стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

f^t. e,
КРИМИНАЛИСТИКА -^^
Вопросы использования материалов оперативно-розыскной деятельности на предварительном следствии
Проблема использования материалов оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в уголовном процессе, в частности, на предварительном следствии, всегда стоявшая достаточно остро, в настоящее время приобретает особенную актуальность. Это связано в первую очередь с повышением организованности преступности, ее профессионализма, с ростом активности противодействия правоохранительным органам, с учащением случаев угрозы, шантажа, направленных против свидетелей, потерпевших и других лиц.
В соответствии с Законом "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ" (Закон об ОРД) оперативно-розыскная деятельность — это деятельность, осуществляемая гласно и негласно уполномоченными на то государственными органами и оперативными подразделениями (органами, осуществляющими ОРД) в пр^д^лах их компетенции путем проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях зашиты жизни, здоровья, прав II свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств.
Закон содержит также исчерпывающий перечень действий, осушестпление которых допустимо в рамках ОРД, а именно: — опрос граждан; — наведение справок; — исследование предметов и документов; — наблюдение; — отождестпленис личности:
- с(ю]) «бразцоп для сравнительного исследования;
- к()нт1)()л],иыс скупки;
- контроль отприилсний; — цен:1\'1);1 корреспонденции осужденных;
- ирос.чушип.инк' тслс^юнных и иных переговоров:
снятие информации с технических каналов связи. riocnocii сущности 01'Л представляет собой разведку кримин.пьнои среды и ее материалы по своей проиес-cy.LiiiHOH природе отличаются от результатов следственных деНстпии и и отличие от последних не могут непо-срслстгенш) использоваться в качестве доказательств по vro.'ioHHMM лел.чм.
Следует отметить, что оперативные данные имеют тот же исцпоисточник, что и доказательства (результаты (•.'1('дстнепных дейстпиН), отраженные во вне следы события с признаками криминала, однако, их форма суще-стиеиио от.шчается от доказательств. Различия проводятся иреж.-к' псего по степени достоверности, содержа-щеПся в них информации.
Однако [1:1-4114110 общего источника свидетельствует об ооъектипиои позможности использования результа-тон ОРД и док.1:1ыпани11 по уголовным делам. Результаты ОРД. имеющие предметно-документальную форму могут "препратиться" п доказательства при соблюдении ряда уголопно-ироцессуальных требований, о которых будет сказано ниже.-
Целесообразно выделить группы материалов, которые могут быть получены в результате ОРД, направления их использования, а также рассмотреть возможность реализации каждой группы материалов по каждому направлению. Материалы ОРД подразделяются на: — указывающие на местонахождение информации; — предметы и документы, полученные в результате мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан или не связанных с таковыми;
— сигналы (негласная информация, полученная от осведомителей).
Указанные материалы могут быть реализованы в качестве:
— повода для возбуждения уголовного дела по п. 6 ч.1ст.108УПК;
— ориентирующей информации при подготовке и проведении следственных действий, если закон не связывает такое решение с наличием доказательств;
- источников фактических данных после их получения в установленном УПК порядке.
Названные группы материалов могут использоваться по всем направлениям, за исключением первой и третьей. Они не могут быть использованы в качестве фактических данных, а лица, их сообщившие, подлежат допросу в качестве свидетелей.
Можно выделить также дополнительные направления реализации материалов ОРД: для принятия решений относительно допуска проверяемых лиц к определенного рода работам и документам; для принятия решений о необходимости оперативной проверки или разработки лиц, причастных к совершению противоправных действий; для принятия различных управленческих решений, имеющих уголовно-процессуальные последствия; для обоснования необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с вторжение в конституционно охраняемые права и свободы человека; для пополнения общенациональных и региональных банков информации об элементах и структуре преступности в стране.
Основной способ реализации оперативной информации в ходе доказывания по уголовным делам — это ее инициативное представление следователю органами дознания следователю либо истребование таких материалов самим следователем.
Полученным таким путем сведениям может быть придана соответствующая процессуальная форма ("вещественное доказательство" или "документы") в результате их осмотра, проведения различных экспертиз, допросов непосредственных исполнителей оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых они получены.
Рассмотрим на примере такого результата ОРД, как видеозапись, процесс его трансформации в доказательство. Видеозапись может стать основой для формирования вещественного доказательства при соблюдении следующих требований: она должна быть официально представлена органом, уполномоченным на ведение ОРД, с соответствующим препроводительным документом, в котором должны содержаться сведения о происхождении видеозаписи (о времени, месте, условиях и обстоятельствах ее получения, технических характеристиках примененной аппаратуры, о лице, осуществившим видеозапись).
Отличительные характеристики видеозаписи, ее свойства и состояние, относимые к уголовному делу, должны быть восприняты органами чувств следователя и понятых в ходе ее просмотра с применением соответствующих технических средств, с привлечением необходимых специалистов в условиях производства такого следственного действия, как осмотр, и надлежащим образом зафиксированы в протоколе.
О признании свойств и состоянии видеозаписей содержанием вещественного доказательства и о его приобщении к уголовному делу необходимо вынести постанов-
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 41997
41
КРИМИНАЛИСТИКА
ленце, в соответствии с которым в уголовном деле устанавливается надлежащиН правовой режим обращения с данными доказательствами. Содержание вещественного доказательства в данном примере образуют свойства и состояние видеозаписи, относящейся к уголовному делу, выделенные при ее осмотре и отражении в протоколе (данные оо обстоятельствах и фактах, имеющих значение для дела II отраженные на видеопленке). Поскольку указанные своиства и состояние неотделимы от видеозаписи (видеопленки) — предмета, то он признается вещественным доказатрльством кактаковои. При этом вещественным доказательством сбудут являться не результаты ОРД (видеопленка, полученная в ходе оперативно-розыскных мероприятии), а результаты уголовно-процессуальной деятельности, сформированные при осмотре и вынесении постановления.
Следует обратить особое внимание на то обстоятельство, что основное назначение уголовно-процессуальноН деятельности состоит вовсе не в проверке результатов ОРД, а и том, что в ходе ее формируется доказательство, которое может быть использовано в доказывании по уголовному делу. Оценка данного вещественного доказательства возможна только после вынесения постановления о признании его в качестве такового, в совокупности с другими доказательствами по делу, а не в стадии его уголов-но-проиессуального оформления, вопреки мнению некоторых авторов, так как в указанной стадии (оформление) оно еще доказательством не является.
Д.1Я признания предмета вещественным доказательством необходимо установить его связь с преступлением, то сеть отношение к уголовному делу. Это невозможно сделать без оперативного работника (обнаружившего предмет [1 результате производства оперативно-розыскного мероприятия) или допроса лица. оказывавшего со-дейстпие органам, осуществляющим ОРД (когда это лицо получило предмет в результате участия в оперативно-розыскном мероприятии). В проекте обшей части УПК. подготовленном авторским коллективом под руководст-ном С.Л. Патина, предлагается рассматривать в качест-не доказательств показания "руководящего сотрудника органа, осуществляющего ОРД, относительно событий, непосредстнепно воспринимавшихся его подчиненными 11.111 сотрудничающими с ними лицами, известных ему iio их донесениям или с их слов". На мой взгляд, это не представляется допустимым, так как в такой ситуации теряется связь с источником информации, а также может выпасть из поля зрения этап, связанный с формированием и получением информации, так как данное лицо непосредственно не воспринимает процесс проведения оперативно-розыскного мероприятия, k.
Результаты оперативно-розыскных мероприятий оформляются протоколом. Сам ^о^себе протокол не является доказательством по уголовному делу. Существует мнение, что при фиксации результатов ОРД в протоколе. возможно удостоверение данных сведений представителями общественности (по аналогии с понятыми). Мне представляется, что данное положение несовместимо с принципом конспиративности ОРД. Кроме того, может возникнуть ряд сложностей с последующим допросом данных лиц.
Очень важным, на мой взгляд, является вопрос об источнике оперативно-розыскной информации. Наличие сведений о нем представляется обязательным. Это свя-зано не только с вопросом последующей проверки данной информации, но и с проблемой предъявления подозреваемому. обвиняемому материалов ОРД в ходе допроса. Предъявляться могут только те предметы и документы, о происхождении которых имеется информация в деле, так как факты предъявления подлежат занесению в прото-
кол с указанием источника получения данных предметов и документов. Допрашиваемое лицо может треоовать занесения этих фактов в протокол.
