ОГЛАВЛЕНИЕ

©1996 Г. Н.Г. ИВАНОВ
ГРУППОВАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ: СОДЕРЖАНИЕ И ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Вопросы, связанные с групповой преступностью, являются сегодня, пожалуй, наиболее злободневной темой обсуждения правоведов. Актуальность темы обусловлена, собственно говоря, не столько повышенной опасностью деяний, совершенных в группе (особая опасность таких преступлений была известна уже во времена "Русской Правды"), а возможностью их законодательного регулирования с учетом такой разновидности, как организованная преступность. ,
Законоведы справедливо полагают, что современная дефиниция соучастия недостаточна для отображения существующих реалий на ниве групповой преступности, а посему нуждается в законодательном закреплении разновидностей преступной группы. Законодательная интерпретация разновидностей соучастия тем более актуальна, что в статьях Особенной части ныне действующего и нового УК квалифицирующий признак "группа лиц" представлен весьма широко и выступает под различными наименованиями, требующими определений. Например, банда (ст. 77 УК РСФС, ст. 209 нового УК), организация (ст. 72 УК РСФСР, ст. 210 нового УК) и т. п. Кроме того, необходимо установить ответственность лиц, создавших преступную группу^ца__--». ни в каком качестве не участвовавших в совершаемых ею деяниях. Наконец, ' социально-политическая пропагандистская атака, создавшая ауру такого оригинального дляянашего общества явления, как организованная преступность, заставила правоведов предлагать, или, лучше сказать, изобретать различные варианты ее '; понимания и законодательного закрепления, хотя в этой сфере по сути дела изобретать-то нечего. Придерживаясь тезиса Екклесиаста о том, что нет ничего ; нового под солнцем, полагаю целесообразным предварить исследование групповой преступности небольшим историческим эссе. . —˜˜'˜^ц\ """Сведения о ней уходят своими корнями в глубокую древность. Известный""^ египтолог П. Монте сообщает, что организованные преступные группы были ^' известны уже древнему Египту периода правления династии Рамсесов. А это J примерно 1320-е гг. до н.э. Вот данные из книги Монте, которые считаю необходимым f привести дословно. Речь идет о хищениях драгоценностей из гробниц властителей ] Египта, f —"Тробницы фараонов и частных лиц вначале привлекали только работников ка- j меноломен, каменотесов и ремесленников Некрополя. Но вскоре к их шайкам присоединились мелкие чиновники западных храмов и самого Некрополя, а также низшие жрецы. Бандиты шайки, в которой был жрец Пенунхеб и его четыре священно-
' Профессор кафедры уголовного права ЮИ МВД РФ, кандидат юридических наук. 3* 67
служителя, Хапиур, его сын Паисем, Семди и Панхар, ухитрились снять ожерелье со статуи Нефертума, посвященной великому богу - фараону Усермаатра-Сетепенра.
Другая шайка, в которой были жрецы, писць^д погонщики волов, ограбила "дом золота" фараона Усермаатра-Сетепенра. Жрец Кер и четверо его собратьев наведывались сюда не раз и уносили золото, которое обменивали в городе на зерно. Однажды один из соучастников, пастух, затеял с ними ссору: "Почему вы мне даете так мало?".
Купив золотого быка, они отдали его пастуху. Но писец царских документов Се-тимес, услышав перебранку между жрецами и пастухом, сказал им: "Я пойду и доложу верховному жрецу Амона!".
Жрецы поняли с полуслова. За две вылазки в гробницу они вынесли четыре с половиной кита золота и этим купили молчание писца царских документов"'.
