<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

1ВД

Радиокомпании, исходя из их отношения К Римской конвенции, стремятся получить более широкие права на охрану передач путем заключения других международных договоров.
Уже в 1960 году Европейский совет принял европейское соглашение по охране телепередач. Это должно было быть, по первоначальному соображению, временной мерой, которая перестанет существовать с вступлением в силу Римской конвенции. Однако соглашение было продлено и действует по сей день.
Европейское соглашение содержит значительно меньше недостатков, предусматривает, в частности, защиту от телепередач по кабелю.
Подписали соглашение следующие страны:
Бельгия, Кипр, Дания, Федеративная Республика Германии, Франция, Норвегия, Испания, Швеция и Великобритания.
В 1974 году в Брюсселе была подписана конвенция об охране сигналов, несущих теле-и радиопрограммы, передаваемые через спутники.
Конвенция касается лишь тех форм передач через спутники, которые осуществляются по так называемому принципу «point to point» (от пункта к пункту). Характерным здесь является то, что сигналы со спутника не 'могут быть сегодня приняты непосредственно обычным телевизором. Прием сигналов осуществляют мощные наземные станции, которые преобразуют эти сигналы и передают владельцам телевизоров в виде традиционных теле-и радиопередач или по кабелю. Конвенция обязывает договорившиеся страны выработать правила, которые запретили бы трансляцию на Или с их территорий, содержащих программы сигналов передающими организациями на те станции, которым они не были предназначены.
Ни одна из северных стран не ратифицировала до сего времени конвенции о передачах через спутники.
После заключения Конвенции по спутникам EBU дало обещание, что больше не будет препятствовать расширению круга стран, присоединившихся к Римской конвенции. Однако эта органи-
162
зация продолжает оставаться противником правила Римской конвенции о вознаграждениях за использование грамзаписей по радио.
Индустрия грамзаписи в отличие от радиокомпаний постоянно работает с целью подключения как можно большего числа стран к Римской конвенции. В конце 60-х—начале 70-х годов «пиратское» изготовление грампластинок во всем мире приняло такой размах, что международная федерация грамзаписи была вынуждена приложить необходимые усилия для того, чтобы учредить особую конвенцию по охране от таких действий. Римская конвенция предоставляет определенную необходимую охрану, но это ничего не дает, поскольку лишь немногие страны присоединились к этой Конвенции. В 1971 году в Женеве была подписана новая конвенция по правовой охране производителей фонограмм от незаконного .копирования. Из числа северных стран до сего времени Конвенцию ратифицировали лишь Финляндия и Швеция. Однако ожидается, что в ближайшее время и в Дании, и в Норвегии Конвенция будет иметь силу закона. В общем-то ратификация Данией Конвенции не приведет к каким-то особым изменениям в законодательстве, поскольку в соответствии с § 46 Закона об авторском праве все иностранные пластинки пользуются правовой охраной,
II*
Глава 17
ПЕРЕСМОТР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НО АВТОРСКОМУ ПРАВУ СЕВЕРНЫХ СТРАН
В 1970 году соответствующие министры Финляндии, Норвегии, Швеции и Дании пришли к соглашению возглавить подготовку к пересмотру (ревизии) законов 'по авторскому праву и по авторскому праву на фотоснимки северных стран, а также создать комитет по авторскому праву северных стран. Комитет состоял из двух представителей от каждой страны, а от Норвегии — трех. В него входили исключительно юристы, главным образом чиновники и профессора университетов. Исландия была представлена наблюдателем.
Цель ревизии состояла в основном в приведении законодательства в соответствие с техническим прогрессом, происшедшим за последнее десятилетие, и с возникшей системой авторско-право-вых организаций. При этом не предусматривалось никаких изменений основополагающих принципов, на которых зиждется закон, а также самой системы закона.,
Комитет внес свою первую рекомендацию (частичные рекомендации) зимой 1974 года, которая содержит предложение о введении порядка договорной лицензии для той фотокопировальной деятельности, которая имеет место в школах.
В то время в правительственных кругах, особенно в Норвегии и Швеции, начали проявлять интерес к развитию той части авторского права, которая была новой и непривычной. Было высказано определенное сомнение в отношении постоянного расширения прав, которое, как полагают, характерно для периода его развития. В ноябре 1974 года на встрече министров северных стран в Ольбор-ге шведский министр Карл Лидбом предложил выработать новые директивы для работы по пересмотру авторского права. Было ясно, что полити-
164
ческие деятели желали иметь большее, чем до сего времени, влияние 'на все .происходящее в этой области.
Исходным пунктом для такой позиции явилась имеющая место критика авторского права. В ней утверждается, что авторское 'право в его теперешнем виде не отвечает требованиям современного общества, для которого, между прочим, характерно увеличение официальной государственной помощи деятелям искусства, что авторское право 'мешает более разумному использованию современных технических вспомогательных средств, что оно привело к созданию большого административного аппарата (это касается, например, соблюдения порядка о договорных лицензиях) и, наконец, в авторском праве есть определенный пробел в области 'культурной политики, т. е. оно дает возможность известным писателям и художникам иметь большие доходы и предусматривает всего лишь небольшую помощь той группе достойных деятелей искусства, чьи произведения не пользуются широкой известностью.
Следует ограничить индивидуальные права авторов, и особенно в отношении копирования произведений, однако такое ограничение не должно"причинить материального ущерба авторам. Возмещение могло бы, например, оказываться в форме государственных отчислений организациям авторов, что может содействовать выравниванию экономических условий при осуществлении культурной и просветительной деятельности. Признано, что Бернская конвенция установила определенные рамки возможных изменений. Используя эти возможности, северные страны должны бы внести свои предложения об изменениях законодательства. (Но это нелегкое дело, поскольку для утверждения любого изменения требуется единогласное решение.)
Шведский министр просвещения Закриссон несколько раз высказывал, например, следующее соображение: целью пересмотра должна быть отмена авторского права и замена его так называемым «культурным правом для всех».
165
На позицию политических деятелей оказывают влияние определенные их идеологические воззрения. Как правило, это объясняется тем, что министры, особенно просвещения и культуры, в большинстве случаев чувствовали, что права авторов (и профессиональных исполнителей) являются помехой или во всяком случае задержкой при проведении реформ, которые они, исходя из политических соображений, считали бы желательными. Так, они хотели бы более активно использовать телевидение в просветительной деятельности, решить проблему обеспечения моряков телепередачами, ввести такой порядок, при котором любой телезритель северных стран имел бы возможность смотреть любую передачу этих стран. Однако во всех случаях министры сталкиваются с тем положением, что нововведения должны быть признаны авторами и другими правообладателями.
Трудно отделаться от впечатления, что такая инспирированная политическими деятелями критика носила печать определенной неудовлетворенности существующими положениями авторского права и стремлением к их пересмотру.
После долгих переговоров министры северных стран приняли в мае 1975 года на заседании Совета министров северных стран новые директивы по пересмотру законодательства об авторском праве северных стран. (Приложение 9.)