Остро также стоит вопрос об обязательности и пределах сообщения следователю сведений о .технических средствах, использующихся при проведении ОРД. Согласно Закону об ОРД, они составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД. На мой взгляд, без этих сведений обойтись нельзя, хотя Закон об ОРД не говорит об обязательности отражения в оперативных документах данных о технических характеристиках применяемой аппаратуры. Например, если имеются сведения о техническн»-характеристиках фотоаппарата, то по фотоснимку, сделанному на нем можно установить действительные размеры предмета. Тем более это важно, если сам предмет уничтожен (к примеру, тайник, обнаруженный в ходе такого оперативно-розыскного действия, как осмотр). Применение при осмотре в рамках уголовного дела технических средств с иными характеристиками, чем те которые применялись при проведении оперативно-розыскных мероприятий, может привести к тому, что при воспроизведении произойдет искажение фактов и обстоятельств (сведений 'о них), запечатленных на соответствующих носителях, и, как следствие, возникнут затруднения в определении их значимости для уголовногодсла. Информация, содержащаяся на представленных носителях вообще не буде'.' использована в доказывании по уголовным делам, если ее нельзя будет воспроизвести из-за неизвестных характеристик необходимого для этого технического средства.
Актуален также вопрос предания гласности сведений о лицах, сотрудничающих с органами, осуществляющими ОРД, а также проблема их допроса. Допускается их допрос в закрытом судебном заседании по преступлениям, совершенным в ходе самой ОРД, как способ реализации оперативной информации. Это также возможно, согласно Закону об ОРД, при наличии письменного согласия таких лиц дать показания. Только в таком случае не будет нарушен принцип конспиративности в осуществлении ОРД.
Как уже было отмечено, результаты ОРД чаще всего вводятся в уголовный процесс в качестве таких доказательств, как "документы" либо "веществениыедоказатель-ства". Однако в некоторых случаях ОРД может служить базой для (формирования такой категории доказательств, как "иные документы". Следует иметь в виду, что документы, составленные при осуществлении оперативно-розыскного мероприятия, сами по себе не являются иными документами. Документы, исходящие от органа, осуществляющего ОРД, могут рассматриваться как иные документы, если они носят удостоверительный характер и содержат необходимые реквизиты (например, постановление о представлении органами расследования результатов ОРД, справка, акт либо рапорт о проведении оперативно-розыскного мероприятия).
В заключении хочется сказать, что принятие решения об использовании результатов ОРД в доказании по уголовному делу должно включать не только положительные ответы на вопросы, связанные с относимостью к уголовному делу данных, которые содержаться в делах оперативного учета, невозможностью без них установить существенные обстоятельства, выбором вида доказательств, через которые они будут введены в уголовный процесс, но и с представлением органам расследования сведений, необходимых для формирования, проверки и оценки соответствующих доказательств в процессе дока-зывания. Отрицательный ответ хотя бы на один из перечисленных вопросов должен вести к отказу от использо-
42
СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
КРИМИНАЛИСТИКА
вания результатов ОРД в процессе доказывания (но это не исключает возможность их использования для поиска возможных источников доказательств, выработки тактики и методики расследования),
Постановление о представлении органам расследования результатов ОРД должно содержать: — время и место его вынесения; — основания (со ссылкой на Закон об ОРД) представления результатов ОРД органам расследования;
— какие конкретно результаты, какого оперативно-розыскного мероприятия, в каком объеме представляются;
l^^y
— через какой вид доказательств данные результаты предпочтительнее вводить в уголовный процесс;
— меры, которые в случае необходимости будут приняты для обеспечения безопасности участников ОРД, допрос которых связан с использованием результатов ОРД в доказывании по уголовным делам.
При соблюдении данных требований, использование материалов ОРД в уголовном процессе действительно будет иметь большое значение для установления фактических обстоятельств дела, будет способствовать объективному, всестороннему и полному расследованию преступлений.
•турлении.
^ J
Особенности расследования уголовных дел о бандитизме (3tl
Анализ состояния преступности в России позволяет сделать вывод об устойчивости негативной тенденции объединения лиц асоциальной направленности в группы для занятий преступной деятельностью на профессиональном уровне.
Опасность такой тенденции заключается не в увеличении количества преступлений совершенных в группе, а и росте проявлений именно организованной преступности, которая отличается от просто групповой. Следует признать, что это уже не только уголовно-правовое, а сложное социальное явление, характеризуемое относительной массовостью. Являясь одним из опаснейших видов, организованная преступность посягает на экономические, политические, правовые и нравственные устои общества, вовлекая все большее число людей в противоправные действия, зачастую сопровождающиеся разными видами насилия над личностью.
Организованная преступность включает в себя такие составляющие, как, например, наркобизнес, незаконная торговля оружием, контрабанда, преступления в сфере экономики и другие. Криминальная статис.тиказа прошедший 1996 г. характеризуется тем, что при общем снижении темпов прироста числа преступлений, по сравнению с 1995 г., число преступлений, совершаемых в составе банд, возросло на 3,9%, а за пять месяцев 1997 г. зарегистрировано 140 фактов бандитизма, что на 4,5% больше аналогичного показателя прошлого года. Такие проявления деятельности организованных преступных групп отличаются особой опасностью, которая выражается в реальной угрозе как для личной безопасности граждан и их имущества, так и для нормального функционирования госуда[х-твенных, коммерческих или иных организаций.
Уголовно-процессуальным законом (ст. 126 УПК РСФСР) предусмотрена альтернативная подследствен-ность по делам о бандитизме, расследование их осуществляется следователями органов внутренних дел и органов прокуратуры.
Изучение следственной и судебной практики показало, что наряду с положительным опытом имеют место и трудности, обусловленные рядом причин и, в перовую очередь, отсутствием у большинства следователей необходимого опыта расследования подобного рода дел. Нередко затруднения возникают при квалификации содеянного какоандитизма, а также при определении обстоятельств, подлежащих доказыванию. Вступление в действие нового У К РФ усугубило названную проблему. Поэтому предлагаемые методические рекомендации
наряду с анализом конкретных примеров расследования уголовных дел содержат сведения об уголовно-правовой характеристике бандитизма, которой, в свою очередь, во многом обусловлена и специфичность расследования бандитизма, а в частности, организация работы по получению доказательств.
Уголовная ответственность за бандитизм предусмотрена ст. 209 УК, помещенной в гл. 24 ("Преступления против общественной безопасности"), то есть объектом преступления является общественная безопасность.
Согласно ст. 209 УК РФ бандитизм определяется как создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) (ч. 1 ), а также участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях (ч. 2). Кроме того, и те, и другие действия, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3), выделены в квалифицированный состав, не существовавший ранее в соответствующей норме УК РСФСР.
Бандитизм является формальным составом преступления, в котором объективная сторона характеризуется только действием, и оно считается оконченным при наличии хотя бы одного из следующих признаков: — создание (организация) вооруженной банды; — руководство такой бандой; - участие в банде;
— участие в нападениях, совершенных бандой. Анализ понятия "банда" позволяет определить ее основные признаки, которыми являются наличие двух или более лиц; организованность; устойчивость; вооруженность; их цель - совершение нападений на граждан или организации.
На это обращено внимание и Пленумом Верховного Суда РФ, который в своем Постановлении № 1 от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"' указал, что под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации, а также на то, что банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения. Таким образом, признаком банды является организованность, то есть это прежде всего организованное преступное формирование, состоящее не менее чем из двух лиц.
Практика расследования дел о бандитизме свидетельствует о том, что по числу участников такие преступные
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
43
КРИМИНАЛИСТИКА
группы бывают весьма разнообразны. Распространены формирования, состоящие из трех-пяти участников, но встреччются банды, включающие до тридцати и более человек. Так, в 1996 г. в Свердловской области арестовано 36 человек, являвшихся членами одной преступной группы.
