стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
ГЛАВА 1. ЗАОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО 4
1.1. История правовой регламентации заочного производства и решения 4
1.2. Сущность заочного производства 7
1.2.1. Правовая оценка характера неявки 9
1.2.2. Лица, участвующие в деле 12
1.2.3. Особенности заочного производства 21
1.3. Обжалование заочных решений 30
1.4. Последствия принятия заявления о пересмотре 33
ГЛАВА 2. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО 34
2.1. Исторические аспекты приказного производства в гражданском судопроизводстве 34
2.2. Сущность судебного приказа 41
2.3. Основания для выдачи судебного приказа 44
2.4. Стадии приказного производства 53
2.5. Проблемы и перспективы приказного производства 57
РЕКВИЗИТЫ КНИГИ 60
ПРИЛОЖЕНИЯ 61



ВВЕДЕНИЕ
Конституция Российской Федерации, заложившая основы реформирования всех сторон общественной жизни страны, провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, государство гарантирует их защиту. Однако, как это уже не раз бывало в истории России, существует опасность того, что конституционные нормы могут остаться лишь декларацией.
Как справедливо указал П.М.Филиппов, государство, принимая законы, должно одновременно предусматривать и создание правового механизма, инструмента, с помощью которого установления власти претворяются в практической деятельности его органов.
На современном этапе развития правовой системы основное внимание должно быть сконцентрировано на совершенствовании существующих и создании новых процедур, институтов и механизмов, призванных обеспечить реальность конституционных прав и свобод гражданина, защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан, организаций (их объединений).
Действующий сегодня судебный механизм защиты нарушенных гражданских прав, законных интересов граждан и юридических лиц является громоздким, дорогостоящим, противоречивым. Справедливые возмущения граждан вызывает затянутость. во времени судебной процедуры, ее излишняя формализованность. Оставляет желать лучшего процессуальная дисциплина участников гражданского судопроизводства.
Как справедливо указывает М.С.Шакарян, в действующем ГПК немало норм, позволяющих недобросовестным участникам процесса, особенно сторонам, злоупотреблять своими процессуальными правами и не исполнять своих обязанностей.
Поэтому при разработке нового гражданского процессуального законодательства должны быть предусмотрены правовые средства и процедуры, используя которые участники гражданских правоотношений могли бы быстро и эффективно защитить свои гражданские права и свободы, законные интересы, которые стали бы надежным препятствием для злоупотреблений участников процесса, стимулировали бы активность сторон и состязательность процесса.
Определенные шаги с направлении повышения эффективности гражданского судопроизводства, облегчения судебных процедур уже сделаны: с принятием Федерального Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР» участники гражданского процесса получили возможность реализовать предусмотренное Конституцией РФ право на судебную защиту в рамках упрощенных производств- приказного и заочного.
Введение в российское гражданское процессуальное законодательство институтов судебного приказа и заочного решения ввиду их новизны для отечественного гражданского судопроизводства требует теоретического обоснования и выработки рекомендаций по использованию их в судебной практике.
В настоящей работе с привлечением исторического материала, на основе анализа опыта функционирования упрощенных процессуальных процедур в зарубежных правовых системах, показывается, что приказное и заочное производства обогащают современный гражданский процесс, приспосабливают его к современным реалиям и в то же время позволяют сохранить преемственность правовых норм, обеспечить стабильность правовой системы гражданского процессуального права.
ГЛАВА 1. ЗАОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
1.1. ИСТОРИЯ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ЗАОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА И РЕШЕНИЯ
Модель заочного производства, введенную в гражданский процессуальный кодекс РСФСР федеральным Законом от 30.11.95 требуется сопоставить с другими моделями заочного производства, главным образом с правилами отечественного заочного производства, содержащимися в российском Уставе гражданского судопроизводства 1864 года '.
Ориентация на дореволюционное российское законодательство не случайна. Известный французский компаративист Р.Давид, сравнивая историческое развитие русского и советского права, обосновано сделал вывод, что «многие элементы системы советского права и юридической техники находят свое объяснение в истории русского права дореволюционного периода»2.
Анализ отдельных норм и институтов процессуального законодательства конца XIX - начала XX веков способен обогатить современное гражданское процессуальное право, юридическую технику законодательства, однако заимствование норм не должно быть необдуманным, его нужно приспосабливать к требованиям сегодняшнего дня.
При осуществлении данной задачи, обратимся к истории данного вида судопроизводства, учениям юристов-комментаторов Устава гражданского судопроизводства и современного законодательства, их теориям.
Институт заочного решения имеет глубокие исторические корни. Ситуация, когда одна из сторон не является в суд расценивалась и разрешалась по-разному, в зависимости от роли, которая отводилась суду в государстве, от значения, которое придавалось суду, как органу, осуществляющему правосудие, от отношения граждан к судебному решению, как к акту осуществления государственной воли.
Это во многом зависело и от того, каково было в государстве отношение к личности человека.
Исторически сложилось так, что законодатель, усматривая необходимость личной явки в суд расценивал неявку как ослушание своей воли, как посягательство на общественный порядок. Таким об
1 Далее Устав гражданского судопроизводства или УГС.
2 Давид Р. Основные правовые системы современности, М., 1967, с.164.
разом, с точки зрения древнего законодателя неявка тяжущегося на суд представлялась результатом виновного деяния, результатом, влекущим за собой применение процессуальных санкций уголовного характера.
Это действие было заключительным актом вызова на суд. Характер процедуры вызова отражался непосредственно на действии, следовавшем за ним. Уклонение от вызова возбуждало со стороны власти суровые меры, иногда сопровождающиеся насилием.
Примечательно, что смягчение способа вызова влекло за собой смягчение последствий неявки. Вопрос неявки касался прежде всего ответчика, так как предполагалось, что истцу, возбудившему дело, незачем игнорировать судебное разбирательство.
По отношению к ответчику применялись самые разнообразные санкции.
Так, в Римском праве существовало положение, в соответствии с которым претор давал истцу право пользования имуществом уклоняющегося от суда ответчика. Зачастую судья удовлетворял требования наличной стороны, не имея понятия о состоянии спорного права, сама неявка влекла осуждение.
В германском праве ответчик подвергался наложению штрафа.
В каноническом праве практиковалась экскоммуникация, отлучение от церкви, пока ответчик «не станет на суд». На Руси к «провинившемуся» неявившемуся ответчику применялось битье батогами и даже заключение в тюрьму.
Позднее решение стали основывать уже на разборе-анализе спорного права. Невыгода неявки состояла в том, что спорное право разрешалось на основании односторонних объяснений наличной стороны.
Это правило соблюдалось даже в том случае', когда отсутствующий явился, но не к сроку, назначенному ему для явки. Псковская Правда и уставные грамоты Руси XV-XVI столетий устанавливали, что в случае неявки ответчика истец получал так называемую «бессудную грамоту» о принуждении ответчика к явке в суд при помощи судебного пристава или к представлению поруки в том. Последнее означало, что ответчик должен быть взят на поруки родственниками с тем, чтобы они доставили его в суд, а если не смогут доставить - то будут отвечать за него перед истцом. Поручительство устанавливалось независимо от поведения ответчика.
Другой способ извещения - « позовницею через пристава». Пристав имел право применить к ослушнику силу и привести его в суд, а «если начнет хорониться и не станет к суду, ино дать на него грамоту обешную, потом, «если по ней не явится, то по ней и обвинить».
Уложение 1649 года содержит понятие зазывных грамот, они посылались три раза. Неявка после получения первой и второй зазывных грамот наказывалась битьем батогами и только после третьей следовало обвинение в иске без суда.
Итак, в раннем русском процессе вызов был не только способом уведомления, но и преследованием, привлечением к суду. Проигрыш дела был наказанием для неявившегося. Постепенно такое положение подкрепилось убеждением, что неявка выражает отказ от защиты и таким образом является молчаливым признанием права за противником.
