ОГЛАВЛЕНИЕ

Исследования, полемика, предложения
ОТГРАНИЧЕНИЕ МОШЕННИЧЕСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
В УК РФ 1996 г. предусмотрен ряд составов преступлений, смежных с мошенничеством. В частности, многие составы преступлений) предусмотренные нормами, включенными в главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».
К ним могут быть, на наш взгляд, отнесены следующие: лжепредпринимательство (ст. 173), незаконное получение кредита (ст. 176), незаконное использование товарного знака (ст. 180), нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст.
181), заведомо ложная реклама (ст.
182), злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186), изготовление или сбыт поддельных) кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство (ст. 197) и обман потребителей (ст. 200).
Рассмотрим основные условия разграничения названных преступлений и мошенничества.
Мошенничество, прежде всего, схоже с лжепредпринимательством, определяемым в диспозиции ст. 173 УК как «создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов) извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам) организациям или государству».
В одной из работ по теории уголовного права отмечается: «Лжепредпринимательство и мошенничество самостоятельные преступления, требующие квалификации: первое — по ст. 173 УК, второе — по ст. 159 УК. Создание фиктивной коммер-
ческой организации, когда мошенническое изъятие собственности не причинило крупного ущерба) следует рассматривать как мошенничество по ст.159 УК либо как приготовление к мошенничеству или покушение на него по ст. 30 и 159 УК, если изъятие имущества не закончено. Согласно ч. 2 ст. 30 УК наказуемо приготовление к квалифицированному и особо квалифицированному мошенничеству (предусмотренному ч. 2 и ч. Зет. 159 УК). Лжепредпринимательство, в результате которого еще не причинен крупный ущерб правоохраняемым интересам, представляет собой покушение на состав) предусмотренный ст. 173 УК, и наказывается по ст. 30 и 173 УК»'.
Эта рекомендация в целом может быть использована для разграничения названных составов преступлений. Однако она носит общий характер.
На наш взгляд, отграничение мошенничества от лжепредпринимательства связано главным образом с установлением тех форм лжепредпринимательства, которые тесно соприкасаются с мошенничеством. Эти формы имеют целью) во-первых, получение кредитов, которые всегда представляют собой имущество) и, во-вторых, извлечение иной имущественной выгоды. Причем в обоих случаях для оконченного лжепредпринимательства необходимо наступление последствий в виде причинения крупного ущерба правоохраняемым интересам граждан, организаций, государства.
При отсутствии таких последствий лжепредпринимательство в указанных формах представляет собой, как правильно сказано в цитируемой работе, оконченное мошенниче-
^ Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Автореф. докт. дисс. Саратовская государственная академия права, 1997, с. 39.
39
ство, если виновный завладел чужим имуществом или приобрел право на него, либо приготовление или покушение на это преступление, если виновному не удалось достичь такого результата.
При этом оконченное мошенниче-сво квалифицируется по ст. 159 У К РФ, исключая п. «6» ч. 3; покушение на мошенничество — по ст. 30 и ст. 159 этого УК, исключая п. «6» ч. 3 ст. 159. А приготовление к мошенничеству — по ст. 30 и ст. 159 УК РФ, кроме ч. 1 и п. «6» ч. 3 ст. 159, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 30 приготовление к мошенничеству, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 159, ненаказуемо, ибо такое мошенничество не относится к категории тяжких или особо тяжких преступлений.
Лжепредпринимательство, причинившее крупный ущерб и направленное на хищение чужого имущества, представляет собой оконченное мошенничество, квалифицируемое при отсутствии других квалифицирующих признаков по п. «6» ч. 3 ст. 159 УК РФ, когда виновному удалось завладеть чужим имуществом, либо приготовление к мошенничеству или покушение на него, если не удалось до конца осуществить преступный замысел.
Причинившее крупный ущерб лжепредпринимательство, выразившееся в получении иной имущественной выгоды в виде права на чужое имущество, квалифицируется по п. «6» ч. 3 ст. 159 УК.
Следует напомнить, что крупный ущерб может складываться из положительного ущерба, равного стоимости чужого имущества, и упущенной выгоды. В случаях, когда положительный ущерб меньше крупного размера имущества, которым виновный намеревался завладеть или право на которое приобрести, содеянное не может быть квалифицировано по п. «6» ч. 3 ст. 159. В этих случаях при отсутствии других квалифицирующих признаков ответственность наступает по ч. 1 ст. 159.
В рассмотренных ситуациях лжепредпринимательство — одна из разновидностей мошеннического обмана. Такой смежный с мошенничест-
40
вом состав преступления, как незаконное получение кредита, предусмотрен ст. 176 УК РФ. Часть 1 этой статьи устанавливает ответственность за «получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб», а ее ч.2— за «незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству» .
