ОГЛАВЛЕНИЕ

Уголовное дело 1.

Верховным Судом Республики Татарстан ранее судимый Григорович осужден по п. «и» ст. 102 УК. Он признан виновным в том, что из-за личных неприязненных отношений и ревности умышленно убил Горшунова, нанеся ему два удара ножом в живот.
Как указано в приговоре, 6 октября 1991 г. пьяный Горшунов пришел домой к Сиразетдиновой, вызвал ее во двор, где стал избивать. Та кричала, звала на помощь. На крик из дома вышел Григорович, потребовал прекратить ее избиение. Тогда Горшунов бросился с кулаками и на Григоровича. В ходе возникшей драки оба они упали на землю. При этом у Горшунова из кармана выпал нож, и Григорович, схватив его, нанес Горшунову два удара, причинив одну непроникающую рану передней брюшной стенки и проникающее ранение живота с повреждением печени, печеночной вены и диафрагмы, повлекшие смерть Горшунова.
В кассационной жалобе адвокат осужденного, ссылаясь на то, что, нанося удары ножом, Григорович не хотел лишить жизни потерпевшего, а лишь защищался, просил приговор изменить: переквалифицировать действия виновного с п. «и» ст. 102 на ст. 105 УК.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 февраля 1994 г. приговор изменила, указав следующее.
Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал ошибочную юридическую оценку действиям Григоровича.
Признав доказанным факт нападения Горшунова на Сиразетдинову, а затем на Григоровича, суд необоснованно пришел к выводу, что Григорович, защищая себя и Сиразетдинову, действовал из ревности. В обоснование этого суд не привел никаких доказательств.
В то же время, как видно из показаний Григоровича, разбуженный криками Сиразетдиновой о помощи, он вышел во двор и увидел, что Горшунов избивает ее. Когда он сделал замечание Горшунову, тот бросился с кулаками на него. В ходе возникшей потасовки у Горшунова из кармана выпал нож. Как ему показалось, тот хотел поднять нож, но он опередил его, схватил нож и нанес им один или два удара, так как боялся, что нож применит Горшунов. Сиразетдинова ранее говорила ему, что Горшунов пристает к ней, грозит убить.
Аналогичные показания об обстоятельствах нападения Горшунова сначала на нее, а затем на Григоровича дала свидетель Сиразетдинова. Она пояснила, кроме того, что Горшунов вел себя агрессивно, угрожал убийством, при этом все время держал руку в правом кармане. Она боялась, что там нож.
По словам свидетеля Симоновой, она видела, как Горшунов избивал Сиразетдинову, слышала, что он угрожал ей убийством, а затем Горшунов начал драться с пришедшим на помощь Сиразетдиновой Григоровичем.
По заключению судебно-медицинского эксперта у Сиразетдиновой имелись кровоподтеки на лице.
Таким образом, обстоятельства дела, установленные судом, свидетельствуют о том, что действия Григоровича были обусловлены не чувством ревности, а необходимостью защиты от общественно опасного посягательства Горшунова. Пределы необходимой обороны им были превышены ввиду явной несоразмерности средств защиты и нападения.
Поэтому Судебная коллегия Верховного Суда РФ действия Григоровича переквалифицировала с п. «и» ст. 102 на ст. 105 УК (убийство при превышении пределов необходимой обороны).


Дело № 2.

Верховным Судом Республики Бурятия Чимитов осужден по ст. 105, ч. 3 ст. 224, п. «е» ст. 102 УК.
По данному делу осуждены также Олейников, Вольхин, Курдюков, Буянтуев.
Чимигов признан виновным в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, умышленном убийстве с целью сокрытия другого преступления и незаконном приобретении, изготовлении, хранении, перевозке наркотических средств без цели сбыта.
Чимитов и потерпевшие Сотнич и Цыренжапов до сентября 1991 г. находились в дружеских отношениях. Затем Чимитов стал дружить с другими подростками: Олейниковым, Вольхиным, Курдюковым, Буянтуевым и др. Между этими группами подростков сложились неприязненные отношения.