Объединяются между собой члены банды по различным признакам, например, по совместной работе, по национально-этническому признаку и т.д. Имеют место случаи, когда в одну банду сливаются несколько мелких преступных группировок. Так, расследованием уголовного дела о преступнои деятельности на территории Перм-(•KOli области банды 10. было установлено, что он. явля-яс1, лидером одной т банд, объгдпнил под своим р"ко-пидстпом и несколько других вооруженных преступных групп, подобравшихся по приниипу места прожипания.
Устойчивость банды, определяется такими признаками, как стабильность ('(• состава и opraiiii:i.iniioniii,ix структур, сплоченность "" членов, постоянстпо (()i);iM и методов поеступной деятельности. Устойчивость может подтверждаться также длительностью существования вооруженной группы и количеством яовершенных преступлений.
I lanpHMep. устоичпвость организованной преступной группы, члены которой п период с сентября 1994 по май 1')95 г. сонершили пооружепные нападения на разные торговые предприятия и городах Кемеровской области была подтверждена тем. что собраны доказательства не только предпарительпой догопорепности преступников о распределении ролей при нападениях, но и постоянным характером этих ролей.
Кроме того, как следует из п. 2 Постановления Пленума, устойчивость может выражаться и в тщательной подготовке хотя бы одного преступления.
1 {едоказанность же признаков устойчивости и сплоченности прпподпт к отрицательным последствиям. Например, судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда, рассмотрев 3 апреля 1995 г. уголовное дело по обиинению С. Б. Бобкова, AJI. Щетки-на и Л.Г. Тихонова в сонершении бандитизма, краж личного имущества граждан и разбойных нападений на водителей автомашин с целые завладения их личным имуществом, нашла недоказан ной их вину в совершен ни бан-дитизма. Хотя органами предварительного следствия Ьобкову, [Цеткину и Тихонову предъявлено обвинение в том, что они для совершения преступлений создали устойчивую сплоченную вооруженную Г^-ТИду, в приговоре суда отмечено отсутствие доказательств, которые свиде^ тельствовали бы об организации сплоченной бандитской группы. Кроме того, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании установлено, что преступления совершены в течение одного дня в составе стихийно собравшейся группы из трех знакомых между собой непродолжительное время человек. При таких обстоятельствах Ьобков. Тихонов и [Цеткин были оправданы в части обиинепия их в бандитизме.
Вооруженность банды, как разъяснил в своем Постановлении, Пленум Верховного С'уда предполагает наличие v ее участников огнестрельного или холодного оружия, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.
Для признания банды вооруженной достаточно доказанности наличия оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.
Предметы, используемые бандой при нападении, признаются оружием и соответствии с положениями .'Закона РФ "Об оружии", пет. 1 которого оружие опреде-.1040 как устройства и предметы, конструктивно предна-
значенные для поражения живой яли иной цели, подачи сигналов, а в необходимых случаях и по заключению экспертов. Является ли это оружие боевым, служебным или гражданским, значения для квалификации не имеет.
Так, с февраля по август 1995 г. организованной преступной группой, состоящей из пяти человек, в Москве совершено 25 нападений на отделения связи и магазины. Хотя преступники имели при себе лишь газовый револьвер, их действия квалифицированы как бандитизм.
Другим признаком банды является цель. Это — нападение на граждан или организации. Мотивы же нападений могут быть различны и значения для квалификации не имеют.
Как разъяснил Пленум Верховного суда в своем Постановлении. "под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его помещенного применения". Для того чтобы банду' считать вооруженной, а нападение состоявшимся, не имеет значения, было ли использовано имеющееся оружие при нападении или нет. То есть нападение вооруженной банды следует считать состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось, а цель преступления была достигнута за счет высказанной или очевидной для потерпевшего реальной угрозы его применения.
Создание вооруженной банды - это любые действия, результатом которых стало возникновение (образование) организованной устойчивой вооруженной группы. имеющей цель нападения на граждан или организации. Применительно к данному составу преступления элементами организационной деятельности можно признать принятие решения о подборе участников, а также распределение ооязанностей между ними, снабжение оружием, определение направления деятельности, распределение похищенного и т.д. Так, при расследовании одного из уголовных дел о бандитизме (Кемеровская область) установлено, что организатор банды наряду с подбором участников для осуществления преступных целей предоставил приобретенное им оружие, принадлежащий ему автомобиль, а для проживания соучастников и разработки планов разбойных нападений — свой дом.
Как следует из содержания ст. 209 УКи п. 7 вышеназванного Постановления, создание вооруженной банды является оконченным составом преступления независимо от того. были ли совершены планировавшиеся ею преступления. Пленум указал также, что в "случаях, когда активные действия лица, направленные на создание устойчивой вооруженной группы, в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим не зависящим от этого лица обстоятельствам, не привели к возникновению банды, они должны быть квалифицированы как покушение на создание банды".
Надо различать деятельность по организации банды и по непосредственному руководству ее членами. Кроме того, организаторы банды нередко не принимают непосредственного участия в нападениях, но тщательно подготавливают их осуществление. Поэтому непосредственное руководство членами банды в Момент совершения нападений одним из участников нельзя расценивать само по себе как организаторскую деятельность. Руководство бандой означает определение направлений деятельности уже созданной устойчивой вооруженной группы (дача указаний участникам банды, разработка планов нападений и т.п.). Пленум указал, в частности, что "под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспече-
44
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
КРИМИНАЛИСТИКА
нием и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений".
Законом установлена ответственность за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях.
Участие в банде предполагает сам факт вхождения в банду в качестве ее участника. Оно может выражаться не только в непосредственном участии в совершаемых бандой нападениях, но и в иных действиях, выполняемых в интересах банды, например, в подыскании и привлечении в банду новых членов, добывании оружия, сокрытии членов банды, оружия и т.д.
В своем Постановлении Пленум Верховного Суда указал, в частности, что "участие в банде представляет (•обой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами оанды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для напгд^чия и т.п.
К примеру, обвиняемый в совершении бандитизма Ч„ согласно распределения ролей, доставлял участнико-в банды на принадлежащей ему автомашине к месту совершения преступления, предоставлял им свой газовый револьвер "Айсберг", и увозил их после нападения. Хотя Ч. непосредственного участия в нападениях банды не принимал, его действия свидетельствуют об участии в вооруженной группе и квалифицированы в соответствии с этим.
Участие в совершаемых бандой нападениях предполагает деятельность лиц, которые, не будучи членами иооруженной группы (банды), принимают участие в отдельных нападениях, совершаемых бандой, при обязательном сознании этих обстоятельств.
Действия лиц, не состоявших членами банды и не принимавших участия в совершаемых ею нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности, следует кпалифицировать по ст. ЗЗ и соответствую-щеи части ст. 204 У К.
В ч. 3 ст. 209 УК установлена повышенная уголовная ответственность за бандитизм, совершенный лицом (• использованием своего служебного положения, то есть лицом, которое в силу своих служебных полномочий может совершать действия, облегчающие организацию или руководство бандой, а равно ее функционирование (предоставление оружия, боеприпасов, финансирование деятельности банды, предоставление оперативной информации, графиков и маршрутов движения патрульно-постовых групп, подстраховки деятельности банды и т.д.).
С.убъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности за те преступления, ответственность за которые, в соответствии со ст. 20 УК, предусмотрена с 14 лет.
К сожалению, в Постановлении Пленума не разъяснено, кого конкретно следует считать субъектом квалифицированного вида бандитизма (преступления, предусмотренного ч. Зет. 209 УК). Исходя из содержания статьи, им является не только должностное лицо, но и другие лица, состоящие на службе в государственном аппа-;)атс (см. примечания к ст. 285 УК), а также лицо, выполняющее управленческие или административно-хозяйственные обязанности в негосударственных, в том числе коммерческих организациях (см. примечания к ст. 201
УК).
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что создает устойчивую вооруженную группу (банду) для соверше-
ния нападений или осуществляет руководство ею, либо что участвует в такой оанде или совершаемых ею нападениях и желает этого.
Проведенное разграничение умысла способствует наиболее верной квалификации деяний каждого члена банды, а следовательно, реализации принципа индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Ответственность по ст. 209 УК дифференцируется в зависимости от характера выполняемых лицом действий. По ч. 1 привлекаются организаторы (создатели) и руководители банды, а по 4.2— участники таких групп или участники совершаемых бандой нападений.