Резюмируя примеры из криминальной хроники древнего Египта, Монте пишет: "Пример был подан сверху, и маленькие люди с маленькими средствами последовали ему, тем более что в эти смутные времена жизнь неимоверно вздорожала. Продуктов ^^хватало, и меняли их только на золото или серебро"^. .^•-' Анализ иллюстраций, которыми П. Монте снабдил характеристику Египта периода Рамсесов, приводит^^выводу о наличии организованных групп, занимавшихся преступной деятельностью. Эти группы отличались сплоченностью, которая выражалась в долговременности преступных связей, планировании преступной деятельности, предварительном сговоре. Они состояли как из низших сословий граждан государства, так и из высших (например, жрецов), которых в современном обществе принято называть "коррумпированные чиновники"^
В истории России также имеется немало примеров, касающихся групповой преступности. Так, Земским Собором 1619 г., созванным при непосредственном участии молодого тогда еще царя Михаила Федоровича Романова, среди прочего был рассмотрен и вопрос о злоупотреблениях местной администрации. Таковые злоупотребления не были редкостью для Российского государства, но именно в период, предшествовавший Собору 1619 г., вскрылся (во многом благодаря усилиям молодого царя) глобальный характер административных злоупотреблений. В связи с этим соборным приговором был образован сыскной приказ, которому вменялось в обязанность доносить царю о всех злоупотреблениях со стороны царских чиновников. Но не столько царские чиновники, сколько родственники царя, организовав преступные группы, занимались злоупотреблениями^ак, Илья Данилович Мило-славский, видный деятель России первой половины XVII в., едва ставший царским тестем, сразу начал использовать свое положение для наживы. Особенно наживались родственники его - окольничие, судья земского Приказа Леонтий Плещеев и заведовавший пушкарским приказом Траханиотов. В результате наглых злоупотреблений царских чиновников в народе поднялся ропот, дошедший до расправы с Плещеевым, которого народ вырвал из рук палача и убил. Милославский знал о злоупотреблениях своих родственников, которые делились с ним богатствами, за что и защищал их перед царем.
'""Еще два примера из российской истории. Заслуги и подвиги Александра Даниловича Меньшикова хорошо известны. Но мало кто знает о его преступных махинациях. А ведь князь Меньшиков создал и руководил преступной группой в течение нескольких лет. Это было знаменитое в ту пору дело о подрядных махинациях, в которых помимо Меньшикова участвовали адмирал Ф.М. Апраксин, канцлер Г.И. Головкин, А.В. Кикин, Ульян Синявин. Царские сановники, пользуясь неограниченным доверием царя Петра, с помощью других служилых людей в течение четырех лет заключали подряды на поставку провианта по завышенным ценам. А для того, чтобы замаскировать свою причастность к контрактам, они заключали их не на собственное
' Монте П. Египет Рамсесов. М., 1989. с. 263-264. ^ Там же, с. 264.
лмя, а на подставных лиц. По некоторым сведениям, начет на князя Меньшикова составил 1 581 519 рубЛ
Другой эпизод из более позднего времени - первая половина XIX в. Этот период Российской империи славен не только правлением Александра 1, но и законодательной деятельностью М.М. Сперанского. В 1819 г. М.М. Сперанский был назначен генерал-губернатором Сибири и в этом качестве отправился в инспекционную поездку. Ему было известно, что в Тобольске бесчинствует исправник Лоскутов, который по сути дела создал государство в государстве и со своими подручными творил какие угодно беззакония. В частности, он на морозе обливал раздетых людей и делал из них статуи. По прибытии Сперанский стал наводить там порядок. Он отстранил исправника от должности за его многочисленные злоупотребления, и крестьяне в порыве благодарности бросились ему в ноги.
Следствие вскрыло, что Лоскутову оказывали покровительство высокопоставленные чиновники. Они знали о его выходках, но использовали его для собственных корыстных целей. В связи с этим делом были отстранены от должности и отданы под суд губернаторы иркутский (Трескин) и томский (Илличевский). Кроме того, по делу были привлечены к ответственности 250 местных сибирских князьков: тайш, шуленг, зайса-нов и лам, услугами которых, а точнее сказать, в сговоре с которыми был Лоскутов.
Эти примеры позволяют выявить некоторые общие черты, присущие кри-минальным сообществам вне зависимости от времени их существования. Прежде всего это сплоченность, которая является видовым понятием организованности. Правда, степень сплоченности может быть разная. Например, группа Милославского отличалась меньшей степенью сплоченности, чем группа князя Меньшикова, которая характеризовалась, во-первых, долговременностью связей, во-вторых, строгой кон-, спирацией, в-третьих, четким распределением ролей.
