<< Предыдущая

стр. 4
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

двусторонние и многосторонние (определенные права и обязанности возникают у каждой стороны).
В зависимости от соответствия обязанности одной стороны совершить конкретные действия встречной обязанности другой стороны по предоставлению материального или иного блага, сделки делятся на:
возмездные (имущественному предоставлению одной стороны соответствует встречное удовлетворение от другой стороны);
безвозмездные (одна сторона безвозмездно передает другой стороне вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить другую сторону от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом);
реальные (недостаточно одного согласования воли, но для возникновения прав и обязанностей необходима передача вещи, имущества);
консенсуальные (для их осуществления достаточно согласования сторон, выраженного способом, не вызывающим сомнения);
каузальные (зависят от того, какая правовая цель преследуется по данной сделке; ее действительность определяется законностью и достижимостью цели);
абстрактные (не зависят от своего основания, действительны в любом случае, если соблюдена форма заключения).
Существует еще много классификаций сделок по различным видам. В гражданском праве действует принцип допустимости - действительности любых сделок, не запрещенных законом, т.е. принцип свободы сделок.
10. Действительная сделка признается как юридический факт, порождающий тот результат, к которому стремились субъекты сделки. Для действительности сделки необходимы условия:
законность содержания;
способность физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке;
соответствие воли и волеизъявления;
соблюдение формы сделки.
11. Недействительной сделкой, т.е. сделкой не создающей тех юридических последствий, на которые она направлена, считается всякая сделка, совершенная с нарушением требований закона или иных правовых актов (Общая норма -ст.168 ГК РФ).
12. К недействительным сделкам относятся сделки, имеющие порок:
субъектного состава;
воли;
формы;
содержания.
13. Правовыми последствиями признания сделки недействительной - могут быть:
двусторонняя реституция, когда стороны возвращаются в первоначальное правовое положение;
односторонняя реституция, когда все исполненное по недействительной сделке получает обратно только добросовестная сторона, а все исполненное недобросовестной стороной поступает в доход государства.
недопущение реституции – обращение всего, что было передано в исполнение или должно быть передано по сделке, в доход государства;
иные имущественные последствия (возмещение понесенных расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества).
6. СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
Валюта - денежная единица, лежащая в основе денежной системы государства, деньги.
Вещь - в праве - это предмет внешнего (материального) мира, находящийся в естественном состоянии или созданный трудом человека.
Вина - психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям.
Виндикация - способ защиты права собственности. Владение - фактическое обладание вещью. Волеизъявление - способы выражения (прямое, косвенное, посредством молчания) внутренней воли во вне.
Воля - намерение или желание лица, совершающего сделку.
Гай - Римский юрист II века. Основные произведения -Институции в классическом изложении Римского права по отдельным институтам.
Гражданский кодекс Российской Федерации - систематизированный единый законодательный акт, регулирующий имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения, возникающие с участием юридических лиц и граждан (далее - ГК РФ).
Гражданское право - отрасль права, регулирующая имущественные отношения и связанные с ними личные неимущественные отношения.
Движимое имущество - одно из видов имущества. К движимому имуществу относится все, кроме земли и того, что непосредственно с ней связано.
Дееспособность - способность юридического или физического лица своими действиями приобретать права и создавать для себя юридические обязанности, а также нести ответственность по ним.
Действия - жизненные факты, которые являются волеизъявлениями, результатом сознательной деятельности людей.
Деликтоспособность – способность юридического или физического лица нести материальную (имущественную) ответственность за противоправные деяния.
Дигесты - часть Кодификации Юстиниана, включающая отрывки из сочинений римских классических юристов, в основном, по вопросам частного права.
Диспозитивная норма - норма правового регулирования, которая регулирует поведение сторон, позволяет сторонам (участникам) отношений самим договориться по вопросам объема, процесса реализации субъективных прав и обязанностей, использованию в определенных случаях резервного правила. Диспозитивные нормы реализуются преимущественно в гражданско-правовых отношениях.
Диспозитивные сроки – это сроки, которые хотя и предусмотрены законом, но могут быть изменены соглашением сторон.
Договор - соглашение двух или более сторон, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, разновидность сделки.
Должник - сторона в обязательстве, обязанная совершить в пользу другой стороны - кредитора, определенное действие (передать имущество, уплатить деньги) или воздержаться от определенного действия.
Завещание - односторонняя сделка, предусматривающая распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти, сделанное в установленном законом порядке.
Заем - двусторонняя сделка; в гражданском праве - договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает дру
гой стороне (заемщику) в собственность или оперативное управление деньги и вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязан возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества.
Закон - нормативный акт, принятый высшим представительным органом государственной власти либо непосредственным волеизъявлением населения (референдум) и регулирующий наиболее важные общественные отношения.
Закон - все нормативно-правовые акты в целом, все установленные государством общеобязательные правила.
Залог - в гражданском праве один из способов обеспечения исполнения обязательств.
Императивные нормы - нормы правового регулирования, имеют сугубо строгий, властный, категоричный характер, не допускающий отклонений в регулируемом поведении (как правило нормы административного права).
Императивные сроки - это сроки, которые точно определены законом и не могут быть изменены по соглашению сторон.
Имущество - совокупность вещей и материальных ценностей, находящихся в собственности юридического или физического лица.
Институции - название элементарных учебников римских юристов, дающих систематизирующий обзор действующего права; наиболее древние - Институции юриста II века Гая.
Иск - исковое заявление в суд, обращение за защитой своего нарушенного, оспариваемого права или охраняемого законом интереса.
Истец - лицо, обращающееся в суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса.
Конклюдентная сделка - действия лица, выражающее его волю заключить сделку, но не в форме устного или письменного волеизъявления, а поведением, по которому можно сделать вывод о таком намерении (молчание).
Кредитор - сторона в обязательстве, которая имеет право требовать от другой стороны-должника исполнения обязанности, совершить определенные действия (передать имущество, уплатить деньги) либо воздержаться от определенных действий.
Личные неимущественные права - вид субъективных прав; права на блага, не имеющие имущественного содержания (право на имя, авторство, честь достоинство..).
Материальное право - правовые нормы, с помощью которых государство осуществляет воздействие на общественные отношения путем прямого, непосредственного регулирования.
Мотив – это то, что побуждает субъекта к совершению сделки, внутреннее побуждение к действиям.
Недвижимость - земельные и другие естественные угодья, находящиеся в собственности физических и юридических лиц, иные вещные права на землю, а также всякое иное имущество, прикрепленное к земле и прочно с ней связанное.
