<< Предыдущая

стр. 5
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

акты (протоколы), в которых содержится запись положений, событий, установленных непосредственно лицом или лицами, которые свидетельствуют их содержание своими подписями (в их числе: протоколы о нарушениях, акты, описи, акты приема-передачи и т. д.);
предписания, в которых удостоверяется, что их предъявитель обязан выполнить работу, задачи которой в них изложены;
доклады и докладные записки, в которых содержится информация по определенному вопросу, а также предложения и выводы, вытекающие из этой информации;
донесения, в которых содержатся сведения о выполнении обязанными лицами порученной им работы;
письма, в которых содержатся сведения, необходимые для организации взаимоотношений между различными органами и должностными лицами;
циркуляры, в которых содержатся сведения, разъясняющие и уточняющие информацию, объявленную в иных документах;
справки, в которых содержатся сведения описательного, фиксирующего характера;
1 См. И. Н. П а х о м о в, Правовые акты исполкомов местных Советов, Львов, 1958.
151

удостоверения, в которых содержатся сведения, подтверждающие наличие у органа, лица или гражданина бпределенных полномочий;
дипломы, в которых содержатся сведения о приобретении определенным лицом специальности или окончании учебного заведения;
характеристики, в которых содержатся сведения о производственной, общественно-политической и иных сторонах жизни определенного сотрудника1;
решения и информация электронно-вычислительной техники, в которых содержатся сведения справочно-ин-формационного характера2.
Каждый из этих документов содержит определенную, только ему свойственную информацию и является источником доказательств в административном процессе. Вместе с тем сфера применения официальных документов органов управления в качестве доказательств далеко не одинакова. Одни документы могут быть использованы только внутри создавшего их органа или в системе, в которую входит данный орган, — это документация, выдаваемая ЭВМ, доклады и докладные записки, донесения. Содержащаяся в них информация дает возможность вынесения главным образом актов применения диспозиции административно-правовой нормы. Другая группа документов (ее в теории делопроизводства называют «внешними документами»): протоколы, акты, предписания, письма, циркуляры, справки, удостоверения, дипломы — может быть использована для получения информации по конкретному административному делу любым правоприменяющим органом.
Важное значение для административного процесса имеет деление документов на оригиналы и копии. До-
1 Подробная характеристика каждого из перечисленных документов дана в работах по делопроизводству (см., напр., А. Ф. Д е-м е х и н, Делопроизводство, изд. Ростовского университета, 1970, стр. 127—140; Е. К. Митяева, К- Г. Митяев, Административная документация (делопроизводство) в советских учреждениях, «Узбекистан», 1968, стр. 166—196; и др.).
2 Своим постановлением «О мерах по дальнейшему улучшению организации учета и отчетности в народном хозяйстве» Совет Министров СССР поручил ЦСУ СССР и Министерству финансов СССР решить вопрос об использовании этих носителей информации как документов, имеющих одинаковую силу наряду с иными документами (СП СССР 1971 г. № 13, ст. 94).
152
вольно часто законодатель признает доказательственное значение только за оригиналом (паспортом, дипломом и т.д.). Несомненно, что информация, содержащаяся в оригинале документа, обладает большей достоверностью, чем информация, содержащаяся в копии. Вместе с тем нельзя не видеть того, что развитие документации и новой техники размножения (особенно фото- и светокопирования) привело к дифференциации понятия «копия», что, в свою очередь, связано с использованием копий в качестве доказательств. Применение автоматического копирования (когда копии получаются автоматически вместе с оригиналом) позволило создавать копии, совершенно идентичные оригиналу. Обычно они и рассылаются соответствующим заинтересованным органам (лицам), а оригинал хранится в делах органа (лица), являющегося автором. Представляется, что копии, исполненные таким образом, должны приниматься в качестве доказательств как оригиналы. Что же касается копий, выполненных иным путем (путем перепечатки на машинке, переписки от руки, фотографирования и т. д.), то они могут приниматься органами управления и служить доказательствами при условии надлежащего их удостоверения.
Различают копии авторизованные (удостоверенные автором), нотариальные (удостоверенные нотариусом), официально заверенные (когда их соответствие оригиналу подтверждается компетентными должностными лицами и сопровождается выполнением соответствующих формальностей — печати, подписи, регистрации и т. д.), просто заверенные (в том числе и частными лицами) и незаверенные копии (не имеющие подтверждения о своем соответствии оригиналу)', Каких-либо единых правил, регулирующих условия допустимости использования копий документов в качестве доказательств в административном процессе, не существует. Обычно законодатель, устанавливая порядок рассмотрения тех или иных административных дел, одновременно определяет (если не нужен в обязательном порядке оригинал документа) вид допустимой копии как доказательства по делу. В тех же случаях, когда такого указания в законе
1 См. «Краткий словарь архивной терминологии», М.—Л., 1968.
153
нет, вопрос о виде копии, которая может быть допущена в административном процессе в качестве доказательства, решается непосредственно правоприменяющим органом управления (или конкретным должностным лицом). Предоставление органам управления такой самостоятельности чревато некоторой опасностью, ибо в порядке страховки должностные лица могут требовать от участников процесса нотариально или официально заверенных копий там, где можно обойтись просто заверенными или даже незаверенными.
ЦК КПСС и Совет Министров СССР в постановлении от 25 февраля 1960 г. «О мерах по устранению кан-целярско-бюрократических извращений при оформлении трудящихся на работу и разрешении бытовых нужд граждан» указывали на подобные факты и предостерегали против их повторения1. Тем не менее приходится признать, что и в настоящее время кое-где такая перестраховка имеет место.
Б. Способы получения документов
в качестве источника доказательств
в административном процессе
Административно-процессуальное законодательство определяет следующие способы получения документов в качестве источника доказательств при рассмотрении административных дел: 1) предъявление (представление) заинтересованными лицами; 2) предъявление (представление) незаинтересованными лицами; 3) истребование; 4) осмотр.
Предъявление (представление) заинтересованными лицами документов является самым распространенным и наиболее простым способом участия документов в качестве источника доказательств в административном процессе. Устанавливая возможность предъявления документов заинтересованными лицами (органами), законодатель исходит из того, что эти лица располагают (или имеют возможность добыть) необходимыми документами и представляют их в качестве доказательств для реше-
1 СП СССР 1960 г. № 6, ст. 33.
154
ния тех дел, в исходе которых они заинтересованы. Такие документы могут быть приложены к поданному заявлению или предъявлены лично. После ознакомления они возвращаются заинтересованному лицу (органу). Информация, содержащаяся в них, либо фиксируется в протоколе (ином акте, отражающем ход дела), либо непосредственно воспринимается правоприменяющим лицом.
Последнее положение особенно четко формулируется в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по устранению канцелярско-бюрократических извращений при оформлении трудящихся на работу и разрешении бытовых нужд граждан». В постановлении указывается, что «советские и хозяйственные органы, предприятия, учреждения и организации не должны требовать от трудящихся каких-либо письменных справок, когда необходимые данные могут быть подтверждены предъявлением паспорта, трудовой книжки, свидетельства о рождении или других документов, удостоверяющих личность и трудовую деятельность граждан»1.
Документы разового использования, содержащие информацию, относящуюся непосредственно к рассматриваемому делу, остаются в материалах дела и могут быть выданы заинтересованному лицу обратно только в исключительных случаях, о чем делается отметка в деле.
Для предотвращения загромождения процесса ненужными или косвенно относящимися к делу документами законодатель в большинстве случаев прямо определяет круг тех документов, которые должны быть представлены заинтересованными органами для скорейшего и объективного разрешения дела2. Но это не означает, что заинтересованное лицо не может представить иных документов, которые он сочтет необходимыми для вынесения удовлетворяющего его решения. В этом случае вступают в силу общие правила об относимости доказательств. И если представленные документы, не указанные законодателем в качестве обязательных, способству-
1 СП СССР 1960 г. № 6, ст. 33.
