ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел IX
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННОГО ЭЛЕМЕНТА
Глава 32
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКОВ СЕМЕЙНОГО КОЛЛИЗИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Распад Советского Союза, появление на его территории целого ряда независимых государств, усиление миграции населения привели к возникновению многочисленных семейных отношений, осложненных иностранным элементом. Отношениями с иностранным элементом в международном частном праве называются отношения, в которых участвуют лица, являющиеся гражданами иностранного государства. Например, усыновление ребенка иностранным гражданином. Иностранный элемент имеет место и в том случае, если юридический факт, на основании которого происходит возникновение, изменение или прекращение правоотношения, имел место за границей. Например, заключение или расторжение брака между российскими гражданами было произведено на территории иностранного государства . При наличии в семейных отношениях иностранного элемента возникает вопрос о том, право какой страны подлежит применению при их регулировании и органы какой страны компетентны принимать решения в процессе такого регулирования. Все эти проблемы относятся к области международного частного права. Решение этих вопросов производится на основании специальных коллизионных норм, позволяющих определить подлежащее применению право. Коллизионные нормы, регулирующие применение семейного законодательства к отношениям с иностранным
^ В литературе по международному частному праву выделяются и иные виды отношений с иностранным элементом. См. напр.: Богуславский М.М. Международное частное право. — М., 1994. — С. 15.
элементом, содержатся в различных источниках. Прежде всего это внутреннее законодательство РФ. В новом Семейном кодексе РФ существует отдельный раздел, состоящий из коллизионных норм.
Основное отличие этих норм от содержавшихся ранее в семейном законодательстве заключается в том, что они допускают применение к семейным отношениям иностранного права. Это было связано с отступлением от долгое время господствующего в теории российского международного частного права представления о том, что к семейным отношениям во всех случаях должно применяться только российское право'. В настоящее время этот подход совершенно устарел, и допустимость применения иностранного права основывается на общепризнанных принципах международного частного права. Несомненно, в процессе такого применения могут возникать определенные сложности. Прежде всего это касается установления содержания иностранного права. В теории международного частного права существуют два принципиально различных подхода к природе иностранного права, подлежащего применению. В некоторых странах оно рассматривается как одно из фактических обстоятельств дела и его содержание должно доказываться сторонами; в других странах, к числу которых относится и Россия, иностранное право имеет статус права, а не факта^ Это означает, что его содержание не доказывается сторонами, а устанавливается правоприменительными органами. Установление содержания иностранного права — обязанность компетентного российского государственного органа, осуществляющего его применение. В соответствии с пунктом 1 статьи 166 СК российские органы обязаны применять иностранное право в соответствии с его официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Однако в нашей стране иногда достаточно трудно получить даже сам официальный текст иностранного закона, не говоря уже о толковании, практике и доктрине. Несмотря на то что суд, органы ЗАГСа и иные органы, применяющие иностранное право, могут обратиться за помощью в Министерство юсти-
^ Подробнее вб этом см.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. - М., 1975. — Т.2. - С. 464. 2 Лунц л.а. указ. соч. —T.I.—С. 370.
ции РФ или другие компетентные органы или прибегнуть к помощи экспертов, возможна ситуация, когда все эти попытки не приведут к желаемым результатам. Лица, участвующие в деле, в свою очередь, если они заинтересованы в установлении содержания и применении иностранного права, могут оказывать содействие в установлении его содержания. Тем не менее, если несмотря на все предпринятые усилия, установить содержание иностранного права все же оказалось невозможным, применяется российское законодательство, поскольку в противном случае право лица, обратившегося в компетентный российский орган, осталось бы без защиты.
В некоторых случаях, несмотря на то, что содержание иностранного права установлено, его применение может вступить в противоречие с публичным порядком Российской Федерации. В этом случае вместо иностранного права также применяется законодательство России. На основании правила о публичном порядке может, например, быть запрещено применение иностранного семейного законодательства, дискриминирующего женщин или лиц определенной национальности.
Кроме того, коллизионные нормы содержатся в международных конвенциях, участницей которых является Россия. Россия, к сожалению, пока не присоединилась к большинству международных конвенций в области семейного права. В 1993 году в Минске между государствами — членами СНГ была подписана Конвенция «О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам», которая была ратифицирована Россией 4 августа 1994 года'. Заключение данной конвенции стало жизненно необходимым, поскольку распад СССР привел к тому, что множество семей было разделено и их члены оказалась проживающими на территории различных государств. Право выбора гражданства, которое в ряде случаев было предоставлено жителям этих стран, также повлекло за собой появление семей, члены которых имеют различное гражданство. В результате возникло большое количество дел о расторжении брака, разделе имущества супругов, взыскании алиментов, установлении отцовства, в которых стороны являются гражданами различных государств, а иногда и проживают на территории
^ Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 15. § 1688.
