ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел V
ЛИЧНЫЕ И ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ
Глава 18
ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ
Соотношение между имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, регулируемыми семейным правом, подробно рассматривается в главе 1 раздела 1 настоящего учебника. Супружеские права и обязанности не являются в этом смысле исключением. Личные отношения между супругами, безусловно, занимают большее место и играют значительную роль в жизни супругов, по сравнению с имущественными. Однако, как уже отмечалось, далеко не все неимущественные отношения супругов регулируются правом. Отношения дружбы, любви, уважения, ответственности друг за друга не поддаются правовому регулированию. За пределами права лежит и большинство отношений, составляющих существо повседневной жизни супругов. Поэтому среди отношений супругов, регулируемых правом, личным отношениям отводится значительно меньше места, чем имущественным.
Глава 6 СК, посвященная личным неимущественным правам и обязанностям супругов, состоит всего из двух статей, тогда как имущественные отношения супругов регулируются 17 статьями. Но дело не только в количестве статей, даже в тех случаях, когда личные неимущественные права закрепляются нормами семейного права, во многих случаях это всего лишь нормы-декларации, а не реальные юридические нормы, потому что применение санкций за нарушения этих прав невозможно. Прежде всего речь идет о нормах, закрепляющих равенство супругов в решении вопросов семейной жизни. Однако не следует считать, что нормы-декларации не имеют никакой правовой
ценности. Во-первых, возводя моральные нормы в ранг правовых, они провозглашают семейно-правовую политику государства, во-вторых, они создают определенный эталон поведения, что имеет также и воспитательное значение.
Нормы, регулирующие личные неимущественные отношения супругов, можно условно подразделить на три группы. Первую группу составляют нормы, являющиеся по своей правовой природе нормами конституционного права, закрепляющими право супругов на выбор рода занятий, профессии, места жительства. Во вторую группу входят уже упомянутые нормы-декларации, лишенные санкций. И только третья группа состоит из обычных семейно-правовых норм, снабженных санкциями.
Нормы первой группы в целом основываются на принципе, что изменение семейно-правового статуса граждан не влияет на их конституционные права. Пункт 1 статьи 31СК указывает, что супруги свободны в выборе рода занятий, профессии, места пребывания и жительства. Все эти права являются элементами общего конституционного статуса граждан и в том или ином виде закреплены в Конституции. Прежде всего пункт 3 статьи 19 Конституции провозглашает равенство прав мужчины и женщины независимо от того, состоят они в браке или нет, следовательно, вступление в брак не может привести к умалению их конституционных прав. Право на выбор рода занятий и профессии определено в пункте 1 статьи 37 Конституции, оно также не зависит от семейного статуса граждан. Право на свободный выбор места пребывания и жительства закреплено пунктом 1 статьи 27 Конституции. Таким образом, все права, перечисленные в пункте 1 статьи 31 СК, являются лишь повторением в семейном законодательстве конституционных норм в определенном семейно-правовом ракурсе. Так, право на свободный выбор места жительства и места пребывания означает, что супруги не обязаны проживать совместно или следовать друг за другом при перемене места жительства. Данное повторение вполне оправдано, что тем не менее не позволяет считать сформулированные таким образом нормы семейно-правовыми. Необходимость включения этих правил в Семейный кодекс имеет историческое обоснование. Во всех странах они заменили ранее действовавшие положения (в России положения дореволюционного законодательства), закрепляющие привилеги-
рованное положение мужа и обязанность жены следовать за мужем при перемене места жительства, спрашивать его согласие при поступлении на работу, получении образования. Семейное право не предусматривает и особых семейно-правовых санкций за их нарушение. В большинстве случаев нарушение этих прав является лишь основанием к разводу. Лишь в особых ситуациях, когда нарушение прав супруга связано с посягательствами на личность: лишение свободы, угрозы, физическое насилие — возможно применение уголовно-правовых норм.
Вторая группа норм закреплена в пункте 2 статьи 31 СК. Эти нормы устанавливают равенство супругов в решении вопросов семейной жизни: воспитании и образовании детей, решении проблем отцовства и материнства. Все эти проблемы супруги должны решать совместно, исходя из принципов равенства. Легко видеть, что за нарушение данных правил невозможно установление санкций. Если супруги не решают эти вопросы совместно и на равноправной основе, а один из супругов узурпирует данные права, закон не знает способа принудить супругов решать их совместно. Несогласие по этому поводу может привести к распаду семьи и разводу, но принуждение к их осуществлению невозможно.
Однако само по себе включение этих норм-деклараций в семейное законодательство, как уже отмечалось, имеет важное значение. Оно так же, как уравнение конституционых прав мужчины и женщины, является результатом длительной борьбы за эмансипацию женщин и равноправие супругов в браке. Нормы-декларации, хотя не содержат санкций, устанавливающих наказание за их несоблюдение, тем не менее имеют и непосредственный правовой эффект. Прежде всего они указывают на то, что юридические акты каждого из супругов в отношении детей, имущества, усыновления и тому подобного имеют равное правовое значение. В некоторых случаях закон требует согласия обоих супругов на совершение того или иного акта. Например, согласие на усыновление ребенка должно быть дано обоими родителями. Усыновление ребенка одним из супругов возможно только с согласия другого супруга, не являющегося усыновителем. Любой из супругов вправе совершать сделки с имуществом, составляющим их общую совместную собственность. К числу норм-деклараций следует отнести и правило пунк-
та 3 статьи 31 СК, устанавливающее, что супруги обязаны строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей. Уважение относится к сфере чувств, а не к сфере права, осуществить обязанность уважать друг друга правовыми способами невозможно. Обязанность оказывать помощь приобретает правовое значение, только когда речь идет о содержании нетрудоспособного нуждающегося супруга. Во всех остальных случаях — это только моральная обязанность. Содействие благополучию и укреплению семьи также находится за рамками права. Забота о благосостоянии и развитии детей является реальной юридической обязанностью, за ее неисполнение возможно применение санкции в виде лишения родительских прав. Однако это не обязанность супругов в отношении друг друга, а обязанность каждого из них в отношении детей.
Последняя группа норм имеет чисто семейно-правовой характер. Они касаются права супругов на выбор фамилии. В соответствии со статьей 32 СК при заключении брака супруги могут избрать фамилию одного из них в качестве их общей фамилии или сохранить добрачную фамилию. Кроме того, супруги вправе соединить свои фамилии и именоваться двойной фамилией, если законодательство субъекта Российской Федерации, на территории которого заключается брак, не запрещает соединение фамилий. Не допускается соединение фамилий и в случае, если один из супругов уже носит двойную фамилию. В соответствии со сложившейся традицией чаще всего жена принимает фамилию мужа, однако по закону супруги равны в своем выборе. Право на выбор фамилии может быть осуществлено супругами только в момент регистрации брака, если в дальнейшем один из супругов желает принять фамилию другого супруга или восстановить свою добрачную фамилию, перемена фамилии осуществляется в порядке, предусмотренном Законом СССР от 3 июля 1991 года «О порядке перемены гражданами СССР фамилий, имен, отчеств»'.
Изменение одним из супругов в течение брака своей фамилии не влечет за собой автоматическую перемену фамилии другого супруга.
^ Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 29. Ст. 839.
При расторжении брака каждый из супругов вправе сохранить общую фамилию или восстановить добрачную фамилию. Это право также может быть реализовано только в момент расторжения брака, в дальнейшем восстановление добрачной фамилии производится в общем порядке. Право изменить общую фамилию на добрачную принадлежит только тому супругу, который принял общую фамилию при вступлении в брак. Супруг, чью фамилию он носит, не может запретить ему продолжать именоваться этой фамилией после расторжения брака.
Глава 19 ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ
Общая характеристика имущественных отношений супругов
Имущественные отношения супругов поддаются правовому регулированию гораздо лучше, чем личные неимущественные. Поэтому, занимая значительно меньше места по сравнению с ними в жизни супругов, они тем не менее составляют большинство отношений супругов, регулируемых правом.
Имущественные отношения супругов нуждаются в правовом регулировании потому что, во-первых, имущественные права почти всегда могут быть осуществлены принудительно и за неисполнение имущественных обязанностей возможно установление санкций. Кроме того, в имущественных отношениях необходима определенность. В этом заинтересованы как сами супруги, так и третьи лица: наследники, кредиторы, контрагенты. Однако не все имущественные отношения супругов регулируются правом. Некоторая их часть остается за пределами права, например соглашения супругов, заключаемые в повседневной жизни, о том, кто платит за квартиру, кто оплачивает летний отдых, как правило, носят чисто бытовой характер и не подлежат принудительному осуществлению.