При таком взгляде на неявку не имело смысла существование института заочного решения, так как независимо от результата исследования обстоятельств дела право присуждалось явившемуся, кроме того позднее неявившийся стал приравниваться к признавшемуся на суде.
Через время всякое дело стало рассматриваться по имеющимся в нем доказательствам, но отзыв неявившейся «без оправдания причин» стороны не допускался. Такая система позволила не пропускать, по крайней мере, иски заведомо неосновательные, логически противоречивые.
Такой способ разрешения споров, однако, недалеко ушел от обвинения неявкой, так -как законодатель не устанавливал системы законных причин неявки.
В 1864 году Уставом гражданского судопроизводства введен институт заочного решения, то есть решения, принятого в отсутствие ответчика по образцу модели, предусмотренной французским уставом гражданского судопроизводства.
Институт заочного решения и в настоящее время широко распространен в различных правовых системах и имеет свои особенности. В Англии заочное производство может иметь место в случаях: неявки ответчика при первоначальном его вызове или при непредставлении ответчиком объяснений в свою защиту, а также при отсутствии истца или ответчика в судебном заседании при рассмотрении дела1.
В США заочное решение в гражданском процессе выносится, если ответчик уклонился от участия в процессе, причем это обстоятельство должно быть надлежащим образом установлено судом. Под
1 Кейлин А.Д. Судопроизводство и гражданский процесс капиталистических государств, М., 1958, с.165-166.
уклонением понимается отказ ответчика от раскрытия существенных для дела обстоятельств1.
Во Франции заочное решение может быть вынесено по просьбе истца в случае, если ответчик не явился в судебное заседание и к этому дню не назначил судебного поверенного.
В Российском гражданском процессуальном кодексе появилась новая глава 16-1 «Заочное решение», которая введена Федеральным законом от 27 октября 1995 года « О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР».
1.2. СУЩНОСТЬ ЗАОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА
Глава 16-1 ГПК РСФСР вводит понятие заочного решения, определяя его как решение, вынесенное судом в случае неявки в судебное заседание ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания и при отсутствии возражения против этого со стороны истца (ст. 213-1). процедуру вынесения заочного решения закон называет заочным производством, предполагая таким образом, что данная процедура должна обладать особенностями по сравнению с производством в обычном порядке. В литературе заочное производство называют упрощенной процедурой2.
В соответствии с традициями русского гражданского процессуального права упрощенному, сокращенному и другим видам производств, обладающим особенностями по сравнению с обычной процедурой всегда отводилось особое место в законе, регламентирующем гражданскую процедуру. Например, в Уставе гражданского судопроизводства 1864 года порядок сокращенного рассмотрения дел, равно как и регламентация упрощенного рассмотрения выделены в самостоятельные разделы.
В УГС были приведены исчерпывающие перечни дел, которые могли рассматриваться в сокращенном или упрощенном порядке, причем для каждой из указанных процедур были свойственны некоторые особенности.
Так, сокращенная процедура характеризовалась особым сроком явки сторон, обязательностью письменной формы, более коротким сроком обжалования, таким образом, производство как бы сжималось прежде всего по срокам.
Что касается упрощенного порядка, то здесь можно говорить о некоторых отступлениях от соблюдения процессуальной формы, характерной для обычного состязательного порядка производства, так например, упрощенный порядок предусматривает только единоличный порядок рассмотрения дела; не допускает предъявление встречного иска, участие в деле третьих лиц, приостановление, отложение разбирательства дела; упрощенная процедура предусматривает возможность вынесения решения в отсутствие сторон, причем такое решение не считается заочным.
Указанные выше характеристики позволяют утверждать, что заочное производство не является сокращенным или упрощенным. Порядок вынесения заочного решения подчиняется общим правилам судебного разбирательства, однако имеет ряд особенностей, весьма существенных для того, чтобы быть закрепленными в отдельных нормах. Чтобы выяснить, есть ли для этого основания, предпримем исследование института заочного производства, начать которое целесообразно, на наш взгляд с выявления отличительных его черт по отношению к обычному состязательному производству. «Материальное гражданское право, подвергшееся спору, должно выйти из процесса бесспорным, неопределенность его характера, сомнительность принадлежности должны уступить место полной определенности, сфера прав и обязанностей сторон должна быть точно установлена. Миссия суда - в его решении, в установлении истины»'.
Но суду для решения спора нужны материалы, а он их сам не собирает. Судья является арбитром, он наблюдает за происходящим спором, следит за тем, чтобы стороны не выходили за пределы установленных законом форм и условий процесса.
Право судебной защиты не может быть устранено или ограничено. Стороны состязаются до тех пор, пока не исчерпают все имеющиеся у них средства нападения или защиты, все материалы, подтверждающие или ограждающие своего права.
Право судебной защиты считается удовлетворенным, лишь когда собран и исследован весь материал - тогда можно считать, что основание для вынесения судом решения имеется и оно незыблемо. Таким образом, сам характер устно-состязательного процесса предполагает непосредственное участие в деле спорящих сторон.
В юридической литературе можно встретить мнение, согласно которому состязательный процесс - единственно возможный способ разрешения спора, так как если одна сторона отсутствует, то спора нет вообще. К сторонникам этого мнения относится А. М. Краев
1 Кейлин А.Д. Указ, соч., с.169.
2 Гражданское процессуальное право России, 1996, «Былина», с.222.
1 Румянцев A.M. О заочном производстве дел гражданских, Казань, 1876, с.14.
ский: «В юридическом смысле заочное решение есть абсурд: постановка судебного решения заочно юридически невозможна: если ответчик не явился и не представил никакого ответа на исковое прошение, то стало быть против заявленного иска в виду суда нет спора, а если спора нет, то что же суд решает.»1
С таким мнением трудно согласиться, ведь сам факт неявки ответчика в судебное заседание не прекращает и не разрешает гражданский спор и не освобождает суд от обязанности сделать это в соответствии с законом. Важной особенностью состязательного процесса является одновременность существования состязательности и словесности.
Особенности заочного процесса обусловлены тем, что в нем нет словесных дебатов, нет борьбы, состязаний словом. Заочный процесс не лишен состязательности, однако своеобразие ее в том, что здесь она проявляется не полно. Устные объяснения исходят только от одной стороны, только одна сторона принимает участие в исследовании доказательств, в отсутствие одной стороны не может быть полно воплощена форма процесса, которая подразумевает спор; любые процессуальные или материально-правовые вопросы решаются не на основе всестороннего обсуждения, а на основе «одностороннего». Это не должно, однако, означать, что заочный процесс не способен достигнуть целей судопроизводства. Заочный процесс - всего лишь способ существования гражданской процессуальной формы. Заочное производство так же как и состязательный процесс имеет целью разрешить дело по существу, путем вынесения решения. Однако, в отличие от обычного решения, которое принимается судом на основе представленных сторонами и участвующими в деле лицами доказательств, устанавливает их наличие или отсутствие, применяет к ним соответствующие нормы права, в процессе принятия заочного решения суд опирается только на объяснения одной стороны. Таким образом, в заочном производстве процессуальный факт неявки ответчика в судебное заседание играет важную роль.
1.2.1. ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА ХАРАКТЕРА НЕЯВКИ
Вопрос о том, каково юридическое значение неявки ответчика в судебное заседание является одним из важнейших в теории заочного
производства. При изучении разных подходов к решению этого вопроса обнаруживается тенденция к постановке значения неявки в зависимость от ее причин. В связи с этим можно выделить несколько презумпций о причинах неявки.
1. Неявка ответчика выражает отрицание иска. Если это верно, то отрицание является способом защиты, сознательно предпринимаемым ответчиком.
Представляется ошибочным считать эту презумпцию верной. Если неявку признать отрицанием иска, то напрашивается вывод, что ответчик со своей стороны сделал все возможное, чтобы защитить свое право, сознательно согласился на разбор дела в его отсутствие, только на основании материалов, предоставленных истцом. В этом случае нет смысла допускать право обжаловать заочное решение в упрощенном порядке, а значит нет смысла в заочном производстве.
