<< Предыдущая

стр. 8
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


договору, завещанию или иным законным способом». Ст. 17 закона об авторском праве РСФСР определяет издательский договор как договор, «в силу которого автор уступает на определенный срок исключительное право на издание произведения, облеченного в объективную форму, а издатель обязывается издать и принять зависящие меры к распространению этого произведения».2
Приведенная редакция ст. 16 «Основ» вызвала справедливые замечания В. И. Серебровского, отметившего, что термин «отчуждение» не применим к издательскому договору, который является срочным, тогда как «отчуждение» означает передачу, не ограниченную сроком и условиями.3 Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц подчеркивают, что отчуждением называется отказ от определенного права навсегда.4
Все цивилисты отмечают и другую неточность ст. 16 «Основ», предусматривающей передачу авторского права по издательскому договору «в целом». Вследствие этого нельзя признать правильным и известное определение Гражданской коллегии Верховного суда СССР по иску переводчиков поэмы «Витязь в тигровой шкуре» к Институту литературы и языка АзФАН, признавшее возможность передачи авторских прав по издательскому договору «в полную собственность».5
Ст. 17 закона РСФСР правильно подчеркивает срочный характер издательского договора, но является неполной, так как не говорит о возмездности этого договора.
И. Я. Хейфец писал, что по издательскому договору автор уступает свои правомочия издательству, которое в силу технической организации и опыта может гарантировать целесообразное извлечение материальной выгоды из приобретаемых от автора правомочий.6
Нельзя согласиться с такой упрощенной трактовкой издательского договора, сводящей последний только к способу извлечения материальной выгоды. И: Я. Хейфец
' СЗ СССР, 1928, № 27, ст. 245.
2 СУ РСФСР, 1928, № 132, ст. 861.
3 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского. права, 1956, с. 169.
4 Б.С.АнтимоновиЕ.А.Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 163.
5 Сборник постановлений пленума и коллегий Верховного суда.. СССР за 1940 г., ее. 283 и 284.
6 См. И. Я. Хейфец. Авторское право, 1931, с. 119.
2(2

неправильно игнорирует в определении реализацию автором в издательском договоре кроме имущественных, так же личных неимущественных правомочий.
М. В. Гордон определяет авторский договор как «соглашение автора с издательством о реализации личных и имущественных прав автора, имеющее целью передать в пользование общества созданное автором полезное произведение путем размножения и распространения это то произведения».'
В определении правильно отмечается значение издательского договора как способа передачи полезного произведения в пользование общества, но нечетко выражены обязанности сторон и, в частности, обязанность уплаты вознаграждения автору.
А. И. Ваксберг пишет, что издательский договор — «одно из юридических средств, при помощи которых автор делает свое произведение общедоступным, передает его в общий культурный фонд народа, осуществляя таким образом принадлежащее ему право определять возможность опубликования своего произведения и приобретая имущественные правомочия в виде права на вознаграждение за труд, признанный обществом полезным».2
В этом определении выпал взаимный характер правомочий и обязанностей, устанавливаемых издательским договором. Последний в приведенной формулировке выступает скорее как односторонняя сделка. А. И. Ваксбер ничего не говорит о правомочиях издательства, а равно об обязанностях автора по этому договору.
М. И. Никитина считает, что по издательскому договору «одна сторона (автор или его правопреемник) с целью сделать свое произведение достоянием социалистического общества разрешает другой стороне—издательству в течение определенного срока издавать его, а издательство обязуется издать произведение, уплатить автору (или его правопреемнику) вознаграждение и принять все зависящие меры к распространению этого произведения в социалистическом обществе».3
' М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 135. ' А. И. Ваксберг. Упомянутый автореферат, 1954, с. 7. 3 М. И. Никитина. Издательский договор на литературное произведение в советском авторском праве. Автореферат кандидатской диссертации 1954, с. 7.
203

Наши замечания по поводу этого определения даны ниже при анализе «теории передачи автором правомочий» и «теории разрешения автора».
Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц вместо определения дают перечень основных обязанностей автора и издательства по издательскому договору и указывают, что издательский договор не есть отчуждательская сделка то издательство не приобретает от автора авторского права ни в целом ни в части, ни бессрочно ни на срок. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц примыкают к «теории разрешения автора», свои замечания по поводу" которой мы выскажем ниже. Со своей стороны считаем более правильным следующее определение.
Издательским называется договор, по которому автор (либо его правопреемники) и издательство, в целях организации общественного использования произведения науки, литературы и искусства и реализации авторских прав взаимно обязуются: автор—передать правомочия на воспроизведение и распространение своего произведения, а издательство — опубликовать произведение, распространять его и уплатить автору следуемое вознаграждение.
Издательства в СССР, как правило, специализированы по отраслям науки, литературы и искусства. В связи с тем, что имеют место случаи заключения издательствами договоров на издание произведений, не соответствующих профилю издательства,2 возник вопрос, каковы должны быть последствия таких нарушений принципа специальной правоспособности.
А. И. Ваксберг пишет, что такой договор, как внеуставный, должен быть признан недействительным.3
М. 'В. Гордон считает, что нельзя подходить к тако-
1 См Б. С Антимонов и Е Л Флейшиц Авторское право, 1957, ce 163—166
2 M A Морозов Советские книжные издательства и организация их работы, 1°51 — сообщает, что Углетехиздат включил в издательский план «Наставление по служебному собаководству» (Приведено M В Гордоном. Советское авторское право, 1955, с 142). «Крокодил» 1958г. 10 мая помести* карикатуру с изображением средневековых и экзотических героев книг, выпущенных H ским издательством
ЗA И Ваксберг Автореферат упомянутой диссертации.. 1954.
204

му делу сугубо формально, а следует «изучить вопрос и о том, насколько добросовестно действовали стороны по договору».'
Б. С. Антимонов и Е."А. Флейшиц указывают, что договор, противоречащий уставу издательства, должен признаваться недействительным. Поскольку, однако, специальная правоспособность определяется в уставе лишь в общих чертах, следует исходить из уставной цели издательства.2
Эти соображения представляются правильными, однако во избежание произвольного толкования, по нашему мнению, следует дополнить уставы издательств конкретной характеристикой профиля их деятельности.
Вызывает разногласия правовая квалификация договоров, заключаемых научно-исследовательским учреждениям, высшими учебными заведениями и иными социалистическими организациями с издательствами на издание-«ученых записок», «научных трудов» монографий и т. п., выполненных научными работниками этих организаций в порядке исполнения служебных заданий.
М. В. Гордон считает, что в этих случаях организация, подготовившая научные работы, сама выступает в качестве «издателя», издательство же по договору принимает на себя только размножение и распространение научных работ. По мнению М. В. Гордона такой договор является скорее «договором об издательском заказе, так как издательство выступает в этих отношениях скорее как исполнитель заказа».3
Иную трактовку этим отношениям мы находим у В. И. Серебровского, который пишет, что на практике договоры на издание работ заключаются иногда не авторами, а организацией, с которой автор состоит в трудовых отношениях. Такие договоры В. И. Серебровский предлагает считать авторскими, поскольку, по его мнению, правовые отношения из таких договоров «все же возникают непосредственно между авторами и издательством», которое вправе требовать в случае необходимости доработки произведения от автора, а не от организации, автор
1 М В Гордон- Советское авторское право, 1955, с 142.
2 Б С АнтимоновиЕ А. Флейшиц Авторское право. 1957, с 173
3 М В Гордон Совете! ое авторское право, 1955, ce.
Л42, 143
205

