<< Предыдущая

стр. 6
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Мы полагаем, что общая линия развития законодательства народно-демократических республик по авторскому праву намечена И. А. Грингольцем правильно, Верно и то, что изменение законодательства об авторском праве требует наличия первой предпосылки — проведения социально-экономических преобразований. Однако мы не можем согласиться с И. А. Грингольцем, что для проведения социалистических преобразований буржуазного авторского права в странах народной демократии:
нужна еще и вторая предпосылка—изменение в сознании творческой интеллигенции.
Законодатель может в известной мере учитывать и. настроения творческой интеллигенции, однако нельзя забывать, что последняя не класс, а только часть классовой прослойки, в прошлом крепко связанная с буржуазией.
Вследствие этого революционные преобразования в области авторского права (как и в иных областях), в народно-демократических республиках не могут ставиться в зависимость от того, произошли ли уже изменения в сознании буржуазной творческой интеллигенции или же она для них еще не созрела.
История советского авторского права также не под-
1 См. И. А. Грингольц. Некоторые вопросы авторского» права европейских стран народной демократии Стенограмма -[оклада во Всесоюзном институте юридических наук 2 апретя
148

тверждает необходимости этой второй предпосылки. Советская власть создавала новое авторское право, не' ожидая, пока произойдут изменения в сознании буржуазной творческой интеллигенции, а творила новое авторское право непосредственно вслед за социально-экономическими преобразованиями. Наоборот, революционное право-творчество и создание новой социально-экономической базы влекли за собей сдвиги в сознании буржуазной интеллигенции.
Наше советское право не только закрепляет сложившиеся отношения, но и способствует возникновению тех отношений, к которым стремится законодатель.1
Отмечая определяющее влияние нашего законодательства на авторское пра&о стран народной демократии п взаимодействие между законодательством этих государств, И А Грингольц справедливо подчеркивает творческий характер восприятия чужого опыта законодательством стран народной демократии. Это обусловило разнообразие в регулировании отдельных сторон авторских правоотношений и в формулировках правовых норм, несмотря на общность принципов социалистического авторского права.
Г. Дебуа в упомянутой работе пытается развенчать-законодательство об авторском праве стран народной демократии. Он ополчается на ст. 15 польского закона,-устанавливающую, что авторское право осуществляется & границах, определенных законом, и иронизирует над тем, что все три закона—болгарский, польский и чехословацкий отделяют право автора на распоряжение произведением от его права на вознаграждение. Г. Дебуа «жалеет > авторов, которые не имеют возможности сами установить размер вознаграждения за свои произведение, так как прерогативы автора присвоила себе публичная власть, которая вправе даже разрешить опубликование, публичное исполнение и переработку произведения «помимо волн автора в интересах коллектива».2
Вряд ли требует возражений подобная примитивная и неуклюжая «защита» авторов в странах народной демократии Личные неимущественные права авторов в народ-
l—Cм—M. И Калинин Статьи и речи 1919—1935, M. 1936,
с 80 2 H.Desbois L'evolution legislative dans les Etats de
''Europe orientale Le droit d'auteur 1957, p 42
149

яо-демократических странах, как и в СССР, и право на :вознаграждение обеспечены неизмеримо лучше, чем у авторов в любой буржуазной стране, где большинство работников 'науки, литературы и искусства находятся в .идейной и материальной зависимости от «денежного меш-.ка». Этого не может или не хочет понять Г. Дебуа, кото-•,рый пытается убедить читателя в превосходстве буржуазного авторского права над социалистическим.
150

ГЛАВА II. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ И АВТОРСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ
§ 1. Некоторые вопросы общей теории правоотношения, гражданских и трудовых правоотношении в СССР
Проблеме правоотношения наша правовая наука уделяет серьезное внимание. Работы в области теории государства и права и отраслевых правовых дисциплин исследовали эти вопросы, однако, многое про" должает еще возбуждать споры или остается недостаточно исследованным.
В нашей работе мы не можем обойти некоторые спорные вопросы учения о правоотношении, не ставя, разумеется, своей задачей рассмотреть эту проблему в целом.
Отправляясь от положений марксизма-ленинизма, относящихся к правовым отношениям, советские авторы единодушно признают основную зависимость правоотношений от материальных условий жизни общества и невозможность раскрыть сущность правоотношений «из самих себя или из всеобщего развития духа»1.
Однако связь правовых отношений с экономическим базисом понимается отдельными авторами неодинаково.
Нет разногласий по вопросу о делении обществен-
1 К. M а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. XII, ч. I, с. 6.
lot.

ных отношений на материальные и идеологические и об отнесении правовых отношений к этой последней группе.
Не встречает возражений положение о значении воли в правоотношениях, хотя имеются различия в трактовке волевого момента.2
Значительные споры вызывает вопрос о связи правового отношения с правовой нормой и о том, какой из этих правовых форм принадлежит приоритет.
Несмотря на разнообразие взглядов и формулировок по этому поводу, их можно объединить в несколько групп.
Одни авторы приходят к выводу, что правовым нормам принадлежит приоритет над правовыми отношениями. Их аргументация сводится, в основном, к тому, что в правовых нормах господствующий класс формирует свою волю как волю государства. Правовые нормы в качестве обязательных для всех правил поведения находят свое выражение и осуществление в правовых отношениях, обеспеченных принудительной силой государства. В соответствии с этим правовые нормы являются первичными, а правовые отношения—-вторичными.3
Существовал и иной взгляд, что не правовые нормы, а правовые отношения являются первичной клеточкой права, а совокупность правовых норм — лишь абстракция.4
Наконец, за последнее время выдвинута и такая точка зрения, что нельзя сводить право только к нормам права; это противоречит—"Реальнойдействитель-
г^,, • • -^ «.- А-..---- .--и.' ,А<Ль*-..˜ •-t—> i˜*-- *-»•.'"•--• .- l-^-ws* ..--*'••'.ч-——,,,,с^...,ж„,Е.„,; _,_.^ . .
ности, а надо иметь в виду и правоотношения, которые явл-яютcя_J^OIшaмu-дpя.в.гLB действии; В состав права йЭДо˜включить и правовые нормы, и субъективные права.5 Другие авторы считают,'что воля господствующего
i См. В. И. Лен и н. Соч., т. I, ее. 133, 134. з См. К. Маркс. Капитал, т. I, с. 41, M., 1931.
3 Н. Г. Ал е кс а н д р о в. Юридическая норма и правоотношения. М., 1947, с. 10, А. И. Денисов. Теории государства и права (Макет). М. 1948 г., с. 205 и др. авторы.
4 Е. Б. П а ш v к а н и с. Общая теория права и марксизм. М. 1926 г.. с. 41.
5 А. А. Пионтковский. К вопросу о взаимоотношении объективного и субъективного права. Советское государство и право, 1958, № 5, ce. 25—36 и др. авторы.
f-152

