стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В РОССИИ: ОСОЗНАНИЕ, ИСТОКИ, ТЕНДЕНЦИИ_____„„____,
''. В конце XX столетия мировому сообществу, может, удастся вырабо эффективный правовой механизм предупреждения, пресечения или приостановл глобальных и крупных региональных войн. Если это произойдет, то самой боль опасностью для его демократического и экономического развития остаь интенсивно растущая национальная и транснациональная преступность, особен} организованная составляющая. Борьба с ней может оказаться последней, до; позиционной, кровопролитной и разрушительной для человечества за цивилизованное выживание, существование и развитие. Осознание обществ опасного характера и реальных масштабов угрозы, создаваемой организован преступными структурами в России, является актуальной задачей юридиче' экономической и политической наук, широкой общественности, законодател: исполнительной и судебной властей в стране. ^ """^ще в 1990 г. в одном из документов Девятого Конгресса ООН по предуг дению преступности и обращению с правонарушителями отмечалось: "Организов; преступность создает прямую угрозу национальной и международной безопасно стабильности и представляет собой фронтальную атаку на политическ
Главный научный сотрудник Института государства и права РАН. доктор юридических профессор. '
%
законодателные власти, а также создает угрозу самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает процесс развития и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых стран и эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает, опутывает и даже закабаляет целые слои общества, особенно женщин и детей..."'. Данные выводы вседело подтверждались нашими криминальными реалиями. Но это не было вовремя услышано и осознано.
1. Странные муки познания
Организованная преступность в "социалистической" форме в СССР существовала давно. В условиях тотального контроля с мафиозными предприятиями (если они не были учреждены самой КПСС или ее вельможными представителями) как-то справлялись. Во время перестройки она стала заполнять новые экономические и политические ниши. В июле 1988 г. в "Литературной газете" был опубликован диалог А. Гурова и Ю. Щекочихина "Лев прыгнул!"^, громко известивший о "прыжке" организованной преступности в СССР. Два месяца спустя в подборке откликов на него один из знающих дело заключенных писал: "Лев действительно прыгнул, но обойма вашего (читай: государственного) пистолета на этот раз оказалась пуста"^. И это было и остается горькой правдой. _
Проект закона о борьбе с организованной преступностью разрабатывался в Верховном Совете СССР, затем — в Верховном Совете РСФСР, потом - в Государственной Думе и Совете Федерации. Все эти высокие законодательные учреждения канули в Лету. В 1996 г. стала работать шестая Государственная Дума, и сформирован второй состав Совета Федерации и, надо полагать, все начнется сначала. ' -
В Государственной Думе в 1995 г. находились три проекта федерального Закона "О борьбе с организованной преступностью", два из которых были опубликораны^. Не вникая в их различия, все проекты, в том числе и обобщенный варидят, принятый Думой в июле и отклоненный в октябре 1995 г. Советом Федерации "ввиду неприемлемости отдельных положений"^, определяют организованную преступность как создание организованных преступных формирований трех уровней (преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ) и их преступную деятельность. В проекте предусматриваются уголовная ответственность за создание преступной организации и преступного сообщества, руководство ими и участие в них, другие специальные составы преступлений, связанные с организованной преступностью, особенности некоторых уголовно-правовых институтов, а также система органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, их особая компетенция, оперативно-розыскные меры и другие важные вопросы, которые не расходятся с международными рекомендациями.
В том же июле 1995 г. Государственной Думой был принят новый Уголовный кодекс. Судя по ранее опубликованному проекту УК^, составители кодекса вначале не разделяли предложений о криминализации организационной деятельности в целях предметной борьбы с организованной преступностью, но под давлением реалий и
' Руководство для дискуссии для Девятого Конгресса ООН по предупреждению преступности и
обращению с правонарушителями. A/CONF. 169/РМ. 1 и Coir. 1, п. 39. ; "- См.: Лит. газ., 1988, 20 июля. ' Там же, 29 сент. * См.: Правовое регулирование борьбы с организованной преступностью. Проект федерального Закона
и комментарий. М., 1994; Щит и меч, 1994, № 40, 27 окт. ' Росс. газ., 1995. 25 окт. * Уголовный кодекс Российской Федерации. Проект. - Росс. газ., 1995, 25 янв.
4 Государство и право, № 4 97