же вправе требовать, чтобы издательство без его согласия не вносило изменений в произведение, а равно уплатило гонорар, если произведение создано не в порядке служебного задания.'
С точкой зрения В. И. Серебровского, по нашему мнению, нельзя согласиться. Если договор с издательством заключила организация, в которой автор состоит на службе, то вряд ли юридически обоснован вывод В. И. Серебровского, что такой договор порождает непосредственные правоотношения между издательством и автором. Если случаи, о которых пишет В. И. Серебровский и имели место, то нет оснований рассматривать их как имеющие какое-либо юридическое значение.
М. В. Гордон справедливо считает, что подобные договоры нельзя рассматривать как издательские, однако мы не можем согласиться с тем, что их надо считать новым типом «договора об издательском заказе, правильнее его трактовать как вид подрядного договора.
Независимо от этого мы полагаем, что научно-исследовательская (и всякая иная организация), сотрудники которой в силу ее служебных заданий создают произведения, не может рассматриваться как посредник между автором и издательством. Она несет полную ответственность за доброкачественность продукции, выпускаемой от ее имени, на ней лежит забота об опубликовании, распространении и надлежащем использовании этой продукции. Иная практика несомненно является порочной-
В связи с этим возникает и другой вопрос. Имеет ли смысл всегда в подобных случаях, когда произведение совершенно готово к печати и вся необходимая подготовительная работа (обычно лежащая на издательстве) выполнена организацией, заключение договора с издательством. Последнее, по словам М. В. Гордона, будет выполнять только технические функции по размножению и распространению произведения. Ведь печатание произведения, включая техническую редакцию и типографскую корректуру, производит типография, а распространение произведения осуществляется книготоргующими организациями, которые, как и большинство типографий, являются юридическими лицами. При этих условиях вряд ли
,1 См.. В. И. Серебровский. сноска на с. 176.
Упомянутая монография,
206


целесообразно организации во всех случаях заключать договор с издательством, которое при наличии указанных обстоятельств является иногда излишней промежуточной1 инстанцией между организацией, полностью подготовившей произведение для печати, с одной стороны, и типографией, с другой стороны, а также и книготоргующей организацией, когда произведение будет поступать в продажу. Таким путем будет не только установлена непосредственная связь организации — заказчика с типографией и книготоргующей организацией, но может быть достигнута и экономия в расходах по сравнению с теми суммами, которые подлежали выплате издательству. Разумеется, предлагаемый нами порядок применим только тогда, если сотрудники организации, подготовившей произведение к изданию, достаточно квалифицированы и авторитетны,, выполненная ими работа должным образом проверена,. отредактирована организацией и не требует дополнительного контроля со стороны издательства, а организация в состоянии выполнять хозяйственные функции издательства.
б) Договоры на создание и использование произведений изобразительных искусств и фотографии без применения средств полиграфии
Эта группа авторских договоров включает в себя договоры с авторами на создание по заказу, либо на продажу готовых произведений, всех видов изобразительных искусств и произведений фотографического искусства для экспозиции в музеях, на площадях, в картинных галереях и т. п., а равно на использование этих произведений' в изделиях, выпускаемых промышленностью, в строительстве и для рекламных целей.
Как известно, правовое регулирование отношений авторов с социалистическими организациями в этой сфере разработано недостаточно, отсутствуют типовые нормативные договоры. Не уделено должного внимания этим вопросам и в правовой науке.
По вопросу о юридической природе договоров как на продажу произведений изобразительных искусств, так равным образом на создание этих произведений по заказу в законодательстве имеется пробел. В примерном перечне произведении, на которые распространяется авторское-
20Г

право, данном в ст 4 «Основ», перечислены все основные виды произведений изобразительных искусств. Согласно ст. 9 «Основ» не считается нарушением авторского права перепечатка повременными изданиями репродукций с произведений изобразительных искусств (п. «ж»), изображение произведений живописи средствами ваяния и, наоборот, произведений ваяния средствами живописи (п. «к»), воспроизведение художественных произведений, находящихся на улицах и площадях, кроме копирования скульптурных произведений механически-контактным способом (п. «л»), помещение произведений на публичной выставке, если это не запрещено Автором (п. «м») снятие копий с чужого произведения только для личного пользования (п. «о»).
В перечисленных случаях не предусмотрена обязанность уплаты какого либо вознаграждения автору и, наконец, при условии уплаты автору гонорара разрешается без согласия автора использование художественных и фотографических произведений в изделиях промышленности в размерах и в порядке, устанавливаемом законодательством союзных республик (п. «п»)
К компетенции союзных республик отнесено установление обязательного содержания издательского договора на произведения изобразительных искусств и фотографии (ст. 17 п. «б» «Основ»). Никаких специальных указаний относительно содержания авторского договора на создание по заказу либо на продажу готовых произведений изобразительных искусств «Основы» не содержат, если не считать общего указания ст. 16 «Основ» о допустимости передачи авторского права, необходимости письменной формы договора и точного указания «характера и условий использования авторского права». Ничего об этом последнем договоре не говорит закон об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 г., который, однако, касается и издательских договоров на произведения изобразительных искусств (ст. ст. 18, 23, 24 и 25), и вопросов уплаты автору вознаграждения за использование произведений изобразительных искусств и фотографии в изделиях промышленности.
Г. М. Танин считает договор, купли-продажи, заключаемый художником на продажу своего произведения, разновидностью авторского договора, при чем, по его мнению, художник может запретить или разрешить высгав-
208