Общие положения о собственности супругов в настоящее время включены в ГК РФ (ст. 256). Следовательно, совместная собственность супругов регулируется одновременно гражданским и семейным законодательством. К ней применимы все общие нормы Гражданского кодекса о собственности в целом и о совместной собственности в частности. Семейное законодательство о супружеской собственности не может противоречить ГК. Оно, во-первых, детализирует и дополняет положения ГК, во-вторых, устанавливает определенные исключения из общих правил, предусмотренных гражданским законодательством, связанные со спецификой семейных отношений. Соотношение гражданских и семейных норм о праве собственности супругов можно считать наиболее яркой иллюстрацией того, что семейное и гражданское законодательство можно рассматривать в качестве общих и специальных норм.
Не будет преувеличением сказать, что нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, подверглись в новом Семейном кодексе наиболее значительным изменениям. Изменились сами принципы регулирования имущественных отношений. Вместо законного режима супружеского имущества, установленного императивными нормами, не допускающими его изменения с помощью соглашений супругов, новое законодательство содержит законный режим супружеского имущества, установленный диспозитивными нормами. Этот режим применяется к имущественным отношениям супругов только в случае, если супруги не пожелали изменить его с помощью брачного договора или если брачный договор расторгнут или признан недействительным.
Имущественные отношения супругов можно подразделить на две группы отношений: отношения супружеской собственности и алиментные правоотношения супругов. В данной главе рассматривается только первая группа отношений. Нормы, регулирующие отношения супругов по поводу собственности, включают нормы, устанавливающие законный режим имущества супругов, нормы, определяющие договорный режим имущества супругов, и нормы, регулирующие ответственность супругов по обязательствам перед третьими лицами.
Законный режим имущества супругов
Законным режимом имущества супругов называется режим супружеского имущества, установленный диспозитивными нормами семейного законодательства. По российскому законо-
дательству законным режимом супружеского имущества является режим совместной собственности супругов. Общей совместной собственности супругов посвящена статья 256 ГК РФ и глава 7 Семейного кодекса. Законный режим супружеского имущества применяется постольку, поскольку он не изменен брачным договором (ч. 2 п. 1 ст. 33 СК). Таким образом, помимо законного новое семейное законодательство предусматривает существование договорного режима имущества супругов, урегулированного главой 8 СК. Необходимость существования законного режима супружеского имущества связана с тем, что супруги не обязаны заключать брачный договор. Статистические исследования показывают, что даже в тех странах, в которых институт брачного договора существует давно, значительное большинство населения его не заключает. Ценность брачного договора заключается не в том, что каждая супружеская пара вступает в него, а в том, что каждая супружеская пара имеет возможность урегулировать свои имущественные отношения таким способом. Супруги свободны в своем выборе заключить брачный договор или воздержаться от его заключения. В последнем случае их имущественные отношения, регулируются нормами, устанавливающими законный режим имущества супругов.
Режим совместной собственности существует в России с 1926 года. При разработке нового Семейного кодекса вставал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного. Совместная собственность была признана оптимальной без сколько-нибудь серьезных сомнений. Однако следует иметь в виду, что ни один правовой режим имущества супругов не может удовлетворить интересы всех супружеских пар. Совершенно бесполезно пытяться сконструировать режим, который выполнит эту задачу. Единственный выход из положения — выбрать в качестве законного режим, отвечающий интересам большинства населения, и одновременно предоставить супругам возможность по-иному урегулировать свои имущественные отношения с помощью брачного договора. Именно поэтому ситуация, существовавшая до принятия настоящего Кодекса, нуждалась в скорейшем изменении: ранее действовавшее законодательство предусматривало только законный режим супружеского имущества
и не допускало возможности его изменения с помощью брачного договора.
Совместная собственность по-прежнему отвечает интересам большинства супружеских пар. Несмотря на значительные изменения, происшедшие в последние десятилетия, доходы большей части женщин по-прежнему ниже доходов их мужей. Это связано с тем, что женщины вынуждены сочетать профессиональную карьеру с ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Однако все более значительному числу женщин, несмотря на эти трудности, удается получать более высокие доходы, чем их супругам. Для них режим обшей совместной собственности является крайне неблагоприятным, поскольку они несут двойную нагрузку на работе и дома, вкладывая значительно большее количество труда и времени, чем их мужья, а при разделе имущества получают половину. Новое семейное законодательство позволяет им избежать этой несправедливости, заключив брачный договор и избрав для себя, таким образом, иной режим супружеского имущества.
Совместную собственность супругов составляет имущество, нажитое супругами во времяябрака. Существует презумпция того, что все имущество, приобретенное в течение брака, относитсяяк общей собственности. Из этой презумпции вытекают два вывода. Во-первых, лицо, требующее отнесения имущества, приобретенного в течение брака, к категории общего, недолжно представлять никаких доказательств. Лицо, которое настаивает на исключении такого имущества из общности, напротив, должно предоставлять доказательства. Во-вторых, все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества, наоборот, необходимо пряяое указание закона на то, что данная категория имущества является раздельной собственностью одного из супругов. В пункте 2 статьи 34 перечислены основные виды общего имущества. Это прежде всего доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, результаты интеллектуальной деятельности, пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. К общей собственности относятся также приобретенные за счет общих доходов вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесен-
153
ные в банки и иные кредитные учреждения или в иные предприятия или организации, а также другое имущество.
Вышеназванное имущество является общим независимо от того, приобретено оно на имя обоих супругов или только одного из них. Не имеет также значения, на чье имя зарегистрировано имущество, требующее регистрации, например автомашина.
Важное значение имеет определение момента, с которого доходы супругов становятся общим имуществом. По этому поводу были высказаны различные точки зрения. Согласно одной из них доходы становятся общим имуществом супругов с момента их начисления. Однако это не соответствует тому положению, что в соответствии с трудовым и пенсионным законодательством право на получение заработной платы, пенсии или пособия имеет только сам работник, пенсионер или лицо, получающее пособие. Такая же ситуация складывается и при получении предпринимательского дохода. Супруг управомоченного лица не имеет права требовать выдачи ему супружеской доли на этом этапе. В соответствии со второй теорией доходы поступают в общую совместную собственность с момента принесенияяих в семью. С этим также трудно согласиться. Во-первых, при таком решении вопроса имущество, приобретенное непосредственно после получения дохода, «не заходя домой», было бы отнесено к разряяу личного, а не общего, что не соответствует действительности. Во-вторых, доходы могут вообще не «приноситься в семью», а зачисляться на счет одного из супругов в кредитном учреждении, в этом случае такой счет также следовало бы относить к раздельному имуществу супругов. Наиболее приемлемой представляется третья точка зрения, исходя из которой доход становится общим имуществом супругов с момента его получения управомоченным супругом.
Право на общее совместное имущество супругов является равным независимо от размера их вкладов в его приобретение. Даже в том случае, если один из супругов вообще не участвовал в приобретении или увеличении общего совместного имущества, это не влечет к умалению его права, если он не получал доходов по уважительным причинам (п. 3 ст. 34). Прежде всего эта норма направлена на защиту интересов того из супругов, который не получал доходов в период брака из-за того, что по совместному решению обоих супругов он осуществлял ведение домашнего хозяйства и воспитание детей. Однако перечень об-
стоятельств, которые признаются уважительными для неполучения дохода одним из супругов, является открытым. К таким обстоятельствам относится болезнь или учеба супруга, невозможность найти работу и другие причины.
Совместной собственности супругов присущи признаки, характерные для всех видов совместной собственности. В соответствии со пунктом 2 статьей 244 ГК совместная собственность является бездолевой. В период ее существования доля каждого их супругов в общем имуществе не определяется, определение доли возможно только при разделе совместного имущества, который одновременно влечет прекращение совместной собственности.
Собственность супругов, являющихся членами крестьянского (фермерского) хозяйства, определяятся статьями 257 и 258 ГК. В данном случае речь идет только о специфике владения, пользования и распоряжения объектами, составляющими имущество крестьянского (фермерского) хозяйства. Имущество супругов, которое не входит в число этих объектов: бытовые вещи, денежные средства, полученные супругами при распределении доходов от ведения хозяйства, имущество, приобретенное на эти средства, — регулируется нормами ГК и СК о совместной собственности супругов на общем основании.