общественного мнения вынуждены были их учесть, хотя и в усеченно-фрагментарном виде. Однако и этот проект не был принят.
Можно, конечно, удивляться тому, что и проект закона, и проект УК, проходя в одно и то же время и через одни и те же законодательные институты, имеют существенные различия (но их анализ не входит в нашу задачу). Важно отметить другое: факт хоть какого-то выхода обоих проектов на нормы о борьбе с организованной преступностью является движением в реалистическом направлении. И в том, и в другом проектах есть соответствующие положения, позволяющие рассматривать организованную преступность на основе права. Только в этом случае можно бороться с ней, только в этом случае возможно ее более или менее адекватное статистическое отслеживание, только в этом случае можно приблизиться к ее реальному пониманию и осознанию. Но проекты остались прожектами.
С момента объявления о "прыжке" организованной преступности прошло 7 лет. Отечественная мафия, "блестяще" используя правовой вакуум, укрепилась внутри страны и за ее пределами. А российские специалисты угловного права, процесса и криминологии вместе с законодателями и политиками так и не пришли к консенсусу о борьбе с ней. Разноречий много, но я остановлюсь лишь на одном: можно или нет бороться с организованной преступностью на основе уголовного и процессуального ^законодательства 60-х годов.
Одни считают — можно. Опираясь на теорию классической школы уголовного права XVIII в., симпатии к романтической демократии и антипатии к низким социологическим и статистическим реалиям, они полагают, что организованная преступность в значительной мере является выдумкой беспомощных правоохранительных органов, которые, не умея ловить преступников, требуют для себя специальных законов и особых полномочий. Они считают, что все преступления, совершаемые организованными преступниками, предусмотрены в действующем уголовном законодательстве, а институт соучастия позволяет привлечь к уголовной ответственности и огранизаторов, что криминализация организационной деятельности является ненужной и опасной. "" " Другие доказывают - нельзя, так как при любой работе правоохранительных органов от уголовной «ответственности уходят организаторы и руководители преступных сообществ, которые, "чтя уголовный кодекс", стремятся непосредственно не совершать и не организовывать конкретных преступлений, указанных в действующем законодательстве. Правоохранительные органы о многих из них знают, но привлечь к уголовной ответственности не могут, так как составов преступлений за создание преступных группировок и руководство ими нет. "Крестные отцы" таким образом выпадают из института соучастия, в связи с чем преступные сообщества не теряют управляемости, обладают исключительной жизнеспособностью и свойством быстрого восстановления потерь "шестерок". Число квалифицированных маргиналов из вооруженных сил, правоохранительных органов и спортивных обществ растет, и некоторые из них вынуждены идти на работу к мафии.
Следует подчеркнуть, что глубокого аналитического обсуждения противоположных позиций так и не получилось, хотя было много "круглых столов", семинаров и публикаций^. Противники криминализации организационной деятельности, чаще всего специалисты уголовного права; как правило, уходили от ее серьезного обсуждения, ссылаясь на то, что организованная преступность - проблема якобы криминологическая, а не уголовно-правовая. И это, пожалуй, был самый мягкий и дипломатичный аргумент. В устных выступлениях звучали и другие точки зрения. Криминологов упрекали в недемократичности и незнании элементарных канонов уголовного права, которые преподносились как незыблемые.
" См.: Что такое организованная преступность? "Круглый стол" журнала "Соц. законность", 1988, № 9; Организованная преступность. Проблемы, дискуссии, предложения. "Круглый стол" изд-ва "Юрид. литература". М,, 1989; Организованная преступность и переход к рыночным отношениям. "Круглый стол" журнала "Сов. гос. и право", 1992, № 2-3; Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения. "Круглый стол" Криминологической ассоциации. М„ 1993 и др.
98
Вот уже 10 лет, как одни пугают общество наглеющей мафией, а другие -возможным возвращением 37-го г. Последних понять можно. Письменно или устно они демонстрировали приверженность и лояльность новой идеологии и боязнь возврата к прошлому. Следует сказать и о привычной конъюнктуре - хотелось быть впереди всех самоназванных демократов. Но ни то и ни другое к пониманию реальной организованной преступности, к криминологической и уголовно-правовой науке не имеет серьезного отношения.