ление произведения, сохранить за собой право воспроизведения, оговорив это в договоре. В то же время этот договор по мнению Г. М. Танина является и сделкой по отчуждению автором своего имущества, в чем состоит основное отличие этого договора от договора на передачу права использования литературного произведения.'
К этому взгляду присоединяется и В. А. Кабатов, который добавляет, что и гонорар писателя, и суммы, полученные художником от продажи картин, с экономической точки зрения тождественны. В обоих случаях авторы получают вознаграждение за использование их творческого труда.2
В. И. Серебровский также считает, что если произведение изобразительного искусства приобретено в собственность музеем, дворцом культуры или другой социалистической организацией, то по форме имеет место сделка купли-продажи, которая, однако, влечет за собой и возникновение авторских правоотношений. По мнению В. И. Серебровского, «отчудив право собственности на материальный предмет, в котором нашла свое воплощение творческая идея художника, автор сохраняет за собой все авторские правомочия, включая и право на воспроизведение и распространение произведения и извлечение имущественных выгод из данного произведения, его экспонирование и т. д.3
И. Я Рабинович пишет, что «художник может передать на оригинал право собственности, не дающее, однако, права воспроизведения, и, наоборот, может передать одно лишь право воспроизведения, показа, демонстрирования на выставке, что не создает права собственности на произведение».4
Судебная практика по делам этой категории не последовательна. Художник Сидоров М. И. выполнил для Всесоюзной сельскохозяйственной выставки две картины последняя репродуцировала эти картины, не уплатив гонорара за репродукцию М. И. Сидорову. По иску послед-
' См Г М Танин Договор художественного заказа. Совег-ское государство и право, 1948, № 2, ce 70, 71
2 См В. 4. Кабатов Упомянутая диссертация, 1954, с 207.
3 В И Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956, с 217
л И Я Рабинович. Авторское право на художественно-промышленные произведения. Советское государство и право, 1954, № 8, с. 103.
209

него народный суд присудил художнику гонорар, Московский городской суд отменил решение и отказал в иске:
Верховный суд РСФСР отменил определение городского суда и оставил в силе решение народного суда по тем мотивам, что выполнение картин по заказу для выставки не является уступкой авторского права на них.
На такую же точку зрения стал Московский городской суд, удовлетворив иск группы художников к обойной фабрике и указав в решении, что отчуждение права собственности на рисунки не равносильно переуступке авторского права на таковые. Ленинградский городской суд по иску художника Траугот к промкомбинату в 1953 г. стал на противоположную точку зрения."
Нарсуд 5 уч. Сокольнического района Москвы в 4957 г. по иску группы художников к Научно-исследовательскому институту Роспромсовета о взыскании гонорара за репродуцирование их произведений признал правильным договор, по которому художественные изделия, приобретаемые институтом, являются его собственностью,, а потому могут институтом репродуцироваться без оплаты авторам, и на этом основании отказал художникам в иске, а Московский городской суд оставил это решение в силе.2
С своей стороны полагаем, что при решении вопроса о юридической природе авторских договоров на создание по заказу, а равно на продажу готовых произведений изобразительных искусств и фотографии нельзя исходить только из приведенных положений «Основ», а следует учитывать также и те правоотношения, которые вытекают из договора купли-продажи либо заказа, по которым переходит право собственности на произведения изобразительных искусств и фотографии.
Этот двойственный характер рассматриваемых договоров, на наш взгляд, не дает возможности согласиться с решением, предлагаемым В. И. Серебровским, по которому «отчудив право собственности на материальный предмет... автор сохраняет за собой все авторские правомочия» (см. выше). Если это было бы действительно так, то интересующие нас договоры вообще не порождали бы;
1 Он же. Та же статья. а Решение Нарсуда 5 уч. Сокольнического района по делу
№ 52—666 от 31.Х.57 г. и определение Мосгорсуда от
19. XI.57.
210

перехода права собственности и превратились бы для собственника в договоры хранения и пользования, да и то в ограниченных пределах, так как приобретатель не сможет распорядиться по своему усмотрению произведением искусства, не нарушая тех или иных правомочий автора этого произведения.
Нам представляется более обоснованным взгляд Г. М. Танина, который считает, что художник может разрешить или не разрешить покупателю выставление произведения, сохранить за собой право воспроизведения оговорив это в договоре (разрядка наша—В. К.). По-видимому, только в договорном порядке автор, продавая произведение искусства, может оговорить содержание и порядок использования своих правомочий, поскольку по этому поводу нет развернутых указаний в законе.
Если в договоре стороны не оговорили этих вопросов, то, по нашему мнению, исходя из двойственного характера указанных договоров следует считать, что по этим договорам покупатель не приобретает правомочий авторства и на извлечение имущественной выгоды путем воспроизведения и размножения произведения. Эти правомочия остаются у автора. Что же касается правомочий на экспонирование произведения и на его неприкосновенность, то таковые должны осуществляться по соглашению сторон, а при недостижении такового — по решению суда. Наконец, имущественное правомочие на продажу купленного произведения, а равно его отчуждение иным законным способом, принадлежит, только собственнику.
Музею революции Союза ССР предоставлено преимущественное право на издание и распространение фотографических снимков с предметов, хранящихся в музее, материалов музея, альбомов и т. п.,1 а центральным музеям РСФСР предоставлено право самостоятельного издания репродукций своих памятников, согласно порядку, разработанному Наркомпросом РСФСР.2
В соответствии со сказанным мы предлагаем следующее определение.
Договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств для экспонирования или личного пользования называется такой авторский договор, по
СЗ СССР. 1930, № 18, ст. 261. СУ РСФСР. 1934, № 4, ст. 22.
211

которому автор обязуется передать покупателю (заказчику) в собственность за вознаграждение предмет, в котором воплощено произведение, сохраняя за собой авторство, правомочие на вознаграждение за воспроизведение и размножение произведения, а также иные правомочия, обусловленные договором
Договоры на использование произведений изобразительных искусств в изделиях промышленности и в строительстве также не урегулированы надлежащим образом в законодательстве
Ст 9 п «п» «Основ предусматривает, что порядок использования стих произведений и размеры гонорара их авторам должны устанавливаться законодательством союзных республик Закон об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 г также не разрешил этого вопроса, предусмотрев в ст 6, что ставки гонорара будут определены постановлением СНК РСФСР, а порядок взимания— особой инструкцией
Однако изданное СНК РСФСР постановление «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений изобразительных искусств» от 15 января 1929 r (см 1 главу) регулирует эти вопросы только в отношении художников, состоящих на службе в промышленных предприятиях и применяется тогда, «eenir только автор произведения не заключил с предприятием договора согласно «Основ» 1928 г и закона об авторском праве РСФСР» Поскольку в данной главе мы рассматриваем только гражданские авторские правоотношения, а трудовым авторским правоотношениям посвящена следующая глава, постольку мы не можем использовать это постановление СНК РСФСР при анализе авторских гражданских договоров. Иных нормативных материалов по интересующему нас вопросу нет.
И. Я Рабинович в упомянутой выше статье также не рассматривает гражданских авторских договоров на использование в изделиях промышленности произведений изобразительных искусств, созданных авторами, не состоящими на службе в промышленных предприятиях. Не затрагивают этого вопроса в указанных выше работах В А Кабатов и В И Серебровский, ограничиваясь рассмотрением спорных вопросов, вытекающих из применения постановления СНК РСФСР от 15 января 1929 г. Мы полагаем, что за отсутствием специальных норма-
212