Новые директивы более умеренны, чем можно было ожидать, следя за ходом обсуждения. В них признается, что система исключительного права авторов обеспечивает достаточную охрану каждому из них и содержит в себе ценный стимулятор культурной жизни; утверждается также, что не может быть и речи о выходе из Бернской конвенции. Совершенно не исключается, что в продолжающейся работе по ревизии в некоторых случаях речь может идти об улучшении правового положения авторов.
Однако линия на ограничение прав авторов, которая просматривалась в критических выступлениях политических деятелей, осталась.
Подчеркивается, что в авторском праве есть не-
166
достатки в части, определяющей правила выплаты авторских вознаграждений за использование произведений. Во многих и многих случаях для автора стало почти невозможно проконтролировать, как используются его произведения, а требование о получении согласия автора на публикацию приводит подчас к тому, что его произведения используются в меньшем объеме, чем можно было бы. Такая система может затормозить целесообразное использование современной техники.
В директивах также подчеркивается, что общество различными способами оказывает поддержку развитию культуры в северных странах. На основе этого делается вывод, что система норм авторского права должна быть построена таким образом, чтобы авторское право не создавало бы препятствий на пути к желаемому доступу к произведениям, подлежащим охране.
Следует стремиться к тому, чтобы решение некоторых проблем осуществлялось административно. Сомнение вызвала целесообразность применения этих правил в отношении договорных лицензий.
Далее говорится, что, хотя исключительные права авторов и остаются стержнем законодательства, все же следует, исходя из возможностей применения современных технических вспомогательных средств, насколько это позволяют обязанности по конвенциям, создать более благоприятные условия для использования произведений, пользующихся охраной, без получения согласия авторов. Решение должно предусматривать, чтобы экономические доходы авторов как группы не уменьшались и что они должны, говорится в директивах, «соответствовать проводимой культурной политике».
«Нельзя утверждать, что эти директивы создают впечатление «нового взгляда» на авторское право, но все же в какой-то степени ясно, что политические деятели имеют в виду ограничение охраны в некоторых областях, а также и то, что во всяком случае они не исключают и расширения прав авторов. Если такое расширение прав будет иметь место, то они предпочтут такие правила, которые бу-
167
Дут предусматривать коллективный принцип, заключения договоров и выплаты вознаграждений.
Последнее вызвало особое беспокойство в кругах авторов. Живым нервом авторского права является индивидуальное право на получение гонорара в соответствии с использованием произведения именно этого автора. С другой стороны, правила, согласно которым вознаграждение выдается не по строго индивидуальным принципам или даже коллективным принципам, не являются чем-то новым в авторском праве. Во многих случаях сами авторы считают, что коллективные правила в, особых областях могут оказаться разумными или необходимыми, исходя из практических соображений. Определенная «коллективизация» авторского права, очевидно, неизбежна. Между тем вопрос состоит в том, следует ли признать необходимость коллективного вознаграждения в особых случаях или и в дальнейшем придерживаться такого порядка, который в различных ситуациях позволяет применить различную систему вознаграждения. Естественно, дело тут и в том, признают ли добровольно сами авторы коллективные правила, исходя из их индивидуального права, или сила власти законодателя принудит их к таким порядкам.
На своем совещании в мае 1975 года министры северных стран приняли решение о формах сотрудничества в будущем по вопросам ревизии закона. Они учредили северный комитет и постановили, что в будущем эта работа будет проводиться национальными комитетами, а их председатели будут встречаться в рабочем порядке с целью координации предложений комитетов.
С точки зрения северных стран это решение можно считать неудачным. Оно неизбежно создаст трудности в достигнутом северными странами единстве взглядов в данной области, которое, как оказалось, имеет большое практическое значение для авторов и для культурного обмена между странами.
Независимо от того, как понимаются предложенные основные направления пересмотра законодательства, повод для размышлений дает то, что
168
вдруг так неожиданно пробудился политический интерес к авторскому праву. Разработка новых направлений авторского права без согласования с организациями авторов ставит последних в положение обороняющихся. Это, в свою очередь, означает, что продолжение работы по пересмотру законодательства по авторскому праву следует вести более ответственно. Шансы на то, что политические деятели достигнут целей, которые они перед собой поставили, очевидно, были бы реальнее, если бы они избрали другой способ действия, основанный на выявлении мнений всех заинтересованных сторон. Однако и то, что политические деятели, так сказать, «обнаружили» авторское право и признали, что оно является важным элементом в культурной политике, следует считать положительным явлением.
Глава 18
АВТОРСКОЕ ПРАВО И ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
Технический прогресс в области копирования и средств связи, получивший после второй мировой войны бурное развитие, постоянно создает все новые проблемы для авторского права. Работа по пересмотру Закона по авторскому праву северных стран направлена прежде всего на то, чтобы попытаться решить все новые вопросы, и поэтому нам естественно будет остановиться на важнейших из них.
Репрография
Прежде размножение произведений имело место непосредственно в типографиях. В наши дни многие фирмы, конторы, институты и частные лица располагают множеством типов оборудования для репродуцирования в виде копировальных машин, микрофотоаппаратов и т. п., которые позволяют репродуцировать тексты, чертежи и фотоснимки просто и дешево. Сейчас можно получать такие копии, что только специалисты могут отличить их от оригинала.
Таким образом, риск появления «пиратских» копирований книг резко возрос. Однако совершенно очевидно, что такие копии являются незаконными, и здесь не возникает каких-то особых правовых проблем.
Подобные проблемы возникают при широком копировании частей книг, газет и журналов, которое ведется с помощью копировальной техники и без разрешения автора в учебных заведениях, а также официальными властями и частными лицами для профессиональных надобностей.
Получившее широкий размах копирование под-
170
лежащих охране произведений следует считать незаконной деятельностью и на основании действующего права.
Если кому-то техника репродуцирования доставляет пользу и радость, то не следует требовать, чтобы во всех случаях копирующий произведение получал согласие автора на каждое копирование. Легализовать эту копировальную деятельность, о которой идет речь, вообще не представляется возможным. Поэтому во многих случаях следует отдать предпочтение экономической основе обычной издательской деятельности. Во многих странах пытаются найти такую систему, которая обеспечила бы правообладателям (авторы, издатели, редакторы газет и журналов) сносное вознаграждение за копирование их произведений и которая одновременно не служила бы препятствием для разумного использования технических вспомогательных средств.
Комитет по авторскому праву северных стран рекомендует прежде всего порядок репродуцирования, построенный по принципу договорных лицензий, который предусматривает заключение коллективных договоров между организациями правооб-ладателей и потребителей. Условия такого договора должны согласно закону касаться и тех авторов, которые не являются членами договаривающихся организаций.
Коллективный договор такого рода применяется в ряде школ Швеции. Сторонами в нем выступают Управление школ и организации правообла-дателей. Переговоры о заключении подобного договора ведутся и в Дании.