Неверная правовая оценка названных выше признаков ведет к снижению качества расследования. Так, 6 августа 1996 г. Первомайский районный суд Кировской области, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению Швырева, выявил неполноту проведенного по делу расследования, что послужило основанием для направления дела для производства дополнительного расследования. Согласно материалов уголовного дела и обвинительнбго заключения, обвиняемый Швырев совместно с неустановленным следствием лицом по предложению Мензорова создали организованную преступную группу с целью нападения на иностранных граждан. Суд отметил, что в одном и том же составе они совершили три нападения, заранее распределив роли. что говорит об устойчивости, сплоченности и организованности группы. Кроме того, в ходе расследования не была дана правовая оценка вооруженности группы, хотя из материалов дела следует, что преступники имели при себе в момент совершения преступлений газовый револьвер и металлический прут.
Итак, квалифицируя действия лиц по ст. 209 УК, следует многое учитывать:
— Если последствия нападения банды образуют самостоятельный состав особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 15 УК). требуется дополнительная квалификация по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Причем необходимо обращать внимание на все последствия преступной деятельности членов банды. Так, в процессе расследования уголовного дела по обвинению Аветисяна, Акопяна и других в бандитизме и совершении ряда других преступлений были собраны доказательства, изобличающие обвиняемых в совершении вооруженного нападения на семью С. Установлено, что преступники около двух дней наблюдали за домом намеченной жертвы, изучали распорядок дня потерпевших, а затем, вооружившись газовым пистолетом и четырьмя ножами, совершили нападение. Ворвавшись в дом, преступники требовали от супругов С. выдачи ценностей под угрозой расправы над их детьми. Затем Аветисян и Акопян связали двоих малолетних детей, били их и угрожали газовым пистолетом, требуя сказать, где отец хранит деньги. Содеянное правильно оценено в материалах уголовного дела, как участие в вооруженной банде и совершаемых ею нападениях. Но при рассмотрении дела в суде дополнительно выяснилось, что один из сыновей С. в результате перенесенного нервного потрясения заболел анурезом, а следовательно, участники преступной группы виновны в причинении длительного расстройства здоровья, что не нашло своего отражения в обвинении. Указанное обстоятельство послужило основанием возвращения уголовного дела для дополнительного расследования.
— В действиях лиц, привлекаемых (периодически или разово) для выполнения различных заданий банды, отсутствует состав бандитизма, если эти лица не осведомлены о самой банде, ее целях и вооруженности. Так, сотрудниками органов внутренних дел Липецкой облас-
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
45
КРИМИНАЛИСТИКА
tii пресечена деятельность состоящей из четырех человек банды, организованной Б. с целью нападения на отдельных граждан. Расследованием установлено, что в процессе существования и деятельности банды, он организовал еще одну преступную группу, члены которой не были посвящены в преступные замыслы банды. Поэтому членам второй преступной группы бандитизм в вину не вменен.
— Так как любой попытке совершения нападения, предшествовала организация банды и участие в ней конкретных лиц (что образует оконченный состав преступления), то действия преступников должны квалифицироваться без ссылки на статью, предусматривающую наказуемость приготовления к преступлению и покушения на него (ст. 30 УК).
— Если нападение совершено на учреждения, организации, предприятия, жилища граждан, в которых в момент нападения людей не оказалось, то его следует квалифицировать как бандитское. При этом требуется установить, что в действиях совершивших нападение членов банды отсутствует эксцесс исполнителя.
- Если лица не состояли в банде и не принимали участие в нападениях, но оказывали ей содействие (заранее обещанное укрывательство бандитов, имущества, снабжение оружием и т.п.), то такие действия следует квалифицировать по ст. 33 и 209 УК. Если содействие банде носит постоянный характер, то пособничество перерастает в участие в банде. Например, расследованием упомянутого iUiHue уголонного дела по обвинению в бандитизме Апетисяна и Лкопяна установлено, что Е.А. Третьякова, хотя не принимала непосредственного участия и нападениях банды, но и течение двух месяцев неоднократно предоставляла свои) комнату в распоряжение бан-Л1,1 для обсуждения планов нападений и для хранения iu'lucii. добытых преступным путем. Действия Третьяко-пой, .шавшеН для чего собираются в ее комнате члены иреступпои группы, правильно квалифицированны, как бандити.чм.
Однако, когда добытое в результате преступной деятельности имущество может, к примеру, продаваться случаииым лицам, которые не знают, что имеют дело с бандои, но осведомлены о том, что имущество добыто преступным путем, то такие лица привлекаются к уго-.ioliiioli ответственности только за приобретение имуще-стна, заведомо добытого преступным путем.
Критерии разграничения бандитизма и смежных составов
В практике уголовно-правовой оценки»содеянного организованными преступными группами встречается неверная квалификация их действий. Так, в 48,6% с,iv^ia-св квалификация, данная на предварительном сл^дст-пии, (сменялась государственным обвинителем в суде. В .'!()"» случаев квалификация, данная на предварительном следстнии, изменялась судом первой инстанции и в 2,9% случаев - кассационной инстанцией. Лишь в отношении IS, ")"(, лиц, представших передсудомпообвинению и бандитизме, квалификация их действий не подвергалась изменению' . Это говорит о сложности состава пан-дитизма и трудностях его разграничения со смежными составами.
Очень часто проблемы возникают при разграничении бандитизма и разбойного нападения, осуществленного 110 предварительному сговору группой лиц с применением оружия (ч. 2 II. "а", "г" и ч. 3 ст. 162 УК).
Во избежание ошибок следует иметь ввиду, что при бандитском нападении стихийность, неорганизованность OTCVTCTUVIOT. При совершении же квалифицированного
разбоя могут присутствовать элементы случайности, хаотичности, спонтанности, несогласованности в действиях преступников. То есть речь идет о разных уровнях организованности.
Отличие уровня организованности заключается в том, что для разбоя и вымогательства требуется лишь предварительный сговор группы лиц, в то время как бандитизм включает в себя создание устойчивой, сплоченной организации для систематического нападения на соответствующие объекты.
Целью бандитского нападения является незамедлительное завладение намеченными материальными ценностями, сопровождающееся, как правило, применением или реальной угрозой применения физического насилия в отношении потерпевших. Этим помимо уровня организованности бандитизм отличается от вымогательства. При вымогательстве применение насилия (или угроза его применения) преследует цель вынудить жертву передать определенные материальные ценности или имущественные права в будущем, рискуя быть подвергнутым физическому насилию, или поставить под угрозу такого насилия близких родственников. Таким образом, у потерпевшего имеется реальная возможность обратиться в правоохранительные органы за защитой своих имущественных прав и законных интересов.
Так. бандой в составе М. и П. совершено вооруженное нападение на К., у которого под угрозой применения оружия были отобраны деньги. В данном случае содеянное М. и П. квалифицируется как бандитизм и разбой. Однако на этом действия преступников не закончились, и они потребовали от К. принести дополнительную сумму денег на другой день, угрожая в противном случае применить имеющееся у них оружие в отношении членов семьи потерпевшего. Требование преступников направлено на получение денег в будущем, что свидетельствует о наличии (кроме перечисленного) еще и вымогательства.
Нельзя не обратить внимание на такое предусмотренное ст. 210 УК преступление, как "Организация преступного сообщества (преступной организации)".
Ст. 35 У К преступное сообщество (организация) определяется, как сплоченная организованная группа лиц (либо объединение таких групп), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.
Под организацией такого сообщества следует понимать любые умышленные действия, направленные на его создание. К ним могут быть отнесены: — подыскание оружия, средств связи, транспорта; — установление четкой внутренней организационной структуры преступной организации, дисциплины и наказания за ее нарушение;
— разработка планов преступной деятельности, распределение ролей при подготовке и совершении преступлений;
— формирование фонда совместно используемых денежных средств и материальных ценностей;
— налаживание действенных каналов связи между членами организации и ее подразделениями.
Во многом такое поведение характерно и для банды. Отличие состоит в том, что преступная организация характеризуется широким спектром противоправной деятельности (терроризм, контраоанда, незаконный оборот оружия и наркотических средств, вымогательство, организация азартных игр, проституции и т.д.), в то время как банда менее избирательна в средствах, ограничивая свою преступную деятельность только насильственными нападениями на граждан и организации. Кроме того, для признания сообщества (организации) преступным не требуется признак вооруженности^.