Недействительность сделок - сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов; она ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Ничтожная сделка - сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ, независимо от признания ее судом.
Норма - узаконенное установление, признанный обязательным порядок чего-нибудь, правило.
Норма права - общеобязательное формально определенное правило поведения, установленное и обеспеченное обществом и государством, закрепленное и опубликованное в официальных актах, направленное на регулирование общественных отношений путем определения прав и обязанностей их участников.
Нормативный акт – официальный письменный документ, принимаемый уполномоченным органом, который устанавливает, изменяет или отменяет нормы права.
Нотариальная сделка - сделка, совершенная в нотариальной форме.
Обычай - правило поведения, сложившееся вследствие фактического его применения в течение длительного времени. Обычаи делового оборота - это сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.
Обязательство - гражданское правоотношение, в силу которого одна сторона (должник) обязана совершить в пользу другой стороны (кредитора) определенное действие (передать имущество, уплатить деньги), либо воздержаться от него, а кредитор, в свою очередь, вправе требовать от должника исполнения его обязанностей.
Основание сделки - правовой результат, который должен быть достигнут исполнением сделки.
Оспоримая сделка - сделка, недействительная по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ, в силу признания таковой судом.
Ответчик - одна из сторон гражданского дела, рассматриваемого в суде, или хозяйственного спора, рассматриваемого в арбитражном (третейском) суде.
Оферта - предложение заключить договор, содержащее все его существенные условия.
Полномочие – право одного лица (представителя) совершать сделки от имени другого (представляемого), тем самым устанавливая, изменяя или прекращая права и обязанности представляемого.
Пользование - право потребления вещи в зависимости от ее назначения (эксплуатация вещи, получение доходов от эксплуатации и т.п.).
Право - система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государства.
Правонарушение - антиобщественное деяние, причиняющее вред обществу и караемое по закону.
Правоотношение - урегулированное нормами права общественное отношение, участники которого являются носителями субъективных прав и обязанностей.
Право собственности - совокупность правовых норм, закрепляющих и охраняющих принадлежность вещей определенным лицам или коллективам, и основанные на этом правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению вещами.
Правоспособность - признанная государством способность физических и юридических лиц иметь права и нести обязанности, предусмотренные и допускаемые законом.
Предприниматель – лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.
Предпринимательство (предпринимательская деятельность) - самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Предприятие - имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности.
Претензионный порядок урегулирования споров –
форма защиты гражданских прав для урегулирования спорных
вопросов между кредитором и должником до передачи спора в суд.
Претензионный срок - срок, в течение которого управомоченный субъект вправе, а иногда и должен обратиться непосредственно к обязанному лицу в целях урегулирования возникшего между ними разногласия до обращения в суд (общей юрисдикции, арбитражный, третейский) за защитой нарушенного права.
Претензия – требование кредитора к должнику об уплате долга, о возмещении убытков, об уплате штрафов, об устранении недостатков поставленной продукции, проданной вещи, выполненной работы (услуги).
Претор - в Древнем Риме судья для ведения судебных дел между гражданами.
Преюдициальность - обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу.
Приватизация - под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований имущества (объектов приватизации) в собственность физических и юридических лиц.
Пролонгация - продление договора сверх предусмотренного при заключении срока его действия.
Просрочка - нарушение должником или кредитором предусмотренного срока исполнения обязательства.
Публичный договор - договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, банковское обслуживание, перевозка транспортом общего пользования).
Расписка - документ с подписью, удостоверяющий получение подписавшим чего-либо.
Регрессный иск - обратное требование в гражданском праве и процессе требование кредитора о возврате денежной суммы, которую он уплатил третьему лицу по вине должника.
Реквизиты - обязательные сведения, которые должны содержаться в документе для признания его действительным.
Реституция - возвращение полученного по сделке одной стороны другой стороне в случае признания ее недействительной.
Риск случайной гибели - риск возможного несения убытков в связи с гибелью или порчей имущества по причинам, не зависящим от сторон обязательства.
Санкции (договорные) – меры имущественного воздействия, предусмотренные законом и договором, призванные обеспечить надлежащее исполнение заключенных сделок (договоров).
Сделка - действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Сделкоспособность – способность субъектов гражданского права совершать сделку.
Собственность - общественные отношения, которые характеризуют распределение, присвоение вещей как элементов материального блага общества между различными лицами.
Событие – один из видов юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение правоотношений, юридически значимые факты, возникающие независимо от воли людей (рождение человека, естественная смерть).
Сроки исковой давности - это срок, в течение которого лицо, право которого нарушено, может требовать принудительного осуществления или защиты своего права.
Срок, сроки - в гражданском праве это моменты или периоды времени, наступление или истечение которых влечет определенные правовые последствия.
Субъект права - лицо, обладающее по закону способностью иметь и осуществлять непосредственно или через представителя права и юридические обязанности.
Субъекты сделки - любые субъекты гражданского права, обладающие дееспособностью:
1. Граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства.
2. Юридические лица.
3. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.
Толкование договора - в соответствии с гражданским законодательством России при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Убыток – выраженный в денежной форме ущерб, который причинен одному лицу противоправными действиями другого.
Удостоверение сделок - нотариус удостоверяет сделки, для которых законодательством России установлена обязательная нотариальная форма.
Ульпиан - римский юрист; в 426 г. сочинениям Ульпиана была придана обязательная юридическая сила.
Упущенная выгода - доход или иное благо, не полученное лицом вследствие нарушения его права неисполнением обязательства, по которому оно было кредитором, либо причинения ему вреда.
Устные сделки - в соответствии с гражданским законодательством России сделка, для которой законом не установлена письменная (простая или нотариальная) форма может быть совершена устно, если иное не установлено соглашением сторон.
Ущерб имущественный - ущерб, нанесенный имуществу физического или юридического лица вследствие причинения ему вреда или неисполнения заключенного с ним договора.
Фидуциарные сделки - сделки, которые имеют доверительный характер.
Физическое лицо - отдельный гражданин как субъект гражданского права.
Формы собственности - по законодательству России имущество может находиться в государственной, муниципальной, частной собственности, в собственности общественных объединений (организаций).
Фьючерсная сделка - вид сделок на товарной или фондовой бирже. Производится оплата денег за товар или акции через определенный срок после заключения сделки по цене, установленной в договоре (контракте).
Хедж - срочная сделка, заключенная для страхования цены или прибыли.
Хозяйственные споры - разногласия, возникающие между участниками хозяйственных отношений.
