<< Предыдущая

стр. 2
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ния из литературного наследства, Наркомпрос, по их ходатайству, определял размер содержания за счет авторского гонорара. Органам Наркомпроса было предоставлено право освобождать отдельные театры от уплаты гонорара за произведения, объявленные достоянием государства. Виновные в неисполнении этих правил помимо возмещения убытков, причиненных автору, должны были привлекаться к суду революционного трибунала.1
21 мая 1919 г. ВЦИК принял положение_«О государственном издательстве»,' которое имело целью создание при Наркомпросе единого аппарата печатного слова взамен издательств ВЦИК, Коммунист, Наркомпроса, Московского, Петроградского Советов депутатов и всех кооперативных издательств. Издательская деятельность всех народных комиссариатов и прочих советских учреждений была всецело подчинена Государственному издательству, которое могло либо само осуществлять таковую, либо сохранить ведомственные издательства, но под своим контролем. Все ученые и литературные общества и прочие издательства должны были вести издательскую работу также под контролем Государственного издательства. Во главе последнего была поставлена редакционная коллегия, которая образовывала редакционные отделы, центральный издательский отдел и центральный отдел по распространению литературы. Члены редакционной коллегии утверждались ВЦИК; редакционной коллегии поручено было издание инструкций в развитие этого положения.2
Постановление ВЦИК о Государственном издательстве не разрешило еще вопроса о создании оптимальной организации советского издательского аппарата, но явилось важным этапом в деле ликвидации частнокапиталистических издательств и создания социалистического типа издательства.
29 июля 1919 г. Совнарком РСФСР издал декрет «Об отмене права частной собственности на архивы умерших русских писателей, композиторов, художников и ученых, хранящиеся в библиотеках и музеях». Декрет отменил все ограничительные условия, на которых архи-
1 Известия ВЦИК, 9 февраля 1919 г., № 30 и Северная Коммуна, 19 февраля 1919 г., № 39. а СУ 1919 г., № 20, ст. 244.
32

вы были переданы бывшими владельцами библиотекам, музеям и другим хранилищам. Право первого издания материалов этих архивов было передано Наркомпросу в лице соответствующих отделов Государственного издательства. Исследователи, желающие пользоваться архивами, должны были получать разрешение на это от Наркомпроса.'
На основании декрета от 26 ноября 1918 г. о научных, литературных, музыкальных и художественных произведениях Наркомпрос 16 августа 1919 г. признал достоянием РСФСР все как опубликованные, так и неопубликованные произведения 17 композиторов, умерших до издания декрета от 26 ноября 1918 г."
Совнарком РСФСР 26 августа 1919 года издал декрет «Об объединении театрального дела». Был учрежден в этих" целях Центротеатр, на который возложено высшее руководство всеми театрами. Театральное имущество было национализировано, воспрещена его продажа, уничтожение и вывоз за границу. Центротеатр был вправе передавать театральное имущество в пользование художественным коллективам и устанавливать цены на места в театрах. Последние субсидировались государством и делились на несколько категорий в зависимости от художественной ценности. Лучшие театры, находившиеся в руках зарекомендовавших себя коллективов, являлись автономными, однако с финансовой стороны они подлежали ревизии Госконтроля, а в отношении репертуара получали указания от Центротеатра.3
Одновременно декретом Совнаркома РСФСР от 27 августа 1919 г. фотографическая и кинематографическая торговля и промышленность были переданы в ведение Наркомпроса. Последнему было предоставлено право по соглашению с Высшим Советом Народного хозяйства национализировать как отдельные предприятия, так и "всю' фотокинопромышленность в целом, реквизировать фото-киноматериалы и регулировать фотокиноторговлю и промышленность путем издания постановлений, обязательных для предприятий, учреждений и частных лиц.4
33

В развитие этого декрета постановлением Наркомпроса РСФСР от 18 сентября 1919 г. .в его составе был организован Всероссийский Фотокино отдел, в котором было централизовано управление предприятиями фотографической и кинематографической промышленности.'
Важный шаг в развитии советского авторского права представлял собой декрет Совнаркома РСФСР от 10 октября 1919 г. «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства». Декрет объявил недействительными те договоры авторов с издательствами, по которым перешли в полную собственность последних литературные, музыкальные и художественные произведения авторов. На каждую работу, принимаемую к изданию, декрет требовал заключения с автором письменного договора с указанием тиража, размера полистной оплаты и сроков издания. При отсутствии договора должны были применяться ставки оплаты, утвержденные Наркоматом труда. Если полистная плата была ниже нормального тарифа, то договор считался недействительным.2
Чтобы закончить обзор нормативных актов 1917 — 1920 гг., имевших отношение к авторскому праву, следует еще остановиться на декрете Совнаркома РСФСР от 20 апреля 1920 г. «О национализации запасов книг и иных печатных произведений», которым все запасы книг, принадлежащих частным лицам, кооперативным и другим общественным организациям н учреждениям были объявлены национализированными.
Этот декрет не распространялся на библиотеки, а также на издательства частные, кооперативные н общественные, издания которых поступали в распределение через органы Наркомпроса РСФСР.3 ;
Законодательство 1917 — 1920 гг. по авторскому праву характеризуется следующими основными чертами.
Через все законодательство 1917—1920 гг., проходит тенденция к ликвидации всех форм эксплуатации авторов издателями и другими предпринимателями. Законы об авторском праве шаг за шагом ограничивают и вытесняют нэпмана из издательского дела, театральной
СУ 1919 г., №46, ст. 448.
СУ 1919 г., №51, ст. 492.
СУ 1920 г., № 42, ст. 187.

антрепризы и кинематографического предпринимательства. Место частного капитала в этих областях хозяйственной деятельности занимают государственные организации и предприятия и в меньшей степени кооперативные и иные общественные организации. Этот процесс протекает планомерно, но еще не заканчивается в течение рассматриваемого периода 1917—1920 гг.
Законодательство об авторском праве одновременно устанавливает необходимые материальные условия оплаты труда авторов, позволяющие последним посвятить себя всецело творческой деятельности. Сюда относятся сравнительно высокие ставки авторского гонорара, уплата такового даже авторам национализированных произведений, забота о материальном обеспечении нетрудоспособных членов семьи умершего автора.
Рассмотренные нормативные акты показывают, что в первом периоде был заложен еще только фундамент социалистического авторского права. Приведенное выше разъяснение Наркомата просвещения от 28 июля 1918 г. прямо указывало, что если произведения живущих авторов на национализированы, «все права последних на продукт их труда остаются в полной силе». В разъяснении наркома просвещения А. В. Луначарского от 23 ноября 1918 г., упомянутом нами ранее, повторено, что авторское право живущих драматургов, писателей, композиторов и художников остается полностью в силе.
Таким образом в первом периоде дореволюционное авторское право не было еще окончательно ликвидировано. Его отдельные нормы применялись в 1917 и 1918 гг. для регулирования авторских отношении в той мере, в которой эти отношения еще не были урегулированы декретами советской власти и постольку, поскольку нормы дореволюционного авторского права не противоречили этим декретам и революционному правосознанию.
Сложный процесс становления нового и слома старого авторского права был освещен неправильно рядом наших юристов. Они не поняли нового качества советского авторского права периода 1917—1920 гг. и давали ему неправильную трактовку.
Так, Е. Лозман считал, что декрет 26 ноября 1918 г. «отменил в общем порядке дореволюционное положение
35