Владение, пользование и распоряжение супругами совместным имуществом регулируется статьей 253 ГК и статьей 35 СК. Супруги имеют равные права на осуществление своего права собственности в отношении общего имущества. В соответствии с пунктом 2 статьи 253 ГК и пунктом 1 статьи 35 СК владение, пользование и распоряжение общей совместной собственностью осуществляются по общему согласию супругов. При этом в случаях, когда сделка совершается одним из супругов, согласие другого супруга предполагается. Это означает, что супруг, заключающий сделку, не обязан представлять доказательства того, что другой супруг выразил согласие на ее совершение. Такое решение вопроса связано с тем, что необходимость представления доказательств согласия другого супруга привела бы к ччезвычайному затруднению гражданского оборота. При любой покупке в магазине супруги вынуждены были бы представлять документ, подтверждающий согласие супруга. Однако это не означает, что согласие другого супруга не должно быть получено. В отношении значительных сделок оно, как правило,
должно быть непосредственно выражено. Что касается мелких бытовых сделок: приобретения продуктов, предметов повседневного обихода, то согласие на их совершение другим супругом обычно дается в целом, в отношении всех будущих сделок данного вида. В случае если один из супругов совершает сделку без согласия другого, такая сделка является оспоримой. Она может быть признана недействительной судом по иску супруга, чье право было нарушено. Однако его иск подлежит удовлетворению, только если этот супруг сумеет доказать, что контрагент супруга, совершившего сделку, знал или заведомо должен был знать о несогласии супруга-истца на совершение данной сделки (ч. 2 п. 2 ст. 35 СК). Данное правило породила необходимость обеспечить стабильность гражданского оборота. В рассматриваемом случае интересы контрагента по сделке и одного из супругов вступают в противоречие. Если отдать предпочтение интересам супруга, это, во-первых, подорвет стабильность гражданского оборота, поскольку каждый вступающий в сделку с лицом, состоящим в браке, будет опасаться признания ее недействительной. Во-вторых, это может привести к злоупотреблениям со стороны самих супругов, недобросовестно использующих эту возможность для признания недействительной сделки, которая по каким-либо причинам стала для них невыгодной. Поэтому предпочтение отдается интересам супруга только в том случае, если третье лицо действовало недобросовестно, заключив сделку, заведомо зная, что другой супруг не согласен на ее совершение, или, исходя из обстоятельств дела, должно было знать об этом.
Гражданское законодательство не сдержит исключений из приведенного выше правила. Однако в пункте 4 статьи 253 ГК указано, что оно применяется постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности Гражданским кодексом или другими законами не установлено иное. Поскольку существуют сделки, представляющие столь существенное значение для семьи, что в отношении них рассмотренные выше правила непригодны, семейное законодательство предусматривает исключения из правила, установленного ГК. В ряде случаев интересы супруга, не участвующего в совершении сделки нуждаются в дополнительной защите. Речь идет о сделках по распоряжению недвижимым имуществом и сделках, требующих нотариального удостоверения. Сделки с недвижимостью — это прежде
всего сделки по распоряжению общим жилищем супругов. Ущерб, причиненный семье совершением такой сделки без согласия второго супруга, трудно переоценить. Сделки, требующие нотариального удостоверения или регистрации, — это также, как правило, сделки с объектами, представляющими особое значение для семьи, например автомашиной, дачей. Для совершения этих сделок одним из супругов необходимо представить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Если такое согласие не было получено, пострадавший супруг вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение одного года с момента, когда он узнал или должен был узнать о совершении сделки.
Режим совместной собственности супругов, существующий в России, может быть назван режимом ограниченной общности или общности приобретений, поскольку общим становится только имущество, приобретенное супругами в период брака. Помимо совместного имущества супругам принадлежит имущество, составляющее собственность каждого из супругов.
К этой категории прежде всего относится имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, а также приобретенное в период брака в порядке наследования, по договору дарения или по иным безвозмездным сделкам. Раздельным считается и имущество, приобретенное в браке, но за счет средств, являющихся раздельным имуществом или вырученных от продажи раздельного имущества. Например, дом, приобретенный на деньги, полученные от продажи квартиры, принадлежащей одному из супругов до брака. Новое законодательство относит к раздельному имуществу супругов не только имущество, полученное в дар или по наследству, но и имущество, полученное по иным безвозмездным сделкам. К этому виду приобретений прежде всего следует отнести имущество, полученное в порядке безвозмездной приватизации, например при безвозмездной приватизации квартиры одним из супругов. Сюда же можно отнести имущество, полученное безвозмездно, но не по сделкам, а по иным основаниям, например в качестве награды или в виде премии, не входящей в систему оплаты труда.
Имуществом каждого из супругов признаются также предметы индивидуального пользования (одежда, обувь, индивидуальные предметы обихода и т.п.), приобретенные за счет общих
средств в период брака. Исключение составляют предметы индивидуального пользования, являющиеся предметами роскоши: драгоценности, дорогие меховые изделия и т.д. Однако на практике определение того, что является для данной семьи предметом роскоши, бывает довольно сложно. Прежде всего это зависит от уровня доходов данной конкретной супружеской пары. В одном случае норковая шуба может быть обычным предметом обихода, в другом — предметом роскоши. То же касается других дорогих видов одежды.
Предметы профессиональной деятельности, например музыкальные инструменты, компьютер, используемые одним из супругов и приобретенные в период брака за счет общих средств, не признаются имуществом каждого из них. Это связано с тем, что на их приобретение часто затачиваются значительные семейные средства, и отнесение их к раздельному имуществу могло бы существенно нарушить интересы другого супруга.
В соответствии с пунктом 4 статьи 38 СК суд вправе признать раздельным имущество, нажитое каждым из супругов после фактического прекращения брачных отношений, но до расторжения брака. Необходимость такого исключения связана с тем, что между фактическим прекращением брака и его официальным расторжением может пройти значительное количество времени. В некоторых случаях это может произойти по обстоятельствам, не зависящим от воли супругов или одного из них. Например, муж не вправе расторгнуть брак без согласия жены в период ее беременности и в течение года после рождения ребенка. В это время каждый из супругов может приобрести значительное имущество, и отнесение его к категории общего было бы нецелесообразно и несправедливо. Для признания имущества раздельным недостаточно одного только раздельного проживания супругов. Супруги имеют право жить раздельно, и сам по себе этот факт не влияет на их имущественные права. Необходимо, чтобы раздельное проживание было соединено с намерением прекратить брак. Однако часто бывает затруднительно определить, с какого момента супруги действительно решили прекратить свои брачные отношения. Особенно сложно это сделать, когда такое намерение сложилось только у одного из супругов. Решение этих вопросов в каждом конкретном случае отнесено на усмотрение суда. При определенных обстоятельствах имущество, бывшее
\ первоначально раздельным, может трансформироваться в общее. В соответствии со статьей 37 СК имущество каждого из супругов может быть признано их общей совместной собственностью, если его стоимость была существенно увеличена за счет общего имущества или имущества либо труда другого супруга. Такая ситуация складывается, когда общие средства или средства другого супруга вкладываются в капитальный ремонт, переоборудование, реконструкцию или иное улучшение имущества, принадлежавшего одному из супругов. Вместо вложения средств другой супруг может увеличить стоимость имуще-
• ства своим трудом, например лично произвести капитальный ремонт дома, принадлежащего другому супругу. Нормы, регу-
' пирующие данные отношения (ч. 3 п. 2 ст. 256 ГК, ст. 37 СК), являются диспозитивными. При произведении улучшений, увеличивающих стоимость имущества одного из супругов за счет труда или средств другого, супруги вправе заключить спе-
j циальное соглашение о правовых последствиях такого улучшения. В частности, они могут установить, что в результате произведенных вложений имущество одного из супругов не становится общим, и другой супруг приобретает право только на денежную компенсацию произведенных затрат.
Раздел общего имущества супругов
Супруги имеют право произвести раздел совместного имущества в любой момент в период существования брака, а также после его расторжения. Требование о разделе совместного имущества может быть также заявлено кредиторами одного из супругов, желающими обратить взыскание на его долю в общем имуществе.
При отсутствии спора между супругами раздел имущества может быть произведен добровольно. В этом случае супруги заключают соглашение о разделе. Придание такому соглаше-. нию определенной формы не является условием его действительности. Супруги могут нотариально удостоверить такое соглашение по своему собственному желанию, поскольку нотариальная форма создает большую правовую определенность, особенно во взаимоотношениях в третьими лицами. Раздел имущества при наличии соглашения производится в соответствии
с этим соглашением. Супруги могут поделить имущество не в равных долях, а в иной пропорции. Однако отступление от равенства долей не должно нарушать интересы третьих лиц. В частности, если раздел произведен в целях избежания обращения взыскания на имущество одного из супругов его кредиторами, последние вправе оспорить такое соглашение о разделе.