46
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4-1997
КРИМИНАЛИСТИКА
Как следует из вышеизложенного и из анализа следственной практики, в стадии возбуждения уголовного дела трудно отграничить бандитизм от разбоя или иных преступлений. Поэтому переквалификация действий преступников на статью уголовного закона, предусматривающую ответственность за бандитизм, производится обычно только на более поздних этапах расследования.
В большинстве случаев такой подход оправдан. Так, в Московской области закончено расследование уголовного дела по обвинению Т. и других в совершении бандитизма, разбоя и иных преступлений. Названное дело возбуждено по факту разоойного нападения на водителей и пассажиров автобуса, следовавшего коммерческим рейсом по маршруту Йошкар-Ола—Москва. В процессе расследования рассматривался вопросе необходимости переквалификации содеянного обвиняемыми и предъявления им обвинения в совершении бандитизма. Однако окончательное решение было принято только после получения доказательств устойчивости и сплоченности вооруженной группы.
Возможны ситуации, когда возбуждено несколько уголовных дел по фактам различных преступлений, но только после получение доказательств того, что это результат деятельности одной и той же преступной группы, дела объединяются в одно производство, и решается вопрос о квалификации совершенных группой преступлений, как бандитизм. Этим обусловлена необходимость выяснения при расследовании дел о преступлениях, совершенных организованными преступными группами, признаков бандитизма. Так, в Хабаровске вынесен обвинительный приговор в отношении членов банды, возглавляемой братьями Сергейчиками и Суворовым. В ходе предварительного следствия в одно производство были соединены уголовные дела о 45 эпизодах преступной деятельности банды, квалифицируемые ранее как разбойные нападения, грабежи и кражи.
Однако такая практика имеет и некоторые отрицательные стороны, так как при планировании первоначальных мероприятий не всегда учитывается специфика предстоящего расследования.
Выявление признаков объективной стороны бандитизма в стадии возбуждения уголовного дела входит в компетенцию следователя, но, практически, это возможно только в результате деятельности органа дознания, либо в процессе совместной согласованной деятельности при проведении предварительной проверки по сообщению о преступлении, по которому обязательно проведение предварительного следствия (ст. 119 УПК РСФСР). В связи с необходимостью эффективного взаимодействия с оперативными службами следователь, являясь по закону организатором такой совместной работы, должен иметь представление об основных направлениях деятельности оперативных аппаратов.
Во многих случаях задолго до возбуждения уголовного дела оперативными аппаратами проводится комплекс специальных мер с целью обнаружения фактических данных, указывающих на причастность организованной группы к противояравной деятельности, осуществляющийся по трем направлениям:
— сбор и фиксация любых компрометирующих сведений о членах группы;
— документирование конкретных преступлений, совершаемых членами организованной преступной группы;
— фиксация фактов и обстоятельств, указывающих на наличие в действиях группы признаков бандитизма. При этом дополнительно устанавливаются: — состав группы;
— наличие межличностных отношений (совместное времяпрепровождение, дружеские, родственные, земляческие связи), которые могут скрываться от окружающих;
— совместное использование материальных ценностей (деньги, автотранспортные средства, одежда, снаряжение, оружие);
- распределение ролей при подготовке и совершении конкретного преступления;
— наличие в группе ранее судимых, авторитетов преступного мира, их связи;
— связи членов банды с представителями властных и управленческих структур, в том числе с сотрудниками правоохранительных органов;
— наличие оружия, его характеристики и места хранения, каналы приобретения.
Особое внимание обращается на выявление и закрепление фактических данных о преступной деятельности главарей банды.
Практика свидетельствует о том, что прегсдевремен-ное возбуждение уголовных дел часто приводит в последствии к их прекращению. Поэтому следователь должен приступать к реализации полученных материалов только в том случае, когда преступная деятельность банды в основном выявлена и имеется возможность задержания ее участников с поличным при подготовке либо совершении очередного преступления.
В противном случае возбуждение уголовного дела оправданно, когда задокументирована преступная деятельность части членов группы и проведение в отношении их следственных действий, а также избрание им меры пресечения не помешают изобличению других участников бандитского формирования.
В то же время недопустимо откладывать возбуждение уголовного дела если собранных материалов достаточно для этого и получены сведения о намерении преступников уничтожить изобличающие их фактические данные.
Очень важно, чтобы после возбуждения дела взаимодействие с оперативными службами не прекратилось. Следователь при обнаружении низкого качества оперативного сопровождения расследования, при переориентировании на другую работу без его ведома членов следственно-оперативной группы ставит об этом в известность руководство органа дознания. Не исключается и направление представления об устранении недостатков.
На данном этапе оперативные сотрудники оказывают помощь следствию в решении следующих задач:
— установление всех участников банды и эпизодов преступной деятельности;
— проверка причастности отрабатываемых лиц к совершению нераскрытых, а также латентных преступлений;
— определение роли каждого члена преступной группы, особенно организатора, лидера, подстрекателя;
— оперативная проверка доказательств, имеющихся в распоряжении следствия, особенно тех, которые представлены свидетелями и потерпевшими, чья дооросовест-ность вызывает сомнение, а также подозреваемыми в свое оправдание;
— установление и нейтрализация намерений подозреваемых (иных заинтересованных лиц) по оказанию противодействия следствию;
— выявление потерпевших и свидетелей, ранее не известных следствию по отрабатываемым эпизодам;
— определение оптимального времени и тактики проведения следственных и оперативно-розыскных мероприятий и т.д.;
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
47
КРИМИНАЛИСТИКА
— выполнение иных мероприятий, согласно поручению следователя.
Расследование преступлений, совершаемых организованными преступными группами, нередко сопряжено с необходимостью нейтрализации противодействия преступников установлению истины по делу.
Спосооы противодействия криминальной среды расследованию уголовных дел о бандитизме схожн с противодействием по иным тяжким преступлениям. К ним относятся: психологическое, а нередко и физическое воздействие на потерпевших и свидетелей в целях понуждения их к даче необходимых преступникам показаний; воздействие на сотрудников правоохранительных органов (попытки подкупа, шантаж, угрозы и др.); наем на об-ше.-рупповые средства высококвалифицированных адвокатов: окраине давления через средства массовой информации посредством использования ошибок сотрудников II 1)авоохрпн11Т(\1ьных органов: целенаправленная дискредитация следователей, в том числе посредством клеветнических жа.1об и заявлений; и другие способы. Выявление, пресечение и раскрытие указанных форм противодействия должно осуществляться также совместными усилиями сотрудников следственного аппарата и оперативных с.1\'ж1).
Взаимодействие следователя и органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела и в процессе даль-нейшего расследования достаточно подрооно регламентировано иедомственными нормативными актами. В организационном плане такое взаимодействие осуществля-ется и основном:
- в ниде взаимного обмена информацией и совместного обсуждения полноты и достаточности материалов лоследствеиной проверки:
— при осущестплении согласоианноп) планирования: - при совместной деятельности в составе следст-пснио-оперативных групп (СОГ).
Нгзацисимо от того, возбуждено уголоиное дело но факту разбоя, грабежа или вымогательства либо сразу и мелись данные, что совершено бандитское нападение, в процессе производства следственных действий наперво-начальном :)тане расследования необходимо установить:
- характер угроз, насильственных действий со стороны преступников:
- какое оружие использовалось при нападении (Оче-видцы преступления могут не разбираться в огнестрельном и холодном оружии. В таком случае лицо, видевшее у членов банды оружие, подробно допрашивается об обстоятельствах, при которых оно наблюдало соответст-иуюший предмет, его приметах и особенностях, после чего целесообразно провести предъявление различных моделей и видов оружия для опознания, составив соответствующий протокол. В результате такого следственного деНст-пия могут быть получены косвенные доказательства вооруженности преступной группы.);
- количество нападавших и роль каждого;
- способ совершения бандитского нападения, цель, размер похищенного:
- кому принадлежало похищенное имущество, ценности (государству, негосударственной структуре или отдельному гражданину);
- причины и условия, способствовавшие совершению бандитского нападения.