Как отмечено в предыдущей главе, похоже на то, что введение договорных лицензий встречает сопротивление в правительственных кругах, во всяком случае в некоторых северных странах. Там считают, что это хлопотное дело с административной точки зрения. Вместо этого порядка предлагается разрешить свободно ввести репродуцирование как в школе, так и в деловой сфере в ограниченных масштабах. И когда мы говорим о непозволи-тельности совершенно свободного и бесплатного копирования, мы имеем в виду решение очевидного
171
вопроса о вознаграждений авторов, которое могло бы заключаться в выделении какого-то установленного взноса со стороны государства или отраслей производства в пользу организаций правообла-дателей.
Прежде чем высказанные выше мысли будут оформлены в конкретном законопроекте, трудно судить, будут ли они соответствовать нашим обязательствам по Бернской конвенции.
В настоящий момент не совсем ясно, каким будет окончательное решение этого вопроса в Дании.
Видеограммы
В последние годы получили развитие новые системы записи звука и изображения. Эти записи могут быть сравнительно просто с помощью недорогой аппаратуры показаны на экране обычного телевизора или в некоторых случаях на специальном экране. Уже есть значительное количество готовых записей. Для некоторых систем видеозаписи необходима специальная записывающая аппаратура, которая позволяет частным лицам записывать телепередачи с экрана или изготовлять собственные записи тем же способом, каким это давно делается с помощью узкопленочной кинокамеры.
Некоторые системы записей работают с помощью кассет, содержащих светочувствительный материал или обычную фотопленку, другие производят запись на видеопластинки. Существуют также системы, использующие лазерную технику.
Видеограммы (видеокассеты или видеопластинки) довольно широко используются в учебных и подобных им заведениях. Однако их можно встретить пока еще в ограниченном объеме в продаже (или в прокате) для широкой публики. Такое положение объясняется неопределенностью, которую создает наличие многих конкурирующих и разнообразных систем. Публика не знает, на какую систему можно положиться, так как риск ошибочного денежного вклада довольно значителен, поскольку воспроизводящую аппаратуру одной фирмы зача-
172
стую нельзя использовать для воспроизведения записи конкурирующей фирмы.
С точки зрения авторского права видеограммы, очевидно, можно приравнять к кинофильмам. Особые правила в отношении кинофильмов и кинопроизведений в законодательстве по авторскому праву относятся к традиционным игровым фильмам, которые производятся в ограниченном количестве копий для проката в кинотеатрах. В то же время видеограммы следует рассматривать в качестве предмета массового производства, предназначенного для продажи или сдачи во временное пользование широкой публике. Когда видеограммы изготовлены, по характеру их использования они так же схожи с грампластинками, как и с обычным кинофильмом. Поэтому есть необходимость применять по отношению к ним подходящие по аналогии правила, уже имеющиеся в авторском праве.
Перед организациями авторов и профессиональных исполнителей стоит задача разработать разумные условия контракта по использованию их произведений и исполнений в связи с появлением видеокассет и развитием иных технических способов фиксации звука и изображения.
Желание записать старые кинофильмы на видеограммы ведет к особым проблемам, которые в ряде стран уже дали повод для стычек между кинопродюсерами и киноактерами и др. по вопросу выплаты гонорара.
Кабельное телевидение
Значительная часть телезрителей (как в Дании, так и в других странах) принимает телепередачи через общую антенну или по кабелю. Беспроволоч-но принятая программа передается затем зрителям по проводу или кабелю. Для приема используются различные приспособления: от антенн, общих для жителей одного дома, до сооружений, обеспечивающих целый город.
Согласно закону автор пользуется охраной от того, чтобы его произведение без его согласия не
173
передавалось бы по радио и телевидению, а также и от того, чтобы передаваемые по радио произведения не транслировались бы дальше, поскольку в этом случае осуществляется новое использование произведения.
Значит ли это, что каждая трансляция передаваемой беспроволочно программы должна рассматриваться как новое использование, диктующее применение положений авторского права?
Рассмотрим возможный случай: последующей будет считаться передача для абонентов района, где обычное антенное оборудование не позволяет принимать программу, передаваемую беспроволочно.
И наоборот, не будет последующей передача (или новое использование), если передача ведется на абонентов, которые расположены в таком районе, где каждый из них с помощью лучшего индивидуального антенного оборудования, которое есть в продаже, способен получить на экране изображение удовлетворительного качества, т. е. если упомянутая передача имеет место в «покрываемом районе».
Если исходить из того, что сказанное верно, то кое-что уже можно почерпнуть для использования в законе или судебной практике. ,
В Бернской конвенции есть положение, относящееся к кабельным передачам. В ст. 11-бис (1) сказано, что авторы литературных и художественных произведений имеют исключительное право давать разрешения на каждую последующую передачу транслируемых по радио произведений по проводу или беспроводно (rebroadcasting), если эта передача ведется не первичной, а другой организацией (другим предприятием).
Как видим, в Конвенции нет и нам«ка на то, что для охраны играет какую-то роль то обстоятельство, ведется ли передача по проводу или кабелю в «покрываемом районе» (понятие, у которого, в общем, нет ясного и постоянного определения) или нет. Представляется, что единственным способом решения рассматриваемого вопроса может быть определение того, ведется ли эта переда-
174
•v ча другой раднокомпанией и ведется ли она для публики.
Руководствуясь Бернской конвенцией, австрий-I ский Верховный суд постановил летом 1974 года, '] что передача по кабелю для 694 абонентов г. Фель-дкирх является новым использованием. Абоненты принимали одну австрийскую, одну швейцарскую и две немецких телепрограммы. Эти четыре программы они хорошо принимали в основном даже с помощью индивидуальных антенн.
Конечно, решение австрийского Верховного суда не может в настоящее время быть для нас примером того, как уладить соответствующий вопрос в Дании. Что же касается последней, то, очевидно, следует лишь констатировать царящую неясность в том, в каких же случаях следует применять закон. Необходимость внести ясность в этом вопросе возникнет еще и в связи с имеющимся планом предоставить всем телезрителям северных стран возможность смотреть программы соседних северных стран.
Не следует недооценивать трудности в этом деле. Положения Бернской конвенции ясно указывают, что должны приниматься разумные и целесообразные решения. Не исключено, что проблема будет решена, например, точным определением в законе того, какие виды передач по кабелю следует рассматривать как «новые использования».
Проблемы, которые создают кабельные передачи для авторов, подчас не совпадают с подобными проблемами профессиональных исполнителей. Положение об их правовой охране в отношении радиопередач (§ 45) следует с уверенностью понимать так, что оно не дает исполнителям никакой защиты от дальнейшей трансляции их исполнений при радиопередаче.
Радио- и телепередачи при помощи спутников
Телепередачи через спутник—дело настоящего и ближайшего будущего. Сигналы обычного телепередатчика имеют географически очень ограничен-
175
йую зону распространения. В отличие от звуковых радиосигналов они распространяются прямолинейно, и округленность земного шара создает для них, таким образом, довольно ограниченную зону распространения. Сигналы же от обычного космического спутника связи могут покрыть значительную часть Земли.