2. Неявка дает право предполагать, что ответчик рассчитывает на то, что судья сам, руководствуясь законодательством, выведет из обстоятельств дела все возможные возражения против иска. Здесь по тем же причинам, что и в первом случае, можно судить, что ответчик сознательно пошел на рассмотрение дела в его отсутствие, вверив себя мудрости судьи, а значит осознанно не воспользовался возможностью защищать себя, по своему усмотрению распорядился своим правом. В этом случае тоже нельзя предоставлять ответчику льготы заочного решения.
3. Неявка заставляет предполагать, что неявившийся вовсе не знает о предъявленном к нему иске.
«Такая неявка требует особой снисходительности, заботливости со стороны суда к неявившемуся, а это нарушает равенство истца и ответчика в процессе; для явившегося истца заочный процесс будет и труднее и продолжительнее»1. На наш взгляд, рассмотрение дела в отсутствие ответчика, не осведомленного о предъявленном к нему иске, ставит в невыгодное положение ответчика, а значит «забота» о нем со стороны суда вполне оправдана. Суд не должен допускать рассмотрение дела в отсутствие неизвещенного ответчика. Действующее законодательство придерживается именно этой позиции. Данная норма закреплена в ст. 213-1 ГПК РСФСР.
4. Неявка - признание иска со стороны ответчика.
Такой взгляд на неявку равносилен обвинению ответчика без судебного рассмотрения, что само по себе лишает смысла существование заочного производства.
1 Краевский A.M. Практические заметки по вопросу о достижении скорости в гражданском судопроизводстве, М., 1898, с.48.
1 Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства, Петроград, 1916, с.1340.
Ясно, что ни одна из указанных презумпций не может быть положена в основу заочного судопроизводства. Более того, следует иметь в виду, что при всем многообразии причин, по которым ответчик не является к рассмотрению дела, суду причины неявки остаются неизвестны. Поэтому основу заочного процесса нужно видеть не в причинах неявки, а в юридическом значении самой неявки, которая представляет собой неосуществление права судебной защиты. Причем последнее не влияет на состояние самого спорного правоотношения: суд при отсутствии одной из сторон не освобождается от обязанности рассмотреть все имеющиеся материалы дела, изучить его обстоятельства и «освободить от неопределенности» путем вынесения решения. Поэтому при организации заочного производства необходимо исследовать процессуальный характер неявки.
Неявка в процессуальном отношении представляется отсутствием устных состязаний.
Центр тяжести состязательного процесса лежит в словесной борьбе тяжущихся. Отсутствие же одной из сторон влечет неучастие ее в устном обсуждении обстоятельств дела, иными словами защита права в заседании отсутствует, отсюда следует, что неявку можно приравнять к безмолвному присутствию на суде. В процессуальном праве некоторых стран, например, Франции, неявка приравнивается по процессуальным последствиям к присутствию в судебном заседании при сохранении молчания и отказу от защиты по существу дела.
Такое поведение не может быть оправдано и не должно влечь за собой процессуальных последствий заочного решения, так как личное присутствие создает физическую возможность дать суду объяснения, знать какие исковые требования к нему предъявляются, какими материалами подтверждается иск, дает возможность изучит силу своего противника, средства и способы его « нападения». Отказ от участия в словесном состязании свидетельствует о добровольном выборе такой линии поведения.
Молчание на суде нельзя признать достаточным для придания судопроизводству характера заочного, такое положение - почва для злоупотреблений со стороны присутствующего в заседании, но не желающего давать объяснения тяжущегося и прекрасная возможность получить заочное решение при личной явке, а затем отозвать его. Возможность вынесения состязательного решения при отсутствии устных дебатов объясняется тем, что молчание в данном случае является своеобразной формой состязания: присутствующая «молчащая» сторона может в любой момент может возразить противнику, решиться дать объяснения по делу и предпринять другие действия; одно присутствие противоположной стороны удерживает противника от представления заведомо ложных фактов, документов и т.д. В случае же неявки отсутствующая сторона этих возможностей не имеет, физически не может защищать свои права.
«Единственное основание, на коем зиждется институт заочного решения, - это предположение о невозможности явки ответчика к назначенному сроку. В виду этого, раз суд убедился, что ответчик находится в заседании или даже находился, но ушел перед докладом дела, он должен постановить решение, которое не считается заочным и не подлежит отзыву.»'.С этим нельзя безоговорочно согласиться, в частности с тем, что уход ответчика до начала разбирательства дела должен влечь за собой постановление заочного решения, равно как и в ситуации, когда ответчик удален из зала заседаний как нарушивший порядок в соответствии со ст. 149 ГПК РСФСР. Согласиться с этим означало бы противоречить вышеизложенным рассуждениям о значении физической возможности участвовать в судебном разбирательстве.
Таким образом, понятие неявки складывается из двух элементов: личного отсутствия в заседании и в отсутствии словесных состязаний. Для заочного производства необходима совокупность этих элементов.
Однако если смоделировать ситуацию, когда ответчик присылает письменный ответ на исковое заявление, пытаясь тем самым заменить личное присутствие. В данной ситуации налицо сохранение обоих элементов выведенного нами понятия неявки. «Письменный ответ не может восполнить недостаток личной защиты, потому что он не заключает в себе опровержений и возражений на те показания, которые будут выдвинуты противною стороною при разборе дела. Несмотря на присылку письменного ответа неявка должна иметь последствием постановление заочного решения «2.
С этим трудно согласиться. Безусловно, личное присутствие тяжущегося на суде незаменимо, но присылка ответа свидетельствует о том, что сторона уведомлена об иске, ознакомилась с его основаниями, требованиями, и не сочла необходимым свое личное присутствие в судебном заседании. Такое положение не должно наделять отсутствующую, не пожелавшую участвовать в разбирательстве дела сторону льготами, предоставляемыми порядком обжалования заочных решений.
Суд вправе, удовлетворившись письменным ответом ответчика и доказательствами, представленными истцом, вынести решение, так
1 Румянцев A.M. Указ соч., с.ЗО.
2 Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства, М., 1909, с.208.
как отложение разбирательства или иное затягивание процесса нарушило бы права истца на судебную защиту. Действующее процессуальное законодательство прямо не регламентирует описанную ситуацию, однако анализируя ст.213-1 ГПК РСФСР, можно прийти к выводу, что законодатель считает обязательным условием постановления заочного решения личную неявку в судебное заседание надлежаще извещенного ответчика, а любая бумага, исходящая от ответчика устраняет заочность.
В данной ситуации следует предусмотреть обязанность суда огласить в судебном заседании письменное послание ответчика с целью ознакомления с ним истца. Такое участие в деле ответчика можно признать частной формой устных состязаний, являющихся элементом, необходимым при постановлении состязательного решения.
Между тем обязанность явки на суд небезусловна.
Это объясняется природой материальных правоотношений, которая предполагает свободу выбора относительно того, защищать или не защищать свои права. Исходя из содержания действующего процессуального законодательства^. 157 ГПК РСФСР), можно сделать вывод об обязанности сторон являться к суду, однако нет обязанности без подкрепления ее силой государственного принуждения.
В самом деле, законодатель не предусматривает никакой санкции, под которой в теории права принято понимать предусмотренные нормами права неблагоприятные последствия, которые наступают для обязанного субъекта процессуальных отношений1.
Стороны имеют право просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие. В этой ситуации речь не идет о постановлении заочного решения. Однако суду дано право признать явку сторон в заседание обязательной (ч.4 ст. 157 ГПК РСФСР).
Признание судом обязательности участия в деле сторон должно влечь санкции либо меры, позволяющие осуществить доставку истца и ответчика в заседание. Как должен поступить суд, если ответчик не является и в этом случае? Устав гражданского судопроизводства России признавал необходимым вынесение заочного решения (ст. 1451).