1911 года и оставил нас без авторского права», которое было в принципе экспроприировано.1
И. Я. Хейфец писал, что «на место права личности было выдвинуто право трудового коллектива на творческое произведение как на накопленный творческий труд» и что «на место авторского права декрет (от 26 ноября 1918 г.) выдвигает как новое начало право государства на национализацию произведений интеллектуального творчсс1ва», однако на началах возмездности.2
'С. И. Раевич считал, что декрет 26 ноября 1918 г. имел целью нормирование перехода произведении в собственность государства и лишь «попутно установит кратко основные начала авторского права, поскольку послед нему было отведено известное скромное место в системе военного коммунизма ..» и далее «˜в эпоху военного коммунизма авторское право не было нам нужно в том виде, как эти институты известны капиталистическому миру».3
П. Стучка рассматривал законодательство этого периода как отрицание авторского права, которому пролетарская революция объявила борьбу.4
Несостоятельность этих высказываний, по нашему мнению, совершенно очевидна. Никакой экспроприации авторского права у нас не было, экспроприированы были. да и то не полностью, капиталистические издательства и предприниматели в области искусства. Право личности на продукты ее творческого труда не только не было ущемлено и заменено правом коллектива, а, наоборот, получило реальные гарантии. Вопросы авторского права решались в рассматриваемый период отнюдь не «попутно», между прочим. Этим вопросам Советское государство всегда уделяло большое внимание. Пролетарская революция не боролась с правом авторов; она, наоборот, дала авторскому праву его подлинное направление и построила его на основе сочетания интересов авторов и общества.
1 E Л о з м а н Об авторском праве Еженедельник Советской Юстиции, 1923 r, № l.
2 И Я Хейфец Авторское право, 1931 г., с. 4.
3 См. С И Раевич Исключительные права, 1926 г., ее. 30 и 94 (сноска).
4 См. Энциклопедия юс^дарства и права, т. I, с. 47, уАвторскис право» и др. авторы, <•
36

Последующее развитие советскою авторского права не отменяло, а лишь дополняло и совершенствовало законодательство периода 1917—1920 годов.
б) Советское авторское право в период восстановления народного хозяйства (1921—1925)
После победоносного окончания гражданской войны и изгнания интервентов советский народ имеет своей первоочередной задачей восстановление разрушенного народного хозяйства. Политика военного коммунизма, необходимая в период гражданской войны н интервенции, в новых исторических условиях требована замены. В. И. Ленин определил основные положения перехода от продразверстки периода военного коммунизма u продналогу, исходя из которых ЦК РКП (б) разработал проект постановления о замене продразверстки продналогом. 8—16 марта 1921 г. Х съезд РКП (б) принял решение о переходе к новой экономической политике, с заменой продразверстки продналогом и предоставлением частнику в ограниченных законом пределах возможности участия в хозяйственной -деятельности страны. Допуская борьбу между капиталистическими и социалистическими элементами, новая экономическая политика была рассчитана на вытеснение капиталистических элементов, построение фундамента социализма и достижение прочного союза рабочего класса с крестьянством.
Борьба между капитализмом и социализмом велась не только в области хозяйства, но и на идеологическом фронте. Выброшенные за пределы нашей Родины белогвардейцы, капиталисты и контрреволюционная буржуазная интеллигенция восприняли новую экономическую политику как переход к реставрации капитализма. Эта контрреволюционная идеология отразилась, в частности, в изданном за границей эмигрантском сборнике «Смена вех», который с радостью был встречен внутри страны той частью буржуазной интеллигенции, которая была настроена против Советской власти, «новой» буржуазией, порожденной НЭПом, а также представителями обанкротившихся партий—меньшевиков и эсеров, попытавшихся оживить свою преступную работу. Сменовеховские влияния на некоторый, ограниченный период времени
37

кашли отражение даже в отдельных произведениях литературы и искусства.
Год спустя, в марте 1922 г. XI съезд партии заслушал политический отчет Центрального Комитета партии, с которым выступал В. И. Ленин, указавший, что отступление закончено, и задача состоит в подготовке дальнейшего наступления на частный капитал. Новое наступление после XI съезда партии развернулось не только на хозяйственном, но и на идеологическом фронте, и сменовеховские «настроения» были ликвидированы.
С 17 по 25 апреля 1923 г. проходил XII съезд РКП (б), уделивший большое внимание вопросам науки, литературы и искусства.
Съезд выдвинул в качестве неотложной задачи оживление научной работы. Социалистическая Академия должна была стать центром научной мысли, расширить объем своей деятельности за пределы общественных дисциплин и постепенно превратиться в научно-методический центр, объединяющий всю научно-исследовательскую работу. Отмечая, что за последние два года художественная литература в Советской России выросла в крупную общественную силу, съезд указал, что партия должна в своей практической работе осуществлять руководство этой формой воздействия на массы. Съезд потребовал улучшения издательской деятельности, в частности упорядочения издания классиков марксизма-ленинизма, устранения недостатков в работе периодической печати, издания массовой литературы для крестьянства. Съезд поставил также задачей использование театра для систематической пропаганды идей борьбы за коммунизм, с привлечением соответствующих сил в центре и на местах для создания и подбора революционного репертуара и указал на необходимость всемерного развития кинематографического производства, при условии «полного обеспечения идейного руководства и контроля со стороны государства и партии». В решениях съезда особо подчеркнута необходимость помощи Пролеткино в работе по созданию производственных и революционных фильмов.'
Вопросам социалистической культуры немалое внимание уделил и XIII съезд партии, проходивший 23 —
1 КПСС в резолюциях и решениях.., ч. 1, изд, 7, ce. 727, 736 и 741.
38

31 мая 1924 г. Съезд указал, что «основная работа партии в области художественной литературы должна ориентироваться на творчество рабочих, и крестьян, становящихся рабочими и крестьянскими писателями». Основой роста последних должна быть художественная и политическая работа над собой и освобождение от узкой кружковщины. Вместе с тем надо продолжать систематическую поддержку наиболее даровитых писателей-попутчиков, помогая им преодолевать буржуазные предрассудки. Ни одно литературное направление, школа или группа не могут и не должны выступать от имени партии. Необходимо особое внимание уделить созданию массовой художественной литературы для рабочих, крестьян, красноармейцев, а также литературы для детей. «Кино должно явиться в руках партии могущественным средством коммунистического просвещения и агитации».'
Решения XII и XIII съездов партии глубоко оплодотворили авторскую деятельность в области науки, литературы и искусства, нацелив ученых, писателей и творческих работников искусства на разрешение основных задач социалистического строительства и в то же время определили дальнейшее направление нашего законодательства в области авторского права.
Огромную роль в развитии советской литературы на ряд лет вперед сыграла резолюция ЦК РКП (б) от 18 июня 1925 г. «О политике партии в области художественной литературы». Резолюция подчеркнула, что в классовом обществе не может быть нейтрального искусства, хотя классовая борьба в искусстве и литературе выражается в более разнообразных формах, чем в политике. Укрепляя и расширяя свое руководство обществом, пролетариат должен завоовачь главенствующие позиции и в области художественной литературы, хотя в прошлом как класс культурно подавленный пролетариат не мог выработать своей художественной формы и стиля. Гегемонии пролетарских писателей еще нет, и партия должна помочь им наработать псгорическое право на эту гегемонию. Однако в то же время партия должна бороться против легкомысленного и пренебрежительного отношения к старому культурному наследству, к специалистам
i КПСС в резолюциях и решениях.., ч 1, изд. 7-е ее. 867,869, 870, 880.
39