Однако используемые в настоящее время типы спутников, как уже сказано выше, не могут передавать сигналы, которые можно было бы принимать обычным телевизором. Сигналы от спутников принимаются особыми наземными станциями, где они преобразуются, усиливаются и передаются дальше согласно существующим договоренностям. Можно дискутировать на тему, откуда начинается радиопередача: из страны, где она была произведена (очевидно, страны, пославшей сигналы на спутник), или из принимающей страны, где имело место их преобразование и трансляция для широкой публики. Однако во всех случаях авторы являются жителями какой-то страны и пользуются тем или иным законодательством об авторском праве.
Между тем возможно, что в течение ближайших лет появятся спутники, которые будут в состоянии вести передачи прямо на телевизор или на бытовое антенное устройство. В этом случае можно будет сказать, что передача идет со спутника, т. е. из космоса, где национальные законы по авторскому праву не действуют. Для авторов произведений, которые будут передаваться в подобной ситуации, будет важно, чтобы были выяснены правовые условия таких передач. Возможно, в международном масштабе можно попробовать прийти к соглашению, что передачи охраняемых авторским правом произведений и исполнений профессиональных артистов следует приравнивать к радиопередачам, осуществленным в той стране, откуда были переданы сигналы на спутник.
Существуют планы, согласно которым в рамках культурного сотрудничества между северными странами будет создана возможность принимать все программы этих стран. В связи с этими планами возникнет немало технических вопросов, кото-
176
рые следует решить. Однако многое указывает на то, что цель может быть достигнута проще и дешевле, если северные страны согласятся на устройство, базирующееся на передаче программ через спутник. Думается, что в таком случае придется заключать новые договоры, которые разрешали бы использование в телепрограммах их произведений или исполнений в пределах своих стран, т. е. географически с ограниченным радиусом действия;
о передаче этих программ через общий спутник северных стран придется договориться дополнительно.
Автоматические
информационно-документальные системы. Электронные накопители данных (банки данных)
Работа по пересмотру Закона об авторском праве северных стран, очевидно, приведет к необходимости рассмотреть, вызваны ли изменения закона развитием в области электронно-вычислительной техники.
Необходимо будет иметь в виду, что подлежащие охране произведения, как и любая другая информация, во все более увеличивающихся размерах накапливаются в огромных центрах при помощи ЭВМ и что эти информационные банки данных используются абонентами, которые по кабелю или иным способом получают или будут получать необходимые им сведения. Следует установить, достаточно ли действующие правила закона предоставляют правовую охрану при таких новых формах использования информации. Встает также проблема в отношении правовой охраны машинных программ.
12. Заказ 2102
Глава 19
АВТОРСКОЕ ПРАВО В БУДУЩЕМ Критика авторского права
На вопрос, о котором пойдет здесь речь, вряд ли можно дать какой-то удовлетворительный «научный» ответ. Суть его заключается в следующем: оправдано, целесообразно и необходимо ли на все будущее время—или во всяком случае на обозримое будущее — создавать систему правил по авторскому праву, основанную на тех принципах, которые действуют сейчас в северных странах?
В течение последних десятилетий традиционное авторское право подвергалось нападкам со многих сторон. Часть из них имела идеологическо-полити-ческие основы, но чаще всего критиковалась система правил, ставшая такой сложной, что создала трудности, ограничив в неразумной степени свободу обмена и доступа населения к литературе и искусству.
Авторское право — это капитализм
Люди, которые являются противниками существующей социальной системы или же настроены отрицательно к ней, нередко критикуют частнокапиталистический характер авторского права. В качестве примера можно назвать статью Нильса Хейлюнда в газете «Крестелигт дагблад» от 31.8.1971 г. Она имеет заголовок: «Авторское право—это капиталистический принцип». В статье между прочим говорится: «Борьба за авторское право—это есть проявление капитализма в его чистом виде. Это борьба за то, чтобы с помощью силы и власти придать произведениям духовного творчества характер товара, частнопредпринимательского объекта эксплуатации». И далее:
«Знаменитые авторы должны быть довольны тем,
178
что смотрят свысока на частнокапиталистическое авторское право. После того, как писатель или журналист получил свой гонорар, его произведение становится общим достоянием, и он должен радоваться тому, что кто-то будет им пользоваться».
(Хейлюнд выступает против того, чтобы писатели и издатели получали доход за фотокопирование их произведений в школах. Примечательно, однако, что это единственное его общее высказывание о сути авторского права).
Мнение, что авторское право — это право частнокапиталистическое или несоциалистическое, естественно, не может произвести большего впечатления на несоциалистов. И все-таки уместно сделать некоторые замечания по этому поводу между прочим потому, что среди писателей и художников, которые пользуются авторским правом, многие признают социализм.
Я не думаю, что было бы справедливым сказать, что авторское право является частнокапиталистическим или противоречит социализму. Нельзя утверждать, что главными и основополагающими в авторском праве является право автора препятствовать тому, чтобы его произведение было опубликовано без его ведения, а также право протестовать против того, чтобы оно предстало перед публикой в искаженном виде или под другим, а не под его именем. Если речь идет об этих правах, то, вероятно, и не возникнет желания дискутировать о капитализме или социализме.
Наоборот, можно определенно утверждать, что вся остальная часть авторского права, т. е. защита от повторного использования произведения (в самом широком понимании), имеет место в Дании, в частнокапиталистической системе общества и может отсутствовать в настоящем социалистическом обществе. Это относится ко всем правилам, которые ограждают автора от того, что однажды опубликованное его произведение будет использовано другими без его согласия. Целью же этих правил является защита правообладателя от коммерческого использования произведения, в чем, вероятно, нет нужды в социалистическом обществе.
Однако в социалистических странах никоим образом не отменена эта часть авторского права. Исключительное право автора и охрана от повторного использования произведения в принципе сохранены и там, и если посмотреть на общую тенденцию, то она скорее направлена на расширение охраны. Можно сослаться на изменения законов в Советском Союзе в связи с присоединением страны к Всемирной конвенции по охране авторских прав. Как сказано ранее, социалистические страны также являются членами Бернского союза. Очевидно, для этих стран актуальной является проблема охраны прав авторов при использовании их произведений за рубежом.
Можно полагать, что в социалистических государствах не соблюдается принцип, согласно которому вознаграждение автора полностью зависит от количества проданных произведений. В определенной степени это обстоятельство имеет место, особенно в Советском Союзе, где гонорар писателя, например, не зависит от продажи книг. Писатель получает вознаграждение в зависимости от объема книги. Это вознаграждение тем не менее может быть весьма различным в зависимости от жанра и оттого, насколько его книга считается «полезной». Писатели, чьи книги признаны достойными того, чтобы их публиковать большим тиражом, все же получают вознаграждение значительно большее, чем другие авторы.
Очевидно, КНР является примером государства, где нет авторского права. Однако из этой страны трудно получить надежные сведения о существующих там условиях. В общем и до Мао Китай был страной, где и на бумаге, и в действительности авторское право было развито весьма слабо.