класса, формированная как воля государства, первоначально проявляется не как общее правило, а как отдельные веления по конкретным делам. Правовые нормы государства вырабатываются позднее в результате' длительного процесса обобщения конкретных велений.
Первичным являлось обычно конкретное правовое отношение, порождаемое судебным решением или иными юрисдикционными актами органов государства, а общая правовая норма имела вторичный характер.
В разные периоды истории существовали различные пути возникновения правовых норм. Последние вырабатываются и в результате создания и последующего обобщения единичных конкретных правоотношений, вызываемых индивидуальными актами органов государства, и вследствие издания государством непосредственно общих правовых норм, применяемых к конкретным общественным отношениям'.
Была высказана и такая мысль, что правовые нормы и правоотношения являются двумя сторонами права и возникают одновременно.2
Мы полагаем, что разногласия между этими авторами являются результатом различного понимания ими термина правовая норма. Авторы; поддерживающие вторую концепцию, исходят, очевидно, из понимания правовой нормы не только как общего правила ппврле-ния, выражающего волю господствующего класса, обеспе-ченногсГ йринудительнои˜силои_ государства, но вдоба-рок_ и опубликовадною. для всеобщего сведения. Между f) Тем этот последний признак не всегда присущ правовой," , норме.
Правовая норма зсегда должна выражать волю' господствующего класса, формулироваться как .воля государственная и обеспечиваться на случай нарушения применением соответствующих мер государственного принуждения. Что же касается конкретных форм,,
1 С. И. А с к н а з н и. Основные вопросы теории социалистического гражданского права. Докторская диссертация, тт. I n II. Л. 1947 г., ее. 227—251 и др.
2 Н. Г. Судариков. Социалистические правоотношения. М. 1948 г., Кандидатская диссертация, ее. 85, 93> Этот взгляд мы встречаем и у буржуазных авторов, например, у Н. М. Кор-кунова в «Лекциях по общей теории права» 1909, с. 119 и др.
153i

в которые отливается правовая норма, то их перечень. не исчерпывается законами и иными письменными нормативными актами. До настоящего времени, как известно, в ряде государств широко применяются правовые обычаи.
В различные исторические периоды, особенно когда происходил слом старого права и создание нового, правовые нормы выражались также в программах политических партий, лозунгах и директивах, которые могли приобретать качество правовых норм. Опубликование правовых норм также не всегда имеет место.
Не подлежит сомнению, что всякий орган государства, осуществляя свою юрисдикцию, обязан исходить из воли господствующего класса, выраженной в качестве государственной воли, независимо от формы, в которую она облечена.
Должностные лица, которые в своей деятельности стали бы игнорировать эту государственную волю, конечно, были бы немедленно заменены другими.
Приведенные соображения убеждают, по нашему мнению, в правильности первой из приведенных концепций, т. е. в приоритете правовых норм над правовыми отношениями, что отнюдь не снижает значения правовых отношений как формы реализации норм права.
Источником субъективных прав советских граждан являются нормы прав, а потому включение в состав понятия права, кроме правовых норм, также и субъективных прав не соответствовало бы действительному соотношению между обоими правовыми явлениями.
По вопросу о механизме воздействия правовых норм на общественные отношения были высказаны следующие взгляды.
Одни авторы считают, что общественные отношения под влиянием правовых норм приобретают новое качество, превращаются в правовые отношения1.
Другая точка зрения сводится к тому, что в результате правового регулирования общественное отношение
1 А. В. Венедиктов. Государственная социалистическая собственность, 1948, с. 623.
О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949 г., с. 14. С. 354

сохраняется, но облекается в новую правовую форму.*
Выдвинута была и иная концепция, по которой в результате правового регулирования между одними и теми же субъектами имеют место два отношения — общественное и правовое. Правовые отношения не поглощают экономических отношений, но закрепляют и направляют их в интересах господствующего класса.2
Мы не останавливаемся на других высказываниях, которые представляют собой разновидности приведенных нами формулировок. Все перечисленные авторы сходятся в том, что общественные отношения под влиянием права претерпевают изменения. По нашему мнению, не будет существенной разницы, скажем ли мы, что общественные отношения «превращаются в правовые отношения», либо «облекаются в новую, правовую форму», либо, что кроме общественного отношения возникает еще и правовое отношение.
По вопросу о значении воли в правовом отношении одни авторы считали конститутивным моментом всякого-правоотношения волю сторон или, по крайней мере, одной стороны, распространительно толкуя известное упоминание Маркса в I томе Капитала.3
* О. С. Иоффе. В статье «Спорные вопросы учения о правоотношении». Сборник Очерки по гражданскому праву, 1957, с. 25—пишет, что «з результате юридического урегулирования материальные (экономические) отношения полностью сохраняются, но облекаются в новую ферму — в форму идеологического (правового) отношения».
С. Ф. Кечекьян рассматривает правовое отношение только'как правовую форму общественного отношения, лежащего в-его основе—Советское государство и право, 1955, № 2, с. 24. А. А. Пионтковский поддерживает тот же взгляд. Со--ветское государство и право, 1956, № 1, с. 23. Л.- С. Я в и ч в монографии «Советское право—регулятор общественных отношении в СССР», 1957, с. 38—пишет, что «при ] правовом регулировании экономических отношений возникают правовые отношения, как форма, обволакивающая общественно-производственные отношения, но не сливающаяся с ними». При этом Л. С. Я в и ч подчеркивает значение правоотношений, как способа осуществления правовых норм. 2 В. П. Мозолин. О гражданско-процессуальных правоотношениях. Советское государство и право, 1955, с. 1.
* А. Я. Вышинский. XVIII съезд ВКП(б) и задачи науки-социалистического праза. Советское государство и право, 1939 г., № 3.
С. А. Голунскии иМ. С. Строгович. Теория госудап-ства и права, М. 1940 г., ее. 271, 263. К. M а р к с. Капитал, т. I, 1931, с. 41, M. П. Карева и А. М. Айзенберг. Правовые нормы в?» правовые отношения, М. 1949, с. 48.