Расследуя бандитские нападения, необходимо доказать, что члены банды знали о наличии и назначении имеющегося оружия и допускали возможность его применения. Поэтому при задержании членов банды, обыске с целью обнаружения и изъятия оружия следует устанавливать и закреплять в соответствующих документах при-
надлежность оружия конкретным лицам. Это в свою очередь требует строгого соблюдения процессуального порядка изъятия оружия.
Работа следователя по расследованию бандитизма на первоначальном этапе строится, исходя из сложившейся следственной ситуации. Независимо от того скрылись ли преступники либо задержаны на месте совершения преступления, необходимо в первую очередь осмотреть место происшествия, а по возможности провести и иные следственные осмотры (осмотр трупа, пуль, гильз и других следов обнаруженных на месте происшествия). По возможности осмотру места происшествия должен предшествовать устный опрос очевидцев, так как полученная при этом информация поможет правильно спланировать проведение осмотра.
Одновременно с осмотром (либо непосредственно по его завершении) проводится допрос свидетелей, а также назначаются необходимые экспертизы (судебно-медицинская экспертиза потерпевших или трупа); судебно-баллистическая экспертиза (при обнаружении пуль, гильз, огнестрельных повреждений) и иные экспертизы в зависимости от обнаруженных следов, производится получение образцов для сравнительного исследования.
Кроме того, следует организовать в кратчайший срок с привлечением сил органов дознания:
— проверку совершенного преступления по учету способов совершения преступления;
— проверку пуль и гильз, обнаруженных на месте происшествия по нуле-гильзотекам криминалистических подразделений и учету нарезного огнестрельного оружия информационных центров;
- изучение сводок, справок о подобных преступлениях:
— анализ аналогичных архивных уголовных дел, материалов и постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.
Для своевременного получения доказательств своевременно до.чжны проводиться и следственныедействия. В связи с :»тим следователю надо знать, что является необходимым и достаточным основанием для принятия решения о проведении следственного действия.
Обычно следователем самостоятельно принимается решение о проведении следственного действия (за исключением случаев, когда требуется санкция прокурора или судебное решение). Следственныедействия в предусмот-ренныхзаконом случаях (ст. 79, 123 и 150 УПК РСФСР) могут производиться и по указанию прокурора, начальника следственного отдела или по ходатайству участвующих в деле лиц.
Так как при расследовании дел о преступлениях, со-першенных организованными преступными группами, возрастает роль оперативного сопровождения, то следует отметить, что в определенных случаях основаниями проведения некоторых следственныхдействий могут быть данные оперативно-розыскного характера.
Разумеется, решение о прекращении уголовного дела, соединении и выделении уголовных дел, приостановлении следствия, окончании расследования не может быть принято на основании оперативных материалов. Но в то же время вопрос об использовании оперативной информации при принятии таких решений, основания для которых закон не связывает с наличием именно доказательств, должен решаться по другому, а именно, решение о производстве следственных действий, которые проводятся "в случае необходимости изъятия определенных предметов и документов" (ст. 167 УПК РСФСР), "5 целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств" (ст. 178 УПК РСФСР) или вооб-
48
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4«1997
КРИМИНАЛИСТИКА
ше не связаны с конкретными требованиями (ст. 181 и 186 УПК РСФСР), может быть принято на основе оперативных данных.
Доказательства, добытые в результате проведения таких следственных действий, равноценны всем другим доказательствам, полученным в ходе расследования.
Однако любые доказательства, а в первую очередь, полученные с помощью оперативно-розыскных аппаратов, должны быть проверены и по возможности подкреплены другими доказательствами. Для этого надо использовать весь арсенал следственных действий и организационных мероприятий.
Осмотр, как составная часть других следственных действий, обеспечивает реализацию их целей и является вспомогательным. Его результаты фиксируются в общем протоколе соответствующего следственного действия: задержания, обыска, выемки, наложения ареста на имущество, следственного эксперимента, проверки показаний на месте. Но осмотр — это и самостоятельное следственное действие, имеющее своей целью обнаружение еде ',ов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 178 УПК РСФСР). Таким образом, следственный осмотр -понятие достаточно широкое.
Осмотр места происшествия наиболее распространенное следственное действие. Оно проводится без предварительного вынесения постановления. Помимо того, закон не требует необходимой совокупности доказательств при принятии решения о производстве осмотра.
Поэтому решение о его проведении может быть принято на основании оперативно-розыскных данных. Реализация оперативной информации в ходе проведения осмотра удобна также тем, что это следственное действие пока единственно допустимое без возбуждения уголовного дела. Оперативно-розыскные данные могут быть использованы и при определении тактики осмотра. Основная задача, которая должна быть достигнута в этом случае — сохранение в тайне способов получения сведении об искомых предметах, для чего оперативным работником и следователем предпринимаются специальные меры в зависимости, например, от профессии обвиняемого, его преступного опыта, осведомленности об оперативных возможностях и иных обстоятельств.
В процессе подготовительных мероприятий к осмотру места происшествия надо предусмотреть включение в следственно-оперативную группу всех необходимых участников, учитывая, что могут потребоваться специалисты не только в области криминалистики и судебной медицины, но и в других областях, например, по взрывным устройствам, драгоценным металлам и т.д.
Важное значение имеет решение вопроса об обеспечении следственно-оперативной группы необходимыми технико-криминалистическими и иными средствами, транспортом. В целях обеспечения мер по установлению и задержанию преступников по "горячим следам" важно предусмотреть систему связи между следственно-оперативной группой, группой преследования и дежурным соответствующего подразделения. В группу преследования желательно включить сотрудников подразделения быстрого реагирования. Проведение осмотра места происшествия может проводиться и на последующих этапах ..исследования. Необходимо обратить внимание следователей на важность использования при этом научно-технических средств. Это позволит не только получить необходимые вещественные доказательства, но и предупредит возможные в дальнейшем попытки заинтересованных лиц опорочить доказательства.
Так, в Ростовской области в 1996 г. закончено расследование уголовного дела по обвинению Г., Ш. и других в бандитизме и в ряде других преступлений. Расследованием установлено, что обвиняемые в мае 1995 г., действуя с единым преступным умыслом, организовали устойчивую сплоченную вооруженную банду с целью совершения нападений на пассажиров автобусов, следовавших по маршруту "Ростов—Тбилиси", а также на отдельных лиц, проживающих в Ростове-на-Дону.
В процессе расследования проводились с участием обвиняемых дополнительные и повторные осмотры мест происшествия, сопровождаемые видеозаписью. Обнаруженный при проведении осмотра места нападения банды на пассажиров одного из автобусов пиджак, по заключению судебно-биологической экспертизы, мог принадлежать одному из обвиняемых. Кроме того, после обнаружения в процессе расследования пистолетов назначалась дактилоскопическая экспертиза, из заключения которой следует, что на исследованном оружии имеются отпечатки пальцев двух членов банды. Все эти доказательства, полученные с использованием научно-технических средств, прямо и косвенно подтвердили вину обвиняемых. -
Особое внимание следует обратить на особенности такого следственного действия, как допрос вообще и допрос обвиняемого, подозреваемого, в частности. Это обусловлено тем, что как показывает практика, часто возникает ситуация, когда одно или несколько доказательств оказываются несостоятельными (отказ обвиняемого от признательных показаний, дача им показаний, порочащих доказательства полученные в ходе расследования, изменение показаний свидетелем, польские иного заключения эксперта и т.п.).
Допрос, являясь самым распространенным процес-су;1льным средством пол^ения и проверки доказательств, присутствует при расследовании практически всех уголовных дел. Уголовно-процессуальное законодательство, регламентировав порядок следственных дейст-niiii, в том числе и допроса, обеспечивает стабильность форм установления доказательств, дает возможность получить такие доказательства, которые способствуют установлению истины, отвечают требованиям достоверности. Доказательствами не могут служить фактические данные, полученные с нарушением процессуального порядка непроцессуальным путем), с помощью незаконных .приемов: обмана, угрозы, физического или психического насилия. Поэтому проведение допроса должно быть обоснованным и допустимо только при строгом выполнени-и следователем всех требований процессуального закона.