Безусловно, о проблеме «авторское право при социализме» можно сказать значительно больше, но мне представляется, что эта дискуссия будет иметь почти исключительно академический интерес. Мы живем не в социалистическом обществе, и я не вижу причин к тому, чтобы датские авторы, придерживающиеся социалистических взглядов, считали бы разумной борьбу против авторского права. Его упразднение иди ограничение це сделают
18Q
способ производства или передачу книг, исполнение произведений менее «капиталистическими», это будет лишь на пользу коммерческим, полу государственным и государственным предприятиям, заинтересованным в том, чтобы получить право на использование произведения как можно свободнее и дешевле. В результате повысится эксплуатация. А то обстоятельство, что авторы в социалистических странах имеют особый интерес—не использовать свои права таким образом, чтобы не создавать препятствие и затруднение общественно полезному использованию произведений,—это другое дело.
Считаются ли товаром
произведения духовного творчества?
Независимо от политической принадлежности, можно считать недостойным рассматривать произведения искусства, считающиеся духовными ценностями, как товар. Нельзя отрицать, что к этому выводу приводит и система авторского права. Нередко сами авторы приводят этот аргумент против рыночного авторского права. В одной из книг тридцатых годов отмечалось следующее: «По очевидным причинам в интересах социализма освободить искусство. Оно — воздух, вода, шторм. Оно — не товар».
Я могу лишь сказать, что в такой точке зрения есть доля романтики, если ее использовать в авторском праве. Большое число произведений, .подлежащих охране по авторскому праву, является скромной продукцией, которая очень часто служит практическим целям и которая, как правило, издается, поскольку отмечен или появился на нее спрос. И с этой точки зрения они «заслужили» не большего, чем считаться товаром, и они являются таковыми. Жалостная песнь о том, что применение авторского права пачкает искусство, ставя его в зависимость от экономики, относит нас, в общем-то, назад, в детство авторского права. На это указывали некоторые маститые писатели, боровшиеся против авторского права, и странно видеть, что набор слов, который
I?!
использовался этими старинными противниками авторского права, почти тот же самый, которым пользуются сегодняшние критики, например упомянутый выше Нильс Хейлюнд.
То обстоятельство, что произведения искусства считаются товаром, объясняется тем, что сумму вознаграждения автора определяет весь огромный рыночный механизм. Авторы «оплачиваются» в соответствии с использованием их произведений, а не по литературной, художественной или иной общественно полезной ценности последних. Конечно, с точки зрения культурной политики такое положение можно считать сомнительным. Но не менее ли сомнительна такая система, при которой, очевидно с помощью той или иной государственной инстанции, будет устанавливаться величина вознаграждения каждому правообладателю на основе оценки общественной полезности его произведения. Я думаю, что и в дальнейшем окажется весьма разумным порядок, при котором вознаграждение будет определяться использованием или спросом, а уж затем оно будет корректироваться государственной помощью литературе и искусству в различных формах.
Впрочем, в некоторых областях авторы сами установили порядок, предусматривающий качественную оценку или, может быть, скорее оценку художественного жанра при определении вознаграждения. В системе КОДА композиторы так называемой «серьезной музыки» получают, например, большую плату, чем другие. Это «кривое деление» вознаграждений в последние годы было подвергнуто острой критике.
Авторское право должно быть заменено «культурным правом для всех»
Идея о том, что литературные и художественные произведения не могут рассматриваться лишь как товар, является родственной идее о так называемом «культурном праве для всех», играющей определенную роль в шведских официальных дебатах по авторскому праву и между прочим высказанной в
182
ряде случаев шведским министром просвещения. Возможно, «культурное право для всех» означает, что все опубликованные произведения могут быть свободно и бесплатно использованы каждым и всеми. Поскольку еще точно не объяснено, как писатели и художники будут жить в такой блаженной ситуации, то вряд ли представляет сколько-нибудь значительный интерес обсуждать «культурное право для всех».
Авторское право не отвечает
изменившимся социальным условиям
Некоторые политики говорят, что современное авторское право не соответствует изменившимся социальным условиям. Частично при этом имеется в виду социальная помощь, в том числе обычная пенсия, которую получают авторы в Дании и других северных странах; частично, и в довольно значительной степени, различные формы официальной помощи художникам в современном обществе: ассигнования для закупок произведений искусства, на художественное оформление официальных зданий;
положение о стипендиях и т. д.
То обстоятельство, что писатели и художники в какой-то степени приравнены к другим гражданам в отношении пенсионного возраста и другой социальной помощи, вряд ли может быть аргументом в пользу того, чтобы через законодательство по авторскому праву лишить их возможности получать сносную плату за проделанную работу. Наоборот, легко представить себе, что именно государственная и коммунальная помощь искусству и может быть таким показателем, который надо иметь в виду, рассуждая о том, насколько обширной должна быть охрана по авторскому праву. Этот аргумент представляется не очень убедительным, поскольку официальная помощь в Дании стоит на очень скромном
уровне.
Надежных сведений о том, какую сумму авторы
получают в год, пользуясь законодательством об авторском праве, нет. Но совершенно ясно, что речь
183
идет о сумме, которая во много раз больше той, которая на сегодняшний день выделяется на официальную помощь искусству. Поскольку совершенно очевидно, что в обозримом будущем в Дании не будет достигнуто политического большинства, которое во много раз увеличило бы ассигнования на помощь искусству, то и в дальнейшем не будет никаких оснований ограничить охрану по авторскому праву, ссылаясь на существующий порядок оказания помощи искусству.
Следует обратить внимание на то, что те, кто полагает, что выработанная система официальной помощи искусству в той или иной степени может обогатить авторов, явно не учитывают, что авторское право, особенно в области литературы, оказывает помощь большой группе авторов, которых нельзя отнести к авторам художественной литературы и которые в силу этого, очевидно, не получат официальной помощи. Тем не менее эти авторы создают произведения, имеющие большое общественное значение. И если отменить или урезать правовую охрану на основании того, что официальные власти будут заботиться о содержании деятелей искусства иным образом, то большая группа людей, в той или. иной степени живущих профессиональной литературной деятельностью, попадет в тяжелое положение.
Авторское право является препятствием
для распространения культуры и информации
Между прочим во время дискуссий по вопросу выработки общей для северных стран линии по изменению авторского права утверждалось, что авторское право препятствует максимальному использованию произведений, а потому оно мешает распространению литературы и информации.
Оценивая это возражение, следует помнить, что смысл авторского права состоит в том, что оно препятствует совершенно свободному и бесплатному использованию произведений. Оно отражает стремление дать автору право распоряжаться своим про-
184
изведениём и возможность обусловить себе вознаграждение. Совершенно очевидно, что подобное ограничение свободного доступа к произведениям не только не затрудняет, а, наоборот, способствует распространению культуры и 'информации, о чем подробнее смотрите в гл. 11.
Утверждающие, что авторское право препятствует желаемому использованию произведений, точно не указывают, что же они имеют в виду. Возможно, те трудности, которые в отдельных областях возникают при заключении договоров между потребителями и авторами. Не создана система, с помощью которой моряки могли бы смотреть телепередачи Датского радио, хотя технически это возможно, но отсутствует договоренность с правообла-дателями и авторами. В системе образования некоторые преподаватели воздерживаются от копирования произведений .в нуждах учебного процесса, поскольку договора, который узаконил бы копирование, нет, и т. д.
