ОГЛАВЛЕНИЕ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
Московский юридический институт
Кафедра уголовного права
КУРСОВАЯ РАБОТА
ТЕМА: Обстоятельства, исключающие преступность деяния по уголовному праву
Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Полубинская С.В.
Исполнитель:
слушатель 214 учебной группы рядовой милиции Король Е.В.
Москва, 1999 г.
ПЛАН
Глава 1. Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность
деяния по уголовному праву. Глава II. Необходимая оборона. Глава III. Исполнение приказа или распоряжения. Заключение. Нормативные акты. Использованная литература.
ВВЕДЕНИЕ
По всей видимости, было бы более правильным говорить не о деяниях, которые по своему характеру являются преступными, а о поступках, которые по своей объективной стороне соответствуют диспозициям статей особенной части УК.
Кроме совпадения преступных деяний, предусмотренных УК с поступками, при совершении которых уголовное преследование исключается, по объективной стороне, существует и совпадения по объектам, на которые направлено это правомерное деяние, субъектам и субъективной стороне. Отличие от преступлений как раз и заключается в наличие вот именно тех «обстоятельств», которые исключают преступность деяния.
Определение законодателем круга обстоятельств, исключающих преступность деяния, а следовательно и уголовное преследование со стороны государства, является объективной необходимостью и диктуется многообразием общественных отношений в обществе. Такие деяния, которые по твоему характеру являются преступными, но которые по сути -правомерны, получили свое закрепление в главе 8 Уголовного кодекса, введенного в действие с 1 января 1997 г.
Считаю важным отметить, что по сравнению с УК РСФСР I960 года, новый УК существенно расширил этот институт .включив наряду с привычными и ставшими уже традиционными необходимой обороной, задержанием преступника и крайней необходимостью еще три обстоятельства, определяющих правомерное поведение субъекта: физическое или психическое принуждение, обоснованный риск и исполнение приказа или распоряжения.
Очевидно, что рамками настоящей работы нет возможности охватить всю совокупность системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, я сочла возможным остановиться на одном из самых широко применяемых на практике институтов - необходимой обороне и,
новом в законодательном регулировании, по касающимся и отражающим специфику отношений в ОВД, институте исполнения приказа или распоряжения.
В своей работе я постараюсь раскрыть понятие и систему (виды) обстоятельств, рассматриваемых в уголовном законе как правомерные деяния и осветить проблемы, подлежащие решению при определении действительности тех обстоятельств, на которых я остановила свой выбор.
Глава 1. Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния по уголовному праву.
Обстоятельства, исключающие преступность деяния, образуют собой определенную совокупность (множество). Число таких обстоятельств в науке и законодательстве определяется различно. Наиболее типичные среди них - осуществление своего права, необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание преступника, дозволенный риск, согласие потерпевшего, занятие спортом, выполнение правовых обязанностей, исполнение закона, приказа или приговора, выполнение профессиональных функций, исполнение обязанностей воинской службы, принуждение для выполнения правовой обязанности, коллизия обязанностей, исполнение служебного долга, последнее средство, правомерное применение физического насилия, специальных средств и оружия, исполнение законной функции власти, принуждение к повиновению, разрешенная самопомощь, осуществление родительской власти в отношении детей, врачебное вмешательство и др.
Правомерные поступки можно подразделить по различным основаниям, к числу которых относят отраслевую принадлежность правовых норм, в соответствии с которыми совершаются эти поступки; сферу общественных отношений, в которой они проявляют себя; их
^^ 'уБаулин Ю.В. «Уголовно-правовые проблемы учения об обстоятельствах,
/ht^ ^ исключающих преступность деяния». Харьков, 1991 г. СЯ^ <
субъектов; форму реализации правовых требований; частоту совершения и
^ др. Эти и другие критерии, предложенные в общей теории права, имеют
важное значение и для классификации поступков, исключающих преступность деяния.
В зависимости от отраслевой регламентации указанные поступки могут быть подразделены на две группы: предусмотренные уголовным законом (необходимая оборона, крайняя необходимость), задержание преступника, физическое либо психическое принуждения, обоснованный риск и исполнение приказа или распоряжения) и предусмотренные иным законодательством (различные виды осуществления права, выполнения правовых обязанностей и исполнения служебного долга) .
Однако, можно констатировать, что наметилась определенная тенденция относить к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, лишь те, которые предусмотрены уголовным законом. ) Справедливости ради следует отметить, что большая группа криминалистов по-прежнему отстаивает положение о том, что к рассматриваемым относятся и обстоятельства, предусмотренные другими отраслями законодательства.