разных стран. Сложности возникали не только с выбором применимого права, но и с взаимным признанием и исполнением решений, вынесенных компетентными органами этих стран. Поэтому Минская конвенция включает в себя не только коллизионные нормы, позволяющие определить, законодательство какой страны подлежит применению, но и нормы, регулирующие взаимное признание и исполнение судебных решений и решений, вынесенных по семейным делам иными компетентными органами.
Кроме международных конвенций, семейные отношения с участием иностранного элемента регулируют также двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные Россией с рядом государств.
Коллизионные нормы, содержащиеся в Семейном кодексе, Минской конвенции и двусторонних договорах, часто различаются между собой. В связи с этим возникает вопрос об их соотношении. В случае расхождения между коллизионными нормами, являющимися частью внутреннего российского семейного законодательства и нормами международной конвенции или договора, применяются нормы конвенции или договора. Это вытекает из общего правила, закрепленного в статье 6 СК, о том, что в случае расхождения между российским семейным законодательством и международным договором, в котором участвует Россия, применяются нормы международного договора. Кроме того, сама цель создания национальных коллизионных норм заключается в том, чтобы они применялись только в случае отсутствия международной конвенции или двустороннего соглашения. Однако несмотря на то, что проблем с разрешением вопроса о том, какие нормы подлежат применению, возникнуть не может, это вовсе не означает, что различия между внутренними коллизионными нормами и конвенционными нормами желательны. Прежде всего это осложняет работу правоприме-нительных органов, вынужденных в разных случаях применять различные коллизионные нормы. С точки зрения теории это приводит к параллельному существованию нескольких различных систем коллизионного законодательства в рамках одной правовой системы. Такой вывод связан с тем, что нормы конвенций и двусторонних соглашений также составляют часть российского семейного законодательства. В теории международного частного права нормы международных соглашений
рассматриваются как автономная часть национального семейного законодательства. Эти нормы включаются в систему национального законодательства посредством акта ратификации Россией конвенции или договора'. В большинстве стран различия между внутренними коллизионными нормами и положениями международных конвенций обусловлено исторически, поскольку внутренние нормы там уже существовали на момент принятия конвенций. В России в связи с тем, что коллизионные нормы, включенные в новый Семейный кодекс, разрабатывались значительно позднее, существовала возможность максимально приблизить их к нормам наиболее представительных международных конвенций, которыми прежде всего являются Гаагские конвенции по вопросам семейного права. Это позволило бы избежать различия между внутренними и конвенционными нормами после присоединения России к этим конвенциям, которое представляется совершенно необходимым.
Глава 33
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАКА И РАЗВОДА ПРИ НАЛИЧИИ ИНОСТРАННОГО ЭЛЕМЕНТА
Правовое регулирование брака и развода с участием иностранного элемента по российскому законодательству
При определении законодательства, применимого к заключению брака при наличии иностранного элемента, необходимо ответить на два вбпроса: право какой страны регулирует форму и порядок заключения брака и какое право применятся для определения брачной правоспособности лиц, вступающих в брак. В пункте 1 статьи 156 указано, что форма и порядок заключения брака на территории РФ определяются законодательством Российской Федерации. Это означает, что независи-
^ Маковский А.Л. Международное частное право. Современные проблемы/ Под ред. М.М. Богуславского. — М., 1994. — С. 109. По вопросу о трансформации норм международного договора в систему национального права существуют и другие теории. См.: Указ. соч. — С. 104—112; а также: Лунц Л.А. Курс международного частного права. —T.I.—С. 61— 67.
мо от гражданства лиц, заключающих брак на территории России, к форме и порядку заключения брака применяется российское законодательство. Единственным исключением из этого правила является заключение браков иностранных граждан в консульствах или дипломатических представительствах страны, гражданами которой они являются.