Хозяйственный договор - соглашение между предприятиями и/или организациями об установлении хозяйственных прав и обязанностей, т.е. сделка (договор) предметом которого являются имущество (товары, продукция) или возмездное выполнение работ или оказание услуг.
Цена - по гражданскому праву одно из существенных условий некоторых видов договоров; цена является денежным выражением обязательства произвести платеж за проданный товар, выполненную работу, оказанные услуги.
Цена иска - в гражданском процессе денежное выражение имущественных требований, заявленных истцом в суде.
Частная собственность – в России собственность граждан и юридических лиц.
Штраф - денежное взыскание, мера материального воздействия, применяемая в случаях и порядке, установленных законом или договором.
Элемент сделки - составная часть сделки; элементы сделки - воля, волеизъявление и основание (правовой результат).
Юридическое лицо - организация, субъект гражданского права, которая обладает обособленным имуществом, может от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.
Юридические факты - предусмотренные законом обстоятельства, которые являются основанием для установления (изменения, прекращения) конкретных правоотношений.
Юстиниан - византийский император с 527 г.; провел кодификацию Римского права.
7. НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ СДЕЛКИ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ СОВРЕМЕННОГО БИЗНЕСА
Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства имеют свои сложности. В первую очередь они касаются правильного толкования и применения отдельных норм и институтов гражданского законодательства. В этом отношении большую помощь оказывает обобщение практики судов в разрешении различных спорных ситуаций.
Важным для действующих юристов и предпринимателей является арбитражная практика уже состоявшихся споров, особенно это важно для принятия правильного решения при заключении того или иного договора, той или иной сделки. В материалах по обобщению практики арбитражных судов анализируется и обобщается практика применения законодательства, способы и методы доказывания того или иного спора, в частности, по ничтожным и оспоримым сделкам и договорам.
Сегодня обновленное гражданское законодательство проходит проверку эффективности своего применения, и прежде всего по вопросам регулирования отношений в сфере предпринимательства и бизнеса.
Признавать оспоримые или ничтожные сделки недействительными должен только суд. В соответствии с п.1 ст. 166 ГК РФ сделка признается ничтожной «по основаниям, установленным настоящим Кодексом». Эти основания представлены в виде абстрактной модели - «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов» (ст. 168 ГК РФ) и посредством перечисления некоторых конкретных сделок (совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности; мнимых и притворных и др.).
Наличие абстрактной модели ничтожной сделки в перечне оснований для признания ее таковой ведет на практике к тому, что повсеместно и при любых издержках в их оформлении та или иная сторона в случае возникновения спора заявляет о ничтожности заключенного договора. И арбитражному суду становится сложно определить, признать ли ее ничтожной или оспоримой.
Важной проблемой, связанной с признанием оспоримых или ничтожных сделок недействительными, является применение правовых последствий.
По Гражданскому Кодексу ничтожные сделки признаются таковыми без решения суда. Он по требованию любого заинтересованного лица применяет лишь последствия их недействительности. Кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п.2 ст. 166 ГК РФ). Трудности в использовании данной нормы возникают главным образом при рассмотрении экономических споров в судах, когда признание сделки ничтожной или оспоримой не является предметом исковых требований, однако в ходе судебного разбирательства устанавливается факт ничтожности сделки, связанной с возникшим спором, и правовые последствия ее недействительности. В этом случае нет ясности в правоприменительной практике, хотя она и насыщена подобными ситуациями.
Так, налоговые органы, признавая ничтожными договоры о совместной деятельности коммерческих организаций, применяют к ним финансовые санкции. При обжаловании этих актов в суде, если последний оценивает такие договоры как недействительные, истец-налогоплательщик просит установить двустороннюю реституцию (лат. Resiiiutio -восстановление, возврат сторонами, заключившими сделку, всего полученного ими по сделке, в случае признания ее недействительной). Однако, если применить ее, участники договора о совместной деятельности возвращаются в первоначальное положение и, как следствие этого, исчезает объект налогообложения - оборот продукции, работ, услуг, а следовательно, и основания для применения санкций. Суды в данной ситуации обычно не применяют указанные правовые последствия и выносят решения исходя из заявленных исковых требований. В подобных действиях судов есть своя логика. Так как истец в данном случае изменяет не только предмет, но и основания иска, что не допускается (ст. 7 АПК РФ).
С другой стороны, в нормах материального права содержится общее положение о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке (ст. 167 ГК РФ). Очевидно, что в данном случае двусторонняя реституция может быть принудительно осуществлена лишь после предъявления отдельного иска. Так. в 1999 г. ООО «Агат» обратилось в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к иностранной компании «Ф» о признании договора аренды нежилого помещения недействительным и применения последствий недействительности сделки по основанию не произведенной государственной регистрации договора аренды. Суд в иске отказал, сославшись на п.3 ст.433 ГК РФ, где указано, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Очевидно, что необходимо было подать иск о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК РФ).
Не менее сложно выглядит и ситуация при оценке права суда применять последствия недействительности ничтожных сделок по собственной инициативе (п.2 ст. 166 ГК РФ). Арбитражная практика по данной категории дел еще не сложилась. Но в то же время становится ясным, что суд, применяя по собственной инициативе последствия недействительности сделок, может нарушить требования ст.37 АПК РФ - не изменять предмет или основания иска, не выходить за пределы исковых требований.
В Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 затронута проблема применения судом по собственной инициативе последствий недействительности ничтожной сделки только в качестве частного случая (п.32 Постановления). Подробного разъяснения по этому вопросу в более широком плане нет. Спорным является изложенное в п.32 названного Постановления разъяснение о том, что требования о признании недействительной ничтожной сделки могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные в п.1 ст.181 ГК РФ.
Во-первых в ст. 199 ГК РФ определено, что требование о защите нарушенного права принимается судом к рассмотрению независимо от истечения срока исковой давности, который может быть применен судом только по заявлению сторон в споре.
Во-вторых поскольку в п.1 ст.181 ГК РФ закреплен специальный срок исковой давности для требований о применении недействительности ничтожной сделки, распространение этого срока и на другие требования без указания на то закона противоречит п.1 ст. 197 ГК РФ.
При рассмотрении судами хозяйственных споров возникла проблема отграничения недействительных договоров от фактов незаключения договоров. Практика пошла по пути применения последствий недействительности сделок (ст. 167 ГК РФ) и в случае признания судом договоров незаключенными.
При недействительности сделки подлежат анализу и учету, практически, все элементы правоотношения: субъектный состав и его дееспособность, единство воли и волеизъявления, соответствие сделки закону, форма сделки.