, Сплоченность как важнейший критерий организованности преступных групп образует следующие ее элементы, равным образом характерные для приведенных исторических примеров:
""Л. организационно-управленческая структур^ Это наиболее очевидно проявляется в деле Милославского, который руководил группой и покровительствовал ей;
- 2. устойчивый, планируемый, законспирированный характер деятельности, который присущ в той или иной степени всем групповым образованиям - от похитителей сокровищ из гробниц до группы Лоскутова;
- 3. нейтрализация социального контроля посредством, например, подкупа чиновников: - 4. наличие денежных сумм для оплаты услуг; _
5. наличие в группе должностных (чиновников) и не должностных лиц;
6. экономическая деятельность с использованием трудностей экономики, переживаемых государством, что особенно очевидно на примере группы Меньшикова; —7. распространение своего влияния либо на определенной территории (группа Лоскутова), либо в определенной экономической области (группа Меньшикова); 8. заранее планируемое преступное поведение.
Все эти признаки в той или иной степени, но одинаковым образом присущи названным групповым образованиям.
Современные исследователи, создавая разновидности соучастия и пытаясь разработать критерии, позволяющие отграничить одно групповое образование от другого, упускают возможности, предоставляемые историей, и повторяют уже пройденное. В особенности это касается разработки такой разновидности соучастия, как организован-н^преступная группа^илипрестушю^сообщестаЭ,. Так, участники «круглого стола» '.\ \ журнала "Законность" предлагали следующие признаки, которые, по их мнению, спо- \ \ собньГотлйчить "новообразование" «организованная группа» от других разновидностей соучастия: систематичность деятельности; планируемость; устойчивость группы;
^ См.: Павленко Н.И. Александр Данилович Меньшиков. М., 1981, с. 99.
^^111й:--.........::й..^-.......:....
использование различных способов для нейтрализации социального контроля; коррум-пирование должностных лиц; наличие сходок, третейского суда, "общака"; наличие звеньев по координации работы, управлению, непосредственному исполнению"*.
На основе анализа современного состояния групповой преступности юристы, закабаленные тенетами позитивизма, предлагают такие критерии организованной преступности, которые практически ничем не отличаются от уже имеющихся в истории криминальных объединений. Так, к вышеперечисленным добавляются признаки, заключающиеся в выраженности организационных структур, их строгой иерархии и нормативности поведения: расширение сфер уголовно-наказуемой деятельности. "кооперация" преступных группировок; активное пропагандирование преступной идеологии^ сплоченность, меры защиты от разоблачений (А.И. Долгова); глубокая закон-спирированность, устойчивость, охват преступной деятельностью целых регионов (С.В. Дьяков); сплоченность, коррумпированность, расширение сфер криминальной деятельности, организация для систематического совершения преступлений определенного рода (коллектив авторов ВНИИ МВД); длительность существования группы, /совершение действий по подысканию объектов посягательств^ и т.п. \g Анализ позиций по поводу особенностей, присущих организованным преступным ^ группировкам, показывает, что авторы единодушно выделяют в качестве основного признака устойчивость преступного формирования, или, что, как мы полагаем, одно и то же, устойчивость криминальных связей. Учитывая', что устойчивость, так же как и другие признаки группового образования, - понятие психологическое, рассмотрим этот важный признак с позиций социальной психологии, дабы соблюсти корректность анализа. В социальной психологии под устойчивостью принято понимать долговременность существования группового образования. Долговременность -понятие довольно расплывчатое и ученые, занимающиеся вопросами социальной психологии, не в состоянии дать четких критериев, позволяющих разграничить долговременное образование от недолговременного. Действительно, сколько это в конкретном исчислении - месяц, год, три года?
Поскольку приемлемых ответов на данный вопрос в социальной психологии (а тем более в дисциплинах криминального цикла) нет, то количественный критерий дол-говременности существования группового образования психологи попытались заменить качественным. у^юйди^сть, в частности, предлагается понимать в точки зрения частоты воспроизводства определенных форм практики, которой занимается группа^. Применительно к нашему исследованию это означает частоту преступных деянии^.