\\дижсстпенно1о сюва. Bcciii борьбу Ьс",до Тс1кже против попыток «оранжерейной пролетарской литературы». Литература не может замыкаться в рамках одного завода;
она должна быть литературой не цеха, а великого класса.
Крестьянским писателям надо оказывать безусловную поддержку и переводить их на рельсы пролетарской идеологии.
У писателей-«попутчиков» нужно учитывать и квалифицированность, и наличие колебаний в их среде. Общей директивой должно быть бережное к ним отношение. Марксистская критика должна изгнать из обихода тон литературной команды.
Руководя литературой в целом и распознавая безошибочно классовое содержание литературных течений, партия не может предоставить монополию какой-либо из литературных групп. Используя все технические достижения старого мастерства, литература должна вырабатывать форму, понятную миллионам.'
В рассматриваемом периоде был издан ряд нормативных актов, регулирующих отдельные стороны авторских отношений. Следует отметить постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 16 августа 1921 г. «О порядке издания учебников». Для устранения спекуляции с изданием и переизданием учебников это право было передано Государственному издательству, которое при отсутствии соглашения с авторами публикует в «Известиях», какие учебники и учебные пособия предположены к изданию и переизданию. Если авторы в течение двух недель не заявят о желании создать или переработать таковые, Госиздат передает заказы другим авторам через соответствующие наркоматы.
Госиздат вправе поручить переиздание учебников кооперативным издательствам и отдельным лицам, заключая с ними соответствующие соглашения. Все издательства должны в двухнедельный срок представить Госиздату сведения о том, какие учебники и учебные пособия ими подготовлены к печати, а Госиздат вправе взять на себя осуществление издания, уплатив авторам и редакторам следуемое вознаграждение по существующим ставкам и возместив издательству расходы по подготовке
l О партийной и советской печати Собрание документов. M, 1954 r, ce 343—347.
40

изданий. Учебники, учебные руководства и пособия, изданные без соглашения с Госиздатом и вне установленного порядка, могут переиздаваться Госиздатом без оплаты авторского гонорара. Договоры на издание рукописей заграницей должны заключаться только с разрешения Госиздата '
Забота Советского государства об улучшении материального положения авторов произведений науки, литературы и искусства выразилась в следующих декретах 18 ноября 1921 г. был издан Совнаркомом РСФСР декрет «Об усиленных пенсиях», которые были установлены для лиц, имеющих крупные заслуги по революционной деятельности или особо выдающиеся заслуги в области науки, литературы, искусства и техники. В случае смерти этих лиц, пенсии назначались находившимся на их иждивении несовершеннолетним и нетрудоспособным членам семьи. Пенсии устанавливались Наркоматом социального обеспечения по ходатайству наркоматов, ведомств, общественных организаций в размере до максимальной тарифной ставки и 1/3 этой ставки для иждивенцев, с частичной или полной натурализацией В случае смерти пенсионера членам семьи могло назначаться и единовременное пособие.2
В целях наилучшего использования научных сил страны для восстановления народного хозяйства и обеспечения научным работникам надлежащих условий работы, Совнарком РСФСР 6 декабря 1921 г. принят постановление «Об улучшении быта ученых», которым установил особое дополнительное академическое обеспечение для 7000 научных работников. Центральной комиссии по улучшению быта ученых (ЦЕКУБУ) поручено было определить размер академического обеспечения и основания для распределения научных работников по категориям в зависимости от их квалификации, утвердить персональные списки последних, разработать инструкцию о порядке переселения и уплотнения научных работников и упрощенный порядок предоставления ученым разрешении на выезд за границу, а также на получение заграничных изданий s
1 СУ 1921 r, № 61, ст 430
2 СУ 1921 r, № 80, ст 697.
3 СУ 1921 r, № 61, ст. 430.
41

В соответствии с общими началами новой экономической политики и допущением частника к хозяйственной деятельности под контролем государства, 12 декабря 1921 г. Совнаркомом РСФСР был издан декрет «О частных издательствах». Для их образования был установлен разрешительный порядок, причем разрешение соответствующего местного органа подлежало утверждению Госиздата. Частным издательствам было разрешено иметь свою материальную базу, включая и типографии, а также закупать за границей и ввозить картины и произведения печати с соблюдением действующего законодательства и с разрешения каждый раз государства. Произведения, изданные на свои средства, частные издательства могли продавать по вольным ценам, однако Госиздату и его органам было предоставлено право преимущественной покупки всего издания по ценам, устанавливаемым по соглашению с издательствами, но не выше оптовых цен. Разрешение на печатание рукописей надлежало получать в Госиздате и его местных органах, а где их не было—в губернских политико-просветительных комитетах, согласно инструкции Наркомпроса РСФСР. Книги, изданные без разрешения, подлежали конфискации и передаче Госиздату, а издатели должны были привлекаться к судебной ответственности. 1 % выпущенных книг, но не менее 10 экз. надлежало передавать бесплатно в орган, выдавший разрешение, для дальнейшего использования в библиографических целях. В отношении издания учебной литературы сохраняло силу упомянутое выше постановление Совнаркома РСФСР от 16 августа 1921 г.1
Постановлением Совета Труда и Обороны от 4 января 1922 г. фотокинопромышленность была передана в ведение Высшего Совета Народного Хозяйства. Последний вправе был отдельные предприятия сдавать в аренду.
Эксплуатация продуктов фотокинопромышленности, находившейся в управлении Высшего Совета Народного Хозяйства, продажа фотоматериалов, продажа и прока г кинолент регламентировались последним. Наркомпрос РСФСР имел право загружать своими заказами предприятия фотокинопромышленности в размере до 10% их производительности.2
' СУ 1921 г № 80, ст. 685 2 СУ 1922 г. № 13, ст. 131.
42

Существенные изменения были внесены декретом Совнаркома РСФСР от 2 марта 1922 г. в порядок издания учебных пособий. В отмену приведенного выше постановления СНК от 16 августа 1921 г. право разрешать печатание учебных пособий предоставлено было только Государственному Ученому Совету Наркомпроса (ГУС), а Госиздату дано преимущественное право издания всех учебных пособий, разрешенных ГУС. За нарушение этих правил виновные подлежали привлечению к ответственности, а изданное учебное пособие—конфискации.'
Декрет ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых законами и защищаемых судами РСФСР», перечисляя имущественные права, предоставленные гражданам, отнес авторское право вместе с правами на изобретение, товарные знаки, промышленные модели и рисунки к числу вещных прав, сделав оговорку, что это право и его защита судами осуществляется в пределах, установленных особыми законами.2
Однако в Гражданский Кодекс РСФСР, принятый ВЦИК 31 октября 1922 года, авторское право включено не было, как равно и в гражданские кодексы других союзных республик. Исключение составляет Гражданский Кодекс Азербайджанской ССР, в котором имеется особая глава, посвященная авторскому праву.
На содержании ??? главы ГК Азербайджанской ССР мы считаем возможным вкратце остановиться, в связи с происходящей в настоящее время разработкой проектов новых гражданских кодексов союзных республик.
Как известно, законодательство по авторскому праву, действующее в ряде союзных республик, включает в себя правовые нормы, которые содержатся в Основах авторского права СССР (СЗ СССР 1928 г., № 27, ст. 246), в республиканских законах об авторском праве, в типовых договорах и в других нормативных актах. В Азербайджанской ССР объединили правовые нормы, содержащиеся в первых трех нормативных актах, в одной главе гражданского кодекса.
Не во всем можно согласиться с редакцией этой гла-
1 СУ 1922 г № 22, ст 231.
2 СУ 1922 г. № 36, ст. 423.
43

вы. В частности, вызывает возражение cт. 465 ГК Азербайджанской CCP. В начале в ней правильно говорится, что взаимоотношения между соавторами по поводу авторского права на созданное ими произведение должны определяться их соглашением. Однако, нельзя одобрить следующее положение той же статьи, что при отсутствии такого соглашения надлежит руководствоваться ст. ст. 62—65 ГК Азербайджанской ССР, которые относятся к общей собственности. Как известно, наша наука решительно отвергает буржуазную теорию литературной собственности, а потому не следует даже в такой форме поддерживать эту «теорию».
Мы не останавливаемся на других недостатках и пробелах этой главы, но считаем, что союзные республики в своей кодификационной работе должны учесть опыт построения главы об авторском праве.
Постановлением Наркомпроса РСФСР от 13 ноября 1822 г. было продлено Госиздату на 5 лет право монопольного издания русских классиков.'
Декретом СНК РСФСР от 19 декабря 1922 г. Фотокиноотдел Наркомпроса РСФСР был реорганизован в Центральное государственное фотокинопредприятие (Госкино) на хозяйственном расчете с правами юридического лица. К Госкино перешли все фото-кинофабрики и прокатная контора, причем Госкино получило монопольное право кинопроката 2
Вступивший в силу с 1 января 1923 г. ГК РСФСР включил в перечень договоров, освобожденных от обязательного нотариального удостоверения, договоры о передаче авторских прав.3
Постановлением Наркомпроса РСФ-СР от 18 января 1923 г. были объявлены государственной монополией на основании упомянутого декрета СНК от 26 ноября 1918г. произведения 47 писателей, критиков и публицистов. Право издания произведений принадлежало Нарком-просу РСФСР; иные учреждения и организации могли их издавать лишь по договору или с разрешения Наркомпроса в лице Госиздата. Наследники авторов национа-
1 СУ 1922 г, № 77, ст 969
2 СУ РСФСР, 1923 г, № 1 ст 4.
3 ГК РСФСР, ст 137.
44