2 См., напр., Указ Президиума Верховного Совета УССР от L7 августа 1968 г. «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц» («Ведомости Верховного Совета УССР> 1966 г. № 32, ст. 196).
155
ют установлению истины по делу, они должны быть приняты.
В том случае, когда заинтересованное в исходе дела лицо не располагает необходимыми документами, оно должно принять меры для их получения. Наиболее подробно наше законодательство регулирует порядок получения документов из архива. Этот порядок установлен Основными правилами работы государственных архивов1. Согласно ст. 329 этих Правил советским учреждениям, предприятиям и организациям архивные справки (документы, выписки, копии и др.) выдаются по всем вопросам, находящимся на их рассмотрении. Гражданам СССР выдаются архивные справки биографического характера: о трудовом стаже, заработной плате, об образовании, о службе в Советской Армии и иные справки. Архивные справки могут выдаваться гражданам в отношении их самих, в отношении лиц, находящихся на их иждивении или под их опекой, а также в отношении умершего супруга или близкого родственника.
Заявления заинтересованных лиц о выдаче архивных документов рассматриваются начальником архива, который принимает решения об удовлетворении заявлений и дает письменное распоряжение о наведении справок. В необходимых случаях архив может запрашивать дополнительные сведения. Архивные справки, копии и выписки составляются по установленной форме на бланке Государственного архива с обозначением названия документа — «Архивная справка», «Архивная копия», «Архивная выписка». В отдельных случаях к архивным справкам могут прилагаться копии документов и выписки из них, подтверждающие сведения, приведенные в архивной справке. В сопроводительном письме могут содержаться разъяснения по существу обнаруженных в документе сведений. Справки и документы выдаются заявителям или их доверенным на руки под расписку по предъявлении удостоверения личности (паспорта) и в необходимых случаях — доверенности.
Законодательство редко определяет последствия,которые наступают в связи с непредставлением заинтересованным лицом необходимых для вынесения решения
1 См. «Основные правила работы государственных архивов», М„ 1962. .
156
документов. На практике этот вопрос решается по-разному: первая группа органов при непредставлении необходимых документов отказывает в приеме заявления; вторая группа — принимает заявление, но до представления требуемых документов никаких действий по делу не осуществляет; третья группа — возбуждает производство по делу и обязывает заинтересованных лиц представить недостающие документы, устанавливая при этом определенный срок. Представляется, что наиболее верный путь избрала вторая группа органов. Кстати, законодательство других социалистических стран предусматривает именно такой путь определения судьбы заявления, которое не подтверждается необходимыми документами. В частности, на такой точке зрения стоит югославский законодатель. Закон об общем административном процессе СФРЮ предусматривает, что в случае подачи жалобы (заявления), не подтвержденного необходимыми документами, заявителю устанавливается срок для восполнения пробелов в документации. Согласно ст. 99 Закона об общем административном процессе этот срок по просьбе заинтересованного лица может быть продлен. Если в течение установленного срока необходимые действия по отысканию документов, которые должны быть представлены заявителем, не будут совершены, вследствие чего невозможно начать действия по заявлению, то считается, что оно вообще не поступало.
Преимущество такого решения проявляется в том, что органы управления оповещают заинтересованное лицо о необходимых доказательствах для вынесения решения и тем самым принимают меры для обеспечения прав заявителя и вместе с тем, не начиная процесс при отсутствии необходимых представляемых заявителем документов, избегают совершения тех действий, которые впоследствии могут оказаться излишними в связи с необоснованностью заявления. Так, по данным отдела виз УВД Одесского облисполкома, почти каждое третье не подтвержденное необходимыми документами заявление остается без дальнейшего движения, поскольку обратившиеся с заявлениями лица не представляют требуемых законодателем документов.
Возложение на заинтересованных лиц (органы) обязанности по представлению документов в качестве дока-
157
зательства обоснованности изложенных в заявлении требований не исключает активности правоприменяющих органов в сборе этих доказательств. Эта активность выражается в том, что они содействуют заинтересованному лицу в отыскании и получении необходимых документов. Содействие в отыскании обычно проявляется в указании мест и источников, где расположены требуемые документы, а содействие в получении заключается в составлении просьб и ходатайств о выдаче заинтересованному лицу нужных документов.
В некоторых случаях документы, необходимые для объективного и всестороннего рассмотрения дела, находятся у органов (лиц), которые не являются участниками процесса и не заинтересованы в его исходе. Эти документы могут быть получены заинтересованными лицами и представлены в правоприм&няющий орган, но они могут поступить также от лиц (органов), которые по тем или иным причинам обладают такими документами и не заинтересованы в исходе дела.
Предъявление документов по инициативе незаинтересованных в исходе дела органов (лиц) происходит в силу двух обстоятельств:
а) либо в силу возложенных правовых обязанностей,
б) либо в силу выполнения нравственного долга и желания оказать помощь в работе правоприменительного органа. «
Предъявление документов происходит после того, как незаинтересованным органам станет известно о возбужденном административном деле, которое не может быть решено надлежащим образом без изучения" находящихся у них документов. К. сожалению, приходится констатировать, что информация о делах, находящихся в производстве в административных органах, налажена крайне слабо. В определенной степени такое положение оправдывается колоссальным количеством административных дел и оперативностью их разрешения, однако по некоторым категориям дел краткая информация населения и соответствующих государственных и общественных органов представляется весьма перспективной. Так, в частности, такая информация может способствовать скорейшему и объективному разрешению дел, одним из участников которого является гражданин. С одной стороны, это связано с тем, что отдельному гражданину труд-
158
нее получить сведения о месте и источниках нахождения нужных ему документов, и путем объявления о возбуждении им административного дела он вправе надеяться на предъявление документов лицами, которые ими обладают, а с другой — окружающие гражданина незаинтересованные лица могут быть в значительно большей степени информированы о событиях, которые выясняются в процессе, чем правоприменяющий орган и заинтересованные лица. Не может быть при этом исключена возможность полностью скрыть заинтересованным- лицом от правоприменяющего органа те или иные события и обстоятельства, которые имеют важное значение для объективного решения дела и могут быть подтверждены документами, находящимися у заинтересованных лиц. Такие попытки могут быть сделаны главным образом при решении дел о применении административно-правовой санкции, хотя и встречаются в делах о применении диспозиции административно-правовой нормы.
Предвидя возможность предъявления документов незаинтересованными лицами, законодатель по отдельным категориям дел предусмотрел правила, по которым пойдет в этом случае процесс.
Необходимые для разрешения административного дела документы могут находиться у органов и лиц, не несущих правовой обязанности по их предъявлению пра-воприменяющему органу. Причины появления у них этих документов могут быть самыми разнообразными: создание их в процессе управленческой деятельности, получение от других органов и лиц и т. д. Определенная часть из них в случаях, предусмотренных нормативными актами, не может быть выдана заинтересованным лицам непосредственно, в связи с чем правоприменяющий орган обязан сам принять меры к получению необходимых документов1. Эти меры выражаются в обращении с
1 Так, например, архивные справки о привлечении к уголовной ответственности, судимости, нетрудовой деятельности и т. д. на руки заинтересованным гражданам не выдаются (ст. 330 Основных правил работы государственных архивов), не подлежат выдаче на руки справки об освидетельствовании состояния алкогольного опьянения (ст. 9 Инструкции и методических указаний по диагностике алкогольного опьянения) и т. д. Вместе с тем заслуживает порицания практика, когда орган, не имея на это прав, предоставленных законодателем, не выдает на руки заинтересованному лицу необходимых ему документов, ожидая запроса соответствующего
159
просьбой (ходатайством) о предоставлении документов в качестве доказательств по делу. В ходатайстве указывается сущность дела и перечень документов, необходимых для вынесения обоснованного акта. Обращение с таким ходатайством не влечет за собой появления у адресата правовой обязанности по представлению требующихся документов. К сожалению, ответ в данном случае зависит от усмотрения обладателя документов. Этим и объясняется, что многие органы и лица вынуждены неоднократно обращаться по одному и тому же вопросу к обладателю необходимых документов. Несмотря на многочисленные критические выступления печати, дело, по существу, с места не сдвинулось.