Западные ученые объективно, а не мифологически представляющие демократию и не по газетам знающие организованную преступность в своих странах, не разделяют позиции легкого отношения к ней. Американец С. Хендельман, например, полагает, что крах КПСС и Советского государства разрушил систему социального контроля и систему уголовного правосудия. Новые условия, для которых характерно практически полное отсутствие законов о борьбе с организованной преступностью и низкая эффективность экономической системы, стали благоприятной средой для развития организованной преступности. К тому же для перехода к рыночной экономике не было разработано четкой системы регулирования. Российская Федерация приступила к созданию рынка свободной торговли, не имея законодательных норм и положений, необходимых для обеспечения его целостности, действенности и эффективности^
Поиск объективной статистической и социологической информации, прагматизм и здравый смысл трудно приживаются в российской социальной и особенно юридической науке. Поверхностное представление о действенном социально-правовом контроле, на котором держится демократия развитых стран, неспособность законодательных, исполнительных и судебных властей в России учредить и поддерживать правовой порядок способствовали образованию в нашей действительности беспрецедентной "предпринимательской" ниши. В ней интенсивно формируется новая криминальная элита, для которой руководство и управление преступной средой стало высоко прибыльной и абсолютно безопасной (если не считать внутренних разборок) сферой приложения интеллектуальных и профессиональных способностей. Директор ФБР США Л. Дж. Фри, побывавший в Москве в июле 1994 г., оказался несовсем правым, сказав в одном из интервью, что Россия очень быстро осознала опасность организованной преступности, на что Америке якобы понадобилось 50 лет.
Так ли это? Организованная преступность в США в 20-60-е годы развивалась и нарабатывала свой опыт намного медленнее, чем это делается сегодня. Но по мере появления тех или иных ее форм (рэкета, наркобизнеса и т.д.) шло достаточно быстрое осознание новых опасностей американцами. К этому времени в стране действовали законы о борьбе с рэкетом (1946 г.), о контроле над наркотиками (1956 г.), о контроле над преступностью и безопасности на улицах (1968 г.), которые прямо и косвенно направлены на борьбу со встающей на ноги организованной преступностью. В 1970 г. это осознание генерализировалось. Был создан Национальный совет по организованной преступности и принят закон о контроле над ней. Тогдашний Президент США Р. Никсон определил: "Организованная преступность в США имеет три цели: эксплуатацию, коррупцию и уничтожение. То, что она не может эсплуатировать непосредственно, подвергается коррупции: то, что непосредстенно не поддается коррупции, подвергается уничтожению"^ Он призвал ликвидировать ее, как злокачественную опухоль. Не получилось. Следующим шагом было принятие закона о постоянно дейстующем преступном предприятии (ССЕ), направленном против лиц, участвующих в крупномасштабной торговле наркотиками (1970 г.).
Судебное толкование Конституции США не разрешало законодательному органу запрещать само членство в какой-либо организационной структуре. Криминальная реальность заставила искать адекватные меры на вызовы времени в рамках
" Handelman Stephen, guoted in Seymour M. Hersh, "The wild East", The Atlantic Monthly, vol. 273, No. 6 (June, 1994), p. 79; cm. также: Serio Joseph "Organized Crime in the former Soviet Union: only the name is new", CJ International, vol 9, No. 4 (July-August, 1993), p. 1 1. " Цит. по: Пипия А. Организованная преступность в США. - Соц. законность, 1988, № 8, с. 65.
4* 99
Конституции. И они были найдены. В 1978 г. был принят Закон об организациях, подвергающихся рэкету и коррупции (RICO), где в качестве преступления рассматривается участие какого-либо лица в делах предприятия в форме рэкетирской деятельности, а сама она в этом законе охватывает практически все виды серьезной преступной деятельности, запрещенной федеральным законами и законами штатов. В той или иной мере борьбы с организованной преступностью касаются законы о всестороннем контроле над преступностью (1984 г.), от ответственности за отмывание денег (1986 г.), о борьбе со злоупотреблением наркотиками и контролем над ними (1987 г.), о контроле над насильственной преступностью (1994 г.) и др.'".
Не следует забывать и то, что в уголовном законодательстве США с 1909 г. (с уточнением в 1948 г.) действуют нормы об общем преступном сговоре и о сговоре с целью занятия торговлей наркотиками. Американская концепция сговора преступной организации была положена в основу Нюрнбергского процесса. Ее автор М. С. Бернэйс писал, что, если руководствоваться "ранее действовавшими понятиями и процессуальными нормами, мы никогда нс сможем арестовать и осудить не только всех важных преступников стран оси, но даже сколько-нибудь значительное их количество"". Беспрецедентная для других стран концепция сговора преступной организации, обставленная юридическими гарантиями, после продолжительных споров союзников была принята, И это явилось правовым выходом из очень сложной международной ситуации.