Другие авторы пишут, что Маркс в этом месте «Капитала» имел в виду не всякие правоотношения, а только возникающие из договора товаровладельцев, и что несмотря на большое значение волеизъявлений отдельных , субъектов в установлении и реализации большинства правоотношений, волеизъявления не составляют специфику правоотношений и не всякое правоотношение является волевым в смысле проявления индивидуальной воли.1
Наконец, был выдвинут вопрос о классово-волевом характере правоотношений.2
Мы считаем, что и между этими научными взглядами нет неустранимых противоречий.
В первом случае авторы подчеркнули главенствующую роль волеизъявлений, которые характерны для подавляющей части гражданских правоотношений.
Вторая точка зрения дополняет первую, показывая, что воля сторон может и не быть конститутивным признаком правоотношения.
Последний взгляд и классово-волевом характере правоотношений не вносит ничего нового в рассматриваемый вопрос. Поскольку во всей нашей литературе нет сомнений по поводу классово-волевого характера права, не может вызвать споров и классово-волевой характер правоотношений. Второе положение является лишь следствием первого.
Вопросы о волевом моменте правоотношения как воле его участников, границах этой воли, пределах автономии сторон как в стадии возникновения, так и в процессе осуществления правоотношения нуждаются в дальнейшей разработке.
Мы коснулись лишь некоторых, отдельных разногласий в нашей науке по вопросу о правоотношении в целом. Отсутствие единства во взглядах на правоотношение приводит к отсутствию до сих пор пользующегося авторитетом определения правового отношение.
1 И. Г. А л е к с а н д p о в. Некоторые вопросы учения о правоотношении Груды научной сессии ВИЮН, 1946 г., М. 1948 г., с. 36.
О С. И о ф ф е Правоотношение по советскому гражданскому праву, Л 1949 г, с. 66.
2 H Г. Александров. Юридическая норма и правоотношение, М. 1847 г., с. 12.
il66

Наиболее распространенное определение говорит, что правоотношение есть общественное отношение, урегулированное нормами права.1
Другие авторы определяют правовое отношение как «волевое отношение, в которое люди вступают по своей воле и в котором они проявляют свою волю».2
Ряд авторов считает, что правоотношением является такое общественное отношение, участники которого связаны взаимными правами и обязанностями, предусмотренными и обеспеченными нормами права.3
Было предложено и такое определение: «Советским правоотношения регулируются волей рабочего класса и всего руководимого им трудового народа, волей, содержание которой определяется условиями материальной жизни трудящихся, волей, непосредственно выраженной в правилах поведения, непосредственно установленных (либо признанных) Советским государством и охраняемых принудительной силой последнего.4
Некоторые авторы предлагают определить правоотношения как «специфические общественные отношения, предусмотренные и закрепленные нормами права для регулирования в интересах господствующего класса (или классов) многообразных общественных отношений, и охраняемых государством как аппаратом власти этого класса или классов».5
Выдвигалось еще и следующее определение: «Правоотношение есть такое общественное отношение, которое складывается на основе действующих правовых норм и участники которого выступают как носители определенных взаимных правомочий и юридических обязанностей,
1 С. Ф. К е ч е к ь я н. Советское государство и право, 1955, № 2, с. 24.
А. А. Пионтковский. Совечское государство и право. ' 1956, № 1, с. 23.
2 С. А. Г о л у н с к и и и М С. С т p о г о в и ч. Теория государства и права, 1940, с. 273.
3 «Теория государства и права», 1946, ce 397, 402. То же — 1955, с. 404.
Ю. Г. Ткаченко. Правовые отношения в советском социалистическом обществе, 1955 с. 9
4 Н. Г. Александров Некоторые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946 г., 1948 г., ее. 39—40.
5 М. П. К а р е в а и А. М Айзенберг. Правовые нормы и правоотношения. М. 1949 г., с. 50.
157

предусмотренных и обеспечиваемых нормой права, а, следовательно, охраняемых государством».'
Высказан был и иной взгляд на правоотношения «как такую идеологическую форму развития определенной области общественных отношений, в которой происходит обусловленное экономическим строем общества сложное взаимодействие субъективной воли конкретных лиц с государственной волей, определяющей права и обязанности данных лиц. В процессе указанного волевого взаимодействия, т. е. в определенных правоотношениях, поведение конкретных лиц приводится практически в соответствие с требованиями государственной воли, осуществление которых обеспечивается всей силой государственного принуждения».2
В 1949 г. было предложено еще следующее определение. Правоотношение есть «регулируемое правом отношение между конкретными лицами, взаимное поведение субъектов которого закреплено юридически и осуществление которого обеспечено силой государственного принуждения».3
В последнее время тем же автором высказана мысль» что о правовом отношении можно говорить, во-первых» как о самом общественно-производственном отношении, урегулированном нормами права и, во-вторых, имея в виду его юридическую форму. Правоотношение в этом смысле есть та форма, тот вид, который приобретает общественно-производственное отношение, будучи урегулированными нормами права.4
* Учебник теории государства и права. М. 1949 г., с. 405. На-наш взгляд к этому определению близко примыкает формулировка С. Ф. Кечекьяна в его последней работе «Правоотношения в социалистическом обществе», 1958, с. 5 —«правоотношения—это особые идеологические отношения, возникающие вследствие воздействия норм права на повеление людей. Это специфические общественные отношения, возникающие в результате осуществления этих норм и представляющие собой связь прав одного лица с корреспондирующими им обязанностями другого лица».
2 Б. Л. Назаров. Роль советских правоотношений в развитии социалистического общества. Автореферат диссертации, 1956, с. 2.
3 О. С. И о ф ф е. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949, с. 20.
4 См. О. С. Иоффе. Спорные вопросы учения о правоотношении. Сборник. Очерки по гражданскому праву, 1957, с. 25.
158