тпвных актов отношения между авторами произведений изобразительных искусств, не состоящими на службе в предприятиях, использующих их произведения в изделиях промышленности, и указанными предприятиями должны регулироваться также договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств, с некоторыми изменениями, вытекающими из того, что целью этого договора является именно воспроизведение и распространение произведения в промышленных изделиях.
В соответствии с этим мы предлагаем следующее определение
договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств для использования таковых в изделиях промышленности либо в строительстве является такой авторский договор, по которому автор обязуется передать покупателю (заказчику) в собственность за вознаграждение предмет, в котором воплощено произведение, сохраняя за собой авторство, а также те правомочия, содержание и порядок осуществления которых обусловливается договором
в) Договоры на создание, постановку и публичное исполнение драматических, музыкальных, вокальных и прочих произведений, исполняемых для публики (постановочные договоры)
Авторские договоры этой группы включают в себя договоры с авторами на произведения, ими созданные, либо подлежащие созданию, любого жанра и формы, предназначенные для постановки и публичного исполнение театрами и всеми прочими зрелищными предприятиями, если эти произведения ранее не исполнялись для публики за плату, либо не были изданы
«Основы» затрагивают вопросы постановки и публичного исполнения в ст ст 4, 8, 9, 14 и 18, а ст. 17 п «в» «Основ» относит к компетенции союзных республик издание норм, регулирующих постановочный договор.
Закон об авторском праве РСФСР дает следующее определение постановочного договора
«Постановочным договором признается договор, в силу которого автор уступает право на публичное исполнение своего произведения, а постановщик (зрелищное
213

предприятие) обязуется осуществить постановку (публичное исполнение в определенный срок» (ст. 30, ч 2). ч. 2).
О постановочном договоре и публичном исполнении говорят также ст. ст. 2 (примечание), 15, 31—36, 38, 39, 41, 43 и 44 этого закона.
Хотя «Основы» и упомянутый закон РСФСР предусматривали издание типового постановочного договора, таковой был издан лишь спустя 28 лет, 24 марта 1956 r-. Министерством культуры СССР (на неопубликованное .драматическое произведение). Следует отметить, что в данном случае Министерство культуры СССР вышло за пределы своей компетенции, поскольку «Основы» передали эти вопросы на разрешение законодательства союзных республик.
Постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения» и инструкция по применению такового, утвержденная Советом Министров РСФСР 5 ноября 1957 г. за № 1208, вносят существенные изменения в действовавшее законодательство, разрешая автору драматического или музыкального произведения получать только один раз, от одной организации вознаграждение за право первой постановки произведения; при этом данной организации предоставлено право передать принятое произведение для публичного исполнения другим организациям без выплаты автору дополнительного единовременного вознаграждения за право постановки (ст. 4 упомянутого постановления и ст. ст. 71 и 72 указанной инструкции). В соответствии с этими нормами подлежит изменению и типовой договор (в пределах РСФСР).
М. В. Гордон считает, что приведенное в законе определение постановочного договора является недостаточным, так как оно отмечает только передачу автором зрелищному предприятию права на исполнение произведения, не касаясь вопросов о характере отношений автора и постановщика, возмездности или безвозмездности договора и его значения для культурной жизни общества.' Своего определения постановочного договора М. В. Гордон не дает.
1 См. М. В Гордон. Советское авторское право. 1955, ce. 176,
177. :214

И. А. Грингольц сначала дает определение срочного авторского договора вообще, и исходя из этого определения, пишет:
«Постановочный договор является видом срочного авторского договора, предусматривающего использование произведения посредством публичного исполнения в театре или концерте, то есть там, где исполнители вступают в непосредственный контакт с аудиторией».2
Это определение отсылает к общему определению авторского договора и дает только те признаки, которые автор считает специфическими для постановочного договора, однако оно представляется нам недостаточным. Либо в первом либо во втором определении, следует, по нашему мнению, отразить значение этих договоров как для строительства социалистической культуры, так и для реализации авторских прав. Определяя публичное исполнение по постановочному договору как исполнение «там, где исполнители вступают в непосредственный контакт с аудиторией», И. А. Грингольц ограничивает понятие публичного исполнения рамками театра или концерта, тогда как «непосредственный контакт с аудиторией» исполнители имеют также при постановке в цирке. Вряд ли можно считать «публичным исполнением в театре или в концерте» и открытое эстрадное представление. На наш взгляд, правильнее будет сказать «публичное исполнение, когда исполнители вступают в непосредственный контакт со зрителями или слушателями».
Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц определяют постановочный договор как договор, по которому «автор обязуется передать или создать и передать зрелищному предприятию свое драматическое, музыкально-драматическое, музыкальное или хореографическое произведение»
1 И. А. Г p и я г о л ьц. Права автора сценического произведения в СССР. Кандидатская диссертация, 1953, ce. 360, 361 пи-шет: «Срочный авторский договор—есть такой двусторонний договор, по которому автор обязуется передать свое произвел демяе социалистической организации для использования (размножения и распространения) обусловленным по договору образом, а эта организация обязуется уплатить автору гонорар и выпустить произведение в свет в срок, установленный законом или договором, с тем, что до истечения этого срока автор не вправе передавать произведение другой организации для его использования тем же образом в той же местности». s Там же.
215-

а зрелищное предприятие обязуется осуществить в определенный срок постановку или публичное исполнение этого произведения и уплатить автору установленное вознаграждение».'
Приведенный в определении перечень не исчерпывает произведений, на использование которых заключаются постановочные договоры (пропущены пантомимы, литературные композиции для художественного чтения, произведения для эстрады, для цирка). Далее, на наш взгляд, следует указать, каково юридическое значение передачи произведения зрелищному предприятию, происходит ли при этом передача тех или иных принадлежащих ему правомочий последнему, как утверждают одни цивилисты, либо автором дается разрешение на использование произведения, как говорят другие. Наконец, по нашему мнению, специфика авторских договоров в советском ораве, не будет раскрыта без указания их роли в строительстве социалистической культуры.
Мы считаем, что назначение постановочного договора не ограничивается созданием и передачей автором зрелищному предприятию произведения, а включает в себя необходимость совместными творческими усилиями коллектива зрелищного предприятия во главе с режиссером, с одной стороны, и автора, с другой, обеспечить надлежащее сценическое воплощение произведения. Участие в этом творческом процессе автора является важным фактором для обеспечения соответствия постановки творческому замыслу автора.
В постановочном, как и во всяком ином авторском договоре, нельзя отрывать одну от другой обе взаимосвязанные цели: а) содействие развитию социалистической культуры и б) реализацию авторских прав.
По указанным основаниям мы предлагаем следующее определение.
Постановочным называется такой договор, по которому автор и зрелищное предприятие, в целях организации использования неопубликованного и неизданного произведения, способствующего развитию социалистической культуры, и реализации авторских прав, взаимно обязуются, первый—передать правомочия на воспроиз-
'1 Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Упомянутая монография, с. 211.
•216