При недостижении соглашения раздел совместного имущества супругов производится в судебном порядке. После расторжения брака бывшие супруги вправе заявить требование о разделе имущества только в пределах трехгодичного срока исковой давности. Относительно момента, с которого начинает течь этот срок, существовали различные точки зрения. Одни авторы считали, что исковая давность начинает течь с момента расторжения брака, другие — с момента, когда супруг, предъявляющий иск, узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Возможно и предположить, что срок начинает течь с момента фактического прекращения супружеских отношений до расторжения брака, поскольку с этого момента суд вправе считать имущество супругов раздельным. Каждая из двух первых теорий, приведенных выше, имеет свои преимущества. Исчисление исковой давности с момента расторжения брака создает большую правовую определенность, что соответствует самой цели этого правового института. Супруг, требующий раздела, знает, что непредъявление иска в течение трех лет после развода лишает его права на удовлетворение иска о разделе имущества, если другой супруг сошлется на истечение давности. Это стимулирует его к предъявлению иска в течение трехлетнего срока. С другой стороны, второй супруг, а также все лица, интересы которых могут быть затронуты разделом (кредиторы, наследники, титульные владельцы), знают, что после истечения трехлетнего срока раздел больше им не угрожает. С этой точки зрения такое решение вопроса о начале течения срока исковой давности представляется предпочтительным. Однако оно не находит подтверждения в действующем законодательстве. Статья 38 СК (п. 2) ничего не говорит о начале течения давности. Статья 9 СК, регулирующая общие принципы применения исковой давности к семейным отношениям, делает отсылку к нормам гражданского законодательства. Пунктом 1 статьи 200 ГК определено, что течение исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было
узнать о нарушении своего права. Из этого правила возможно установление изъятий, но, как уже отмечалось, в отношении раздела супружеского имущества, они не установлены ни гражданским, ни семейным законодательством. Следовательно, анализ законодательства оставляет только одну возможность — считать, что течение срока исковой давности по искам о разделе имущества супругов начинается в момент, указанный в пункте 1 статьи 200 ГК.
Такое решение проблемы трудно признать оптимальным. Специфика семейных отношений часто приводит к тому, что по той или иной причине один из бывших супругов не только не предъявляет иска, но и в течение длительного времени не обращается к другому бывшему супругу с требованием о разделе имущества. В течение всего этого периода он не знает и не может знать о нарушении своего права, поскольку для этого необходимо, по крайней мере, потребовать те или иные вещи и получить отказ. Сторонники того мнения, что течение исковой давности начинается в момент развода, считали, что сам факт прекращения совместной жизни супругов обычно приводит к тому, что один из них не может осуществлять свое право по владению и пользованию имуществом, и поэтому с этого момента можно полагать, что его право собственности нарушено. Однако это не совсем так. Собственник имеет право не осуществлять свое право собственности. До тех пор пока он не узнал, что другой супруг чинит препятствия в осуществлении права собственности, нельзя считать, что его право собственности нарушено. В результате создается правовая неопределенность, которая может продолжаться сколь угодно долго. Один из бывших супругов может обратиться к другому с требованием по поводу имущества, например, через 10 лет. После получения отказа он узнает, что его права нарушены, и имеет еще три года для предъявления иска. В течение всех этих 13 лет второй супруг будет жить под угрозой раздела.
При разделе имущества производится определение долей, причитающихся каждому из супругов. В соответствии со статьей 39 СК доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними. Как уже отмечалось ранее, на равенство долей не влияет размер вложений каждого из супругов в приобретение общего имущества. Однако при
наличии определенных обстоятельств суд вправе отступить от принципа равенства долей.
Прежде всего исключение может быть сделано, если этого требуют интересы несовершеннолетних детей. Чаще всего такая необходямость возникает при разделе дома или квартиры. Действующее законодательство о приватизации позволяет в определенной степени учесть интересы несовершеннолетних детей'. Но ранее существовавшее законодательство о приватизации и законодательство о праве собственности делали возможным возникновение ситуации, когда интересы несовершеннолетних оказывались существенно нарушенными. Положение о том, что дети не имеют права на имущество родителей, приводило к тому, что при разделе дома, принадлежащего супругам на праве собственности, или квартиры, приватизированной до внесения изменений в законодательство о приватизации только на имя супругов, несмотря на то, что в этих помещениях проживали несовершеннолетние дети, они не получали доли в праве собственности. Следовательно, если в таком доме живет супруг, с которым остаются трое несовершеннолетних детей, а второй супруг требует раздела, при сохранение равенства долей супругов дом будет разделен поровну и интересы детей окажутся под угрозой. В интересах детей суд может отступить от принципа равенства и при разделе мебели и иных предметов домашнего обихода. Имущество, предназначенное исключительно для детей: детская одежда, школьные и спортивные принадлежности, книги и иные детские вещи — вообще исключаются из состава имущества, подлежащего разделу, и передаются супругу, с которым остаются проживать несовершеннолетние дета без какой-либо компенсации (п. 5 ст. 38 СК). То же самое касается вкладов, внесенных супругами на имя их общих несовершеннолетних детей за счет общего имущества. Правовой стату( этого имущества четко не определен. С одной стороны, действу ет правило о том, что дети не имеют прав на имущество родите лей. С этой точки зрения приобретение вещей для детей ил1 внесение вкладов на их имя само по себе не является основани
^ Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» от 20 июля 199' года было пpeдуcмo^peнo обязательное включение несовершеннолетних имеющих право пользования жилым помещением, в договор приватиза ции//Собрание законодательства РФ. 1994. № 16. Ст. 1864.
ем для перехода права собственности. В отношении средств, внесенных на имя детей, в Семейном кодексе сказано, что они «считаются принадлежащими детям» (ч. 2 п. 5 ст. 38 СК), что указывает на переход права собственности. В качестве основания для такого перехода можно рассматривать то, что родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, и средства, предоставляемые детям в порядке содержания, становятся их собственностью. Приобретение имущества для детей и внесение вкладов на их имя можно расценивать как исполнение родителями своей обязанности по содержанию. В некоторых случаях основанием для перехода имущества к детям может быть II договор дарения: указанные вещи или деньги могут быть подарены родителями своим детям.
Отступление от равенства долей возможно и в случаях, если этого требуют заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Перечень таких случаев не является по новому законодательству исчерпывающим. Прежде всего это может быть сделано, если один из супругов в течение значительного времени не получал доходов без уважительных причин. К применению этого правила следует подходить весьма осторожно. С одной стороны, свободное распоряжение своей способностью к труду является конституционным правом каждого гражданина. Никто не может быть принужден к труду или нести наказание за отказ трудиться. В то же самое время было бы чрезвычайно несправедливым не учитывать неполучение дохода без уважительных причин при определении долей супругов в их общем имуществе. При этом имеет значение и отношение самих супругов к этому факту. Например, если муж сам настаивал на том, чтобы его жена оставила работу, он не должен иметь права впоследствии ссылаться на это обстоятельство при разделе имущества, даже если они не заключили брачного договора и не оговорили в нем это обстоятельство. Безусловно, не является основанием для уменьшение доли неполучение дохода по причине невозможности найти работу, из-за болезни, учебы, ухода за детьми.
Доля одного из супругов может быть уменьшена также, если он расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи. Чаще всего такое расходование имущества имеет место, когда один из супругов злоупотребляет спиртными напитками или наркотиками. Однако применение такой меры возможно и в
иных случаях расточительства: например при расходовании имущества на азартные игры, лотереи. Расточительство может иметь место не только там, где средства расходуются на недостойные цели. Возможна ситуация, когда деньги тратятся на хобби, занятие дорогостоящими видами спорта и т. д. Основным признаком является не то, на что расходуются средства, а тот факт, что такое расходование наносит ущерб имущественному положению семьи, потому что расходуются средства, которые должны были бы быть направлены на приобретение предметов первой необходимости.
Другими причинами, в связи с которыми суд вправе отступить от равенства долей, могут быть, например, тяжелая болезнь или инвалидность одного из супругов.