Заметим, что итальянякое законодательство вынуждено было с еще большей жескостью реагировать на рост организованной приступности. С 1956 по 1990 г. там было принято 16 законодательных актов по контролю над мафией, в том числе и криминализирующие сговор с намерением заниматься незаконной торговлей наркотиками. Однако вследствие некоторых особенностей, присущих обычаям и традициям итальянской мафии (закон молчания и др.), стало практически невозможно доказывать факт сговора. Тогда в 1982 г. был принят закон, предсматривающий, кроме ранее действующей ст. 416 УК, новый состав преступления (ст. 416 bis - группировка мафиозного типа). По этим статьям само участие в преступном образовании в количестве трех и более человек является криминальным и наказуемым до 15 лет лишения свободы.
Эти нормы УК были ужесточены Указом от 13 ноября 1990 г. "О срочных мероприятиях по борьбе с организованной преступностью и об улучшении деятельности администрации". Можно не сомневаться в том, что итальянские законодатели знают классическую теорию уголовного права, разработанную их соотечественником Ч. Беккариа, но они перед лицом тяжелых криминологических реалий не стали возводить ее в ранг незыблемых заповедей. -*^˜.. -•"-""В справочном документе ООН 1994 г. к Всемирной конференции по организованной преступности говорится: "Правоохранительные органы, прокуроры и судьи полагают, что с признанием участия в деятельности какой-либо преступной организации конкретным преступлением они получили мощное средство для борьбы с преступными организациями. Многочисленные обвинительные акты, вынесенные в США на основе закона RICO, и положительные результаты применения ст. 416 bis УК Италии позволяют предположить, что распространение этих категорий на другое внутригосударственное законодательство может принести определенные преимущества"^. И они были положительно восприняты другими странами.
'" Подробное описание деятельности чаконодателей США и связи с растущей организованной преступностью см.: Никифоров А.С. Гангстеризм в США: сущность и эволюция. М.. 1991. " Цит. по: Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма. М., 1995, с. IS6. ^ Национальное законодательство и его соответствие требованиям борьбы с различными формами организованной транснациональной преступности. Надлежащие руководящие принципы для принятия законодательных и иных мер на национальном уровне. Справочный документ. Всемирная конференция на уровне министров по организованной транснациональной преступности. Неаполь, 1994, 21-23 нояб. -E/CONF. 88/3, р. 9.
100
• - »^*й *, ^ '^'-eb^t
. :.•.f'вln.^!•:•i.jiуf -.••^f---
- •. ^v '• •й<1?Ж
В выводах упомянутой конференции (п. 96) указывается: "В области материального права усилия по борьбе с организованной транснациональной преступностью можно i было бы существенно подкрепить реформами законодательства при уделении особого внимания следующим вопросам: а) введение уголовных наказаний за участие в преступной организации; в) введение уголовных наказаний за сговор или аналогичные формы несостоявшихся преступлений; с) введение запрета на отмывание доходов от преступной деятельности; d) принятие санкций и других мер конфискации товаров и мер, препятствующих сокрытию незаконных доходов, с целью подрыва экономического могущества преступных организаций"^.
На основе отечественных исследований и мировых сопоставлений российские криминологи начали говорить обо всем этом практически около 10 лет тому назад. Но, видимо, прав был Гегель, когда сделал свой грустный вывод: история учит, что народы и правительства ничему не научаются из истории^. России, ошибочно принявшей обретение свободы за саморегулируемий процесс, нужно, видимо, было пройти через собственную большую кровь и собственный общенациональный страх, чтобы начать осознавать организованную преступность так, как ее давно познали другие страны.
2. Истоки 1,
Социальная база организованной преступности и спектр ее возможностей в командной экономике социалистического общества в СССР были одни, в переходной экономике России и иных постсоветских государствах - другие, в странах старого капитализма - третьи.
"Коза ностра" в США возникла во время действия "сухого закона" Волстэда (28-я поправка к Конституции), принятого в 1919 г. и отмененного в 1933 г., во время мирового экономического кризиса. Основной социальной базовой организованной преступности в США является наличие общественных потребностей в запрещенных товарах и услугах^.