ведение созданного или подлежащего созданию произведения, а второе—осуществить в обусловленный срок при участии автора постановку и публичное исполнение произведения, уплатив следуемый гонорар.
Хотя в соответствии со ст. 16 «Основ» постановочный, как и иные авторские договоры, требует письменной формы, однако, если неопубликованное и неизданное произведение было поставлено и исполнено публично без заключения договора, автор вправе требовать вознаграждение в силу ст. 19 «Основ», ст. 10 закона об авторском "праве РСФСР и постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г.
Такова, в основном, и судебная практика по этому вопросу. Судебная коллегия Верховного суда СССР по иску Абдуллаева к Бакинскому горсовету об уплате вознаграждения за пьесу, написанную по устному заказу для постановки на избирательных участках, признала, что отсутствие письменного договора на эту пьесу не лишает автора права на получение вознаграждения, поскольку пьеса была поставлена.' Аналогичное определение вынесла та же коллегия в 1952 г. по иску Управления по охране авторских прав к Молдавской филармонии по протесту председателя Верховного суда СССР, указав, что «и при отсутствии договора организация, использовавшая произведение с согласия или без согласия автора, не может быть освобождена от уплаты авторского гонорара», кроме случаев, предусмотренных ст. 9 «Основ», когда использование произведения не считается нарушением авторского права и не влечет уплаты гонорара.2
Правда, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц приводят в качестве «редчайшего исключения» решение Московского городского суда, который в 1948 г. отказал автору во взыскании вознаграждения с Камерного театра за публично исполненное произведение по мотиву отсутствие письменного постановочного договора.3
По-видимому, это решение не было обжаловано и опротестовано, так как иначе, независимо от постановоч-
1 Сборник постановлений пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1943 г., 1948, с. 258.
i Судебная практика Верховного суда СССР, 1952. № 6, с. 34, э См. Б.С.Антимонови Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, ce. 231, 232.
217

ного договора, автор был вправе требовать вознаграждение в силу приведенных выше нормативных актов.
Специфические особенности постановки и исполнения сценического произведения, которое требует творческого труда автора произведения, художника (декорации, костюмы, реквизит), композитора, иногда и балетмейстера, артистов-исполнителей и, наконец, режиссера-постановщика, выдвигают вопрос о их авторских правах и способах регулирования таковых.
Зрелищные предприятия либо имеют художников-декораторов в штате, либо заключают с ними авторские договоры на создание 'эскизов и макетов декорации, костюмов, реквизита для использования при постановке произведения. В первом случае возникают трудовые авторские правоотношения, которые мы 'рассмотрим в следующей главе. Во втором случае имеют место гражданские авторские правоотношения, регулируемые упомянутыми авторскими договорами. По своей юридической природе эти авторские договоры от рассмотренных нами договоров на создание произведений изобразительных искусств для использования путем экспозиции отличаются тем, что договоры художников с зрелищными предприятиями имеют своей целью не экспозицию произведений, а их сценическое воплощение. От договоров предприятий с художниками на использование их произведений в изделиях промышленности рассматриваемые договоры отличаются тем, что они имеют целью однократное воспроизведение на сцене, тогда как использование произведений изобразительных искусств в изделиях промышленности предполагает не только воспроизведение, но и массовый выпуск и использование этих произведений.
Ни «Основы», ни закон об авторском праве РСФСР не содержат специальных указаний по поводу рассматриваемых нами договоров, нет и соответствующего типового нормативного договора.
Недостаточно освещен вопрос об этих договорах и в литературе. Г. М. Танин писал, что договор, заключенный театральным предприятием с художником-декоратором, является разновидностью договора художественного заказа. Поскольку произведения театрального художника воспроизводятся по эскизам художника в декорациях и костюмах и демонстрируются в каждом спектакле, постольку такой договор, по аналогии с договором азто-
•218

pa литературного или музыкального текста, правильно назвать постановочным договором. Право собственности на изготовленные по этому договору эскизы должно сохраняться за художником и не переходит к театру, если не было .особого соглашения.1
В. А. Кабатов отмечает, что в отношениях художника и театра недостаточно урегулирован вопрос об авторском праве художника и считает, что последний «передает театру право использовать свои произведения только в театральных постановках, а право использовать другими способами, например, воспроизводить в печати остается за художником».2
М. В. Гордон указывает, что судебная практика «относит такого рода договоры к соглашениям об использовании авторского права».3
В.И. Серебровский присоединяется к взгляду Г. М. Танина, что право собственности на эскизы декораций, созданные театральным художником, не переходит к зрелищному предприятию, если иное не обусловлено' договором.4
Мы также разделяем взгляд Г. М. Танина, что данный договор является видом постановочного договора, однако типовой постановочный договор на драматическое произведение 1956 г. (с изменениями, которые подлежат внесению согласно упомянутого постановления Совета' Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г.) не может быть использован для художественных произведений без существенной переделки.
Двойственный характер этого договора, вызываемый тем, что творческий замысел художника воплощается в материальном предмете, который в силу этого приобретает значительную ценность, требует, чтобы в договоре было четко оговорено, переходит ли право собственности на этот материальный предмет к зрелищному предприятию, либо остается у художника, которому зрелищное предприятие обязано вернуть таковой после исполь-
1 См. Г. М. Тани н. Договор художественного заказа. Советское государство и право, 1948, № 2, ce. 70, 71.
3 В. А. Кабатов. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства. Кандидатская диссертация,. 1954, ce. 217, 21Ь.
э-М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 214.
4 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторског» права, 1956, с. 56.
219-

зования в соответствии с договором, а в случае утраты или порчи обязано возместить обусловленную стоимость. Иное использование произведения художника, чем это обусловлено в его договоре со зрелищным предприятием, во-первых, требует согласия на это художника, а, во-вторых, дает последнему право на получение за это вознаграждения по установленным ставкам (например, если зрелищное предприятие издаст репродукции с произведения). По мнению В. А. Кабатова, художник сохраняет за собой право использования произведения другими способами,1 однако выставление зрелищным предприятием в фойе театра эскизов декораций и костюмов не является нарушением авторского права художника в соответствии с п. «м» ст. 9 «Основ».2
Поскольку договор этот является видом постановочного договора, постольку для надлежащего сценического воплощения творческого замысла художника последний, подобно автору произведения, должен активно участвовать в постановке последнего.
К числу постановочных договоров относятся также и договоры композиторов со зрелищными предприятиями и другими организациями на создание музыкальных, вокальных, музыкально-вокальных произведений, предназначенных для постановки и публичного исполнения (в обычном понимании этого термина).
Эти договоры по своей природе отличаются от постановочных договоров с художниками, поскольку музыкально-вокальные произведения получают свое материальное воплощение в обыкновенной нотной бумаге, а не в мраморе, бронзе, холсте и т. д. При передаче произведения музыки автором зрелищному предприятию к постановочному договору не присоединяется договор купли-продажи, как это имеет место при продаже картины, скульптуры и т. п. произведений изобразительных искусств. Постановочный договор на музыкальное произведение несравненно более похож на постановочный договор с автором драматического произведения, а потому типовый постановочный договор на драматическое произведение с некоторыми изменениями будет пригоден и как типовый
1 На эту точку зрения стал и Верхсуд РСФСР по иску театрального художника Ф. к музею им. Бахрушина. Советская юстиция, 1937, № 4, с. 56, •2 См. В. А. 1< а б а т о в. Упомянутая работа, с. 217.
.220