Одним из сущностных критериев классификации рассматриваемых обстоятельств является правовая (юридическая) форма правомерных поступков, исключающих преступность деяния. По этому критерию можно выделить три группы деяний:
1. Осуществленные лицом своего юридического права;
2. Выполнение лицом своих правовых обязанностей; L^. 3. Исполнение лицом своего^сл^жебного долга.
По первому критерию можно отметить такие виды осуществления права как необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание

^КурКГсоветского уголовного права в 5 томах. Часть общая. Т. 1. Ленинград, 1968 г.
" Ребане И.С. «Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния». п
Советское уголовное право. Общее учение о преступлении. Тарту, 1983 г. 4.3. ^П? ' " * Загородников Н.И. «Советское уголовное право». Москва, 1975 г. &^)
"1./ преступника и др. К видам выполнения правовой обязанности относится
исполнение приказа или распоряжения, р \^\)Л^>^ ^/^^^^^/г^
Такая систематизация позволяет, во-первых, обосновать необходимость законодательного закрепления различных поступков, исключающих преступность деяния; во-вторых, правильно определить юридическую природу данных поступков, уголовно-правовые последствия отказа лица от их совершения, а также соотношение их между собой.
Последнее приобретает особое значение, когда юридическая форма одного '^
и того же поступка превращается из одной в другую. Так, В.М.Чхиквадзе в свое время отмечал, что ,^Право каждого гражданина на необходимую оборону превращается для сотрудников ОВД в обязанность во всех тех случаях, когда совершается общественно опасное посягательство на
установленный порядок несения службы или на имущество,
^ принадлежащее государству.
Нельзя не отметить существование так называемой «вертикальной» структуры обстоятельств, исключающих преступность деяний, которая может быть представлена в виде трех групп правомерных поступков,
внешне подпадающих под признаки преступлений:

1. несколько разнородных преступлении;
2. несколько однородных преступных посягательств;
3. одного какого-либо преступления.
Эта структура различает обстоятельства, исключающие преступность деяния, по признакам разнородных или однородных (а в третьем случае - одного) преступлений, предусмотренных различными главами или одной главой (а в третьем случае - одной статьей) особенной части УК.
С учетом всех названных признаков, можно определить общее понятие обстоятельств, исключающих общественную опасность и противоправность деяний как предусмотренные законодательством и
' Чхиквадзе В.М., Савицкий В.М. «Советское военно-уголовное право». Москва, 1947 г.
внешне сходные с преступлениями общественно полезные (социально приемлемые) и правомерные поступки, совершаемые при наличии определенных оснований и исключающие общественную опасность, а также противоправность деяния и уголовную ответственность за причиненный вред.
По верному замечанию А.М.Яковлева, «уголовный закон с неизбежностью дихотомичен: либо есть преступление, либо его нет>Л Это обязывает законодательные органы в своем законе полно и точно определять границы между преступным и непреступным деянием. Поэтому уголовно-правовыми являются всякие нормы, отграничивающие преступное поведение от непреступного, в том числе нормы, регулирующие правомерные поступки, внешне подпадающие под признаки какого-либо преступления.
Для решения этой задачи некоторые авторы предлагают раздел УК, посвященный рассматриваемым обстоятельствам, дополнить общей нормой - дефиницией, которая в родовых чертах определяла бы весь круг имеющихся и могущих появиться поступков, исключающих преступность деяния. Так, Ю.В.Баулин формулирует общую норму следующим образом: «Обстоятельствами, исключающими общественную опасность и противоправность (преступность) деяния, признаются правомерные поступки (действия или бездействие), хотя и подпадающие под внешние признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенные лицом при осуществлении своего права, выполнении правовой обязанности или исполнении служебного долга, если эти действия (бездействие) соответствовали необходимым условиям, предусмотренным законодательством».
/) ^«Социальные функции криминализации^ А.М^Яковлев) Москва, 1980 г. ^'^ <
" Баулин Ю.ВТ^ТГ^пёрспективах уголовно-правового регулирования обстоятельств,
о
исключающих преступность деяния», Минск, 1991г. ^-^jp .
Однако, как мы видим, законодатель отказался от определения общего понятия и пошел по пути расширения числа конкретных обстоятельств - норм, исключающих преступность деяния.
Глава 2. Необходимая оборона.