Необходимо учитывать особенности незаключенных сделок при применении к ним правовых последствий. Автоматическое распространение на них последствий недействительности сделок вызывает сложности в применении сроков исковой давности. Для ничтожных и оспоримых сделок в законе установлены специальные сроки (ст.181 ГК РФ).
Специальные сроки исковой давности, определенные ст. 197 ГК РФ, должны быть закреплены и для установления факта незаключения договора и изменения соответствующих последствий. Если применять здесь сроки, установленные для недействительных сделок, возникают сложности в их выборе.
Для оспоримых сделок исковой срок установлен в один год, а по ничтожным сделкам - в десять лег. Например, банки заключают кредитный договор и в обеспечение исполнения обязательства составляют не договор залога (Санкт-Петербургский филиал Инкомбанка), а договор купли-продажи квартиры. В дополнение к договору купли-продажи квартиры составляется договор взаимных обязательств, в котором оговариваются условия возврата квартиры заемщику после выплаты им ссуды и процентов.
Иногда оформляется договор купли-продажи квартиры заемщика на имя представителя банка и уже этот представитель банка заключает договор поручительства за заемщика перед банком (Санкт-Петербургский филиал банка БАМ-кредит). Это притворная сделка. В соответствии с ч.2 ст, 170 ГК РФ «притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила». Недействительная сделка не влечет юридический последствий, она недействительна с момента ее совершения. Поэтому представляется, что если «заложенная» квартира по вышеперечисленным сделкам осталась в пользовании «залогодателя» и он не исполнил свои обязательства перед банком, то доказывать недействительность «притворной» сделки придется банку, если это ему выгодно.
Законодатель допускает предъявление исков о признании недействительными как оспоримых, так и ничтожных сделок. Очевидно, процедура установления факта незаключения сделки ближе к порядку признания недействительной оспоримой сделки. И пока иное не установлено законом, можно применять срок исковой давности в один год, хотя, конечно, здесь есть необходимость в официальном разъяснении.
Распространенной в сфере хозяйствования и правоприменения стала практика, когда договоры подписывают заместители руководителей исполнительных органов, другие должностные лица коммерческих организаций, хотя такое право учредительными документами им не предоставлено.
Нередко на договорах ставится печать фирмы, а при расшифровке подписи значится фамилия правомочного должностного лица (генерального директора, другого первого лица, имеющего право заключать подобные сделки).
Стороны обычно не поднимают вопрос о дефектности сделки, а приберегают этот «аргумент» на случай привлечения к ответственности. В последнем случае заинтересованная сторона ставит перед арбитражным судом вопрос о признании сделки недействительной. Как оценить данную сделку, какую в этой связи применить норму материального права? Ведь указанная сделка может быть признана недействительной в связи с заключением ее неправосубъектным лицом.
Печать же на договоре не меняет ситуацию, так как она, по общему положению, не относится к непременным условиям договора.
Признавая данную сделку недействительной, необходимо обращать особое внимание на правовой статус тех заместителей (других должностных лиц), руководителя исполнительного органа, которые подписали договор.
Если эти лица в учредительных документах значатся в качестве органа юридического лица (правление, дирекция, генеральный директор, директор, управляющий и т.п.), то их действия следует квалифицировать по ст. 174 ГК РФ, несмотря на то, что им не предоставлено право заключать любые сделки. Возможно, они совершают в качестве органа юридического лица без доверенности и другие хозяйственно-правовые действия. Например, весьма распространенной является практика, когда заместители руководителей исполнительных органов коммерческих организаций подписывают платежные документы, а в кредитных учреждениях имеются карточки с образцами их подписей. Поэтому, заключая договор, они превышают полномочия, как органы своего юридического лица при условии, что им не была дана доверенность или их полномочия не закреплены приказом.
Если же указанные лица не входят в состав органа (органов) юридического лица, они должны действовать по доверенности, посредством института представительства (гл.10 ст. 182-189 ГК РФ). В этом случае сделка может быть признана недействительной в связи с заключением ее неуполномоченным лицом (ст. 183 ГК РФ). Однако последующее одобрение сделки представляемым порождает для него все правовые последствия в данной сделке с момента ее совершения (п.2 ст.183ГК РФ).
В разъяснениях Высшего Арбитражного суда РФ конкретизированы способы одобрения представляемым подобных сделок. Факт исполнения представляемым своих обязанностей и реализация прав по сделке свидетельствуют об ее одобрении. Например, коммерческая фирма получила в банке кредит по кредитному договору, подписанному со стороны этой фирмы заместителем генерального директора, не уполномоченного доверенностью подписывать представленный договор. Однако полученный кредит использовался фирмой в течение трех месяцев и уплачивались проценты за его использование. Здесь мы видим явное одобрение сделки с соответствующими обязательствами фирмы перед другой стороной.
В практике арбитражного и третейского судов возникают споры о признании недействительности договоров, одной из сторон которых является индивидуальный предприниматель, не имеющий в момент заключения договора лицензии на занятие своей деятельностью (при условии, что она лицензируется), хотя к моменту исполнения договора такая лицензия была приобретена.
Приведенные спорные отношения вызывают сложность в правовой оценке и применении материальных правовых норм в связи с тем, что в подобных случаях должна применяться ст. 173 ГК РФ. Однако она содержит прямое указание на недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности. Отсутствие лицензии -частный случай этой ситуации. Отсутствие лицензии в момент заключения и исполнения договора делает его оспоримым и, если к моменту рассмотрения спора в суде лицензия не будет получена, имеются все основания для признания его недействительным. Ведь в таком случае сторона договорных отношений выходит за пределы своей правосубъектности. Имея же лицензию к моменту рассмотрения спора, она тем самым подтверждает полноту правоспособности, в том числе и в отношении лицензируемой деятельности, которая стала предметом заключения сделки.
Можно ли указанную норму распространить на индивидуального предпринимателя? В правоприменительной практике нет ясности по данному вопросу. Предполагается, что положительное решение вопроса может быть найдено при применении ст. 173 ГК РФ в сочетании с нормой п.3 ст.23 ГК РФ, где указано, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила соответственно, регулирующие деятельность юридических лиц коммерческих организаций, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа правоотношения.