Политические, социально-экономические и организационно-правовые условия в СССР в 70-80-с годы, когда складывалась и разрасталась отечественная ' организованная преступность, были иными, чем в США, в 30-е годы. В период застоя росли неудовлетворенные государством обычные потребности народа в питании. одежде, других товарах, жилье; росло количество неотоваренных денег. В это время слово "достать" вытеснило слово "купить", а слово "купить" вытеснило слово "заслужить". "Ты - мне, я - тебе" стало одним из основных принципов поведения должностных лиц и граждан. В эти годы дремлющая организованная преступяость взяла на себя обязанность обеспечивать неудовлетворенные потребности криминальными путями с большой выгодой для себя. И в этом плане она является , плотью от плоти наших социалистических распределительных отношений. '.
Как все мафии в мире, советская организованная преступность жаждала прибыли и сверхприбыли, занимаясь хищениями, злоупотреблениями, шантажом, подкупом, насилием.) В то время журнал "Коммунист" вынужден был констатировать, что тогда формировались "не просто гнездовья, а целая система расхитительства, взяточничества по горизонтали и вертикали во многих отраслях производства, снабжения, а сбыта и торговли'"^. . j
Разрастание теневой экономики представляло собой основную тенденцию ста- j новления советской номенклатурной коррумпированной организованной преступности. / 1 Рэкет, грабеж, разбой, кража и другие преступления против личной собственности при f
^ Там же, р. 30.
^ Цит. по: Кузнечечскнй В. У Президента сбился пульс. И мир заволновался. - Росс. газ., 1995,4 нояб. " cm.: Alhini .luseph L. The American Mafia. Genesis of a Legend, lrvigton Publisers Inc. - NY., 1970: Ксппсу Dennis ./., FilK'kcnuuer Janic.i 0. Organized Crime in America. International Thomson I'llblishing, 3 Columbia Circle. Albany.-.MY., 1995. ^ Власов А. На страже правопорядка. - Коммунист, 1988, № 5, с. 52.
!01
любой степени организованности их совершения были очень опасными, но скорее всего вторичными. Становление нашей мафии кроется в недрах теневой экономики, распределительных отношений, неповоротливой государственной "ничейной" собственности^-^
""Tlo характеру, формам и причинам преступной деятельности отечественную организованную преступность можно условно разделить на уголовную, или гангстерскую, которая промышляет главным образом путем совершения краж, грабежей, разбоев, вымогательства, мошенничества, бандитизма, убийств и других аналогичных деяний, и экономическую, или беловоротничковую, паразитировавшую на хищениях государственной и общественной собственности, злоупотреблениях служебным положением, коррупции и других корыстно-хозяйственных и корыстно-должностных преступлениях. С переходом России к рыночным отношениям, приватизации государственной и общественной собственности и капиталу, добытому путем мошенничества, криминальные возможности экономической организованной преступности умножились.
Экономическая форма организованной преступности была в СССР главной.. Она существовала внутри государственных образований или параллельно с ними и использовала в своих целях государственные фонды, каналы сбыта, финансовую систему, аппарат, хозяйственный, контролирующий, административный, правоохранительный. Именно она тормозила перестроечные процессы и безнаказанно перекачивала государственные ресурсы в теневук") экономику. Именно она стала камнем преткновения на пути развития цивилизованных рыночных отношений сегодня.
Как известно, в капиталистическом мире деньги дают реальную власть. В СССР власть, особенно по распределению оптового и розничного дефицита, принадлежала партийной и государственной бюрократии, которая к тому же не располагала большими официальными доходами. Именно поэтому продажная часть бюрократии стала придатком организованных преступных групп. "Воры в законе"; "цеховики" и продажная бюрократия нашли друг друга в организованной преступности. ^>^П?5номическую организованную преступность в. СССР и в какой-то мере в ^/"н^шешней России можно условно разделить на бюрократическую, связанную с распределением фондов, товаров, сырья, оборудования, услуг, должностей, наград, лицензий, привилегий, льгот, квот и т.д., и рыночную (черный рынок, черный "нал"). Последняя удовлетворяет как рациональные повседневные потребности граждан, обеспечивая их необходимыми товарами и услугами, так и иррациональные потребности (наркотики, оружие, алкоголь, азартные игры, проститутки и т.д.). ^Ъ^аждой разновидности организованной преступности (уголовной, экономической, бюрократической, рыночной, "рациональной", "иррациональной") есть своя совокупность причин и условий. Однако в главном суть их схожа. Организованная преступность во всех своих проявлениях (в одних больше, в других меньше) - прежде всего явление экономическое. В основе его лежат экономические причины^