Представляется, что отдельными критическими выступлениями в печати и решениями органов народного контроля о наказании лиц, виновных в волоките, обойтись нельзя. Целесообразно установить правовую обязанность органов по ответу и высылке необходимых документов по просьбе иных лиц, учреждений и организаций. Образцом решения данного вопроса, на наш взгляд, может быть Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1968 г. «О порядке разрешения предложений, заявлений и жалоб граждан». Введение в действие установленного Указом порядка существенно сократило переписку и сроки рассмотрения писем граждан, и, без сомнения, распространение действия Указа на взаимоотношения неподчиненных и неподведомственных органов приведет к аналогичным результатам.
Правом истребования документов для использования их в качестве доказательств в административном процессе обладают органы (лица) в соответствии с компетенцией, установленной соответствующими нормативными актами. По общему правилу, каждый вышестоящий орган вправе получить необходимую ему документацию от своего нижестоящего органа. Право истребования документов от неподведомственных органов и лиц в каж-
учреждения или организации. Такая практика, в частности, распространена в системе здравоохранения, коммунального хозяйства и некоторых других ведомствах. Представляется, что любое заинтересованное лицо вправе получить нужные ему документы, кроме тех, которые, по мнению законодателя, должны быть выданы по ходатайству правоприменяющего органа. В противном случае это приведет к ненужной переписке, затягиванию и удорожанию процесса.
160
дом конкретном случае в нормативном акте оговаривается особо1.
Праву обращения уполномоченных органов за необходимыми документами к организациям, учреждениям и лицам, обладающим ими, корреспондирует юридическая обязанность последних выдать эти документы или дать справку об их содержании. Нарушение этой обязанности вызывает неблагоприятные последствия. В частности, невыполнение требований вышестоящего органа может повлечь дисциплинарную ответственность виновных лиц; невыполнение требований иных компетентных органов может повлечь за собой применение и других мер воздействия. Так, например, в соответствии с п. «н» ст. 7 Положения о государственном санитарном надзоре в СССР органы санитарно-эпидемиологической службы вправе требовать от должностных лиц и отдельных граждан сведения и документы, необходимые для выяснения санитарного и эпидемиологического состояния соответствующего объекта. При невыполнении этого требования должностные лица, осуществляющие государственный санитарный надзор, имеют право:
— запрещать эксплуатацию действующих производ-I ственных объектов;
— приостанавливать ввод в эксплуатацию вновь выстроенных, восстановленных и реконструированных зданий и объектов;
— сообщать руководителям соответствующих орга-| нов и организаций о невыполнении их работниками требований санитарной службы и просить о наложении на виновных дисциплинарных взысканий;
— доводить до сведения партийных, профсоюзных и других общественных организаций о виновниках невыполнения требований санитарных органов для принятия к ним мер общественного воздействия2.
1 Достаточно, например, сравнить Положение о Министерстве высшего и среднего специального образования УССР, в п. «х» ст. 8 которого Министерству предоставляется это право, и Положение о Министерстве социального обеспечения УССР, в котором об аналогичном полномочии Министерства не говорится. Не содержится такого указания и в Положении о Министерстве здравоохранения УССР, а в Положении о Госсаннадзоре СССР органам санэпид-службы это право предоставлено.
2 СП СССР 1963 г. № 20, ст. 199.
11 Заказ 6863 161
Законодатель не определил единого срока, в течение которого обязанное лицо должно представить необходимые документы по требованию правоприменяющего органа. Поэтому обычно такой срок устанавливается каждый раз в требовании о представлении документов с учетом объема работы по их сбору и пересылке, их актуальности и необходимости для вынесения решения и т. д. В требовании должны быть перечислены необходимые документы и их вид (оригинал, копия, справка). В некоторых случаях, в отступление от указанного правила, в требовании содержится указание о том, что «должны быть предоставлены все документы, относящиеся к делу». Подобная формулировка затрудняет исполнение требования и может повлечь за собой загромождение процесса не относящимися к делу документами. Однако полностью избежать такой формулировки все же нельзя, ибо не исключено, что правоприменяющий орган не знает, какие из необходимых ему документов находятся у лица (органа), к которому он обратился с требованием.
В некоторых случаях определение круга документов, необходимых при разрешении административных дел, становится возможным при проведении уполномоченным должностным лицом осмотра. Сущность осмотра заключается в том, что уполномоченное лицо с помощью своих органов чувств самостоятельно убеждается в существовании и характере фактов, имеющих доказательственное значение. Осмотр как способ получения документов может выступать в качестве самостоятельного процессуального действия (осмотр документов в бухгалтерии, осмотр путевых документов у водителя и т. д.), а также в качестве составной части более широкого процессуального действия — обследования или осмотра места происшествия1.
Когда осмотр документов является составной частью проводимого обследования (осмотра места происшест-
1 При получении документов иным способом (по просьбе, по предъявлению и т. п.) с целью установления содержащейся в них информации и оценки ее доказательственного значения производится их осмотр. Он может быть проведен как правоприменяющим лицом, так и любым участником процесса, желающим ознакомиться с содержанием информации. Этот осмотр не тождествен осмотру, с помощью которого отыскиваются необходимые документы.
162
вия), результаты осмотра фиксируются в общем акте (обследование осмотра места происшествия). Если осмотр выступает как самостоятельное процессуальное действие—-составляется самостоятельный процессуальный документ. Содержание этого документа во многом зависит от дальнейшей судьбы обнаруженных документов. Если должностное лицо, проводящее осмотр, обладая для этого необходимыми полномочиями, изымает документы, составляется протокол изъятия1. Когда в изъятии документа нет необходимости или изъятие нецелесообразно (например, среди бухгалтерских книг доказательственное значение может иметь одна запись или одна проводка), составляется акт (протокол) осмотра, в котором наряду с соблюдением прочих требований особое внимание уделяется фиксации содержания тех частей документа, которые играют доказательственную роль.
Тактика и методика осмотров документов определяется в зависимости от места, времени, способа и цели осмотра; разработанные криминалистической наукой, они, несомненно, могут найти свое применение2.
Используя эти рекомендации, необходимо учитывать, что осмотр в административном процессе производится в подавляющем большинстве случаев специалистами какой-то отрасли (здравоохранения, торговли и т. д.) и касается небольшого круга документов, содержащих сведения по вопросу, входящему в круг служебных полномочий и профессиональной подготовки осматривающего. Так, согласно Уставу Государственной службы по карантину растений в СССР инспекторам этой службы предоставляется право требовать от администрации таможен, морских, речных портов и пристаней сведения о прибывающей, хранящейся и отправленной продукции растительного происхождения и просматривать соответствующие документы, относящиеся к этой продукции.
1 Так, в силу ст. 10 Положения о Госторгинспекции Министерства торговли БССР инспекторы по торговле вправе изымать подлинники документов, оформляя это в каждом случае актом (СЗ БССР 1956 г. № 12, ст. 297).
2 См. В. П. К о л м а к о в, Следственный осмотр, «Юридическая литература», Ю70; «Криминалистика», изд-во ВШ МВД СССР, 1970, т. II, стр. 66, 70.
11* 163
В. Особенности оценки документов
как источников доказательств
в административном процессе
В основе общих принципов оценки доказательств в административном процессе с учетом специфики документов сложились правила, по которым проводится их оценка как источников доказательств. Эти правила сформировались в соответствии с законодательством и опытом работы правоприменяющих лиц.