Определение долей сначала производится в идеальных долях, то есть в долях в праве (например 50% домовладения), а затем по желанию супругов производится натуральный раздел имущества и определяется, какие вещи присуждаются кому из супругов. Решая вопрос о том, какие предметы передаются каждому супругу, суд прежде всего исходит из пожеланий самих супругов. Если они не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом. При этом суд старается определить, кто из супругов в большей мере нуждается в тех или иных вещах в связи со своей профессиональной деятельностью, состоянием здоровья, уходом за детьми. Например, дом или квартира, как правило, присуждаются тому из супругов, с которым остаются несовершеннолетние дети. Супруг-инвалид, безусловно, будет иметь преимущественное право на получение машины. Предметы профессиональной деятельности всегда передаются тому из супругов, который нуждается в них в силу своей профессии. В тех случаях, когда распределить имущество в соответствии с причитающимися супругам долями невозможно, суд может передать одному из них имущество, по стоимости превышающее его долю. В этой ситуации другой супруг имеет право на получение от своего супруга денежной или имущественной компенсации.
При разделе некоторых категории вещей возникают проблемы, связанные с тем, что не все виды имущества могут быть разделены в натуре. Например, жилой дом признается делимым в натуре объектом только в случае, если он имеет два самостоятельных входа или может быть переоборудован таким
образом. Квартира может быть разделена в натуре, только если возможно выделение каждому из сособственников не только отдельных жилых, но и отдельных подсобных помещений (кухни, ванной, санузла)', что на практике почти никогда невозможно. В то же время именно эти объекты чаще всего составляют наиболее ценное имущество, принадлежащее супругам, и являются, безусловно, для них необходимыми. Если их натуральный раздел невозможен, производится раздел в идеальных долях и каждый из супругов имеет право на владение, пользование и распоряжение домом или квартирой в соответствии с присужденной ему долей.
Супругам могут принадлежать также доли в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ. Раздел такой доли в натуре не всегда возможен, поскольку это связано с принятием второго супруга в число участников товарищества или общества, что может противоречить законодательству о хозяйственных товариществах или обществах или их учредительным документам. В этих случаях возможно решение вопроса двумя способами: выплата супругу, не являющемуся участником товарищества или общества, денежной компенсации или выход супруга-участника из состава участников и передача права участия третьему лицу в соответствии с учредительными документами данного юридического лица и раздел полученных за его долю денежных средств между супругами.
Помимо вещей разделу подлежат также права требования, принадлежащие супругам, и их общие долги. Права требования могут быть воплощены в принадлежащих супругам ценных бумагах (акциях, облигациях, векселях). Права требования входят в состав актива имущества и распределяются в соответствии с теми же правилами, что и остальное имущество. Долги составляют пассив общего имущества супругов и распределяются пропорционально причитающимся супругам долям.
Если раздел совместной собственности производится без расторжения брака, имущество супругов, которое не было раз-
^ Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» от 24 августа 1993 года // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. - М., 1994. - С. 360.
делено так же, как и имущество, нажитое супругами после раздела, составляет совместную собственность супругов. В этом одно из основных отличий соглашения о разделе имущества от брачного договора. Соглашение о разделе распределяет уже существующее имущество, в то время как брачный договор определяет судьбу будущего имущества.
Договорный режим супружеского имущества
Одной из наиболее существенных новелл Семейного кодекса было введение института брачного договора. Впервые заключение брачного договора стало возможным после вступления в законную силу Гражданского кодекса, поскольку в статье 256 ГК указано, что «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим супружеского имущества». Таким образом, императивное регулирование отношений супругов по поводу имущества было заменено диспозитив-ным и супруги получили возможность сами устанавливать правовой режим своего имущества. Однако до принятия Семейного кодекса заключение брачного договора было крайне затруднительно, поскольку Гражданский кодекс не содержал норм, регулирующих его содержание, порядок заключения, расторжения и другие важнейшие моменты. Супруги могли руководствоваться лишь общими нормами гражданского законодательства о договорах, чего, учитывая значительную специфику брачного договора по сравнению с другими договорами, было явно недостаточно. В новом Семейном кодексе брачному договору посвящена отдельная глава 8, содержащая нормы, позволяющие супругам разработать брачные договоры на их основании.
Статья 40 СК определяет брачный договор как соглашение супругов, устанавливающее имущественные права и обязанности супругов в браке и(или) в случае его расторжения. Основная правовая цель брачного договора — определение правового режима имущества супругов и их иных имущественных взаимоотношений на будущее время.
С точки зрения правовой природы брачный договор является гражданско-правовым договором. Наличие у брачного дого-
вора определенной специфики не означает, что брачный договор является особым договором семейного права, отличным от договоров гражданских. Во-первых, в общем виде он урегулирован нормами Гражданского кодекса. Во-вторых, невозможно объяснить, почему в отношении общего имущества супругов должны действовать особые семейные соглашения, а в отношении раздельного имущества супругов — обычные гражданские договоры. Брачный договор должен, на наш взгляд, рассматриваться в качестве отдельного вида гражданских договоров, объединяющего договоры, направленные на установление или изменение правового режима имущества. К этому же виду, если классифицировать договоры по порождаемым ими правовым последствиям, следует отнести также договоры о разделе общей собственности и соглашения о порядке использования объектов, находящихся в общей собственности. Особенностью брачного договора является его комплексный характер, он может содержать положения, не только направленные на создание или изменение правового режима имущества супругов, но и регулировать вопросы предоставления супругами средств на содержание друг друга.
Брачный договор может быть заключен как до, так и в любой момент после заключения брака. Если договор был совершен до регистрации брака, то он вступит в силу не ранее регистрации брака (ст. 41 СК). В случае если брачный договор заключается до регистрации брака, такой брачный договор является условной сделкой с отлагательным условием. Он вступает в силу только с момента заключения брака. Это связано с тем, что брачный договор предполагает специальный состав субъектов, которыми могут быть только супруги, следовательно, если брак не состоялся, требование законодательства о специальном субъектном составе не будет выполнено.
Поскольку субъектами брачного договора могут быть только супруги, способность к его заключению следует связывать со способностью к вступлению в брак. Если лицо не достигло брачного возраста, оно не может заключить брачный договор без согласия родителей или попечителей до момента регистрации брака. После заключения брака несовершеннолетний супруг приобретает дееспособность в полном объеме и вправе заключить брачный договор самостоятельно. Право на самостоятельное заключение брачного договора следует признать и за
несовершеннолетними, эмансипированными в соответствии со статьей 27 ГК, поскольку с момента эмансипации они становятся полностью дееспособными. Исполнение брачного договора может осуществляться супругами независимо от дееспособности (если только исполнение каких-либо пунктов договора не требует от супругов совершения юридических актов). Однако для заключения брачного договора супруги должны обладать дееспособностью. Если один из супругов недееспособен, брачный договор может быть заключен от его имени его опекуном. Ограничение дееспособности в порядке статьи 30 ГК также влияет на способность к заключению брачного договора, поскольку лицо, ограниченное в дееспособности, имеет право совершать лишь мелкие бытовые сделки. Следовательно, для заключения брачного договора в этом случае необходимо согласие попечителя.
Признание брака недействительным приводит к автоматическому признанию недействительным и брачного договора. Наличие брака, как уже отмечалось выше, является необходимым элементом брачного договора, поэтому, если брак признается недействительным, то есть аннулируется с момента заключения, брачный договор также теряет свою юридическую силу с момента его заключения. Исключение из этого правила предусмотрено только в интересах добросовестного супруга*.
Брачный договор предполагает, что лица, его заключившие, состоят в зарегистрированном браке, в связи с этим возникает вопрос о том, могут ли его заключить фактические супруги. Безусловно, их соглашение не будет брачным договором в строгом смысле этого слова, поскольку российское законодательство не придает фактическому браку правового значения. Однако поскольку гражданское законодательство не знает исчерпывающего перечня договоров, то фактические супруги в принципе могут заключать соглашения, направленные на регулирование своих имущественных отношений. Если такие соглашения будут соответствовать требованиям закона, они должны признаваться действительными. К ним даже можно, на наш взгляд, применять нормы о брачном договоре в порядке аналогии закона. Необходимо, правда, помнить о том, что в соответствии с пунктом 3 статьи 244 ГК общая совместная собственность во^-
1 Подробнее этот вопрос рассмотрен в главе 3 раздела 4.
никает только в силу закона и, следовательно, не может возникнуть в силу договора. Значит фактические супруги не могут своим соглашением установить для себя режим общей совместной собственности на имущество, приобретенное в фактическом браке. Однако в связи со значительной распространенностью фактических браков представлялось бы весьма целесообразным прямо разрешить фактическим супругам заключать брачные соглашения, в том числе и с условием распространения на их имущество режима общей совместной собственности супругов.
Брачный договор обязательно должен быть заключен в письменной форме и нотариально удостоверен (п. 2 ст. 41 СК). Несоблюдение требуемой законом формы влечет за собой недействительность брачного договора. Такие требования к форме связаны с особым значением брачного договора как для супругов, так и для третьих лиц. Этот договор действует, как правило, в течение весьма продолжительного времени и определяет имущественные права и обязанности на будущее время. Поэтому в закреплении этих прав необходима четкость и определенность, которая и достигается приданием ему нотариальной формы.