постановочный договор на музыкальное (вокальное) произведение.
Упомянутые выше статьи «Основ» и закона об авторском праве РСФСР, постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения» и инструкция по применению такового от 5 ноября 1957 г. за № 1208 соответственно регулируют и рассматриваемый нами постановочный договор с композиторами.
Наше законодательство и практика не знают постановочных договоров с артистами-исполнителями сценических произведений, как равно музыкальных и вокальных произведений в концертном, эстрадном и т. п. исполнении. И.А. Грингольц объясняет это традицией, сохранившейся с того времени, когда искусство исполнения было недоступнно фиксации.
В аналогичном положении находятся и театральные режиссеры-постановщики, за которыми закон не признает авторского права па постановку произведения. Между тем в литературе, как правило, не вызывает сомнений вопрос о необходимости расширения крути субъектов постановочных договоров, учитывая несомненно творческий характер деятельности и режиссера-постановщика и исполнителей в театре.'
Современные способы киносъемки и звукозаписи обеспечивают возможность фиксации и воспроизведения любого сценического произведения, а потому созданы условия, при которых теоретически возможно широчайшее использование результатов творчества артистов-исполнителей и режиссера, поставившего произведение на сцене. Преодолимы и трудности, связанные с практическим осуществлением таких прав, однако об этом можно говорить только в плане будущего, а не ныне действующего законодательства, согласно которого постановочные договоры могут заключаться только с писателями, художниками и композиторами.
1 См. И. А. Грингольц. Упомянутая диссертация, 1953, ce. 256—258.
В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 85—88.
Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторское право, .1957, ,сс. 91—93.

г) Договоры на создание произведений, используемых для кинофильмов, путем звукозаписи, радио и телевизионных постановок и передач, включая киносценарные договоры
К числу этих договоров относятся договоры с авторами киносценариев, с композиторами, создающими музыку для кинофильмов, с художниками, дающими художественное оформление кинофильму, с авторами музыкальных и иных произведений, допускающих фиксацию путем звукозаписи для последующего воспроизведения,. а также с авторами тех произведений, которые не исполнялись публично и не издавались ранее, и созданы. по договорам специально для передачи по радио либо путем телевидения. Договоры этой группы имеют своей задачей также организацию исполнения сценических и др. произведений для публики, как и постановочные договоры, но в отличие от последних, исполнители по договорам рассматриваемой нами группы не вступают в непосредственный контакт со зрителями или слушателями. Однако это не препятствует зрителям видеть, а слушателям слышать исполнителей, даже если они находятся на расстоянии многих тысяч километров.
Другой особенностью этих договоров является зависимость способа использования произведений науки, литературы и искусства, с которым связаны эти договоры, от сложной новейшей техники и крупного производства. Все остальные группы авторских договоров кроме издательских, не имеют своей обязательной предпосылкой крупное машинное производство.
Правовое регулирование отношений авторов с организациями и предприятиями, использующими их произведения, не может не учитывать этих особенностей.
Кинофильм является произведением синтетическим, более сложным, чем произведение сценическое, и требует для своего создания творческого труда автора сценария, композитора, художника, кинооператора, артистов-исполнителей и кинорежиссера и технической помощи иных сотрудников киностудии и лиц, приглашенных для участня в киносъемке. Авторские договоры заключаются, как правило, с автором сценария и композитором,. написавшим специально музыку к кинофильму и мо-
I22

гут заключаться с другими творческими работниками, если они не состоят штатными (либо нештатными) работниками киностудии, и не находятся с нею в трудовых сношениях.
«Основы» не упоминают о киносценарном договоре и договоре с композитором для кинофильма, но из общего контекста «Основ» следует, что киносценарный договор они относят к числу постановочных договоров или, по терминологии «Основ», «договоров об уступке прав на публичное исполнение произведений», регулирование которых отнесено к компетенции законодательства союзных республик (ст. 17).
Закон об авторском праве РСФСР прямо говорит о постановочном договоре на кинематографическое произведение, как одном из видов постановочного договора (ст. 30) и специально посвящает этому договору ст. ст. 37, 40, 41 и последующие.
Для киносценарного договора существует несколько типовых договоров; для документальных и видовых фильмов типовой договор утвержден приказом Министерства кинематографии СССР от 30 августа 1950 г., для научно-популярных и учебных кинофильмов—приказом того же министерства от 3 июня 1952 г. и для художественных фильмов—приказом Министерства культуры .СССР от 2 февраля 1956 г.
Утверждая типовые киносценарные договоры, оба министерства вышли за пределы своей компетенции (как это имело место и в отношении постановочного договора), поскольку в соответствии со ст. 17 «Основ» такие вопросы должны регулироваться законодательством союзных республик.
Хотя закон об авторском праве РСФСР отнес киносценарный договор к числу договоров постановочных, однако уже в этом законе оговорено, что ряд статей, относящихся к постановочному договору (32, 33, 34, 35, 37) не подлежит применению к «постановочному договору на кинематографические произведения». Существенные отличия в правовом регулировании кнносценарных договоров по сравнению с постановочными вытекают и из типовых договоров.
В литературе был высказан взгляд, что правильнее относить киносценарный договор к числу издательских,
223

поскольку оба договора имеют в виду воспроизведение и распространение произведений.'
Вряд ли это соображение можно признать убедительным, учитывая, что воспроизведение и распространение произведения автора является признаком не только издательского, но и ряда других авторских договоров. Кроме того, для издательского договора существенным является воспроизведение средствами полиграфии, в то время как киносценарий не обязательно печатается, если же он будет напечатан по договору с автором, этот договор будет издательским.
И. А. Грингольц относит киносценарный договор к числу авторских договоров и определяет его следующим образом: «по бессрочному (сценарному) договору автор обязуется передать свое произведение киностудии для использования при постановке фильма, а эта студия обязуется уплатить автору гонорар».2
М. В. Гордон считает киносценарный договор одним из типов договоров о реализации авторского права, однако определения этого договора не дает.
В. И. Серебровскии пишет, что киносценарный договор «является одним из основных видов авторских договоров»4 и также не приводит его определения.
Б. П. Орлов считает неправильным отнесение киносценарного договора к издательскому «особенно после отмены процентных отчислений автору от сборов», а равно и к постановочному, поскольку не киностудия, а Главкинопрокат организует публичное исполнение, и ввиду того, что в кинотеатре показывают не киносценарии автора, а кинофильм, авторское право на который принадлежит кинопроизводственному предприятию.5 Определения этого договора у 5. П. Орлова мы не находим.
Б. С. Антимонов и Ь' А. Флейшиц рассматривают
1 Б. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и ком-
позиторов по законодательству СССР и РСФСР 1946,
ce. 64 и 65
2 И А.Грингольц. Упомянутая диссертация, с. 361.
3 M. В Гордон. Советское авторское право, 1955, ce. 127—129.
< В. И. Серебровский Вопросы советского авторского
права, 1956, с. 210.
.5 Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторокого права-Кандидатская диссертация. 1954, ce. 128—130.
224