В самом общем виде эти причины сводились к противоречиям между законами экономики и волюнтаристскими административными методами Хозяйствования в социалистическом обществе. Организованная преступность была криминальным средством разрешения этих противоречий, без которого тоталитарная бюрократическая система уже не могла существовать. У бюрократии нет собственно экономических интересов. Ее мотивацией является удержание власти. Поэтому бюрократическое руководство экономикой неумолимо вело к доминированию внеэкономических интересов принуждения и распределения. Растущий дефицит в свою очередь требовал увеличения штата контролирующих и распределяющих, что еще больше блокировало экономические механизмы. Теневая экономика и подпольный рынок взяли на себя функцию обмена, которую практически не в состоянии была выполнить одна бюрократия. Поэтому появление в СССР бюрократической, рыночной и "рациональной" организованной преступности являлось закономерным следствием только командной экономики. Как всякое предпринимательство, организованная преступность, в отличие от
неповоротливой социалистической бюрократии, мобильна и экономически грамотна. Появление политической и некоторой экономической свободы во время перестройки она немедленно использовала в своих интересах. Показательным примером ее приспособительных способностей было "творческое" использование кооперативного движения (чиновничий и уголовный рэкет, отмывание грязных денег, превращение кооперативных структур в "крышу" преступной деятельности и т.д.), и в этом не вина, а беда кооперативов, которые были брошены государством на съедение организованной преступности (уголовной, экономической, бюрократической, рыночной).
3. Тенденции
Организованная преступность в СССР возникала и укреплялась на основе роста всей преступности, концентрации и монополизации различных форм преступной деятельности. Поэтому ее развитие тесно связано с динамикой общей преступности, с ослаблением тотального контроля в 60-80-е годыы Общая преступность в СССР и в России особо интенсивно росла в конце 80-х и в начале 90-х годов. По видам и группам преступлений этот рост был неравномерен. Прогрессировали групповые и корыстные, а также корыстно-групповые деяния. Например, в России групповая преступность за последние 5 лет увеличилась более чем в 3 раза. Каждое четвертое раскрытое преступление совершалось группой лиц. Еще интенсивнее росла корыстная преступность. Если вся преступность с середины 50-х годов, увеличилась в 7-8 раз, то корыстная-в12-15.
"—Рост учтенной и латентной корыстной преступности и ее организованных форм проходил на фоне бурного социально-психологического процесса экономизации и "окорыствования" всех общественных отношений. Наряду с этим шла деформация нравственной сферы, распространялся правовой нигилизм и идеология обогащения любым путем. В этой социально-психологической ситуации уголовно-правовой запрет становился все менее действенным, в связи с чем многие формы организованной преступности стали оцениваться искаженным общественным мнением как нормальная деловая активность. -
^ТЙ^астанию экономической организованной преступности в 1990-1991 гг. способствовало резкое снижение KOHTpOAbHO-peBH3HOHHoff деятельности, постоянное сокращение, а затем и ликвидация аппарата контроля. Административный контроль "вымирал", а экономический, финансовый, валютный, налоговый контроль, построенный на законах экономики, стал появляться лишь в 1995 г. До сих пор, как уже говорилось, нет сколько-нибудь адекватного и уголовно-правового контроля организованной преступности.-Правоохранительная система, ослабленная, парализованная и разрушенная непрерывными "политиччскими" реорганизациями, непрофессиональ ным руководством, нищенским обеспечением, "бегством" квалифицированных кадров, новой политической ангажированностью и боязнью упреков в жестком отношении к преступникам ("синдром 37-го года"), оказалась неспособной противостоять не только организованной, но и обычной преступности, тогда как организованная преступность постоянно укреплялась. Только КГБ в Москве потерял 50% кадрового состава, разбежавшегося в коммерческие, а иногда и в криминальные структуры^. —
Некоторые сведения о числе преступных групп, имеющих признаки организованности, по СССР стали собиратьсяяс 1986 г. За 1986-1988 гг. было выявлено 2607 таких групп, которые совершили около 20 тыс. преступлений, в том числе 218 убийств и 285 разбойных нападений. Около 50 групп были глубоко законспирированы и действовали в течение 3 и 6 лет.
Системные сведения об организованной преступности в России появляются с 1989 г. Приведем лишь некоторые данные, из полученных в Главном управлении по борьбе с
' См.: КрыштановскаяяО.В. Нелегальные структуры России. - Соц. исследования, 1995, № 8. с. 96. 103