Способность лица к вступлению в брак регулируется законодательством страны, гражданином которой данное лицо является. Выбор законодательства страны гражданства не случаен. Как правило, с этим государством лицо состоит в наиболее тесной связи и его собственные представления о Своем личном статусе, в том числе и правоспособности, связываются им с законодательством этой страны. На основании законодательства страны гражданства лица, вступающего в брак, определяются требования к брачному возрасту, возможность его снижения, необходимость получения согласия на брак несовершеннолетних их родителей и заменяющих их лиц; запрещенные степени родства и т. д. Однако при заключении брака на территории России помимо требований, устанавливаемых для каждого из лиц, вступающих в брак его национальным законодательством, должны быть также соблюдены правила российского законодательства в отношении препятствий к заключению брака, предусмотренных статьей 14 СК. Вступающие в брак не должны находиться в запрещенных по российскому законодательству степенях родства; состоять в другом нерасторгнутом браке, являться по отношению друг к другу усыновленным и усыновителем или быть признанными судом недееспособными. Следовательно, требования о препятствиях к заключению брака, содержащиеся в статье 14 СК, всегда являются минимальными условиями заключения брака. Если условия, установленные национальным законодательством лиц, вступающих в брак, являются менее строгими, выполнение требований российского законодательства все равно обязательно. Например, если законодательство страны, гражданами которой являются жених и невеста, допускает заключение браков недееспособными в период так называемого светлого промежутка при наличии согласия опекуна, заключение такого брака на территории России невозможно, поскольку это противоречит статье 14 СК. То же самое касается заключения полигамных браков. Оно не допускается даже в тех случаях, когда вступающие в брак являются гражда-
нами государства, признающего полигамные браки. Если иностранное законодательство устанавливает более жесткие требования по сравнению с российским, эти требования должны быть выполнены. Например, в ряде стран не допускаются браки междудвоюродными братьями и сестрами, разрешенные в России. Это означает, что на территории России брак между лицами, национальное законодательство одного из которых запрещает такие браки, заключен быть не может.
Российское законодательство так же, как и законодательство ряда других стран, в предусмотренных законом случаях допускает наличие двойного гражданства. Если лицо, вступающее в брак, одновременно является гражданином России и иностранного государства, его брачная правоспособность определяется по российскому законодательству. Если лицо состоит в гражданстве нескольких иностранных государств, оно вправе по своему желанию выбрать законодательство, в соответствии с которым будет определяться его брачная правоспособность.
При заключении брака на территории России лицом без гражданства его способность к заключению брака определятся по законодательству страны, на территории которой оно имеет постоянное место жительства.
Российские граждане, проживающие на территории иностранного государства, могут заключить брак между собой в российском дипломатическом представительстве или консульстве.
В свою очередь Россия признает действительность брака, заключенного на ее территории иностранными гражданами в дипломатическом представительстве или консульстве государства, гражданами которого они являются. Такое признание осуществляется на условиях взаимности и предполагает ответное признание этим государством браков, заключенных подобным образом российскими гражданами на его территории. К этим бракам применются те же правила, что и к бракам, заключенным иностранными гражданами за границей. Их форма, порядок заключения и условия брачной правоспособности лиц, вступающих в такой брак, определяются по законодательству государства, назначившего посла или консула.
Российские граждане, находящиеся на территории иностранного государства, вправе также заключить брак между собой в компетентных органах этого государства. Таким же
способом может быть заключен брак между российским гражданином, находящимся за границей, и иностранцем или лицом без гражданства. Форма, порядок заключения такого брака, а также компетенция органа, произведшего его заключение, определяются по законодательству иностранного государства, в котором происходит заключение брака. Например, если российский гражданин заключил брак по религиозному обряду в стране, где допускается заключение брака в религиозном учреждении, такой брак является действительным в России. Единственное условие, которое должно быть соблюдено, — это отсутствие препятствий к заключению брака, предусмотренных российским законодательством. При наличии любого из препятствий, перечисленных в статье 14 СК, брак в России не будет признан.
Браки, заключенные иностранными гражданами за границей, признаются в России действительными, если они заключены в соответствии с требованиями государства, на территории которого произошла регистрация брака. Таким образом, будет действительным и полигамный брак, если он заключен иностранными гражданами в стране, допускающей подобные браки.
При признании брака недействительным вопросы действительности брака определяются в соответствии с законодательством той страны, законодательство которой применялось при заключении брака. При этом разные основания признания брака недействительным могут регулироваться различным законодательством. Если брак признается недействительным в связи с нарушением требований, предъявляемых к брачной правоспособности лица, вступающего в брак, применяется законодательство, в соответствии с которым определялась брачная правоспособность. Если речь идет о нарушении обязательных требований об отсутствии препятствий к заключению брака, установленных статьей 14 СК РФ, применяется российское законодательство.