Статьи 20 и 22 Конституции РФ закрепляют право каждого человека на жизнь и гарантируют защиту жизни и здоровья человека от неправомерного посягательства. Одной из таких гарантий служит установление Уголовным кодексом института необходимой обороны -защиты личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественного опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны ^татья 37 ul 1)УК РФ).
В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ необходимая оборона возможна лишь от общественно опасного посягательства, которое выступает одним из оснований такой обороны (а именно - правовое основание). Другим основанием, необходимым для признания этого поступка как необходимая оборона - необходимость немедленного причинения посягающему вреда для предотвращения , пресечения общественно-опасного посягательства (фактическое основание).
Ошибочное мнение об обязательности еще одного основания для возникновения права на необходимую оборону - отсутствие у лица, подвергшегося нападению, возможности спастись бегством, обратиться за помощью к гражданам, представителям власти или избрать какие-либо способы, не носящие характера активного противодействия посягавшему -
^ было вначале отвергнуто Пленумом Верховного Суда СССР в ^ ^ • -_—-—-—˜?—_-^____^-•'-—-˜—-..--
' постановлении от 16 августа 19j4^ года, а затем позиция Пленума была закреплена в ч. 2 ст. 37 УК: «право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно
опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».
Уясняя для себя понятие «общественно опасного деяния», необходимо обратиться к определению Пленума ВС СССР, который в своем постановлении от 16.08.1984 г. разъяснил, что «под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах..., следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено лицо, его совершившее к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям».
В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ объектом общественно опасного посягательства являются личность и права обороняющегося и других лиц, а также охраняемые законом интересы общества или государства. Важным отличительным признаком рассматриваемого объекта является охраняемость законом всех перечисленных интересов. Именно попытка причинить вред таким интересам и рассматривается как общественно опасное посягательство. И наоборот, если имело место посягательство на неохраняемые законом интересы и права, то оно не является общественно опасным, что свидетельствует об отсутствии правового основания необходимой обороны.
Ко всему обозначенному следует добавить, что с объективной стороны общественно^опасное посягательство может выражаться не только в нападении, но и в иных действиях, не носящих характера нападения (например, покушение на кражу ^ нарушение общественного порядка, не связанное с посягательством на человека и т.п.).
Общественно опасное действие всегда совершается в определенном месте и в течение какого-то промежутка времени. Так вот, до тех пор, пока попытка причинить вред определенным правоохраняемым интересам осуществляется, существует и правовое основание необходимой обороны. Если же эта попытка прекращена , добровольно оставлена посягающим, либо он ее успешно завершил, причинив вред объекту посягательства, то очевидно, что это посягательство завершено и, стало быть, отпало правовое основание необходимой обороны.
Интересен также и вопрос о начальном моменте возникновения права на необходимую оборону. Одни лишь мысли и настроения субъекта совершить посягательство, его высказывания (пусть и агрессивные), и даже угрозы, не подкрепленные определенными конкретными действиями, еще не свидетельствуют о начале осуществления общественно опасного посягательства. Оборона поэтому и признается необходимой, что допускается лишь в течение существования общественно опасного посягательства.
Рассмотренные признаки позволяют заключить, что правовым основанием необходимой обороны является общественно^опасное действие, направленное на причинение вреда правоохраняемым интересам личности или правам обороняющегося либо другого лица, общественным интересам, либо интересам государства.
Фактическое основание необходимой обороны - это вызванная сложившейся обстановкой защиты необходимость в немедленном причинении вреда с целью предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства, т.е. необходимость немедленного причинения посягающему вреда, которая имеет место там и тогда, где и когда непринятие немедленных мер по предотвращению или пресечению посягательства грозит причинением явного и невосполнимого вреда
правоохраняемым интересам.
Субъектом необходимой обороны может быть лишь частное лицо, для которого такая оборона есть не что иное, как осуществление своего субъективного права. Субъектами необходимой обороны могут выступать как сами потерпевшие, подвергшиеся посягательству, так и любые другие лица (родственники, знакомые , даже посторонние), ставшие очевидцами
Гкаченко В.И. «Необходимая оборона-законность». Москва, 1997 г. № 3.