Это представляется правильным выходом их ситуации. Действующее российское законодательство не урегулировало рассматриваемый случай, что является, на наш взгляд, недостатком. Необходимо закрепить в законе последовательность действий суда по разрешению указанной ситуации, обозначить количество вызовов ответчика (и, соответственно, отложений разбирательства) после того, как суд пришел к выводу о необходимости личного участия его в деле.
Таким образом, мы близко подошли к рассмотрению прав и обязанностей сторон, специфики процессуального положения лиц, участвующих в деле при отправлении заочного производства.
1.2.2. ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛЕ
Процесс - есть судебный способ охранения права. В нем объединяются два права, исходящие из противоположных интересов сторон и сплетающиеся на процессуальном поле: право иска и право судебной защиты ответчика. Равенство этих прав делает равными и их носителей, основных участников процесса, истца и ответчика.
Процессуальное положение сторон определяется совокупностью прав и обязанностей, которыми они обладают. Все основные элементы состязательного процесса, в том числе и набор процессуальных прав и обязанностей, присущи и заочному производству. Но, заочное производство - сложный механизм, при функционировании которого те или иные элементы наделяют сторон некоторыми особенностями в их процессуальном положении.
Прежде всего встает вопрос о праве истца и ответчика на заочное производство, то есть производство в отсутствие одной из сторон. Для истца, таким образом, заочное производство следует рассматривать, как способ преследования противной стороны в ее отсутствие; для ответчика же это способ защиты права в случае неявки в заседание истца.
Заочным принято считать судопроизводство в отсутствие ответчика, но в теории гражданского процессуального права существуют и иные точки зрения. Так, например, в работах К.И. Малышева есть упоминание о двух видах заочного решения: постановленном в отсутствие истца и постановленном в отсутствие ответчика.1
Законодательство, судебная практика по-разному подходят к вопросу прав истца и ответчика на заочное производство:
1) дают это право обеим сторонам;
2) наделяют им одного только истца;
3) не дают этого права ни одной из сторон.
В первом и третьем случаях отстаивается незыблемость принципа процессуального равноправия сторон.
А.М.Румянцев обосновывает необходимость законодательного закрепления возможности вынесения заочного решения в отсутствие истца. « Законодатель постановил, что стороны обязаны явиться в суд
1 Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства, М., 1875, с.721.
Ветрова Г.Н. Санкции в судопроизводстве, М., 1991, с.45-46.
лично или через поверенных, не сделал никакого исключения ни в пользу истца, ни в пользу ответчика. Нарушение этой обязанности должно влечь для обоих одинаковые последствия. Неявка одной стороны не лишает другую права на судебный способ охранения его правовой жизни; осуществление же этого права зависит от воли явившейся стороны»1.
Автор проводит мысль, что в гражданском процессе необходима полная свобода в отношениях тяжущегося к суду и, принимая во внимание это положение, утверждает, что заочное производство в каждом конкретном случае зависит от воли явившейся стороны, а дело суда - не препятствовать этому желанию. Даже апелляция к авторитету Римского права, анализируя которое A.M. Румянцев пришел к выводу о возможности разбирательства дела в отсутствие истца и постановления заочного решения, не убеждает нас в правильности его рассуждений.
Как представляется, при всей реальности осуществления принципа равноправия сторон, положения истца и ответчика в гражданском процессе имеют весьма существенные различия.
Это связано, прежде всего, с тем, что деятельность истца является отправной точкой, двигательным началом судопроизводства, именно истец инициирует разбирательство.
С этой точки зрения стороны можно условно разделить на активную и пассивную, причем активной стороной является • именно истец, не случайно законодатель наделяет его специальными полномочиями по осуществлению движения процесса: истец предъявляет исковое заявление, он распоряжается своими исковыми требованиями в самом широком смысле этого понятия, он вправе изменить, увеличить, уменьшить и вообще отказаться от своих требований.
Истец обладает безусловным правом отказаться от иска. «Право отказа существует до момента litis contestatio, то есть до открытия словесного состязания, до заявления присутствию суда об исковых требованиях».2 Отказ же устраняет главную основу процесса -иск, и делает невозможным дальнейшее движение дела: разбирательство и вынесение решения по существу.
Для начала рассмотрения дела по существу необходимо четко выраженное положительное изъявление инициативы со стороны истца и только истца. Поэтому заочный разбор дела по причине неявки истца противоречит основным началам, заложенным в принципе диспо-зитивности в гражданском процессе, ведь при отсутствии истца в засе
1 Румянцев A.M. Указ соч., с.49-50.
2 Малышев К.И. Указ, соч., с.834.
дании придать толчок поступательному движению гражданского деле должен кто-либо из иных субъектов процесса. Если предположить, что это делает суд, то такое положение явно не согласуется с ролью, отводимой суду в гражданской процедуре, ролью беспристрастного арбитра, спорное правоотношение - вот объект, к разрешению которого должны быть приложены усилия со стороны суда, а не к деятельности сторон, не к изменению их процессуального положения, суд не может брать на себя осуществление полномочий истца или ответчика.
Устав гражданского судопроизводства решал ситуацию неявки истца таким образом: ответчик мог просить суд о допущении его к словесным объяснениям, и тогда процесс шел обыкновенным порядком, а постановленное решение не почиталось заочным. Ответчик также мог выразить просьбу о прекращении дела. Однако это не являлось препятствием истцу вновь обратиться в суд за разрешением данного спора.
В первом случае рассмотрение дела считалось возможным, так как акт выражения положительной воли на разбор дела со стороны истца считался совершенным, на этом основании и в случае, если суд приходил к выводу о достаточности материалов дела, могло быть постановлено состязательное решение, которое не влекло за собой последствий заочного решения.
Как видно, все зависит от значения, придаваемого форме выражения воли истца к рассмотрению дела.
На наш взгляд, просьба истца о начале разбирательства по существу должна быть явно выражена, одного акта предъявления искового заявления недостаточно для начала судебного заседания, ведь к этому моменту обстоятельства, побудившие его к предъявлению заявления могли измениться или вовсе отпасть, поэтому необходимо четкое подтверждение намерений истца продолжать начатую тяжбу в суде.
Исходя из этого, ясно, что нет смысла давать ответчику право приступать к словесным объяснениям, защищая свое право, так как может получиться, что к этому моменту его уже никто не оспаривает.
В соответствии с изложенной статьей УГС, ответчику, конечно выгодно получить решение по делу и не опасаться, что в дальнейшем данный спор может возобновиться. Но, по нашему мнению, это несправедливо но отношению к истцу. Во-первых, он становится лишенным права обжаловать решение в упрощенном порядке, поскольку решение не заочное; во-вторых, причины неявки могут оказаться уважительными и истец не по своей вине не смог участвовать в защите своего права лично, при этом нужно учитывать, что заявитель мог кратко изложить в иске обстоятельства дела, не указал на все имеющиеся у него доказательства, рассчитывая представить их в судебном заседании; кроме того, истец, инициировавший процесс, понесший расходы по уплате государственной пошлины, при рассмотрении дела несправедливо оказывается лишенным возможности распоряжаться исковыми требованиями.
Если ответчик непременно желает добиться определенности в обстоятельствах рассматриваемого дела, настаивает на вынесении решения, то ему нужно воспользоваться предусмотренными законом процессуальными средствами судебной защиты, а именно: предъявить встречный иск с соблюдением всех требований, предъявляемых к обычному исковому заявлению или же вообще самостоятельно обратиться за разрешением данного спора в суд и при этом понести судебные расходы, как это предусмотрено законом.
Действующее российское законодательство вообще не урегулировало случаи неявки надлежаще извещенного истца в судебное заседание без указания причин.
