ОГЛАВЛЕНИЕ

КРИМИНАЛИСТИКА
Глава 3.(3.2)
Тактика выявления организаторов преступных групп
При расследовании групповых и организованных преступлений перед следователем стоит задача выявления конкретной роли каждого соучастника преступлений и, особенно, установления организатора преступной группы. Организатор преступной группы — это не только ее создатель, руководитель и организатор, но и душа и вдохновитель всей преступной деятельности группы. Многие из таких лиц представляют повышенную опасность, имеют стойкую антиобщественную установку, определенный преступный опыт, нередко ранее судимы.
Выявление организаторов преступных групп связано с преодолением ряда трудностей: как правило, на следствии организаторы преступных групп тщательно маскируют свою руководящую роль; другая трудность обусловлена тем, что выполнение организаторских функций подчас не требует от организатора личного участия в совершении преступлений; многие недостатки следственной практики в выявлении организаторов групповых и организованных преступлений объясняются также тем, что до настоящего времени в криминалистике отсутствуют научно обоснованные тактические рекомендации о выявлении организаторов преступных групп.
Ниже предлагаются некоторые тактические рекомендации по выявлению организаторов преступлений, разработанные нами на основании изучения большого количества уголовных дел о групповых и организованных преступленияя.
Прежде всего, задача установления организатора преступления должна решаться уже в ходе производства первоначальных следственных и розыскных действий. Особенно эффективными в этом плане являются первые допросы подозреваемых, ибо нередко, рассказывая об участии и роли в совершении группового или организованного преступления других лиц, допрашиваемый, как правило, не задумывается о значении сообщаемых им сведений. Однако довольно частая тактическая ошибка, допускаемая
при расследовании групповых и организованных преступлений, заключается в том, что следователи одной из главных целей первых допросов считают получение показаний подозреваемых о самом факте участия в групповом или организованном преступлении тех или иных лиц и не выясняют конкретной роли каждого из соучастников в его организации и совершении.
Полученные в ходе первоначальных следственных действий данные об организаторе преступлений в дальнейшем должны быть уточнены и конкретизированы. Вывод о том, что один из соучастников группового преступления является подлинным лидером в преступной группе к окончанию расследования должен быть обоснован объективными доказательствами. Повторные допросы обвиняемых по групповым и организованным делам с целью выявления организатора иногда бывают менее эффективными, так как соучастники под влиянием других задержанных, родственников и соучастников преступления по-новому оценивают значение и последствия показаний об организаторе преступления. Решение этой задачи облегчается, когда следователь, используя внутренние разногласия в преступной группе, сможет ее разложить и разъединить ее членов и таким путем получить правдивые показания о роли каждого соучастника.
По результатам проведенного нами изучения ряда уголовных дел организатор преступления в первые три дня расследования был выявлен в 2°о уголовных дел, а к концу расследования — в 33°о. Однако в 67% дел организатор группового преступления остался невыявленным. Вместе с тем, в 24% дел имелись данные о лице, явившемся организатором группового преступления, но ни следователь, ни суд не дали им правовой оценки.
Большое значение для выявления организатора преступных групп при расследовании имеет выдвижение обоснованных версий о том, кто из участников преступления является его организатором. Такие версии могут быть выдвинуты на основании:

КРИМИНАЛИСТИКА
— исследования межличностных отношений в преступной группе и выявления подлинной психологической структуры преступной группы; установления лидера преступной группы;
— установления функциональной структуры преступной группы, т.е. выяснения распределения ролей во время совершения преступления между соучастниками; выявления наиболее активного соучастника;
— выявления лидера преступной группы на конкретных фактах жизни и деятельности группы, во время работы и отдыха, совместного времяпрепровождения и развлечений;
— изучения психических свойств и личностных качеств установленных соучастников, выявления среди них лиц, обладающих сильной волей, решительностью, стремлением властвовать и умеющих подчинить себе людей, физически сильных и развитых;
— использования показаний потерпевших, свидетелей о том, кто из членов преступной группы руководил действиями на месте совершения преступления;
— использования данных об организаторе преступления, полученных органами дознания в ходе оперативно-розыскной деятельности.
Выдвигая и проверяя версии об организаторе преступной группы, следователь должен собирать объективные доказательства, подтверждающие одну из указанных версий.