киносценарный договор как вид авторского договора и определяют его как «договор, по которому автор обязуется передать или, чаще всего, написать и передать киностудии сценарий кинофильма, а студия—уплатить автору условленное вознаграждение».'
Наконец, Н. А. Райгородский предлагает следующее определение. По киносценарному договору «автор обязывается передать киностудии киносценарий, удовлетворяющий требованиям, заранее обусловленным в договоре (в либретто), предоставив киностудии право постановки по этому сценарию кинофильма, а киностудия обязывается уплатить автору обусловленное вознаграждение».2
Таким образом, подавляющее большинство авторов возражает против отнесения киносценарного договора к издательскому либо постановочному и рассматривает его как самостоятельный вид авторского договора (или, по терминологии М.. В. Гордона, договора о реализации авторского права).
Определения, предлагаемые И. А. Грингольцем и совместно Б. С. Антимоновым и E .А. Флейшиц, вызывают следующие замечания. Права автора сценария OKII ограничивают только получением гонорара, не упоминая в определениях о каких-либо личных неимущественных его правах. В то же время права киностудии ничем не ограничены и в первом, и во втором определениях. Излагая содержание киносценарного договора в дальнейшем названные авторы останавливаются на взаимных правомочиях и обязанностях киностудии и авторе киносценария, однако из определений договора выпало, что он регулирует процесс взаимного сотрудничества автора и киностудии по созданию кинофильмов, играющих важную роль в строительстве социалистической культуры. Нам представляется, что это качестве киносценарного договора тем более следует подчеркнуть в определении, что сами Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц правильно отмечают в той же своей работе, что хотя в силу ст. 37 закона РСФСР киностудия и не обязана поставить фильм по принятому ею сценарию, но сле-
' Б С. А и т и м о н о в v Е. А Флейшиц. Авторское право, 1Р57, с 240
Н А. Райгородский Авторское право на кинематографическое произведение. 1958, с. 23.
225

дует преувеличивать значения этого правила.' Конечно, целью каждого киносценарного договора является его воплощение в кинофильме, а потому использование киностудией указанной нормы должно быть исключением, а не общим правилом, и не должно изменять сущности киносценарного договора, как договора авторского, направленного на организацию использования обществом произведения автора.
В качестве существенного признака киносценарного договора И. А. Грингольц в своем определении указывает на бессрочный характер этого договора. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут о том же не в определении, а в дальнейшем изложении, ссылаясь на то, что п. «в» ст. 17 Основ» «не упоминает» о сроке действия договора об «исполнении» кинематографического произведения, как равно закон РСФСР и типовой сценарный договор на художественный кинофильм.2 Правда, ст. 40 закона РСФСР определяет предельный срок осуществления постановки фильма по сценарию, но эта норма не имеет практического значения. Нам представляется, что это положение может быть принято с оговоркой, что действие киносценарного договора прекращается с истечением срока авторскою права на киносценарий, т.е. десятилетнего срока.
Определение киносценарного договора, предлагаемое Н. А. Райгородским, более конкретно формулирует общие и отличительные признаки этого авторского договора, но и оно обходит молчанием вопрос о взаимном сотрудничестве автора и киностудии в деле создания кинофильма н о роли договора в строительстве социалистической культуры и реализации прав автора.
По указанным соображениям считаем более правильным следующее определение:
Киносценарным называется договор, по которому автор и киностудия в целях развития социалистической культуры и реализации авторских прав обязуются: автор — передать правомочия на использование созданного или подлежащего созданию киносценария, а киностудия, в случае постановки кинофильма по данному киносценарию, осуществить таковую в творческом содру-
' Б С АнтимоновиЕ Л Флейшиц Авторское право 1957, с 262 2 Та же работа, с 247.
226

жестве с автором, уплатить ему следуемое вознаграждение и обеспечить демонстрирование кинофильма.
Если киносценарный договор, как уже отмечено, регулируется рядом типовых договоров для отдельных видов киносценариев, то договоры киностудии с композитором как на создание музыкального произведения для кинофильма, так равно и на использование готового, неопубликованною произведения для этой цели» не регулируются специальными нормами и типовым договором. Типовые киносценарные договоры с соответствующими изменениями могут быть использованы и для договоров с композиторами. По своей юридической природе эти договоры идентичны киносценарным, а потому им можно дать следующее определение.
По договору киностудии с композитором, стороны в целях развития социалистической культуры и реализации авторских прав обязуются: композитор—передать правомочия на использование созданного либо подлежащего созданию музыкального произведения для кинофильма, а киностудия, в случае постановки кинофильма, осуществить таковую в творческом содружестве с композитором, уплатить ему следуемое вознаграждение и обеспечить демонстрирование кинофильма.
Правоотношения киностудии с остальными творческими работниками — кинохудожником, кинооператором, артистами-исполнитслями и кинорежиссером являются, как правило, трудовыми, произведения их, используемые в кинофильме, создаются в порядке выполнения служебных заданий, а потому и авторские правоотношения с киностудией мы рассмотрим в следующей главе.
Демонстрирование кинофильмов осуществляется некиностудией, а Главкинопрокатом Министерства культуры СССР через сеть кинотеатров, причем последний оплачивает киностудии сметную стоимость кинокартины с начислением 5%, осуществляет копирование таковой, а также дубляж иностранных кинокартин, уплачивает творческим работникам, создавшим кинофильм, потиражное дополнительное вознаграждение в зависимости от количества копий такового, передает кинокартины во-временное пользование кинотеатрам и т. д. В литературе возник вопрос о юридической природе договоров Главкинопроката с киностудиями, причем выявились две
227