С.В. Дьяков отмечал, что преступное организованное формирование ориентировано, как» правило, на совершение не одного-двух преступных актов, а на большее их количество. Вместе с тем, отмечает исследователь, это может быть и одно деяние, но обязательно сложное, под которым автор понимает преступление с длительной подготовкой^. С такой трактовкой качественной стороны устойчивости можно было бы согласиться, если бы не один аморфный критерий - длительность подготовки. В связи с этим хочется задать вопрос: какова временная протяженность длительности - час, месяц, год? Поскольку ответ на этот вопрос найти невозможно, постольку логически обоснован вывод: четкого критерия устойчивости, который бы отличал организованную группу от иных ее разновидностей, просто нет. Так как понятие устойчивости едино для всех групповых образований, оно может иметь лишь разновидности или, точнее, степени, выражающиеся в словах "больше", "меньше".
* См.: Что такое организованная преступность? - Соц. законность. 1988. № 9, с. 25-26. ^ Антонян Ю.М.. Пахомов ВД. Организованная преступность и борьба с ней. - Сов. гос. и право, 1989, № 7, с. 67.
^ Организованная преступность. М., 1989, с. 8-88. " Андреева Г.М. Социальная психология. М„ 1980, с. 197. * Организованная преступность, с. 17.
, '•''f:fУ*^ч•f•'i'^• ' ^^'-^
Другой критерий, выделяемый криминалистами, - сплоченнсть^^ - представляет собой ни что иное как видовое образование устойчивости Разве может быть группа устойчивой, если в ней нет ни грана сплоченности^
В психологии выделяются три уровня или так называемые страты сплоченности Первый включает в себя эмоциональный контакт субъектов, составляющих групповое образование Это самый низший уровень сплоченности, за которым следует более сложное образование, обозначаемое термином 'ценностно-ориентационное единство' На этом втором уровне контакт субъектов обусловлен не только эмоциональным единством, но и совпадением ценностных ориентаций, касающихся процесса совместной деятельности
Наконец, третий самый сложный уровень сплоченности предполагает еще большее включение индивида в совместную групповую деятельность ^ Что означает "еще большее включение" затрудняются определить сами психологи Г М Андреева замечает по этому поводу "Если бы удалось найти методику для измерения характера этих отношений "'° Сплоченность, следовательно, также может иметь лишь различные степени - от менее' до ' более", - тем не менее характеризующие группу как сплоченную, различить которые, провести четкую демаркационную линию между более и менее сплоченной группой практически невозможно В качестве иллюстрации ^ приведу два примера из судебной практики
На станции Тихорецкая Северо-Кавказской железной дороги на протяжении двух лет действовала организованная группа (как отмечалось в документах суда) расхитителей грузов, состоящая из работников станции Эта группа совершила более 100 хищений на общую сумму свыше 17 000 руб " (по ценам 1980 г ) И известное дело Караваева, бывшего министра автомобильной промышленности Казахстана Он был осужден за взятки Но это было дело не только о взятках Караваев входил в блок коррумпированных должностных лиц, являвшихся соучастниками ряда преступлений Караваев был вовлечен в круговорот взяток и периодически передавал денежные суммы вышестоящим должностным лицам и, в свою очередь, получал от нижестоящих Вот выдержка из его показаний ' На моем месте в Караганде остался Бондарев, бывший мой зам, он регулярно привозил мне деньги из расчета две тысячи в месяц, потому что я должден был давать наверх две с половиной, из-за чего пришлось брать у Дмитриева, начальника Чимкентского пассажирского автообъединения ^
Если иметь в виду устойчивость и сплоченность как критерии, отличающие одно / групповое образование от другого, то расхитители с железной дороги отличались от ^ группы Караваева лишь степенью взаимосвязи, которая, однако, может быть разграничительным критерием лишь в рамках сплоченности и устойчивости Строго говоря, любые групповые образования, как бы долго они ни существовали (минуту, год ), одинаково характеризуются сплоченностью и устойчивостью и различаются лишь по их степени, которая может иметь бесчисленное множество градаций Таким образом, данные критерии не могут быть разграничительными признаками между организованными группами и другими разновидностями групповой преступной деятельности
В качестве характеристики организованной преступной группы не может служить и критерий коррумпированности Под коррупцией принято понимать вовлечение в преступную деятельность должностных лиц Если следовать такому определению, тогда ' коррумпированность", как критерий, характеризующий организованную преступную группу, дискредитирует психологическое понятие организованности, под которым разумеется взаимосвязь чченов группового образования без различия к их
^ Андреева ГМ Социальная психология с 271 "' Там же