лизированных произведений имели право на вознаграждение согласно действующего законодательства.1
31 января 1924 г. II съезд 'Ссветов СССР утвердил первую общесоюзную Конституцию. Она закрепила равенство народов СССР и их суверенитет, укрепила братский союз русского народа с другими народами страны, показала трудящимся всего мира пример построения многонациональною социалистического государства. Конституция определила пути дальнейшего строительства экономики и культуры в СССР, заложила прочные основы общесоюзного законодательства и явилась необходимой предпосылкой для издания общесоюзного закона об авторском праве
2 февраля 1921 г. была опубликована инструкция Наркомпроса РСФСР о ставках авторского гонорара за публичное исполнение драматических, музыкально-драматических и прочих сценических произведений на основе процентных отчислений с фактического сбора, а в тех зрелищных предприятиях, в которых нет платы за вход,— с общей суммы заработной платы работников искусств за данный день.2
СНК СССР 4 сентября 1924 г. принял постановление о необходимости разработки декрета об основах авторского права.3 Проект декрета в редакции Комиссии законодательных предположений был внесен на рассмотрение Совета Народных Комиссаров Союза ССР. На заседании СНК СССР от 6 января 1925 г проект постановления «Об основах авторского права» был принят СНК СССР с 11 поправками, а проект закона «О введении в действие постановления об основах авторского права»—без изменений, после чего они поступили на утверждение Президиума ЦИК СССР.4 Оба проекта были рассмотрены на заседании Президиума ЦИК СССР 30 января 1925 г. Первый проект был принят с двумя поправками, из которых одна носила технический характер, а вторая имела принципиальное значение. Статья 3 проекта «Основ» предоставляла автору произведения право «всеми возможными способами воспроизво-
1 СУ 1923 r, № 16, ст 213
2 Известия ЦИК от 2 феира1я 1924 г, ^s 2
ч ЦГАОРСС, фонд 3316, гол 1925—1926, on 18 ед хр 22, л 10
•t ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925—1926, on. 18, ед хр. 222, л. 10
45

дить и распространять его». Такая формулировка создала впечатление, что автору произведения дано право самому осуществлять предпринимательскую деятельность — в своей типографии печатать произведение, ставить его в собственном театре, продавать у себя в магазине и т. д. Президиум ЦИК СССР изменил эту формулировку, указав, что автору произведения предоставляется право «всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его».1
Основы авторского права 1925 г. содержали развернутое регулирование отношений, возникающих в связи с созданием произведений науки, литературы и искусства. Они признавали за автором произведения исключительное право на выпуск, воспроизведение, распространение последнего и извлечение имущественных выгод всеми законными способами. Общий срок авторского права был остановлен в 25 лет, начиная с 1 января года появления произведения в свет. Сокращенные сроки были предусмотрены: а) для современных изданий и энциклопедических словарей, пантомим, произведений xopeoграфии, киносценариев и кинолет — 10 лет, б) для сборников фотоснимков—5 лет, в) для отдельных фотоснимков—3 года.
«Основы» 1925 года признали период авторского права по наследству, однако с ограниченнями. Если автор умирал до истечения 25 летнею срока, то авторское право переходило к его наследникам на остающийся срок, но не свыше чем на 15 лет, считая с 1 января года смерти автора. Если же произведение не было издано или иным способом выпущено в свет при жизни автора, наследникам принадлежало авторское право на него в течении 15 лет. В общего стоимость наследственной массы не включалась оценка авторского права. Правительство СССР и союзных республик могло выкупить авторское право.
«Основы» 1925 г. подтвердили свободу перевода. За переводчиком было закреплено авторское право на перевод. Если произведение было выпущено в свет, публич-
1 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925, ед хр 64, л. 1. Несмотря на юридическою безупречное гь эгои редакции, некоторые авторы считали, что эта формулировка прсвращаег автора в предпринимателя (напр. И. Хейфец, Авторское право, 1931 г., с 37) Для такого вывода ника1\нх основании нет.
46

ное исполнение его не требовало разрешения автора. Последнему должен был, однако, уплачиваться гонорар в установленном размере, если с посетителей взималась плата.
«Основы» 1925 г. допускали отчуждение авторского права по договору с точным определением характера использования, а равно передачу иными законными способами, причем требовалась письменная форма.
Основы авторского права 1925 г., согласно ст. 2 вводного закона, были введены в действие с 5 февраля 1925г. Союзным республикам было предложено издать перечни узаконении союзных республик, утративших силу с изданием Основ.1
СНК РСФСР 20 февраля 1925 г. принял постановление о том, что впредь до издания в соответствии с «Основами» 1925 года нового республиканского закона сохраняет силу ранее изданное законодательство РСФСР. В дальнейшем, 4 сентября 1925 г. (протокол № 40) СНК РСФСР свое постановление от 28 февраля 1925 г. отменил Одновременно СНК РСФСР просил Президиум ВЦИК РСФСР ходатайствовать nepei Президиумом Ц1 IK СССР, чтобы последний дал оказания о том, что «Основы» 1925 г. должны проводиться в жизнь в порядке законодательства республик, а потому ранее действовавшее республиканское законодательство по авторскому праву сохраняет силу до издания союзными республиками новых законов, для чего установить специальный срок.2 Президиум В1ДИК согласился с предложениями СНК РСФСР (протокол от 2 ноября 1925 г. № 37)3 и 17 ноября того же года за № ГП 78/2 возбудил соответствующее ходатайство перед Президиумом Н,ИК СССР.4
Это представление было рассмотрено Президиумом ЦИК СССР на заседании от 20 ноября 1925 г. (протокол Х"28), но было отклонено.5
Аналогичное решение было вынесено 9 марга 1926г. (протокол № 151) СНК СССР6 в ответ на представление
СЗ СССР ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС
1925 г. № 7, , фонд 3316 , фонд 3316, , фонд 3316, , фонд 3316, , фонд 3316,
ст. 66.
год 1925, on. год 1925, on год 1925, on год 1925, on год 1925, on.
18, ел. хр 222, л. 43. 18, ед. хр. 222, л 54. 18, ед. хр. 222, л. 55. 18, ед. хр. 222, л. 59
18, ед. хр. 222, л. 78.
47