Оптимальное решение данной ситуации нашел Арбитражный кодекс РФ. В соответствии с п.6 ст. 87 АПК РФ, если истец не явился в заседание арбитражного суда и не заявил о рассмотрении дела без его участия, суд оставляет иск без рассмотрения. При всей специфике арбитражного процесса, применение данной нормы было бы вполне приемлемо и судах общей юрисдикции. Причем, в.отличие от арбитражного кодекса, в гражданском процессуальном следует, на наш взгляд, закрепить обязанность суда поступать таким образом. При таком положении сохраняется ненарушенным право истца распоряжаться иском, кроме того, истец не утрачивает возможности представить дело на рассмотрение суда в последствии. Процессуальные права ответчика тоже не будут нарушены: как отмечалось ранее, у него предусмотренная процессуальным законом имеется возможность защитить свои интересы, а, с точки зрения материального права, его интересы вообще не будут поколеблены, так как дело не рассмотрено по существу.
На основании сказанного о праве истца и ответчика на заочное судопроизводство считаем невозможным постановление заочного решения в отсутствие истца.
Таким образом, в дальнейшем, говоря о процессуальном положении сторон в заочном процессе, основное внимание будет уделено правам и обязанностям истца, а не отсутствующего ответчика. По нашему мнению, имеющиеся различия между положением сторон в состязательном и заочном процессах наиболее наглядно проявятся при рассмотрении процедуры рассмотрения дела но существу в судебном заседании, к которой обратимся позднее.
Рассмотрим процессуальное положение других лиц, участвующих в деле.
Особенности заочного производства не исключают участия в судопроизводстве лиц, участвующих в состязательном процессе.
Так, например, при осуществлении заочной процедуры к участию могут привлекаться третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований. Их процессуальное положение не отличается особенностями, чего нельзя сказать о третьих лицах, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, которые пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. Предъявляя самостоятельные требования на предмет спора, третье лицо затрагивает интересы как первоначального истца, так и ответчика, поэтому ответчиками по его иску в большинстве случаев будут обе стороны.
Теоретически мыслима ситуация, когда обе стороны, первоначальный истец и ответчик, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, не явились в судебное заседание и причин неявки не объясняли. Может ли третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, чье процессуальное положение по сути не отличается от положения истца просить суд рассмотреть дело по существу в отношении ответчиков по его требованиям? Можно ли в данной ситуации говорить о заочном решении? Усложнить смоделированную ситуацию можно, если предположить, что при неявке первоначального истца суд оставляет иск без рассмотрения.
Представляется, что рассмотрение самостоятельного требования третьего лица не должно осуществляться без рассмотрения первоначального иска, а выходом из описанной ситуации может послужить выделение иска третьего лица в самостоятельное производство. Безусловно, эта процедура сопряжена с неудобствами и не способствует более быстрому разрешению спора, однако трудно представить возможность иного развертывания ситуации, иначе, если допустить рассмотрение дела и постановление решения, то мы снова вернемся к вопросу о постановлении заочного решения в отсутствие первоначального истца.
Это объясняется тем, что предмет спора общий и разрешить правоотношение по существу означает рассмотреть и первоначальный иск, чего, как уже было указано, суд делать не имеет права без явно выраженной на то положительной воли истца.
Особого внимания заслуживает анализ процессуального положения таких участников процесса, как прокурор, органы государственного управления, профсоюзы, предприятия, учреждения, организации и граждане, защищающие нрава других лиц и такая форма их участия, как возбуждение дела.
Поводом для участия указанных субъектов является не материально-правовая заинтересованность, а процессуальная.
Вместе с тем, цель их участия - защита интересов государственных и общественных.
В процессе указанные лица занимают положение процессуального истца, носителем же материального интереса является лицо, в защиту которого предъявлен иск. Процессуальные истцы пользуются всеми правами и несут все обязанности истца, поэтому от них должна исходить инициатива в отношении начала заочного производства. Но материальный истец может не согласиться на заочное разбирательство.
Представляется, что приоритет в данном случае надлежит отдать именно материально заинтересованному истцу, так как он является субъектом спорного правоотношения, именно его права и интересы затрагиваются данным спором. ГПК РСФСР умалчивает об обязательности присутствия материального истца в заседании (в некоторых случаях его личное присутствие затруднительно или невозможно), в случае, если его интересы представляет процессуальный истец, поэтому остается неясным вопрос о том, как должно быть согласовано полномочие на инициирование заочного производства, ведь его начало ставится под условие, что истец согласен на такой способ разбирательства.
Во избежание несогласованности действий, необходимо закрепить в законе правило об обязательном присутствии материального истца в судебном заседании, если это невозможно, то необходимо заранее оговаривать соответствующие полномочия.
В данной главе целесообразно рассмотреть положение такого участника процесса, как представитель. В отношении него в теории возникает только один вопрос: возможно ли вынесение заочного решения, если ответчик, надлежаще извещенный о времени и месте судебного заседания не явился, а прислал вместо себя представителя?
В соответствии со ст. 43 ГПК РСФСР, граждане могут вести дела в суде лично или через представителей. Передав полномочия на ведение дела представителю, лицо может не являться лично в суд. Последствия неявки представителя, таким образом, приравниваются к последствиям неявки стороны или других лиц, участвующих в деле. Присутствие же представителя в судебном заседании исключает заочность.
В УГС представительство имело идентичный смысл.
Неясность в этом вопросе могла быть порождена только некорректностью формулировки ч.5 ст.157 ГПК РСФСР, которая гласит: неявка представителя лица, участвующего в деле, извещенного о времени и месте судебного разбирательства, не является препятствием к рассмотрению дела.
Из содержания данной статьи можно вывести, что в случае неявки представителя ответчика, извещенного об иске и судебном
заседании, которого он назначил вместо себя к участию в рассмотрении дела, постановлено будет не заочное, а состязательное решение. По нашему мнению, это не верно, ведь не имеет значения не явился ответчик или не явился назначенный вместо него представитель, главное - отсутствие стороны в наличии.
К числу вопросов, которые должны быть рассмотрены в данной главе следует отнести также случаи множественности субъектов на стороне истца или ответчика, иными словами, вопросы соучастия. Соучастие на стороне истца представляется интересным в связи с тем, что именно истцом должна быть изъявлена воля на рассмотрение дела по существу в порядке заочного производства.
Если в деле участвует несколько истцов, то требуется выяснение мнения относительно заочного рассмотрения каждого из них, и достаточно, чтобы хотя бы один из истцов был против разбора дела в отсутствие ответчика, чтобы создалась затруднительная для суда ситуация, поскольку ГПК РСФСР не содержит никаких правил на этот счет.
УГС устанавливал, что достаточно просьбы лишь одного из истцов для того, чтобы суд начал рассмотрение дела в порядке заочного производства.
На наш взгляд, это не самый простой способ решения проблемы, которая, безусловно, возникает при подобном стечении обстоятельств. Истец может не согласиться на заочное производство по разным причинам, это его право, которого его никто не может лишить. Здесь весьма непросто предложить правило, позволившее обеспечить интересы всех истцов. Законодатель считает изъявление положительной воли истца обязательным условием осуществления заочного произ-водства (ст.213 ГПК РСФСР), поэтому логично предположить, что суд должен отложить рассмотрение дела по существу до явки ответчика, не лишая, таким образом, права на разрешение спора истца, просившего о заочном рассмотрении дела.
Но как быть, если ответчик не явится вторично, а согласие всех истцов не получено?
Подготовленный с участием ведущих юристов страны проект ГПК РФ (далее - проект) предусматривает, что суд вправе вынести заочное решение по гражданскому_ делу, если ответчик не явился в судебное заседание вторично. При этом согласие истца на вынесение заочного решения требуется лишь в случае первой неявки ответчика, при повторной неявке суд не связан мнением истца и может постановить решение по своему усмотрению (ч.2 ст. 221 Проекта).1 На наш взгляд, данную норму нельзя признать правильной, такое положение
«Юридический вестник», 1995, №20-21.
противоречит принципу диспозитивности и условиям осуществления заочного производства, так как суд не имеет нрава игнорировать мнение истца и навязывать ему заочный порядок производства.