Первым правилом (содержание его главным образом определено законодателем в различных правовых актах) является требование проверки документов1. При проверке выясняется:
а) происхождение документа, время, место и способы его составления;
б) подлинность документа;
в) автор (изготовитель) документа и его связь с делом;
г) источник и сфера осведомленности автора (изготовителя) документа;
д) соблюдение при составлении документа требований закона и ведомственных правил;
е) наличие иных данных, подтверждающих его достоверность, точность, полноту2.
Главным образом эти данные выясняются во время осмотра документа, однако возможны и иные пути: дополнительные запросы, истребования подлинников (оригиналов) документов, получение объяснений авторов (составителей) и т. д.
Вторым правилом является требование сопоставления документа с иными доказательствами по делу. Документы не имеют какого-либо преимущества перед другими доказательствами, и их доказательственное значение зависит от характера содержащейся информации, а это может быть проверено путем сопоставления со всеми участвующими в деле доказательствами, в том числе и с иными документами. Только таким образом можно опре-
1 См. Положение о паспортах («Сборник законодательных актов об административной ответственности», изд-во ^Беларусь», 1970).
2 См. «Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Особенная», стр. 333—337.
164
делить доказательственное значение документов и вынести обоснованное решение.
Говоря о том, что документы не имеют какого-то особого значения по сравнению с иными видами доказательств и их роль в административном процессе определяется посредством сопоставления с прочими источниками необходимой для дела информации, нельзя не учитывать, что во многих случаях документы являются единственными источниками доказательств. Сказанное в первую очередь относится к делам, в которых решается вопрос о применении диспозиции административно-правовой нормы. Поэтому требования к проверке документов неизмеримо возрастают, независимо от того, какого действия этот документ — внутреннего или внешнего. Всесторонняя и глубокая оценка как самого документа, так и содержащейся в нем информации является одним из важ.нейших условий принятия обоснованного правоприменительного акта.
Глава VI
ПОКАЗАНИЯ ЛИЦ,
КОТОРЫМ ПРИЧИНЕН ВРЕД
АДМИНИСТРАТИВНЫМ ПРОСТУПКОМ
А. Процессуальный статус лиц,
которым причинен вред административным проступком
Административным проступком причиняется вред не' только управленческим отношениям, но и отдельным гражданам. Этот вред может выражаться в виде причинения морального, физического либо имущественного ущерба. Так, при мелкой спекуляции страдают имущественные интересы граждан, при мелком хулиганстве гражданам может быть причинен моральный и физический вред и т. д.
Поэтому законодательство предоставляет право лицам, которым административным проступком причинен какой-либо вред, принимать меры для защиты своих интересов и привлечения виновных лиц к ответственности.
Это право выражается в возможности потерпевшего изложить компетентным органам управления известные по делу сведения. Показания потерпевшего имеют важное значение для оперативного, всестороннего и объективного рассмотрения дела, поскольку он чаще всего является очевидцем совершенного правонарушения и сохранил впечатления о правонарушении в своей памяти.
По способу получения и сохранения информации о совершенном проступке и иных существенных для дела обстоятельствах показания потерпевших весьма схожи с показаниями свидетелей. Но если свидетель привлекается к участию в процессе для того, чтобы он сообщил органам управления известные по делу сведения, потерпевший вступает в процесс прежде всего для того, чтобы защищать нарушенные кем-то свои права. Поэтому пока-
166
зания потерпевшего являются не только доказательством по делу, но и средством защиты своих прав1.
Следовательно, дача показаний — это право потерпевшего, которому корреспондирует обязанность органов управления принять и оценить содержащуюся в показаниях информацию. Право потерпевшего давать по делу показания является существенным признаком, характеризующим его правовой статус в административном процессе.
В отличие от свидетеля потерпевший заинтересован в исходе дела, и эту заинтересованность он проявляет посредством подачи заявления о совершенном проступке или посредством дачи показаний по уже возбужденному органами управления делу2.
Обращение в органы управления за защитой нарушенных административным проступком интересов производится по правилам, установленным Указом Президиума Верховного Совета.СССР от 12 апреля 1968 г. «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан». Законодатель возлагает персональную ответственность за своевременное и тщательное рассмотрение заявлений на руководителей органов, куда они подаются.
Ни один орган не может отказать лицу, потерпевшему от административного проступка, дать показания по делу и в том случае, если дело было возбуждено не по инициативе потерпевшего. Такое заявление о допуске к участию в административном процессе может быть сделано либо в письменной, либо в устной форме.
Однако в процессе реализации потерпевшим своего права давать показания органам управления возникают некоторые трудности. Затруднения испытывают и органы управления при использовании в административном про-
1 Многие законодательные акты предусматривают, что административный процесс может быть возбужден по заявлению, сделанному лицом, пострадавшим от административного проступка. Такое правило, например, содержит ст. 6 Указа Президиума Верховного Совета УССР от 12 июня 1961 г. «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный образ жизни» («Ведомости Верховного Совета УССР» 1961 г. №25, ст. 292).
2 Сказанное не исключает возможной заинтересованности некоторых свидетелей в исходе дела, но эта заинтересованность завуа-лированна.
107
цессе показаний потерпевших, особенно при их анализе и оценке. Трудности в значительной мере связаны с тем, что наше законодательство, наделив потерпевшего правом на дачу показаний, не предоставило ему как участнику административного процесса иных правомочий и не возложило на него .никаких обязанностей. В частности, потерпевший не несет никакой ответственности за отказ от показаний и за заведомо ложные показания. Это дает возможность некоторым недобросовестным гражданам подавать в органы управления заявления, в которых сообщают заведомо ложные сведения о совершенных административных проступках и нарушении их субъективных прав.
При получении подобных заявлений органы управления возбуждают административный процесс, и иногда требуется кропотливая и длительная работа по выяснению истинного положения дела, но заявитель, сообщивший заведомо ложные сведения и причинивший немалый материальный и моральный вред, остается ненаказанным.
С другой стороны, неурегулированность положения потерпевшего в административном процессе приводит к тому, что в ряде случаев его интересы ущемляются, даваемые им показания недостаточно влияют на принятие органом управления решения по делу. Проведенной Одесской областной прокуратурой проверкой работы органов внутренних дел с письмами и заявлениями граждан было установлено, что многие сообщения граждан о причинении им ущерба административными проступками остались без движения.
В связи с этим заслуживает внимания проведенная в зарубежных социалистических странах работа по совершенствованию регламентирования положения в административном процессе лица, чьи субъективные права нарушены правонарушением со стороны граждан. Эта работа осуществлялась по следующим направлениям: 1) закрепление процессуальных прав потерпевшего; 2) закрепление гарантий этих прав; 3) возложение процессуальных обязанностей на потерпевшего; 4) установление ответственности потерпевшего за сообщенные им показания.
Так, Закон НРБ от 20 ноября 1969 г. «Об административных нарушениях и наказаниях» устанавливает, что
168
одним из оснований составления акта о правонарушении является заявление потерпевшего лица. Пострадавший от нарушения не может участвовать в издании постановления о наложении взыскания, но вправе заявить отвод лицу, которое решает административное дело при наличии одного из оснований, указанных в ст. 51 Закона1.
§ 9 Закона 1968 г. ВНР о правонарушениях устанавливает, что по некоторым делам административный процесс может быть возбужден только по заявлению потерпевшего. Это заявление может быть сделано в течение 30 дней с того дня, когда пострадавший установил личность совершившего правонарушение. Пострадавший не несет ответственности за неполноту показаний, изложенных в заявлении. Более того, Закон в § 40 (1) возлагает на органы, рассматривающие административные дела, принятие мер к уяснению всех обстоятельств дела и дополнению сведений, изложенных в заявлении. В ходе слушания дела потерпевший может сделать свои замечания относительно услышанного, задавать вопросы заслушиваемым лицам и выступать с предложениями о заслушивании других лиц и 'получении других доказательств (§58 (1) Закона)2.