Между тем нельзя сказать с определенностью, что именно «авторское право» препятствует использованию произведений в указанных целях. Этому мешает отсутствие договоров. И если договор не заключен, то причиной тому может быть отсутствие энергии и способностей у одной или у обеих из договаривающихся сторон. Но причина может быть также 'и в том, что существующая система договоров и соглашений настолько .сложна и неудобна, что ее следует упростить и облегчить. Вопрос об административных трудностях, связанных с авторским правом, будет рассмотрен ниже.
Система авторского права сложна
в административном отношении и дорога
Наиболее частые возражения против авторского права основываются на том, как уже не раз было сказано, что система его применения хлопотна в административном отношении и дорога.
Эту критику нельзя отклонить, но, с другой стороны, ясно и то, что она не носит такого серьезного
185
характера, чтобы стать обоснованием отмены автор ского права. Административные хлопоты и их дороговизна, связанные с законодательством, имеют место лишь в особых сферах. И дискутировать следует лишь о том, можно ли и этих немногих сферах в какой-то степени ограничить права авторов, а взамен этого ограничения обеспечить им сносные условия заработка с помощью обычной культурной политики. Однако же в отношении этих редких случаев было бы разумным прежде всего выяснить, можно ли вне рамок системы вознаграждения по авторскому праву создать такой порядок, 'который в административном отношении проще 'и дешевле, чем существующий ныне.
Конечно, в наши дни всегда будет делом вкуса определить, насколько обширным должен быть административный аппарат для контроля за выплатой вознаграждения за использование произведений индивидуальным авторам. Есть такие зарубежные системы авторского права, которые приводят к тому, что 40, а то и более процентов требований о вознаграждении тонут в административном аппарате. Очевидно, о том, чтобы иметь или ввести такие порядки в нашей стране, нам не следует беспокоиться.
Думается, что существующие в Дании порядки востребования вознаграждения в соответствии с законодательством по авторскому праву не требуют особенно высоких административных расходов, Важнейшим из этих порядков является система КОДА, которая гарантирует композитору (а также авторам текста) вознаграждение за исполнение музыки. Административные расходы аппарата КОДА составляют значительно меньше 20% от поступлений, а с применением техники ЭВМ и при расширении сотрудничества с различными службами (они уже создаются), взимающими налоги, эти расходы наверняка еще несколько сократятся. Gra-mex, получающая сборы за использование грампластинок, работает при еще меньших расходах. В равной мере, как и работой администрации, следует поинтересоваться работой, которую ведут, и теми расходами, которые несут потребители произ-
186
ведений. Большое число владельцев ресторанов, гостиниц, организаторов концертов, обществ и производственных организаций должны перечислять деньги в КОДА и передавать туда перечень использованных музыкальных произведений. Естественно, что это большая нагрузка, и многие потребители жалуются на те хлопоты, которыми они обременены. Однако в большинстве случаев эти жалобы не следует принимать слишком серьезно. Вполне разумно, что потребитель музыки должен потратить несколько минут для того, чтобы получить огромную выгоду — распоряжаться чуть ли не всем музыкальным репертуаром мира почти свободно и беспрепятственно. Весьма редко, чтобы это стоило ему по работе и в деньгах приблизительно так же дорого, как если бы он пригласил музыкантов или взял напрокат систему, воспроизводящую звук.
Как было сказано выше, в настоящее время проходят переговоры о порядке оплаты копирования географических карт в школах. Речь идет о том, чтобы обеспечить авторам определенный гонорар, но так, чтобы излишне не обременять управление школ регистрацией сделанных копий. Я думаю, что организации авторов понимают, насколько .важно, что найдено решение, позволяющее администрации работать без непомерных нагрузок, хотя этот порядок и является определенным отступлением от принципа 'индивидуальности, на котором все же должно базироваться авторское право.
Такой большой потребитель произведений, подлежащих охране, как Датское радио, естественно, не может избежать сознания административного бремени, которое оно несет, тем не менее должно следовать правилам авторского права. Однако и в отношении этого учреждения есть далеко идущие намерения в связи с введением договорных лицензий согласно п. 1 § 22 Закона. Со своей стороны, организации авторов также содействуют тому, чтобы облегчить работу радио и телевидения. Но нельзя отрицать все же, что в некоторых ситуациях авторское право стоит на пути разумного ведения программы. Договорная лицензия не охватывает всех областей искусства: драматические произведе-
187
ния и кинофильмы вне ее сферы. И поэтому во многих случаях для того, чтобы получить необходимое разрешение, требуется большой труд, и подчас Датское радио должно отказаться от передачи произведения по той причине, что невозможно было связаться с автором или тем, кто представляет его интересы. Конечно же, подобное положение наносит ущерб не только данному учреждению « публике, но и автору, и поэтому есть основание вновь и 'вновь обсуждать .вопрос о том, чтобы с помощью положений авторского права избегать подобных ситуаций.
До настоящего времени Датскому радио не удавалось заключать договоры с авторами и профессиональными исполнителями так, чтобы было возможно повторить по радио и телевидению программу, которая оказалась особо нужной. Датское радио не имеет также договорной основы для изготовления копий учебных передач и рассылки этих копий школам.
Долгое время не удавалось заключить необходимые договоры с Королевским театром о прямой передаче представлений по телевидению. В ходе переговоров затруднения были связаны не столько с разногласиями по гонорару, сколько с внутренними заботами деятелей сцены, которые возражали против показа по телевидению представления, написанного специально для театра.
Выше мы касались двух ситуаций, затронутых в официальных дебатах: необходимо заключить договоры о предоставлении морякам права принимать телепередачи и разрешении копировать охраняемые авторским правом произведения в процессе обучения в школах. Однако ни одна из этих ситуаций не свидетельствует о том, что на пути заключения договоров встретятся непреодолимые препятствия.
Между тем конфликты, возникшие в указанных и других случаях, не способствуют популярности авторского права.
Американский профессор Стефен Брайер в статье с длинным заголовком «Тревожный случай для авторского права в Гарвардском «Лау ревью» (с. 84,
168
декабрь 1970 г., № 2) попробовал представить себе картину, что бы произошло, если бы авторское право оказалось ненужным и было бы отменено. Его заключение свелось примерно к следующему: нельзя утверждать, что это не привело бы к серьезному несчастью, но следует всегда исходить из того, что гораздо надежнее не пускаться в такой эксперимент. Стефан Брайер рассматривал авторское право лишь по отношению к литературным произведениям, и это делает его статью менее интересной, чем она могла бы .быть, поскольку, например, для композиторов отсутствие авторского права вызвало бы еще худшие последствия.
: Здесь же следует отметить, что его анализ авторского права, естественно, касался только американских условий. Его рассуждения и вычисления вряд ли могут быть применены в условиях такой маленькой страны, как Дания.
Упомянутая статья тем не менее является одним из многих примеров скептического и холодного отношения к авторскому праву, которого в западном мире придерживаются многие, как юристы, так и неюристы, знающие авторское право. Прошло то время, когда специалисты по авторскому праву со спокойной душой и вдохновленные благородным огнем вместе с писателями и художниками боролись за расширение охраны по авторскому праву.