Мы не останавливаемся на других определениях, поскольку они примыкают к одному из приведенных выше.
Первое из приведенных определений, несмотря на его краткость и простоту, не может нас удовлетворить, так как по существу является тавтологией. Самые термины «правоотношение» или «правовое отношение» уже говорят о том, что они имеют в виду те отношения, которые так или иначе связаны с правом. Каковы последствия воздействия права на общественное отношение, в чем отличие правового отношения от неправового, какую цель преследует правовое воздействие на общественное отношение? Об этом данное определение нам не говорит ничего.
Следующее определение, подчеркивающее только момент волеизъявления, как конститутивный для правоотношения, является не полным, так как правоотношения могут возникнуть и вопреки воле сторон.
Определение, сводящееся к тому, что правоотношение представляет собой связь между лицами, обладающими правами и обязанностями, установленными и обеспеченными правовой нормой, является формальным и односторонним, не раскрывающим сущности правовых отношений и их назначения.
Приведенное вслед за ним определение по существу сводятся к тому, что советские правоотношения это — отношения, регулируемые советским правом; других квалифицирующих признаков оно не содержит.
Мало чем отличается и последующее определение, которое вызывает еще и дополнительные возражения. Его авторы рассматривают правоотношения «как специфические общественные отношения, предусмотренные ii закрепленные нормами права». Это не точно, нормы права могут предусматривать определенные типы правоотношений, но не конкретные правоотношения.
Приведенное вслед за этим определение правильно подчеркивает отдельные стороны правоотношения, но не указывает на его роль и назначение в обществе. Следующее определение без какой-либо необходимости усложняет понятие правоотношения. Оно неясно формулирует ближайшее родовое понятие — «идеологическая форма развития определенной области общественных от-
159-

ношении». Правильную мысль о воздействии права на волеизъявление сторон оно выражает не точно, говоря, что в правоотношении «происходит обусловленное экономическим строем общества сложное взаимодействие субъективной воли конкретных лиц с государственной волей, определяющей права и обязанности данных лиц». Мы не говорим уже о крайней громоздкости этого определения.
Значительный интерес представляет работы О. С. Иоффе, посвященные правоотношению и гражданскому правоотношению. Исследуя правоотношение в различных аспектах. О. С. Иоффе идет все дальше в раскрытии отдельных сторон правоотношения, отошел от первоначального своего определения, данного в 1949 г., но нового, обобщающего его взгляды, определения правоотношения еще не дал.
При выработке общего определения социалистического правоотношения следует учесть, что оно может охватить далеко не все признаки, а лишь наиболее существенные, причем надо отобрать не только общие, но и специфические признаки этого правового института. Необходимые связи и взаимозависимость правоотношения со смежными институтами, структура и механизм действия правоотношения выступят отчетливее, когда от общего понятия правоотношения мы перейдем к правоотношениям в отдельных отраслях права.
Социалистические правоотношения определяются социалистическим базисом, представляющим собой, как известно, производственные отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации людей. Этот экономический базис обусловливает принципиальные отличия социалистических правоотношений от всех предшествующих. Правовые нормы, выражавшие в рабовладельческом, феодальном и буржуазном государствах волю господствующих эксплуататорских классов, стали в социалистическом государстве выражением воли рабочего класса, слившейся со всенародной волей. Государство из машины для подавления. эксплуататорскими классами трудящихся масс превратилось при социализме в организацию власти всего народа, руководимого рабочим классом и его авангардом—Коммунистической партией. Государственное принуждение, которое было в эксплуататорских государствах основным)
J60

способом обеспечении выполнение правовых норм угнетенными классами, при Советской власти уступило первое место добровольному исполнению норм права, основанному на согласии общества с последними. Стороны в правоотношении в нашей стране являются действительно равноправными Цели правоотношений не направлены больше на эксплуатацию и порабощение, а на обеспечение личных и общественных интересов, между которыми нет антагонистических противоречий.
Вот почему, несмотря на черты некоторого внешнего, формального сходства, между правоотношениями социалистическими и всеми предшествующими типами таковых существует глубокая пропасть.
Социалистические правоотношения являются средством реализации норм социалистического права, их практического использования и гражданами, и социалистическими организациями, и государством в интересах личности и общества путем установления комплексов. взаимных требований и обязанностей, исполняемых, как правило, добровольно, необеспеченных государственным принуждением.
Связывая стороны взаимными требованиями и обязанностями, правоотношения служат юридической гарантией достижения поставленных целей.
Установление правоотношений происходит в силу правовых норм, договоров и иных юридических фактов. Все эти черты, на наш взгляд, надо отразить в определении правоотношения, причем нет необходимости перечислять признаки и характерные черты социалистического государства, права, правовых норм, а достаточно ссылок на эти понятия.
С учетом сказанного мы приходим к следующему определению.
Социалистическое правоотношение — это такое общественное отношение, между участниками которого (гражданами, социалистическими организациями, государством) для достижения определенных целей устанавливается в силу правовых норм, договоров или иных юридических фактов комплекс корреспондирующих требований и обязанностей, выполняемых обычно добровольно, но обеспеченных на случай невыполнения мерами государственного принуждения.
Социалистические правоотношьния имеют ряд осо-
I61