СНК РСФСР по тому же вопросу, направленное в СНК СССР.
В этом споре, по нашему мнению, правы были СНК и ЦИК СССР.
Дело в том, что вводный закон о введении в действие «Основ» 1925 г. предусматривал издание перечня актов, утративших силу с изданием «Основ» 1925 года ни вводный закон, ни «Основы» 1925 г. не подтверждают вывода СНК и ВЦИК РСФСР о том, что «Основы» 1925 года «не представляют из себя закона об авторском праве, подлежащего непосредственному проведению в жизнь, а лишь устанавливают основы для республиканского законодательства об авторском праве».' Именно «Основы» 1925 г. и являются законом, подлежавшим непосредственному применению. Так это н было понято в УССР, где республиканский закон издан не был, а действовали непосредственно «Основы» 1925 г. Такое понимание «Основ» не лишило бы РСФСР возможности дальнейшего издания законов по авторскому праву в соответствии с «Основами», но предотвратило бы задержку проведения в жизнь общесоюзного закона на территории РСФСР свыше чем на полтора года без достаточных к тому оснований.
Предусмотренный вводным законом перечень узаконении, утративших силу с опубликованием «Основ» 1925 г., был издан ВЦИК и СНК РСФСР лишь 12 апреля 1926 г.2
Между тем 14 мая 1925 г. Наркомпросом РСФСР были опубликованы постановления: «О признании достоянием РСФСР всех произведений Г. В. Плеханова»3 и «О признании достоянием РСФСР всех переводов на русский язык произведений Эптона Синклера».4 В качестве оснований в обоих постановлениях сделаны ссылки на декрет РСФСР от 26 ноября 1918 г., подлежавший отмене с изданием «Основ» 1925 г., и на постановление СНК РСФСР от 20 февраля 1925 г., отмененное самим СНК РСФСР (см. выше).
1 См. упомянутое письмо Президиума ВЦИК от 17 ноября 1925 г. № ГП-78/2 в Президиум ЦИ.К СССР—ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925, on. 18, ед. хр. 222, л. 55.
2 СУ РСФСР 1926 г., № 23, ст. 180.
3 СУ РСФСР 1925 г., № 43, ст. 309. СЗ СССР 1925 г., № 79, ст. 600.
4 СУ РСФСР 1925 г., № 45, ст. 336.
48

Законодательство об авторском праве в течение 1921—1925 гг., как и в предшествующем периоде, было направлено на дальнейшее осуществление общих начал политики партии и ее конкретных директив в области культуры. Некоторое оживление в начале этого периода в деятельности частнокапиталистических элементов, получившее отражение в борьбе на идеологическом фронте, закончилось в экономике полным вытеснением нэпманов из народного хозяйства, а в области культуры—идейным разгромом сменовеховских настроений и победой пролетарской идеологии.
Решения партийных съездов и резолюция ЦК партии от 18 июня 1925 г. определили пути дальнейшего развития нашей науки, литературы и искусства.
Образование Союза ССР и утверждение первой общесоюзной Конституции 1924 г. явились необходимыми предпосылками для создания первого общесоюзного закона об авторском праве 1925 г., в котором были подведены итоги предшествующего советского законодательства и дана детальная правовая регламентация авторских отношений. Основы 1925 г. послужили отправной базой для дальнейшего развития и совершенствования законодательства об авторском праве.
в) Советское авторское право в период социалистической перестройки народного хозяйства (1926—1935)
Директивы партии по вопросам развития художественной литературы в упомянутой резолюции ЦК РКП (б) от 18 июля 1925 г. сохранили полностью свое значение в рассматриваемом периоде и явились руководящими не только для советской литературы, но и для всех отраслей нашего искусства.
В течение 1926—1935 гг. партия уделяет еще большее внимание развитию науки, литературы и искусства, советской печати и деятельности издательств.
25 января 1931 г. ЦК партии принял постановление, в котором подверг критике работу журнала «Под знаменем марксизма». Последний оторвался от задач строительства социализма в СССР и международного революционного движения, не учитывал ленинского этапа как новой ступени в развитии философии марксизма, не проводил принципа партийности, философии и естествозна-49

ния и скатывался на позиции меньшевистствующего идеализма.
ЦК партии указал на необходимость решительной борьбы за генеральную линию партии, против всяких уклонов от нее, за проведение ленинского принципа партийности философии и дал развернутую программу дальнейшей работы журнала.'
Постановление ЦК партии от 11 марта 1931 г. отмечает недопустимое отношение ряда издательств к плакатно-картинному делу и неудовлетворительный контроль, следствием чего явился выпуск некоторых антисоветских, идеологически вредных картин и плакатов. Дальнейшее руководство массовой плакатно-картинной продукцией было возложено на Отдел агитации и массовых кампаний, которому предложено разработать мероприятия по улучшению постановки картинно-плакатной агитации. Издание массовой картинно-плакатной продукции было объединено в ИЗОГИЗе.2
Постановление ЦК партии от 15 августа 1931 г. об издательской работе отмечает гигантский рост политического и культурного уровня рабочих и колхозников и, .как следствие его, все новые требования на книги по всем отраслям знания. Несмотря на значительные успехи издательское дело отстало от растущих потребностей на книгу и имеет ряд недостатков (малые тиражи изданий классиков марксизма, медленные темпы создания технической и производственной литературы, отсутствие активности в привлечении авторских кадров, недостаточное внимание к качеству книги, плохой подбор редакторских кадров и т. д.). ЦК партии указал, что характер и содержание книги должны отвечать задачам социалистической реконструкции, вооружать строителей социализма марксистско-ленинской теорией, технико-производственными знаниями, воспитывать и организовывать массы вокруг задач хозяйственного и культурного строительства.
ЦК партии особо подчеркнул, что «художественная литература, играющая громадную воспитательную роль, должна гораздо более глубоко и полно отобразить ге-
1 См. О партийной и советской печати. Сборник документов. 1954 г., ее. 406—407.
2 См. О партийной и советской печати. Сборник документов, 1954 г., ее. 407—408.
50

роизм социалистической стройки и классовой борьбы», переделку общественных отношений и рост новых людей — героев социалистической стройки». Вся издательская работа должна помогать социалистическому строительству, подъему на высшую ступень теории и сочетанию ее с практикой, организовывать и мобилизовать массы на построение социализма, разоблачать чуждую нам идеологию, бороться с ней и исходить из задач интернационального воспитания масс.
Издательства должны организовать вокруг себя и отмирать наиболее талантливые писательские силы, помогать им и поощрять их путем создания необходимых материальных условий и предоставления возможностей учебы. Ввиду того, что система оплаты авторов имеет большое значение для улучшения качества произведений «необходимо дифференцировать эту оплату и установить такую систему гонорара, которая бы стимулировала выдвижение наиболее талантливых авторов». Для работы с новыми авторскими кадрами необходимо организовать при всех издательствах специальные консультационные бюро или кабинеты для отзывов и советов авторам. Издательства должны улучшить дело подбора и повышений квалификации редакторских кадров, качество рецензирования и библиографирования книжной продукции.
Значение этого постановления выходит далеко за пределы издательской работы; оно явилось важным фактором руководства строительством социалистической культуры и сыграло большую роль в развитии законодательства об авторском праве и особенно в практике его применения издательствами.
В постановлении от 29 декабря 1931 г. ЦК партии отметил, что издательство «Молодая гвардия» не ликвидировало недостатков в своей работе и предложил издательству выпустить ряд книг, организующих молодежь под знаменем большевизма, воспитывающих ее в духе ленинской непримиримости к уклонам от генеральной лишний партии и борьбы с враждебной пролетариату идеологией. Издательство должно также обеспечить создание книг по истории партии, ленинизму, истории Советской власти и гражданской войны; отобразить в литературе
1 См. О партийной и советской печати Сборник документов, 1954 г., ее. 418—425.