"См Комментарии судебнои практики за 1984 год М 1985 с 121 '^Столяров К Взятки -Всб Поиск человек закон истина Выл 2 М 1989 с 150
должностному положению и прочим анерам объективно-субъективного свойства Разве не может быть организованной группы, если в ней нет должностных лиц"
Прочие критерии организованной преступной группы, выдяетяемые в юридической литературе, также не выдерживают критики и теряют свою понятийную ценность применительно к рассматриваемому явлению при столкновении с вопросом возможна ли организованая группа при отсутствии соответствующего критерия или при минимальной степени его выраженности^ Например, при минимуме планирования, когда обсуждению подвергаются лишь общие детали совершения деяния Можно ли провести четкую разграничительную линию между минимумом и максимумом планирования, установление которого достаточно для признания группы организованной^
Несмотря на аморфность подобных критериев законодатель Федеральным законом о внесении изменений и дополнений в У К РСФСР и У ПК РСФСР от 1 июля 1994 г ввел в нормы о хищениях и вымогательстве новый квалифицирующий признак -совершение деяния организованной группой Благодаря новелле в статьях о хищениях и вымогательстве групповая преступность представлена довольно широко - в каждой норме предусмотрено наказание как за совершение преступления группой лиц, образованной по предварительному сговору так и организованной группой При этом мера наказания естественно варьируется в зависимости от принадлежности к соответствующему групповому образованию Например, мошенничество (ст 147), совершенное по предварительному сговору группой лиц, наказывается лишением свободы на срок до шести лет Относительно определенная санкция в данном случае в качестве минимума лишения свободы предусматривает тот минимальный размер, который соответствует этому виду наказанияя- три месяца Но если мошенничество совершено организованной группой, то наказание в виде лишения свободы повышается от четырех до десяти лет Для этого правоприменителю необходимо доказать, ччо группа, образованная первоначчльно по предварительному сговору, перешла грань, отделяющую ее от организованной группы, приобретя новые формы и новое качество В качестве ориентира в сложном процессе квалификации группового преступления упомянутый федеральный закон устанавливает в ст 17^ У К признаки, характеризующие соответствующие преступные группировки В нормах этой статьи под группой лиц, образованной по предварительному сговору, понимается такое объединение, в котором участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении, а под организованной группой - устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений
Постановление пленума Верховного суда РФ "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности ' /от 25 апреля 1995 г развивает положения ст 17' У К Постановление предлагает j / критерий, отличающий организованную группу от другой˜группо5ой разновидности 1/ Согласно п 4 иостановлстия^^й^Г^р^нйЗованной^группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений Такая группа характеризуется, как правило,? высоким уровнем организованности, пЛЙДйр^ванием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т п "^ Критерии все те же Все те же проблемы Следует заметить, правда, что пленум высшей судебной инстанции предложил новеллы, которые выражаются словами высокий уровень организованности" и тщательная подготовка преступления ' Однако вновь возникает грибоедовский вопрос а судьи кто^ Кто в состоянии провести демаркационную линию между высоким и невысоким уровнем организованности^ Что значит тщательность подготовки и как ее отличить от нетщательности^
Между тем проводить такого рода отличия существенно необходимо, тем более, что в принятом Государственной Думой и одобренном Федеральным Собранием УК^ РФ законодательно установлены и другие разновидности соучастияя^ Бюллетень Верховного суда РФ, 1995, № 7 72
"й"г-^ '^''^'.•

В ст. 35 нового уголовного кодекса РФ предусмотрены четыре вида соучастия - j( группа без предварительного сговора, группа, образованная по предварительному ^ сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). В 1 \ качестве отличительно-разграничительных ччрт групповых образований УК вновь f \ предлагает сплоченность и организованность, которые, как мы выяснили, опираясь на * \ данные социальной психологии, характеризуются лишь степенью, выражаемой ело-вами "больше", "меньше" и как таковые присущи любому групповому образованию. Вместе с тем в ст. 35 УК введен относительно новый признак, который дал возможность разграничить такие группы "повышенной опасности", как организованная группа и преступное сообщество. Этим признаком является направленность сообщества на совершение тяжких или особо тяжких преступлений. В изложении нового ' Закона соответствующие уголовно-правовые понятия выглядят следующим образом: ' "Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено^ i) f. : устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений".