Я хорошо понимаю этот скепсис и прохладу. И даже не преувеличивая трудности административного характера, нельзя оспаривать того, что в связи с техническим прогрессом эти трудности постоянно возрастают. Я совершенно не считаю подобное отношение к авторскому праву злом, поскольку оно дает основание хорошенько подумать, прежде чем ставить вопрос о расширении правовой охраны авторов и других правообладателей. Признание этого постулата все же не должно привести к отрицанию ценности авторского права. Я считаю, что оно выполняет важную общественную функцию и что оно со всеми своими недостатками и несовершенством все же является лучшей системой, обеспечивающей сносную минимальную оплату труда писателей и
189
художников, .сохраняя при этом высокую степень свободы самовыражения.
Бесспорно, авторское право имеет значение также и как стимул для создания литературных и художественных произведений. Увидеть это наглядно в индустриальных странах, очевидно, трудно, поскольку их национальным культурам сотни лет. Но в третьем мире осознание важности этого стимула постоянно растет. В тех развивающихся странах, где всего десять лет тому назад много делалось для того, чтобы создать законодательство об авторском праве на низком уровне, теперь мнение изменилось.
Все больше и больше стран сознают, что, если они хотят создать свою национальную культуру и искусство, для этого они должны иметь именно развитую систему правовой охраны.
Между прочим в северных странах есть хороший пример того, для чего необходима правовая охрана.
Несколько лет тому назад Исландия создала свое первое эффективное авторское пра'во—закон, очень близкий законам других северных стран. Есть очень много подтверждений того, что он уже сейчас стимулирующе воздействует на исландскую культуру. И исландцы в основном совершенно не понимают тех тенденций ограничения авторского права, 'которые появились в некоторых северных странах.
Возможно, что однажды при совершенно ином общественном порядке авторское право окажется ненужным. Возможно, но не обязательно.
Актуальная задача состоит в том, чтобы нормы авторского права постоянно были в поле зрения и модифицировались применительно к техническому развитию и тем изменениям, которые будут в ближайшем будущем, если 'речь пойдет об условиях для организаций авторов и их месте в обществе в целом.
Эту работу необходимо проводить в сотрудничестве между организациями авторов, потребителями, юристами и политиками. И я думаю, что все участвующие в работе по приведению законов в соответствие с условиями жизни будут благоразумными,
190
насколько это возможно, и не откажутся от основополагающих принципов, на которых построено авторское право.
Эти принципы — не святыня, их можно критиковать, но, однако же, они содержат определенные гарантии для свободного выражения мысли, а этим нельзя пренебрегать. Эта предпосылка дает, очевидно, основу для принятия решения, которое разумным образом сможет объединить противоборствующие точки зрения двух сторон, если границы авторского права будут расширены.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Постановление Министерства по делам культуры, № 130 от 15 апреля 1975 г.
ОПУБЛИКОВАНИЕ ЗАКОНА ПО АВТОРСКОМУ ПРАВУ НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
При этом опубликовывается Закон № 158 от 31 мая 1961 г. по авторскому праву на литературные и художественные произведения с изменениями, вытекающими из Закона № 174 от 21 марта 1973 г.
Глава I ПРЕДМЕТ И СОДЕРЖАНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА
§ 1. Тот, кто создал литературное или художественное произведение, имеет на это произведение авторское право, будь то художественное или литературное произведение в письменной, устной или изобразительной форме; музыкальное или сценическое произведение; кинопроизведение; скульптура; архитектурное произведение или произведение в иной форме.
Карты, чертежи и другие графические или пластические произведения изобразительного вида относятся к литературным произведениям'.
§ 2. Авторское право, с учетом приведенных в этом законе ограничений, предоставляет автору исключительное право распоряжаться своим произведением: изготовлять экземпляры, сделать его достоянием общества в оригинальном или ином виде— в переводе, переработанном в другие виды литера-
' Абзацы параграфов закона именуются в тексте книги и в самом законе пунктами без употребления их нумерации. Например, под ссылкой: п. 1 § 1 понимается первый абзац § 1 Закона и т. д.— Прим. перед.
192
туры и искусства или изготовленном с помощью другой техники.
Под изготовлением экземпляров понимается передача произведения на такое устройство, которое может его воспроизвести.
Произведение становится достоянием общества, когда оно представлено публично или когда его экземпляры продаются, берутся в библиотеках, иным способом распространяются среди публики или публично выставляются.
Опубликованием произведения считается также его представление в коммерческой сфере при большой аудитории, даже если эта аудитория и не является широкой публикой.
§ 3. Автор имеет право требовать, чтобы его имя было проставлено на экземплярах произведения, а также было названо при представлении произведения публике, как это подсказывает «добрый обычай».
Произведение не может быть изменено или стать публичным достоянием таким способом и при таких обстоятельствах, которые принижают литературные и художественные достоинства автора.
Согласно этому параграфу автор может отказаться от своего права, если его произведение используется ограниченно по причине его вида и объема.
§ 4. Тот, кто переводит, перерабатывает или обрабатывает произведение, преобразует его в другой вид литературы и искусства, имеет авторское право на новое произведение, но он не может распоряжаться им таким способом, который противоречит праву автора оригинального произведения.
Авторское право на новое самостоятельное произведение, созданное путем свободного использования другого произведения, не зависит от авторского права на использованное произведение.
§ 5. Тот, кто путем составления произведений или их частей создал литературный или художественный сборник, имеет на него авторское право, но это право не должно ущемлять авторских прав на отдельные произведения.
§ 6.. Если у произведения два ила больше авторов
13. Заказ 2102 •193
и вклад каждого из них не может быть выделен как самостоятельное произведение, то авторское право считается коллективным. Однако каждый из авторов в отдельности имеет право возбудить дело в суде в случае нарушения его авторских прав.
§ 7. В случаях, когда нет других данных, автором считается тот, чье имя, известный общественности псевдоним или символ нанесены принятым образом на экземплярах произведения или они указываются при публичном представлении произведения.
Если произведение вышло в свет без указания имени автора, как этого требует положение п. 1, то печатник, если его имя указано, или издатель могут от имени автора ходатайствовать, чтобы это было сделано на экземплярах нового издания. Они также могут заявить о случившемся Министерству по делам культуры.
§ 8. Произведение считается опубликованным после того, как оно законным образом стало достоянием публики.
Произведение считается изданным, если с согласия автора его экземпляры поступили в продажу или иным образом распространены среди публики.
§ 9. Законы, административные предписания, решения суда и другие официальные акты не являются предметом авторского права.
§ 10. Правовая охрана, предоставляемая по Закону о промышленных образцах, не исключает авторского права.
По данному закону фотографии не пользуются правовой охраной. Они подлежат правовой охране по Закону о фотоснимках.
Глава II ОГРАНИЧЕНИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА
§ 11. Отдельные копии опубликованного произведения могут быть изготовлены для частного пользования, однако они не могут быть использованы в других целях.