В.М. Жуйков рекомендует рассмотрение дела, где участвуют несколько субъектов на одной стороне, рассматривать в обычном порядке.1
Применительно к случаям множественности на стороне истца это может быть верным решением.
В данной ситуации суду следует предоставить право признать ответчика умышленно затягивающим производство и применить правило, предусмотренное ч.З ст. 157 ГПК, то есть рассмотреть дело в обычном состязательном порядке, но для этого суд должен располагать сведениями о том, что ответчик умышленно совершал действия, приведшие к затягиванию процесса.
Можно ли рассматривать неоднократную неявку ответчика, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания умышленно затягивающим рассмотрение дела? Представляется, что ответ на этот вопрос должен быть положительным. Суд должен также способствовать, используя предоставленные законом возможности для достижения взаимной договоренности субъектами, участвующими на стороне истца о согласованности их действий.
Еще более сложной представляется ситуация множественности участников на стороне ответчика. Часть вторая статьи 213-1 ГПК РСФСР установила правило, в соответствии с которым, если в деле участвуют несколько ответчиков, то при неявке в судебное заседание одного или некоторых из них в отношении неявившихся допускается вынесение заочного решения.
Даже при поверхностном рассмотрении данной нормы становится ясно, что на практике ее применение может вызвать сложности.
Возникают вопросы: сколько всего будет вынесено решений по данному делу? какой характер должно носить решение?
Примечательно, что соответствующие нормы Устава гражданского судопроизводства предусматривали противоположные правила: в соответствии со ст. 150 УГС, явка в судебное заседание хотя бы одного из ответчиков исключала вынесение заочного решения. В разъяснениях, данных к этой статье, указывалось: « при множественности лиц на стороне ответчика заочным решением может считаться только то,
которое постановлено в отсутствие всех ответчиков и при неимении в виду ни одного из них о рассмотрении дела без их явки».1
Составители Устава предполагали в качестве основания соучастия единство материального правоотношения, которым связаны соответчики, а значит и взаимосвязь и единообразие прав и обязанностей, которыми обладает каждый из соответчиков. Поэтому, участие хотя бы одного из ответчиков предполагало, что он защищал свои права, одновременно защищает и права других соответчиков, поскольку характер материально-правовых связей не предполагал возможности решить вопрос о праве (обязанности) одного из участников правоотношения, не определив одновременно права (обязанности) других субъектов правоотношения.
Современное законодательство знает два вида соучастия: обязательное и факультативное. Именно обязательное подразумевалось Уставом гражданского судопроизводства, а факультативное соучастие имеет своим основанием однородность требований или тождественность оснований, из которых вытекает требование. Возвращаясь к ст. 213-1 ГПК РСФСР отметим, что в комментариях к ней указывается: комментируемая статья может применяться при факультативном соучастии, когда требования к нескольким ответчикам могут быть рассмотрены и разрешены независимо друг от друга.2
Представляется, что ч.2 ст. 213-1 ГПК РСФСР только при таком толковании и имеет смысл, поскольку допустить вынесение заочного решения в отношении лишь некоторых ответчиков, связанных единым правоотношением, означало бы, что суд определил отношение явившегося ответчика к предмету спора, а в отношении неявившихся ответчиков должен продолжать разбирательство, которое должно окончиться постановлением состязательного решения, содержание которого, однако, предрешено заочным решением, иначе, в противном случае, приняв противоположное решение суд будет противоречить самому себе и допустит вынесение по одному и тому же спору двух противоречивых решений.
Если же распространить действие принятого судом в заочном производстве решения и на отсутствующих ответчиков, то из смысла данной статьи вытекает, что для последних решение будет носить характер состязательного, тогда возникает еще более сложное положение в деле, когда лица, являющиеся соучастниками на стороне ответчика, имеют разные процессуальные права: один ответчик вправе
1 Жуйков В.М. Комментарий к гражданскому процессуальному законодательству, 1996, с. 14.
1 Гордон В.М. Устав гражданского судопроизводства. Систематизированный сборник законодательных моги BOB.. СПб., 1913, с.544.
2 Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу, 1996, с.292.
путем подачи заявления о пересмотре заочного решения возобновить рассмотрение по существу дела, по которому этим же судом уже вынесено состязательное решение, что исключает рассмотрение дела по существу судом, вынесшим заочное решение.
Таким образом, при наличии нескольких ответчиков, участие в деле которых обязательно, суду следует предоставить право постановлять заочное решение только в отсутствие всех ответчиков. Относительно факультативных соответчиков применение рассматриваемой нормы допустимо, но при условии, что в отношении неявившихся ответчиков дело будет выделено в отдельное производство с целью не допустить вынесение противоречивых и разных по процессуальным последствиям решений по одному и тому же спору.
Как видно из вышеизложенного, процессуальные права и обязанности лиц, участвующих в деле несколько отличаются от их процессуального положения в состязательном процессе. Это обусловлено наличием особенностей в самой процедуре заочного производства.
1.2.3. ОСОБЕННОСТИ ЗАОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА
После предъявления искового заявления судье надлежит осуществить ряд процессуальных действий в порядке подготовки к судебному разбирательству.
Подготовка гражданских дел - самостоятельный этап производства в суде первой инстанции, он играет чрезвычайно важную роль в деле обеспечения своевременного и правильного разрешения гражданских дел.
Ст. 142 ГПК РСФСР содержит не исчерпывающий перечень процессуальных действий, предоставляя судье свободу действий по подготовке дела к слушанию. Однако, необходимо акцентировать внимание на некоторых процессуальных действиях по подготовке дела в связи с введением в ГПК главы о заочном решении.
Подготовка дела может явиться «преддверием» заочного производства. В этой связи судье надлежит уже на данном этапе выяснить, возможно ли рассмотрение дела в порядке заочного производства. Разрешение этого вопроса необходимо для того, чтобы принять решение об обязательном участии сторон в деле.
На наш взгляд, норма о праве суда признать явку сторон обязательной несправедливо помещена в ст. 157 ГПК. В соответствии с содержанием этой нормы можно предположить, что вопрос об обязательном привлечении сторон к участию в деле должен разрешаться судом уже в судебном заседании, что в случае неявки одной из сторон в заседание, может повлечь за собой отложение слушания дела.
Было бы логично предусмотреть возможность разрешить вопрос о привлечении в обязательном порядке сторон к участию в заседании уже на этапе подготовки дела. В процессе подготовки к делу к судебному разбирательству судье надлежит дать разъяснения обеим сторонам о последствиях неявки в судебное заседание и о последствиях вынесения заочного решения. Поэтому, необходимо признать обязанностью судьи провести собеседование как с истцом, так и с ответчиком, независимо от сложности дела.
О последствиях неявки должно быть подробно указано в повестке о вызове сторон в судебное заседание. Порядок вызова должен быть строго соблюден. Остановимся подробнее на рассмотрении этого процессуального действия.
В истории развития института заочного решения имела большое значение организация судебных вызовов. Проблема информирования ответчика о заявленных истцом требованиях и вызова его в суд в заочном производстве приобретает особое значение, поскольку заочное решение может быть постановлено только при условии, что суду известно о надлежащем извещении ответчика о времени и месте рассмотрения дела.
Для соблюдения этого условия законодателем установлен порядок вызовов и извещений сторон.
С особой тщательностью к регламентированию этого порядка подходил Устав гражданского судопроизводства: ответчик мог быть вызван с помощью вызывной повестки, которая составлялась в двух экземплярах, один из которых посылался ответчику, а'другой, с его распиской, возвращался в суд и служил доказательством вручения повестки.1
В повестке должны были указываться сведения о том, кто и по какому делу вызывается в суд, в какой срок, какие документы отправляются адресату, а также содержалось разъяснение, что неявка ответчика может повлечь за собой постановление судом заочного решения против него.