При расторжении на территории Российской Федерации брака между российскими гражданами и иностранцами и между иностранными гражданами между собой всегда применяется российское законодательство. По российским законам определяются все вопросы, связанные с расторжением брака: судебный или административный порядок развода, сама брако-
разводная процедура, основания расторжения брака. Однако законодательство, регулирующее раздел имущества супругов, право на алименты и личные неимущественные правоотношения супругов после развода, в частности право на сохранение общей фамилии, определяется отдельно в соответствии со статьей 161 СК. Следовательно, если в российском суде растрогается брак, например, граждан Великобритании, где для получения развода по взаимному согласию супругов необходима их предварительная сепарация (раздельное жительство) в течение двух лет, их брак может быть расторгнут немедленно, поскольку российское законодательство никаких правил о сепарации не предусматривает. Однако такой развод может быть не признан действительным в Англии, поскольку между Англией и Россией не существует по этому поводу ни двустороннего договора, ни международной конвенции.
Гражданин России, проживающий за границей, имеет право расторгнуть брак со своим супругом независимо от того, является он российским или иностранным гражданином, в российском суде. Это правило введено в основном для защиты прав российских граждан в тех случаях, когда законодательство страны, в которой они проживают, не допускает развода вообще или делает его получение чрезвычайно затруднительным. Расторжение брака в суде Российской Федерации возможно и при отсутствии другого супруга, если он был извещен о рассмотрении дела, но не пожелал принять в нем участие. Такой развод будет действительным в России, однако он может быть не признан таковым в стране, в которой проживают супруги.
Если в соответствии с российским законодательством брак российского гражданина, проживающего за границей, может быть расторгнут в органах ЗАГСа (при отсутствии общих несовершеннолетних детей и наличии взаимного согласия супругов на развод), расторжение брака может быть произведено в дипломатическом представительстве или консульстве России за границей. В данном случае компетенция этих учреждений даже шире, чем при регистрации брака, поскольку они могут расторгать брак и с супругом, являющимся иностранным гражданином. Проблема опять-таки заключается в том, что иностранное государство может не признать действительным расторжение брака своих граждан в иностранных консульских учреждениях. Российский гражданин, проживающий за границей, вправе
расторгнуть брак со своим супругом, являющимся иностранным гражданином или лицом без гражданства, в иностранном органе, компетентном, согласно законодательству данной страны, производить расторжение брака. Такой развод является действительным в России. Исходя из буквального толкования пункта 3 статьи 160, право расторгнуть брак за границей не предоставлено супругам, являющимся российскими гражданами и постоянно проживающим за границей. В данном случае в законодательстве существует определенная непоследовательность, поскольку российские граждане вправе заключить между собой брак в другой стране, но не вправе его там расторгнуть. Такое упущение скорее всего связано с редакционной неточностью пункта 3 статьи 160.
Разводы иностранных граждан между собой, произведенные за границей, признаются в России действительными, если они действительны в стране, где произошло расторжение брака.
Законодательство, подлежащее применению к личным неимущественным и имущественным отношениям супругов, определяется в соответствии со статьей 161 СК. В данном случае законодательство избирается в соответствии с тем, с какой правовой системой супруги имеют более тесную связь. По общему правилу отношения супругов регулируются законодательством той страны, в которой они имеют совместное место жительства. Если на момент рассмотрения вопроса о применимом праве супруги не имеют совместного жительства, их права и обязанности определяются по законодательству той страны, в которой они имели последнее совместное место жительства. Если же они не проживали совместно ни в прошлом, ни в настоящем, их отношения на территории России регулируются российским законодательством.
При заключении супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, брачного договора или соглашения об уплате алиментов они могут сами избрать законодательство, которое будет применяться к заключенному ими договору. При выборе законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов, супруги не связаны никакими ограничениями. В результате они в принципе вправе избрать законодательство страны, с которой ни один из них не имеет никакой связи. Важное практическое значение имеет вопрос о моменте, когда супруги могут
осуществить свое право выбора законодательства. Если брачный договор или соглашение об уплате алиментов ранее регулировались законодательством Российской Федерации, то включение в него положений о выборе применимого права может быть сделано и после заключения такого договора, поскольку статьи 43 и 101 СК допускают изменение или расторжение брачных договоров и соглашений об уплате алиментов по взаимному согласию сторон в любое время. Следовательно, они могут в любое время включить в указанные соглашения и положения о выборе применимого законодательства или об изменении или отмене уже сделанного выбора. Если брачный договор или соглашение об уплате алиментов ранее регулировались иностранным законодательством, вопрос о возможности включения в него положений о выборе применимого законодательства после заключения соглашения должен решаться в соответствии с нормами законодательства того государства, которое регулирует данное соглашение.