2 сентября 1992 г. Сотнич и Цыренжапов уговорили Чимитова съездить на поля колхоза за наркотикосодержащей коноплей. Вечером Чимитов на автомобиле «Москвич» вместе с Цыренжа-повым и его знакомым Могильницким выехали за город, где на поле собрали II кг конопли. Утром 3 сентября 1992 г. при возвращении домой Чимитов был задержан работником ОВД, а Цыренжапов и Могильницкий сумели убежать.
После освобождения Чимитова из следственного изолятора МВД Республики Бурятия Сотнич и Цыренжапов стали преследовать его, предполагая, что Чимитов якобы рассказал работникам ОВД об их участии в сборе конопли.
29 сентября 1992 г. Сотнич и Цыренжапов нашли Чимитова у Олейникова и предложили ему подняться на чердак дома. Там Сотнич и Цыренжапов стали обвинять Чимитова в том, что он на следствии «выдал» Цыренжалова и Могильницкого, и предложили ему «в оправдание своих действий» на автомобиле отца еще раз създить за коноплей. Чимитов отказался. Сотнич ушел, а между Чимитовым и Цыренжаповым возникла ссора. Цыренжапов вытащил из кармана складной нож, но Чимитов ногой выбил его. Тогда Цыренжапов схватил палку длиной около 60 см и стал ею бить Чимитова. Когда Чимитов упал, Цыренжапов, подняв нож и положив его к себе в карман, вновь замахнулся на него палкой. Чимитов в это время успел схватить секцию отопительного радиатора и нанес ею встречный удар. При этом Цыренжапов палкой сломал Чимитову палец. А удар Чимитова секцией радиатора пришелся по голове Цыренжапова, отчего последний упал. Когда Цыренжапов стал приподниматься, Чимитов нанес ему второй удар секцией по голове, убив его.
После этого Чимитов спустился в квартиру Олейникова и рассказал о происшедшем. Они вдвоем поднялись на чердак, и Чимитов попытался спрятать труп Цыренжапова. В это время на чердак поднялся Сотнич и между ним и Олейниковым возникла ссора. Чимитов взял ту же секцию отопительного радиатора и нанес Сотничу несколько ударов по голове и убил его.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Чимитова по ст. 105 УК и прекращении дела в этой части производством за отсутствием в его действиях состава преступления и переквалификации действий Чимитова с л. «е» ст. 102 на ст. 103 УК.
Президиум Верховного Суда РФ 1 июня 1994 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.
Как показал Чимитов, он «хотел отбиться» от Цыренжапова, избивавшего его палкой и угрожавшего, поэтому он ударил его по голове секцией от отопительного радиатора, а когда тот, упав, стал приподниматься, ударил второй -раз.
Эти показания Чимитова по делу не опровергнуты и подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой после первого скользящего удара секцией отопительного радиатора, Цыренжапову была причинена рвано-ушибленная рана головы, относящаяся к категории легких телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья; после получения телесных повреждений от первого удара, как это показано при проверке показаний на месте, потерпевший (Цыренжапов) мог передвигаться, совершать активные действия.
Как видно из протокола показаний Чимитова на месте совершения преступления, Цыренжапов, найдя нож и положив его в карман, на расстоянии вытянутой руки от Чимитова занес над ним палку для удара, а тот схватил секцию радиатора для его отражения. Удары сошлись: палка Цыренжалова попала под секцию, соскользнула вниз, ударила по пальцу правой руки Чимитова (палец был сломан), а удар Чимитова секцией пришелся Цыренжапову в голову (в лобную часть). От удара Цыренжапов упал, потом стал приподниматься, почти сел на корточки, и Чимитов снова нанес удар по голове Цыренжапову, после чего «он уже не шевелился».
Обосновывая юридическую квалификацию действий Чимитова в части убийства Цыренжапова, суд в приговоре записал: «...учитывая, что Чимитов после отражения нападения Цыренжапова нанес второй удар массивным предметом в голову упавшего потерпевшего, суд считает, что им были превышены пределы необходимой обороны и эти его действия подлежат квалификации по ст. 105 УК».