Следователь вправе допросить человека в качестве обвиняемого или подозреваемого уже на основании самого процессуального положения этих лиц. Допрос же лица в качестве свидетеля может быть произведен, если это лицо названо в отдельном поручении по уголовному делу, не находящемуся в производстве данного следователя (ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР), или по указанию прокурора, так как, в соответствии с п. Зет. 211 УПК РСФСР, следователь обязан выполнить такое указание о производстве любого следственного действия, в том числе и допроса. А главное, допрос лица в качестве свидетеля будет обоснованным, если имеются основания предполагать, что ему известны факты, представляющие интерес, для следствия (ст. 158 УПК РСФСР). Основания предполагать о знании каким-либо лицом интересующих следствие сведений могут быть получены как из процессуальных, так и из оперативных материалов.
В соответствии со ст. 74 УПК РСФСР, "свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подле-
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
49
КРИМИНАЛИСТИКА
жаших установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними. Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности".
Не заостряя внимание на процессе фиксации показаний свидетеля в протоколе допроса (ст. 160 УПК РСФСР), следует еще раз подчеркнуть, что при расследовании данной категории дел велика возможность физического и морального давления на свидетелей со стороны преступников и иных заинтересованных лиц, что не исключает возможности изменения показаний свидетелем, а также обвинения следователя в неправильной фиксации результатов допроса. Этого можно избежать, если, в соответствии со ст. 141-1 УПК РСФСР, использовать при допросах (хотя бы при наиболее важных) возможности видеозвукозаписи.
Существует достаточно много тактических рекомендаций по проведению допроса свидетелей и потерпевших. Однако следует обратить внимание, что психическое воздействие преступников на потерпевшего в процессе нападения может оказаться настолько сильным, что это необходимо особо учитывать. Например, одна из банд совершала нападения на водителей, используя форму работников милиции. Бандиты останавливали машины под предлогом проверки документов, затем пересаживали водителей и сопровождающих лиц в салон микроавтобуса, надевали наручники, перевозили потерпевших в отдаленные места, а захваченные машины с грузами похищали. Потерпевшим преступники предлагали не сообщать в правоохранительные органы точного места нападения, что некоторые потерпевшие и делали.
Если произведено задержание преступников, помимо перечисленных выше следственных действий и организационных мероприятий необходимо провести; — личный обыск задержанных; — освидетельствование подозреваемых для обнаружения следов борьбы, ношения оружия, наркотиков, документов и т.д.;
— осмотр места задержания или транспортного средства и т.д. ( По поводу осмотра даны подробные рекомендации выше, но не следует забывать о важности этого следственного действия на всех этапах расследования, так как от качества его проведения и результативности зависит во многом успех расследования. К примеру, допрошенный в качестве обвиняемого как в бандитизме, так и в незаконном хранении наркотических средств И. заявил, что наркотики были подброшены ему сотрудниками милиции при задержании. Подобная тактика противодействия расследованию встречается довольно часто, it иногда обвиняемым удается с ее помощью избежать ответственности. В данном случае, благодаря тщательно проведенному после задержания осмотрУ автомашины, изъято не только отдельно хранившееся наркотическое вещество, но и лежавшие в машине окурки папирос обвиняемых, в которых по заключению экспертизы оона-ружено аналогичное наркотическое вещество.);
— осмотр оружия, ооеприпасов, взрывных устройств и т.д.;
— выемка и осмотр одежды задержанных; — обыски по месту жительства, месту работы, в гаражах, на дачах, у родителей, сожительниц, друзей и т.п.; — допрос задержанных в качестве подозреваемых: - предъявление для опознания задержанных и вещей (чему предшествует подробный допрос опознающего о приметах, особенностях и т.п.);
— проведение очных ставок между потерпевшими и задержанными.
Перечисленный объем необходимой работы следует произвести в кратчайшие сроки, пока задержанный психологически не готов оказать активного противодействия установлению истины по делу. При расследовании уголовного дела, возбужденного в Москве по факту разбойного нападения на водителя с целью хищенияяавтомобиля "Ауди-90", был установлен и задержан П., который получил с целью сбыта названную автомашину, заведомо зная, что она добыта преступным путем, а потом перегнал ее в заранее подготовленное место.
Непосредственно после задержания проведен допрос, результаты которого позволили установить, а затем и задержать других членов организованной преступной группы, систематически совершавшей вооруженные нападения на владельцев автомашин. Не имея информации о соучастниках и о наличии в правоохранительных органах иных компрометирующих его материалов, П., признав свою вину полностью, подтвердил свои показания и на допросе в качестве обвиняемого.
В ходе расследования имеют место различные следственные ситуации, связанные с деятельным раскаянием обвиняемых (подозреваемых). Наиболее типичными из них являются полное признание вины и раскаяние в содеянном, либо ложное раскаяние с целью избежания уголовной ответственности за другие тяжкие преступления, самооговор, отказ от признания вины и раскаянияя
Хотя строить доказательственную базу исключительно на признательных показаниях обвиняемых нельзя, практика свидетельствует о том, что часто такие показания, полученные на одном из этапов расследования, исключительно важны. В то же время следует помнить, что обвиняемый, давший признательные показания, подвергаетсяявоздействию со стороны соучастников, а порой со стороны лиц, вместе с которыми он содержится под арестом.
Выше приведен пример о признании вины и даче обвиняямым правдивых показаний, позволивших задержать и арестовать членов банды. Однако позже, перепилив фрагмент решетки окна камеры, П. пытался совершить побег из под стражи, но был замечен и задержан. Допрошенный по данному факту, он вины не признал и показал, что пытался спасти свою жизнь путем побега, так как в его адрес поступали угрозы от соучастников.
Наиболее типичным мотивом отказа от ранее сделанного чистосердечного признания в совершении преступлении является заявление обвиняемого о якобы имевшем место принуждении к даче показаний путем незаконных методов ведения следствия или дознания (насилия, обмана, угроз). В таких случаях важно не только подробно зафиксировать показания, но и принять меры к их проверке, направив об этом информацию прокурору по надзору в виде копии протокола допроса, заявления. Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурором по материалам проверки должна быть приобщена к материалам уголовного дела в соответствии с п. 3 ст. 109 УПК РСФСР.
Приглашение адвоката для участия при производстве следственных действий ошибочно рассматривается некоторыми следователями как гарантия от возможных попыток опорочить получчнные ими доказательства. Так, в материалах уголовного дела по обвинению В. и других ( Пермская область) под протоколом допроса обвиняемого, в котором изложеныынекоторые обстоятельства преступной деятельности его и соучастников, имеется запись следователя, что обвиняемый от подписи отказался. В дальнейшем В. заявил, что таких показаний не давал, при предъявлении обвинения ему не был представлен
50
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
адвокат, а документ, находящийся в деле является фальсификацией.
По делу в качестве свидетеля допрашивалась 3., ранее работавшая следователем и проводившая следственные действия с участием обвиняемого В. Она показала, что перед допросом его в качестве подозреваемого В. был предоставлен адвокат, что подтверждается имеющимся в деле ордером юридической консультации. После проведения наедине с адвокатом беседы, подозреваемый заявил, что будет давать показания без участия защитника. Однако затем отказался подписывать протокол допроса. Аналогичным образом он поступил и при предъявлении обвинения. Факт привлечения к участию в деле адвоката подтвержден и ряяом других документов.
В процессе расследования этого дела другие обвиняемые отказывались от дачи показаний, меняли их, иными способами препятствовали расследованию. Наиболее остро они реагировали на вменяемую им в вину организацию либо участие в банде. Некоторые обвиняемые, дав первоначально признательные показанияя в ходе судебного заседания пыыались опорочить доказательства организованности их группы, их единого умысла и цели, для чего заявляли, что оговорили других соучастников. Только благодаря достаточно широкой доказательственной базе, которая не ограничивалась признательными показаниями членов банды, суд нашел их заявления надуманными. Активно используя при проведении допросов и иных следственных действий возможности научно-технических средств, следователь изначально мог бы пресечь перечисленные выше попытки опорочить собранные доказательства.