В случае если супруги не воспользовались своим правом выбора применимого законодательства, право, регулирующее отношения, вытекающие из брачного договора или алиментного соглашения, определяется по правилам, которые применяются для определения законодательства, регулирующего личные неимуществнные и имущественные отношения супругов.
Предоставление супругам возможности выбрать применимое право является новым для российского законодательства. Данная норма представляется весьма прогрессивной, поскольку она основана на уважении свободы супругов самостоятельно определять свои взаимоотношения. Таким образом, супруги могут избрать для себя законодательство той страны, с которой они чувствуют наибольшую связь или которое считают для себя наиболее благоприятным.
Правовое регулирование брака и развода в соответствии с Минской Конвенцией
Способность лица к заключению брака, согласно статье 26 Минской Конвенции, определяется по законодательству страны, гражданином которой это лицо является. Если брак заключается лицом без гражданства, его брачная правоспособность
определяется по законодательству страны, в которой он имеет постоянное место жительства. Кроме того, в отношении препятствий к заключению брака должны быть соблюдены правила, предусмотренные законодательством той страны, на территории которой производится регистрация брака. Таким образом, положения Конвенции относительно определения брачной правоспособности полностью совпадают с положениями российского коллизионного законодательства, предусмотренными статьей 156 СК.
Расторжение брака в соответствии с Конвенцией может быть произведено в компетентном органе страны, гражданами которой являются оба супруга, однако, если в момент развода супруги проживают на территории другого государства — участника Конвенции, брак может быть расторгнут и на территории этого государства. Если супруги имеют разное гражданство, органом, компетентным произвести расторжение их брака, является орган, находящийся в стране, где они имеют совместное место жительства. Если же они проживают на территории различных государств, расторжение брака может быть произведено в любом из них по выбору супругов.
Если супруги имеют общее гражданство, законодательством, подлежащим применению при расторжении брака, является законодательство страны их гражданства. Если же они являются гражданами разных стран, применяется законодательство той из них, на территории которой рассматривается спор.
Признание брака недействительным осуществляется на основании законодательства той из стран — участниц Конвенции, законодательство которой применялось при определении брачной правоспособности супругов.
Право, подлежащее применению к личным имущественным и неимущественным правоотношениям супругов, определено в статье 27 Конвенции. Если супруги имеют совместное место жительства на территории одной из стран, участвующих в Конвенции, их правоотношения определяются законодательством этой страны. Если супруги проживают в разных странах, но имеют общее гражданство, к их правоотношениям применяется законодательство страны, гражданами которой они являются. Если же они не имеют ни общего гражданства, ни постоянного места жительства, их права и обязанности регулируются законодательством страны, в которой они имели последнее совмест-
351
ное место жительства. В случае когда супруги не имели совместного места жительства ни в прошлом, ни в настоящем, их правоотношения определяются законодательством страны, в которой рассматривается спор.
Исключение их общего правила об определении применимого права предусмотрено в отношении недвижимого имущества супругов. К их отношениям по поводу этого имущества применяется законодательство страны, на территории которой находится имущество.
Компетенция органов, правомочных рассматривать споры супругов, в большинстве случае определяется в соответствии с тем, законодательство какой страны подлежит применению. Компетентным признается орган того государства, чье законодательство регулирует правоотношения супругов. Однако в случае, когда супруги не имеют ни общего гражданства, ни совместного жительства ни в прошлом, ни в настоящем, их отношения регулируются законодательством страны, в которой находится орган, рассматривающий дело, определение компетентного органа указанным способом невозможно, поскольку в результате получился бы замкнутый круг. В такой ситуации орган, компетентный рассматривать дело, определяется на основании внутреннего законодательства договаривающихся сторон о подсудности. Если эти правила допускают рассмотрение такого иска в данной стране, применяется законодательство этого государства.
Глава 34
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ И ДРУГИХ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ ПРИ НАЛИЧИИ ИНОСТРАННОГО ЭЛЕМЕНТА
Правовое регулирование отношений родителей и детей и других членов семьи при наличии иностранного элемента по российскому законодательству
Законодательство, применяемое при установлении и оспариваний отцовства и материнства, определятся по правилам статьи 162 СК. Материальным правом, регулирующим уста-
ми со-цем, их юны, в
имени-«муще-щества оторой
споры двиис вению. аконо-вако в нисо-с отно-юйна-компе-яькув уации наос-щихся потре-яьство
гей ента
оспа-шлам уста-
новление и оспаривание происхождения ребенка, является законодательство страны, гражданином которой ребенок является по рождению. Следовательно, если в момент рождения ребенок был, например гражданином Франции, даже если его гражданство в последующем изменилось, вопрос об установлении отцовства в отношении такого ребенка будет решаться на основании французского законодательства. Однако порядок установления и оспаривания отцовства, если оно имело место на территории России, определяется по российскому законодательству. Это значит, что российское законодательство применяется при решении вопроса, в каких случаях допустимо добровольное признание отцовства в органах ЗАГСа и когда отцовство устанавливается в судебном порядке. При этом в случаях, когда по российскому законодательству возможно установление отцовства или материнства в добровольном порядке в органах ЗАГСа, заявление о таком установлении может быть подано в российское дипломатическое представительство или консульство, если хотя бы один из родителей ребенка является российским гражданином.