При этом суд не учел, что после первого удара Цыренжапов начал приподниматься, что могло быть расценено Чимитовым как продолжение нападения, тем более что потерпевший был вооружен ножом. Посягательство Цыренжапова носило опасный для жизни Чимитова характер, оно было реальным и к моменту нанесения второго удара не окончилось. Продолжая защищаться, Чимитов и нанес второй удар. При этом судом не было учтено психологическое состояние Чимитова, который с минуты на минуту ожидал прихода Сотнича, постоянно носившего с собой нож и применявшего его (до происшествия порезал шею Олейникову и плечо Кормильцеву), избивавшего Чимитова и терроризировавшего других ребят. Все эти данные имеются в материалах дела. Суд также не принял во внимание, что первый и второй удары были нанесены Чимитовым практически один за другим, без какого-либо разрыва во времени.
Таким образом, Чимитов находился в состоянии необходимой обороны, и его действия в соответствии с ч. 1 ст. 13 УК не являются преступными. Дело по обвинению Чимитова по ст. 105 УК прекращено за отсутствием в его действиях состава данного преступления.
В связи с этим судебные решения в части осуждения Чимитова по п. «е» ст. 102 УК изменены: его действия, связанные с убийством Сотнича, переквалифицированы с п. «е» ст. 102 на ст. 103 УК.


Стр.3. Новый Уголовный кодекс значительно расширил систему обстоятельств, исключающих преступность деяния и правильнее сформулировал их содержание. Вместо двух обстоятельств по прежнему УК их теперь шесть. Природа данных обстоятельств определена точнее, ибо суть их не в отсутствии каких-то отдельных признаков преступления при их наличии, например, противоправности, или виновности, или даже общественной опасности. Эти обстоятельства исключают все свойства преступления и потому называются соответственно «обстоятельства, исключающие преступность деяния». При этом необходимая оборона от общественно опасных посягательств является общественно полезной, как и причинение вреда при задержании преступника. Остальные обстоятельства правомерны, не преступны.

Стр.4.
Крайняя необходимость - в уголовном праве является одним из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Согласно ч.1 ст.39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии краткой необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц охраняемых законом интересам общества и государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов К.н. Характерной особенностью состояния краткой необходимости является столкновение двух правоохраняемых интересов, при котором сохранение одного из них возможно лишь путем причинения вреда другому: например, кассир отдает вооруженным преступникам выручку; при пожаре разрушают забор, чтобы огонь не перекинулся на соседнее строение; при аварии капитан приказывает сбросить часть груза в воду, чтобы спасти судно.
Состояние К.н. возможно и при столкновении двух обязанностей: врач приглашен одновременно к двум больным, у пожарной команды вызов на два пожара; милицейский патруль должен задержать нескольких правонарушителей, пытающихся скрыться в разных направлениях.
Состояние К.н. возникает при наличии нескольких условий. Необходимо существование реальной опасности правоохраняемым интересам. Источником опасности могут быть общественно опасные действия человека, стихийные силы природы (наводнение, пожар), неисправность механизмов (отказ тормозов у машины), нападение животных, физиологические процессы в организме человека (болезнь, голод). Эта опасность должна быть действительной, а не мнимой.
Опасность должна быть наличной, т.е. существующей в настоящее время, а не возможной в будущем или имевшей место в прошлом.
Правомерность причинения вреда в состояние К.н. имеет место только в том случае, если опасность не могла быть устранена иными средствами, кроме как причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам.
К действиям лица, находящегося в состоянии К.н., предъявляется ряд требований. Эти действия должны быть направлены на устранение вреда охраняемым уголовным законом интересам (личности, обществу, государству). Причинение вреда для устранения опасности правоохраняемым интересам правомерно только в случае своевременности действий лица. Если опасность уже в прошлом, причинение вреда неправомерно. Причинение вреда не должно превышать пределов К.н.
Аналогично применяются правила о К.н. В административном праве. Вредоносные действия, совершенные в состоянии К.н., Не влекут административной ответственности, если опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред (ст.18 коап). В соответствии с ч.4 ст.227 коап в случаях совершения административного правонарушения в состоянии К.н. Производство по делу об этом проступке не может быть не начато, а начатое подлежит прекращению.
Стр.5. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
Стр.6.
Необходимая оборона является правом и для таких категорий граждан как военнослужащие, работники правоохранительных органов. Вместе с тем, защищая личность, права и интересы граждан, интересы общества и государства, эти категории лиц руководствуются соответствующими правовыми актами, регламентирующими их служебные функции и обязанности. Выполнение требований этих правовых актов — их правовая обязанность. Иными словами, неиспользование института необходимой обороны в этих случаях влечет ответственность за бездействие.