посягательства. Защиту от опасного посягательства может осуществлять как один, так и несколько субъектов. Нельзя исключать, что в обороне правоохраняемы^ интересов могут принять участие не только частные, но и специально уполномоченные лица. В этих случаях действие частных лиц , должны оцениваться по правилам необходимой обороны, а действия специальных субъектов - в соответствии с требованиями по исполнению служебного долга,
В соответствии с Постановлением Пленума ВС СССР от 16.08..1964г., Положения закона о необходимой обороне в равной степени распространяется на работников милиции, как и на всех граждан, и никаких повышенных требований к необходимой обороне работника милиции от нападения на него не устанавливают . Очевидно, что такое положение возможно распространить и на действия военнослужащих ВС, ВВ и других служб, входящих в структуру МВД РФ. По моему мнению, в данном случае необходимо разграничить две возможные ситуации. Первая, когда, действуя по правилам необходимой обороны, т.н. «специальный» субъект осуществляет защиту своей жизни и здоровья, своих близких .интересы окружающих... от преступного посягательства реализуя свое право на защиту. В этом случае, его действия как бы «отягощаются» его специфическими знаниями, умениями и навыками по предотвращению таких посягательств. И, вот именно здесь, в полной мере, действует правило, закрепленное в Постановлении Пленума ВС СССР. Но нельзя не рассматривать и другую ситуацию, в которой действия , специально уполномоченного на защиту перечисленных в ст. 37 интересов / регламентируются жесткими рамками должностных и специальных обязанностей. Это и правило применения оружия, специальных средств, основания и порядок задержания посягателей... Кроме того, всевозможные ', нарушения, злоупотребления и превышения должностных полномочий квалифицируются по специальным статьям УК (136-145, 149, 152, 156, 159, 160, 169, 170, 188, 256, 258, 260, 282, 294, 299-305, 315...). Некоторые их этих поло^жений, по всей видимости, возможно применить и к
условиям необходимой обороны. В случае нарушения именно этих, специальных норм и правил, и необходимо оценивать действия таких субъектов в соответствии с требованиями по исполнению служебного долга
Наконец, на признание лица субъектом необходимой обороны не влияет его социальная или нравственная характеристика. Это могут быть и ранее судимые, и особо опасные рецидивисты, и другие граждане.
Объект необходимой обороны - это благо, которому субъект причиняет вред в целях предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства. Такое посягательство, как отмечалось ранее, -есть результат действий одного или нескольких лиц - посягателей. Поэтому посягающий, его личные блага, интересы и права выступают объектом действий субъекта при необходимой обороне.
Посягающий, как и всякий человек, обладает такими благами, как жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, личная свобода, честь и достоинство, а также соответствующими правами и интересами, в том числе правом собственности на определенное имущество. Очевидно, что предотвращая или пресекая общественное посягательство, субъект необходимой обороны может причинить вред любому их этих благ, естественно в рамках, определенных ч. 3 ст. 37 УК РФ.
С объективной стороны необходимая оборона характеризуется: 1. Совершением действия, подпадающего под признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом;
2. причинение посягающему вреда в определенных пределах
3. причинной связью между действием и причиненным вредом. Анализируя эти элементы объективной стороны, следует указать, что по одному из уголовных дел Пленум ВС СССР отметил: «Необходимая оборона по смыслу закона предполагает активное противодействие нападению средствами, соразмерными интенсивности
последнего, и не может быть сведена к простому отражению угрозы, в частности к отталкиванию нападающего»".
Необходимая оборона как определенный поступок человека представляет собой единство объективной стороны и субъективного контроля. Для наличия такого контроля, необходимо, чтобы субъект необходимой обороны во-первых, сознавал, что те или иные интересы подверглись общественно опасному посягательству; во-вторых, в сознании гражданина, решившего стать на защиту правоохраняемых интересов, должна найти отражение та обстановка, в которой он оказался на момент совершения общественно опасного посягательства и которая свидетельствовала о необходимости причинения посягающему вреда для предотвращения или пресечения данного посягательства; и, наконец, в-третьих, сознанием обороняющегося должно охватываться, что он совершает действие по причинению вреда в тот момент, когда посягательство грозит непосредственным причинением вреда правоохраняемым интересам или уже происходит.
Кроме этого, психическое отношение обороняющегося к совершаемому включает в себя предвидение того, что его действиями будет причинен именно посягающему тяжкий вред, соразмерный опасности посягательства и соответствующий той обстановке защиты, в которой он оказался.
И последнее, на чем я считаю необходимым остановиться, характеризуя субъективное отношение субъекта к происходящему, это наличие желания обороняющегося причинить посягающему предвидимый тяжкий или нетяжкий вред, который выступает необходимым средством предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства.
Суммируя изложенное, становится возможным указать основания и признаки необходимой обороны. «Традиционный» анализ:

" Чхиквадзе В.М., Савицкий В.М. «Советское военно-уголовное право». Москва, 1947 г. С,
Условия правомерности необходимой обороны (условия посягательства):
1. Общественная опасность посягательства.