точки зрения. И. А. Грингольц и М. В Гордон рассматривают договор студии с Главкинопрокатом как хозяйственный договор, причем И. А. Грингольц сближает его с договором поставки, а М. В Гордон считает этот договор хозяйственным соглашением, по которому система кинопроката не только приобретает право пользования экземплярами кинофильма, но и принимает на себя обязанности по выплате потиражного вознаграждения авторам.2
Критикуя эти взгляды Б. С. Антимонов и E А. Флейшиц исходят из того, что «передача студиями своей продукции кинопрокату для дальнейшего публичного показа их кинокартин есть установленный государством порядок осуществления авторского права киностудии на распространение своего произведения». Поскольку авторское право на кинофильм принадлежит киностудий (ст. 3 закона об авторском праве РСФСР), которая непосредственно осуществляет свое право на воспроизведение такового, постольку логическим и оправданным юридически является вывод Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц о том, что передача фильмов Главкинопрокату, является осуществлением правомочия киностудии на распространение своих произведений. Справедливы и высказанные этими авторами соображения о том, что ни Главкинопрокат, ни киностудия не могут относиться безразлично к дальнейшей судьбе кинофильма после передачи его Главкинопрокату.3 Хотя последний и не несет ответственности за качество и содержание кинофильмов, однако, если демонстрирование кинофильма покажет, что он не имеет успеха у зрителей, для Главкинопроката это не только принесет убытки по сравнению с суммой, уплаченной киностудии, но и позволит установить творческою неудачу киностудии Если такие случаи будут повторяться, Главкинопрокат обязан сигнализировать вышестоящим органам о недостатках в работе киностудии Равным образом, если Главкинопрокат не сумеет обеспечить надлежащее распространение кинофильма, либо если качество демонстриро-
' См И. А Г p и н r о л ь ц Права автора сценического произведения в СССР. Автореферат кандидатской диссертации, 1953 а См М В Гордон Советское авторское право, 1955, с 215 3 Б С Антимонов и Е А Флеишиц Авторское право, 1&57, ее 270—273
224

вания такового будет снижаться, вследствие износа кинолент, дефектов в передаче кинотеатрами звука и т п., киностудия вправе требовать устранения таких недостатков
В соответствии с положением, выдвинутым Б. С. Ан-тпмоновым и Е А. Флейшиц, со своей стороны, предлагаем следующее определение.
Договор киностудии с Главкинопрокатэм — такой договор, по которому киностудия передаег Главкинопрокату правомочия на распространение и демонстрирование кинофильма, осуществляемые через систему кино-тгатров, а равно владение, пользование и распоряжение кинолентой, а Главкинопрокат уплачивает киностудии установленную стоимость киноленты с наценкой, организует ее копирование и уплачивает следуемое потиражное вознаграждение
Нам представляется, что это определение должно вызвать возражения Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц только в той части, когда в нем говорится о передаче киностудией правомочий на распространение Главкинопрокату, поскольку это противоречит общей концепции указанных авторов о непередаваемости авторского права по договорам. Наши соображения в этой части приведены в дальнейшем. В остальном, на наш взгляд, предложенное определение вытекает из основной позиции Б С. Антимонова и Е. А. Флейшиц в этом вопросе, которую мы разделяем.
Сфера применения авторских договоров в радиовещании и телевидении значительно уже, чем при создании кинофильмов. Причина этого прежде всего-—постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г.,1 разрешившее передачу по радио произведений, исполняемых в театрах и других публичных местах, без оплаты радиовещательными организациями вознаграждения и автору, и зрелищному предприятию.
Таким образом только тогда, если произведение специально создает автор по заказу телевизионной или радиовещательной организации возникает необходимость оформления этих отношении договором. Кроме того, нередки случаи, когда радиовещательная организация записывает на пленку или магнитную ленту впер-
1 СЗ СССР '^29, XsSG, ст 2^0
229

вые исполняемое публично произведение, а затем передает его по радио, также не уплачивая автору гонорара, хотя постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. и не предоставляет такого права радиовещательной организации. Гигантский рост радиовещания и быстрые темпы развития телевизионных передач в СССР вызывают потребность в создании авторами необходимых произведений для этой цели. Возникающие в связи с атим отношения с авторами не регламентированы специальным законодательством, отсутствуют и типовые нормативные договоры, что ставит в крайне неблагоприятное положение авторов, создающих произведения и для радио, и для телевидения.
Упомянутое постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г., имевшее в виду только трансляцию по радио произведений, исполняемых в театрах и Других публичных местах, практика распространила и на телевизионные передачи, как равно и принцип однократной оплаты гонорара автору. За отсутствием специальных норм и типовых договоров судебная практика по спорам авторов с радиовещательными и телевизионными организациями не отличаются устойчивостью.
По заказу Центральной студии телевидения Ленинградская студия кинохроники произвела съемку отрывков из пьесы В. А. Катаняна «Они знали Маяковского», идущей на сцене театра имени Пушкина. Вслед за этим был выпущен в общий прокат и демонстрировался на экранах страны кинофильм под тем же названием, однако В. А. Катаняну гонорар уплачен не был. Иск последнего, предъявленный к Ленинградской студии кинохроники, Центральной студии телевидения и Главкино-прокату об уплате гонорара в сумме 3000 рублей не был удовлетворен народным судом на том основани;;, чю автор не передавал своего произведения для экранизации, а также сам был возмущен неполноценностью фильма и не понес материального ущерба. Ленинградский городской суд, рассмотрев кассационную жалобу автора, отменил решение народного суда по тем мотивам, что поскольку фильм был выпущен на экраны, автор вправе получить вознаграждение, несмотря на критику им & пс-чати киносъемки спектакля (сняты отрывки), которая .относится к качеству фильма и не поражает права авто-pci на гонорар. Народному суду надлежит установить,
230

-кгкая из трех организаций должна быть признана надлежащим ответчиком по делу, а также размер причитающегося автору вознаграждения. При новом рассмотрении дела народный суд удовлетворил иск в полной сумме с Ленинградской студии кинохроники, с предоставлением права регресса к Центральной студии телевидения и Главкинопрокату. Ленинградский городской суд признал неосновательными доводы кассационной жалобы Ленинградской студии кинохроники по тем соображениям, что последняя, произведя киносъемку спектакля для Центральной студии телевидения, не имела права без согласия автора спектакля . и без уплаты ему гонорара выпускать кинофильм на экраны, расчет же исковой суммы сделан правильно.'
По трансляции из летнего сада Эрмитажа Радиоко-ыптет произвел магнитофонную запись ряда неизданных песен, исполнявшихся в концерте, а впоследствии магнитофонную запись передавал в эфир. Авторы песен ^предъявили иск к Радиокомитету об уплате гонорара, а последний, ссылаясь на упомянутое постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г., отказался платить, ссылаясь на то, что этим постановлением ему, якобы, предоставлено право не только безвозмездной трансляции концерта, но и записи на магнитную ленту. Народный суд не согласился с этими доводами, поскольку постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. не могло иметь в виду такого случая, так как радиотехника была еще в зачаточном состоянии, и удовлетворил дек.2
В дальнейшем принцип однократной оплаты будет очевидно руководящим при заключении договоров с авторами для радио и телевидения в связи с упомянутым постановлением Совета Министров РСФСР №325 от 20 апреля 1957 г., п. 4 которого предоставляет право
•организации, заказавшей автору произведение, передавать таковое для публичного исполнения, а также по
1 Определение Ленинградского городского суда по делу № 2741 от 22 октября 1956 г.
2 Данное решение народного суда приведено в упомянутой кандидатской диссертации И. А. Грингольца. «Права автора сценического произведения в СССР», 1953, ce. 441—444.
231

радио и телевидению без оплаты автору дополнитель hc'ro вознаграждения.

<< Предыдущая

стр. 8
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>