На последнее обстоятельство обращал особое внимание К.И. Малышев, который полагал, что «это указание имеет свбей целью побудить ответчика к заявлению возражений против иска, если у него имелись какие-нибудь основания для спора.»2
Повестки ответчикам доставлялись через судебных приставов или рассыльных, состоявших при суде того округа, на территории действия которого проживал ответчик (ст.278 УГС), даже если иск был предъявлен истцом в другом суде. Повестка с приложенными к
1 Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917, с.211.
2 Малышев К.И. Указ, соч., с. 10.
ней документами доставлялась ответчику по адресу, указанному истцом, но могла быть ему вручена и вне дома. Повестка должна была быть вручена ответчику лично, а если он отсутствовал, то любому члену его семьи, домоправителю, соседям, кто согласился бы передать повестку ответчику и расписался бы в этом. При вручении повестки не лично ответчику, а другому лицу, в качестве дополнительной гарантии извещения закон обязывал пристава вывесить копию повестки на здании полицейского управления (ст.283 УГС). В некоторых случаях повестку доставлял полицейский чиновник.
Закон предусматривал также возможность извещения ответчика по почте. Повестки и приложенные к ним бумаги отправлялись в судебном заказном пакете по правилам, установленным для ценных пакетов. Почтальон, доставлявший пакет, делал отметку на уведомлении о получении кому именно был вручен пакет. Уведомление о вручении направлялось в суд, где приобщалось к делу. Если вручить повестку таким способом не удалось, то пакет в возвращался в суд, что означало: вызов не сделан.
Повестки могла также доставляться нарочными по правилам о доставке телеграмм.
Уставом была также предусмотрена возможность производить вызовы ответчика через публикации в том случае, если место жительства истцом не могло быть указано. Соответствующее сообщение публиковалось за счет истца в Сенатских объявлениях. В публикации должно было содержаться подробное указание, в какой суд, в какой срок, кто, по чьему требованию и по какому иску вызывается к ответу. Необходимо было указание на документы, которые приложил к исковому заявлению истец. Любые отступления от указанной процедуры публикации могли повлечь за собой признание судом вызова ответчика несосотявшимся и, соответственно, исключало вынесение заочного решения.
Позднее был выработан еще один способ информирования ответчика о его вызове в суд: путем вывешивания сообщения о предъявленном иске по месту предъявления иска. Сообщение должно было содержать подробную информацию о том, кто, когда, к кому и по каким основаниям предъявил иск, а также время для явки ответчика в суд.
Действующее российское законодательство не предусматривает такого количества разнообразных способов вызова ответчика к суду. Несмотря на эффективность, которой, как следует предположить, обладали перечисленные в УГС способы оповещения сторон, их нельзя переносить в сегодняшнюю практику, ведь очень многие способы, такие как вывешивание на здании полицейского управления, или на здании суда, или публикация и прессе безусловно устарели и не могут
быть применены сегодня. Однако, Устав может служить примером в вопросах тщательности проработки деталей порядка оповещения.
ГПК РСФСР предусматривает два способа доставки повесток: по почте или через рассыльных (ст.108).
В отличие от опыта УГС, законодатель не предусматривает перечисление документов, отправленных ответчику для ознакомления.
На наш взгляд, в этом отношении большой «шаг вперед» был сделан с внесением изменений в правила о подготовке дел к рассмотрению: ч. 2 ст. 142 ГПК РСФСР предусматривает в числе действий судьи по подготовке обязанность направить или вручить ответчику копии искового заявления и приложенных к нему документов. Одновременно с вручением копии заявления происходит извещение о времени и месте судебного заседания. Это правило имеет большое значение, так как гарантирует, что если ответчик знает о времени и месте заседания, то осведомлен и об обстоятельствах, на которых истец основывает иск, и наоборот, знает об иске - знает и о заседании.
Большей частью суд пользуется таким способом извещения, как отправление повестки по почте. Такой способ нельзя признать эффективным, так как закон не обязывает повестку отправлять по правилам, предусмотренным для заказных писем и не устанавливает обязанность почтовой организации осуществлять доставку повестки лично. На поверку оказывается, что повестка в лучшем случае будет опущена в почтовый ящик, что не является гарантией ознакомления с ней адресата.
Что касается такого способа оповещения, как вручение повестки через рассыльного, то он не имеет практического использования из-за отсутствия у судов возможности содержания такой штатной единицы.
Известно, что в стадии разработки находится закон о судебных приставах, по должности которым предполагается вменить в обязанность осуществлять вызовы к суду лиц, участвующих в деле. Именно на этот нормативный акт возлагаются надежды как на гарант реализации некоторых процессуальных действий суда, в частности обеспечение быстроты и надежности исполнение порядка вызовов и извещений участников процесса.
Частью второй статьи 108 ГПК РСФСР предусмотрен такой способ доставки повестки как выдача на руки лицу, участвующему в деле для вручения другому вызываемому лицу, причем лицо, которому судья поручил доставить повестку, обязано возвратить в суд ее второй экземпляр с распиской адресата в получении повестки.
На практике использование такого способа может создать благоприятную почву для злоупотреблений со стороны истца, если ему на руки выдана повестка для вручения ответчику.
Это связано с тем, что зачастую судья выдает только один экземпляр повестки, а истец заменяет личное вручение повестки отправлением ее по почте заказным письмом с уведомлением. Для отправления заказного письма не требуется описи его содержимого и истец может вместо повестки вложить в конверт что угодно, а полученный бланк уведомления о вручении заказного письма представляет в суд в качестве доказательства получения ответчиком повестки. В результате ответчик считается уведомленным надлежащим образом, а в действительности он находится в полном неведении о предъявленном к нему иске.
Способ, предусмотренный ч.2 ст. 108 ГПК РСФСР, можно использовать, если заказную форму отправления заменить формой ценного письма, где требуется обязательная опись содержимого.
Судебная практика выработала еще один способ извещения: истец, лицо заинтересованное в движении процесса, в присутствии судьи составляет телеграмму, в которой сообщается кто, по какому делу, в какое время и место вызывается в суд, сообщается также о последствиях неявки в судебное заседание. Сообщение подписывается судьей, а затем телеграмма с уведомлением отправляется истцом за его счет. Квитанция о приеме телеграммы является доказательством оправления ее истцом в случае неполучения судом уведомления о вручении. Как правило такой способ не вызывает возражений со стороны истца и достаточно эффективен.
Представляется целесообразным законодательное закрепление такого способа. Необходимо однако предусмотреть порядок возмещения расходов истца на почтовое отправление: либо возможность в дальнейшем взыскать потраченную сумму с ответчика, либо возможность бесплатного отправления таких телеграмм.
Представляется проблемой также извещение ответчика, место жительство которого неизвестно.
ГПК РСФСР решает эту проблему следующим образом: при неизвестности фактического места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела по поступлении в суд повестки с надписью, удостоверяющей ее получение жилищно-эксплуатационной организацией или исполнительным комитетом поселкового или сельского Совета народных депутатов по последнему известному месту жительства ответчика (ст. 112 ГПК РСФСР). По некоторым категориям дел суд может объявить розыск ответчика через органы внутренних дел.
Данная норма не обеспечивает надлежащим образом права «безвестно отсутствующего» ответчика. Например, ответчик мог просто переехать на другое место жительства. Закон не содержит никаких распоряжений относительно действий жилищно-эксплуатационной организации или местной администрации по пересылке повестки по
новому адресу, достаточно лишь факта получения повестки этими органами и суд приступит к рассмотрению дела. Кроме того, истец, на котором лежит обязанность указывать адрес ответчика, может просто оказаться недобросовестным и умышленно скрывать от суда действительное местонахождение ответчика. Данная ситуация, по нашему мнению, требует дополнительного изучения и соответствующей коррекции правовых норм.
На основании изложенного следует сделать вывод о наличии серьезных недостатков в законодательном регулировании порядка вызовов и извещений. Тем не менее, соблюдение этого порядка - есть обязанность суда. Только совершив вызовы и другие необходимые процессуальные действия по подготовке, суд может приступить к рассмотрению дела по существу.