В новом Гражданском кодексе РФ сохранена норма прежнего законодательства о последствиях недействительности части сделки (ст. 180 ГК РФ), которая стала широко использоваться коммерческими организациями в предпринимательской деятельности. Распространены случаи, когда исполнительные органы коммерческой организации, заключая сделки, выходят за пределы своих полномочий. Особенно это касается кредитных договоров, сделок с недвижимостью и других, когда исполнительный орган в силу закона и учредительных документов ограничен определенными пределами при их совершении. Оспаривая такие сделки, истцы, как правило, просят признать недействительной всю сделку, а не только ее часть. Арбитражные суды обычно придерживаются именно этой линии.
Например, генеральный директор Общества с ограниченной ответственностью заключил (после 1 марта 1998 г.) кредитный договор, превысив на 10% его сумму по сравнению с той, что была установлена в учредительных документах. Суд признал такой договор недействительным в целом. Его позицию можно объяснить: весьма сложно доказывать в подобных случаях действительность части сделки. В приведенном примере та часть сделки, которая заключена в пределах полномочий директора, может быть признана действительной, ибо она соответствует закону и учредительным документам общества. Но для окончательного вывода о действительности этой части сделки необходимо установить факт сохранения у сторон интереса к ее заключению на таких условиях. Данное обстоятельство и должно учитываться судом с учетом характера сделки, конкретных условий ее заключения и исполнения.
В качестве иллюстрации сошлемся на арбитражный спор, по которому истец просил суд признать недействительным поручительство коммерческой организации, с помощью которого обеспечивался кредитный договор между банком и клиентом. Поручительство было выдано руководителем организации на сумму, превышающую его полномочия. Ответчик просил признать поручительство действительным в той части, в какой оно соответствует предоставленным руководителю полномочиям. В связи с этим возник вопрос: заключил бы банк кредитный договор на ту сумму, которая в нем указана, если бы его обеспечение поручительством было меньше? При отрицательном ответе сделка поручительства в целом может быть признана недействительной. Положительное решение вопроса дает основания признать ее действительной в определенной части. Но так как доказательства намерения сторон совершить сделку без недействительной ее части носят в известной мере прогнозный характер, суд, не усложняя положения, признал всю сделку поручительства недействительной. И это при том, что ответчик представил ведомственные нормативные акты кредитных учреждений, позволяющие банкам выдавать кредиты под полное или частичное их обеспечение, а в отдельных случаях и вовсе без него, если речь идет о надежных заемщиках.
При использовании договора поручительства его субъекты в конфликтных ситуациях пытаются при необходимости применять институт исковой давности, когда речь идет о сроках предъявления требований, вытекающих из данного обязательства.
Во избежание ошибок необходимо учитывать особенность сделки поручительства, состоящую в том, что поручительство, в отличие от обычного договора (ст.425 ГК РФ), прекращается по истечение срока (п.4 ст.367 ГК РФ).
После прекращения поручительства никаких требований нельзя предъявить к поручителю в рамках этого договора.
По договору поручительства поручитель не совершает активных действий до нарушения должником обеспеченного основного обязательства, а период исполнения поручительства фактически совпадает со стадией ответственности поручителя (последняя приурочена к неисполнению основного обязательства).
Сроки прекращения поручительства, предусмотренные в п.4 ст.367 ГК РФ, не являются разновидностью сроков исковой давности и носят пресекательный характер. Подтверждением служит указание ст.367 ГК РФ на возможность установления сторонами договора срока, по истечении которого поручительство прекращается и ответственность поручителя не наступает.
Нормы же института исковой давности носят императивный характер, поэтому стороны сами не могут установить срок для привлечения к ответственности контрагента при нарушении обязательства.
В предпринимательской и правоприменительной практике нередко складываются ситуации, когда, заключая кредитный договор, заемщик и банк включают в него условие о том, что при невозврате в срок суммы кредита банку последнему предоставляется право на списание в бесспорном порядке этих средств и процентов по ним со счетов заемщика. Однако при наступлении ответственности за невозврат кредита заемщик дает дополнительное указание своему банку о списании средств со счета по инкассовому поручению банка-кредитора только с его согласия. Таким образом, складывается следующее положение: с одной стороны, действует незыблемое право владельца счета беспрепятственно распоряжаться своими денежными средствами, находящимися в банке (п.1 ст.854 ГК РФ, п. 12 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации от 09.09.92 № 14).
С другой стороны, предоставив банку-кредитору право списывать в бесспорном порядке невозвращенные кредитные средства и проценты по ним и дав вначале указание своему банку о таком распоряжении своими средствами, заемщик -владелец счета новым указанием лишает банк-кредитор такого права и тем самым в одностороннем порядке признает кредитный договор в этой части недействительным.
На практике при указанных обстоятельствах предпочтение отдается праву владельца счета по распоряжению своими денежными средствами, хотя при его реализации нарушается договорное право контрагента. Приведенного несоответствия не должно быть.
Изменение порядка списания средств, противоречащее условиям кредитного договора, возможно лишь по соглашению банка-кредитора и заемщика - владельца счета. До этого изменения банк – владелец счета должен руководствоваться указанием заемщика - владельца счета, согласуемым с условиями кредитного договора. В противном случае право теряет свою регулирующую роль.
В практике арбитражных судов возникают споры между контрагентами, связанные с нарушением обязательств, когда ответчики, возражая против требований истцов о взыскании с них неустоек и убытков, просят суд признать договор недействительным. При наличии оснований суд признает сделку недействительной и отказывает в иске. Потерпевшая сторона спора добивается защиты своих прав и интересов главным образом путем обжалования решения суда в вышестоящие судебные инстанции (апелляционную, кассационную, надзорную).
Не исключая этого варианта защиты прав, следует иметь в виду, что законодательством предусмотрены дополнительные возможности защиты интересов истцов, проигравших приведенный спор. Их суть сводится к тому, что они могут предъявить новый иск о применении последствий признанной судом недействительной сделки (ст. 167 ГК РФ) в сочетании с институтом неосновательного обогащения (ст. 1103, 1107 ГК РФ), который по Гражданскому кодексу приобрел в известном смысле универсальное значение и субсидиарно применим, практически, при всех способах защиты нарушенных прав.
Приватизация предприятий государственной и муниципальной собственности и их структурных подразделений не могла создать им надежный исходный правовой статус коммерческих организаций. В предпринимательской жизни возникла «вторая волна» передела уже приватизированной собственности, сопровождаемая спорами о признании недействительными решений комитетов по управлению имуществом об утверждении планов приватизации, сделок приватизации, решений и сделок приватизированных организаций, нарушающих права их членов, и т.п.