Ценностей, в зависимости от того, с какой отраслью права они связаны По основаниям возникновения, структуре и механизму действия правоотношения не являются однотипными. Те положения, которые применимы, например, к правоотношениям гражданским, не всегда можно переносить на правоотношения трудовые и т д
Вопрос о разграничении правоотношений по отраслям права наталкивается на трудности, связанные с проблемой системы нашего права Поскольку она продолжает оставаться предметом дискуссии, а новые предложения не собрали сколько-нибудь значительного большинства, постольку мы в этой работе исходим из системы, принятой в 1938 г, хотя и считаем необходимым ее кардинальный пересмотр.
В соответствии с задачами нашей работы мы рассмотрим только две группы правоотношений—гражданские и трудовые
Казалось бы, что гражданское правоотношение определить можно как такое общественное отношение, которое регулируется нормами гражданского права. Такое определение обычно мы и встречаем в цивилистической литературе самых последних дней «Гражданское правоотношение может быть определено как общественное отношение, урегулированное нормами гражданскою права или иначе говоря как отношение, участники которого выступают в качестве носителей гражданских прав и обязанностей»1
Однако автор не ограничивается этим определением и указывает, что гражданское правоотношение имеет материальное содержание, которым является то общественное отношение, которое лежит в его основе, идеологическое содержание, которое выражает волю Советскою государства, воплощенную в гражданских правовых нормах, и юридическое содержание, которое образует гражданские права и обязанности субъектов правоотношения2
Развернутого определения гражданского правоотно шения при этом автор не дает, если не считать определения, данного в ранней работе 3
1 О С Иоффе Совет( тое гражданское право, 1958, с 67
2 О. С Иоффе Советское гражданское право, 1958 г, ce 68-69
3 О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому
праву, 1949, ce 63—64 162

Есть еще одно существенное обстоятельство, которое необходимо иметь в виду, определяя гражданское правоотношение До сих пор не решен удовлетворительно вопрос о предмете гражданского права, несмотря на ряд проведенных дискуссий, на которых мы останавливаться не будем
Поскольку вопрос о предмете гражданского права является спорным, мы ограничимся перечислением тех:
групп общественных отношений, которые регулируются гражданским правом. Это, во-первых, имущественные отношения, э, во-вторых, личные неимущественные отношения. Однако из круга имущественных отношений? надо исключить те, которые регулируются специальными отраслями права Сюда относятся имущественные отношения, возникающие из административной и финансовой деятельности государства, из землепользования, членства в колхозах, трудового договора, брака и родства л являющиеся специфичными только для каждой данной группы общественных отношений Остальные имущественные отношения нашего общества составляют предмет гражданско-правового регулирования
Круг личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом, мы ограничиваем только теми, которые вытекают из авторской и изобретательской деятельности Мы не видим достаточных оснований к вкчючению в этот круг а) права на имя, которое (кроме имени автора) охраняется нормами семейного и административного права и б) права на честь и достоинство личности, поскольку право на трудовую честь охраняется трудовым правом, а в остальных случаях—уголовным правом Защита указанных личных неимущественных прав нормами гражданского права не предусмотрена особо действующим законодательством. Она нецелесообразна и в плане будущего законодательства. Несравненно эффективнее будет защита этих прав уголовным законом, если его усовершенствовать
В соответствии с изложенным мы считаем возможным дать следующее определение гражданского правоотношения, исходя из данного нами определения социалистического правоотношения и не повторяя его признаков.
Социалистические гражданские правоотношения это правовые отношения, являющиеся результатом регулиро-
163.

вания норм гражданского права, во-первых, — имущественных отношений (кроме специфических для административной и финансовой деятельности государства, землепользования, членства в колхозах, трудового договора, брака и родства, регулируемых соответствующими отраслями права) и, во-вторых, — неимущественных отношений, вытекающих из авторской и изобретательской деятельности.
Такое перечисление имущественных отношений, регулируемых иными отраслями права, кроме гражданского, на наш взгляд, более пригодно, чем выдвинутые во время дискуссии критерии равенства и эквивалентности. Эти признаки присущи имущественным отношениям, регулируемым не только гражданским правом, но и колхозным, трудовым и семейным правом, а потому использовать эти критерии как присущие только имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом, нельзя.
Гражданские правоотношения (как и другие) не наводятся в состоянии покоя; они возникают, развиваются и прекращаются. Правоотношение не прекращается от того, что его участники «спят, о нем не думают и даже не знают о нем.» '
Такой характер гражданских правоотношений требует рассмотрения их и в статике, и в динамике (что впрочем обычно и делают цивилисты, особенно при анализе обязательственных правоотношений).
Существенное значение для гражданских правоотношений и, в частности, для гражданских авторских правоотношений имеет деление на абсолютные и относительные правоотношения. В абсолютных правоотношениях управомоченному субъекту противостоит всякий и каждый. Все обязаны воздерживаться от нарушения правомочий управомоченного субъекта.
В относительных правоотношениях управомоченный субъект непосредственно связан только с конкретным обязанным субъектом. Правомочия первого корреспондируют с юридическими обязанностями второго.
Например, если автор создал произведение искусства, возникает абсолютное правоотношение, в котором он яв-
1 M M Агарков Обязательство по советскому гражданскому праву, 1940, с. 144
164

-ляечся управомоченчым субъектом. Ему принадлежат в силу закона правомочия на выпуск произведения в свет, на авторство и на неприкосновенность произведения.
Обязанными субъектами правоотношения являются каждый и всякий на них лежат юридические обязанности признавать указанные правомочия ав'юра и воздерживаться от их нарушения. Юридическим фактом, с которым связано возникновение данного абсолютного правоотношения, является создание произведения
Относительные правоотношения возникнут тогда, если автор будет передавать свои правомочия на использование произведения социалистическим организациям или гражданам. Автор в этих случаях получит кроме перечисленных правомочий также и другие, предусмотренные законом и соглашением с обязанными субъектами— социалистическими организациями или гражданами У последних возникнут соответствующие этим правомочиям юридические обязанности. Юридическими фактами, с которыми связано возникновение относительного правоотношения, являются заключение договора, либо факт бездоговорного использования произведения, если нарушены указанные в законе пределы.
Это деление относительных гражданских правоотношений имеет существенное значение Одни правоотношения возникают по соглашению сторон, основанному на правовой норме, и являющемуся правообразующим фактом Другие правоотношения возникают независимо от соглашения сторон. Юридическими фактами, наступление когооых вызывает появление этих правоотношений, являются одностороннее волеизъявление, деликт и др.
Гражданские правоотношения могут быть простыми, если они состоят из одного правомочия и одной обязанности и сложными, если включает в себя два и более правомочия и обязанности Сложное правоотношение, на первый взгляд, представляет собой как бы цепь последовательных правоо'1 ношении (например, правоотношения из договора поставки) Однако, учитывая взаимосвязь всех правомочий и обязанностей, входящих в сложное правоотношение, которые нельзя изолировать одни от других, мы считаем, что сло/кное правоотношение являет ся комплексом, одним целым, а не суммой правоотноше-:
НИИ
Много споров в литературе возбуждал спор об эле-165