участие молодежи в социалистической стройке и показать новых людей—героев стройки; выпустить для пионеров книги, помогающие коммунистическому воспитанию, политехнизации школы, организации физкультуры, игр, развлечений и вовлекающих детей в общественную жизнь.
В детской литературе необходимо ликвидировать сухость изложения, сделать его увлекательным и беспощадно бороться с халтурой. К созданию новой детской книги надо привлечь крупнейших писателей и художников как пролетарских, так и попутчиков, обеспечивая им политическую и товарищескую критику. Детскую книгу надо сделать большевистски бодрой, зовущей на борьбу и победу, воспитывающей детей в духе пролетарского интернационализма и улучшить оформление книги.1
XVII партийная конференция, происходившая в феврале 1932 г., в директивах к составлению второго пятилетнего плана указала, что основной хозяйственной задачей этой пятилетки является завершение реконструкции народного хозяйства на новейшей технической базе, а основной политической задачей—окончательная ликвидация всех капиталистических элементов, полное уничтожение причин, порождающих эксплуатацию человека человеком, и преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей.2 Эти задачи были определяющими также для социалистической культуры и ее ведущих отраслей—науки, литературы и искусства.
В тесной связи с указанными решениями находится постановление ЦК партии от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций». Отмечая большой количественный и качественный рост литературы и искусства в стране, ЦК партии указал, что кадры пролетарской литературы и искусства уже настолько выросли, что рамки пролетарских литературно-художественных организаций (ВОАПП, РАПП и др.) стали узкими, тормозят дальнейший размах художественного творчества и могут превратить эти организации в замкнутые кружки, оторванные от политических задач современности и от значительных групп писателей и ху-
' См. О партийной и советской печати. Сборник документов, 1954 г., ее. 426—428. 2 См. КПСС в резолюциях и решениях, ч. II, изд. 7, 1953 г.» с. 678.
52

дожников, сочувствующих социалистическому строительству.
Отсюда возникла необходимость перестроить литературно-художественные организации, ликвидировать ВОАПП и РАПП, «объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем; провести аналогичное изменение по линии других видов искусства».' Этот партийный документ знаменовал Новый поворотный пункт в развитии творческой деятельности в области литературы и искусства.
Законодательство об авторском праве в период 1926—1935 гг. было направлено на реализацию и проведение решений партии, на дальнейшее совершенствование нашего авторского права.
Закон об авторском праве РСФСР был издан 11 октября 1926 г. и содержал оговорку, что к спорам, возникшим до введения его в действие, должны применяться ранее действующие законы. По закону 11 октября 1926г. воспроизведение, издание и исполнение произведений, объявленных достоянием РСФСР, составляли монополию государства. Закон РСФСР допускал переуступку авторского права на литературные произведения частным издательствам на срок не свыше 5 лет, а государственным и кооперативным издательствам—на любой срок или бессрочно, полностью либо частично.
На музыкальные и музыкально-драматические произведения автор мог переуступать свое право на любой срок и частным издательствам. В договорах на передачу, авторского права требовалось указывать тиражи произведений, 'а также сроки издания. Если срок указан в договоре не был, закон устанавливал следующие сроки: для произведений объемом до 5 печ. листов—6 месяцев, до 10 iie4. листав—1 год и для прочих произведений— 2 года, начиная со дня передачи произведения издательству. Нарушение издательством этих сроков давало автору право на взыскание всего гонорара и аннулирование договора. В течение срока действия договора автор не мог без согласия издательства передавать право на издание произведения. Это правило однако не распростра-
Сч.. Партийное строительство, .1S32 г., № 9, с. 62.
53

нялось на произведения, включенные автором в собрание своих сочинений 1
Согласно постановления ЦИК и СНК СССР от 16 марта 1927 г. радиовещательным станциям (по особому списку) было предоставлено право транслировать исполнение произведений из театров и др. организаций,. без какой-либо оплаты (СЗ COGP, 1927 г., № 16, ст 171).
26 сентября 1927 г Наркомпрос РСФСР дал указание о порядке уплаты зрелищными предприятиями авторского гонорара. Последний во всех случаях должен уплачиваться зрелищными предприятиями или устроителями зрелища, но не исполнителями. Гонорар исчисляется в установленном процентном отношении к фактическому сбору, за исключением лишь налога и сбора в пользу Общества Красного Креста и Красного Полумесяца. В афишах должны быть указаны точное название произведения № фамилия автора.2
30 сентября 1927 г. СНК СССР установил для писателей, художников и скульпторов льготы по оплате жилой площади и поступлению в учебные заведения.3
«Основы» 1925 года имели ряд пробелов и недостаточно ограждали интересы авторов произведений как в отношении срока использования авторских прав, так равно и порядка их осуществления и ovparibi. 30 ноября 1926 г. СНК СССР образовал под председательством Г. М. Кржижановского комиссию для разработки мероприятий по улучшению правового и бытового положения литераторов. Комиссия, наряду с другими предложениями, разработала проект нового закона об основах авторского права. Проект значительно полнее регламентировал порядок реализации авторских прав, предусмотрел соавторство, авторское право составителей сборников, урегулировал порядок переделки произведений из одной формы в другую, удлинил срски авторского права для авторов и наследников, определил компетенцию союзных республик в области законодательства по авторскому праву и проч.4
1 СУ РСФСР 1926 г, № 72, ст 376
2 Еженедельник Наркомпроса РСФСР 1927 г,№40—Циркуляр' Наркомпроса № 69/72 от 26 сентября 1927 г
3 СЗ СССР 1957 г , № 58, lc 580, 581 и 587
4 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928 on 2!, ед \р 218, лл 30— 35 92

Проект закона об основах авторского права первоначально был внесен ОНК РСФСР в Президиум ВЦИК. Последний рассмотрел этот проект на заседании от 23 января 1928 г. (протокол № 40), одобрил его, внес 7 поправок преимущественно редакционного характера и представил на утверждение Президиума ЦИК СССР.1
При обсуждении проекта Основ» 1928 г. в СНК СССР Совет Съездов государственной промышленности и торговли, поддержанный Высшим Советом Народного-Хозяйства СССР, возражал против установления предельных тиражей и минимального размера авторского гонорара, считая, что это вызовет искусственное снижение тиражей и удорожание книг, но СНК СССР эти доводы отверг.2
Проекты законов «О введении в действие Основ авторского права в новой редакции» и «Основы авторского права», внесенные СНК СССР, были приняты без изменений Президиумом ЦИК СССР 16 мая 1928 г.3
Согласно вводного закона, «Основы» 1928 г. вводились в действие в двухмесячный срок по их опубликовании. Споры, возникшие до опубликования Основ, подлежали разрешению согласно ранее действовавших узаконении. Союзные республики должны были в двухмесячный срок внести в республиканское законодательство изменения и дополнения, вытекающие из Основ 1928 года, дополнить гражданские процессуальные кодексы правилами, приравнивающими порядок взыскания авторского гонорара в пользу автора, а равно обращение взыскания наг гонорар, в основном, к порядку, установленному для заработной платы, причем на самое авторское право взыскание обращаться не могло; в уголовных кодексах надлежало предусмотреть наказание за нарушение авторского права.4
«Основы» 1928 г., подобно «Основам» 1925 г., признают авторское право за автором или его правопреемниками независимо от их гражданства на произведение, появившееся в свет на территории СССР или находящееся на территории последнего в виде рукописи, эскиза или в.
* ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on. 12, ед. хр. IQ, л. 27.
2 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on. 21, ед хр. 218, л. 29
3 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, он 12, ед хр 210, лл i, 3.
* СЗ СССР 1928 г, № 27, ст 245.
55.