Основным элементом содержания брачного договора является установление правового режима супружеского имущества. Такой режим, определенный брачным договором, называется договорным режимом супружеского имущества. При создании договорного режима супругам предоставлены весьма широкие права. Они могут использовать в качестве основы законный режим супружеского имущества ˜ режим совместной собственности, изменив и дополнив его теми или иными положениями. Например, в договоре можно предусмотреть, что все сделки свыше определенной суммы будут совершаться каждым из супругов только с письменного согласия другого. Возможно исключение из состава общности некоторых видов имущества, например пенсий или пособий, предметов профессиональной деятельности, дополнительных доходов, драгоценностей, предметов, используемых для хобби. В этих ситуациях имущественные отношения супругов будут регулироваться одновременно нормами о законном режиме имущества супругов в той части, в которой они не изменены брачным договором, и положениями брачного договора. Такой режим, в отличие от режима закон-
ной общности супружеского имущества, предусмотренного СК, будет называться режимом договорной общности.
Супруги вправе также установить для себя режим раздельного имущества. В этом случае отношения супругов по поводу общего имущества будут регулироваться только положениями брачного договора. Режим раздельности в самом общем виде предусматривает, что имущество, приобретенное в браке каждым из супругов, будет принадлежать этому супругу. В принципе режим раздельности можно назвать наиболее справедливым для современной семьи, в которой оба супруга в более или менее равной степени делят домашние обязанности и оба имеют самостоятельные доходы. Режим раздельности является предпочтительным и для семей, в которых жена имеет более высокий доход по сравнению с доходом мужа, если она при этом продолжает вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. При режиме раздельности необходимо определить, в какой мере каждый из супругов будет выделять средства на ведение общего хозяйства, оплату общего жилища и другие общие расходы. Эти вложения могут быть как равными, так и пропорциональными доходу каждого из супругов. В семейной жизни практически невозможно избежать приобретения общего имущества, например мебели, машины. При режиме раздельности супруги могут установить, что эти объекты в порядке исключения будут принадлежать им на праве общей доли или совместной собственности. Они могут разработать также порядок пользования и несения расходов по содержанию общего имущества, а также заранее определить его судьбу в случае раздела.
Договорные режимы раздельности или общности на практике редко встречаются в чистом виде. В большинстве случаев супруги предпочитают создать для себя смешанный режим, сочетающий отдельные элементы раздельности и общности. В частности, они могут предусмотреть, что их совместное жилище будет совместной собственностью, а доходы и иное имущество — раздельным имуществом. Можно установить также, что имущество, вложенное в предприятие, будет собственностью одного из супругов, а доходы от этого предприятия составят общее имущество. Другим часто встречающимся случаем будет определение, что доходы от трудовой деятельности супругов и приобретаемое за их счет имущество являются общими, а до-
полнительные доходы, в том числе от предпринимательской деятельности, принадлежат тому из супругов, который их получил.
Супруги вправе также выработать для себя любой иной режим имущества. Например, они могут использовать модель, существующую в ряде скандинавских стран, в' соответствии с которой имущество в период брака рассматривается как раздельное, но в случае его прекращения, приращения имущества каждого из супругов, произведенные во время брака, суммируются и полученная сумма делится между ними поровну.
Супруги могут подчинить действию брачного договора только часть своего имущества. В этом случае на это имущество будет распространяться действие договорного режима, а в отношении остального имущества будет действовать законный режим совместной собственности.
В случае если оба супруга имеют самостоятельные доходы, в брачном договоре возможно определить способы их участия в доходах друг друга. Если доход получает только один из супругов, с помощью брачного договора может быть установлен порядок участия в этом доходе другого супруга. Например, в договоре будет указано, что 25 процентов дохода от предпринимательской деятельности одного из супругов поступает в собственность другого супруга.
В брачном договоре супруги имеют право предусмотреть обязательства по взаимному содержанию или по содержанию одного из супругов другим. В случае если речь идет о содержании супруга, имеющего по действующему законодательству право на получение алиментов, эти положения подчиняются всем ограничениям, которые установлены для алиментных соглашений. В частности, не должны нарушаться права недееспособного нуждающегося супруга. Однако в брачном договоре возможно предусмотреть и право на содержание супруга, который не имеет по закону права на получение алиментов. Прежде всего это касается супруга, который оставляет работу или учебу по взаимному желанию обоих супругов для того, чтобы больше времени уделять семье. Такой супруг, безусловно, заинтересован в том, чтобы в брачном договоре было четко оговорено его право на получение содержания от другого супруга как в период брака, так и после его расторжения. В противном случае супруг, пожертвовавший ради семьи своей профессиональной
карьерой, может оказаться в крайне тяжелом положении, поскольку он не сможет найти соответствующую работу после многолетнего перерыва. Право на получение содержания супругом, не имеющим на это право по закону, может быть включено супругами в брачный договор и в других случаях, когда супруги этого пожелают.
Супруги вправе включить в брачный договор положения на случай возможного раздела имущества. Они могут, например, заранее определить, кому будут переданы те или иные вещи, кто и в каким размере будет выплачивать компенсацию. Такое соглашение поможет избежать опасений, связанных с тем, что имущество, в которое один из супругов вложил много труда и средств, при разделе достанется другому супругу.
Если брачный договор заключается, когда супруги уже прожили в браке некоторое время и приобрели определенное имущество, он может касаться судьбы уже нажитого имущества. В брачном договоре возможно предусмотреть изменение правового режима такого имущества как на будущее время, так и с обратной силой с момента заключения брака. Супруги вправе перераспределить с помощью брачного договора и имущество, принадлежащее каждому из них, в том числе и добрачное. Они могут, например, установить, что все это имущество будет являться их общей собственностью.
Указанные возможности, предоставленные супругам пунктом 1 статьи 42, не исчерпывают тех положений, которые супруги вправе включить в брачный договор. Любые условия, если они касаются имущественных отношений супругов и не противоречат пункту 3 статьи 42 СК и общим нормам договорного права, являются действительными.
В соответствии с пунктом 2 статьи 42 права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенным сроком. Супруги вправе предусмотреть, например, что в течение первых лет брака их имущество будет раздельным, а после истечения этого срока оно станет общим. Включение такого условия может быть целесообразным в тех случаях, когда супруги не уверены в том, что их брак будет стабильным. Права и обязанности супругов, установленные брачным договором, возможно также поставить в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Эти условия могут быть как отлагательными, так и отменительны-
ми. Например, супруги избирают в качестве договорного режима режим раздельности, но указывают, что в случае рождения ребенка этот режим заменяется режимом общности. Или один из супругов имеет право на содержание до момента окончания им учебы. Требования, предъявляемые к условиям, такие же, как и те, которые обычно предъявляются к условиям в условных сделках.
Условия действительности брачного договора те же, что и условия действительности любой гражданской сделки. Субъекты должны быть дееспособными, воля соответствовать волеизъявлению и формироваться свободно, содержание брачного договора не должно противоречить закону. В соответствии с пунктом 3 статьи 42 брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов, право супругов обращаться в суд за защитой своих прав. Брачный договор не может также регулировать права супругов в отношении детей. Брачный договор не может содержать условий, касающихся детей, прежде всего потому, что это соглашение со специальным субъектным составом и должно включать только условия, относящиеся к супругам, а не создающие права и обязанности для третьих лиц, в том числе детей. Поскольку дети являются самостоятельными субъектами права, даже в тех случаях, когда их родители вправе заключать соглашения по поводу их воспитания Или содержания, они или действуют как законные представители детей — в алиментных правоотношениях, или заключают между собой соглашения, порождающие определенные правовые последствия для детей. Поэтому все акты, затрагивающие права детей, должны совершаться отдельно и в ряде случаев с учетом мнения детей, достигших определенного возраста.
Брачный договор не может также регулировать личные неимущественные отношения супругов. Это связано с тем, что в брачный договор могут включаться только те права и обязанности, которые в случае неисполнения могут быть осуществлены принудительно. Обязанности, носящие чисто личный характер, как уже неоднократно подчеркивалось, принудительно осуществлены быть не могут. Если бы супруги получили возможность включить в брачный договор условия о том, кто будет выносить помойное ведро и кто будет укладывать ребенка спать, совершенно очевидно, что никаких санкций за неиспол-
нение этих обязанностей они установить не смогли бы. Трудно представить себе и судебный спор по поводу таких «обязанностей». Супруги не вправе включить в брачный договор и положения, касающиеся порядка решения иных вопросов семейной жизни, поскольку эти условия также не могут быть осуществлены принудительно. Супруги могут регулировать свои личные отношения с помощью соглашений, но эти соглашения будут носить неправовой характер.