ментах правоотношения, которое издавна рассматривалось как сочетание четырех элементов: субъектов, объектов, правомочий и юридических обязанностей. 'Сторонники этого взгляда не понимали термин «элементы» как составные части, а само правоотношение не рассматривали как механизм, в котором наличествуют эти четыре детали (в чем их неосновательно упрекали противники традиционного взгляда).
Быть может термин «элементы» и не совсем удачен -однако, несомненно, что сторонники теории «четырех элементов» употребляли этот термин фигурально, подчеркивая тем самым необходимость их наличия во всяком;
правоотношении. В последнее время споры о том, сколько есть «элементов» в правоотношении, затихли.
Прав О. С. Иоффе, который, перечисляя все четыре элемента, говорит, что это «такие моменты, без которых не могло бы существовать правоотношение.2
Субъектами гражданских правоотношений обычно-считают граждан и социалистические организации, а также Советское государство в целом.
Социалистические организации могут быть субъектами гражданских правоотношений, если они являются юридическими лицами. Советское государство в целом также может быть субъектом гражданского правоотношения и притом не только, управомоченным, но и обязанным. Вступая в гражданские правоотношения внутри страны, Советское государство возлагает реализацию-своих правомочий и юридических обязанностей на конкретный орган государства, который является его представителем. Если этот орган государства не выполняет вытекающей из правоотношения юридической обязанности, то управомоченный субъект правоотношения может требовать в установленном порядке применения к данному органу государства принудительных мер в сфере имущественной и административной.
Гражданская правоспособность в ст. 4 ГК РСФСР определяется как способность иметь гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности.
В литературе было предложено и другое понятие гражданской правоспособности, в широком значении это-
1 См. Я. M. M а г а з и н е р. Объект права. Сборник «Очерка
ло гражданскому праву», 1957. с. 68. э О. С. Иоффе. Советское гражданское право, 1S58, с. 77.
166

то термине, которое «включает в себя все те гражданские права и обязанности, носителями которых может быть лицо, как член социалистического общества, как участник социалистических имущественных и связанных с ними неимущественных отношений».'
В простых гражданских правоотношениях субъектный состав состоит из управомоченных и обязанных субъектов. В сложных гражданских правоотношениях каждый субъект является и управомоченным и обязанным.
Говоря о субъектном составе гражданских правоотношений следует остановиться на высказанной в литературе точке зрения, что правоотношение представляет собой связь не только между управомоченным и обязанным субъектами, но также между ними и государством.2
Любое правоотношение является реализацией правовой нормы, то есть веления или дозволения государства. Однако последнее не обязано проявлять интерес ко всякому гражданскому правоотношению. Государство может быть заинтересовано в тех или иных гражданских правоотношениях (например, в тех, участниками которых являются социалистические организации и др.) Однако, имеется значительная область таких правоотношений, которые возникают между гражданами, по их инициативе, не затрагивают интересов государства, а потому и не имеют для него сколько-нибудь существенного значения. Вмешательство государства в эти правоотношения, как правило, имеет место только по инициативе одной из сторон, а потому вряд ли следует подчеркивать в определении связь субъектов правоотношения с государством.
Советский общественный и государственный строй создает необходимые условия и возможности для свободного осуществления одними участниками правоотношений своих правомочий и добровольного осуществления своих юридических обязанностей другими участниками. Подавляющее большинство юридических обязанностей выполняется добровольно и не требует применения мер государственного принуждения. Тем не менее неисполнение и не-
' С. Н. Б p а т у с ь. Субъекты гражданского права, 1950, с. 6.
2 Н. Г. Александров. Законность и правоотношения в советском обществе, 1955, с. 99.
167

надлежащее исполнение юридических обязанностей еще имеют место в нашей практике, а потому роль государственного принуждения, как гарантии надлежащее исполнения правоотношения, сохраняется.
С учетом всего сказанного мы считаем возможным дать следующее определение:
Субъектами социалистических гражданских право отношений являются участники последних (граждане, социалистические организации, государство), между которыми, в силу норм гражданского права, договоров и иных юридических фактов, устанавливается комплекс корреспондирующих требований и обязанностей
Прежде чем перейти к анализу правомочий и юридических обязанностей в правоотношениях, мы считаем необходимым остановиться на некоторых вопросах терминологии. Для обозначения тех прав, которые предоставлены гражданам в силу закона употребляются термины «субъективное право», «право в субъективном смысле», «правомочие». Эти же термины без какой-либо дифференциации применяются для обозначения и тех прав требования, которые принадлежат управомоченному субъекту правоотношений и абсолютных, и относительных. В литературе раздавались голоса, призывающие упорядочить эту терминологию, но положение не изменилось, и по прежнему одни и те же термины применяются для обозначения различных правовых понятии.
В интересах и теории, и практики необходима единая терминология. С своей стороны полагаем, что гражданские права, которыми наделяют граждан и социалистические организации нормы нашего права, следует называть «субъективными правами»
Что же касается тех возможностей, которые возникают для управомоченных субъектов из правоотношений, то их, в отличие от субъективных прав, целесообразно именовать «правомочиями».
Нельзя не видеть различия между понятиями «субъективные права» и «правомочия» В то время как первые представляют собой только возможности, которые могут быть использованы субъектом, но могут остаться и не реализованными, вторые представляют собой возможности уже реализованные им в той или иной мере.
В самом деле, наше законодательство об авторском праве предусматривает широкий круг субъективных прав