Начало заседания проистекает в полном соответствии с правилами, установленными гл. 15 ГПК РСФСР.
Особенности заочного производства проявляются с момента, когда выясняется вопрос о явке лиц, участвующих в деле и о возможности рассмотрения дела в их отсутствие.
Согласно ст. 213-1 ГПК РСФСР, в случае, если выясняется, что не явился ответчик, извещенный о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, и в случае, если истец не возражает, суд может вынести по делу заочное решение. Из формулировки указанной статьи можно вычленить следующие процессуальные действия, осуществление которых необходимо для заочного производства.
1. Выяснение обстоятельств, свидетельствующих об извещении ответчика: каким образом он извещался, кому вручена повестка. После выяснения этих фактов, суд должен оценить, является ли ответчик надлежаще извещенным. В ст. 213-1 не упомянуто о причинах неявки, но ответчик должен быть не только извещен надлежащим образом, он должен иметь возможность явиться в суд, а суд должен иметь право оценить уважительность причины неявки ответчика.
В УГС при производстве у мировых судей предусматривалось правило, согласно которому «существование непреодолимого препятствия суд принимает во внимание, если сведения о нем своевременно дойдут до него, и имеет право судить о непреодолимости их».1
ГПК РСФСР не оставляет без внимания причины неявки сторон в заседание: в случае, если суд располагает сведениями о причинах неявки и признает их неуважительными либо если суду стало известно, что ответчик умышленно затягивает производство по делу, суд может вынести решение в отсутствие ответчика, однако такое решение не будет считаться заочным (ст. 157 ГПК). Данная норма
1 Малышев К.И. Указ, соч., с.241.
представляет собой своего рода санкцию, применяемую к недобросовестному ответчику, поскольку таким образом он лишается права обжаловать решение в порядке, предусмотренном для обжалования заочных решений.
Такое правило следует признать справедливым, однако, при сравнительном анализе ст. 213-1 ГПК РСФСР и ст.157 ГПК РСФСР можно выявить, что открывается возможность для злоупотреблений со стороны недобросовестного ответчика, имеется в виду, что ответчику выгоднее вообще не сообщать суду о причинах неявки до начала судебного разбирательства. Таким образом заготавливается возможность вынесения заочного решения.
Не совсем ясно, как трактовать положения ч.З ст.157 ГПК РСФСР: «суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, если сведения о причинах неявки отсутствуют». Но ведь и ст. 213-1 предполагает отсутствие сведений о причинах неявки ответчика. Очевидно законодатель имел в виду случаи, когда отсутствуют не только сведения о причинах неявки, но и сведения об извещении ответчика. На наш взгляд формулировка этой части статьи 157 ГПК нуждается в корректировке.
2. Следующее процессуальное действие, осуществление которого необходимо для начала производства в заочном порядке - выяснение согласия на это истца.
Законодатель предусмотрел, что неявка ответчика дает суду право постановить заочное решение, если истец не возражает против этого {ч.1 ст.213-1 ГПК РСФСР).
Это связано с тем, что заочное решение является специфическим видом судебных постановлений, вынесение которого может поставить истца в неблагоприятное положение, в силу этого истец в некоторых случаях незаинтересован в окончании дела подобным образом.
Закон отдает инициативу в постановлении заочного решения суду, у истца только испрашивается согласие на окончание дела таким образом.
Иной подход был закреплен в Уставе гражданского судопроизводства 1864 года. Как указывал Е.А. Нефедьев: «суд не постановляет заочное решение ex officio».1 Истец должен особо просить судью о заочном производстве, иначе судья не приступит к рассмотрению дела по существу. «Если явившийся истец не просит о постановлении заочного решения, то суд и не должен постановлять его».2 Такая форма изъявления воли истца отвечает требованиям самостоятель
1 Нефедьев Е.А. Указ, соч., с.282.
2 Исаченко В.Л. Гражданский процесс, том 4, 1912, с. 127.
ности истца и беспристрастности суда, закрепление этого правила стимулирует инициативу истца, заставляя его более ответственно подходить к реализации своих процессуальных прав.
Возможно, устанавливая противоположное правило, законодатель руководствовался следующими соображениями.
Как известно, уровень правовой грамотности граждан довольно низок, с процессуальным законодательством, а тем более с изменениями, происходящими в нем, большая часть населения незнакома. Таким образом, при обращении гражданина в суд, судья обязан объяснить ему его право на рассмотрение дела по существу в порядке заочного производства и о необходимости прямого волеизъявления со стороны истца. Объяснив это, судья мог принять просьбу истца о постановлении заочного решения и тут же отказать в ее реализации, поскольку закон устанавливает право, а не обязанность суда постановить заочное решение. Поэтому правило ст. 2J3-1 ГПК РСФСР предусматривает экономичный и наиболее целесообразный способ выяснения воли истца. По нашему мнению, этот способ не противоречит общей тенденции гражданского судопроизводства на развитие инициативы сторон, так как поледнее слово всегда остается за истцом и суд не станет навязывать заочное производство, если истец на это не согласен.
Проблема видится в другом. Действующее законодательство обходит стороной ситуацию, когда истец просит о рассмотрении дела в его отсутствие, а ответчик не явился без объяснения причин.
Может ли суд постановить заочное решение, в данном случае?
И.Е. Энгельман указывал: «Если истец просил о рассмотрении дела в его отсутствие, то в случае неявки ответчика без такой просьбы, в этом требовании заключается просьба о постановлении заочного решения: право требовать решение, не подлежащее отзыву, обнимает собой право требовать решение, подлежащее отзыву».1
Такого же мнения придерживался И.М Тютрюмов: «Когда дело рассматривается на основании ходатайства о рассмотрении дела в отсутствие истца, то и при отсутствии просьбы о постановлении заочного решения в случае неявки ответчика, суд не только вправе, но и обязан постановить заочное решение».2
Такое решение проблемы представляется совершенно оправданным, ведь истец сознательно отказывается от выгод личного участия в рассмотрении дела, полагаясь при этом либо на достаточность представленных им материалов, либо на судейскую мудрость.
Энгсльмам И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912, с.374. 2 Тютрюмов И.М. Укая, соч., с. 1341.
Поэтому последствия принятия решения должны быть безразличны для истца, так как он уверен что постановленное решение, каково бы оно ни было, будет правильным, даже будучи постановленным без его личного участия.
Действующее законодательство должно придерживаться своей определенной позиции по данному вопросу, чтобы не допускать сложностей, могущих возникнуть на практике при подобном стечении обстоятельств.
Подготовительная часть судебного заседания является наиболее значимой, поскольку она должна завершиться важным процессуальным действием - вынесением судом определения о рассмотрении дела в порядке заочного производства.
Ст. 213-1 ГПК РСФСР не устанавливает, в какой именно момент должно быть вынесено указанное определение суда, логично было бы предположить, что оно должно быть постановлено не ранее, чем суд выяснит все вопросы, касающиеся возможности рассмотрения дела в заочном производстве.
Необходимо предусмотреть в законодательстве обязанность председательствующего судьи объяснить лицам, участвующим в деле, последствия постановления определения о рассмотрении дела в заочном производстве.
Данный вид определения обладает особенностями. Первая из них состоит в том, что такие определения должны постановляться без удаления в совещательную комнату, тем более, что большинство дел судьи рассматривают единолично, кроме того, это необходимо в целях экономии времени.
На наш взгляд, осуществление такого процессуального действия, как вынесение определения загромождает процедуру, достаточно записи о рассмотрении дела в порядке заочного производства в протоколе.
При рассмотрении дела в порядке заочного производства часто могут возникать ситуации, когда необходимо обратить дело к общему порядку рассмотрения и тогда определение о рассмотрении дела в порядке заочного производства может быть постановлено и отменено в одном и том же судебном заседании одним и тем же составом суда. Это не только усложняет процесс, но и не является полномочием суда первой инстанции.

стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>