2. Наличность посягательства.
3. Действительность посягательства (реальность).
4. Круг интересов, которые можно защищать.
5. Причинение вреда - непосредственно посягающему.
6. Право на причинение вреда (Н.О.) - независимо от возможности избежать его (посягательство), обратиться за помощью.
7. Защита не должна превышать пределов необходимости.
Признаки необходимой обороны:

1. Граждане (частное лицо);
2. Цель - предотвращение или пресечение общественно опасного посягательства (промежуточная цель) для защиты правоохраняемых интересов личности, общества или государства (конечная цель);
3. Объект - посягающий его права и интересы;
4. Объективная сторона - действия, причинно связанные с нанесением посягающему вреда, соответствующего опасности посягательства и обстановке защиты;
5. Субъективный контроль - осознание субъектом объективных признаков обороны и желание причинить посягающему вред.
Таким образом, необходимая оборона - это защита индивидом правоохраняемых интересов личности, общества или государства от
общественно опасного посягательства, вызванная необходимостью его
-4
предотвращения или пресечения путем немеленного причинения
посягающему вреда, соответствующего опасности посягательства и обстановке защиты.
Известно, что определение понятия превышения пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) и его установление связаны со значительными трудностями. Это обусловлено, прежде всего, тем, что
констатация эксцесса обороны требует оценки всей совокупности обстоятельств по каждому делу. Закон не раскрывает это понятие достаточно конкретно. Формулировка действующего закона считает превышением пределов необходимой обороны явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. В какой-то мере эта формулировка помогла сформировать более или менее единообразный подход к рассматриваемому вопросу. Стремясь устранить имеющиеся здесь недостатки ч.З ст. 37: «Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства», Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что «по смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред... Причинение вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности^. Это определение подтверждает, что эксцесс обороны может иметь место лишь там, где соблюдены все условия необходимой обороны, за исключением одного - соразмерности защиты и посягательства.
Таким образом, превышение пределов необходимой обороны - это / заведомое причинение посягающему тяжкого вреда (смерти или тяжкого телесного повреждения). Явно несоразмерного с опасностью посягательства или явно несоответствующего обстановке защиты.
В обоснование этой защиты считаю важным уточнить еще раз, что говоря о превышении пределов необходимой, обороны следует однозначно иметь в виду, что действующий УК устанавливает ответственность лишь за умышленное убийство и нанесение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны.
'" Чхиквадзе В.М„ Савицкий В.М. «Советское военно-уголовное право». Москва, 1947

Причинение посягающему всякого иного вреда не только ненаказуемо, но более того, является правомерным, лежит, так сказать, в рамках необходимой обороны. Это значит, что, находясь в состоянии необходимой обороны, лицо вправе причинить посягающему по неосторожности любой вред, а умышленно - нанести ему повреждения любой степени тяжести, за исключением тяжких телесных повреждений, и кроме того, нанести удары, побои. Совершить насильственные действия, причиняющие боль (физическую), лишить его свободы, уничтожить или повредить имущество. Таким образом, вопрос о пределах необходимой обороны - это, по существу, вопрос о правомерности лишения жизни посягавшего и нанесении ему тяжких телесных повреждений.
Коротко останавливаясь на ответственности за превышение пределов необходимой обороны, можно отметить, что санкция УК РФ
существенно понижена по сравнению суяй5Й^г^5^»щпреступления]^Т1, не ^^^ ^ ^ связанными^ однако, с превышением пределов необходимой обороны.

Поэтому^^Та^^ преступление^ относят к числу так называемых
привилегированных.
Такую позицию законодателя можно, по всей видимости, объяснить (и поддержать) рядом факторов, влияющих на поведение субъектов этих преступлений. Лицо хотя и превышает пределы необходимой обороны, но делает это в условиях, когда имеет право на причинение посягающему вреда. Другой фактор в защиту «мягкого» отношения - действия обороняющегося направлены на достижение общественно полезной цели -защитить правоохраняемые интересы личности, общества или государства. Такие действия, кроме того, часто совершаются в состоянии волнения, испуга, страха, вызванными внезапностью посягательства, неподготовленностью к защите и т.п., и, наконец, просто-напросто инстинктом к самосохранению. И последнее, личность превысившего пределы необходимой обороны характеризуется активной жизненной позицией, нетерпимостью к антиобщественным проявлениям, что дает еще
одно основание снисходительнее относиться к оценке совершенного им преступления. На практике широко применяются условное осуждение, отсрочка
х
исполнения приговора и условное осуждение к лишению_свободы с обязательным привлечением осужденного к труду в отношении лиц, превысивших пределы необходимой обороны. УК РФ позволяет ^ расширить круг этих санкций с учетом обстоятельств совершенного и характеристикой личности виновного.