Брачный договор не может также содержать условия, направленные на ограничение права нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение алиментов.
Применительно к брачному договору предусмотрено еще одно специфическое ограничение: брачный договор не должен ставить одного из супругов в крайре неблагоприятное положение. В противном случае он является оспоримой сделкой и может быть признан недействительным по иску супруга, права которого были нарушены. Необходимость в таком специальном основании связана с тем, что брачный договор тесно связан с личными отношениями сторон. В результате этого возможны злоупотребления правом, из-за которых одна их сторон под воздействием чисто личных моментов: чувства привязанности, личной зависимости, чрезмерного доверия другой стороне — подпишет договор, который в дальнейшем приведет к существенному нарушению ее прав. В качестве соглашений, ставящих одну из сторон в крайне неблагоприятное положение, следует рассматривать договоры, в соответствии с которыми один из супругов полностью отказывается от прав на имущество, нажитое в браке, передает свое добрачное имущество другому супругу, и подобные им договоры. Это условие не тождественно правилу, предусматривающему возможность признания недействительной гражданско-правовой сделки, заключенной лицом под воздействием стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, хотя оно тоже в принципе применимо к брачному договору. В данном случае не нужно доказывать наличие тяжелых обстоятельств, достаточно самого факта поставления одного из супругов в крайне неблагоприятное положение.
Брачный договор не должен также противоречить основным началам семейного законодательства. Это положение закона открывает значительный простор для судебного усмотре-
ния. Основными началами семейного законодательства, которые могут быть применены в данном случае в соответствии со статьей 1 СК, является защита государством семьи, равенство супругов в семье, обеспечение приоритетной защиты интересов нетрудоспособных членов семьи. При нарушении любого из этих начал брачный договор может быть оспорен заинтересованным супругом. На основании нарушения принципа защиты семьи государством могут быть признаны недействительными условия брачного договора, поощряющие расторжение брака, например путем создания имущественной заинтересованности одного из супругов в разводе. Принцип равенства супругов может быть нарушен условиями, ставящими одного из них в крайне неблагоприятное положение.
Изменение или прекращение брачного договора возможно в любое время по обоюдному согласию супругов, Соглашение о таком изменении или прекращении должно быть совершено в письменной форме и удостоверено нотариально. Односторонний отказ от исполнения брачного договора не допускается. Однако возможно возникновение ситуации, когда соглашение об изменении или расторжении брачного договора сторонами не достигнуто, а в то же время обстоятельства изменились настолько, что исполнение брачного договора в его первоначальном виде приведет к существенному нарушению интересов одного из супругов. В этих случаях договор может быть изменен или расторгнут судом по иску заинтересованного супруга. Порядок и условия такого изменения или прекращения регулируются статьей 451 ГК. Суд вправе принять решение об изменении или прекращении договора в исключительных случаях, если обстоятельства изменились настолько существенно, что его исполнение приведет к значительному ущербу для сторон. Существенным изменением обстоятельств в соответствии с частью 2 пункта 1 этой статьи признается такое изменение, когда обстоятельства меняются настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы заключен или был бы заключен на иных условиях. Однако одного этого недостаточно. Для изменения или прекращения договора судом необходимо одновременное существование следующих условий: стороны не предвидели в момент заключения договора такого изменения обстоятельств; изменение обстоятельств произошло в результате причин, которые заинтересованная сторона не смогла предусмотреть при нормальном уровне заботливости и предусмотрительности; исполнение договора без изменений настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать по договору; из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. Анализ этих положений приводит к выводу, что они направлены главным образом на регулирование коммерческих договоров. Кроме того, легко видеть, что изменение и прекращение договора в судебном порядке обставлено такими условиями, что оно едва ли когда-либо произойдет на практике.
Брачный же договор из-за своей специфики и прежде всего в силу своего длящегося характера может потребовать изменения и прекращения судом гораздо чаще и в том числе при отсутствии всех условий, предусмотренных статьей 452 ГК. За время действия брачного договора один из супругов может стать нетрудоспособным, потерять работу, соотношение доходов супругов может измениться настолько, что положения брачного договора окажутся крайне неблагоприятными для одной из сторон. Например, супруг, имеющий низкий уровень дохода, вынужден будет содержать супруга, обеспеченного лучше, чем он сам. Поэтому в проект Семейного кодекса предполагалось включить дополнительные положения, позволяющие суду изменить или прекратить брачный договор в упрощенном порядке при отсутствии всех условий, перечисленных в статье 451 ГК. Однако действующее семейное законодательство не делает для брачного договора никаких исключений. Окончательная редакция статьи 43 содержит лишь отсылку к нормам ГК об изменении и расторжении договора.
Если брачный договор не расторгнут, он действует до момента прекращения брака. В пункте 3 статьи 43 СК указывается, что действие брачного договора прекращается с прекращением брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака. Это связано с тем, что брачный договор может устанавливать права и обязанности, которые будут существовать после прекращения брака. Это прежде всего касается обязательств по содержанию одного из супругов после прекращения брака.
Если брачным договором предусмотрены положения, регулирующие отношения супругов по разделу имущества, они также, как правило, действуют после прекращения брака. Брачным договором можно определить и порядок пользования имуществом после расторжения брака. С прекращением брака прекращается действие договорного режима имущества. Все имущество, приобретенное с этого момента, принадлежит тому супругу, который его приобрел. Такое положение объясняется тем, что право установить для себя договорный режим имущества имеют только супруги, а с момента развода они таковыми уже не являются.
Брачный договор так же, как и любая иная сделка, может быть признан недействительным в судебном порядке. Признание брачного договора недействительным возможно в том же порядке и по тем же основаниям, которые предусмотрены гражданским законодательством для признания недействительными сделок. Брачный договор является ничтожным, если его содержание противоречит закону, если он совершен с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если он является мнимой или притворной сделкой, если один из супругов в момент заключения брачного договора был недееспособным. Содержание брачного договора признается противоречащим закону, если оно нарушает нормы семейного или гражданского законодательства. Заключение брачного договора с целью, противоречащей основам правопорядка и нравственности, встречается крайне редко. Такая ситуация возможна, например, если договор заключается между сутенером и проституткой, решившими в целях введения в заблуждение правоохранительных органов зарегистрировать брак и заключить брачный договор. Брачный договор является мнимой сделкой в том случае, когда он заключается без намерения породить правовые последствия, например с исключительной целью предотвратить обращение взыскания на то или иное имущество, ущемить права наследников, создать видимость брака при заключении фиктивного брака. Брачный договор может быть квалифицирован в качестве притворной сделки, если он прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности имели в виду. К примеру, куплю-продажу имущества супруги облекают в форму брачного договора в целях избежания уплаты налога. Семейное законодательство предусматривает также специ-
альные основания для ничтожности брачного договора. В соответствии со статьями 42 и 44 СК ничтожны положения брачного договора, ограничивающие право супругов на обращение в суд, регулирующие личные неимущественные отношения супругов, права или обязанности супругов в отношении детей, а также положения, ограничивающие право нетрудоспособного супруга на получение содержания или противоречащие основным началам семейного законодательства.
Брачный договор может являться оспоримой сделкой. Общие условия для оспаривания брачного договора предусмотрены в §2 главы 9 ГК. Брачный договор может быть оспорен законными представителями несовершеннолетнего супруга в случае, если брачный договор был заключен неэмансипированным несовершеннолетним от 14 до 18 лет без согласия его законного представителя и до регистрации брака. Попечитель вправе оспорить брачный договор, заключенный ограниченно дееспособным супругом без его согласия. Супруг, заключивший брачный договор, находясь в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может требовать признания брачного договора недействительным по этой причине.