Права и обязанности родителей и детей, включая их обязанности по уплате алиментов, определяются по законодательству страны, где они имеют совместное место жительства. Такое правило позволяет, с одной стороны, применить к правоотношениям родителей и детей законодательство той страны, с которой они имеют наиболее тесную связь. С другой стороны, при взыскании алиментов это позволяет в максимальной степени учесть интересы и плательщика, и получателя алиментов. Если родители и дети проживают в различных государствах, к их отношениям применяется законодательство страны, гражданином которой является ребенок. Однако это может быть связано с определенными неудобствами в случае, если ребенок проживает на территории не той страны, гражданином которой он является. Законодательство об уплате алиментов, как уже отмечалось ранее, обычно тесно связано с законодательством, предусматривающим право нуждающихся лиц на получение средств через государственную систему социального обеспечения, и с уровнем жизни населения. Поэтому если ребенок, требующий алименты, проживает на территории одной страны, а является гражданином другой, применение к алиментным правоотношениям законодательства страны, гражданином которой он явля-
ется. может существенно нарушить его интересы. В связи с этим, если законодательство страны, в которой проживает ребенок, является для него более благоприятным, истец вправе потребовать применения к алиментным обязательствам родителей по содержанию ребенка законодательства страны места жительства ребенка. Таким образом, истцу, которым обычно является второй родитель или опекун ребенка, предоставляется право выбрать законодательство, наиболее благоприятное для ребенка. Применение законодательства страны места жительства ребенка дает истцу и то преимущество, что поскольку иск предъявляется в этой же стране, в результате применяется право страны суда, что позволяет избежать сложностей, связанных с установлением содержания иностранного права. С другой стороны, если истец считает, что содержание иностранного права в данном случае может быть установлено и лучше позволяет защитить интересы ребенка, он может потребовать его применения. Данное решение вопроса основывается на принципе обеспечения приоритетной защиты интересов ребенка и обеспечения истцу свободы выбора, вследствие чего оно является весьма прогрессивным.
К алиментным обязательствам совершеннолетних детей по отношению к их родителям, а также к алиментным обязательствам других членов семьи подлежит применению законодательство страны, в которой плательщик и получатель алиментов имеют постоянное место жительства. Это правило весьма благоприятно и для плательщика, и для получателя. Если они проживают на территории различных государств, алиментные обязательства определяются по законодательству страны, гражданином которой является получатель алиментов. Данное положение не всегда позволяет в полной мере обеспечить защиту интересов нетрудоспособного нуждающегося получателя алиментов. Дело в том, что круг лиц, имеющих права на получение алиментов, в разных странах различен. Не везде могут требовать содержание дедушка, бабушка, внуки, братья, сестры и другие родственники. Таким образом, при применении законодательства страны гражданства получателя алиментов он может быть лишен права требовать алименты, поскольку алиментная обязанность данной категории родственников законодательством этой страны не предусмотрена. Как уже отмечалось ранее, круг алиментно-обязанных лиц обычно связан с уровнем обеспечения населения за счет средств социального
обеспечения. Если, например, законодательство Скандинавских стран предусматривает лишь алиментные обязательства родителей, детей и супругов, то это вызвано тем, что другие нетрудоспособные нуждающиеся лица обеспечиваются за счет государства. Однако, если нетрудоспособное нуждающееся лицо, являясь гражданином такого государства, имеет постоянное место жительства на территории другой страны, оно, как правило, не имеет права на получение соответствующих пособий. Применение законодательства страны его гражданства к алиментным обязательствам в то же время лишает его права на алименты. В целях избежания подобной ситуации в статьях 5—6 Гаагской Конвенции от 2 октября 1973 года «О праве, применимом к алиментным обязательствам», содержится специальное правило. Согласно этим нормам, алиментные обязательства членов семьи регулируются законодательством страны, в которой получатель алиментов имеет постоянное место жительства. Однако, если лицо, требующее алименты, не может получить алименты по законодательству этой страны, применяется законодательство страны общего гражданства плательщика и получателя. Если и в этом случае требование об алиментах не может быть удовлетворено или они не имеют общего гражданства, подлежит применению законодательство страны суда. Россия не является участницей указанной Конвенции, однако, если бы аналогичное правило было включено в наше внутреннее законодательство, это позволило бы эффективно защитить интересы нетрудоспособных нуждающихся получателей алиментов. Это объясняется тем, что при невозможности взыскания алиментов другим способом российские суды применяли бы российское законодательство, которое содержит наиболее широкий круг лиц, имеющих право на получение алиментов.