Кроме того, при назначении реального наказания таким лицам суды в каждом случае должны обсуждать вопрос о возможности назначения наказания, не связанного с лишением свободы. Назначение наказания в виде лишения свободы суд обязан мотивировать в приговоре.
Таким образом^ законное и справедливое решение по таким делам, которые, как правило, вызывают большой резонанс, свободно существенным образом сказаться на инициативе и активности граждан в борьбе с преступностью и другими антиобщественными проявлениями.
Глава 3. Исполнение приказа или распоряжения. В уголовно-правовой науке уже давно дискутировался вопрос о необходимости выделения в качестве самостоятельного и законодательного закрепления как обстоятельства исключающего преступность деяния - исполнение приказа или распоряжения. И только в Уголовном кодексе появилась новая для российского уголовного права норма, устраняющая преступность при этих обстоятельствах.
По своей конструкции статья 42 описывает, по сути, два различных правомерных поступка, совершение которых не является преступлением и два различных деяния (без определения санкций) за совершение которых конкретное то или иное лицо привлекается к уголовной ответственности.
Часть 1 ст. 42 УК РФ определяет, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом. Действующим во исполнение обязательных для него приказа или
распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.
Рассматривая далее это положение ст. 42 УК РФ, необходимо подчеркнуть то особое значение, которое приобретает эта норма применительно к правоохранительным органам. Здесь имеет место принцип единоначалия через право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться и
совершенно не случайно, что именно неисполнение приказа есть одно из опасных посягательств на установленный в ВС РФ порядок подчиненности (ст. 332 УК РФ),
Вот именно такая безусловность беспрекословного повиновения,обязательность исполнения приказа и определяет правовое (юридическое) основание для освобождения от уголовной ответственности.
Рассматривая фактическое основание исполнения приказа (распоряжения) как обстоятельству исключающе^преступность деяния,
следует отметить, что лицо, действующее во исполнение обязательных для него приказа (распоряжения) причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Более того, причинение такого вреда является результатом именно действий исполнителя приказа (распоряжения). Причем такой вред может быть как результат, на достижение которого командир (начальник) отдавали приказ (распоряжение^, так и вред - как побочный результат основного действия- исполнения приказа (распоряжения). В втором случае, для оценки всех обстоятельств^ необходимо четкое уяснение необходимости и неизбежности причинения «попутно» вреда охраняемым интересам, оценка всей совокупности фактов, характеризующих обстановку происшедшего.
Субъектом исполнения приказа (распоряжения) является любое лицо, в обязанности которого входит беспрекословное исполнение приказа (распоряжения). Для определения полного круга субъектов следует выделить группу лиц, проходящих службу в различных
министерствах , ведомствах и организациях, в соответствии с законами «Об обороне» и «О милиции». В группу этих субъектов входят:
• военнослужащие Вооруженных Сил;
• военнослужащие Пограничной Службы;
• военнослужащие Железнодорожных войск;
• военнослужащие войск Гражданской обороны;
• военнослужащие войск ФАПСИ^.

Кроме того к ним относятся: - органы внешней разведки;
- органы ФСБ;
- Главное Управление охраны РФ;
- подразделения МВД РФ;
- военизированные учебные заведения. Обязательный порядок исполнения приказа (распоряжения) предусмотрен для граждан, пребывающих в запасе и призванных на военные сборы, для военных стратегий военно-строительных отрядов. Расширяя сферу действия статьи 42 УК РФ по субъектному составу, к субъектам исполнения приказа (распоряжения) следует отнести, по всей видимости, лиц, находящихся на службе, которая предусматривает иерархическое построение административной вертикали с обязательным подчинением нижестоящих звеньев распоряжениям вышестоящих. Важным характерным признаком такого подчинения и обязательности исполнения решений является ответственность субъекта за неисполнение приказа (распоряжения).
Объектом исполнения приказа (распоряжения) служит то благо, которому субъект причиняет вред во исполнение обязательного для него приказа (распоряжения). В этом смысле понятие объекта довольно широко и может охватить всевозможные сферы общественных отношений. В УК РФ под этими благами подразумеваются охраняемые уголовным законом интересы. То есть определен четкий критерий - охраняемость законом и не
'У^каченко В.И. «Необходимая оборона-законность». Москва, 1997 г. № 3.