ffl••^S••>fЗg&
ж"' ˜
Таблица 1 Характеристика нмяплеппых групп организованных преступников (1^Х9-1994 гг.)


1989
1990
1991 1992'
1993
1994
Общее число групп 4S5 785 952 4352 5691 Я059

Wo 100,0 161.9 196,3 897,3 1173.4 1661,6
i' Численность групп
"\ до 3 чел. 301 359 475-
. от 4 до IU чел. 170 365 415 . 850 1361 1642
"/(Р/с 100.0 214.7 244,1 500.0 800,6 965.9
свыше Ю^ел. 14 55 62 79 105 156
'W/c 100.0 392.8 442.9 564,3 750.0 1114.3
} •
' f Длительность
^; существования групп
.^ до 1 года 213 510 684
^. от 1 до 5 лет 80 214 261 868 1155 1598
»; ' %% 100,0 267,5 326,3 1085.0 1443,8 1997.5
I" свыше 5 лет - 8 '7 5 11 24
'•: Наличие связей ^,4 307 461
'i' международных
"'" .39 81 91 1388 1011 1258
'• межрегиональных
ь..

,^, 100,0 207 7 233 3 3559.0 2592,3 3225.6 •\ М/о



^ коррум^ованных' 6 ^ ^ ^' ^' ^

1 - cu„ 100.0 633.3 1083,3 12016.7 13350.0 17233,3

1 '
*






В' Г. ' В 1992 г. объем собираемых сведений и их характер ичмепились. Знак "-" очначает отсутствие

1': ' сведении.

1'' I- 1 организованной преступностью МВД РФ (см. табл. 1 и 2), отдельные показатели

^ 1 которых публикуютсяяв официальных сборниках о преступности в России. К слову

*'. ' \ сказатЬ, аналогичных сведений я не нашел ни в одном из статистических сборников

(". \ других стран, кроме некоторых сведений о японской "бориокудан'"^

,' Прежде чем анализировать содержание таблицы, следует напомнить, что


приведенные в ней сведения по годам аодражают лишь выявленную часть


организованной преступности. Она неполно и даже искаженно отражает фактическую


деятельность мафиозных структур в России. ^Обратимся к динамике общего числа


выявленных организованных групп. За 5 лет оно увеличилось с 485 до 8050, или в 16,6
... '•
раза. Это однако не означает, что фактическое число их росло такими же темпами.
j
Более того, выявление организованных групп в процессе расследования уголовных дел

не всегда приводило к прекращению деятельности преступных организаций или
сообществ. Привлеченная к уголовной ответственности какая-либо группа может
''•.. оказаться одним из низших звеньев преступного формирования, которое продолжает

^ , свою деятельность.

i i Динамика чисел создания преступных образований и их выявления не совпада-

;. 1 ет, так как эти события сдвинуты и растянуты во времени. Организованная груп-

. 1 па чаще всего разоблачается спустя 1-5 и более лет после начала своего образования.

\' • ^ '" Governmeni of Japan. Summary of the While Paper on Crime. 1993. - Research anil Training [n.stilule Ministry

of Justice, p. 16,.57.

104

." л
^ • '•
^1" ••'" '• " ";•

'Гиолчцч2 Характец )i динамика прспу^спин, совершенных организованными грунпамн (19S9-1994 гг.)

1989 ! 1990
1991
1992
1993
1994
Совершено преступлении
2924 3515
5119
10707
13640
18619
".Wh
100.0 120,2
175.1
366.2
466.5
636.8
в том числе:





Умышл. убппс-гв
?3 50
56

117
203
Умышл. тяж. т.п.
8 6
39
-
58
73
Изнасиловании
12 11
S
-
70
68
Бандитизм

-
106
43
122
Hapyiu. вил. опер.
11
20
-
142
175
Контрабанда
-
-
-
24
65
Вымогательство
165 313
306
727
753
1239
Разбои
139 236
226
-
775
1192
Грабеж
III 214
199
-
754
862
Кража
1932 1321
2642

7139
8823
Мошенничество
45 396
161
-
-

Долж. преступ.
2 72
144
-
409
415
Взяточничество
1 44
164
-
114
' 166
Спекуляция
5 110

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>