По общему правилу, установленному законодательством некоторых зарубежных социалистических стран, за ложные показания на потерпевшего возлагаются расходы по делу. По законодательству ЧССР потерпевший, по чьей инициативе возбуждено дело, может быть доставлен для дачи показаний приводом, если он уклоняется от явки по вызову3. Несомненно, что вопрос о необходимости полного и всестороннего определения правового статуса такого участника административного процесса, каким является потерпевший, давно ждет своего разрешения в нашем законодательстве. Подробная и четкая регламентация прав и обязанностей лица, чьи субъективные права в сфере управления оказались нарушены административным проступком, будет способствовать усилению охраны прав советских граждан и посредством повышения доказательственного значения показаний,
1 См. «Дъержавен вестник», София, 28 ноембри 1969.
2 Madyar Kozlony 31/14/lv—1968.
3 Spravne konanie. Komentar k spravnemu poriadku. Bratislava, 1969, s. 113.
169
данных этими лицами, поможет органам управления в борьбе с административными проступками.
Б. Содержание и классификация
показаний лиц, которым причинен вред
административным проступком
Содержанием показаний потерпевшего являются воспринятые и сохраненные им в памяти обстоятельства, подлежащие установлению и проверке в административном деле. В одних случаях потерпевший сообщает компетентным органам об обстоятельствах совершения административного проступка, которым ему был причинен моральный, имущественный или физический вред, в других — сообщает еще и о законности и достоверности процессуальных действий, произведенных должностным лицом. В последнем случае потерпевший выступает в роли понятого, однако в отличие от понятого-свидетеля он заинтересован в исходе дела, и это обстоятельство позволяет -правонарушителю оспаривать правильность составления протокола, ссылаясь на необъективность понятых. Поэтому практика вполне обоснованно идет по пути отказа от услуг потерпевшего в свидетельстве правильности составления протокола, в связи с чем со стороной понятого-потерпевшего в настоящее время мы сталкиваемся все реже и реже.
Помимо сведений об обстоятельствах, служащих основанием применения административных санкций, потерпевший может сообщить и иные сведения, необходимые для правильного и объективного решения дела. В их числе могут быть сведения о личности нарушителя, о возможных источниках получения других доказательств.
Весьма часто в показаниях потерпевшего содержатся сведения о своем поведении во время совершения административного проступка или до его совершения. Дело в том, что правонарушитель нередко объясняет свои поступки неправильным поведением потерпевшего. Особенно часты такие случаи тгри рассмотрении дел о нарушениях правил техники безопасности и охраны труда, безопасности движения.
Наряду с сообщением сведений, которые в большинстве своем являются результатом восприятия и запоми-
170
нания, потерпевший в своих показаниях может высказывать предположения о виновнике правонарушения, строить догадки и версии. Это вполне естественно, ибо заинтересованность потерпевшего в результатах рассмотрения дела не дает ему возможности быть лишь информатором и с помощью догадок и версий он пытается ускорить рассмотрение дела (к тому же в нужном для себя направлении).
В своих показаниях потерпевший может непосредственно указать на нарушителя и изложить обстоятельства, характеризующие административный проступок, либо его показания будут касаться отдельных деталей проступка или промежуточных фактов, посредством установления которых выясняется главный факт. В первом случае показания потерпевшего рассматриваются как косвенные, во втором — как прямые.
Показания потерпевшего также делятся на первоначальные и производные. В том случае, когда потерпевший является очевидцем совершенного проступка, его показания являются первоначальными. Когда же он дает показания, основываясь на информации, полученной из других источников, показания признаются производными. Однако потерпевший должен назвать источник получения этой информации, что дает возможность проверить его показания и исключает возможность вынесения решения по делу на основании «слухов».
В. Способы получения и закрепления показаний потерпевшего
Показания потерпевшего используются как при возбуждении административного преследования, так и при рассмотрении дела и вынесении правоприменительного акта. В первом случае информация от потерпевшего поступает либо в письменной форме—-посредством подачи письменного заявления, либо в устной — путем устного заявления.
Подача заявления не исключает возможности проведения допроса потерпевшего лицом, которому адресовано заявление. Цель проведения такого допроса состоит в уяснении и уточнении информации, содержащейся в заявлении. Внимательное изучение сведений, содержащих-
171
ся в заявлении, и 'подробный допрос потерпевшего об обстоятельствах дела способствуют быстрому принятию мер к установлению всех обстоятельств дела и обнаружению правонарушителя.
Административно-процессуальный закон не требует обязательного участия потерпевшего в рассмотрении дела о проступке, которым ему был причинен вред, но и не запрещает этого. Обычно дело рассматривается в отсутствие потерпевшего. При необходимости ознакомиться с его показаниями прибегают к прочтению заявления или изучению протокола его допроса. Но иногда потерпевший вызывается для участия в разбирательстве дела. Вызов может быть сделан правопримешш-щим органом, либо по собственной инициативе, либо по просьбе самого потерпевшего.
Ходатайство потерпевшего о вызове для участия в разбирательстве дела подается в орган, который рассматривает дело. Какого-либо специального акта о допуске потерпевшего в разбирательство дела не принимается, обычно ограничиваются устным согласием руководителя органа (председателя административной комиссии, председателя исполкома, председателя суда). Ходатайство потерпевшего удовлетворяется тогда, когда его показания могут способствовать быстрому и объективному рассмотрению дела. В тех случаях, когда имеющиеся в деле доказательства достаточны для решения дела, вызов потерпевшего для дачи показаний представляется излишним.
Вызов потерпевшего для участия в разбирательстве дела производится повесткой (или уведомлением), в которой должны быть указаны место и время слушания дела. Поскольку единой формы повестки вызова потерпевшего для участия в разбирательстве административного дела нет, каждый орган прибегает к повестке своего образца. Вызов в суд происходит по повестке, используемой в уголовном и гражданском процессе, вызов на заседание административной комиссии и исполкома производится уведомлением произвольной формы.
При разбирательстве дела потерпевший допрашивается об обстоятельствах дела. Какой-Л'ибо специальной методики и тактики допроса потерпевшего не разработано. Основное внимание при его допросе обращается на выяснение и уточнение тех обстоятельств, которые
• 172
не нашли своего должного раскрытия и отображения в письменном заявлении или объяснении. Допрос потерпевшего обычно производится в начале слушания дела, перед допросом свидетеля и нарушителя. Допускаются вопросы к потерпевшему со стороны нарушителя. Закрепление показаний потерпевшего производится посредством приобщения к делу его письменных заявлений и фиксации показаний в протоколах.
Заявление пишется в произвольной рукописной или машинописной форме. Оно адресуется лицу, от которого зависит принятие решения о возбуждении административного преследования. В случае, если заявление о совершенном административном проступке поступило некомпетентному лицу, вступают в силу правила, установленные Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», в силу которых получивший такое заявление обязан переслать его в орган, правомочный возбуждать административное преследование по подобным обстоятельствам.
В заявлении указываются фамилия, имя, отчество, домашний адрес потерпевшего и излагаются обстоятельства дела (сущность правонарушения, личность правонарушителя, ущерб, причиненный правонарушением) со ссылками на источники, из которых стали известны эти обстоятельства.
В некоторых органах управления (милиция, пожарная инспекция, автоинспекция и др.) при приеме устных заявлений основные показания потерпевших заносятся в специальную книгу.
Г. Особенности оценки показаний потерпевшего правоприменяющим органом
В принципе интересы потерпевшего и органов, ведущих борьбу с административными проступками, объективно совпадают. Потерпевший своими показаниями способствует органам управления установить объективную истину по делу и вынести наиболее целесообразное решение.