Как видим, возникает необходимость разграничивать мошенничество и незаконное получение именно кредита, в том числе государственного целевого, причинившее крупный ущерб.
Критериями разграничения этих преступлений являются направленность умысла и время его возникновения. При этом мошенничество налицо тогда, когда при представлении заведомо ложных сведений указанного содержания, т. е. до получения кредита, умысел виновного направлен на хищение имущества, составляющего кредит. Квалификация содеянного аналогична рассмотренной при отграничении мошенничества от лжепредпринимательства. Причем представление заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации есть не что иное, как одна из разновидностей мошеннического обмана.
Незаконное использование товарного знака определено в ч. 1 ст. 180 УК как «незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб», а в ч. 2 этой статьи — как «незаконное использование предупредительной
маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб».
Указанное в этих нормах использование при реализации товаров перечисленных атрибутов, сопряженное с увеличением стоимости товара и завладением разницей между установленной и фактической стоимостью, подпадает одновременно под действие как названной статьи, так и ст. 159 УК. Причем нормы, содержащиеся в ч.ч. 1 и 2 ст. 180, являются специальными по отношению к нормам, установленным в ст. 159.
Согласно правилу квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм применяется специальная норма, т. е. ст. 180 УК.
Заведомо ложная реклама представляет собой «использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), совершенное из корыстной заинтересованности и причинившее значительный ущерб» (ст. 182), а злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) — «внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации, а равно утверждение проспекта эмиссии, содержащего заведомо недостоверную информацию, или утверждение заведомо недостоверных результатов эмиссии, если эти деяния повлекли причинение крупного ущерба» (ст. 185).
В литературе высказано мнение, что «по составам эаведомо ложной рекламы и злоупотреблений при выпуске ценных бумаг (эмиссии) возможна, исходя из смысла статей, идеальная совокупность с мошенничеством. И эаведомо ложная реклама, и внесение заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или в отчет об эмиссии могут служить способом хищения путем мошенничества. В этих случаях необходимо одновременное вменение ст. 159 и 182 или ст. 185 УК РФ»^
^ Л опашенк о Н. А. Указ. работа, с. 40.
Однако не со всем в процитированном суждении можно согласиться. В случаях, когда заведомо ложная реклама или внесение заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или отчет об эмиссии являются способом хищения путем мошенничества, имеет место не идеальная совокупность преступлений, а конкуренция части и целого по объективной стороне^, где частью является способ в виде заведомо ложной рекламы, либо внесения заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или в отчет об эмиссии, а целым — хищение путем мошенничества. Целое — более полная норма, содержащаяся в ст. 159,— полностью охватывает в описанной ситуации часть, содержащуюся в менее полных нормах — ст. 182 и 185 УК. Причем более полная норма строже каждой из менее полных, и применение только ст. 159 УК не нарушает процессуальный порядок расследования, т. е. налицо все условия, необходимые для правовой оценки ситуации по правилу квалификации преступлений при конкуренции части и целого только по одной более полной норме.
Важно отметить, что смежными с мошенничеством являются: заведомо ложная реклама — когда в ней использована информация относительно только товаров или их изготовителей, а злоупотребления при выпуске ценных бумаг — когда они направлены на противоправное безвозмездное обращение в свою пользу или в пользу других лиц именно имущества.
Мошенничество имеет схожие признаки и с составами преступлений, предусмотренными ст. ст. 181, 186 и 187 УК. В них установлены условия ответственности за нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм: изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов.
Отграничение перечисленных преступлений от мошенничества проводится по таким критериям, как пред-
^ См.: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., Юридическая литература, 1972, с. 264.
41
мет преступления и направленность умысла. Содеянное является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. ст. 181, 186 или 187, в случаях, когда, с одной стороны, предмет преступления — пробирное клеймо, поддельный банковский билет Центрального банка РФ, металлическая монета, государственная или другая ценная бумага в валюте РФ, иностранная валюта, ценная бумага в иностранной валюте, кредитная или расчетная карта либо иной платежный документ — обладает высоким качеством изготовления и, с другой, умыслом виновного охватывается высокая степень вероятности нераспознания подделки данного предмета любым получателем. Если же какой-либо из перечисленных предметов обладает невысоким качеством подделки и умысел виновного направлен на разовое его использование в расчете на дефекты зрения получателя или иные особенности ситуации, то состоявшийся обмен такого предмета на имущество представляет собой мошенничество.
Мошеннические действия нередко сочетаются с неправомерными действиями при банкротстве (ст. 195), преднамеренном банкротстве (ст. 196), фиктивном банкротстве (ст. 197 УК).