иной объективной форме. Если же произведение вышло в свет заграницей или находится там в какой-либо объективной форме, авторское право признает за автором только при наличии специальных соглашений с соответствующими государствами.
К этим положениям «Основы» 1928 г. еще добавили, что автор—гражданин Союза ССР и его наследники (но не прочие правопреемники автора) пользуются защитой авторского права на территории СССР в отношении произведения, появившегося в свет в иностранном государстве, либо находящегося там в какой-либо объективной форме.
«Основы» 1928 г. повторили перечень объектов авторского права, имеющийся в «Основах» 1925 г. и предусмотрели соавторство в двух формах: а) когда произведение представляет собой неразрывное целое без выделения того, что создано каждым из соавторов; в этом случае соавторам принадлежит сообща авторское право на произведение в целом и б) если произведение состоит из отдельных разделов (частей), имеющих самостоятельное значение; в этом случае каждый соавтор имеет авторское право на выполненную им часть произведения, а все соавторы сообща—авторское право на произведение в целом.
«Основы» 1928 г. предоставили авторское право составителям сборников чужих произведений. Если последние не являются предметом чьего-либо авторского права (произведения, на которые истекли сроки давности, произведения народного творчества, всякого рода официальные документы и т. д.), составитель сборника может пользоваться авторским правом при условии самостоятельной обработки этих произведений и материалов. Если же сборник составлен из произведений, являющихся предметом чьего-либо авторского права, то составителю сборника принадлежит авторское право при условии соблюдения прав авторов произведений, вошедших в сборник, которые вправе выпускать свои произведения и в других изданиях.
«Основы» 1928 г., подобно «Основам» 1925 г., предоставили автору исключительное право выпускать в свет свое произведение под своим именем, под псевдонимом или анонимно и всеми дозволенными законом способами
56

воспроизводить, распространять его и извлекать имущественные выгоды.
«Основы» 1928 г. сохранили предусмотренное «Основами» 1925 г. исключительное право автора на публичное исполнение неизданных произведений, однако «Основы» 1928 г. ввели оговорку, что если неизданное произведение было хотя бы однажды публично исполнено, то наркомпросы республик имеют право разрешать публичное исполнение и без согласия автора, но с уплатой ему Гонорара. Автор не вправе воспрещать публичное исполнение уже изданных произведения, а имеет право получать гонорар.
«Основы» 1928 г. сохранили перечень тех случаев, когда «Основами» 1925 г. допускалось использование чужого произведения без согласия его автора, и ввели существенные дополнения и изменения этого перечня. В частности, переделка повествовательных произведений в драматические и киносценарии и наоборот, а равно драматических произведений в киносценарии и наоборот, были допущены «Основами» 1928 г. лишь с согласия автора или его правопреемников. Право перепечатки повременными изданиями газетных сообщений и статей небеллетристического характера было распространено и на репродукции с произведений изобразительных искусств, рисунков, иллюстраций, фотографий и чертежей. Право использования художественных и фотографических произведений в промышленных изделиях, разрешенное «Основами» 1925 г., дополнено в «Основах» 1928 г. оговоркой «при условии уплаты автору гонорара».
Существенным изменениям в «Основах» 1928 г. подверглись общие сроки авторского права, которые установлены для автора пожизненно, а для наследников—на 15 лет. Сокращенные сроки авторского права, как равно и порядок исчисления таковых, предусмотренные «Основами» 1925 г., в основном, остались без изменений.
«Основы» 1928 г. установили четкое размежевание компетенции Союза ОСР и союзных республик в области законодательства по авторскому праву. К ведению последних отнесено: установление норм, регулирующих:
а) издательский договор (в том числе обязательное содержание договора, его предельный срок, минимум гонорара при определенном тираже, срок выпуска издательством произведения в свет), б) договоры на издание про-
57

изведении музыкальных, изобразительных искусств, фотографии и проч . в) договоры на публичное исполнение произведений, г) размер гонорара автору художественного или фотографического произведения за использование таковых в промышленных изделиях, д) порядок уплаты гонорара за переделку повествовательного произведения в драматическое или в киносценарий и наоборот, либо драматического произведения в киносценарий » наоборот; при отсутствии согласия автора на такую переделку, вопрос разрешается наркомпросом республики;
е) предельные размены отрывков произведений, перепечатка которых не является нарушением авторского права, ж) порядок регистрации авторами времени появления произведения в свег и л) способ и порядок возмещения убытков, причиненных нарушением авторского права
«Основы» 1928 г повторяют правила, содержащиеся в «Основах» 1925 г , о праве автора отчуждать авторское право в целом или в части, о письменной форме издательского договора, о воспрещении вносить какие-либо» изменения в произведение, заглавие, обозначение имени" автора, а равно снабжать произведение илюстрациями без согласия автора и принудительном выкупе авторского права правительством Союза ССР или союзной республики
В остальном между «Основами» 1928 г. и 1925 г. существенных отличий нет.
Вводный закон к «Основам» 1928 г. предусматривал внесение в двухмесячный срок в законодательство союзных республик изменении и дополнений, вытекающих из «Основ» 1928 г. Этот срок истекал 17 июля 1928 г ,1 однако Президиум ВЦИК РСФСР 8 октября 1928 г. вынес постановление ходатайствовать перед Президиумом ЦИК СССР об отсрочке введения в действие нового закона РСФСР об авторском праве до 1 января 1929 г.2 Необходимость этой отсрочки Президиум ВЦИК РСФСР в своей докладной записке Президиуму ЦИК СССР от 11 октября 1928 г. за № ГП 78/1 мотивировал тем, что новый закон об авторском праве, а также выработанный на его основе издательский договор вносят радикальные-
' Вводный закон и «Основы» 1928 r опубликованы в «Известиях-ЦИК» 17 мая 1928 r, № 113. ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928 on 21, ел. хр 218, л. 215.
58

изменения в издательскую практику, в частности, вводят авансирование авторов, устанавливают издательству краткие сроки для ознакомления с произведениями, срочность переиздания, денежную ответственность и т. д., что может вызвать, по мнению Госиздата РСФСР и Совета Съездов государственной промышленности, ломку издательских промфинпланов и даже дефицитность издательств.1
Президиум ЦИК СССР 24 октября 1928 г. (прот. J\" 69) в изъятие из «Основ» 1928 г. разрешил отсрочить введение в действие нового законна об авторском праве РСФСР до 1 января 1929 r2 Проект этого последнего закона был разработан специальной комиссией, принят СНК РСФСР и внесен последние на утверждение Президиума ВЦИК РСФСР. При обсуждении проекта в заседании от 8 октября 1928 г было принято 18 поправок, редакционного характера, вместе с которыми проект был утвержден Президиумом ВЦИК РСФСР 3
Новый закон об авторском праве РСФСР содержит ряд положений, дополняющих и конкретизирующих «Основы» 1928 r Закон этот предусматривает, что все правоотношения и споры, возникшие из авторского права до издания нового закона, разрешаются на основе ранее из данных законов, однако делает оговорку, что к издательским и постановочным договорам, заключенным после 17 июля 1928 г, применяются «Основы» 1928 г. и новый закон РСФСР Авторское право на киноленты закон признает за выпустившими их в свет кинопроизводственными предприятиями, автор киносценария получал вознаграждение за публичную демонстрацию киноленты.4 Ставки и порядок уплаты гонорара за публичное исполнение и пе-
1 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on 21, ед хр 218, л 201 3 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on, 21, ед хр 218, л. 204
3 ЦГАОРСС фонд 3316, год 1928, on 21, ед хр 218, л 215, СУ РСФСР 1928 г, № 132,-ст 861
4 HapKomipoc РСФСР еще в 1925 г разъяснил, что автор сценария за право постановки фильма получает гонорар по со глашению Кроме того, отчисляется 1 % от сумм ia прадажу права эксплуатации филвма и сборов за его демонстрацию Отчисления распределялись между авторами сценария и монтажных листов (Известия ЦИК, 24 сентября 1925 г, № 19) В дальнейшем взамен этого введены процентные отчисления от сборов (Известия ЦИК, 19 сентября 1926 г, № 268) В 1938 г эти отчисления были отменены (СП СССР 1938 г, № 54. ст. 305).
59"

ределку произведении, указанные выше, устанавливаются наркомпросами РСФСР и автономных республик. Перепечатку небольших отрывков произведения, не являющуюся нарушением авторского права, новый закон РСФОР разрешил в том случае, если заимствования из произведений одного и того же автора не превышают в общей сложности в произведении под одним названием 10 тысяч типографских знаков для прозы и 40 строк для стихотворений. Из капитальных научных трудов (не менее 30 печ. листов) допускается перепечатка до 40000 типографских знаков.
Сроки авторского права на повременные издания должны исчисляться отдельно для каждого выпуска или книжки, со дня ее выхода в свет, а на энциклопедические словари—со дня появления в свет последнего тома. Убытки, вследствие нарушения авторского права, должны возмещаться по правилам соответствующей главы ГК, об .обязательствах из причинения вреда, но автору принадлежит право взамен убытков требовать уплаты гонорара по установленным ставкам.
Закон РСФОР особо оговаривает защиту не только имущественных, но и личных неимущественных прав автора. Последнему дается право независимо от возмещения убытков требовать совершения таких действий, которые необходимы для удовлетворения нарушенных законных неимущественных интересов.
Закон РСФСР устанавливает, что в случае отсутствия у умершего автора наследников по закону или завещанию авторское право прекращается. Если сроки авторского права истекли и произведение не было объявлено достоянием государства либо им выкуплено, оно может воспроизводиться, издаваться, распространяться и исполняться публично без каких-либо ограничений. Публичное исполнение произведений, выкупленных государством, допускается лишь с разрешения наркомпросов республик, с взиманием авторского гонорара в доход государственного бюджета в течение установленных законом сроков действия авторского права.
Издательским договором закон РСФСР называет такой договор, по которому автор уступает на определен-
. l Последующим постановлением Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. (Бюллетень Наркомпроса РСФСР, 1930 г. № 19) также установлены штрафные ставки авторского го;ю-t'60 papa за нарушение авторского права.