и личных и имущественных для любого советского гражданина, если он станет автором произведения науки, литературы и искусства. Однако эти субъективные права являются только возможностью. Она может быть реализована советским гражданином, перед которым наш общественный и политический строй широко раскрывает двери в науку, литературу и искусство. Однако не каждый советский гражданин избирает себе эту дорогу, а потому возможности, предоставленные субъективными правами автору, могут остаться и нереализованными.
Если автор передает свои правомочия частично другим гражданам или социалистическим организациям для использования созданного им произведения, либо оно будет вопреки закону использовано без согласия автора, у последнего возникают относительные правоотношения и вытекающие из них относительные правомочия—на получение вознаграждения за договорное использование произведения либо на возмещение убытков за самовольное использование его произведения другими лицами или организациями
Содержание относительных правомочий автора определяется основанным на правовых нормах соглашением с лицом или организацией, использующими его произведение, а за отсутствием соглашения—непосредственно правовыми нормами
Приведенный пример подтверждает существенное различие между субъективными правами и правомочиями (в нашем понимании этих терминов) и давно назревшую необходимость упорядочения терминологии в этих вопросах. Указанными терминами мы будем пользоваться в дальнейшем изложении. По вопросу о сущности правомочия в гражданском правоотношении существуют различные взгляды
Одни авторы рассматривают правомочия только как притязания управомоченного на определенные действия обязанного лица, иначе говоря, только как право на чужие действия )
1 M M Агарков Обязательство по советскому гражданскому праву, M 1940, ce 70—73
Я М Магазине? Объект права Сб Очерки гражданского права, Л 1957, с. 68.
боте «Юридическая норма ,сс. 16—18.
На этой же точке зрения стоял ранее Н. Г. Александров в работе «Юридическая норма и правоотношение», M 1917,
139

Другие авторы считают, что правомочия включают в себя не только право требования определенного поведения обязанного лица, но и возможность определенного поведения управомоченного субъекта, делая именно на этой возможности акцент.'
Мы полагаем, что не приходится доказывать правильность второй точки зрения. Она—очевидна; что же касается вопроса, в чем центр тяжести правомочия—в поведении обязанного лица либо в возможности того или иного действия управомоченного, то здесь не может быть единого решения. Можно согласиться с О. С. Иоффе, что в абсолютных правоотношениях акцент падает на поведение управомоченного, однако вряд ли он прав, считая, что в обязательственных правоотношениях основное значение имеет всегда поведение обязанного лица, так как и в этих правоотношениях последнее слово принадлежи иногда управомоченному, который вправе отсрочить исполнение, а в ряде случаев — вовсе от него отказаться и т. д,
В литературе выдвинуто еще предложение определить правомочие «как определенную установленную правом и охраняемую государством меру (вид) возможного поведения, обеспечиваемую поведением обязанных лиц, на которое может притязать управомоченный»2
1 С. IL Братусь. Юридические лица в советском гражданском праве, М. 1947, с. 34 Он же—Субъекты гражданского.' права. М. 1950, с. 13
M. П. Карева и С Ф. Кечекьян. Социалистические-правоотношения. Тезисы докладов, доклад С. Ф. Кечекьяна, 1056 с. 22. К этому же взгляду примкнул в последующей работе Н. Г А юксандров, добавив к указанным двум положениям третье — возможность прибегнуть в необходимых случаях к государственн лму принуждению для обеспечения надлежащего поведения обязанного лица. О С. И о ф ф е Спорные вопросы учения о правоотношении. Сб Очерки по гражданскому праву, 1957, ce. 41—43, писал 4io центр тяжести правомочия в обязательственных правоотношениях лежит в поведении обязанных лиц, а в абсолютных правоотношения^ — в возможных действиях управомоченного, хотя и в тех и в других правоотношениях правомочие содержит оба момента, и они представляют собой единство.
2 Л. С. Яви ч. Советское право — регулятор общественных отношении в СССР, 1957, ст. 86 В этой же работе автор справедливо дифференцирует правомочие и субъективное право. «-понятие субъектичногд права шире правомочия. Правомочие возникает ппи наличии определенных юридических фактов, в то время как субьактиэные права граждан определяются са. мим законодате ilctbo',! непосредс1венно». с. 90. 170

На наш взгляд, определение это нуждается в коррективах. Прежде всего надо избежать смешения правомочия, которое вытекает из абсолютных и относительных правоотношений, с субъективным правом.
Далее, нельзя думать, что правомочие представляет собой меру возможного поведения «определенную и установленную правом». Для подавляющего большинства гражданских (и многих иных) правоотношений правовая норма устанавливает «не определенную меру поведениям, а достаточно широкие границы такового, и мера поведения в этих пределах определяется соглашением субъектов правоотношения. В определении не говорится, чья «мера (вид) возможного поведения» имеется в виду. По-видимому, автор подразумевал меру поведения управомоченного, однако непонятно, в какой степени поведение обязанных лиц может обеспечивать меру поведения управомоченного лица.
Недавно опубликованное в литературе определение говорит, что «субъективное гражданское право есть обеспеченная гражданским законом мера дозволенного управомоченному поведения и возможность требовать определенного поведения от обязанного лица в целях удовлетворения признаваемых законом интересов управомоченного».1
Надо полагать, что автор понимает под субъективным правом только правомочие (в нашем понимании этого термина), а не субъективное право. В определении отсутствует упоминание о соглашении, договоре, являющемся главным основанием возникновения гражданских правоотношений, а, следовательно, и правомочий.
Со своей стороны считаем возможным определить правомочие следующим образом.
Правомочиями являются возможности, предоставляемые управомоченным субъектам, в силу норм гражданского права, реализованных в правоотношениях, договоров и иных юридических фактов, совершать соответствующие действия либо воздерживаться от таковых по отношению к обязанным субъектам, а равно требовать
1 О С. И о ф ф е. Советское гражданское право, 1958, с. 71.
171