В зависимости от подведомственности споры рассматриваются в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. И здесь наблюдается тенденция, при которой истцы в качестве основания исковых требований указывают на ничтожность тех или иных сделок приватизации. Суды занимают здесь неоднозначную позицию и оценивают подобные сделки и как ничтожные, и как оспоримые. При разрешении указанных вопросов целесообразно опираться на нормы ст.217 ГК РФ и законодательства о приватизации30.
В статье 30 Закона о приватизации государственных и муниципальных предприятий приводится перечень оснований для признания сделок приватизации недействительными и судебный порядок признания их таковыми. Следовательно, сделки приватизации отнесены к оспоримым, и нормы Гражданского кодекса о ничтожных сделках здесь не применимы.
При спорах по поводу объектов приватизации государственной и муниципальной собственности не может применяться п.2 ст. 166 ГК РФ, касающийся лиц, которые вправе предъявить требование о признании сделки приватизации недействительной, так как согласно упомянутой статье эти требования могут быть предъявлены лицами, указанными в Гражданском кодексе. В статьях 29 и 30 Закона о приватизации приведен закрытый перечень таких лиц.
Отдельным вопросом в практике современного бизнеса стоят споры, связанные с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним. С этим тесно связана ничтожность сделок или их оспоримость.
Первое, на что обращает внимание судебная и арбитражная практика - это четкое разделение регистрации сделок (договоров) и регистрации прав.
Суды руководствуются в своих решениях законом: сделка с недвижимостью должна регистрироваться в предусмотренных законом случаях. Законодательство (ГК РФ, Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, п.3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, «Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи недвижимости» от 13.11.97 № 21) не предусматривает обязательной государственной регистрации договора купли-продажи нежилого помещения.
Выше мы рассматривали, что государственной регистрации подлежат договоры, предметом которых является недвижимость в случае:
ипотеки (ст.339 ГК РФ);
продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры (п.2 ст.558 ГК РФ);
продажи предприятия (п.3 ст.560 ГК РФ);
аренды недвижимого имущества (п.2 ст.609 ГК РФ);
аренды здания или сооружения (п.2 ст.651 ГК РФ);
аренды предприятия (п.2 ст.658 ГК РФ);
дарения недвижимого имущества (п.3 ст.574 ГК РФ);
отчуждения недвижимости под выплату ренты (ст.584 ГК РФ).
В вышеназванном письме ВАС от 13.11.97 №21 прямо указывается, что ГК РФ предусматривает обязательную государственную регистрацию договора о продаже жилых помещений и договора купли-продажи предприятия, но не предусматривает обязательной государственной регистрации сделок купли-продажи иных, кроме указанных, видов недвижимого имущества.
Так, Арбитражный суд Тверской области рассмотрел иск АОЗТ Центр научно-технического творчества молодежи «Внедрение» к ООО «Жилинвестстрой» о взыскании задолженности за проданный ответчику по договору от 10.11.95 объект незавершенного строительства. Суд в иске отказал, сославшись на ничтожность договора купли-продажи. Постановлением кассационной инстанции (в апелляционной инстанции дело не рассматривалось) решение суда было отменено и иск удовлетворен. Кассационная инстанция указала на то, что ГК РФ предусматривает обязательную государственную регистрацию договора о продаже жилых помещений (ст.558 ГК РФ) и договора купли-продажи предприятия (ст.560 ГК РФ), но не предусматривает обязательной государственной регистрации иных сделок купли-продажи недвижимости. В указанном случае право собственности ответчика на приобретенный у истца объект незавершенного строительства было зарегистрировано. В связи с этим было отмечено, что первая инстанция неправильно применила п.1 ст. 165 ГК РФ.
Статья 551 ГК РФ определяет государственную регистрацию перехода права собственности на недвижимость по договору купли-продажи, но не говорит о регистрации самого договора купли-продажи. Пункт 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с зашитой права собственности и других вещных прав» от 25.02.98 № 8 по этому поводу делает вывод:
«Отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости.
При разрешении споров, связанных с возникновением и прекращением права собственности на недвижимость, арбитражным судам следует исходить из того, что до государственной регистрации перехода права собственности покупатель по договору продажи недвижимости, исполненному сторонами, не вправе распоряжаться данным имуществом, поскольку право собственности на это имущество до момента государственной регистрации сохраняется за продавцом.
При этом следует иметь в виду, что после передачи недвижимого имущества покупателю, но до государственной регистрации перехода права собственности продавец также не вправе им распоряжаться, поскольку указанное имущество служит предметом исполненного продавцом обязательства, возникшего из договора продажи, а покупатель является его законным владельцем. В случае заключения нового договора об отчуждении ранее переданного покупателю имущества продавец несет ответственность за его неисполнение».
Все это значит, что п.1 ст. 165 ГК РФ о ничтожности сделки при несоблюдении требований о государственной регистрации может применяться только к тем договорам, по которым законодатель прямо установил обязательную государственную регистрацию. При этом ставится условие, что закон не связывает заключение договора с его государственной регистрацией. Договор считается заключенным с момента его государственной регистрации (например, договор аренды нежилого помещения или договор купли-продажи предприятия). Если государственная регистрация договора отсутствует, то правильнее будет говорить не о ничтожности такого договора, а о его незаключенности (п.3 ст.433 ГК РФ). Об этом мы уже говорили в разделе «Форма сделок».
8. АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК
Ниже приведена арбитражная практика ничтожных и оспоримых сделок.
Дело в том, что в российском законодательстве отсутствует прецедентное право. Прецедент (лат. preasedents - предшествующий) - поведение в определенной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах.
Судебный прецедент - решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел, либо служащее примерным образцом толкования закона, но не имеющим обязательной силы.
Судебный прецедент в странах, признающих его обязательность, является источником права.
Судебный прецедент - это один из основных источников права в Великобритании, США, Австралии, Канаде и других странах.
Российское законодательство устроено таким образом, что вместо прецедентного права имеется арбитражная практика, на основе которой суды принимают свои решения, используя рекомендации Высшего арбитражного суда, постановления и решения других арбитражных судов. Именно поэтому Вашему вниманию предлагаются некоторые решения арбитражных судов, которые рассматривали вопросы о действительных и недействительных сделках.