Иногда следователь, формально допросив подозреваемого, фактически устраняется от проверки версий по делу, дожидаясь, когда доказательства будут представлены органом дознания. Придание большего значения оперативно-розыскной деятельности органа дознания при подготовке к допросу совсем не означает, что и допросы должны проводить сами работники органа дознания. Это работа следователя и лишь в исключительных случаях следственное действие проводит сотрудник оперативной службы. В то же время при расследовании уголовных дел о бандитизме часто необходимо производить большое количество допросов свидетелей по определенному следователем комплексу конкретных вопросов. Такую работу можно, а иногда и необходимо поручать сотрудникам органов дознания.
Более подробно следует остановиться на допросе обвиняемого (подозреваемого). В процессе расследования преступлений о бандитизме и, прежде всего, при проведении допросов предполагаемых членов банды, необходимо получить ответы на следующие вопросы:
— от кого именно, когда и в какой форме допрашиваемому поступило предложение принять участие в совершении того или иного преступления, был ли допрашиваемый организатором, руководил ли кем-либо из соучастников или исполнял иную роль;
— было ли обвиняемому (подозреваемому) что-либо известно о существовании преступной группы и о ее членах до своего вовлечения в ее деятельность и если "да", какой характер носили эти отношения (родственная связь, совместное отбывание наказания в местах лишения свободы и т.п.);
— какие отношения сложились у допрашиваемого с членами преступной группы (дружеские, неприязненные, иные);
— условия формирования преступной группы (как познакомились, где встречались, давно ли знают друг друга и т.д.), менялся ли состав группы и если "да", то
как часто, кто и по каким причинам выходил из состава группы, как вовлекались ее новые члены;
— что объединяло членов группы (общая преступная цель, употребление наркотиков, ложное чувство товарищества и тд.);
— обстоятельства и очередность совершения преступлений;
— каковы были действия и роль допрашиваемого на месте преступления;
— в чем выразились действия на месте преступления других соучастников;
— совершили ли члены преступной группы, помимо расследуемого, другие преступления и правонарушения;
— кто, кроме лиц, принимавших участие в преступлениях группы, осведомлен о ее преступной деятельности.
Эффективность допроса бывает зачастую обусловлена тем, кто из задержанных допрашивается первым. Определяя последовательность допросов подозреваемых, надо учитывать:
— личность подозреваемых, их психические свойства и качества, наличие преступного опыта, судимости, практики обшевия с работниками правоохранительных органов;
— наличие доказательств участия подозреваемого в совершении группового преступления (чем очевиднее доказательства вины допрашиваемого, тем больше оснований ожидать от него правдивых показаний);
— роль подозреваемого в совершении преступного деяния (возможный организатор или второстепенный участник), поскольку, как правило, быстрее дают правдивые показания второстепенные соучастники преступления;
— данные о том, что один из подозреваемых занимает в преступной группе положение "оппозиционера" (эти лица обычно противопоставляют себя лидеру группы и другим ее активным членам, а потому более склонны давать правдивые показания о преступной деятельности группы).
При получении правдивых показаний, даже если допрос уже начат, целесообразно пригласить специалиста для видеозаписи. Это поможет предупредить возможные в последующем попытки изменения показаний и избежать, например, обвинений в недозволенных методах ведения следствия.
Планируя допрос следует учитывать, что при организации банды отсутствует элемент стихийности или случайности образования преступной группы, руководит ею один или несколько организаторов.
Предварительный сговор участников дополняется распределением ролей, включая периоды между совершением нападений, круговой порукой, элементами иерархии, выработки тактики поведения каждым ее участником в случае "провала", создание материального фонда для нужд банды в целом или поддержки отдельных ее членов или их семей.
Приведенные выше, а также другие разработанные криминалистикой рекомендации по проведению допроса и иных следственных действий, не являются обязательными для лица производящего расследование. При производстве следственного действия возможно возникновение различных ситуаций и трудно строго соблюсти все тактические рекомендации, но знание их позволит следователю даже в экстремальной ситуации принять правильное решение.
Специфика последующих этапов раскрытия и расследования преступлений, совершенных бандой, обусловлена необходимостью установления всех эпизодов пре-
"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 4*1997
51
КРИМИНАЛИСТИКА
ступной деятельности в полном объеме, установления роли каждого участника и т.д.
В этих целях следует изучить и проанализировать аналогичные уголовные дела, приостановленные производством в связи с неустановлением виновных. Одновременно должно проводиться изучение личности каждого из обвиняемых. Эта работа не может ограничиваться сбором характеристик и проверкой прошлых судимостей. На рассматриваемых этапах важное значение приобретает направленность изучения личности и следственных действий на установление и конкретизацию меры вины каждого соучастника в отдельности.
По мере увеличения объемов материалов уголовного дела, при оольшом количестве обвиняемых (подозреваемых) постоянно существует угроза срыва планового характера расследования, затягивание процессуальных сроков и иные негативные последствия. Так, при расследовании уголовного дела, возбужденного по факту нападения неизвестных на Г. с целью завладения его автомашиной установлено, что в течении длительного времени (с февраля 1995 по июль 1996 г.) в Москве, Волгограде, Назрани и др., а также за пределами России, в бывших республиках СССР действовала многочисленная устойчивая вооруженная группа (банда), сплоченная этническими и родственными связями, с распределением ролей, организованная с целью систематического совершения вооруженных разбойных нападений на водителей автомашин и похищения транспортных средств с последующим сбытом в страны СНГ. По делу выполнен большой объем работы — в одно производство соединено 33 уголовных дела, к уголовной ответственности привлечено 19 человек, из которых 16 содержались под стражей, проведено 25 очных ставок между потерпевшими и обвиняемыми, проведено Юобысков, входекоторых обнаружены 3 похищенные автомашины (всего же изъято 12 автомашин). Проведены различные криминалистические и судебно-медицинские экспертизы.
По делу была своевременно создана следственно-оперативная группа, но недостатки в планировании привели к неоднократному продлению процессуальных сроков, а соответственно и к осложнению следственной ситуации, что выразилось как в отказе большинства обвиняемых от дачи показаний, так и в других неблагоприятных последствиях.
В конечном счете тактику проведения отдельных следственных действий предопределяет необходимость целенаправленного доказывания типичных для бандитизма обстоятельств.
Назначение экспертиз по делам о бандитизме не является специфическим. Однако следует обратить внимание на возможности судебно-психологической экспертизы, которые следователи не используют в полной мере. Дело в том, что эксперт-психолог при производстве экспертизы способен дать психологические характеристики обвиняемым, определить кто является неформальным лидером банды, каково взаимное влияние соучастников друг на друга, а в конечном счете психолог может определить роль каждого в совершенных бандой деяниях. Это позволит следователю косвенно' подтвердить правильность квалификации деяний каждого члена банды.
Изучение практики расследования и рассмотрения в суде дел о преступлениях, совершенных бандами, показало, что успех во многом определяется не только эффективностью проведения следственных действий, но и их сочетанием с организационными мероприятиями.
Однако подобные мероприятия не являются специфическими для работы по расследованию бандитизма и в настоящих методических рекомендациях поэтому не рассматриваются.
Завершение расследования сопряжено с подготовкой обвинительного заключения. В этом процессуальном документе должны найти отражение и подтверждены имеющимися доказательствами все признаки, характерныедля рассматриваемого состава преступления и, в частности, для банды. При составлении обвинительного заключения рекомендуется:
— в описательной части выделять в отдельный блок изложение действий, отражающих процесс организации банды (Аналогичного подхода придерживаются на практике и при составлении приговоров суда^);
— подробнораскрыть роль каждого оовиняемого при формировании оанды (Аналогично описывается распределение ролей при совершении бандитских нападений. Если роли были стабильны на протяжении всего существования банды, то они раскрываются один раз. Изменение же ролей в каждом конкретном случае неоохо-димо оговаривать особо);
— отразить в чем именно, в каких конкретно действиях, полномочиях, функциях выразилась руководящая, лидирующая роль определенных членов банды, если таковые имелись;
- описывая факты бандитских нападений, указывать кто именно предложил совершить данное нападение, кому, когда, при каких обстоятельствах;
— основываясь на показаниях свидетелей, потерпевших, протоколах иных следственных действий, подробно отразить согласованный характер действий банды при нападениях.
В целом, изложение описательной части обвинительного заключения должно быть построено таким образом, чтобы в ней постоянно делался акцент на сплоченность, устойчивость самой банды и организованность ее действий.

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>