определены конкретные составляющие этих интересов. По всей видимости, весь спектр общественных отношений, на изменение которых направлен приказ (распоряжение) или в результате исполнения^ происходит это изменение, но оно является вторичным, производным по ' сравнению с главной целью приказа, и составляет весь спектр объектов исполнения приказа (распоряжения). Применительно к пониманию «охраняемых уголовным законом», то это такие интересы, посягательство на которые составляет содержание глав Особенной части уголовного закона.
Характеризуя исполнение приказа (распоряжения) с объективной стороны, необходимо остановиться на нескольких существенных
моментах. Во-первых, исполняя приказ (распоряжение) ^субъект должен
" ^
совершать действе, подпадающее под признаки одного из деянии,
предусмотренных Особенной частью УК. Во-вторых, для определения исполнения приказа как обстоятельства, исключающего преступ^к^п^ необходимо наличие причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам. И, в-третьих, важнейшее значение приобретает наличие причинной связи между исполнением приказа (распоряжения) и фактом причинения вреда. Это значение обусловлено тем, что взаимосвязь действия и вреда предусмотрена непосредственно в формулировке части 1 ст. 42 УК РФ: ...причинение вреда... лицом, действующим во исполнение ... приказа...».
Для полного осмысления понятия «исполнения приказа (распоряжения)», следует рассмотреть субъективную сторону этого действия. И первоначальным моментом в понимании субъектом происходящего, является четкое осознание обязательности исполнения распоряжения (приказа) начальника (командира). Такое осознание не зависит от желания и воли субъекта, и определяется его статусом подчиненного.
Следующим спорным моментом в характеристике субъективной стороны является разрешение вопроса о юридическом статусе приказа.
По мнению профессора А.А. Наумова, изложенному в комментарии к ст. 42 УК РФ, обязательным условием применения этой нормы является соответствие приказа (распоряжения) закону (т.е. наличия так называемого «законного» приказа). Комментатор определяет два необходимых условия правомерности деяния: 1. Приказ (распоряжение) является для подчиненного обязательным, если он отдан в установленном порядке и с соблюдением надлежащей формы. 2. Приказ (распоряжение) должн быть законным (как по форме, так и по существу). ^-^
Такая постановка вопроса, по моему мнению .является ошибочной, поскольку автор исходит из соображений идеальной ситуации, когда любое должностное лицо соответствующим должным образом исполняет свои обязанности, определяющие порядок принятия решения и формы обличения его в приказ (распоряжение) для последующего исполнения. Естественно полагать, что реальные ситуации далеко не всегда укладываются в установленную схему. Более того, существование всевозможных отклонений (как по форме, так и по существу, целесообразности и способам исполнения) и вызвало необходимость законодательного закрепления правомерности исполнения приказа.
Наиболее показательными, для понимания ошибочности точки зрения А.В.Наумова, являются распространенные случаи исполнения приказа (распоряжения), которые по своей сути не должны и не могут вызывать сомнения у исполнителя по поводу его незаконности. Тем более, что в самой норме предусмотрено и подразумевается такое стечение обстоятельств, когда за исполнение неочевидно незаконного приказа (распоряжения) исполнитель не несет ответственности, а уголовное преследование осуществляется за вредные последствия в отношении лица, отдавшего такой приказ (распоряжение). А часть 2 статьи 42 УК РФ, по всей видимости, раскрывает понятие «очевидности» через понятие «заведомости» незаконного приказа для исполнителя. И, следовательно, будет правильным провести разграничения и рассматривать не условия законности приказа (распоряжения), а условия его незаконности. Причем,
что не менее важно, незаконный приказ (распоряжение) следует рассматривать через призму его заведомой для исполнителя незаконности (часть 2 ст. 42 УК РФ).
В общем, для детального анализа этой и ей подобных проблем можно провести (и в этом есть необходимость) самостоятельное исследование. В рамках настоящей работы считаю достаточным просто обозначить эти вопросы.
Подводя итог изложенному в этой главе, следует остановиться на наиболее важных и характерных особенностях исполнения приказа (распоряжения) как обстоятельства исключающего преступность деяния.
Правовым основанием исполнения приказа (и одновременно объектом, на защиту которого направлено действие этой нормы) является обязательная беспрекословная исполнительность для субъекта приказов (распоряжений) соответствующего начальника.
Причинение вреда вследствие исполнения приказа (распоряжения) исполнителем служит фактическим основанием.