"Преступление признается совешенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяяких преступлении, либо объединением , организованных групп, созданных в тех же целях^ Следовательно, если орга-"" низованная группа планирует совершение тяжких преступлений, то она может автоматически перейти в разряд преступного сообщества, что соответствующим образом отразится на квалификации. Однако, не все так просто. Авторы рассматриваемых норм сочли возможным употребить при характеристике организованной группы и преступного сообщества существительное "преступление" во множественном числе, что значительно ограничивает возможности правоприменителя и весьма затруднит процесс квалификации.
Для того чтобы организованная группа превратилась в преступное сообщество, ее членам необходимо запланировать совершение не одного, а нескольких (двух или более) тяжких или особо тяжких преступлений или сплотить несколько организованных групп с той же целью. Но, предположим, что организованнаяягруппа планирует совершение одного тяжкого преступления. В этом случае' группа, строго говоря, не будет вписываться ни в понятие организованной группы, ни в понятие преступного сообщества.
Если же предположить, что авторы норм ст. 35 УК при характеристике организованной группы имели в виду совершение преступлений любой степени тяжести (такое толкование вполне уместно, ибо слова "для совершения одного или нескольких преступлений" могут быть интерпретированы как совершение любого преступления, имея в виду, что понятие "преступление" относится к числу родовых, поглощающих собой все деяния преступного характера), то отличить это групповое образование от преступного сообщества вообще невозможно. ^
Предлагая в качестве отличительных групповые образования признаков качественную характеристику совершаемых группой деяний (тяжесть преступления как отличительная черта группы) и справедливо полагая, что такой формализованный^ признак будет в состоянии разграничить указанные в Законе преступные объединение, авторы раздела "Соучастие" недостаточно корректно, на мой взгляд, интерпретировали опыт российского дореволюционного законодательства и, в частности, материалы Уголовного уложения 1903 г. В этом нормативном акте устанавливалось, по существу, четыре разновидности соучастия, четко между собой различаемых, что и взяли на вооружение, несколько "осовременив" понятия, авторы нового УК. Это соучастие с предварительным сговором или без оного, что следует из слов закона "согласившимися на его совершение" и "действовавшими заведомо сообща" (ст. 51 Уголовного уложения), а также сообщество и шайка (ст. 52). При этом в ст. 51 Уголовного уложения делается акцент на количественный признак, исключающий двусмысленности при разграничении соответствующих групповых
образований Под преступным сообществом понималась группа лиц, объединенных для совершения тяжкого преступления или преступления в единственном числе Однако если эта группа планировала совершить несколько тяжких преступлений или преступлений, тогда автоматически превращалась в шайку (Уголовное уложение 1903 г придерживалось трехступенчатой градации преступных деяний - тяжкие преступления, преступления и проступки) Довольно ясное и четкое различие, которое представляло собой плод творческой переработки блестящей компиляции М М Сперанского "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных" 1845 г , достойно упоминания в контексте наших рассуждений
Группа М М Сперанского, обобщив материал старых русских судебников и доступных иностранных правовых актов, явила России и миру весьма совершенное уголовное законодательство, где раздел о соучастии явно испытывал влияние немецкого законодательства В Общей части Уложения предусматривались всего две разновидности соучастия - "с предварительным всех или некоторых виновных на то согласием или без оного" (ст 13) В лапидарной форме законодатель предложил критерии, которые могут быть присущи любому групповому образованию и одновременно позволяющие конкретно и точно разграничить разновидности соучастия предварительный сговор - соглашение до начала совершения преступления (до момента покушения) и сговор, не носящий предварительного характера -соглашение, достигнутое после того, как преступление началось (после или в в момент покушения) Указав на два возможных вида соучастия в Общей части Уложения, необходимых и вполне достаточных для смягчения или, наоборот, ужесточения наказания (ст 123, 124 Уложения), законодатель счел целесообразным предусмотреть ответственность за конкретные разновидности групповой преступной деятельности в Особенной части В результате, в соответствующих главах ее появились такие наименования групповых образований, как заговор, сообщество, скоп, которые различались между собой по моменту окончания деяния, абстрактному или конкретному планированию 'преступлений и свойствами субъективных связей в рамках группы. Однако в отличие от немецкого и французского законодательства эти наименования не получили расшифровки в нормах закона