Так, часовой охраняющий военный объект, отражает нападение на этот объект, руководствуясь соответствующим воинским уставом, требования которого являются безальтернативными. Вне выполнения своих служебных функций то же лицо может попасть в ситуацию, когда на него нападают преступники (например, при увольнении в городе) и тогда он вправе использовать (или не использовать) для защиты институт необходимой обороны.
Стр.9. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).
Стр.10. Статья 45 Конституции РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина и одновременно предоставляет каждому самому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенные законом. Институт необходимой обороны является наряду с обращением к средствам массовой информации, апелляцией к общественному мнению и другими формами одним из разрешенных законом способов защиты прав и свобод человека, других охраняемых законом интересов общества и государства. Защитные действия обороняющегося могут содержать различные составы административных правонарушений.
Например, хозяин квартиры, в которую назойливо стучится пьяный, производит выстрел из ружья в потолок, т.е. совершает административное правонарушение, предусмотренное ст.159 КоАП - стрельба из огнестрельного оружия в населенном пункте. Поскольку посягательство мелкого хулигана (ст. 158 КоАП) было отражено таким образом, не наступает административная ответственность обороняющегося.
В тех случаях, когда противоправное посягательство при необходимой обороне отражается путем совершения действий, содержащих признаки деяния, наказуемого в уголовном порядке, применяются правила, содержащиеся в ст. 37 УК РФ, поэтому сфера применения института необходимой обороны в производствах по делам об административных правонарушениях весьма ограничена.
Условия правомерности и пределы необходимой обороны в административном праве аналогичны требованиям уголовного законодательства.
В соответствии с п. 4 ст. 227 КоАП при установлении, что лицо, совершившее административный проступок, действовало в состоянии необходимой обороны и не превысило ее пределов, производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению.
Стр.11.Никакой. Неверное суждение.
Ниже список можно расширить: пограничники, таможенники пожарные , охранники ВОХРа и т.д.
Стр.12.
Необходимая оборона - в уголовном праве одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Согласно ч.1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии Н.о., т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом общества или государства от общественного опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов Н.о.
В отечественном уголовном праве выработаны критерии определения правомерности Н.о. Эти критерии называются условиями правомерности Н.о. Посягательство, дающее право на Н.о., должно быть: общественно опасным; действительным (не мнимым); наличным. Общественная опасность посягательства выражается в том, что оно угрожает личности, ее правам и интересам, охраняемым законом интересам общества и государства. Н.о. невозможна от действий, не представляющих в силу малозначительности общественной опасности. Действительность посягательства означает, что оно имеет место в реальности, а не в воображении обороняющегося. Оборона против воображаемого, а не действительного посягательства называется мнимой обороной. Наличность посягательства предполагает, что посягательство уже началось (или должно неминуемо скоро начаться) и еще не закончилось. Условиями правомерности защиты при Н.о. являются следующие. Во-первых, защищать можно только правомерные, правоохраняемые интересы самого обороняющегося, других лиц, общества и государства. Во-вторых, Н.о. связана с причинением вреда посягающему, причинение вреда другим лицам не подпадает под признаки Н.о. В-третьих, защита должна быть своевременной, т.е. совпадать по времени с посягательством. И последнее, правомерная защита не должна превышать пределов Н.о. Требование соразмерности посягательства и защиты не означает равенства по интенсивности, речь идет о явном несоответствии.
Стр.13. Не только.
Ошибочный термин.
Стр.14.
Важным условием правомерности необходимой стороны является недопустимость превышения пределов необходимой обороны.
Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Это может быть явное несоответствие объектов нападения и защиты. Так, если объектом нападения была собственность гражданина, а объектом защиты явилась жизнь нападающего, то можно говорить о явном несоответствии объектов нападения и защиты.
Могут также не соответствовать средства нападения и защиты. При решении этого вопроса недопустим механический подход. Следует учитывать всю совокупность условий места и обстановки нападения и защиты и только тогда можно делать окончательные выводы о превышении пределов необходимой обороны или его отсутствии. Причем в сомнительных случаях предпочтение должно отдаваться обороняющемуся (даже если он и не всегда правильно оценивал ситуацию). Всегда надо учитывать психическое состояние человека, на которого нападают (состояние страха, стресса, растерянности), в котором он не в состоянии всегда принимать правильные решения (см. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 14 1984 года).