Поэтому показания потерпевшего должны рассматриваться как важнейший источник доказательств. Одна-
173
ко при оценке показаний потерпевшего следует иметь в виду возможность несовпадения интересов потерпевшего и органов управления. Потерпевший, обратившийся к органам управления за защитой своих интересов, может быть не заинтересован в раскрытии истины по делу и своими показаниями препятствовать установлению фактических обстоятельств1. Причины такого поведения довольно разнообразны. Оно может быть обусловлено личными взаимоотношениями с нарушителем, собственным противоправным поведением, материальной заинтересованностью и иными причинами.
Руководствуясь указанными мотивами, потерпевший в своих показаниях может:
1) попытаться возложить вину за совершенное деяние на невиновного либо преувеличить степень вины правонарушителя и ущерб, который причинен правонарушением. Наиболее часто к подобным попыткам прибегают в делах о нарушении правил безопасности движения;
2) оправдать свое собственное противоправное поведение. Наиболее часто с такими показаниями приходится встречаться в делах о нарушении правил охраны труда и техники безопасности, а также о нарушении правил безопасности движения;
3) изобразить себя потерпевшим, в то время как никакого ущерба фактически он не понес.
Заинтересованность потерпевшего в исходе дела нельзя ограничивать только рамками конкретного административного дела. В делах, когда потерпевшему причинен имущественный или физический ущерб, он стремится не столько к наказанию виновного, сколько к установлению виновного и сути нарушения для последующего возложения на виновного обязанности возместить причиненный ущерб. Лицо, которому была причинена травма в результате нарушения правил техники безопасности, своими показаниями по делу стремится доказать, что нарушение правил произошло по чьей-то вине, в связи с чем на виновного будет возложена обязанность по возмещению материалнього ущерба.
1 См. Р. Д. Р а х у н о в, Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву, Госюриздат, 1961, стр. 240.
Глава VI!
ПОКАЗАНИЯ ЛИЦ,
ПРИВЛЕКАЕМЫХ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
А. Процессуальный статус лиц, привлекаемых к административной ответственности
Административная ответственность состоит в применении к правонарушителю административно-правовой санкции. Это связано с ущемлением некоторых прав нарушителя и причинением ему определенных нравственных страданий. Поэтому санкция должна применяться на основе глубокого и всестороннего исследования всех обстоятельств дела и соблюдения прав нарушителя, предоставленных ему как участнику административного процесса1. Объем и характер этих прав обусловлен тем, что правонарушитель становится участником процесса против своего желания и его интересы, как правило, диаметрально противоположны интересам иных участников процесса. Возможно, этим и объясняется тот факт, что процессуальный статус правонарушителя по сравнению с положением иных участников процесса в правовых актах закреплен полнее и детальнее.
Во-первых, в некоторых случаях законодатель устанавливает обязательность вызова нарушителя для участия в рассматриваемом деле2.
1 Об охране прав участника процесса см. Н. Г. Салищева, Гражданин и административная юрисдикция, «Юридическая литература», 1970.
2 См., напр., ст. 8 Положения об административных комиссиях при исполкомах районных (городских) Советов депутатов трудящихся УССР («Ведомости Верховного Совета УССР» 1962 г. № 13, ст. 166).
175
Вызов нарушителя производится повесткой. Для вызова в суд используются бланки повесток по уголовным и гражданским делам. Повестки вызова для участия в заседании административных комиссий составляются произвольной формы. Типовая форма повестки вызова в административную комиссию утверждена ныне в двух республиках — Эстонской ССР и Таджикской ССР. Помимо сведений о том, когда, где и по какому вопросу состоится заседание комиссии; в ней указывается и о том, что нарушители вправе присутствовать на заседаниях комиссии и давать свои объяснения. Следует согласиться с В. И. Поповой, которая полагает, что утверждение единой формы повестки для вызова правонарушителя— вопрос не технический, поскольку в повестке должно быть точно определено процессуальное положение правонарушителя1.
Законодательством РСФСР, Грузинской, Киргизской, Туркменской, Эстонской ССР предусматривается, что повестка о вызове на заседание административной комиссии должна быть вручена за трое суток до слушания дела; в Украинской, Белорусской, Казахской и Узбекской ССР законодатель срока не устанавливает, во всех же остальных республиках — не ранее чем за сутки.
Форма повестки для вызова нарушителя в иные органы, правомочные привлекать к .административной ответственности, обычно утверждается соответствующим министром. Так, форма повестки для вызова правонарушителя на заседание дисквалификационной комиссии ГАИ утверждается приказом Министра внутренних дел СССР. В ней кроме обычных обязательных реквизитов (места и времени рассмотрения дела и т. д.) содержится указание на статью (параграф) Правил уличного движения, которая была нарушена. Представляется, что это очень полезно, поскольку дает возможность нарушителю подготовиться к объяснению при рассмотрении дела.
1 См. «Комментарии законодательства о штрафах, налагаемых в административном порядке», «Юридическая литература», 1968, стр. 170. В некоторых городах УССР административные комиссии практикуют вызов правонарушителя при помощи приглашений.
176
С точки зрения участия правонарушителя в рассмотрении материалов дела в настоящее время существуют три варианта:
1) участие правонарушителя в рассмотрении дела обязательно;
2) правонарушитель может принимать участие в деле;
3) без участия правонарушителя.
Дела о мелком хулиганстве, о мелкой спекуляции, о нарушении правил административного надзора, о неповиновении законному распоряжению работника милиции или дружинника, о принудительном лечении наркоманов и злостных пьяниц в отсутствие нарушителей не рассматриваются.
При отказе явиться для рассмотрения дела нарушители могут быть доставлены приводом1.
Привод лица, в отношении которого поступили материалы о направлении его как злостного пьяницы или наркомана в лечебно-трудовой профилакторий, осуществляется милицией по определению, вынесенному судом. В остальных, случаях привод осуществляется самостоятельно органами милиции в силу возложенных на них обязанностей2.
При рассмотрении дел в административных комиссиях вызов нарушителя обязателен, но постановление может быть вынесено и в его отсутствие. Законодательством ряда союзных республик (например, Белорусской ССР) устанавливается, что в случае неявки нарушителя без уважительных причин дело рассматривается в его отсутствие3.
В законодательстве других республик, например Украинской ССР, содержится правило о том, что неявка на заседание комиссии нарушителя не препятствует
1 В ряде зарубежных социалистических стран нарушители могут быть доставлены приводом для участия в слушании дела о любом проступке. Об этом, в частности, записано в § 55 (2) закона ВНР № 31 от 14 апреля 1968 г. На привод специально выносится постановление, которое согласуется с прокурором.
2 См. ч. II ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета УССР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц» («Ведомости Верховного Совета УССР» 1966 г. № 32, ст. 196).
3 См. ст. 16 Положения о порядке наложения и взыскания административных штрафов (СЗ БССР 1961 г. № 39, ст. 414).
12 Заказ 6863 177
рассмотрению дела1. Для обеспечения права нарушителя присутствовать на заседании административной комиссии законодательство отдельных союзных республик регламентирует порядок вручения повестки. Так, в Таджикской ССР, согласно ст. 9 Положения об административных комиссиях, в случае временного отсутствия нарушителя повестка для передачи ему вручается под расписку кому-либо из совместно проживающих с ним взрослых членов семьи, домоуправлению или администрации по месту работы (учебы) нарушителя2.
К сожалению, приходится констатировать, что многие административные комиссии нарушают обязанность вызова нарушителя для участия в рассмотрении дела. Так, многие административные комиссии Одесской, Николаевской, Кировоградской областей Украины, Молдавской ССР рассматривают дела, не вызывая нарушителя. Во многих местах укоренилась неверная практика сообщения о дне заседания комиссии в момент составления протокола тем или иным должностным лицом, а сама административная комиссия не принимает мер для уведомления нарушителя о дне слушания дела.