Это положение не дает права другим лицам делать копии произведений прикладного искусства,
.194
скульптур или подражания другим художественным произведениям. Совершенно не разрешается воплощать в жизнь чужие архитектурные произведения.
§ 12. Королевским предписанием может быть разрешено архивам, библиотекам и музеям изготовлять экземпляры произведений с помощью фотокопирования для использования в своей работе, точно соблюдая при этом положения Предписания.
§ 13. Хозяин может изменить вид здания без согласия автора лишь по техническим причинам или исходя из практической необходимости.
Предметы обихода могут быть видоизменены без согласия автора.
§ 14. Разрешается цитировать опубликованные произведения в объеме, необходимом для цели цитирования и в соответствии с «добрым обычаем».
С теми же оговорками в критических, научных или общепросветительных работах разрешается в качестве иллюстраций к тексту приводить снимки ранее опубликованных художественных произведений или произведений, поименованных в п. 2 § 1. Если в общепросветительной работе приведены два или более произведения одного и того же автора, то они подлежат оплате.
§ 15. Снимки опубликованных художественных произведений могут быть помещены в газетах и журналах при освещении событий дня. Однако это не касается снимков произведений, которые воспроизводятся в газетах и журналах специально.
§ 16. В сборники, предназначенные для богослужений и целей просвещения, составленные из произведений значительного числа авторов, разрешается включать небольшие части литературных, музыкальных или других произведений малого размера, но лишь спустя пять лет после истечения года издания произведений. В качестве иллюстрации к тексту могут быть также использованы снимки художественных произведений, указанных в п. 2 § 1, спустя пять лет после истечения года их публикации. Произведения, которые были изготовле-
195
ны для использования в просвещении, не могут быть помещены в сборник того же назначения без согласия автора.
Автор имеет право на вознаграждение.
§ 17. Для временного использования в учебном процессе разрешается с помощью магнитной записи изготовлять экземпляры опубликованного произведения, если это делается в учебном заведении или специальном центре записи, учрежденном органами просвещения. Изготовленные экземпляры нельзя использовать в других целях.
Это положение не дает права переписывать записи с грампластинок и магнитных лент, изготов- Is ленных для продажи.
Министр по делам культуры может издать более подробную инструкцию по использованию и хранению сделанных звукозаписей.
§ 18. Разрешается изготовлять экземпляры произведений шрифтом для слепых. Равным образом экземпляры произведений могут быть изготовлены с помощью фотографии для использования в школах глухонемых или с дефектом речи.
Для выдачи на руки слепым, плохо видящим и другим лицам, которые в силу инвалидности не могут читать обычные книги, разрешается изготов- It лять с помощью звукозаписи экземпляры изданных литературных произведений, если это делается не в коммерческих целях. За такие записи автор имеет право на вознаграждение.
§ 19. Если музыкальное произведение сопровождается ранее изданным текстом, то этот текст разрешается (поместить) отпечатать для слушателей в концертных программах и т. п. Автор текста имеет право на вознаграждение, если программа была размножена более чем в 300 экземплярах.
Отдельные изданные тексты песен могут быть помещены в небольших песенниках, специально изданных лишь для участников встречи или серии встреч.
.§ 20. Изданное произведение, за исключением сценических и кинопроизведений, может быть публично представлено в следующих случаях:
196
а) при богослужении;
б) в учебном процессе;
в) в случаях, когда слушатели или зрители имеют право на бесплатный вход и если исполнение указанного произведения не является существенной частью общего мероприятия, а мероприятие не относится к коммерческим;
г) в случаях, когда исполнитель произведения или исполнители ряда произведений и помогающие им лица делают это без вознаграждения и исключительно в благотворительных, просветительных или других полезных обществу целях.
§ 21. Если исполнение или показ произведения входит в соообщения о событиях дня, а последние воспроизводятся в кино, по радио и телевидению или с помощью передачи по кабельной сети, то произведение должно быть включено в программу лишь в том объеме, который делает его естественной частью передачи о событиях дня.
§ 22. Поскольку Датское радио и радио Фарерских островов и Гренландии согласно договору с организацией, представляющей значительную часть датских авторов на определенный вид произведений, имеют право (по договорной лицензии.—Прим.-перев.) на передачу этих произведений, то они обязаны с помощью выплаты вознаграждения приравнять к ним и передачу подобного произведения автора, которого данная организация не представляет. Это положение не относится к сценическим и другим произведениям, на использование которых автор наложил запрет.
Положение абзаца 1 имеет такое же применение, когда автор художественного произведения передал один или несколько экземпляров своего произведения другому лицу.
Радио- и телепредприятия могут для своих передач записать произведение на магнитную ленту, кинопленку или другое устройство, которое поможет его воспроизвести, если эти предприятия имеют право на передачу данного произведения. Право сделать достоянием публики записанные таким образом произведения зависит и от других действующих правил.
197
Королевским предписанием могут быть определены более подробные условия для записей, их использования и хранения.
§ 23. Когда литературное или музыкальное произведение издано, оно может быть распространено или публично показано. Однако музыкальные произведения не могут выдаваться в библиотеках без согласия автора.
Положение п. 1 не делает каких-либо ограничений авторского права на вознаграждение за пользование книгами через библиотеки (Закон № 128 от 16 апреля 1959 г.; § 7, п. 2 Ь).
§ 24. Обсуждения в фолькетинге, коммунальных правлениях и в других выборных официальных органах, а также судебные дела. материалы официальных собраний, на которых разбираются общественные вопросы, могут быть воспроизведены без согласия авторов. Однако за авторами остается исключительное право издать сборник своих выступлений.
Положение п. 1 относится также и к дискуссиям по радио и телевидению, во время которых обсуждались общественные вопросы.
§ 25. Если автор передал один или несколько экземпляров своего художественного произведения другим лицам или произведение было издано, то необходимо, чтобы переданные или изданные экземпляры были распространены дальше, а само произведение было бы публично показано, но не по телевидению и не в кино. Однако произведение может быть записано и показано по телевидению или в кино, если его воспроизведение имеет второстепенное значение в содержании программы кино или телевидения.
Снимок художественного произведения, входящего в сборник или предназначенного для выставки или продажи, может быть бесплатно помещен в каталог и в сообщение о выставке или продаже. Художественное произведение может быть сфотографировано, если оно постоянно выставлено в общедоступном месте или около дороги. Однако, если оно используется как главный мотив
198
снимка, предназначенного для коммерческих целей, автор имеет право на вознаграждение, даже если снимок сделан для газеты.
Здания могут быть сфотографированы свободно.
§ 26. Положения § 3 этой главы не делают ограничений авторского права сверх того, что следует из § 13.
Если произведение воспроизводится, как предусматривается в данной главе, то необходимо указывать источник заимствования, как этого требует «добрый обычай».
Без согласия правообладателя произведение не может быть видоизменено в большем объеме, чем это необходимо для цели воспроизведения.
Глава III
ПЕРЕХОД АВТОРСКОГО ПРАВА К ДРУГИМ ЛИЦАМ

<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>