Брачный договор является оспоримой сделкой, и если он заключен под влиянием существенного заблуждения или обмана. Заблуждение или обман служат достаточным основанием для признания такого договора недействительным, если в результате у одного из супругов возникло неправильное представление о природе брачного договора или о его существенных условиях. Заблуждение относительно природы брачного договора возможно, когда один из супругов в силу юридической неграмотности или по иным причинам не в состоянии понять, что брачным договором он устанавливает для себя иной режим супружеского имущества, чем предусмотренный в законе. Он может полагать, что речь идет о разделе уже нажитого имущества пли иметь иное искаженное представление о характере договора. Супруг может иметь неправильное представление также об обстоятельствах, существенно влияющих на его решения при заключении брачного договора. Например, он может быть введен в заблуждение относительно состояния здоровья, трудоспособности, имущественного положения другого супруга, наличия у него детей. Заблуждение по поводу мотивов за-
ключения брачного договора не признается имеющим существенное значение, хотя в определенных случаях они могут играть решающую роль, учитывая личный характер брачного договора. Если, например, один из супругов заключает брачный договор, предусматривающий содержание другого трудоспособного супруга, руководствуясь при этом любовью к этому супругу и полагая, что другой супруг отвечает ему тем же, а затем узнает, что со стороны второго супруга это был брак по расчету, суд, по нашему мнению, не может оставить это обстоятельство без внимания.
Оспаривание брачного договора возможно и если он был заключен под влиянием насилия, угроз или стечения тяжелых обстоятельств. Представим себе такой гипотетический случай: женщина, беременная или уже родившая ребенка, вынуждается подписать брачный договор, содержащий условия об отказе от всего имущества, которое будет нажито в браке, для того ччобы отец ребенка вступил с ней в брак.
Специальными основаниями для оспаривания брачного договора, предусмотренными статьями 42 и 44 СК, является включение в него пунктов, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Есть все основания полагать, что признание брачного договора недействительным по этому основанию будет чрезвычайно распространенным. Это связано с отмеченным выше несовершенством законодательства. Брачный договор рассчитан на длительное время, тесно связан с личными отношениями супругов и зависит от таких обстоятельств, как имущественное положение, трудоспособность и состояние здоровье супругов, изменение которых в будущем часто невозможно предвидеть в момент его заключения. В связи с этим неизбежно будет возникать необходимость изменения брачного договора или его расторжения по решению суда в случаях, когда супруги не пришли по этому поводу к соглашению. Однако, как уже было указано, ни семейное, ни гражданское законодательство не является достаточно гибкими при решении этих вопросов. В связи с этим при возникновении потребности прекратить брачный договор, не имея возможности подать иск о его расторжении, поскольку условий для удовлетворения такого иска, предусмотренных статьей 451 ГК, в данном случае не будет, супруг окажется вынужденным требовать признания договора недействительным на основании того, что
он ставит его в крайне неблагоприяяное положение. В Семейном кодексе не указано, в какой момент один из супругов может оказаться в неблагоприятном положении: в момент заключения договора или предъявления иска. Логично предположить, что супруг может требовать признания договора недействительным по данному основанию, если он поставлен в крайне неблагоприятное положение в момент предъявления иска, а причиной тому явилось существенное изменение обстоятельств. Таким образом, брачный договор будет признан недействительным, хотя в данной ситуации гораздо более соответствовало бы интересам сторон и третьих лиц его принудительное изменение, поскольку признание договора недействительным действует с обратной силой и прекращает его действие с момента заключения.
Однако не следует полагать, что с введением в российское законодательство института брачного договора возрастет число судебных споров между супругами. Напротив, брачный договор позволит разрешить большинство вопросов по соглашению сторон, не прибегая к судебному разбирательству. Случаев, когда брачный договор нарушает права одного из супругов или третьих лиц, безусловно, станет все меньше и меньше по мере того, как сложится определенная практика заключения договоров подобного рода. Брачный договор позволит каждой супружеской паре, которая пожелает его заключить, выработать для себя оптимальный правовой режим имущества.
Ответственность супругов по обязательствам
Помимо актива, имущество супругов может включать также пассив — требования по обязательствам, в которых супруги являются должниками. Долги супругов могут быть общими и личными. Личными являются долги, тесно связанные с личностью одного из супругов: возникающие из причинения им вреда; алиментных обязательств; обязательств, возникших из трудовых правоотношений. Личными будут также долги, возникающие из обязательств, принятых на себя супругом до заключения брака; долги, сделанные супругом для удовлетворения своих личных потребностей; долги, обременяющие раздельное имущество супругов, например по отношению к залоговым кредиторам.
Общими признаются долги супругов, по которым они оба выступают в качестве должников, например при совместном принятии на себя обязательства по погашению кредита за приобретение дома или квартиры. Общими являются долги по обязательствам, по которым супруги в силу закона отвечают солидарно, например, долги по квартирной плате, долги, возникающие из совместного причинения ими вреда. Общими также будут долги по обязательствам, в которых стороной является один из супругов, если эти обязательства были приняты на себя этим супругом в интересах семьи и все полученное было израсходовано на нужды семьи. Примером такой ситуации может служить долг одного из супругов, сделанный в связи с необходимостью лечения общего ребенка. К категории общих относятся долги, обременяющие общее имущество. Общими являются также обязательства супругов по возмещению вреда, причиненного их несовершеннолетними детьми.
Если супругами заключчн брачный договор, они в принципе могут оговорить, какие долги будут относиться к категории личчых, а какие — к категории общих.
Ответственность по личным долгам несет тот супруг, который является субъектом данного обязательства. Его кредиторы сначала обращают взыскание на принадлежащее ему имущество. При недостаточности этого имущества они вправе требовать выдела доли супруга-должника из супружеского имущества с целью обращения на нее взыскания. Выдел доли может быть произведен супругами добровольно. Однако, если выделенная доля окажется недостаточной и у кредиторов возникнут сомнения в справедливости раздела, они могут оспорить его в судебном порядке.
Ответственность по общим долгам несут оба супруга. В этом случае взыскание сначала обращается на их общее имущество, а если его недостаточно, супруги несут солидарную ответственность имуществом, принадлежащим каждому из них. Это означает, что кредитор вправе обратить взыскание на имущество любого из них и взыскать все причитающееся ему по обязательству. Если имущества одного из супругов не хватит, кредитор вправе получить удовлетворение из имущества другого. Кредитору предоставлена также возможность одновременно обратить свои требования на имущество обоих супругов. Если приговором суда по уголовному делу будет доказано,
что общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем, взыскание может быть обращено на все это имущество или на ту его часть, котораяябыла приобретена таким образом.
Появление в российском законодательстве института брачного договора потребовало разработки специальных норм, обеспечивающих защиту интересов кредиторов супругов при его заключении, изменении или расторжении. Во всех случаяя наличия брачного договора кредиторы заинтересованы в том, чтобы знать, во-первых, о том, что брачный договор существует, а во-вторых, о том, каково его содержание. Они должны располагать информацией о том, как распределяется имущество супругов, поскольку от этого зависит объем имущества, на которое они смогут обратить взыскание. Поэтому статья 46 СК предусматривает обязанность супругов сообщать своим кредиторам о заключении, изменении и расторжении брачного договора. Обяяанность раскрывать его содержание прямо законом не предусмотрена, однако она вытекает из существа этой нормы. При возникновении обязательства с третьими лицами у кредитора есть право в случае, если супруги откажутся ознакомить его с брачным договором, просто отказаться от заключения договора с ними. Однако, если обяяательство уже существует, а брачный договор изменен, кредитор не может защитить свои права в случае, если супруги откажутся сообщить о существе изменений. Следовательно, правило статьи 46 следует толковать расширительно: как обязанность сообщить не только о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора, но и о его содержании. Если супруги не поставили своих кредиторов в известность о заключении, изменении или прекращении брачного договора, они отвечают по обязательствам перед ними независимо от содержания брачного договора. Это не означает признания брачного договора недействительным. Его положения продолжают действовать, но только в отношении супругов, а не в отношении третьих лиц. Например, супруги изменили брачный договор таким образом, что определенная категория долгов, бывших ранее общими, станет считаться личным долгом одного из них, и не сообщили о таком изменении кредиторам. В этом случае кредиторы могут по-прежнему обратить взыскание на общее имущество супругов, поскольку для них такое изменение не имеет силы. Но после удовлетворения
их претензии за счет общего имущества, супруг, который, согласно брачному договору, является единственным должником, должен будет возместить другому супругу ту часть долга, которая пала на него.
Если брачный договор заключен, изменен или расторгнут и такое изменение или расторжение чрезвычайно неблагоприятно для кредиторов, они вправе обратиться в суд с требованием об изменении или расторжении своего договора с супругами пли одним из них, в связи с существенным изменением обстоятельств в соответствии со статьями 451—453 ГК. В данном случае им придется доказать, что изменения, произведенные в имущественном положении их должника брачным договором, настолько значительны, что, если бы они могли предвидеть такое развитие событий, договор ими вообще не был бы заключен или они заключили бы его на значительно отличающихся условиях.



ОГЛАВЛЕНИЕ