Правовое регулирование правоотношений родителей и детей при наличия иностранного элемента на основании Минской Конвенции
Установление родительских правоотношений, согласно статье 31 Конвенции, производится по законодательству страны, гражданином которой является ребенок. Правоотношения между родителями и детьми определяют-
ся по законодательству страны, в которой ребенок имеет постоянное место жительства. Учитывая тот факт, что органами, уп-равомоченными рассматривать споры между ними, являются органы той страны, законодательство которой подлежит применению, такое положение весьма благоприятно для ребенка. Ребенок и его законные представители получают преимущество, свяяанное с возможностью предъявить иск в стране своего места жительства, что позволяет им избежать значительных транспортных и процессуальных расходов, связанных с предъявлением иска в иностранном государстве. Одновременно они будут избавлены от сложностей, связанных с применением иностранного права.
Исходя из соображения приоритетной защиты интересов нетрудоспособных членов семьи, при взыскании средств на содержание родителей с совершеннолетних детей применяется законодательство страны, в которой постоянно проживают родители. Требование о взыскании алиментов подлежит рассмотрению в компетентных органах той же страны.
Существенным недостатком Минской Конвенции яяляется то, что она не содержит никаких положений относительно али-ментнных обязательств других членов семьи.
Глава 35
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УСЫНОВЛЕНИЯ С ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ
Правовое регулирование усыновления с иностранным элементом по российскому законодательству
Усыновление на территории России ребенка, являющегося российским гражданином, включчя установление усыновления, его правовые последствия и отмену, регулируются законодательством страны, гражданином которой является усыновитель, Если усыновители имеют разное гражданство, к усыновлению применяется законодательство обеих стран, гражданами которых они являются. В ряде случаев это может привести к пояялению коллизий и противоречий, поэтому указанное пра-
шест посторганами, уп-и, являются ежитприме-ребенка. Ре-1имущество, ране своего ачительных ых с предь-«еменно они >именением
1 интересов едств на со-рименяется живают роит рассмот-
1И является гельно али-
ялющегося усыновле-гся законо-1 усынови-к усынов-шзданами 1ривести к анное пра-
вило, вероятно, следует понимать в том смысле, что обязательно лишь соблюдение императивных требований, предусмотренных законодательством стран, гражданами которых являяются усыновители. Если ребенок усыновляется лицом без гражданства, применимым правом является право страны постоянного места жительства лица без гражданства. Однако пунктом 1 статьи 165 в целях защиты интересов ребенка установлено, что при усыновлении обязательно должны быть соблюдены требования российского законодательства, предус-мотренныестатьями 124—126 и 129—132 СК РФ. Практически это означает применение к усыновлению и российского законодательства, поскольку дети, подлежащие усыновлению, порядок учета таких детей и потенциальных усыновителей, сам порядок производства усыновления, правила об обязательном согласии на усыновление родителей ребенка, заменяющих их лиц и самого ребенка определяются по российскому законодательству. В случае если эти нормы вступают в противоречие с законодательством страны гражданства усыновителя, подлежат применению указанные нормы российского законодательства. В большинстве случаев такое положение дел яяляется оправданным. Нормы, регулирующие получение согласия родителей, и случаи, когда усыновление возможно без их согласия, яяляются гарантией важнейших прав родителей и, безусловно, во всех случаях должны соблюдаться. То же касается и согласия самого ребенка. Нормы, касающиеся учета детей, подлежащих усыновлению, и лиц, желающих стать усыновителяяи, регулируют внутренние административные процедуры, происходяящие на территории России. Осуществление учета детей и усыновителей на основании законодательства государства гражданства усыновителя было бы совершенно неоправданно и неосуществимо на практике. Порядок усыновления регулируется процессуальными нормами, а применение судами норм своего национального процессуального законодательства общепринято в международном частном праве.