Подобная практика, равно как и отсутствие в ряде нормативных актов, регулирующих порядок привлечения к административной ответственности отдельными должностными лицами, указания на их обязанность вызвать нарушителя для участия в деле, не могут быть признаны верными. Рассмотрение дел в отсутствие нарушителя (конечно, если он не уклонился от этого добровольно) является, по существу, лишением его одного из важнейших прав на защиту — права давать по делу показания. Статья 29 Положения об административные комиссиях РСФСР устанавливает, что правонарушителю предоставляется право знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства и давать показания по существу нарушения3.
Право нарушителя давать показания при рассмотре-
1 См. ст. 9 Положения об административных комиссиях («Ведомости Верховного Совета УССР» 1961 г. № 53, ст. 609).
2 См. «Ведомости Верховного Совета Таджикской ССР» 1962 г. № 18.
3 Обращение с ходатайством или заявлением не прерывает и не останавливает давностных сроков.
178
нии дела по существу закреплено многими другими актами1.
Поэтому показания правонарушителя выступают как средства его защиты от предъявленных обвинений. Вместе с тем в показаниях правонарушителя содержится информация об обстоятельствах, имеющих значение для дела, что позволяет рассматривать их в качестве источника доказательств в административном процессе. Поскольку дача показаний по делу есть право лица, привлекаемого к ответственности, постольку никто не может принудить его давать показания.
Основанием для наложения административных взысканий является не отсутствие в показаниях нарушителя оправдательных доказательств, а наличие доказательств, собранных по делу правоприменяющим органом.
Обязанность доказывания посредством дачи показаний нельзя возлагать на правонарушителя, ибо это противоречит задаче установления истины по делу, обрекает пра-воприменяющие органы на пассивность и несовместимо с принципом обеспечения нарушителю права на защиту. Исходя из этого закон не устанавливает никакой ответственности правонарушителя за его отказ от дачи показаний.
Дача показаний не является единственным средством защиты правонарушителя. Важным средством защиты интересов правонарушителя является его право на обжалование вынесенных постановлений2. Нарушитель может прибегать к помощи адвоката или общественного защитника3 и т. д. Но в то время как обжалование, использование адвоката и другие средства защиты допускаются не по всем административным делам, право давать показания (если правонарушитель участвует в деле) не знает исключений.

1 См., напр., ст. 35 Положения о комиссии по делам несовершеннолетних УССР («Ведомости Верховного Совета УССР» 1967 г. №34, ст. 242).
2 См., напр., ст. 18 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 г. «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке» («Ведомости Верховного Совета СССР» 1961 г. № 35, ст. 368).
3 См. Е. Д о д и н, Участие адвоката в административном процессе, «Радянське право» 1970 г. № 8.
12* 179
Б. Содержание и классификация
показаний лиц, привлекаемых к административной ответственности
Содержание показаний правонарушителя составляют обстоятельства, а также высказанные им доводы и соображения, имеющие значение для дела. Особенностью показаний правонарушителя является то, что в них прежде всего освещаются факты, связанные с его поведением. А в подобных случаях трудно быть беспристрастным и изложить информацию о фактах, связанных с собственным поведением, не пытаясь объяснить это поведение. Поэтому во многих актах говорится не о показаниях потерпевшего, а о его объяснении1. В связи с этим должностные лица, принимающие участие в административном процессе в различных формах, не могут ограничивать показания правонарушителя только теми фактами, которые, по их мнению, имеют значение для дела, а обязаны дать возможность правонарушителю изложить всю информацию, которая необходима для защиты его интересов2.
Сказанное не означает, что показания правонарушителя могут быть нескончаемыми и обширными. Доказательственное значение имеет не вся информация, содержащаяся в показаниях, а только данные, имеющие значение для дела. Основное место среди них занимают данные, связанные с поведением правонарушителя, но не исключена возможность, когда в показаниях правонарушителя содержатся данные о поведении иных лиц, и в первую очередь о поведении потерпевшего.
Доводы и соображения, содержащиеся в показаниях правонарушителя, доказательственного значения не имеют. Они несут иную нагрузку и в первую очередь служат
1 Несомненно, этот термин точнее выражает суть этого вида источника доказательств. Но представляется, что термин «показания правонарушителя» настолько укоренился в правовой литературе и на практике, что отказываться от него нецелесообразно.
2 См. М. Л. Я куб, Показания обвиняемого как источник докл-зательств в советском уголовном процессе, изд-во МГУ, 1963, стр. 7. Это не исключает обязанности органов государственного управления и иных уполномоченных на применение мер административного воздействия собирать и исследовать доказательства, оправдывающие поведение лица, привлекаемого к ответственности.
180
средством защиты интересов правонарушителя. Они приобретают значение при определении вида и меры административного взыскания.
Таким образом, "показания правонарушителя имеют сложную структуру, включая в себя: а) данные, связанные с собственным поведением; б) данные о поведении других лиц; в) доводы и соображения по делу.
Сообщая данные о собственном поведении, правонарушитель может либо отрицать свою причастность к административному проступку, либо подтвердить таковую. Последний вид показаний правонарушителя в теории и законодательстве получил наименование сознания (признания)1. По показаниям правонарушителя, его причастность к совершенному проступку может быть полная или неполная (частичная), отсюда и признание следует классифицировать на полное и частичное. Признание, независимо от того, полное оно или неполное, иногда делается с оговорками, объяснениями, которые касаются не только поведения самого правонарушителя, но и других лиц.
Неполное (частичное) отрицание причастности к совершенному проступку почти всегда связано с изложением сведений о противоправной (или неправильной) деятельности друлих лиц. Так, более 70% водителей, задео-жанных работниками ГАИ Одесской и Кировоградской областей за нарушение правил уличного движения и движения по дорогам страны, признавая факт нарушения, вместе с тем считали свою вину частичной, ибо в нарушении были виноваты пешеходы и другие водители. Почти 50% лиц, задержанных и привлекаемых к ответственности за мелкое хулиганство, также полагают, что в определенной мере в совершении ими хулиганских действий виноваты и другие граждане.
Признавая существование признательных показаний и показаний, в которых правонарушитель отрицает свою вину, нельзя не видеть некоторой условности этого деления. Дело в том, что, поскольку правонарушитель не несет ответственности за дачу ложных показаний и никто на него не возлагает моральную обязанность давать правдивые показания, он может изменить свои показа-
1 См. «Теория доказательств в советском уголовном процессе» стр. 137.
181
ния, отказаться от первоначальных данных и заменить их новыми. Однако на практике подобные факты встречаются крайне редко. Из изученных нами 3000 дел об административных цроступках в Одесской, Николаевской, Крымской и в ряде иных областей Украины было найдено только 62 дела, в которых правонарушители изменили сваи показания полностью. Главным образом изменение показаний (в 57 случаях) произошло при передаче материалов о нарушении из органа, возбудившего административное преследование, в административную комиссию.
В. Способы получения и закрепления показаний правонарушителей
Существует два способа получения показаний правонарушителей: посредством получения объяснений и путем допроса. Показания от правонарушителей могут быть получены как при помощи одного из указанных способов, так и путем их комплексного использования. Так, в том случае, когда правонарушитель не является, несмотря на вызовы, в органы, ведущие административное расследование, а затем и в органы, решающие дело по существу, единственным способом получения от правонарушителя необходимой по делу информации является объяснение, данное им в протоколе о правонарушении. Если составлен протокол о мелком хулиганстве, объяснения правонарушителя излагаются в протоколе; кроме того, правонарушитель допрашивается народным судьей.
Принципиальных различий между указанными способами получения показаний от правонарушителя нет. Цель и методика их проведения по существу одинакова. Целью является получение необходимой для объективного и всестороннего рассмотрения дела информации. Правонарушителю предлагается рассказать о совершенном административном проступке и иных обстоятельствах, связанных с проступком. После окончания рассказа з случае необходимости могут быть заданы вопросы. Вместе с тем процессуальный порядок получения информации каждым из двух способов и закрепления полученной информации имеет свои особенности.