Для установления организатора преступной группы имеют значения типичные следственные ситуации, связанные с особенностями поведения на следствии возможного организатора:
1. Организатор преступной группы дает на следствии правдивые показания о своей руководящей роли в совершении преступлений и об участии в них других.
2. Организатор преступной группы на следствии отрицает не только свою руководящую роль, но и участие в совершенных групповых преступлениях, однако разоблачается показаниями соучастников.
3. Организатор преступной группы признает свое участие в совершении преступлений, но отрицает свою руководящую роль в их совершении.
4. Организатор преступной группы признает свое участие в совершении преступлений, но отрицает свою руководящую роль, указывая на другое лицо, якобы являющееся организатором преступной группы.
Знание указанных типичных следственных ситуаций помогает следователю определить на следствии правильную тактическую линию поведения.
Конечно, для установления организатора преступной группы важно получить правдивые показания большинства членов преступной группы.
Однако тактические приемы, основанные на "разжигании конфликтов" или использовании противоречий между соучастниками при расследовании, по-разному понимаются различными учеными и практиками в плане их законности и допустимости. Проведенное нами исследование позволяет сделать следующие выводы:
— само по себе появление конфликтов в преступной группе и чувства мести между соучастниками явление объективное и не всегда связанное с деятельностью следователя;
— появление в процессе расследования новых конфликтов между соучастниками преступления не может быть поставлено в вину следователю, и он не может нести за нее моральную ответственность;
— появление между соучастниками чувства мести не является основанием для отказа от использования при расследовании групповых и организованных преступлений тактических приемов, основанных на конфликтах и противоречиях между соучастниками.
Далее рассмотрим тактические приемы, направленные на обострение иг-тц создание конфликта между соучастниками с целью установления организатора преступной группы. Мы полагаем, что следующие тактические приемы являются законными и морально допустимыми:
1. Общая тактическая рекомендация заключается в необходимости глубокого изучения психологии преступной группы, ее психологической и функциональной структур, особенности межличностных отношений в группе, выявление скрытых конфликтных ситуаций и противоречий в интересах отдельных соучастников.
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 3*1997
КРИМИНАЛИСТИКА
Установив наличие конфликтной ситуации, следователю иногда достаточно с помощью простых приемов усилить конфликтную ситуацию и перевести ее в конфликт: показа своей осведомленности о неблагоприятных взаимоотношениях, фиксации внимания допрашиваемого на фактах, компрометирующих соучастника в глазах других соучастников, уточнения действительного положения допрашиваемого в преступной группе, разъяснения положений уголовного закона о смягчающих вину обстоятельствах. В результате, следователю открывается возможность использовать существующие в преступной группе конфликты для получения правдивых показаний, в том числе и для выявления организатора группового или организованного преступления.
2. В ряде случаев усилить существующую в группе конфликтную ситуацию и перевести ее в конфликт следователь может путем избрания в отношении соучастников группового или организованного преступления различных мер пресечения. При строгом соблюдении требований законности по групповым и организованным делам всегда имеется возможность в отношении отдельных соучастников избрать различные меры пресечения; в отношении лиц, наиболее активно участвовавших в совершении преступлений и отрицательно характеризующихся, избрать содержание под стражей, а в отношении других соучастников, вина и личность которых позволяет следователю не изолировать их, — другие меры пресечения, не связанные с содержанием под стражей (подписка о невыезде, личное поручительство и др.).
3. Один из тактических приемов, направленных на создание конфликта и напряженности в отношении между соучастниками, заключается в компрометации одного из них в глазах остальных членов преступной группы. Названный прием может быть использован применительно к любому участнику преступной группы, в том числе и организатору. С этой целью следователь должен глубоко изучить личность всех обвиняемых, их образ жизни, связи, прошлое и установить какой-либо факт в поведении, который может скомпрометировать одного из них, а затем сообщить эти сведения на допросах другим
членам преступной группы. Например, при допросе группы расхитителей может быть сообщен факт о том, что организатор хищений тайно от остальных соучастников присваивал себе значительно большие суммы денег, чем сообщал им.