Следует отметить, что нападения и защита в принципе никогда не могут абсолютно соответствовать друг другу по правилу один к одному. И речь в законе идет не просто о несоответствии (оно всегда будет) , а о явном несоответствии, то есть очевидном, бесспорном несоответствии, не вызывающем сомнений.
Стр.15.
Необходимая оборона применима только при наличии ряда условий, которые принято называть условиями правомерности необходимой обороны. Прежде всего нападение должно быть общественно опасным, то есть угрожать личности, обществу, государству. Уголовной противоправности (преступности) нападения не требуется. Поэтому правомерна необходимая оборона от посягательств невменяемых лиц и лиц моложе 14и16 лет.
Нападение должно быть действительным, а не мнимым, то есть не плодом воображения обороняющегося, а реально происходящим событием. В противном случае имеет место так называемая мнимая оборона. Ответственность в этом случае наступает тогда, когда обороняющийся сознавал или мог сознавать нереальность нападения. Если же он этого не сознавал и, судя по обстановке, не мог сознавать, то ответственность с лица, находящегося в состоянии мнимой обороны, снимается.
Нападение должно быть наличным, то есть уже начавшимся или, исходя из сложившейся ситуации, оно должно вот-вот начаться. Обороняться можно начинать не только тогда, когда в человека стреляют или наносят удар, но и тогда, когда существует лишь реальная возможность этого. Например, ночью на улице к гражданину подходят двое неизвестных, направляют на него пистолеты и требуют отдать им деньги иначе они будут стрелять. Нападение в данном случае считается наличным и оборона от него правомерна.
Стр.17. Неверное суждение.
Стр.18.
Исполнение приказа или распоряжения - одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Впервые оно включено в УК РФ 1996 г. Согласно ч. 1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Под приказом следует понимать официальное требование лица, облеченного властью, обращенное к его подчиненному и носящее обязательный характер. За вред, причиненный И.п., ответственность несет лицо, отдавшее его. В случае заведомой незаконности приказа или распоряжения лицо, совершившее умышленное преступление для его исполнения, несет уголовную ответственность. Незаконность приказа или распоряжения может выражаться в несоответствии его положений требованиям закона, в не установленной форме приказа, в его издании в нарушение компетенции лица и т.п. Незаконный приказ не должен исполняться. Лицо, осознававшее незаконный характер приказа и исполнившее его, в случае совершения умышленного преступления во исполнение этого приказа подлежит уголовной ответственности наряду с лицом, отдавшим его. Действия (бездействие) лица, не осознававшего незаконности приказа, ответственности не подлежат.
Стр.22.
Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.
Данная норма также впервые введена в уголовный закон, восполнив существенный пробел уголовно-правового регулирования. Речь в статье идет о выполнении обязательного приказа (распоряжения) лицом, подчиненным по службе, и об ответственности за вред) причиненный выполнением такого приказа. Общее положение закона таково, что за вред, причиненный лицом, действующим во исполнение приказа, несет лицо, его отдавшее, а не лицо, выполнившее такой приказ. Исполнение приказа выступает таким образом обстоятельством, исключающим преступность деяния подчиненного, исполнившего приказ.
Однако при этом требуется соблюдение ряда условий правомерности исполнения приказа (распоряжения). Приказ должен быть отдан в установленном уставом, иным правовым актом порядке и форме, а также в пределах компетенции отдающего приказ.
Речь в ст. 42 по сути идет об отношении подчиненного к преступному приказу начальника, иначе говоря о совершении по приказу преступного деяния. И тогда встает вопрос о правомерности действий начальника и подчиненного и их ответственности за отданный преступный приказ и его исполнение.
Если подчиненный заведомо знает о преступности полученного приказа и во исполнение этого приказа совершает умышленное преступление, он несет ответственность за это преступление на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконного, а тем более преступного приказа исключает ответственность подчиненного за такое неисполнение. Это относится и к сферам деятельности, где по общему правилу требуется беспрекословное подчинение приказу.
Стр.23. Неверное суждение. Для гражданских служащих тоже послужит хорошей базой.



ОГЛАВЛЕНИЕ