Объяснение правонарушитель дает при составлении
182
протокола (акта) о правонарушении, при проведении административного расследования, когда протокол не составляется (например, при оформлении материалов о принудительном лечении), при рассмотрении дела и вынесении окончательного решения в коллегиальном органе (кроме суда) и при осуществлении контроля вышестоящим должностным лицом за административным расследованием и качеством собранных материалов.
При составлении протокола объяснение дается лицу, составляющему протокол в месте правонарушения или в месте его составления.
Единственное исключение из этого правила, на наш взгляд, может быть допущено только при обнаружении, что нарушитель находится в нетрезвом состоянии. При наличии такой ситуации должностное лицо, составив протокол и оформив его надлежащим образом с помощью понятых, обязано ознакомить нарушителя с протоколом после вытрезвления. Но и при этом правонарушитель не теряет права внести в протокол свои объяснения.
Фиксация информации, полученной из объяснения, производится двумя путями: путем краткой записи основного содержания объяснения в протоколе или путем приложения к протоколу развернутого и подробного объяснения.
Все формы протоколов (и бланки, изготовленные в соответствии с этой формой) содержат специальную графу «объяснения нарушителя», куда производится запись показаний правонарушителя.
Запись нарушителем может быть сделана собственноручно, но это не исключает необходимости ознакомиться с протоколом в целом и подписать его. При отказг от подписи делается специальная оговорка, удостоверяемая лицом, составляющим протокол, и понятыми.
Если нарушение совершается группой лиц, то протоколы составляются на каждого нарушителя в отдельности, что дает возможность каждому нарушителю на факты нарушения дать свои объяснения. Однако указанное требование соблюдается далеко не всегда. Инструкция о порядке привлечения к ответственности за лесонару-шение в лесах СССР в п. 14 предусматривает, что, «если лесонарушевдие совершено несколькими лицами, составляется один акт в отношении всех совместно действую-
183
щих лесонарушителей». Допускается возможность составления одного протокола на нескольких правонарушителей и п. «е» Инструкции о порядке составления органами рыбоохраны УССР протоколов об оформлении материалов о нарушении Правил рыболовства.
В печати уже была вы-сказана справедливая критика неправильной практики составления на нескольких нарушителей одного протокола, тем не менее, руководствуясь вышеназванными актами, такая практика, к сожалению, еще имеет место1.
Нельзя при этом не указать и на то, что до настоящего времени иные протоколы составляются крайне небрежно, объяснений нарушителя протоколы также не содержат, подписи понятых отсутствуют, отметки об отказе нарушителя от подписи делаются редко.
Когда правонарушитель не удовлетворяется краткостью записи своих объяснений в протоколе, он вправе собственноручно изложить свои показания, сделанные должностному лицу, составляющему протокол, и приложить их к протоколу. Несмотря на то что в этом случае объяснение является приложением к протоколу, оно должно быть соответствующим образом оформлено и содержать такие реквизиты: кому адресовано (по нашему мнению, оно должно быть адресовано лицу, составляющему протокол), от кого (с указанием фамилии, имени и отчества, места жительства), повод для его написания, изложение обстоятельств дела. В тексте объяснения могут быть изложены ходатайства, а также содержаться жалобы на неправильные действия должностного лица при составлении им протокола. Это обязывает лиц, которые осуществляют контроль за проведением административного расследования, не ограничиваться анализом протокола, а внимательно изучать и приложенные к протоколу акты.
При возбуждении административного дела без составления протокола о проступке правонарушитель свои показания дает лицу, производящему сбор материалов. Устные показания по делу оформляются как письменное объяснение, которое должно быть адресовано этому же должностному лицу. Объяснение подписывается право-
1 См. Д. Н. Б а х р а х, Советское законодательство об административной ответственности, Пермь, 1969, стр. 291.
184
нарушителем и лицом, в присутствии которого оно было написано.
Правом наложения административных взысканий обладают некоторые органы, действующие на коллегиальных началах. Это административные комиссии, исполкомы, комиссии по делам несовершеннолетних, дисквали-фикацианные комиссии ГАИ. При вынесении окончательного решения по административному делу они обязаны вызвать правонарушителя для объяснения. Как уже отмечалось, правонарушитель может использовать право на объяснение по делу для защиты своих интересов. Обь-яснения правонарушитель дает после оглашения председательствующим (или назначенным для этой цели лицом) материалов дела, после чего нарушителю могут быть заданы вопросы, уточняющие или проверяющие его показания. Объяснения нарушителя должны быть запротоколированы. Законодатель обязывает к этому административные комиссии и комиссии по делам несовершеннолетних. Несмотря на то что нет прямых указаний об этом исполкомам, многие из них делают в протоколах о рассмотрении дел об административных проступках краткие записи о показаниях правонарушителя.
Несколько иной характер носит объяснение, которое выслушивает от правонарушителя лицо, осуществляющее контрольные функции за производимым административным расследованием.
Получение объяснения такого рода обусловлено двумя причинами: во-первых, потому, что многими ведомственными актами на лицо, правомочное налагать административное взыскание по материалам, собранным другими работниками, возлагается обязанность получить от нарушителя объяснения лично.
Особая необходимость возникает в этом при отказе правонарушителя от дачи показаний при составлении протокола и его подписании. Тогда «до решения вопроса о наложении штрафа,— гласит п. 8 Инструкции о порядке наложения и взыскания штрафов за нарушение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил,— необходимо принять меры для получения объяснения виновного лица путем вызова его в учреждение или посылки ему копии протокола»;
во-вторых, потому, что принятие такого объяснения является важнейшей формой контроля за действиями
185
лица, производящего административное расследование. Общим, что сближает эти формы объяснения, является то, что принимающий объяснения располагает уже всеми собранными по делу доказательствами, с помощью которых он может проверить и оценить информацию, содержащуюся в показаниях правонарушителя. Полученные сведения из объяснений правонарушителя какой-либо специальной фиксации не подлежат, за исключением тех случаев, когда проверяющий установит из полученных сведений о фактах нарушения закона или служебной дисциплины работником, производившим административное расследование. Несмотря на некоторую специфичность роли и назначения такого рода объяснений нарушителя, они выступают как доказательства по делу и имеют большое значение для объективного и всестороннего решения дела1.
Допрос, как способ получения показаний правонарушителя, находит свое место в практике работы судебных органов. Поскольку действующее законодательство не регламентирует подробно порядок рассмотрения дел об административных проступках, практика пошла по пути использования в этих случаях правил, содержащихся в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуало-ном законодателыстве.
Пленум Верховного Суда СССР в одном из своих постановлений, посвященных решению в судах дел об административных правонарушениях, указал, что суды должны рассматривать эти дела в порядке, который гарантирует вынесение правильного и обоснованного постановления. Привлекаемому лицу должна предоставляться возможность знакомиться с материалами суда, возбуждать ходатайства об истребовании дополнительных данных, в том числе документов, и о вызове свидетелей.
В судебном заседании необходимо тщательно исслэ-довать все собранные доказательства, заслушивать и проверять объяснения всех вызванных в судебное заседание лиц. После опроса свидетелей и исследования имеющихся в деле доказательств лицу, привлекаемому к отвег-
1 В уголовном процессе показаниями принято считать те объяснения, которые правонарушитель дает на предварительном и судебном следствии при его допросе (см. М. С. Строгое и ч, Курс советского уголовного процесса, т. 1, стр. 415).
186
ственности, должно предоставляться право дать суду дополнительное объяснение1.
Сложившуюся практику, которая не противоречит общим задачам борьбы с административными проступками и адмлнистративво-процессуальному законодательству, а, более того, способствует быстрому и правильному установлению объективной истины при соблюдении прав и интересов привлекаемых к ответственности лиц, следует признать верной. Так как уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство не знают иного способа получения показаний от правонарушителей во время рассмотрения дела, кроме допроса, это процессуальное действие применяется и при рассмотрении дел об административных проступках.

<< Предыдущая

стр. 5
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>