Круг субъектов данного правомерного поступка определяется критерием обязательности исполнения (и наоборот - соответствующей ответственности за неисполнение) приказа (распоряжения).
Предметом исполнения приказа является то благо, которому исполнение причиняет вред. Существенным, в данном случае, является признак охраняемости законом того или иного интереса.
Объективная сторона исполнения приказа характеризуется совершением поступка, подпадающего под признаки той или иной статьи УК (особенной части), причинение вследствие этого вреда, охраняемым законом интересам, и, наконец, наличие непосредственной связи между
исполнением приказа (как действием) и наступившими вредными
^ последствиями,
В заключении считаю необходимым отметить, что в теоретическом плане существует ряд наработок по интересующей меня проблеме, однако
необходимость применения этой нормы на практике вызовет определенные трудности в связи с неочевидностью формулировок, разным пониманием основополагающих понятий и терминов. Вся совокупность будущих практических ошибок, представляется, послужит хорошей базой для анализа и выработки конкретных практических советов при принятии решений работниками военной прокуратуры.
Заключение.
Анализируя все вышеизложенное об обстоятельствах, исключающих преступность деяния вообще, и о необходимой обороне и исполнении приказа или распоряжения в частности, считаю необходимым отметить, что определение в уголовном законе системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, является одним из важнейших тем, расширение круг таких обстоятельств, урегулирование в УК является важным шагом в развитии уголовного законодательства и свидетельствует о сближении и реализации научно-теоретических обоснований с законотворческим процессом, правоприменительном практикой и новыми реалиями современной жизни.
Выделение из всей системы общественных отношений именно этих, как обстоятельства, исключающие преступность деяния, позволяет индивидам более полно реализовывать свои естественные права, гарантированные Конституцией РФ, способствует решительности и активности при выполнении ими своих обязанностей.
Очевидно, что^зпределить полный перечень обстоятельств, которые исключали бы уголовную ответственной, не_представляется возможным. Это связано прежде всего рядом морально-этических, этщю-психологических и нравственных проблем/(21) Однако такой, более широкий подход к нормированию этих обстоятельств, позволяет каждому конкретно человеку, применительно к каждой конкретной ситуации, разрешить эти проблемы, позволит действовать согласно своей жизненной позиции, обезопасив себя от негативного воздействия окружающей среды, на благо развития общества без риска уголовного преследования со стороны государства.

БИБЛИОГРАФИЯ
Нормативные акты.
1. Конституция РФ.
2. Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами. Официальный текст. Ред. В.М.Лебедева. Москва: «Спарк», 1998 г.
3. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева. Издательская группа Норма-Инфра-М. Москва, 1998 г.
4. Положение о службе в органах внутренних дел РФ. Утверждено постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992г.
5. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. Москва: Инфра-М, 1996 г.
6. Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 19Р6г.
7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону и общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14. Москва: «Спарк», 1995 г. - С.246
Использованная литература:
1. Курс советского уголовного права в 5 томах. Часть общая. Т. 1. Ленинград, 1968 г.
2. Баулин Ю.В. «О перспективах уголовно-правового регулирования обстоятельств, исключающих преступность деяния», Минск,

1991г.
3. Баулин Ю.В. «Уголовно-правовые проблемы учения об обстоятельствах, исключающих преступность деяния». Харьков, 1991 г.
4. Загородников Н.И. «Советское уголовное право». Москва, 1975 г.
5. Ребане И.С. «Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния». Советское уголовное право. Общее учение о преступлении. Тарту, 1983 г. 4.3.
6. Ткаченко В.И. «Необходимая оборона-законность». Москва, 1997 г. № 3.
7. Чхиквадзе В.М., Савицкий В.М. «Советское военно-уголовное право». Москва, 1947 г.
8. Михайлов В.И. «Нормативное регулирование исполнения приказа и некоторые вопросы уголовного права». Гос-во и право, 1996 г. Л/ /
9. «Уголовное право России» Уч-к для Вузов в 2-х томах. Том 1. Общая часть. Ред. А.И.Игнатов, Ю.А.Красиков. Изд-я група Норма-Инфра-М. Москва, 1998 г.
10. «Российское уголовное право». Общая часть. Ред.
В.Н.Кудрявцев, А.В.Наумов. Изд-во «Спарк». Москва, 1997 г.
«Социальные функции криминализации»(А.]У^.^ковлев.)
1осква, 19 80 г.



ОГЛАВЛЕНИЕ