8.1. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 02.07.96 ПО ДЕЛУ № 593/96
При рассмотрении данного Постановления необходимо обратить внимание на ничтожность сделки и в связи с этим на ее недействительность.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 2 ИЮЛЯ 1996 г. ПО ДЕЛУ № 593/96 «ДОГОВОР ОБ УСТУПКЕ ТРЕБОВАНИЯ НИЧТОЖЕН, НО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ДОГОВОРА НЕ ВЛЕЧЕТ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ АРБИТРАЖНОЙ ОГОВОРКИ»
(Извлечение)
Акционерное общество закрытого типа «Прако-2» (далее - АОЗТ «Прако-2») обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к акционерному обществу закрытого типа «Хака-Строй ОУ» (далее - АОЗТ «Хака-Строй ОУ») о применении последствий недействительности ничтожной сделки и истребовании из незаконного владения ответчика акции № 2447-2529, 3221-3287, 3630-3639.
В качестве третьего лица с самостоятельными требованиями для участия в деле привлечено акционерное общество закрытого типа «Петер-Хака» (далее - АОЗТ «Петер-Хака»).
Решением суда в иске отказано, поскольку истец и третье лицо не доказали передачи ответчику спорных акций, а договор купли-продажи от 28.04.93 является ничтожной сделкой.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено в части отказа в иске АОЗТ «Петер-Хака» и в отношении требований АОЗТ «Петер-Хака» к АОЗТ «Хака-Строй ОУ» иск оставлен без рассмотрения.
Из мотивировочной части решения исключены указания о недействительности (ничтожности) договора купли-продажи от 28.04.93.
В остальной части решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе на постановление апелляционной инстанции АОЗТ «Прако-2» просит постановление отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции. В кассационной жалобе истец не согласен с выводом суда о недействительности договора от 02.04.94, заключенного между АОЗТ «Мойка 11» и АОЗТ «Прако-2». По мнению подателя жалобы, суд, признавая отсутствие права собственности на акции АОЗТ «Мойка 11» у самого общества, не вправе лишить АОЗТ «Мойка И» или управомоченного им лица права на предъявление требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки, что фактически и произошло в нарушение статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статей 166, 168, 180 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В кассационной жалобе на постановление апелляционной инстанции АОЗТ «Петер-Хака» просит постановление отменить, а решение суда оставить без изменения, ссылаясь на то, что постановлением суд лишил заявителя права на судебную защиту. По мнению третьего лица, договор от 28.04.93 является ничтожным, а следовательно, ничтожным является и условие об арбитражной оговорке.
Ответчик с доводами кассационных жалоб не согласен по мотивам, изложенным в отзыве, и просит оставить постановление апелляционной инстанции без изменения.
Апелляционной инстанцией правомерно сделан вывод о ничтожности договора об уступке права требования от 02.04.94, заключенного между АОЗТ «Мойка И» и АОЗТ «Прако-2», поскольку предметом данного договора является «право истребования из чужого незаконного владения» спорных акций, принадлежащее АОЗТ «Мойка И» «на основании права собственности». В соответствии с законодательством, акционерное общество является только эмитентом акций, а не их собственником и не обладает какими-либо правами в отношении акционеров и акций. Исковые требования АОЗТ «Прако-2» не подлежат удовлетворению, поскольку оно обратилось в суд за защитой прав, которые у него не возникли и ему не принадлежат.
Апелляционная инстанция обоснованно и в соответствии с законодательством оставила без рассмотрения самостоятельные требования третьего лица, поскольку статья 5 Договора от 28.04.93 устанавливает, что любые споры по данному договору должны рассматриваться в третейском суде при Торговой Палате города Стокгольма (Швеция).
Арбитражная оговорка является соглашением сторон, порождающим у сторон процессуальные права и обязанности. Это процессуальное соглашение и гражданско-правовые нормы на него не распространяются. Следовательно, ничтожность договора не влечет за собой в силу закона недействительность арбитражной оговорки.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил оставить без изменения постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25 марта 1996 г. по данному делу, а кассационные жалобы АОЗТ «Прако-2» и АОЗТ «Петер-Хака» оставить без удовлетворения.
8.2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 07.07.98 ПО ДЕЛУ № А 56-3683/98
При рассмотрении следующего арбитражного дела необходимо обратить внимание на недействительность заключенных сделок юридическим лицом.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 07 ИЮЛЯ 1998 г. ПО ДЕЛУ № А56-3683/98 «ПРИЗНАНИЕ АКТА РЕГИСТРАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ НЕ ОЗНАЧАЕТ ОТСУТСТВИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ТАКОГО ЛИЦА С МОМЕНТА РЕГИСТРАЦИИ И КАК СЛЕДСТВИЕ - НИЧТОЖНОСТЬ ВСЕХ СОВЕРШЕННЫХ ИМ СДЕЛОК»
(Извлечение)
Управление Федеральной службы налоговой полиции России по городу Санкт-Петербургу (далее - УФСНП) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к совместному предприятию в форме акционерного общества закрытого типа «ПетроэС» (далее - СП АОЗТ «ПетроэС») и обществу с ограниченной ответственностью «Норд-Рейс» (далее - ООО «Норд-Рейс») о признании недействительным договора поставки от 25.01.97 №2501/97 в соответствии со статьями 168, 169 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением от 31.03.98 иск удовлетворен по тем основаниям, что со стороны поставщика договор совершен липом, не обладавшим правоспособностью, а также с целью, заведомо противной основам правопорядка.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
В кассационной жалобе СП АОЗТ «ПетроэС» просит решение отменить как вынесенное с нарушением норм процессуального и материального права, а именно:
судом допущено нарушение норм статьи 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем уведомлении сторон о предъявлении иска и назначении слушания дела, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие;
доводы суда о ничтожности сделки в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием участника сделки противоречит нормам гражданского законодательства, поскольку недействительность регистрации юридического лица не влечет автоматическую утрату им правоспособности и статуса юридического лица до момента его ликвидации и исключения из реестра. Иные основания для признания сделки недействительной судом не установлены.
Суд кассационной инстанции считает, что жалоба подлежит удовлетворению.
В соответствии со статьей 113 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются о месте и времени судебного разбирательства определением, которое направляется им заказным письмом с уведомлением о вручении.
Лица, участвующие в деле, считаются извещенными, если определение направлено по почтовому адресу, указанному в исковом заявлении в соответствии с местонахождением, предусмотренным в учредительных документах.
Если определение не вручено вследствие выбытия адресата, то в соответствии со статьей 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оно считается доставленным.
Из материалов дела следует, что определение о назначении дела к слушанию направлено ответчику в соответствии с законом (извещение находится в деле). Из объяснений сторон следует, что адрес, по которому было направлено определение, соответствует указанному в учредительных документах, но с этого адреса адресат выбыл.
Таким образом, процессуальных нарушений при извещении ответчика со стороны суда не имеется.