4. Иногда конфликт между соучастниками следователь может вызвать, оглашая показания одного признавшегося обвиняемого остальным. Ознакомление членов преступной группы с показаниями признавшегося соучастника необходимо проводить с учетом следующих тактических правил:
— предварительный допрос о личности и отношениях с признавшимся соучастником, показания которого следователь собирается предъявить, а также выяснение в ходе предварительного допроса других обстоятельств, с которыми эти показания соучастника связаны;
— предъявление на допросе только той части показаний признавшегося соучастника, которая, по мнению следователя, является достоверной и подтверждается другими собранными к моменту допроса доказательствами, или той части, в которой допрашиваемый особенно весомо уличается в соучастии в преступлении;
— предъявление части показаний признавшегося соучастника в совокупности с другими доказательствами. При этом, если все доказательства предъявляются по нарастающей силе, то правдивые показания соучастника предъявляются для оказания наиболее сильного психологического воздействия, как правило, последними;
— предъявление части показаний признавшегося соучастника вместе с другими доказательствами, полученными благодаря правдивым показаниям признавшегося соучастника;
— выбор наиболее тактически целесообразной формы предъявления показаний признавшегося соучастника: предоставления возможности прослушивания звукозаписи этих показаний, проведение очной ставки, демонстрация других вещественных доказательств, обнаруженных на основании этих показаний;
— обязательное сообщение следователем при допросе таких фактов и деталей совершения преступ-
16
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 3*1997
КРИМИНАЛИСТИКА
лении, о которых знали только допрашиваемый и признавшийся ранее соучастник преступлений, показания которого предъявляются.
5. Возникновению конфликта между членами преступной группы может способствовать использование следователем и других тактических приемов, вызывающих у одного или нескольких лиц представление о том, что соучастники признались в совершении преступлений. Тактические приемы указанной группы весьма разнообразны. Здесь важно подчеркнуть, что создание представления о том, что члены преступной группы дали правдивые показания, должно достигаться лишь правомерными и допустимыми в моральном отношении тактическими приемами.
В целях установления их правомерности и допустимости на практике могут быть использованы критерии допустимости тактических приемов расследования, разработанные и сформулированные профессором И.Е. быховским (См.: Выховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореф. докт. дисс. М. Институт прокуратуры СССР. 1978. С. 19-20). По его мнению, любой тактический прием, направленный на создание представления о том, что один из соучастников признался и дал правдивые показания, недолжен:
— унижать честь и достоинство участников расследования;
— влиять на позицию невиновного, т.е. прием должен действовать только в отношении виновного;
— оправдывать совершение преступления или преуменьшать его общественную опасность; — способствовать оговору невиновных; — использовать неосведомленность обвиняемого и иных лиц в вопросах уголовного права и процесса;
— содействовать развитию у обвиняемых или иных лиц низменных побуждений;
— приводить обвиняемого к мысли, что ему выгодно дать ложные показания;
— основываться на сообщении следователем заведомо ложной информации;
— подрывать авторитет правоохранительных органов — прокуратуры, суда и органов внутренних дел.
Деятельность следователя по использованию существующего или созданного конфликта между соучастниками группового или организованного преступления должна осуществляться во взаимодействии с органами дознания, которые имеют определенные возможности для использования конфликтов в преступной группе путем проведения различных оперативно-розыскных мероприятий.
Полученные при помощи указанных тактических приемов показания соучастников об организаторе преступления требуют тщательной проверки и объективной оценки. Следственная практика показывает, что иногда соучастники, сговорившись, указывают как на организатора на того, кто первым дал правдивые показания о преступлениях, совершенных группой.
Успешное применение всех рассмотренных тактических приемов, направленных на выявление, создание и обострение конфликтов между соучастниками, обусловливает необходимость соблюдения одного важного условия — обеспечения надежной изоляции участников групповых или организованных преступлений друг от друга, содержания их в изоляторе временного содержания или в следственном изоляторе.
.. Следует иметь в виду, что при использовании предложенных нами рекомендаций по тактике установления организаторов преступных групп требуется учет следователем следственной ситуации, сложившейся по уголовному делу.
В.М. Быков,
профессор кафедры криминалистики Саратовской высшей шкоды МВД РФ, доктор юридических наук, полковник милиции
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 31997




ОГЛАВЛЕНИЕ