Если ребенок, имеющий российское гражданство, усыновляется за границей, усыновление также регулируется законодательством страны, гражданином которой является усыновитель. Усыновление в этом случче производится компетентными органами этой страны. Однако такое усыновление признается действительным в России только в случае, если было предвари-
тельно получено согласие на усыновление от органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого ребенок или хотя бы один из его родителей проживали до своего отъезда за границу. Данная мера также предусмотрена для защиты прав ребенка и его родителей, однако ее эффективность весьма незначительна. Усыновление, произведенное без согласия компетентного российского органа, не будет действительно в России, но будет действительно за границей, чего чаще всего вполне достаточно для усыновителей. Обеспечить реальное исполнение этого положения возможно только путем заключения двусторонних договоров или подписания международной конвенции по усыновлению.
Если усыновление приводит к тому, что права ребенка, предусмотренные российским или международным законодательством, оказываются нарушенными, производство такого усыновления не допускается. Если же усыновление уже было произведено, оно подлежит отмене в судебном порядке. В данном случае речь идет прежде всего о правовых последствиях усыновленияя которые могут быть менее благоприятными для ребенка, чем предусмотренные российским законодательством. Российское законодательство наделяет усыновленных детей такими же правами по отношению к усыновителям и их родственникам, какими обладают родные дети. В некоторых странах правовое положение усыновленных детей отличчется от статуса родных детей. Это выражается, например, в ограничении их наследственных прав. Если ограничение прав усыновленного ребенка по законодательству страны гражданства усыновителя настолько серьезно, что может рассматриваться как дискриминация ребенка, это может послужить основанием для отказа в усыновлении. Если после усыновления ребенка, являющегося российским гражданином, происходит нарушение его прав в семье усыновителя, отмена усыновления российским судом на основании вышеуказанной нормы (п. 2 ст. 165 СК) в принципе возможна, но практически нереальна. Для того чтобы такой иск был предъявлен, необходимо предварительно выявить имевшие место нарушения прав ребенка. Правом требовать отмены усыновления на основании нарушения прав ребенка, согласно статье 142 СК, обладают органы опеки и попечительства, прокурор и сам ребенок, достигший 14 лет. Признание за органами опеки и попечительства или прокурором права на предъявле-
ние такого иска в рассматриваемой ситуации означало бы наделение их правом контроля за осуществлением иностранными усыновителями воспитания ребенка на территории другой страны. Российские органы таким правом, безусловно, не обладают. Следовательно, такая отмена возможна только в случае, если иск будет предъявлен в российском суде самим ребенком по достижении им 14-летнего возраста.
Если на территории России российским гражданином усыновляется ребенок, являющийся иностранными гражданином, усыновление регулируется российским законодательством. Однако для такого усыновления необходимо предварительно получить согласие родителей или иных законных представителей ребенка и компетентного органа рТраны гражданства ребенка. В случаях, когда это необходимо по законодательству страны, гражданином которой яяляется ребенок, должно быть получено и согласие самого ребенка. В данной норме речь идет о ситуациях, когда законодательство страны гражданства ребенка предъявляет более строгие требования в отношении его согласия, чем российское законодательство. По российскому законодательству необходимо получение согласия ребенка старше 10 лет, за исключением случаев, когда он проживает в семье усыновителей и считает их своими родителями. Зарубежное законодательство может требовать получения согласия ребенка с более раннего возраста и не допускать никаких исключений из правила о производстве усыновления только с согласия ребенка, достигшего этого возраста. Данные меры предусмотрены с целью избежания ситуации, когда усыновление будет действительно на территории России, но не будет признано в стране, гражданином которой является ребенок.
Правовое регулирование усыновления с иностранным элементом на основании Минской Конвенции
Согласно статье 37 Конвенции, так же как и по российскому законодательству, усыновление и его отмена регулируются законодательством страны, гражданином которой является усыновитель. При разном гражданстве усыновителя и усыновляемого необходимо, кроме того, получить согласие на усыновле-
ние родителей или иных законных представителей ребенка, а также компетентного органа страны гражданства ребенка. В случаях, если законодательством страны, гражданином которой является ребенок, предусмотрено получение также его согласия на усыновление, согласие усыновляемого является обязательным условием производства усыновления.
Если усыновителями являются супруги, имеющие гражданство разных стран — участниц Конвенции, в отношении условий усыновления применяется законодательство и той и другой страны.
Органом, правомочным производить усыновление и его отмену, является компетентный орган страны гражданства усыновителя. Если супруги-усыновители имеют общее гражданство, вопросы усыновления рассматриваются в стране, в которой они имели последнее совместное место жительства или место пребывания.



ОГЛАВЛЕНИЕ