Между СП АОЗТ «ПетроэС» (заказчиком) и ООО «Норд-Рейс» (поставщиком) был заключен договор поставки металла от 25.01.97 № 2501/97. По условиям договора поставка товара должна быть осуществлена в течение 1997 г.
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области решением от 23.02.98 по делу №А56-2047/98 признал недействительной регистрацию ООО «Норд-Рейс» по иску УФСНП, указав на то, что учредительные документы ООО «Норд-Рейс» ничтожны, так как регистрация общества произведена по похищенному паспорту.
Поэтому УФСНП 24.02.98 предъявило иск о признании недействительным договора поставки от 25.01.97 №2501/97, который был заключен между ООО «Норд-Рейс» и СП АОЗТ «ПетроэС», полагая, что эта сделка совершена с целью, противной основам правопорядка.
Суд сослался на ничтожность сделки в силу статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как она была совершена с целью, противной основам правопорядка.
Ссылка в решении на указанную цель как на основание недействительности сделки не подтверждается материалами дела.
Довод суда о том, что признание акта регистрации юридического лица недействительным означает отсутствие правоспособности такого лица с момента регистрации и как следствие - ничтожность всех совершенных им сделок, в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является необоснованным.
Согласно пункту 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.
В силу пункта 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации правовым последствием признания регистрации юридического лица недействительной является его ликвидация.
Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим свое существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц, что следует из пункта 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Сделки, совершенные указанными юридическими лицами до их исключения из государственного реестра, являются действительными, если они не противоречат нормам законодательства, регулирующим соответствующие правоотношения.
При новом рассмотрении дела суду следует выяснить, входит ли в круг полномочий налоговой полиции предъявление исков о признании недействительными договоров. Учитывая, что закон не. предусматривает ничтожности всех правовых действий юридического лица, регистрация которого признана недействительной, суду при новом рассмотрении дела следует выяснить, был ли спорный договор заключен и исполнен в соответствии с требованиями закона, являются ли действия сторон при заключении и исполнении договора (если он исполнен) совершенными с целями, заведомо противными основам правопорядка, имеются ли какие-либо иные предусмотренные законом пороки сделки.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.03.98 по делу №А5б-3683/98 отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
8.3. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 17.03.98 ПО ДЕЛУ № А 13-3678/97-13
В следующем Постановлении арбитражного суда следует обратить внимание на ничтожный договор траста.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 17 МАРТА 1998 г. ПО ДЕЛУ № А13-3678/97-13 «ПРЕДМЕТОМ ДОГОВОРА ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ТРАСТА (ДОВЕРИТЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ) НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИМУЩЕСТВО, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ УЧРЕДИТЕЛЮ В СИЛУ ИНОГО ВЕЩНОГО ПРАВА, НЕЖЕЛИ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. ПЕРЕДАННОЕ В ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВО ПРИНАДЛЕЖАЛО УЧРЕДИТЕЛЮ НА ПРАВЕ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ, ПОЭТОМУ ДОГОВОР ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ТРАСТА ЯВЛЯЕТСЯ НИЧТОЖНЫМ»
(Извлечение)
Прокурор Вологодской области в интересах Комитета по управлению имуществом Вологодской области (далее - КУЙ) обратился в Арбитражный суд Вологодской области с иском к Территориальному дорожному комитету администрации Вологодской области, индивидуальному частному предприятию Грачева «Аквилон» (далее - ИЧП «Аквилон») и товариществу с ограниченной ответственностью «Авес» (далее - ТОО «Авес») о применении последствий недействительности ничтожной сделки, в связи с чем просил обязать ТОО «Авес» передать Территориальному дорожному комитету администрации Вологодской области полученные по договору об учреждении траста (доверительного управления) от июля 1995 г. здание по адресу: г. Вологда, ул. Левичева, д.8, и связанные с ним имущественные и личные неимущественные права, оборудование, инвентарь и документацию.
До вынесения решения прокурор уточнил свои исковые требования и просил применить последствия недействительности ничтожной сделки, заключенной между Территориальным дорожным комитетом Вологодской области и ИЧП «Аквилон», с последующей заменой ИЧП «Аквилон» на ТОО «Авес» по соглашению от 17.08.95; обязать ТОО «Авес» возвратить Территориальному дорожному комитету администрации Вологодской области полученное им по сделке об учреждении траста (доверительного управления) от июля 1995 г., а 1 именно: передать Территориальному дорожному комитету администрации Вологодской области здание по адресу: г. Вологда, ул. Левичева, д. 8, со всеми изменениями и улучшениями (согласно акту обследования технического состояния здания 10.11.97) и освободить занимаемые ТОО «Авес» помещения в указанном здании.
Решением от 17.11.97 исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции от 12.01.98; решение оставлено без изменения.
Рассмотрев дело по кассационной жалобе ТОО «Авес», Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к следующему.
Из материалов дела усматривается, что в июле 1995 г. между Территориальным дорожным комитетом администрации Вологодской области и ИЧП «Аквилон» заключен договор об учреждении траста, в соответствии с которым Территориаль-1НЫЙ дорожный комитет администрации Вологодской области Учредитель траста) передал ИЧП «Аквилон» (доверительному собственнику) здание по адресу: г. Вологда, ул. Левичева, д. 8, также все связанные с ним имущественные и личные неимущественные права.
Между сторонами по договору об учреждении траста 117.08.95 заключено соглашение, согласно которому все права обязанности по договору ИЧП «Аквилон» передает ТОО «Авес».
В соответствии с пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 24.12.93 № 2296 «О доверительной собственности (трасте) «, действовавшего на момент заключения договора, при учреждении траста учредитель передает имущество и имущественные права, принадлежащие ему в силу права собственности, на определенный срок доверительному собственнику, а доверительный собственник обязан осуществлять право собственности на доверенное ему имущество исключительно в интересах бенефициара в соответствии с данным Указом, договором об учреждении траста, а также законодательством Российской Федерации.
В силу пункта 8 вышеназванного Указа предметом договора об учреждении траста является имущество, которым учредитель траста владеет в силу права собственности, а также связанные с ним имущественные и личные неимущественные права. Предметом договора об учреждении траста не может быть имущество, принадлежащее учредителю в силу иного вещного права, нежели право собственности.
Судом было установлено, что собственником переданного здания является Вологодская область, а у Территориального дорожного комитета администрации Вологодской области спорное здание находилось на праве оперативного управления. Данные выводы суда являются правомерными и подтверждены материалами дела. Таким образом, сделка обоснованно признана судом ничтожной.
В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>