Современное зарубежное уголовное законодательство неоднозначно решает вопрос о законодательном оформлении групповой преступности Вместе с тем нельзя не отдать должное совершенству, с которым эти вопросы разрешаются в УК В Уголовном кодексе Франции, вступившем в силу в 1994 г , в отличие от У К 1810г групповая преступная деятельность нашла отражение как в Общей, так и в Особенной части Статья 132-71 Общей части У К Франции предусматривает лишь одну разновидность группового образования, что позволяет весьма легко оперировать нормативными установлениями Особенной части В этой статье речь идет об организованной банде, под которой понимается "любая сформированная группа или любой сговор с целью подготовки, характеризующийся одним или несколькими конкретными действиями, одного или нескольких преступных деяний"^ Четкое определение единственно возможной разновидности групповой преступности будет подпадать под формулировку организованной банды С точки зрения психологии, по крайней мере, соблюдена полная корректность
В УК Германии отсутствуют в Общей части указания о разновидностях соучастия, но Особенная часть содержит достаточно подробное разъяснение упоминаемых УК преступных групп
В уголовном законодательстве Германии различаются три разновидности соучастия - вооруженный отряд, криминальное объединение, террористическое объе-
^ Надо сказать, что УК Франции 1810 г также ограничивался всего лишь одной разновидностью соучастия, ясно и недвусмысленно выражая свое понимание преступной группы коль скоро двое или большее число заговорщиков пришли к соглашению и решились действовать хотя бы посягательства и не последовало то это почитается заговором (ст 89)
динение Параграф 127 У К устанавливает ответственность в отношении лиц, организующих или участвующих в таком вооруженном отряде или команде, которое сформировано вопреки закону Параграф 129 предусматривает ответственность лиц, которые "образовали объединение, чья цель или чья деятельность направлены на совершение уголовно наказуемых деяний", а также членов этих объединений
Наконец, в параграфе 129а определена ответственность за образование или участие в таком объединении, которое имеет целью совершение конкретно перечисленных в законе преступлений, сопряженных, как правило, с посягательствами на жизнь и здоровье граждан Итак, свойства групп конкретно определены и не вызывают никаких разночтений Если вооруженный отряд имеет непременный атрибут - вооруженность, благодаря которому групповое образование отличается от всех других сплоченных и устойчивых объединений (что практически аналогично банде ст 77 У К РФ), то характеристики других разновидностей соучастия зиждутся на учении Фейербаха о комплоте Криминальное объединение характеризуется направленностью на совершение не одного, а нескольких преступлений, которые, однако, конкретно не определены Сознанием членов этой разновидности соучастия охватывается лишь общая криминальная направленность группы
Террористическое объединение нацелено на совершение конкретно определенного деяния или, может быть, нескольких преступлений, но обязательно конкретно установленных Так, если группа лиц организовалась для совершения убийства, ответственность за которое предусмотрена в §211 У К Германии, то данная группа приобретает статус террористического объединения Аналогичное в характеристике групповых образований и в УК Австрии, за тем лишь исключением, что группы носят наименование заговора, банды и относительно новое законодательное определение -вооруженное объединение (§ 277,278,279 соответственно)
Опыт прежнего русского законодательства и законодательства зарубежных стран, в особенности немецкого, способен оказать неоценимую услугу российскому современному законодателю В этой связи полагаю целесообразным принять за основу регулирования правовых вопросов соучастия смешанный российско-германский подход
Новый УК содержит формулировку понятия соучастия, которая, на мой взгляд, нуждается в уточнении "соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц (субъектов преступления) в совершении умышленного преступления" Отдельное упоминание о субъекте преступления в рамках соучастия необходимо главным образом для придания законченного характера концепции, согласно которой участниками преступления, так же как и участниками группового преступного деяния, могут быть лишь лица, достигшие возраста уголовной ответственности и вменяемые^ Наряду с общим понятием соучастия целесообразно предусмотреть закондательные дефиниции лишь двух его качественных признаков (а не четырех как в новом УК) - соучастие по предварительному сговору и без него Служебное назначение именно этих законодательных конструкций будет состоять главным образом в возможности повышения наказания в случае принадлежности к более, как правило, опасной группе, образованной по предварительному сговору Актуальность закрепления в Общей части УК данных разновидностей соучастия