Как справедливо отмечается в юридической литературе, «в конструкцию составов этих статей (имеются в виду ст. ст. 195—197 УК. — Авт.) законодателем заложены юридические обобщения, позволяющие наказывать за преступления, совершенные в различных сферах, разные по фактическим обстоятельствам, но единые по преступной направленности. Квалификация преступления устанавливается с учетом характера вины. Если вина умышленная, выясняется цель — необходимый элемент умышленного действия и в зависимости от цели определяется квалификация преступления. При этом должно учитываться различие между понятиями — цель преступления и мотив, толкнувший на его совершение»^.
Общими признаками для названных составов преступлений являют-
* Б. Колб. Банкротство и преступление.— Законность, 1996, № 9, с. 20.
42
ся, во-первых, совершение действий, связанных с банкротством, и, во-вторых, специальный субъект — руководитель или собственник коммерческой организации (при неправомерных действиях при банкротстве — должника-организации) либо индивидуальный предприниматель (при неправомерных действиях при банкротстве — еще и кредитор, знающий об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам).
В этой связи вопрос об отграничении мошенничества от указанных преступлений возникает тогда, когда специальный субъект обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество посредством представляющих собой обман действий, описанных в диспозициях ч. ч. 1 и 2 ст. 195, ст. ст. 196 или 197 УК. Такое деяние содержит признаки мошенничества, если чужое имущество обращено в пользу виновного или других лиц и умысел на это возник до совершения обмана, состоящего в неправомерных действиях при банкротстве, преднамеренном или фиктивном банкротстве.
При квалификации деяния в одних случаях применяется правило квалификации преступлений при конкуренции части и целого, а в других — нет. Причем частью является способ, т. е. действия, указанные в диспозициях ч. ч.1 и 2 ст. 195, ст. ст. 196 или 197, а целым — хищение путем мошенничества (ст. 159 УК).
Названное правило применяется в случаях, когда: 1) деяние содержит состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 159 УК, и способом его совершения являются действия, описанные в ч. ч. 1 и 2 ст. 195, ст. ст. 196 и 197 УК (покушение на это деяние и приготовление к его совершению квалифицируются по ст. 30 и ч. Зет. 159); 2) деяние содержит состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 159, и способом его совершения являются действия, указанные в ч. ч.1 или 2 ст. 195 (покушение на это деяние и приготовление к его совершению квалифицируются по ст. 30 и ч. 2 ст. 159); 3) деяние содержит состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 159, и способом
его совершения являются действия, описанные в ч. ч. 1 или 2 ст. 195 (покушение на это деяние квалифицируется по ст. 30 и ч.1 ст. 159 У К).
В других случаях указанное правило квалификации преступлений применено быть не может. Так, поскольку приготовление к мошенничеству, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 159, ненаказуемо, постольку приготовление к со^ деянному, подпадающему под признаки этой нормы) способом совершения которого являются действия, описанные в ч. ч. 1 и 2 ст. 195, ст. ст. 196 или 197, квалифицируется соответственно по ч. ч. 1 или 2 ст. 195, ст. ст. 196 или 197 УК.
Во всех иных случаях, т. е. когда мошенничество содержит состав преступления, предусмотренный ч. ч. 1 или 2 ст. 159 УК, и обман выражается в преднамеренном или фиктивном банкротстве, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: ч. ч. 1 или 2 ст. 159 и ст. ст. 196 или 197 УК. Это обосновывается тем, что составы преступлений преднамеренного или фиктивного банкротства не охватывают состава преступления мошенничества, в том числе предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 159, а квалификация содеянного только по ч. 2 ст. 159 исключается, так как установленное в санкции этой нормы дополнительное наказание в виде штрафа — до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда — является менее строгим, чем соответствующее наказание, предусмотренное в санкциях ст. ст. 196 и 197,— до ста минимальных разме-
ров оплаты труда. Покушение на рассматриваемое деяние также квалифицируется по совокупности преступлений: ст. ст. 196 или 197, ст. 30 и ч. ч. 1 или 2 ст. 159 УК.
Обман потребителей определен в ч. 1 ст. 200 УК как «обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или иной обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги населению, а равно гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг), если эти деяния совершены в значительном размере».
Данный состав преступления имеет сходство с составом мошенничества тогда, когда предметом преступления является товар. В таких ситуациях ст. 200 представляет собой специальную норму, поскольку ею предусмотрены такие специальные признаки состава, как субъект (работник организации, осуществляющей реализацию товаров, или идивидуальный предприниматель) и место совершения преступления (организация, осуществляющая реализацию товаров, либо сфера совершения преступления — торговля). Поэтому согласно правилу квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм обман потребителей квалифицируется только по одной специальной норме, т. е. ст. 200 УК РФ.
В. ЛИМОНОВ, соискатель Академии управления МВД РФ.



ОГЛАВЛЕНИЕ