добровольного исполнения ими обязанностей, вытекающих из правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом или договором.
Правомочию в гражданском правоотношении корреспондирует юридическая обязанность, которая заключается в необходимости для обязанного субъекта выполнить по отношению к управомоченному субъекту действия (либо воздерживаться от таковых) в соответствии с соглашением сторон, основанным на правовых нормах,', либо в силу иных юридических фактов, вызвавших возникновение правоотношения
Так обстоит дело в простых гражданских правоотношениях, в которых одному субъекту принадлежит только правомочие, а на другом субъекте лежит только обязанность. Иначе обстоит дело в сложных правоотношениях, в которых каждый субъект имеет и правомочия и юридические обязанности, и где выполнение обязанности одним из субъектов может быть поставлено в зависимость от исполнения встречной обязанности другим субъектом правоотношения.
Из имеющихся в нашей литературе определений юридической обязанности мы остановимся на наиболее характерных.
Один автор писал, что юридическая обязанность есть. «должное поведение одного лица, соответствующее правомочию или субъективному праву другого лица» '
В другом определении говорится, что юридическая обязанность это—«мера (вид) должного поведения лица, соответствующая правомочию другою лица, которая установлена и обеспечена Советским государством при помощи правовых норм».2
Гражданско-правовая обязанность рассматривалась также, как «средство регулирования поведения советских граждан, осуществляемого нормами советского социалистического гражданского права путем обеспечения определенного поведения ее носителя в целях удовлетворения интересов управомоченного, совпадающих с интересами
1 H Г Александров Немугогые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946, M, 1948, с. 33
2 Л С Я в и ч Право — регулятор общественных отношений в СССР 1957 г, стр 86
172

социалистического государства или не противоречащих им»'
По существу всех этих определений мы имеем следующие замечания. Прежде всего они не учитывают роли волеизъявлений граждан и социалистических организаций в установлении, изменении и прекращении юридических обязанностей. Между тем в значительной части правоотношений, преимущественно гражданских, эти волеизъявления имеют важное значение. Правовые нормы в ряде случаев устанавливают только общие границы, в пределах которых граждане и социалистические организации по взаимному соглашению определяют и изменяют объем правомочий и обязанностей.
Далее, цитированные определения совершенно умалчивают о добровольном исполнении юридических обязанностей, хотя этот способ исполнения является основным для социалистических правоотношений. На первый план (во втором и третьем определениях) выдвигается обеспечение исполнения юридической обязанности посредством правовых норм, т. е. мерами государственного принуждения.
Кроме того, в первом определении обходится молчанием вопрос о генезисе правовой обязанности, а во втором по существу утверждается полный автоматизм юридической обязанности, «которая, якобы, установлена и обеспечена при помощи правовых норм». В силу изложенного считаем более правильным такое определение.
Юридическими обязанностями называется необходимость для обязанных субъектов в силу норм гражданского права реализовавших в правоотношениях, договоров и иных юридических фактов добровольно выполнять по отношению к управомоченным субъектам действия, а равно воздержание от таковых, вытекающие из гражданских правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом или договором.
1 О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому праву Л 1°49, с 59 В последней своей работе О С. Иоффе дает, на наш взгляд, более удачное определение—«гражданско-правовая обязанность есть обеспеченная гражданскими законами мера должного поведения, которой обязанное лицо следует в соответствии с требованиями и в целях удовлетворения признаваемых законом интересов управомоченного» —«Советское гражданское право"», '958 г, с 72
173

Когда мы говорим о сложных гражданских правоотношениях, в которых каждый субъект имеет правомочия и обязанности, надо учитывать, что все правомочия и обязанности субъектов гражданского правоотношения представляют собой единый комплекс, а не механическую сумму правомочий и обязанностей, либо нескольких правоотношений.
Нам остается рассмотреть вопрос об объектах гражданских правоотношений, который является предметом больших споров в литературе.
Одни авторы считают объектами правоотношений вещи или объектированные продукты духовного производства.1 У других авторов в качестве объектов правоотношений выступают действия.2
Есть авторы, которые определяют объект правоотношения как то, по поводу чего субъекты вступают в правоотношение (вещи, действия, блага) Л
Выдвигалась и такая точка зрения, что «правовое отношение «не может иметь в качестве своего объекта ничего иного кроме поведения своих участников, которое, в свою очередь, направляется на вещи пли иные объекты и цели, достижение которых находится в общем плане с разрешением задач и достижением целей, поставленные и выдвинутых социалистическим государством».4
В дальнейших работах автор — О. С. Иоффе, развивая эти взгляды, приходит к выводу, что «объектом гражданского правоотношения является то, на что направлено или на что воздействует гражданское правоотношение».5 Поскольку у гражданского правоотношения, по мнению автора, имеется юридическое, идеологи-
1 H. Г. А л е к с а н д p о в. Некоторые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946, 1948, с. 39. M. M. A г а р к о в. Обязательство по советскому гражданскому праву. Ученые труды ВИЮН, 1940, вып. 3, с. 22.
2 Д. M. Г е н к и н. Советское гражданское право, 1950, том I, ее. 98—111.
3 С. А. Голунскин и М. С. Строгович. Теория государства и права, 1940, с. 277.
M. П. Карева и А. М. Айзенберг. Правовые нормы и правоотношения, 1949, с. 54; А И. Д е н и с о в. Советское государственное право, 1939, с. 98.
4 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949, ce. 83—84.
5 О. С. Иоффе. Советское гражданское право. 1958, с. 168.
174

ческое и материальное содержание, постольку объекты правоотношений автор подразделяет на три вида: 1) юридический объект — поведение обязанного лица, на которое праве притязать управомоченный; 2) идеологический объект — воля участников правоотношения, которая при помощи предоставленных им прав и возложенных на них обязанностей становится в подчинение воле господствующего класса, выраженной в нормах объективного прав и 3) материальный объект — вещь или иное благо, с которым связано охраняемое правом общественное отношение и на которое направлено поведение участников правоотношения.1
С. Ф. Кечекьян пишет, что право в субъективном смысле имеет не только определенное содержание, но и определенный объект, т. е. то, что составляет предмет правового господства управомоченного лица.2
Определения первой и второй группы, исходя из понятия одного материального объекта правоотношения, находятся в противоречии с практикой, которая этому не соответствует.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>