^ Вызывает недоумение практика применения и соответствующие рекомендации касающиеся норм о соучастии Так в постановлении № 4 пленума Верховного суда РФ О судебной практике по делам об изнасиловании от 22 апреля 1992 г предложено квалифицировать как соучастие действие лиц даже в том случае если хотя бы один из группы является субъектом преступления а остальные соучастники в силу возраста или невменяемости субъектами не являются (п 9 постановления) С точки зрения социологии такая реакция провоприменителя понятна Но с точки зрения буквы закона позиция практики и высших судебных инстанций в данной связи совершенно неприемлема Если соучастниками могут быть субъекты преступления (а иначе интерпретация соучастия и немыслима), следовательно, преступную группу могут образовывать также лишь субъекты признаки которых предложены в ныне действующей ст 10УК Если же интерпретировать преступную группу иначе тогда необходимо изменить теоретические положения о соучастии и субъекте преступления
обусловлена тем обстоятельством, что Общая часть содержит принципиальные положения, относящиеся ко всем нормам Особенной части, а понятия группы по предварительному сговору и группы без предварительного сговора как раз и отличаются общим характером дефиниций, поскольку любое объединение, какими бы прилагательными ни снабжал его законодатель (организованное, сплоченное, устойчивое...), характеризуется наличием или отстутствием предварительного сговора.
В Особенной части УК следовало бы ограничиться разновидностями соучастия, используя при этом немецкие законодательные конструкции: банда, заговор и преступное или криминальное объединение, предусмотрев (как это и сделано в новом УК) ответственность как за организацию соответствующей группы, так и за исполнение конкретных ролей (пособник, подстрекатель, исполнитель). На мой взгляд, названные разновидности соучастия способны исчерпывающим образом учесть нюансы организованной преступности и соответствовать требованиям юридической необходимости и психологической корректности формулировок. Четкое различие разновидностей соучастия и определение конкретных параметров института значительно облегчат практическое оперирование правовыми нормами, регулирующими групповую преступную деятельность") • „ ^ ^ ^^, ^ _ ^
/^^<'—•f-^<•^•^^^-^ ' ^^-te-^: ^
- ^^-^^ ^^
^^^^^/9/ /^^^
©1996 г. Л.В.БРУСНИЦЫН' ^ ^
ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, СОДЕЙСТВУЮЩИХ УГОЛОВНОМУ ПРАВОСУДИЮ: ВРЕМЕННОЙ И СУБЪЕКТНЫЙ АСПЕКТЫ
Необходимость разработки процессуального механизма' обеспечения безопасности лиц, содействующих правосудию, обусловлена международно-правовыми, национальными конституционными нормами, а также недостаточностью уголовно-правовых гарантий безопасности^, совершенствование которых приносит положительные результаты, однако не способно решить в целом проблему безопасности указанных лиц^
В ряде бывших союзных республик создание процессуальных защитных мер происходит довольно активно. Так, в Латвии в протоколах следственных действий вместо фамилии свидетелей можно указывать псевдоним^ в Литве - изменять их анкетные
Адъюнкт кафедры уголовного права и процесса Военного университета.
^ Понятие "процессуальный механизм" является родовым по отношению к уголовно-процессуальному и административно-процессуальному механизмам.
^ При исследовании круга лиц, подлежащих защите, не учитываются должностные лица. Обеспечение их безопасности регулируется Федеральным законом РФ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" от 20 апреля 1995 г. - Собрание законодательства РФ, 1995, № 17, ст. 1455 (далее - Закон от 20 апреля 1995 г.).
^ Недостаточность уголовно-правовых гарантий выявились и в других странах. Так, в США 12 октября 1982 г. был принят Закон о защите жертв и свидетелей преступлений, усиливший уголовное наказание за угрозы и насилие в отношении свидетелей до штрафа в 250 тыс. долл. и до 10 лет лишения свободы. Но продолжающееся обострение проблемы обусловило обращение американских законодателей к процессуальным средствам обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей.
'* См.: Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Дисс. на соискание уч. ст. канд. юрид. наук. М., 1993, с. 151.



ОГЛАВЛЕНИЕ