менее 11%) при низком и даже отрицательном приросте: Узбекистан, Казахстан, Грузия, Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Армения, Туркмения.
Н.— Почему Вы берете показатели только за последние две переписи? Ведь более глубокая перспектива, вероятно, дала бы болев надежные результаты.
А.—Дело в том,
что динамика доли национально-смешанных семей по республикам за 1970— 1979 гг. по сравнению с 60-ми годами также существенно изменилась. Об этом говорит и относительно невысокое значение коэффициента линейной корреляции между показателями прироста доли национально-смешанных семей за 1959—1970 и 1970—1979 гг. (+0,55). Такое несоответствие вызвано прежде всего изменением характера процессов в среднеазиатских республиках и Казахстане. Взглянем па табл. 2.
Таблиц смешаннь
1959—19' 1970—19'
Мы нально-нах. Ол особенк нялись В респ; невысо] изошли Если в но-смеи пункта pecny6j 1970—1 в респу
Н-лось 41
А-в ЭТИХ мер, в от все; 1979 г. период Но чи( всего (
Таблица 2. Средний прирост доли национально-смешанных семей в различных регионах страны, %
Европейская часть (включая Средняя Азия
Годы РСФСР) Закавказье и Казахстан СССР
1959—1970 4,2 0,7 3,9 3,3 1970—1979 2,5 0,2 0,1 1,4
Мы видим, что замедление прироста доли национально-смешанных семей происходило во всех регионах. Однако в каждом из них этот процесс имел свои особенности. Самые высокие темпы прироста сохранялись, в республиках европейской части СССР. В республиках же Закавказья они были и остались невысокими. Наиболее существенные изменения произошли в республиках Средней Азии и Казахстане. Если в 60-х годах средний прирост доли национально-смешанных семей в них составил 3,9 процентных пункта (показатель, лишь немногим уступающий республикам европейской части СССР), то за период 1970—1979 гг. этот прирост стал даже ниже, чем в республиках Закавказья.
Н.— Что же, в течение нескольких лет уменьшилось число национально-смешанных семей?
А.— Нет, конечно. Абсолютное число таких семей в этих республиках продолжало расти. Так, например, в Узбекистане, где доля межнациональных семей от всех семей в республике уменьшилась с 1970 по 1979 г. с 10,9 до 10,5%, их численность за данный период выросла с 234 тыс. до 278 тыс., или на 7%. Но численность однонациональных семей, и прежде всего семей коренных национальностей среднеазиат-
ских республик, увеличивалась более высокими темпами. Так, число однонациональных узбекских семей в Узбекистане за то же время выросло до 1 557 тыс., или на 22%.
Уменьшение доли межнациональных семей в республиках Средней Азии отчасти вызвано этнодемо-графической ситуацией. Прежде всего здесь сказалась высокая рождаемость среди коренных национальностей среднеазиатских республик. Среди лиц, входящих в состав национально-смешанных семей в Средней Азии, большинство составляли представители национальностей, для которых характерны низкие нормы рождаемости (русские, украинцы, татары и др.). Поэтому и прирост численности молодежи, вступающей в однонациональные браки, был заметно выше, чем молодежи, вступающей в межнациональные браки. В результате число однонациональных семей в Средней Азии увеличивалось значительно быстрее, чем национально-смешанных.
Н.— Но в республиках европейской части страны, в большинстве районов Закавказья различия в темпах естественного прироста коренного и инонационального населения невелики и не могут существенно повлиять на долю межнациональных семей. А между тем и в этих республиках прирост доли национально-смешанных семей замедлился (см. табл. 2).
А.— Здесь, вероятно, сказывается стабилизация или даже уменьшение доли национально-смешанных браков.
К сожалению, статистика заключения межнациональных браков в централизованном порядке не разрабатывается. Однако общее представление о протекающих процессах дают материалы загсов по столицам трех республик. Посмотрим, как изменилась в них доля национально-смешанных браков среди всех браков, заключенных в течение года, в%:
1950 1970 1980 Тбилиси 24 23 21 Кишинев 37 42 42 Таллин 19 31 32

стр. 1
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>