ный срок исключительное право на издание его произведения, а издательство обязывается издать таковое и принять зависящие меры к его распространению. Договор, заключаемый на произведение, еще не облеченное в объективную форму, называется литературным заказом. Закон об авторском праве РСФСР требует точного определения в издательском договоре характера и условий использования авторского права, в частности, указания тиража, срока выпуска произведения в свет, размера авторского гонорара и срока действия издательского договора (не свыше 4 лет). Переиздание допускается лишь с письменного согласия автора, если иное не предусмотрено договором, причем издательство вправе одновременно выпустить несколько изданий. Для выпуска произведений издательством закон РСФСР установил дифференцированные сроки, в зависимости от объема произведения. Если произведение не будет выпущено в срок, издательство обязано уплатить автору гонорар полностью, исходя из объема рукописи, одобренной издательством к печати.
После истечения указанных в законе дифференцированных сроков издательству представляется еще льготный срок в размере половины каждого из этих сроков для выпуска произведения в свет, после чего по одностороннему заявлению автора договор может быть прекращен, и рукопись подлежит возврату ему издательством. Вышеуказанные требования распространяются на издание произведений не только литературных, но и музыкальных, музыкально-драматических, изобразительных искусств, фотографии и т. п.
Закон об авторском праве РСФСР уполномочил Наркомпрос РСФОР по соглашению с Наркомтор-гом РСФСР издать типовой издательский договор» который имел бы применение не-только к произведениям художественной литературы, но и к научным, публицистическим и прочим работам? Условия и оговорки в издательских договорах, клонящиеся к ухудшению положения авторов, признаются недействительными, и вместо них применяются условия типового договора. Обязательное содержание издательского договора на музыкальные произведения подлежало определению на основе закона от 8 октября 1928 г. инструкцией Наркомпроса и Нарком-торга РСФОР по соглашению с ВЦСПС.'
6I-
Инструкция эта издана не была.

Закон об авторском праве РСФСР дополнил «Основы» 1928 г. указанием, что при недостижении соглашения издательства с наследниками автора по вопросу об изменении произведения либо снабжении последнего иллюстрациями издательство может обратиться за разрешением в наркомпрос республики. Это же правило подлежит применению в случае необходимости внести изменения в произведение после истечения срока авторского права.
Передача права на постановку и публичное исполнение неизданных драматических и иных сценических произведений должна происходить не иначе как но постановочному договору. Согласно последнему автор уступает правое на публичное исполнение произведения, а зрелищное предприятие обязуется осуществить постановку в определенный срок. Закон допускает заключение постановочного договора и на произведение, еще не облеченное в объективную форму. В постановочном договоре должны быть точно указаны, объем и условия использования произведения, территориальные границы, срок договора, срок первого публичного исполнения, число таковых и размер вознаграждения автора. Срок постановочного договора — не свыше трех лет со дня первого публичного исполнения; последнее должно быть осуществлено в течение двух лет для музыкально-драматических произведений и одного года для прочих произведений.
По постановочному договору допускалось осуществление публичного исполнения произведения только в одном городе и не свыше 150 раз. Наличие постановочного договора не препятствовало автору заключать договор с .зрелищным предприятием в другом городе, а равно разрешать постановку этого произведения рабочим ;
красноармейским клубам в том же городе. Зрелищное предприятие вправе исполнять произведение меньшее число раз, чем обусловлено договором и вовсе снять его с репертуара, но обязано оплатить сполна обусловленный гонорар. Если постановочным договором предусмотрен поспектакльный расчет авторского гонорара, то зрелищное предприятие уплачивало автору гонорар из расчета количества спектаклей, устанавливаемого инструкцией Наркомпроса РСФСР в качестве гарантированного : минимума для исчисления гонорара за уступку права

публичного исполнения. Размер авторского гонорара по постановочному договору за неизданное произведение не мог быть ниже норм авторского гонорара за публичное исполнение изданных произведений. Если постановка и публичное исполнение не последуют в обусловленный договором или в установленный законом срок, договор по заявлению автора прекращался, и зрелищное предприятие обязано было оплатить гонорар сполна.
По киносценарному договору приобретатель сценария—киностудия не обязана поставить картину. В случае предоставления авторам кинопроизводственному предприятию права переделки произведения в киносценарий, в фабулу произведения могут вноситься только такие изменения, против которых н§ возражает автор.1
В остальном закон об авторском праве РСФСР от <8 октября 1928 г. повторяет «Основы» 1928 г. либо содержит положения устаревшие, не применяющиеся на практике.
В соответствии с «основами» 1928 г. и учитывая приведенный закон РСФСР, ряд других союзных республик издал свои законы (либо постановления СНК республик) об авторском праве.2
17 июня 1928 г. Наркомпрос РСФСР разъяснил, что при наличии в театрах и других зрелищных предприятиях смешанной программы из произведений советских и иностранных авторов, общества, охоаняющие интересы авторов и получающие для них авторский гонорар, имеют право на получение последнего полностью, если в данной
1 СУ РСФСР 1928 г., № 132, ст. 861.
j Туркменской ССР—постановление ЦИК и СНК от 26 сентября 1928 г., № 410; в Белорусской ССР—от 14 января 1929 Т. <СУ БССР 1929 г., № 2, ст. 8) ; в Украинской- ССР—от 6 февраля 1929г. (СУ УССР 1929г.. № 7, ст. 55); в Грузинской ССР—от 30 августа 1929 г. (СУ Груз. ССР 1929 г., № 19. ст. 200); в Армянской ССс—от io февраля 1930 г. (СЗ Арм. ССР 1930 г., № 2, ст. 34); в Узбекской ССР—от 14 октября 1936 г. (СУ Узб. ССР 1936 г., № 45, ст. !60); в Латвийской ССР—от 22 мая 1941 г. (Ведомости Президиума Верховного Совета Латв. ССР от !0 июня 1941 г., ,№ 134), в Азербайджанской ССР—закон об авторском праве включен в ГК Азерб. ССР (ст. ст. 461—486); в Молдавской ССР действует закон об авторском праве Украинской ССР; в остальных союзных республиках—Казахской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР, Эстонской ССР и Литовской ССР—закон об авторском яраве издан не был, и применяется закон РСФСР.
63

программе предусматривалось исполнение произведений какого-либо из авторов, авторские права которых подлежат охране, так как ставки гонорара определены за всю программу в целом '
Главискусство Наркомпроса РСФСР 2 октября I928 г. вменило в обязанность местным органам по контролю за репертуаром следить за тем, чтобы в афишам были указаны точные названия постановок, фамилии и инициалы (либо псевдонимы) авторов и переводчиков, так как в результате произвольных изменений названий пьес со стороны зрелищных предприятий авторы лишены возможности через свои общества взыскивать следуемый гонорар 2

<< Предыдущая

стр. 2
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>